Мои рассказы про эксгибиционизм

Не только об одном онанизме же читать всю жизнь ;-)

Модератор: 0льгерт Палтус

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка

Сообщение 02 июл 2019 07:08

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка.
Часть 5
.

Чтобы освоиться на новом месте у нас ушло около месяца. На работе тоже присматривались и узнавали все тонкости производства, а в выходной бродили по району и узнавали где какие магазины и где что можно купить подешевле чтобы немного с экономить. Да и в квартире пришлось прислушиваться к соседям и проверять слышимость стен, хотя тут надо отдать должное, слышимость в этих домах была минимальная не то что в общежитии где даже можно разобрать речь кто о чём говорит.
Постепенно освоившись я стал снова навязывать Мишке свой образ существования голышом и часто это проделывал поначалу по ночам, то встав с кровати и топал на кухню голышом, чтобы попить воды или чего-то съесть. Но чаще всего я всегда голым бегал в туалет или выходил голышом из ванны и пока не обсыхал то не одевался. Мишка молчал и не делал мне замечаний по поводу моего внешнего вида, а чуть позже и сам мог запросто выйти после ванны голышом закутавшись в полотенце, и я тогда понял, что он принял мои правила свободного существования на ограниченной территории. Но мне хотелось большего, побегать по коридорам общаги или по этажам. Я прекрасно понимал, что этого здесь не проделать. Узнает хозяйка и нас в два счёта выпрут из этой квартиры и нам придётся неизвестно где ночевать и искать новое жильё. Да и где тут бегать, в подъезде всего три этажа, никакого интереса и я стал думать где бы можно было осуществить своё желание.
Наш завод находился на окраине города недалеко возле железной дороги. Ряд из двух и трёхэтажных домой в каждом по два подъезда стоял вдоль железнодорожного полотна, перейдя которое мы могли видеть болото и заросли камыша, а вдали виднелись дома частного сектора. Одним словом, если пройти вдоль наших домов в начало улицы односторонки, то дальше был пустырь и уходящая вдаль железка. Мы с Мишкой в этом ряду домов жили в шестнадцатом доме. Когда Мишка ходил в магазин я решил проверить что находится за домами близ ЖД и увидел, что в пространстве между домами у кого-то были деревянные сарайки для хранения вещей, а у многих они просто от старости сами разрушились и были не пригодны не для чего.
Пройдя до начала улицы по железнодорожной насыпи, я понял, что, прячась за полуразрушенными сараями, можно вполне незаметно пройти до конца и там спуститься в заросли кустарника и гулять сколько душе угодно и я стал обдумывать план своей первой вылазки в тайне от Мишки и не ошибся он был против этого моего безрассудного поступка.
Была середина недели и середина октября. Погода стояла чудесная и я для себя решил, что в ближайшие выходной совершу пробную вылазку во что бы то ни стало. Мишке об этом рассказал только в пятницу после работы и был прав, он стал меня отговаривать.
— А как ты из квартиры выйдешь, ведь в подъезде тебя могут увидеть или, когда ты из дома выйдешь могут тоже увидеть — говорил он мне.
— А я через окно, оно ведь за дом выходит и на улице меня никто не увидит — ответил я и пошёл в другую комнату чтобы открыть окно и посмотреть, как из него выбираться.
Окно легко открылось, а вот вылезти из него было конечно можно, но вернуться обратно уже было гораздо сложнее. Фундамент был высоким и стоя на земле с трудом можно поднятой вверх рукой достать до оконных рам, и ты мы заметили возле разваленной сарайки ящик.
— А если его подставить — спросил я у Мишки. Он ничего не сказал, но увидев, что я собираюсь на улицу последовал за мной и я понял, что он хочет мне помочь.
Мы взяли ящик и поднесли к окну и поставили рядом с фундаментом. Ящик был большой, и я один вряд бы его поднял. Встав на него, я легко задел окна, а нижняя часть рамы была как раз на уровне груди. Оперевшись о край подоконника я слегка подпрыгнул и уже висел на окне и стоило мне поднять ногу и закинуть её как я стоял уже в оконном проёме и смотрел из комнаты на Мишку.
— Ну давай, залезай — сказал я ему, и Мишка ещё с большей лёгкостью залез в комнату.
— Ну вот и запасной выход есть и вход конечно — с иронией произнёс я.
— Серёга, а может не стоит так рисковать — снова заныл Мишка.
— Я попробую, а там посмотрим — согласился я.
Дождавшись полночи мы оба выглянули в окно. Света уже не было ни в одном окне на нашей стороне, да и в соседнем доме тоже было темно. Я уже стоял голышом с возбуждённым членом и теребил от волнения яйца. Убедившись, что никого нет я вылез из окна и сразу спрятался в тени сараек. Осмотревшись я протиснулся между ними и кустами и выбрался на железнодорожную насыпь. Почти во всех окнах было темно и только в двух или в трёх окнах из всего ряда улицы горел свет. Мишка смотрел в окно в мою сторону. Я помахал ему и пустился на полусогнувшись по откосу насыпи вдоль железной дороги в самое начало улицы где меня ждала полная свобода и никого кругом. К моему удивлению я легко преодолел этот путь в несколько сотен метров и завернув за крайний дом, посмотрел на дорогу в одну и другую сторону и перебежал на противоположную сторону. Там было намного ровнее и идти было гораздо легче. По дороге редко кто когда-то, ездил дальше первого дома, и я оглядываясь вышел на неё и пошёл в ночи дальше и дальше удаляясь от города. Сколько я так прошёл, точно не помню. До меня донёсся гудок приближающегося поезда и я, присев в кустах, стал ждать, когда он пронесётся мимо, а потом мне не хотелось, чтобы машинист увидел меня и сообщил об этом по своей связи. Но к моему счастью свет от локомотива даже близко не осветил дорогу, и я мог спокойно идти и не бояться, что в свете его фар я буду как на ладони. Пройдя ещё несколько сотен метров, я развернулся и пошёл назад. Внутри всё клокотало от возбуждения и того что я почти в городе где живут тысячи людей смог проделать свою первую нудистскую вылазку. Домой я шёл не спеша, а когда подошёл к крайним домам то увидел, что света не было ни в одном окне и я даже не пригибаясь прошёлся по краю железнодорожной насыпи и подошёл к своему дому. Присев я осмотрелся, но не заметив ничего подозрительного, спустился к окну и слегка стукнул в стекло. Тут же загорелся свет, и Мишка открыл окно. Я быстро запрыгнул в комнату и облегчённо вздохнул. Итог моей обнажённой пробежки Мишка увидел сразу и только улыбнулся, и спросил.
— Ну что, никто тебя не увидел?
— А кто увидит то, все давно спят. Только сильно темно, а с фонариком в таком виде не пойдёшь же — ответил я.
Потом мы легли спать, и я подробно рассказал Мишке как я шёл и до какого места добрался и про поезд и то как шёл назад. Мишка внимательно слушал, но я уже привыкший к темноте видел, как его простынь слегка шевелится в области его член и понял, что Мишка тихо онанирует, слушая мой рассказ.
Наступила суббота и я с раннего утра, как мы оба проснулись, стал рассказывать снова о своём приключении и Мишка, спросил меня.
— Что снова собираешься?
— Да, а почему бы и нет — ответил я.
— Смотри чтобы тебя никто не увидел — позаботился он обо мне.
Вечером на небе показался узкий серп луны, но особо он не изменил ничего. Было так же темно и только присмотревшись можно было различить очертания больших предметов и зданий. Я, как и прошлый раз, дождавшись полночи и убедившись, что в нашем доме уже все спят, вылез из окна и исчез в темноте. В этот раз я уже был более смелый и не особо то осматривался по сторонам. Преодолев самый опасный участок пути вдоль домой, я вышел на окраину и побрёл вдоль заводского забора, на котором мы и работали. В этот раз я никуда не спешил и удалялся всё дальше и дальше. Мимо пронеслись один поезд за другим и навстречу в город прошёл пассажирский поезд в вагонах которого горел свет и люди готовились к выходу. Я даже не прятался в кустах так как понимал, что в такой темноте меня увидеть просто невозможно, проносясь мимо на скорости. Я удалялся всё дальше и дальше, пока не упёрся, и чуть не свалился в котлован, из которого брали песок на стройку, но уже несколько лет назад закрыли и туда никто не ездил, а в котлован свозили разный строительный мусор чтобы его заполнить и снова выровнять с поверхностью земли в округе. А пока это котлован заполняла вода, и там летом иногда купались в определённых местах где было безопасно.
Развернувшись обратно я так же не спеша добрался до дома и без проблем влез в окно.
Первое что спросил Мишка, услышав, как я шабаркаюсь и закрываю за собой створку.
— Ты где так долго шатался. Утро уже — сказал он.
Я взглянул на часы и сам удивился. На часах было пять часов и уже тикал шестой.
— Я уже было подумал, что с тобой что-то случилось — сказал Мишка.
— А что тогда искать не пошёл — съязвил я.
— А где я тебя в кромешной темноте то найду. Пошёл бы, но утром если бы ты не вернулся — ответил он.
— Зря ты не пошёл со мной, так здорово и так тихо и тепло на улице — сказал я, но Мишка промолчал и только буркнул.
— Ладно давай спать.
Отдохнув до обеда, мы сходили в магазин за продуктами и приготовились к началу новой рабочей недели которая тянулась на мой взгляд в двое дольше чем все предыдущие. Мне снова хотелось бежать голышом на поиск приключения, и я уже за день до пятницы стал уговаривать Мишку пойти со мной. Мишка сначала категорически оказывался, а когда я перестал его уговаривать сказал.
— Ладно, уговорил, но при условии, что я до конца улицы пойду в одежде — сказал он.
— Как хочешь, мне всё равно. Просто вдвоём веселее — ответил я.
В пятницу ровно в полночь, я голышом, а Мишка в спортивных штанах и рубашке, вылезли в окно и знакомым мне маршрутом отправились подальше от дома где никого не было. Луна уже прилично светила и что под ногами, куда мы ступали ногами, было хорошо видно. Когда мы добрались до крайнего дома и спустились с насыпи Мишка тоже разделся и положил одежду в пакет, и мы пошли дальше. На каждый шум и звук он спрашивал у меня.
— Ты слышал этот стук?
— Ты слышал вроде кто-то идёт?
Я устал его слушать и понимал, что он боится и тут же ответно спросил его.
— Не устал пакет таскать, это он, наверное, посторонние звуки издаёт?
— Хватит ёрничать — огрызнулся Мишка.
Так мы не дошли и до половины пути, чтобы выйти к карьеру, как Мишка стал уговаривать меня идти назад. Я согласился, но сказал, что пойдём, но при условии, что ты пакет оставишь тут. Мишка испугался, но перечить не стал, и мы затолкали пакет под ветки кустарника и прикрыли травой и пошли уже налегке. Шорох от пакета нас больше не преследовал, и Мишка успокоился. Мимо домов, он пробирался полусогнувшись, даже не взирая на то что я шёл по железной дороге в полный рост. Все уже спали и увидеть нас никто не мог даже если бы и хотел.
До дома добрались без особых приключений и Первым в окно залез Мишка. Я стоял на ящике и спросил его.
— Посмотри сколько времени?
— Мишка глянул и сказал.
— Половина третьего.
— Ну тогда я пойду за твоим пакетом сбегаю, то вдруг завтра дождь пойдёт и не дожидаясь ответа быстро растворился в ночи.
Один я добрался до тайника быстро и без особых проблем. Забрав пакет с Мишкиной одёжей, я отправился назад и подойдя к первому дому меня вдруг осенило. Утро ещё все спят, темно. Не пройти ли мне прямо по улице, и я смело шагнул по асфальту оставляя позади себя дом за домом. Вот и наш дом. Я свернул во двор за него и подошёл к окну. Мишка уже ждал меня и принял пакет, а потом помог и мне забраться в квартиру.
Мы увалились спать и только около обеда проснулись и уже не одеваясь до самого вечера ходили по дому голые, готовили обед и ужин и пили чай и между дел смотрели телик. Пришлось и кое-что постирать, и я не упустил возможность поддёрнуть Мишку.
— Если бы ты шёл голышом как я, то и стирать не пришлось бы.
Но мы оба принимали шутки друг друга без обид, и Мишка тут же ответил.
— Ладно, убедил. Если сегодня пойдём гулять, то я, как и ты пойду — сказал он.
Я обрадовался внутри себя, но не подал вида что это моя победа и я заставил Мишку перебороть свои страхи. А вечером, как и перед этим мы оба совершили очередную ночную вылазку голышом и в этот раз дошли до карьера вдвоём и не спеша под утро вернулись обратно. Я был рад что мне теперь не придётся одному совершать такие прогулки и скучать в ночное время неизвестно где в то время как Мишка дома один ждал бы меня и может волновался бы за меня ведь он как никак был моим другом.
На неделе стал пролетать первый снег и тут же таять. Близилась зима, но тёплая осенняя погода не хотела отдавать свою власть стуже и холоду лишь позволяя иногда падать мягкому и пушистому снегу.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка

Сообщение 02 июл 2019 07:08

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка.
Часть 6
.

Первые два дня снег пролетал так чуть-чуть, а ближе к выходному подвалило сантиметров восемь-десять. В пятницу вечером Мишка, заметив, что я собираюсь гулять спросил меня.
— Ты что и зимой голым тоже будешь бегать?
— Ну смотря какая зима будет, конечно буду, — ответил я.
— И что сегодня тоже пойдёшь? — спросил Мишаня.
— На градуснике как на той неделе, плюс четыре, конечно пойду, — ответил я.
— Но ведь снег выпал, — возмущался Мишка.
— Я много раз голым зимой на лыжах катался, а тут такая теплынь стоит, не упущу такой возможности — сказал я и пошёл к окну так как время было уже двенадцать ночи и вовсю шёл первый час.
— Ну и иди, а я не пойду яйца морозить и простывать из-за тебя — сказал он и лёг на диван включив телик и накрылся покрывалом.
Не дожидаясь полуночи, я выглянул в окно. Кое где ещё горел свет, но меня это не остановило. Я вылез на подоконник и сев голой попой на его холодную поверхность спрыгнул на снег. Оглядевшись я быстро скрылся за сараями и перебежав на противоположную сторону железнодорожного полотна, отправился в своё очередное путешествие, но первое, за последние годы в зимнее время по снегу.
Я шёл всё дальше и дальше удаляясь от дома. Вскоре уже не стало видно огней и я снова перелез через железнодорожное полотно и дойдя до угла заводского забора свернул направо. В этот свой первый раз по снегу я не решился так далеко уходить от дома чтобы тело могло привыкнуть пусть даже к плюсовой температуре, но под ногами лежал снег и это меня возбуждало ещё сильнее. Мне не было холодно ни чуть-чуть. Наоборот, иногда мне казалось, что даже жарко. Слева от меня были заросли кустарника с огромными прогалинами пустыря, а справа высокий более двух метров бетонный забор. Я шёл всё дальше и дальше удаляясь от угла и вот забор кончился и повернул направо. Дальше идти было нельзя, так как там был фасад здания заводоуправления, и проходная и стояли на его углах камеры наблюдения. Осмотревшись по сторонам, я сел на проходившие рядом трубы теплотрассы и передохнул. От них исходило тепло и напомнило мне детство, когда я, накатавшись на санях с горки промёрзший приходил домой и залезал на печь греться. Это было так здорово, и я даже на мгновение перенёсся в то время, но снова повалил снег и падающие на плечи и спину снежинки вывели меня из забвения и оторвали от воспоминаний.
Снег повалил с новой силой и с каждым мгновением видимость становилась всё хуже и хуже. Пора было возвращаться домой, и я, слез с теплотрассы и побрёл вдоль забора в сторону железной дороги. Было так тихо и огромные снежинки медленно падали и сразу таяли на руках, груди и спине. Я шёл, оставляя следы на свежем снегу, но их тут же засыпало свежим снегом.
— Вот бы завтра тоже такая погода была — подумал я и выглянув из-за угла забора осмотрелся по сторонам. Кругом не было ни души.
Подниматься на железнодорожную насыпь мне не хотелось, чтобы, укрываясь за ней добраться до своего дома, и я подумал. Все спят, кто меня может увидеть и побрёл по дороге разделяющий ряд домов с правой стороны и, заводской забор с левой стороны. Света в окнах уже не было ни в одном доме, и я без особых проблем добрался до своего и свернув во двор подошёл к окну. Ночник ещё горел значит Мишка не спал. Я толкнул створку и окно открылось. Осторожно забравшись в комнату, весь в снегу и залез в квартиру и разулся, а потом проследовал в ванную чтобы обтереться и с меня не капало на пол. Мишка не спал и обернувшись в мою сторону спросил.
— Ну как, не отморозил ничего?
— Такая погода, тепло и снег. Разве можно что-то отморозить — ответил я.
Мы ещё перекинулись несколькими фразами и легли спать. На другой день мы сходили в магазин и закупились продуктами чтобы на неделе после работы не бегать. Потом приготовили обед и ужин и вышли на улицу помочь т. Наташе, нашей дворничихе, убрать снег. Его навалило столько много что она не успевала, да и в её возрасте. Покидай-ка его столько. За одно и прочистили вокруг дома к сарайкам и к окну чтобы до ящика можно было не по сугробам пробираться.
Вскоре стемнело и мы зашли в квартиру. Разогрели ужин и сели за стол предварительно включив телик. Новая хозяйка нам обещала провести интернет, но пока ничего не было, и мы довольствовались тем что показывали по ящику прыгая с канала на канал. Хорошо, что была тарелка и каналов было больше двухсот. Вскоре мы нашли интересный боевик и удобно расположившись на кровати и в кресле кто где, стали смотреть. Мишка как ни странно был в трусах, замёрз что ли, а я как обычно голышом и рука сама легла на член и яйца и тискала его хотя взгляд сам по себе был прикован к экрану телевизора. Мы так увлеклись просмотром что даже не заметили, как за окном снова повали снег и только когда побежали на экране роли я взглянул в окно. Это было что-то. Снег шёл сплошной стеной что даже ничего не было видно на противоположной стороне дороги.
— Если так дело пойдёт, то к началу декабря нас совсем завалит снегом — сказал я и посмотрел на Мишку.
— Пойдёшь со мной гулять?
— Холодно же — ответил он и немного съёжился.
— Это тебе так кажется, а стоит только попробовать так домой потом не загнать будет — сказал я, но Мишка особого желания не проявил и так вяло ответил. Если только в спортивном костюме, то можно перед сном прогуляться.
— Ну как хочешь, а я пойду так, и я встал с кровати, как и смотрел телик голышом и подошёл к окну. На градуснике было плюс 5, даже с крыши немного капало от того что снег таял, а крыша ещё не остыла и тепло от дома её немного согревало. На часах было всего девять часов вечера. Я взял кроссовки и зашёл в ту комнату чтобы обуться возле окна и не топтать по дому. На голове была уже надета спортивная шапочка.
— Ты что уже пошёл, рано же ещё, смотрел на часы то хоть — сказал возмущённым Мишка.
— Самый раз, снег вон какой, кто увидит то — ответил я и открыл окно.
Выскочив наружу я попросил Мишку прикрыть окно, а сам проваливаясь по снегу сантиметров на 15-20 оглядываясь по сторонам стал подниматься, на железнодорожную насыпь. Дальше я уже шёл, даже не спускаясь с насыпи чтобы меня никто не мог увидеть. Снег закрывал меня, и я с трудом видел в окнах соседних домов свет. Пройдя обычные и уже до каждой ямки и куста знакомые четыреста метров, я вышел на край улицы и спустился на дорогу где уже сто процентов, меня, никто не мог увидеть, и тут услышал слабый голос.
— Серёга, это ты.
— Да — ответил я тихо и понял, что это Мишка.
Я направился в его сторону, и увидел, как он стоит возле угла забора весь в снегу. Он, как и говорил, был в спортивном костюме, но на удивление не ёжился как дома. Возможно пока шёл по дороге зная где я буду и привык уже, да и что было привыкать — тепло и даже верхушки деревьев от ветра не качались. Как говорится стоял полный штиль. А снег всё валил и валил.
— Ну что куда пойдём — вдруг спросил Мишка.
— Мне всё равно, куда покажешь рукой туда и пойдём — ответил я.
— Ну тогда пошли вдоль железки — сказал Миша и мы отправились по заснеженной дороге удаляясь от города всё дальше и дальше с каждым шагом. Я голышом с торчащим членом и болтающимися яйцами, а Мишка в своём спортивном костюме. Дорога была не чищена ещё после первого снегопада так как тут вообще почти никто не ездил с тех пор как песчаный карьер закрыли. Мы прошли минут десять или может двадцать как вдруг Мишка сказал.
— Может домой вернёмся, а то идти убродно а снег всё валит и валит.
— А мне ничего я же на легке иду — с ёрничал я.
Мишка остановился и что-то задумался, а потом вдруг стянул мастерку, а потом штаны и спросил меня,
— А теперь что с ними таскаться что ли?
— Зачем таскаться, вон в кусты выбрось, всё равно никто их тут не найдёт, а потом заберём — предложил я.
Мишка удивился, но сделал так как я предложил. Его член уже торчал посильнее моего от новых ощущений. Он то впервые под снегопад голым попал, а я это делал много раз и до этого и сейчас уже привыкнуть успел. Дальше мы шли оба голышом и через каждые пятнадцать двадцать минут Мишка нудил и звал меня вернуться обратно. Вскоре снег стал затихать и уже сыпал редкими снежинками от чего Мишка вообще перепугался и сказал.
— Теперь нас видно будет издалека.
— Да кому ты нужен то, кто сюда пойдёт на ночь глядя — пытался ему вдолбить я и кое как убедил.
Обратно шли молча так как Мишка боялся каждого шороха, и, если вдруг треснет ветка далеко в кустарнике под тяжестью снега он вообще приседал и оглядывался по сторонам. Мне было смешно над ним, но я не хотел его обидеть и всегда терпеливо объяснял ему эти звуки, и он успокаивался.
Так со страхами и приседаниями мы прошли мимо и забыли про его костюм и только вспомнили, когда подошли к забору завода.
— А костюм как — спросил Мишка.
— Ладно я потом за ним схожу — сказал я чтобы не пугать Мишку и не идти с ним назад. Для него на первый раз даже больше чем предостаточно хватило впечатлений.
До нашего дома пришлось идти по насыпи так как время видно было ещё мало и во многих домах горел свет. Добравшись до дома, мы забрались внутрь через окно и сразу поставили чайник. Отдохнув и согревшись, я снова стал собираться на прогулку, а вернее за костюмом Мишки Он стал отговаривать меня так как шёл уже первый час и снова повалил снег. Но остановить меня было невозможно, я просто не мог насладиться этими ощущениями ведь я всегда любил ещё с детства бегать голышом под тихим и спокойным снегопадом и когда на градуснике или ноль, или небольшой плюс. Сейчас как раз стояла такая погода, моя самая любимая.
Я подошёл к двери и приоткрыв её выглянул в подъезд. Там было тихо. Мишка подбежал ко мне со спины и ухватив за руку затащил обратно в комнату.
— Ты что, а вдруг кто увидит в глазок или услышит тебя — сказал он.
— Да все уже давно спят, тебя и твои вопли скорее услышат, чем меня — ответил я.
Мишка махнул на меня рукой, видно обиделся и ушёл в комнату. Я приоткрыл дверь и тихо в одних кроссовках и спортивной шапочке вышел в подъезд и быстро и бесшумно спустился в низ к входной двери. Приоткрыв подъезд, я выглянул на улицу. Слева и справа никого и только шёл снег крупными хлопьями. Даже противоположная сторона дороги просматривалась словно в тумане, еле-еле. Выбежав на улицу и прикрыв за собой дверь, чтобы она не скрипнула и не стукнула, я оказался на улице возле дома. Осмотревшись я осторожно посмотрел на окна дома. В них было темно и все жильцы уже спали и тогда я уже более решительно вышел на дорогу и только кинул взгляд на наше окно где увидел лицо Мишки и помахав ему рукой скрылся в снегопаде.
Я не боялся так как в таком снегопаде меня было трудно разглядеть и узнать и перебежав на противоположную сторону дорогу смело пошёл по улице вдоль домой поглядывая на потухшие окна и только в двух горел свет. Видно кроме нас ещё кому-то не спалось. Уже через полчаса я снова был за пределами улицы и уже безбоязненно и спокойно шёл всё дальше и дальше удаляясь от дома где остался ждать меня Мишка.
Сколько я так шёл точно не помню, но я не спешил, а просто наслаждался тем что был свободен от всего и только природа была моим спутником в этой ночной прогулке и только она знала и понимала, как мне было хорошо. Я совсем забыл про Мишкин костюм, который уже занесло снегом и вспомнил про него, когда мои ноги чуть не ступили в пропасть на краю обрыва песчаного карьера.

— Ещё бы шаг и я полетел бы вниз, и никто не знает, что бы со мной стало — испуганно подумал я и отпрянул назад.
Снег продолжал по-прежнему идти, и я поднялся на насыпь и дальше пошёл по шпалам. Это была самая безопасная дорога, но в тоже время и самая неудобная. Шаги были небольшими и мне приходилось просто семенить чтобы не оступиться и не промахнуться ногой наступая на следующую шпалу. Так я шёл, удаляясь от города минут сорок пока не услышал звук приближающегося поезда и быстро сошёл в сторону. Вскоре показались фонари приближающегося локомотива и минуты через две, мимо меня пронёсся товарный поезд отстукивая своими колёсами привычную азбуку морозе. Когда поезд скрылся из вида, я вышел из укрытия и повернул в обратную сторону, но не прошло и десяти минут как на путях снова послышался знакомый звук. Ранняя утренняя электричка шла в сторону города. Я снова переждал её и понял, что уже близилось утро и мне нужно было поспешать. Эта электричка прибывала на вокзал в половине шестого, значит было что-то около пяти утра.

Миновав карьер по железнодорожной насыпи, я спустился на дорогу и дойдя до кустарника проваливаясь в снегу по колено с трудом отыскал Мишкин костюм и отряхнувшись ускорился и побежал в сторону дома. Время было уже прилично так как в первых домах в окнах уже горел свет, да и в следующих тоже то там то там зажигали свет. Снег уже стал стихать и я, обходя дома стороной беспрепятственно добрался до своего дома и встав на ящик под окном, толкнул створку. Она легко открылось, и я влез в комнату. Я был дома и выдохнув сел в кресло положив пакет с Мишкиным костюмом на стул. Мишка спал и даже не слышал, как я пришёл, а мне не хотелось вставать и я, сжавшись так и задремал в кресле, накрывшись обычной накидкой. В таком виде меня и застал Мишка, когда проснулся. А мне снились удивительные сны и мои похождения под снегопадом, а впереди было ещё множество приключений.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка

Сообщение 02 июл 2019 07:09

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка.
Часть 7
.

В следующие две недели погода ухудшилась и особо ничего чтобы можно было бы рассказать о наших с Мишкой приключениях не происходило. Потом ударили сильные морозы, и зима вступила в свои полные права. Нам ничего не оставалось как ждать тепла, и я как-то вечером, рассматривая свои немного потрёпанные штаны и образовавшейся дырой по шву ниже ширинки вдруг вскрикнул.
— У меня есть идея. — крикнул я радостным голосом.
— Ты чего орёшь, — одёрнул меня Мишка.
Я решил ему ничего не говорить, пока не сделаю и сам не убедюсь что идея не пустые слова и у меня всё получится и ответил.
— Сейчас сам увидишь.
Я зашёл во вторую комнату где было окно, через которое мы всегда вылезали на улицу, но жить в той комнате мы не жили. Нам хватало одной. Сев в кресло, я нашёл ножнички и стал колдовать над своими старыми брюками. Вырезав огромную дыру вместе с ширинкой на брюках спереди, а перешёл на заднюю часть и вырезал всю часть брюк, прикрывающую ягодицы, оставив только полоски сантиметров по пять по бокам словно лампасы у генеральских брюк. Так же оставив опушку чтобы брюки или то что от них осталось можно было держать с помощью ремня. Надев это странное сооружение из старых брюк на себя, я отметил что штанины довольно свободно болтаются вокруг бёдер и я, заметив на сколько сантиметров нужно ушить штанины, снял их и приступил к ушиванию. Потратив на всё это больше часа, я вскоре примерил свою новую одежду и вышел в комнату где на кровати сидел и смотрел телик Мишка.
— Ну как тебе? — спросил я его.
— Это что за хлам ты на себя напялил? — ответил он.
— Как ты думаешь, если я в них в магазин пойду, это заметят прохожие — спросил я так многозначительно у друга.
— Если ты их наденешь, то я с тобой точно никуда не пойду, — ответил Мишка.
— Я тогда один схожу. Что там нам нужно купить в магазине — спросил я у Мишки.
Обсудив покупки я поверх на футболку надел курточку, длинна который была чуть выше колен сантиметров на 10-15 и встав прямо спросил у Мишки.
— Ну как, ничего не видно?
— Повернись, — скомандовал он.
Я повернулся в одну сторону, потом в другую и снова встал перед ним.
— Да вроде ничего не видно — ответил он.
— Ну вот, а ты думал я голым пойду — усмехнулся я.
— Ну ведь на улице мороз, минус 18 на градуснике — пояснил Мишка.
— Ну и что, до магазина всего то одна остановка, так что не успею даже холод почувствовать — ответил я.
— Ну-ну, давай топай — съехидничал Мишка и снова уставился в телик.
Я взял сетку и вышел в подъезд. Открыв входную дверь, я сразу почувствовал на себе прохладный ветерок, который задувал под полы куртки и пробегал по всем оголённым частям тела. Я шагнул вперёд и потопал по тротуару в сторону супермаркета. Дорога шла по одной стороне и переходить улицу было не нужно. Навстречу дул небольшой морозный ветерок, он всегда усиливался, проносясь между высокими домами словно попадая в трубу и это в городе всегда сильно ощущалось. Я даже стал замечать, как мои ягодицы немного похолодели, но вскоре я уже был возле магазина и вошёл в него и стал бродить по рядам складывая в корзинку всё то что нужно было купить. Отогревшись и от присутствия рядом множества людей, которые даже не догадывались во что я одет, мой член свободно болтающийся под курточкой между ног, стал возбуждаться. Я не хотел, чтобы он вот так стал колом и упёрся в полу курточки и оттопырил её чтобы охрана могла подумать, что я что-то украл и я поспешил на кассу. Рассчитавшись я благополучно вышел из магазина и потопал не спеша домой.
До дома я шёл дольше обычного и так как в руках было два пакета с едой то я не держал руки в кармане и мой член и яйца свободно болтались всю дорогу под полами курточки на морозе. Это было так здорово что я сам себя поблагодарил за смекалку и теперь мог развлекаться не только когда тепло и на градуснике ноль, но и тогда, когда мороз за минус двадцать. Я шёл домой в отличном настроении что мне это удалось, но не знал какой сюрприз меня ждал и ничего не подозревая вошёл в квартиру и сразу с порога Мишке сказал
— Я чуть яйца не отморозил, такой ветер ледяной — и расстегнув курточку на ходу и входя в комнату, так и замер от шока.
В комнате где был Мишка на диване, на котором я спал, и он был хоть и заправлен, но не собран, сидела наша хозяйка, у которой мы снимали эту квартиру. Она, открыв рот и округлив глаза смотрела на меня, а вернее на то что было видно в огромные дыры моих брюк. Я тоже был в ступоре и не мог ничего сделать словно меня заколдовали и всё же собравшись я запахнул полы своей курточки, и пересохшим от волнения голосом прохрипел.
— Здравствуйте Маргарита Ивановна.
— Здравствуй Сергей — немного отойдя от шока произнесла Марина Ивановна.
Мишка смотрел на меня, а я на него и не знали, что делать. Останься мы на едине мы бы придумали что сказать и как объяснить данную ситуацию, а тут мы просто вляпались по полной. Ситуацию взяла в свои руки хозяйка и сказала нам более жёстко и прямолинейно.
— В общем так мои дорогие квартиранты, хоть и претензий у меня к вам нет, но не хочу, чтобы о ваших шашнях говорили и меня в это впутали. Так что до конца месяца прошу освободить квартиру.
Я понимал, что во всём этом вина полностью моя и тайком показав кулак Мишке обратился к Маргарите Ивановне.
— Маргарита Ивановна. Я согласен что во всём моя вина ну а Мишка то почему должен страдать из-за меня. Меня и выгоняйте тогда.
Маргарита Ивановна, услышав такие мои слова оказалась в замешательстве и не знала, что ответить нам. Она с минуту сидела и молчала, а потом произнесла своё веское слово.
— Я дам вам испытательный срок и буду приезжать в любое время и проверять вас. Если что снова обнаружу, то вылетите оба. А пока до весны можете пожить — сказала она и встав с дивана, окинула меня взглядом с ног до головы хоть я и был прикрыт и ничего не было видно, добавила.
— Ничего хоть там себе не отморозил? — и схохотнув, вышла из квартиры.
Я облегчённо выдохнул и поставил пакеты на пол. Курточка сама распахнулась, а с головки на пол стали капать белёсые капли спермы. Вся остальная сперма просто размазалась по подкладке моего пуховика.
— Ну ты и дебил — выдал мне Мишка.
— А я откуда знал, что она к нам заявится, мог бы позвонить и предупредить. — ответил я.
— Она за минуту перед тобой зашла, как я мог предупредить — стал оправдываться Мишка.
— Ладно, придумаем что-нибудь до весны то. Разбирай пакеты, а я переоденусь пока. — сказал я и из-за плохого настроения стянул эти штаны и забросил под диван, а на себя надел простое трико, как и у Мишки.
Несколько дней настроение было просто на нуле. Не хотелось даже в квартире ходить голышом хотя мы с Мишкой это делали постоянно. Так прошла неделя и началась вторая как вдруг вечером зазвенел звонок. Мишка был в коридоре и сразу открыл дверь. Вошла хозяйка и пробежавшись взглядом спросила у него.
— А где твой друг то?
Я вышел и поздоровался.
— А я было уж подумала, что ты снова морозишь свою сардельку, — сказала она и рассмеялась.
— Конец квартала и я приехала за квартплатой — сказала она.
— Да мы уже приготовили, и я достал из ящика определённую сумму и подал Маргарите Ивановне.
Приближался Новый год, и мы не хотели завершать с долгами и начинать с ними новый и поэтому немного урезали свои аппетиты на продукты и оплатили всё полностью. Пересчитав деньги, Маргарита Ивановна положила их в сумочку и поздравив нас с наступающим Новым годом снова окинула меня взглядом и сказала
— Смотри не отморозь свою сардельку — и снова рассмеявшись вышла и вскоре загудел мотор, и она уехала.
Мы с Мишкой переглянулись и не могли ничего понять. В этот раз она была в хорошем настроении и снова пошутила в отношении моих гениталий и даже не заикнулась о том, чтобы мы подыскивали себе новое жильё.
Морозы продолжались весь январь, и я с огромной осторожностью сразу поле праздников снова достал из-под дивана те брюки и примерив снова сходил в них в магазин. Мишка снова отказался со мной идти, но сказал, если что-то предупреди. Но всё обошлось, да и я придя домой не стал сразу раздеваться, а прошёл на кухню и поставив пакеты заглянул в комнату и потом только разделся. В это т раз сам Мишка спросил меня.
— Ну что не отморозил свою сардельку? — и мы оба с ним рассмеялись, вспомнив как это произнесла в первый раз наша хозяйка.
Весь январь и февраль и до середины марта особо ничего не происходило. Стояли холода и самое большее что я делал так это ходил с вырезом в штанах в магазин проветривая на морозе свой член и яйца. Мы осторожничали и старались снова не проколоться перед Маргаритой. А однажды в своих обрезанных брюках, я поехал в магазин стройматериалов в город, нужно было что-то по хозяйству и случайно на улице столкнулся с Маргаритой. Она была в хорошем настроении и спросила сама.
— Что ты тут что-то купить хочешь?
— Да, дверь в туалет скрипит и хочу другие шарниры заменить — ответил я.
— А дома как, всё нормально? — спросила Маргарита.
— Да, всё хорошо, ручки на входной двери поменяли и деньги за три месяца уже ждут вас, знал бы что встречу вас то взял бы с собой — ответил я.
— Молодцы, я сама на днях заеду — ответила она и попрощавшись ушла.
Конечно меня это напрягло так как с апреля мы по её угрозам должны были съехать, но она даже не поинтересовалась, и я не знал, чего от неё ждать и вернувшись домой рассказал об этом Мишке. Мы много рассуждали и решили не бежать впереди паровоза, а дождаться приезда Маргариты. Приехала она через неделю. Мы всё рассказали, что и где сделали и отдали ей квартплату за три месяца. Пересчитав она убрала деньги в сумку и сказала.
— В общем так мальчики. Я пока решила вас не выселять, не хочу, чтобы квартира без присмотра оставалась. А поэтому мне нет никакого дела о ваших взаимоотношениях друг с другом. Это ваше дело и меня оно не касается. Но если я услышу хоть одну жалобу от соседей, то вылетите в два счёта — сказала она.
— Спасибо Маргарита Ивановна. Вы нас совсем не так поняли и у нас нет того о чём вы подумали. Это просто был один такой шуточный спор и всё — сказал я.
— Так вот в чём дело, а что вы мне тогда всего этого не рассказали. Я ломаю голову выгонять вас или нет, а вы шутки тут разные экспериментируете. Ну рассказывай в чём был ваш спор или шутка. — спросила она у меня и глянула на Мишку. Я не знал, как это всё объяснить, но выручила находчивость Мишки.
— Мы смотрели кино где мужик голым в магазин пошёл и поспорили. Ну Серёга и сказал, что сможет, но только вот так и сделал себе такие штаны и ушёл. А я потом неделю за него посуду мыл.
— Так теперь не совсем, но понятно немного сказала Маргарита и снова села на диван хотя вроде собиралась уже уходить.
Немного подумав и окинув меня взглядом, а потом переведя взгляд на Мишу она сказала с такой искрой в глазах и загадочной улыбкой что мы думали, что она просто пошутить так решила.
— Если ты сейчас наденешь свои штаны и проводишь меня, то я прощу вам всё и больше не стану вас выселять, но при условии, что жалоб от соседей не будет?
Мы с Мишкой переглянулись, и он предательски мне кивнул что мол давай соглашайся и мне ничего не оставалось как встать и уйти в комнату чтобы переодеться. Как только я переоделся и надев курточку в которой был в прошлый раз я вышел в комнату и сказал, что готов.
— Не обманываешь, а ну подними подол, — сказала Маргарита.
Я покраснел, но делать было нечего, сказал А, то говори и Б, и я поднял куртку, и она увидела, как начинает подниматься висевший до этого член.
— Повернись — скомандовала она и я повернулся.
— Ну всё, пошли — сказала она и мы вышли на улицу.
На градуснике было минус двадцать два. Маргарита села в свою машину и крикнула мне.
— Иди по тротуару, а я поеду рядом.
Она ехала медленно и всё поглядывала в мою сторону, а я, выпустив руки из кармана и надев перчатки шёл по тротуару в том направлении куда ехала она. Так мы прошли и проехали друг напротив друга один, второй и третий квартал и она вернула налево и снова сбавила ход и я, снова перебежав перекрёсток пошёл рядом. Уже вечерело и движение было небольшое и нам никто не мешал. Так мы прошли и проехали ещё два квартала и Маргарита, помахав мне рукой добавила газу и скрылась за поворотом. Я понял, что всё и пошёл обратно домой, затолкав руки в карманы чтобы как-то прижать и согреть уже начинающие замерзать яйца и член…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка

Сообщение 02 июл 2019 07:09

Мои рассказы про эксгибиционизм. Пагубная привычка.
Часть 8
.

Дорога до дома заняла гораздо меньше времени так как я не шёл медленно, а чуть ли не бежал. Мороз немного подмораживал, а руки так и тянулись под курточку чтобы согреть уже изрядно замёрзший член и яйца. Но я боялся, что встречная машина осветит меня фарами и всё увидит. Вскоре я был уже возле подъезда и открыв дверь, просто влетел в него.
— Ты где так долго ходил — спросил волнительным голосом Мишка.
— Маргаритку провожал, она никак не отпускала меня — ответил я.
— Как это? — удивился Мишка.
— На каждом перекрёстке мне показывала, что мол иди дальше, и я шёл — ответил я.
— Но ведь мороз на улице — удивился друг.
— Пришлось назад почти бежать, зато теперь она нас не будет выселять и беспокоить — уже более спокойнее ответил я постепенно согреваясь.
Мишка вскипятил чайник, и я сел отогреваться изнутри. Морозы стояли ещё пару дней, и я после той прогулки не проявлял желания куда-то сходить или сбегать голышом. Единственное что я мог себе позволить, это на пару с Мишкой сходить в магазин за продуктами и надевать на себя верхнюю одежду на голое тело, а на ноги одни брючины. Это мне было не трудно.
Вскоре пошёл снег и потеплело, ночью было не ниже минус пяти, а днём иногда даже таяло и капель с крыш напоминала нам что весна уже на подходе. Я стал звать Мишку прогуляться в выходной, но он после разоблачения нас Маргаритой наотрез отказался, да и мне тоже советовал повременить пока всё не успокоится. Но я не мог пропустить мимо себя такую погоду, и не слушая его в первый же вечер перед выходным выпрыгнул в окно и скрылся за сараюшками и за железнодорожной насыпью. Дальше мой путь пролегал уже по давно знакомому мне маршруту, и я без проблем гулял всю ночь и под утро вернулся домой. Так продолжалось всю весну, пока не высохли все лужи и не стало пригревать солнышко. Это позволило мне и Мишке ходить в одних брюках и футболке и вот как-то мы что-то искали в магазинах и пешком возвращались домой вдоль железнодорожного полотна перескакивая со шпалы на шпалу. Идти было ещё довольно далеко, а по сторонам то там стояли дома, то гаражи, то пустырь с накопившейся после таяния снегов водой небольшие низинки, образовав небольшое болотце. До дома оставалось пару километров, а уже вечерело, и Мишка спросил меня.
— Серёга, а ты отсюда до дома смог бы голым вернуться?
Его вопрос меня удивил, но я не растерялся и поняв, что его мои прогулки снова стали как-то задевать или может даже возбуждать и я ответил.
— Запросто.
— Ну тогда снимай свою одежду и отдавай мне — тут же сказал Мишка.
Я не ожидал что он сразу это будет от меня требовать, но тут же спустившись с насыпи в камыши, снял брюки и футболку и положив в пакет отдал Мишке. Он молча взял пакет и стал удаляться, не сказав мне ни слова. Я осмотрелся по сторонам и найдя более укромное место перебежал туда чтобы пересидеть до темноты. Вскоре мимо прошёл один поезд товарняк, затем ещё и ещё. Потом электричка и пассажирский и снова два товарняка.
— Да если они так часто будут ходить, то мне, не то что до дома добраться будет трудно, но и из укрытия не выбраться — рассуждал я про себя.
Вскоре наступила тишина и только вдали на улицах города были слышны шум машин ночного города. Всё погружалось в ночную тишину, и я вылез из укрытия и поднявшись по откосу на насыпь, огляделся по сторонам. В ту и в другую стороны были видны огни железнодорожных светофоров, а за гаражами окна высоток в которых ещё не легли спать. Наступала тишина и я осторожно, осматриваясь по сторонам и по наитию или по привычке держа свой член и яйца в руках словно пытаясь таким образом скрыть их чтобы никто не увидел, двинулся в сторону дома. Идти было конечно не очень удобно перескакивая со шпалы на шпалу, но вскоре мои ноги привыкли к коротким шагам, и я почти этого не замечал.
Шёл я довольно долго, периодически прячась под откосом или в зарослях ивняка или камыша. Я не знал сколько уже времени, но продолжал свой путь, на который подбил меня Мишка. Меня это тоже завело и мне хотелось доказать ему что и в городе можно прятаться голым и дойти до дома незамеченным. Так сотня метров за сотней я приближался всё ближе и ближе к дому как вдруг впереди заметил фонари, и они так мелькали словно что-то осматривали. Я не знал тогда, что, не успев проверить все железнодорожные пути бригада обходчиков проверяла их и в вечернее время и теперь они возвращались обратно навстречу мне. Я недолго думая сполз по откосу в низ и спрятался в камышах. Сидеть пришлось долго так как они шли и о чём-то болтали словно вышли на прогулку и не спешили никуда.
Пока я их переждал, и они скрылись от меня на безопасное расстояние, снова прошло мимо несколько товарных поездов которые приближаясь к городу, не шли, а ползли самым натуральным образом, не дав мне даже на некоторое время выбраться из укрытия. Так я потерял ещё больше часа, а прошёл не больше половины пути. Впереди меня ждал небольшой микрорайон с гаражами и построенными многоэтажками где было два или три пешеходных перехода через железнодорожные пути, и я знал, что это мне ещё больше может затруднить путь к дому. Так оно и вышло.
Миновав первый переход, я снова спрятался и пережидал с полчаса, когда пройдут два поезда и заблудившиеся в ночном городе собравшиеся на обеих сторонах перехода люди, гуляющие по ночному городу и возвращавшиеся домой под утро.
Второй переход я уже преодолевал, когда забрезжил рассвет. Тут я понял, что могу застрять в зарослях и бурьяне за гаражами на весь день.
— Не идти же в открытую — подумал я и стал пережидать.
До дома оставалось ещё больше полукилометра, а в окнах кое где уже горел свет и те, кто не спал уже вышли на лоджии или балконы покурить. Они все могли прекрасно меня разглядеть так как дома стояли в пятидесяти метрах от железной дороги, да и насыть тут была не большой, всего метра полтора. Я сильно перепугался и стал искать место для укрытия на день. Не хотелось, чтобы меня в таком виде нашли и сдали в полицию.
Забравшись в самую гущу бурьяна, я разрыл ветки и уложил под ноги камыш поровнее чтобы можно было не только сидеть, но и даже прилечь и подремать так как всю ночь не сомкнул глаз. Рассвет приближался стремительно и вскоре за домами показалось восходящее солнце, осветив прилегающую местность и я, приподняв голову в сторону многоэтажек стал приглядываться к ним, рассуждая так.
— Если я смогу что-то разглядеть, то и смогут и меня тоже заметить.
Всё было вроде спокойно, и я убедился, что обустроил себе на день отличное укрытие, можно и было немного подремать так как есть было нечего и воды с собой тоже не было. Во время сна время летит быстро решил я и приготовился спать как вдруг рядом услышал голоса и шаги. Мысли сразу ошарашили меня, и я подумал
— Меня разглядели и вот уже идут за мной.
Но шаги миновали и стали удаляться. Вскоре я услышал мужской и женский голоса, и они, миновав меня тоже прошли мимо, и я только тогда понял. Как я не заметил рядом тропинку, ведущую ко второму пешеходному переходу через железку.
Так я полдня пролежал в страхе даже практически вдыхая и выдыхая через раз, чтобы не издавать лишнего шума и шороха. После обеда движение по тропинке стало реже, и я подумал, что может перебраться куда поудобнее. Но вспомнил про многоэтажки и сник. После пяти часов народ снова стал ходить словно на параде то в одну сторону то в другую. Я понял, что рабочий день закончился, да и по солнышку было видно, что день шёл на убыль.
Дождавшись как начало смеркаться я кое как размял затёкшие ноги и руки и стал ждать момента чтобы выбраться из своего дневного укрытия. Как только в окнах стал загораться свет, я выбрался и прижавшись к кустарнику стал дальше пробираться до дома. Шаг за шагом я прошёл до третьего перехода и там переждав с пол часика проходивший мимо поезд и людей, скопившихся на переходе, уже смелее потопал по шпалам дальше. К полуночи я был уже возле знакомого мне дома и старых полуразрушенных сараев и гаражей.
Постучав в окно, я увидел, как загорел свет и створка открылась. Мишка спросил:
— Кто там?
— Я это, открой — отозвался я из кустов.
Мишка открыл, и я влез в окно. Протопав на кухню, я сметал всё то находил. Жрать и пить хотелось, не описать словами.
Утолив жажду и голод, я присел на диван и рассказал Мишке что со мной было. Он удивился, но и меня шокировал тем что я услышал от него.
Пока меня не было, приходила хозяйка за очередной уплатой за квартиру и увидела на моей кровати вываленную и не прибранную Мишкой мою одежду, брюки, рубашку и трусы.
— А друг твой где — спросила Маргарита.
Мишка не стал врать и выдал всё до мельчайших подробностей. Маргарита покачала головой и сказала.
— Октябрь же и уже холодно. Не понимаю я вас. Что вам в этом нравится только.
Сказав это, она молча взяла деньги и вышла из квартиры, так и не объяснив нам ничего что она хотела этим сказать.
Впереди нас ждала новая зима и мы не знали какая она будет и что принесёт она нам, хорошее или плохое. Но я знал точно, что уже приготовил ушитые брюки с огромным вырезом в области попы и спереди до середины бёдер и ждал с нетерпением, как наступят морозы чтобы испытать их. Мишка же отмалчивался, и я понял его что он больше не будет мне составлять компанию во время прогулок. Но я и не настаивал. Это его выбор, и он был в праве решать сам как ему поступать.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Я его увидела в лесу

Сообщение 03 июл 2019 06:59

Мои рассказы про эксгибиционизм. Я его увидела в лесу.
.

Я была в гостях у сродной сестры в соседней деревне и шла домой по тракту. Ждать вечернего автобуса не хотелось, и я решила прогуляться или поймать попутку. Машины проносились одна за другой, и никто не останавливался. День был тёплый и солнечный. Я шла и о чём-то мечтала, глядя по сторонам и вслед удаляющейся очередной машины. Лёгкий ветерок качал кроны деревьев и раздавался лёгкий шелест листвы.

Вдруг что-то мелькнуло светлое между деревьями. Я стала всматриваться в лесную чащу, но ничего не увидела. До леса было метров сто пятьдесят, и я подумала, что это был солнечный блик. Сделав несколько шагов, я увидела это снова, но продолжая идти, искоса поглядывала в ту сторону. Вскоре я заметила, как от дерева к дереву кто-то перебегает. Я остановилась и стала всматриваться в то место, где последний раз видела непонятное мне явление. Через несколько минут из-за дерева показалась голова, и затем вышел молодой парень, лет тридцати. Он был совершенно голый и не стеснялся этого. Местность была открытая, и на дороге было движение машин, поэтому я испугалась только чуть-чуть. Я сначала подумала, что это какой-то маньяк, но потом, поразмыслив, решила, что маньяк показывать свою наготу открыто не будет. Значит это просто человек, которому нравится ходить в таком виде, голышом. Идти обратно мне не хотелось, а впереди через километр дорога упиралась в лес и сосны подступали почти вплотную. Я остановилась и стала смотреть на него. Он не убегал и не прятался, а постоянно смотрел на меня и лишь иногда оглядывался по сторонам. Наверное, боялся, чтобы никто не подошёл сзади.

Так мы стояли и смотрели друг на друга несколько минут, хоть и было больше сотни метров, я видела висячий вниз его член, довольно внушительных размеров. Я медленно шагала по дороге в сторону своей деревни, а лес всё приближался и приближался. У меня появилось какое-то волнение, но испуга я не чувствовала. Мой незнакомый спутник шёл по опушке параллельно мне и тоже не хотел убегать. Мы шли и переглядывались. Было очень интересно наблюдать, как обнажённый человек гуляет по лесу и ни о чём не беспокоится. Он не прячется от меня и не старается напасть, мы боимся друг друга, а так же не хотим, чтобы кто-то ушёл первым.
Лес стал подступать ближе к дороге, и оставалось меньше пятидесяти метров. Я замедлила ход и всё чаще смотрела на незнакомца. Он шёл по краю леса и при приближении машин прятался за деревьями, а потом снова выходил. Когда расстояние сократилось до двадцати метров, и я могла слышать его, я спросила:
— «Почему ты ходишь по лесу голый?».
Он мне ответил:
— «Нравится гулять по лесу, как первобытный человек и слушать тишину».
Я предложила ему пакет, чтобы он прикрылся, но он отказался и продолжал со мной беседовать на расстоянии.
Я спросила, «Где твоя одежда и куда ты идёшь?»
На что он ответил, что одежда лежит дома и что он может её одеть только ночью, когда пройдёт по улице голый в свой дом. Днём домой он попасть не сможет, а по лесу он собирается дойти до какой-нибудь соседней деревни и потом вернуться назад. После этого он предложил быть его спутницей и предложил проводить меня до моей деревни, но я тогда испугалась идти с незнакомым по лесной дороге, да ещё когда этот незнакомец совершенно голый и лишь на ногах были надеты спортивные кеды.
Я села на обочину дороги и надеялась поймать попутку. Между делом мы разговаривали на расстоянии, и когда он отвечал на мой вопрос, я рассматривала его обнажённое тело и свисающий член. Он был необычный для своего висячего состояния и мне показался очень большим, примерно чуть больше четверти. Я ещё подумала тогда, а что будет, если он у него встанет, но спросить об этом постеснялась. Член продолжал болтаться при перебежках от сосны к сосне, когда мимо проезжали машины и я, кажется, слышала, как он ударяется о бедро, и раздаются шлепки. От этих мыслей даже ударила кровь в голову и у меня покраснели уши. За всё время разговора он не сделал ни одной попытки, чтобы приблизиться ко мне, и я узнала много о его жизни. Он, почти пять лет, занимается прогулкой по лесу голышом, и за это время совершил много разных походов. Самый рискованный был до райцентра, это сорок шесть километров и при всём питался, что найдёт в лесу или на поле растёт. Незнакомец часто любил, чтобы его кто-то видел, как он голый гуляет. Одежду всегда оставлял дома, а уходил и возвращался только ночью. На вопрос, что он делает, когда холодно и наступает зима, незнакомец ответил, что совершает такие же прогулки, но на короткое время — не больше часа. Это очень освежает и взбадривает организм, а так же закаляет. После того, что я узнала о нём, я была готова согласиться на его предложение проводить меня до моей деревни. Я окинула ещё раз его тело пристальным взглядом, чуть чуть задержалась на гениталиях, но член по прежнему был спокоен и по своему велик для такого состояния. Но вдруг незнакомец спрятался за сосной, и около меня остановилась легковая машина. Это мои односельчане, увидев меня, решили подвезти и я сев в машину, уехала, даже не попрощавшись.
Я часто и долго вспоминала этот эпизод из моей жизни, и он не давал мне покоя. В этом незнакомце было что-то такое спокойной и отвлекало меня от сумасшедшего ритма жизни. Мы не знали друг друга и общались, как будто знакомы всю жизнь.
Однажды возвращаясь с речки, где мы купались всегда, на меня нахлынули воспоминания, и было так хорошо и спокойно, что я не выдержала и сняла с себя купальник и шла по лесной дороге в одном халате. Лёгкий ветерок обдувал мои ноги и как бы играя, проникал мне под халат. Своей лёгкостью и нежностью он трепал мои волосики на лобке и гладил бёдра и низ живота. Было так здорово, что я замедлила шаги и еле двигалась, наслаждаясь этим новым мне чувством. Я тогда подумала, что тот незнакомец испытывал то же самое, что и я сейчас. Держа купальник в руке, я расстёгивала на халате одну пуговку за другой и вот уже вся часть ниже пояса при ходьбе оголялась и подвергалась нежному прикосновению ветерка. Кроны деревьев шумели и как бы говорили мне, «Сними всё, сними всё». Когда я расстегнула последнюю пуговицу, полы халата разлетелись по сторонам и свежий лесной ветерок пробежал по всему телу. Он щекотал и ласкал грудь, живот, ноги и проникая между ног касался моих наружных половых органов. Это было очень приятно, и еле двигая ногами, я наслаждалась этим чувством.
Но когда то всё кончается и к моему сожалению лес тоже закончился, а на косогоре была моя деревня и одевшись я пошла домой. Мне хотелось вернуться и пройти ещё раз по лесу обнажённой, но я решила в другой раз. После первого раза я часто уединяясь гуляла в укромных местах по лесу голышом и каждый раз вспоминала того незнакомца. Я постоянно ругала себя за то, что испугалась тогда и не пошла с ним. Я пыталась найти его, когда ездила к сестре в гости, постоянно глядела на лес, где проезжала и готова была выпрыгнуть из автобуса в чистом поле, если бы увидела его. Незнакомец всё не появлялся.
Прошло четыре года. Я снова приехала к сестре в гости. У неё был маленький сынишка, и мы с ним вместе хорошо играли. Приняв приглашение сестры, я осталась на целый месяц. Я часто бродила по деревне, когда племянник спал или находились под присмотром тёти.
В один из пасмурных дней я решила посидеть на обочине дороги, где видела незнакомца. Прошло около трёх часов, как я увидела удаляющуюся фигуру человека, идущего по опушке. Он был совершенно голый и куда-то торопился. Не понимая, что делаю, я встала и пошла за ним по дороге. Мои шаги постепенно переходили в лёгкий бег, но он был далеко и не смотрел в мою сторону. Но вот лес стал прижиматься к дороге, и он стал иногда оборачиваться. Увидев меня, он замедлил шаги. Чтобы не подавать виду, что я догоняла его, я не сбавляла шаги, и вскоре поравнявшись с ним, обогнала его. Теперь я смело шла по дороге, идущей через лес, которую деревья поджимали её с обеих сторон. Я не поворачивала голову в его сторону, но искоса видела, как он перебегает от дерева к дереву. Может он меня не узнал, ведь прошло столько времени, и я очень изменилась. Скоро лес закончился, и дорога вышла на небольшое поле, где рос горох. Я насобирала в кулёк несколько десятков стручков, и постоянно посматривая в его сторону, заметила, что он стоит около сосны и не собирается подойти ко мне. Я незаметно сняла нижнее бельё и положила его в пакет, где лежали стручки гороха, и стала подниматься на дорогу. Склон был крутой и я чуть не упала.
Теперь я шла домой и видела своего незнакомца лицом к лицу. Не подавая виду, я смотрела на него, а он на меня и мы медленно сближались. Когда осталось до него метров двадцать, я замедлила шаги и стала внимательно его разглядывать. Всё было таким же, как и четыре года назад, только член был вроде бы чуть толще. Когда наши взгляды встретились, он узнал меня и очень обрадовался. Он спросил, куда я иду и предложил свою компанию. Я согласилась.
По дороге мы познакомились, и я узнала, что его зовут Сергей. Живёт недалеко от моей сестры на другой стороне улицы и хорошо знает её. Мы шли медленно и болтали. Его член постоянно болтался перед моими глазами, то в одну сторону, то в другую. Он был таким же толстым, и теперь я уже могла точно определить его длину — около двадцати трёх сантиметров. Но меня смущал резкий перепад диаметра у самой мошонки и выбрав удобный момент я спросила его, «Почему у тебя член внизу живота тоньше в диаметре?». Сергей покраснел и всё рассказал. Это было очень интересно и для меня стало неожиданной новостью. Для того чтобы член после возбуждения не терял своей величины, он перетягивал его у самого основания эластичным тонким шпагатом. После чего вены и жилки вздувались, а крайняя плоть немного припухала, и член находился в таком состоянии до тех пор, пока Сергей не убирал шпагат. Я не хотела смущать Сергея и рассматривала член при каждом удобном случае, делая это как бы, не нарочно. Когда Сергей помогал мне перебираться через небольшие ямки или овражки, я нечаянно задевала его член или яйца и чувствовала его твёрдость. Его это смущало, но он не подавал виду. Впереди протекал небольшой ручей, а за ним на косогоре виднелась окраина деревни. Сергей взял меня на руки и перенёс на ту сторону ручья. Когда он стал опускать меня на землю, то моё тело в скользь касалось его члена, и мой халат приподнялся, зацепившись за него. Я чувствовала, как его член касался моих бёдер и низа живота, ведь под халатом не было ничего. Я покраснела и увидела, что Сергей тоже смутился. Когда он меня поставил на ноги, сказал,
«Извини, если что не так, может завтра увидимся.»
Я согласилась, а уж потом спросила его,
«А ты куда сейчас пойдёшь?»
Он ответил, что немного погуляет по лесу, до ночи ещё далеко, и я поняла, что одежда у него лежит дома.
Когда стемнело, и дома уже спали, я вышла на улицу и сев на скамейку, стала всматриваться в темноту. Было тихо и лишь кое-где лаяли собаки. Чтобы попасть домой, у Сергея была одна дорога, мимо дома моей сестры. Здесь лес подходил к самым огородам, и оставалось пройти по улице метров триста-четыреста. Вскоре я услышала, как залаяли собаки у крайних к лесу домов, и решила сидеть тихо. Послышались лёгкие шаги, и мимо меня в трёх метрах прошёл Сергей. Он был также голышом и быстро торопился. Вскоре скрипнула калитка, и загорелся свет. Это был дом Марии Петровны. В него десять лет назад заехали новые жильцы. Спустя год они уехали, а остался их старший сын, который работал землеустроителем. В его ведении было несколько деревень. Он обмерял поля лесные массивы, а так же отводил землю застройщикам и поэтому знал местность очень хорошо. Он был в лесу, как у себя дома.
Я всю ночь не могла уснуть, думала о нашей встрече и о чём говорили. Я боялась завтрашней встречи и не знала, как себя вести с Сергеем. Только рано утром я вздремнула пару часов. Меня разбудила моя сестра. Она мне сказала, что бабы угоняли коров в табун и видели, как из деревни в лес уходил голый парень. Многие знали о его существовании, но никто не знал его в лицо и поэтому разговоры то утихали, то снова будоражили любопытные уши сельских баб. Сестра мне призналась, что видела его два раза, только далеко и узнать не могла. Одно время бабы попросили нашего землеустроителя сделать засаду в лесу, но продежурив несколько дней, у них ничего не получилось.
Сестра ушла на работу. Я закончив все дела и накормив племянника, оставила их с тётей и пошла искупаться. Проходя через лес, я увидела между деревьями Сергея. Он стоял совершенно голый и на сегодня его член стоял, но был так же, перетянут шпагатом. Я подошла и смотрела то в лицо Сергею, то на член. Это была по настоящему, добрая дубинка. Он засмущался и я, чтобы разрядить обстановку спросила:
«Можно потрогать?»
Сергей покраснел и разрешил. Я прикоснулась пальцами к его члену и нажимая на него в разных местах пробежалась по всей длине. От этого член стал ещё твёрже и вены набухли, готовые вот-вот лопнуть. Я взяла его рукой и попробовала сжать, но он был как деревянный. Я наклонила член вперёд и нечаянно отпустила. Он резко выпрямился вверх, но при этом раздался сильный шлепок о низ живота. Я засмеялась и сказала:
«Упругий, как пружина.»
Мы шли по тропинке вглубь леса, где нас никто не мог увидеть вместе. Когда я забегала вперёд, то всегда делала так, чтобы его член производил шлепки о низ живота и Сергей не препятствовал этому. От моего внимания и прикосновений член стал просто огромным и из за перетянутости шпагатом начал, как хамелеон, менять цвет на синеватый. У меня от всего этого уже купальник был мокрый, и я хотела почувствовать внутри себя этот упругий и чуть посиневший предмет. Когда тропинка зашла в густой кустарник, мы свернули с неё, и я расстегнув халат сняла мокрый купальник. Мы прижались животами друг к другу, и его член проник между ног и торчал сзади за ягодицами. Сергей лёг на траву, и я стала садиться на его член сверху, постепенно насаживая себя на этот живой, синеватого цвета, кол. Он раздирал моё влагалище и медленно проникал внутрь. Мне было больно и очень приятно, и я не хотела, чтобы Сергей убрал шпагат. После нескольких движений вдоль по члену боль исчезла и от наступившего приятного ощущения, что во мне находится такой большой член, я кончила. Я продолжала двигаться и ждала, когда Сергей кончит тоже. У меня наступал оргазм за оргазмом, и мы уже в таком состоянии находились около часа, но Сергей всё не кончал. Его член, был по прежнему, очень твёрд. У меня уже не оставалось сил, и я спросила его,
«Ты скоро кончишь?».
Он мне ответил, что давно уже кончил и что его член будет таким твёрдым, пока он не уберёт шпагат или я не скажу хватит. Я медленно встала и сразу взглянула на его дубинку. Она была мокрая и все волосы на промежности были тоже мокрые. Я нежно взяла его яйца и член и стала раздвигать в стороны, чтобы найти шпагат и развязать узелок, но всё было мокро и припухшее. Кожа на члене была уже тёмно синего цвета. Сергей показал, где нужно развязать и я увидела маленький еле заметный узелок. Аккуратно развязав его, я стала разматывать с члена шпагат и когда отмотала последний виток и мочевого канала мне на руки выбежала густая струйка спермы. Она медленно вытекла и скоро вся моя рука была в этой жидкости. Я никогда не видела её так близко. Мой прежний друг, с которым я рассталась, делал всё классически,- «сунул, вынул и пошёл, я на спине он на мне, всё туда, дети от туда.» Ну, в общем, ни какой романтики и разнообразия в сексе. Мне это надоело и его постоянные оскорбления, и мы расстались. С Сергеем, всё было по другому. Вскоре вся моя рука была в сперме, а член Сергея повесил голову. На его коже осталось несколько синяков.
Мне нужно было вымыть руки, но где взять воды я не знала, и Сергей решил меня проводить до ручья. Я решила оставить одежду здесь и прикрыв её сухими листьями мы вместе голышом пошли к ручью. Сначала мне было как то не по себе, но вскоре я привыкла. До ручья было метров пятьсот, и мы шли и тихо разговаривали, чтобы нас никто не мог услышать. На ручье я вымыла руки и у себя между ног, половые губки и ягодицы и у Сергея тоже помыла всё и мы пошли другой дорогой обратно.
Вечером дома я опять сидела на скамейке и ждала, когда Сергей вернётся домой, но он не пришёл. Я подумала, что он устал и спит где-нибудь в лесу, чтобы завтра рано не вставать. Пока я гостила у сестры, мы с Сергеем встречались каждый день. Вскоре я уехала, и остались только воспоминания. За две недели мы столько раз трахались с Сергеем, что под конец мне его стало жалко. Он каждый раз туго перетягивал свой член шпагатом, что к концу занятия сексом его член становился всегда синим и на нём оставались синяки. Из за этого его член был постоянно твёрдым, и мы кувыркались на лесных полянках по часу, а иногда и больше. К нашему расставанию его член был весь синий, и припухший, и на него было страшно смотреть, но по своей величине он всё равно был огромным.
В следующий раз мы встретились с Сергеем только спустя два года и то случайно, когда я гуляла в лесу около своей деревни совершенно голая, и он тоже пришёл туда. Но это другая история.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Весенняя прогулка эксгибиционистки

Сообщение 03 июл 2019 07:01

Мои рассказы про эксгибиционизм. Весенняя прогулка эксгибиционистки.
.

Был теплый весенний вечер. Южный ветер пригнал снежные тучи, и плавно падающий снег, кружась как пух, закрывал местами подтаявшую в прогалинах землю белым покрывалом. Все блестело в свете фонарей. Людей уже было мало на улице, шел десятый час. Алексей заметил красивую девушку в шубе и в белых сапогах. Она медленно, никуда не торопясь, шла впереди его гордой походкой, но в тоже время немного напряженной. Её длинные черные волосы волнами падали ей на плечи, качаясь в так её шагам. Но что было удивительно, шедшие на встречу люди, как то странно на неё реагировали, то шарахались, то пристально смотрели, кто-то улыбался, а кто-то наоборот злился.
Алексея заинтересовало такое поведение, и он прибавил шагу. Когда он обгонял девушку, и искоса на неё посмотрел, то ему вдруг показалось, что он увидел между распахнутым воротом шубы обнаженную кожу. Она блестела в тусклом свете фонарей.
Он подумал, что ему показалось и уже не прячась, обернулся назад и пристально посмотрел. Да действительно, шуба была распахнута почти до пояса, и в раскрытом пространстве между полами он увидел обнаженную грудь, которая красиво стояла без всякого бюстгальтера и слегка покачивалась в такт её шагов. Алексей приподнял глаза и увидел, как девушка смотрит на него и улыбается. Он словно застыл или окаменел и не мог сказать ни слова. Девушка посмотрела на Алексея, улыбнулась, и сказала:
— Нравится?.
У Алексея вдруг пересохло горло, и он только смог кивнуть. Тогда она развернулась ко нему лицом, и распахнула всю шубу! Оказалось, под ней она была вся голая! Он увидел её красивый животик, тонкую талию и голенький безволосый лобок, сексуальные бедра, и прекрасные ноги.
Его как будто ударило молнией. Рука непроизвольно потянулась вперед, проверить правду ли видят его глаза, прекрасный это призрак или живая девушка. Пальцы коснулись её груди, а рука почувствовала бархатистую кожу и её тепло.
— Вы самая восхитительная девушка, которую я только видел! — только произнес он и смутился.
Девушка тоже немного засмущалась, от того что при встрече она не слышала таких комплиментов ни разу. Потом подумав, скинула шубу, и осталась в одних высоких сапогах, которые очень сексуально подчеркивали её ноги. Она медленно обернулась всем телом, позволяя незнакомому парню рассмотреть её тело во всех деталях. Это было что-то необычное, яркое! Словно снежная королева кружилась в своем царстве под градом падающих снежинок! Снег медленно падал на её тело, но её это совсем не беспокоило.
Алексей судорожно думал, как же ему познакомится с этой необычной девушкой. Но кроме обычных, заезженных фраз в голову ничего не шло. Девушка улыбнулась, явно забавляясь эффектом который она произвела на парня и продолжала медленно вальсировать улыбаясь и поглядывая по сторонам.
— Меня зовут Марина — сказала она, — а как тебя?
— Алексей — ответил шепотом парень.
— Я тебе нравлюсь?
— Очень!
— Тогда может прогуляемся вместе. Если хочешь, то можешь нести мою шубку, и я смогу идти так — сказала Марина.
Марина повернулась и пошла по аллее, не смотря на парня. Алексей подхватив шубу и любуясь обнажённой фигурой незнакомки, пошел за ней, разглядывая её тело со спины во всех мельчайших подробностях.
Виляющая похода Марины очень возбуждала Алексея, и он просто шёл сзади и любовался её голым телом. Его шаги становились всё медленнее и тише. Марина не могла этого видеть и шла своим привычным шагом, слегка покачивая своими упругими ягодицами и бёдрами. Снег усиливался, и видимость становилась всё меньше.
— Как только тебе не холодно — подумал Алексей и понял сам того не заметив, как сказал это вслух и поняв что прилично отстал, и ускорил свои шаги.
Обнажённая фигура Марины сквозь толщу падающего снега уже метрах в двадцати тридцати иногда с трудом просматривалась. Перекинув шубку с одной руки на другую, Алексей ускорил шаги и вскоре увидел идущих тебе на встречу двух девушек и парня. Они шли и смеялись и что-то бурно обсуждали. Заметив обнажённую девушку, они немного притихли, но поняв, что парень идущий сзади нёс в руках её шубку, и миновав его снова стали обсуждать необычную ситуацию. Марину это возбуждало и она, оглянувшись и улыбнувшись, шла дальше. Пробежав метров с десяток, Алексей снова уже более чётко заметил обнажённую фигуру Марины и был в шоке. Она шла, словно ничего не произошло, и ей было всё равно что её кто-то может увидеть. Он уже не мог сдерживать своего возбуждения но и сделать то что делала Марина, раздеться и идти рядом с ней голышом, тоже не мог решиться и догнав девушку предложил прогуляться вдоль берега пруда расположенного на окраине парка. Там всегда было мало прохожих, и он чувствовал бы себя немного увереннее, чем на центральной аллее парка. Марина посмотрела на Алексея и сказала.
— Я согласна, но если ты будешь одет, так же как и я.
— А одежду куда денем, кто её понесёт — спросил Алексей.
— Снегом засыплем — спокойно ответила Марина и свернув с аллеи пошла в сторону пруда.
Снега было не так много, шёл март, и большая часть его уже растаяла. А снег, падающий сверху, был словно занавес от внешнего мира, скрывая их от всего, что могло бы им помешать совершать такую необычную прогулку. Марина шла впереди а парень, неся её шубу, шёл сзади и думал. Алексей всё ещё не мог решиться и не верил сам себе, сможет ли он вот так просто раздеться как эта девушка.
— Твое предложение было так неожиданно! Меня обуревали сразу несколько чувств. С одной стороны, с детства мне внушали, что зимой раздеваться нельзя, а то будет нечто ужасное, с другой стороны у меня были потаенные мечты оказаться голым. Вообще я любил быть голышом, когда дома никого не было. Я делал домашние дела, обедал голышом, пока меня никто не видел. Это было так приятно, когда твое тело полностью свободно, неограниченно оковами тряпок и резинок. Но мне даже в голову не могло прийти что можно показаться голым кому-то ещё, особенно девушке. — признался Алексей девушке выдав это всё залпом словно прострочил из пулемёта заученную фразу.
— А тебе действительно хочется тоже раздеться — спросила Марина.
От этой мысли член парня встал колом, и это было ещё одно ограничение и одна причина, ведь Марина увидит его возбуждённый член! С одной стороны Алексею хотелось его показать, он же такой красивый, когда стоит, и его опутывают нитки вен, да и размером природа его не обидела, а с другой он никогда этого не делал, и это мешало ему быть решительным. Возбуждение от этих мыслей так усилилось, что парня начала бить крупная дрожь. Марина остановилась, посмотрела оценивающим взглядом, и Алексей понял, что если он сейчас не разденется, то может потерять навсегда эту волшебную девушку. Марина просто оденется и уйдёт прочь от него и тогда он принял окончательное решение.
Пальцами, которые не гнулись, он так и не понял от холода или страха или сильного возбуждения, Алексей начал расстегивать куртку, потом штаны, и рубашку. И стоя только в одних трусах он посмотрел на Марину. Марина усмехнулась, подошла к парню, взяла за трусы и сдернула их так что они порвались. Член оттуда выскочил как чертик из табакерки и сильно спружинив шлёпнул Алексея по животу. Марина рассмеялась и сказала.
— Они тебе больше не понадобятся — и выбросила их в сугроб.
Они прошли метров двадцать и возле кустарника, Марина попросила залезть в них и зарыть всю одежду снегом. Алексей весь дрожал от холода или возбуждения. Он не знала тогда, от чего его так колошматило. Марина отошла в сторону, и некоторое время наблюдала за ним. Снег продолжал сыпать крупными хлопьями, но было тепло, так как он тут же падая на тело, начинал таять и стекать тонкими капельками вниз. Перед прогулкой в парк Марина взглянула дома на градусник и там было плюс семь, а прошло уже больше двух часов и стало как ей показалось ещё теплее. Алексей закидав снегом одежду подошёл ко ней прикрывая руками свой возбуждённый член и заикаясь произнёс.
— Что дальше делать? Кута пойдём?
— Пойдём вдоль берега а там решим — произнесла Марина и они шли по берегу замёржего и ещё не растаявшего пруда. Сначала Марина шла впереди поглядывая друг на друга, затем Алексей обогнав её шёл первым. Оба голые а на ногах только ботиночки и сапожки у Марины, которые издалека можно было вообще не заметить и всем могло бы показаться что девушка шла совсем голышом. Так они шли больше часа, разговаривая и рассказывая разные истории. Марина рассказывал о себе и своих интересах, а Алексей рассказывала о своих желаниях и увлечениях. У них оказалось много общего, и он признался Марине.
— Как мне повезло встретить такую замечательную девушку! все мои тайные мечты, о которых я даже не смел, думать оказалось вполне нормальными и вот девушка, которая их разделяет. Мне было так здорово, что я нашел человека, который думает, так же как и я. — признался он Марине
— Я тоже рада, что судьба нас свела вместе, и мы не случайно встретились в этом парке — ответила на комплимент Алексея Марина.
Они шли вдоль берега, под градом падающих снежинок и им казалось, что они одни в этом большом прекрасном зале зимнего дворца, где все блестит и переливается. Деревья служат его стенами, а небо, словно крыша над головой и всё так красиво и тихо. Давно прошел озноб и Алексей чувствовал внутреннюю теплоту и приятное ощущение от таяния снега на теле и от общества красивой и обнажённой девушки, которая понимала его с полуслова. А как красивы были капли на коже Марины! Они блестели в свете фонарей, и казалось, все её тело было украшено алмазами и брильянтами.
Марина рассказывала, что она давно отказалась от обычной одежды, и носит только верхнюю одежду, но при любой возможности старается её сбросить. Её слова так возбуждали Алексея, и член снова поднимался. Марина видела это и улыбалась.
Алексею так хотелось коснуться её тела, провести пальцами по её бархатистой коже, коснуться её мягкой и упругой груди, провести ладонью по её попке и бедрам. Не хватало решительности, а потом он боялся обидеть Марину и оказаться в её глазах, обычным похотливым мужланом.
Они шли дальше и дальше всё удаляясь от того места где больше часа назад просто безалаберно выбросили свою одежду в кусты и засыпали её снегом. Сейчас, наверное, уже на том месте вырос сугроб, и что-то найти было бы труднее. Было уже темно, но набережная в свете фонарей спутала все представления о реальном времени, и они удалялись всё дальше и дальше, рассказывая друг другу разные истории, смеясь и иногда делая короткие перебежки, чтобы убежать друг от друга или догнать друг друга за некорректно высказанные реплики.
Было очень тепло и под ногами иногда хлюпали небольшие лужицы. Ночь была такая безлюдная что даже не возникло сомнение что их могут кто то увидеть. Они шли оба голышом всё дальше по берегу реки под снегопадом в слабом отблеске фонарей. Сколько они так прошли, сказать было трудно, но вскоре снег стал реже и совсем прекратился. Кругом было так бело и красиво.
Обернувшись по сторонам, не сговариваясь, Марина и Алексей ойкнули. Впереди было всего несколько фонарей, а там темнота. Домов уже не было видно совсем, и только вдали светились слабо огни ближайших строений. Алексей подошёл к фонарю и кое как разглядел время на наручных часах и ойкнул. Было половина шестого утра. Через час будет уже светло, а чуть раньше на улице будет хоть и не так многолюдно, но людей будет достаточно, чтобы нас заметить.
— Что будем делать — заикаясь, спросил он у Марины.
— Я не знаю — в растерянности ответила девушка.
— Со мной такое произошло впервые. Ты меня так заговорил, что я совсем забыла о том, что мы оба голышом. — добавила она следом.
Идти назад было уже бессмысленно так как они не знали сколько по времени это займёт, ведь с того момента как они встретились, прошла целая ночь. Они гуляли в парке, который находился в центре города возле набережной, и уходил на окраину вдоль берега огромного пруда. Сейчас они оба оказались далеко за городом, что сами толком не знали, как далеко ушли и не знали точно своё местоположение. Рассмотреть что-то в темноте было просто невозможно.
Хоть и было тепло, но от долгого пребывания голышом под снегопадом им стало немного холодно, и Алексей обнял Марину и прижал её к себе, чтобы немного согреться. Они как пара влюблённых, стояли и грелись друг о друга. Была так приятно чувствовать как её упругие и мягкие груди упираются в его грудь, а его руки лежали на пухлой и холодной, но по прежнему, аппетитной попочке. От тесных ощущений и прикасаний к телу Марины, и от разных мыслей Алексей начал непроизвольно возбуждаться и его член уперся в область лобка выше киски. Марина хитро усмехнулась и сказала:
— Я смотрю хоть какая-то часть твоего тела согрелась.
Нужно было что-то предпринять, иначе нас могли увидеть в ближайшие полчаса или час. Марина подумала и с некоторым сомнением предложила.
— Здесь недалеко живет моя подруга в частном доме в поселке. Пойдем к ней?
— Она нормально отнесется? — спросил я
— Да. Мы с ней иногда бегаем голышом тоже — улыбнулась Марина.
Алексею не хотелось убирать руки, но с некоторым сожалениям он разжал их. До утра оставалось не так много времени, нужно было спешить, и мы побежали. Марина бежала впереди, показывая дорогу. Алексей с удовольствием бежал сзади, и с большим удовольствием наблюдал, каждое её движение, как перекатываются её мышцы, играют пухлые ягодицы на попке. Это было как в сказке, по зимнему лесу, в свете луны, снег уже закончился, бежала прекрасная обнаженная девушка. И вот уже появились первые дома, с темными окнами. Огороды были заснежены, и тут была словно другая жизнь, другой мир и будь то зима тут ещё и не собиралась покидать свои владения. Марина и Алексей быстро пробежали за огородами до дома её подруги. Они зашли на её участок, и подошли к дому. Марина позвонила, и через некоторое время, дверь открылась, и на пороге стояла голая заспанная девушка.
— Лена привет — сказала Марина.
— Маринка ты что ли? Откуда ты в таком наряде? — ответила Лена.
— Да вот гуляли по набережной и из-за снега совсем забыли про время, а в таком виде куда идти и вспомнила о тебе. — ответила она.
— Ты что не одна чтоль? — поинтересовалась Лена.
— Нет, со мной мой новый знакомый, ему тоже нравится бегать голым — сказала Марина.
— И где твой супермен — усмехнулась Лена.
Марина подала Алексею сигнал и он прикрываясь руками вышел из за дома голый и дрожащий и поздоровавшись представился.
— Алексей.
-Не фига себе сюрпризики с утра — воскликнула Лена и пригласила войти в дом.
— Ребята ну вы даёте и откуда вы в таком виде шлёпали — спросила Лена.
— Мы в парке гуляли так и дошли до тебя что сами того не заметили — пояснила Марина.
Лена достала из шкафа кое что из одежды и подала своей подруге чтобы она могла немного согреться. Потом окинула взглядом Алексея и сказала.
— А для тебя могу только халат предложить, мужской одежды у меня дома нет да и по твоему росту мне ничего не подбирать — пояснила Лена и протянула свой халат.
Лена была небольшого роста, как и Марина или чуть даже ниже её на пару сантиметров, да и по телосложению она была немного худее, чем подруга. Хотя Марина сама ростом была 164 и весила всего 62-63 кг.
Алексей посмотрел на халат, попробовал натянуть его, но он оказался мал в плечах. Ничего не оставалось ему как только его накинуть на плечи и немного прикрыться. Марина тоже набросила халат, но он ей был мал и не сходился, оставляя открытыми грудь, живот и киску. Лена чувствовал себе немного неудобно перед нежданным гостем, и поэтому пошла и одела на себя майку, достаточно длинную чтобы прикрыть попку, но с открытым декольте, откуда постоянно выскакивала грудь между лямок.
— Девчонки, а вы не против если я останусь так? — спросил Алексей.
— Оставайся — сказала Лена. И шутливо провела рукой по его члену.
— Как он замерз, бедненький — шутливо сказала Лена.
— Вот что, давайте как я организуем баню, а то заболеете. — предложила подруга и они согласились.
— Ты — сказала Лена парню — иди во двор за дровами, а ты Маринка бери тряпку и иди мой пол в бане, а то там грязно.
Алексей вышел во двор, и пошел к поленнице. Небо начинало розоветь, и поселок просыпаться. Было так здорово без одежды, что он не понимал, как он раньше не мог без нее быть. В соседском доме зажглись огни, и даже показалось, что кто-то выглянул в окно. Взяв охапку поленьев, он пошел в баню. В бане Марина мыла пол. Чтобы не запачкать халат, она его бросила на скамью, и стояла согнувшись спиной к двери. Он увидел её гладко бритую киску, такой сексуальный вид, что его член сразу встал колом. Он застыл с дровами на пороге и не зная что делать. В бане было холодно, и Марина поторопила его и попросила быстрее затопить печь. Алексей отвёл свой взгляд в сторону и присев возле печки, разжёг её. Через час в бане стало уже тепло. Периодически поглядывая и подкидывая дрова, мы по очереди ходили туда. Как только банька была готова, то Лена спросила.
— Кто первый пойдёт.
Алексей посмотрел на Лену, потом на Марину и ответил.
— А что может вместе, а мне одному спину не потереть — и все согласились, так как стесняться было некого.
Хорошенько напарившись, все трое друг за другом выскакивали на улицу и падали в снег, а потом снова бежали в баню и залезали на полок греться. Потом позавтракав на скорую руку что было, Лена предложила отдых, так как, гуляя голыми по набережной, не спали всю ночь. Лена ушла на работу и вернулась вечером, но Марина и Алексей всё ещё спали. Снова шёл снег, и снова было тепло. Марина и Алексей обнявшись, лежали на постели оба голые. Лена стояла и смотрела на них но будить так и не решилась. Постояв несколько минут, Лена пошла на кухню готовить ужин. Начинало уже смеркаться, а снег продолжал медленно падать.
Алексей проснулся отдохнувшим и полным сил. Марина спала рядом, такая красивая и желанная. Её тело прижималось к Алексею. Его рука лежала на её груди, но как видно Марина не убрала её сама и не была против.
Алексей стал нежно сжимать руку вокруг её груди, пальчиками водить вокруг соска, нежно сжимать его. Марина задышала чаще, но не проснулась. Зато её ножки раздвинулись, как только Алексей приложил к этому небольшое усилие. Он нежно поцеловал её в грудь, потом стал сползать ниже, целуя животик, лобок и бедра. Половые губки раскрылись и слегка набухли, и он не мог удержаться и не взять своими губами каждую по отдельности, нежно провести по ней язычком, чуть прикусить её. Марина задышала ещё чаще и между ног вскоре образовалась небольшая лужица. Алексей втянул своим ртом клитор Марины, и она вздрогнула и тихо стала постанывать. Как только Марина испытала оргазм, он поднял глаза и посмотрел на неё. Марина не спала и сомкнув веки улыбнулась. Он понял, что она не сердится на него.
Услышав стук, доносившийся с кухни, Марина вздрогнула и спросила.
— А сколько времени?
— Половина седьмого. — ответил Алексей взглянув на ручные часы.
— Утра? — спросила Марина.
— Нет, вечера — ответил он.
В это время вошла Лена и сказала.
— Ну что голубки, проснулись. Айда за стол.
Марина и Алексей встали и умывшись сели голышом за стол. Поужинав и поблагодарив Лену за приют, сообщили ей что пора возвращаться домой.
— Вы что так и пойдёте? — удивилась Лена.
— Ну да, ведь наша одежда то там в парке — добавила Марина следом.
— Вас проводить? — предложила Лена.
— Смотри если не трудно, было бы неплохо, пока мы за деревню не выберемся — ответил Алексей.
— Ну что же, пойду собираться, а вы доедайте и пойдём.- сказала Лена и скрылась в другой комнате.
Лена вышла к нам минут через пять так же голышом, как и встретила нас ранним утром.
— Ну как, я подхожу для вашей команды — усмехнулась она. Марина и Алексей улыбнулись и сказали:
— Здорово. Только вот как ты обратно пойдёшь?
— Я же не собираюсь с вами до парка тащиться, просто немного провожу и вернусь — ответила Лена.
Потом Лена на минутку задумалась, и спросила с улыбкой.
— Готовы ли вы к новым приключениям?
Алексей с Мариной удивленно посмотрели на нее
— Наверно вы знаете, я работаю учителем физкультуры в местной школе. Сейчас как раз каникулы. Как вы смотрите немного погулять по ней? — спросила она.
Честно говоря, Марина и Алексей удивились подобному предложению, но отдохнувшие за весь день, и жаждущие новых приключений, с радостью приняли его. У Алексея от этих мыслей снова стал член колом, а у Марины затвердели соски, и тонкая струйка потекла по внутренней стороне бедра, вниз.
— Тогда пошли — сказала Лена.
Все втроём выскочили из дома, и двинулись по улице. Было уже темно, в поселке люди привыкли ложиться рано, поэтому во многих домах уже не горел свет. Они шли по улице, ничуть не стесняясь и не прячась. По дороге Лена нам рассказала про школу. Оказывается, она часто задерживается в школе, потому что ведет всякие кружки и спортивные секции, и у нее есть ключи от здания. Школа деревенская не очень большая, хотя и здание одноэтажное но растянуто довольно прилично. В школе учили сельских детей до девятого класса. Её никто не охранял и сторожа в ней не было, поэтому можно не боятся что кто-то необычную компанию нудистов там увидит в ночное время да ещё в период каникул.
Вот и школа. Это было одноэтажное здание, в виде буквы Ш. Открыв дверь, все трое нырнули в большой холл. Было так странно быть голыми в общественном здании. Лена беззаботно включила свет, и сказала, что проведет экскурсию по школе. Все шли по коридору весело разговаривали и шутили. Марина начала бегать, а Алексей её догонять и все бегали друг за дружкой как расшалившиеся школьники, хватая друг друга за разные выступающие части тела. Лена ухватила Алексея за член и потащила по коридору, в шутку грозя Марине, что отобьет у нее кавалера. Марина в шутку схватилась за Лену и стала оттаскивать её от Алексея. А потом погналась за отпрыгнувшей в сторону Леной, обещая отшлепать её по попе. Лена помчалась по коридору от нее. Было очень красиво наблюдать, как двигались ягодицы девушек, качались груди и развевались волосы от бега. Неожиданно коридор кончился, и Лена забежала в класс. Класс оказался классом анатомии, везде висели плакаты и модели человеческого тела. Лена схватила указку, и изображая из себя строгую учительницу сказала:
— Так ученики, это что за беготня? А ну быстро сели за парты!
Марина и Алексей приняли игру и как примерные школьники сели за одной партой. Лена вошла в роль и сказала:
— Тема сегодняшнего урока, половые органы человека и сексуальные отношения.
— Так Марина, выйди к доске — сказала она — ты будешь сегодня моделью.
Марина встала и подошла к доске, улыбаясь. Лена указкой стала показывать на разные наружные органы и смеясь рассказывать про них
— Это груди, они являются женскими вторичными половыми признаками —
повела указкой ниже к твоему лобку
— Это — провела указкой по твоем лобку — лобок, он является воротами к влагалищу.
— Повернись к классу спиной и наклонись — сказала Лена — и руками раздвинь свою попку.
Лена слегка шлепнула тебя указкой по попе и продолжила.
— Это половые губы — произнесла она и положив указку на стол шлёпнула слегка ладонью по ним.
Марина вздрогнула и побежала за Леной грозя ей что догонит её и тоже отшлёпает. Потом все трое зашли в спортзал и долго там дурачились и прыгали пока кто то не увидел через высоко расположенные над полом окна что на улице уже светло.
— Что делать — спросила Марина.
— Вы можете тут пока пересидеть, а я закрою вас и сбегаю домой, может что то вам поесть принесу — сказала Лена.
— А ты как пойдёшь, ты ведь тоже голая — спросил Алексей.
— У меня в учительской есть халат и телогрейка — объяснила Лена и ушла.
Марина и Алексей нашли укромное место в спортзале и примерив его на всякий случай и убедившись что там можно спрятаться в случае чего стали дурачиться на спортивных снарядах, прыгать и лазить по шведской стенке. Это было так здорово проделывать разнее упражнения голышом. Время пролетело незаметно, как на пороге появилась Лена с пакетом.
— Я вам перекусить принесла — сказала она и Марина с Алексеем вздрогнули от неожиданности и тут же рассмеялись.
Перекусив Лена предложила своим знакомым временно пересидеть в подвале так как могли придти в школу и директор и другие учителя и Марина с Алексеем согласились. Только мы спустились в подвал как услышали слабые шаги по коридору.
— Чуть-чуть не попались — сказала Лена.
— Это, наверное, завуч пришла — пояснила она.
Удобно устроившись, Марина и Алексей решили выспаться, так как им предстояло ночью возвращаться назад. Место было скрыто от посторонних в углу за старым шкафом где вечером их и нашла Лена и посветив фонариком разбудила.
Лена уже была голая. Увидев сонных друзей, она произнесла.
— Фу какие вы грязные! А ну ка быстро пошли мыться. Я уже баню вам истопила.
Выбравшись и укрытия на улицу и оглядываясь по сторонам, все трое друг за другом по узкой тропинке направились к дому где жила Лена После парилки и купания в снегу Лена вдруг спросила так как поняла что ни Марина ни Алексей особо никуда не спешить и вроде им как бы всё равно что они у неё уже вторые сутки голыми разгуливают.
— Ребята, а как на счет покататься на лыжах? У нас в школе есть большой ассортимент лыж и ботинок.
— Это было бы здорово — сказал первым Алексей.
— Давно мечтал голышом на лыжах покататься — дополнил он следом.
— Я тоже хочу покататься — ответила Марина.
Поужинав и немного выждав, все снова пошли в школу за лыжами. Выбрав каждый по своей ноге пару и палки, дружно отправились за околицу. Встав на лыжи, определили очерёдность, кто поедет за кем, и когда Лена показала лыжню, по которой она иногда каталась на лыжах, Алексей поехал первым, а Марина и Лена за ним. Вот и огромное поле, деревня уже осталась далеко позади, опасаться что кто то увидит не было причины и все стали по нему кататься. Лена сказала что ей надо рано вставать и оставив Марину и Алексея одних, ушла домой чтобы немного поспать до работы. Снега было не так много и глубоко лыжи не проваливались и ребята стали кататься по полю. Ближе к утру снова пошёл снег, и было так тихо и безветренно, что возвращаться домой и прерывать такую романтическую прогулку не хотелось не Марине и ни Алексею, и они решили, что лучше будет, если они кататься будут подальше от села. Уже начинало светать, и их могли бы издалека заметить, если бы вдруг перестал сыпать снег.
На удивление было не холодно, и даже ранним утром стояла плюсовая температура. Тело уже давно адаптировалось к весенней погоде и не чувствовало холода. Марина и Алексей ехали больше часа. Поле давно кончилось, и они ехали по лесной опушке, а иногда пересекали не большие лесочки по еле заметным лесным дорожкам. Неожиданно снег перестал падать, стало светлее, и вдалеке были видны другие леса и холмы, а на небе сквозь тучки стало слабо видно восходящее солнце. Алексей спросил у Марины,
— Куда мы приехали?
— Я тут, как и ты, впервые. Я думала, что ты знаешь, куда нам идти и ничего не говорила тебе — ответила она.
С прекращением снега и на рассвете, стало немного холодать, и Алексей предложил выкопать снежную пещеру, и накидать туда ельника и погреться. Марина с радостью согласилась и они принялись за работу, выкопали пещеру залегли в нее как медведи, обняв друг друга. От тепла Марины член Алексея согрелся и возбудившись стал давить ей на живот.
— Ты своим колом сейчас проткнёшь меня — пошутила Марина и просунув свою руку между телами отогнула его член в сторону уложив между своих ног и снова обняла Алексея.
Заняв новое место между Марининых ног, член Алексея стал ещё больше упругим и вздрагивая упирался прямо между половых губок.
— Ты что прямо тут хочешь — спросила Марина.
Алексей не сказал ничего и только кивнул головой. Было понятно и без слов и Марина немного расслабилась и отведя в сторону правую ногу согнув её в колене впустила в себя восставший даже в такой обстановке член Алексея. Он был уже не таким ледяным, как несколько минут назад. Испытав массу приятных ощущений от телесного контакта и неописуемого секса, согревшись, Марина и Алексей выглянули наружу, так как от тёплого дыхания снег над головой стал таять и капать на голое тело. На улице уже было светло и выглянуло солнышко. Холод стал медленно исчезать и пригревать. Снег стал мокрым и липким, каким в детстве нравилось играть в снежки и если бы не необычный вид то Алексей и Марина обязательно бы устроили прямо тут это необычное и весёлое развлечение. Катиться на лыжах дальше было сложно, так как снег стал прилипать на них, но идти без лыж было ещё сложнее, так как ноги проваливались в снег где на 20см а где-то в ямках и по колено. Вскоре Марина и Алексей с трудом разглядывая ночные следы, нашли примерное направление, куда нужно идти. Хотелось есть и пить. Жажду уталяли хватая снег руками, и как мороженное, таяли на языке. Марина и Алексей долго бродили в поисках села в котором жила и наверное уже волновалась из-за их долго отсутствия Лена. Солнышко шло уже на закат, как вдалеке показалась девушка, одетая в спортивную форму, катающуюся на лыжах. Она шла по нашим следам в нашу сторону. Делать было нечего как самим выйти её на встречу и расспросить её, чем продолжать блудить и замёрзнуть в поле или в лесу.
Вдруг девушка первая увидела двух голых людей и остановилась в удивлении. Скорее её даже удивило не то, что это были совершенно голые парень и девушка, а что они даже не прятались и не мерзли. Это так было не привычно, но с другой стороны это было так неестественно красиво, что девушка не могла сдвинуться с места, внимательно разглядывая их, стараясь не упустить ни единой мелочи. Красивые обнаженные тела на фоне зимней природы это было так красиво и необычно. Марина и Алексей кое-как подъехали к ней и спросил,
— Где находится ближайшая деревня или поселок, мы потерялись и заблудились.
— В той стороне — показала девушка в сторону, откуда она пришла сама
Пока девушка, её звали Таня, объясняла и рассказывала, где находится её посёлок, она не отрывала глаз от Алексея, а потом и от Марины внимательно разглядывая их тела. Они поболтали с Таней минут тридцать, рассказав ей о своих ощущениях.
— Не уже ли вам не холодно? — спросила она
— Нет, ответила Марина. Попробуй тоже раздеться, и ты поймешь, что тебе будет даже жарко. — предложила она Тане.
Было видно, что с одной стороны ей очень хотелось попробовать быть голой, но с другой мешали стыд и комплексы, и присутствие незнакомого парня. Наконец Таня сдалась, и начала медленно раздеваться. Алексей откатился подальше чтобы в первые минуты не смущать девушку. Таня осталась голышом и стояла, не зная, что делать. Она была такая потерянная, что со стороны можно было подумать, будь-то она, что-то потеряла, и не знала где искать.
— Поехали кататься! — сказал Марина.
— А куда одежду? — спросила Таня.
— Оставь под этим кустом — ответила Марина.
Догнав Алексея и немного привыкнув к новым ощущениям Таня тоже расслабилась и не чувствовала себя стесненной. Когда останавливались, и начинали дурачиться, кидаться снежками, или катать снеговика, Таня бегала по круги и смеялась, покрикивая и повизгивая от радости.
— Больше не буду никогда в этих тряпках кататься на лыжах! — крикнула громко Таня, и слабое эхо разнесло её слова над лесом.
Повеселившись от души, вскоре выехали на окраину поселка. Таня сказала
— Пойдем ко мне в гости, согреемся и поедим. Алексей и Марина не ели около суток, и от этой мысли у заурчали животы. Уговаривать долго не пришлось, не смотря на столь необычный вид.
Огородами доехали до дома Татьяны. Въехали во двор, сняли лыжи. Таня провела нас в дом так, чтобы не видели соседи.
Когда Марина и Алексей вслед за Таней вошли в дом, их встретила мама Татьяны и открыв рот сильно удивилась. Она посмотрела на нас таким взглядом и не могла произнести ни слова.
— Привет мамочка! — сказала голая Таня совершенно обычным голосом.
— Не смотри что я голая — улыбнувшись, продолжила она — оказывается, кататься голышом на лыжах так здорово!
— Но ты же могла простыть — сказала мама, обалдевшая от голой дочки.
— Мама, не волнуйся! — холод у нас в голове! — ответила Таня. — Я познакомилась с прекрасной парой, они уже несколько дней живут в лесу голышом, и как ты видишь, вполне себя прекрасно чувствуют.
Алексей понял, что пора вмешаться, а то Таня про них такого наговорит.
— Вы извините нас, мы с невестой, биологи, проводим эксперимент на возможность выживания человека в экстремальных условиях в зимнем лесу. Мы случайно заблудились и встретили вашу дочь, а она пригласила нас к вам в гости. Простите, но чтобы не нарушить эксперимент, мы не можем одеться. Если мы вам причиняем неудобства то мы сейчас уйдём. — объяснил как мог Алексей свою версию.
— Ну раз эксперимент, то конечно оставайтесь, если вам так удобно, что я голых не видела, а потом куда вы голодные то пойдёте — улыбнулась мама Тани и пригласила всех к столу.
— Мамочка! а можно я тоже не буду одеваться, ну пожалуйста — стала просить Таня.
Мама, несколько обалдевшая от слов дочери, спорить с ней при посторонних не стала, и согласилась.
Пригласив Алексея и Марину в гостиную, мама с Таней пошли в кухню, чтобы накрыть на стол и покормить гостей ужином. Алексей сидел и прикрывал своё причинное место руками чтобы не смущать хозяев дома, которые так добродушно к ним отнеслись. За столом и за разговорами время пролетело незаметно, и Марина сказала.
— Ну спасибо вам за вкусный ужин, нам пора искать наши вещи и палатку. Эксперимент есть эксперимент.
— А вы не смогли бы нам подсказать, где находится село Н.....е, нам так проще сориентироваться — спросил Алексей.
На улице уже начинало смеркаться, и Таня вызвалась показать дорогу.
— Сама то хоть не заблудись — сказала её мама.
— Я только до околицы провожу и вернусь — ответила Таня и первая голышом выскочила во двор.
— Вот стрекоза — усмехнулась её мама и Марина с Алексеем попрощавшись и ещё раз поблагодарив её вышли следом.
Дойдя за огородами по полю за околицу села, Таня показала новым знакомым неприметную дорогу и направление, куда нужно идти.
— А далеко это — спросила Марина.
— Да далековато будет отсюда, порядка девяти километров — объяснила Таня.
— Если мы туда не вернёмся сегодня, то нас будут искать и волноваться — объяснил Алексей.
Распрощавшись и одев лыжи, Марина и Алексей снова покатились по снежному полю за кустами и деревьями прячась от посторонних глаз. Направление было известно и главное не нужно было сворачивать в стороны. Через полтора часа, уже стемнело, и вдали показались огни. Марина и Алексей подошли к селу и увидели знакомые им заборы и дом Лены, обрадовались.
Услышав шум Лена вышла и встретила заблудившихся гостей в тот момент, когда те подошли к её дому и обрадовалась что с нами ничего не случилось. Парочка вошли в дом и обогревшись выслушала новости о которых они даже не догадывались. В городе, где жили Марина и Алексей в парк где была спрятана их одежда произошла авария на теплотрассе. Там всё залило водой и сейчас там работают коммунальщики по её восстановлению рассказала Лена. Она ещё сказала что была в парке чтобы забрать нашу одежду но не нашла кустарник так как там было всё разрыто и лежали кругом трубы и стояла какая то техника. Отвезти нас она не могла к домам так как у неё не было машины да и у других наших знакомых тоже не было такой возможности. Шанс у нас был самим найти наши вещи, ведь Лена точно не знала то место, куда мы её спрятали и Марина и Алексей решили его использовать.
Пока было темно, Алексей предложил идти искать одежду и Марина с ним согласилась. Лена решила проводить ребят до края села и если что помочь. Прогулка Марины и Алексея и так затянулась уже на четверо суток, и им нравилось быть постоянно обнаженными, но причинять неудобства другим не хотелось как то.
Лена накинула пальто на голое тело, и все трое вышли из дома. Пальто на пуговицы Лена застёгивать не стала, и её груди, киска и обнажённые бёдра с животиком при каждом шаге оголялись и были хорошо видны как Марине, так и Алексею.
— Что ты мучаешься, вон какая теплынь. Могла бы и вообще его не надевать, коль не застёгиваешь — сказала Марина.
— Да пожалуйста — ответила Лена и тут же в огороде скинула пальто и бросила на снег и они все втроём прячась за огородами стали пробираться к околице. Лену это сильно возбудило что за околицей она сказала им что пойдёт с ними дальше и никто возражать не стал. Они шли в темноте вдоль берега. Был туман, звезд не было видно, стояла темнота хоть глаз выколи. Идти пришлось медленно, чтобы не угодить куда-то в кромешной темноте, но так видно было суждено случиться. Вдруг Алексей почувствовал как его нога куда-то стала проваливаться и не удержав равновесие он полетел вниз. , Шлепок и через пару секунд он оказался в теплой жиже. Провалившись по пояс он успел крикнуть.
— Осторожно тут яма.
Услышав крик, Марина и Лена осторожно подошли к краю и стали искать его, но ничего толком разглядеть в темноте было невозможно. Тут Марина решила немного сдвинуться в сторону и как на ледяной горке сползла по грязи в яму следом за Алексеем. Алексей и Марина стали шарить руками по сторонам и нашли друг друга. Они подползли к вертикальной стенке ямы и попытались дотянуться до её края, но она оказалась слишком глубокой, да и что было кругом, было не видать. Сверху Лена озабоченно звала их и волновалась, так как не знала что случилось.
— Где вы?
— Мы в какой-то яме, с нами всё в порядке — сказал Марина.
— Наверное, это то самое место, где случилась авария на теплотрассе, — сказала Лена.
— Как вы там?
— Вроде ничего, только грязи по пояс — ответила Марина.
— Тут глубоко, и нужна лестница, чтобы вылезти — сказал Алексей.
— Я пойду, поищу что-нибудь — сказала Лена и ушла.
Марина и Алексей, прижавшись, друг к другу, погрузившись по пояс в тёплую грязь, стали ждать. Что искать в неизвестной яме в полной темноте было опасно. Им и так повезло, что они удачно упали и даже не поцарапались. Под ногами чувствовалось, что-то твёрдое и тёплое и они поняли, что это была труба с тепой или горячей водой от чего и грязь была такой тёплой как на горячем источнике, так как снизу проходила труба, которая нагревала грязь. Лена ушла и долго не возвращалась. Дорога была не ближней, да и вышли то из её дома уже около полуночи. В грязи было по прежнему тепло и хотелось спать, но Марина и Алексей терпели и прислушивались к каждому шороху. Вдруг услышали шаги и стали ждать но они прошли мимо. Вскоре ещё и тоже мимо. Что такое не поняли они и выглянув из укрытия увидели что начинало уже светать. Они сильно перепугались и начали ругать Ленку, но она вскоре появилась и сказала.
— Я не смогла найти лестницу, кругом так темно и побежала домой, а лестница дома вмёрзла, и я её не смогла вытащить — объяснила она, с большим сожалением, глядя на друзей сверху.
— Ладно, иди домой, мы что-нибудь придумаем — сказала Марина и Лена ушла.
Ребятам ничего не оставалось, как снова спрятаться в грязи под прикрывающей их от посторонних глаз какой-то плитой. Сверху их было не видно и это уже их радовало.
Уже начиналось утро и скоро должны были прийти рабочие. Где то там в стороне, всё чаще стаи слышны шаги и голоса. Начинался рабочий день. Не смотря на то, что Марина и Алексей лежали в теплой грязи в обнимку, утренняя прохлада добралась и до них. В яме было уже всё видно и Алексей встал и пошел проваливаясь где по колено а где и глубже, чтобы осмотреться. В этот самый момент он услышал голоса сверху и вздрогнув повернулся в их сторону.
— Ты кто такой и как туда забрался? — грозно спросила одна из женщин.
Услышав женский голос выглянула Марина но не успела ничего сказать, как вторая женщина сверху рассмеялась и произнесла.
— Это наверно те, чью одежду мы нашли вчера.
— Ну как вам тут, не холодно? Хорошо прогулялись? — с улыбкой спросила первая, и они обе в голос рассмеялись.
Женщины громко смеясь, отошли в сторону и удалились, а вскоре Марина и Алексей увидели, как в яму спускается небольшая железная лестница.
— Ну кто первый, вылезайте — весело не переставая смеяться произнесла одна из женщин.
Алексей помог выбраться из грязи Марине и подталкивая её под ягодицы помог забраться наверх и следом вылез и сам. Стоя перед двумя не такими уж и возрастными женщинами голышом в грязи они чувствовали себя немного неудобно и заикаясь спросили.
— А вы нашу одежду куда отнесли?
— Вон она в вагончике валяется — сказала вторая, только вон кран с тёплой водой, идите, отмойтесь хоть.
Марина и Алексей помогая друг другу, прячась за вагончиком, быстро отмыли грязь, и немного дрожа на холоде, оглянулись на женщин.
— Пойдемте, отдам вам ваши вещи. — сказала одна которая была чуть помоложе
Они подошли к вагончику и войдя внутрь увидели свои вещи, все было на месте, даже сотовые и кошельки. Алексей и Марина поблагодарили женщин и одевшись вышли на улицу и тут же вызвал такси. Пока они ждали машину, женщины поинтересовались ради любопытства и спросили у Марины.
— А твои остальные вещи где?
— А я всегда так хожу — уже успокоившись, ответила с улыбкой Марина.
Подошла такси и посигналила. Марина и Алексей попрощались с женщинами и махнув им рукой сели в машину и уехали. Так закончилось их приключение. Они разъехались по своим домам, и Алексей сказал Марине на прощание, стоя около её дома.
— Может, когда-нибудь, встретимся ещё?
Марина улыбнулась, обняла его на прощание, и сказала.
— Надеюсь — и поцеловала его.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Охота пуще неволи

Сообщение 03 июл 2019 07:02

Мои рассказы про эксгибиционизм. Охота пуще неволи.
Охота пуще неволи — на стройплощадке
.

Я хочу рассказать о своём очень близком знакомом. Его звать Миша и ему 27 лет. Он старше меня всего на два года. Мы с ним уже общаемся больше года и хоть не могу его назвать своим другом, но и то что я к его судьбе отношусь безразлично, тоже не могу сказать. Во дворе местные подростки уже распустили слухи, что у Мишки кто-то есть. Может потому что над ним все подсмеивались, и он не общался ни с кем, но это их дело.
Мы с Мишей просто доверяем друг другу и рассказываем всё, что хотим. Он мне как друг, и я ему тоже стал другом хоть и виртуальным.
С ним случилась несколько лет одна очень неприятная история и из-за отсутствия возможности он не смог уехать в другой город, а переносить насмешки тоже был не в состоянии. Вот и стал вести скрытый образ жизни и из дому почти не выходил, благо были средства для существования от редких заработков. Вот что он мне рассказал:
Это произошло несколько лет назад. Миша увлекался нудизмом и натурализмом и для этого использовал любое удобное время. Он выезжал за город и просто, без всяких дурных мыслей, гулял по лесу голышом и загорал. Однажды не смог выехать в выходные, и в другой выходной тоже не было возможности и чтобы снять стресс и расслабиться, он решил зайти на временно замороженное строительство много подъездной высотки. Надев трико и футболку, Миша приехал в новый район и без труда нашёл дыру в заборе. Было раннее утро и сторож, наверное, спал, поэтому Миша без труда вошёл во внутрь и зашёл в первый попавшийся подъезд. Спустившись в подвал, заметил, что там было темно как ночью. Проёмы для подвальных окон были заколочены, чтоб дети не лазила. Миша подумал, что очень удобное место спрятать одежду и сняв трико и всё остальное, сложил всё в кулёк и перевязав попавшейся под ногами проводом, отошёл в глубь подвала и, отшвырнул от себя свёрток в дальний угол куда попало. Через несколько секунд раздался глухой шлепок, это где то в глубине тёмного подвала упал свёрток с его одеждой. В конце будет большая трудность найти её в темноте, подумал он и от этого сразу возбудился.
Поднявшись на какой-то из этажей, Миша стал осторожно выглядывать в оконные проёмы и онанировать. Потом долго бродил по дому голышом и глядя на прохожих возбуждался и не переставая играл своим членом, дрочил его. Так прошло несколько часов. Разбрызганные капли спермы можно было найти где угодно и на стенах и на подоконниках и просто на лестничных площадках. Когда Миша понял, что вроде бы снял с себя напряжение и достаточно здорово разрядился, и можно было возвращаться искать свои вещи. От того что он постоянно жал яйца руками, они сейчас болели. Возвращаясь обратно и перелезая через перегородки и проползая через дыры в стенах, вскоре сильно измазался. Мыться было негде, и он решил идти в подвал и дождаться темноты. Тут возникла проблема. Миша просто забыл и не запомнил, в каком из подъездов в подвале оставил её. Сообщаются ли между собой подвалы он тоже не знал и зайдя в предполагаемый подъезд, начал шарить руками по земляному полу. Что только под руки не попадалось, но только не то, что надо. Одежда исчезла, как сквозь землю провалилась. Обыскав самые дальние уголки подвала в очередном подъезде, Миша переходил в другой. Было проверено уже семь подъездов, но ничего кроме грязи и пыли найдено не было. Было уже темно, и он решил заночевать на стройке и с утра возобновить поиски.
Найдя более или менее чистое место, лёг спать. Не успев заснуть, как услышал чьи-то голоса и сильное возмущение. Он испугался и забыв что голый, встал и спросил:
— «А вы как сюда попали?»
Передо ним стояли три девушки и двое парней в одежде похожей как у рокеров и светили на него фонарём. Металлические заклёпки и другая разная лобода на одежде. У девушек был сделан пирсинг на лице. У парней в ушах были вставлены серьги. Они осветили его фонариком, и только тогда он понял, что встрял по полной программе. Тут вошли ещё двое парней, на ходу застёгивая ширинку и увидев такую картину, сказали:
— «Ни х... себе подарочек. Тащите его в подвал. Мы из этого говна туалет живой сделаем. От него так воняет.»
Миша попросил отпустить меня и стал извиняться за свой вид, но получил пинка под жопу, и сразу понял, что каждое лишнее слово, сказанное в их адрес, будет использовано против него. Он замолчал и покорно пошёл вслед за ними в надежде, что потом что-нибудь придумает. В подвале ему связали руки и ноги и положили на землю. Рокеры тут же расстегнув ширинки и вывалив наружу свои колбаски, стали писать на него поливая его тело тёплой мочой. Он даже возбудился, но они в темноте этого не заметили. Миша давно мечтал о том, чтобы его обописали много-много человек и часто в письмах признавался мне и вот это случилось. Всю ночь, пока компания тусовалась и пила пиво, они всегда спускались в подвал и поливали его тёплой мочой и испражнялись на грудь и живот, если кто хотел. За ночь он наглотался мочи, что чуть из ушей уже не лилась, а девушки наоборот садились над его лицом и поливали его с большим наслаждением и сильным напором от выпитого пива заливали лицо, глаза, рот, нос и другие части. Миша успевал только глотать и кашлял, если моча попадала не в то горло. Он думал, что утром все уйдут и спокойно сможет выбраться, но надежды не оправдались. Как только открыли первые лавки, они сходили в первый ларёк, купив еды и пива, снова стали частенько заглядывать в подвал. Изрядно подвыпив, девчонки уже не стеснялись его и ходили полураздетые и чуть полностью не садились ему на лицо. При слабом свете он мог разглядеть их киски и часто возбуждался от этого. Всё было бы ничего. Миша получил то, о чём мечтал раньше, но он не знал чего ожидать, и случилась новая неприятность. Одна из девчонок чего то сильно переела и в очередной раз спустившись в подвал и присев над его лицом, выдала всё содержимое кишечника, что Миша чуть не задохнулся. У неё случился настоящий понос и всё растеклось по телу и попало везде и вся Мишина нижняя часть была обделана этой вонючей кашей. Никто этого не замечал. Все были уже пьяны, и кое-кто после бессонной ночи был в отключке. Это был единственный для него шанс. Миша нащупал острую кромку обломка кирпича и стал осторожно перетирать верёвку. По лицу всё стекало от испражнений у него спёрло дыхание. Верёвка поддавалась медленно, и он ещё успел получить от двух парней порцию мочи. Они еле стояли на ногах и держались за стенку. Поэтому их струя разлеталась по всему телу и мало попадала на лицо. Когда они ушли, если это можно так назвать, Миша стал ещё сильнее тереть верёвку, и она ослабла и поддалась. Руки были освобождены. Он развязал ноги и скрылся в подвале. Наверху ещё были слышны пьяные разговоры, но вскоре всё стихло. Хоть Миша был в таком виде, но ему нужно было подняться на верхний этаж, чтобы перейти в соседний подъезд, перескочив через недостроенную перегородку.
Он осторожно поднялся на верхний этаж и проходя мимо спящей компании увидел довольно необычную картину. Все спали, кто как. Кто-то лежал на досках, а кто-то, сидя навалившись на стену. Многие были наполовину раздеты, и у одного из парней даже был виден член и яйца. Девчонки были вообще без нижнего белья, и снятые курточки оголили их груди. У одной из девчонок была задрана юбка и на солнце отчётливо была видна её пышная попка.
Миша осторожно прошёл мимо и скрылся в другом подъезде. С большим трудом он нашёл одежду и дождавшись ночи, через пустырь за стройплощадкой добрёл голышом до ближайшего водоёма. Отмывшись, вернулся домой под утро и сразу во всём, что было на нём, залез в ванную. Он долго отмывался, пока не исчезли все запахи и только потом спокойно заснул. Миша ещё долго вспоминал этот случай и всегда на улице боялся, что они его могут узнать и отомстить.
Как только все сплетни и всякая болтовня вокруг Миши стала немного успокаиваться, он стал выходить на улицу и даже пару раз прошёлся мимо того злополучного дома. То, что с ним случилось на стройплощадке, Мише не давало покоя, и как только он начинал вспоминать все события, его член тут же давал о себе знать. Приходилось засовывать руку в карман брюк и придерживать вставший член у ноги, чтобы не так было заметно проходящим навстречу людям. Но скрыть это от всех было нельзя, и перестать думать о случившемся Миша тоже не мог. Некоторые девушки, обращающие на него внимание, замечали бугор в штанах и хихикали в след Мише.
Как со всем этим справиться, Миша не мог найти ответ. И тут ему снова пришла в голову сумасшедшая идея. Он решил снова повторить прогулку на стройке голым, пока ещё не так было холодно и можно не одеваться в течении всего дня. Да и ночью, при плюс 15 Миша думал, что не замёрзнет.
Миша не мог уснуть и ворочался с боку на бок и только под утро немного вздремнул. Так больше не может продолжаться, решил он для себя и собрав немного еды с собой и оставив ценные вещи дома, он снова отправился на стройплощадку.
За несколько недель там здорово всё изменилось. Стройку разморозили и вновь возобновилось строительство. Вырос почти целый этаж. Сегодня была суббота, и там было как то тихо. Стрела крана была опущена вниз и трос размотан по всей территории. Наверное, поломка случилась, подумал Миша и шагнул через дыру в заборе. Было тихо и не было оснований для волнения. В этот раз Миша решает зайти в другой подъезд и там в подвале спрятать свои вещи. Он спокойно проходит по первому этажу и через подъездные двери перебегает в самый крайний и самый удалённый подъезд. Там стоит тишина и только доносится шум машин с улицы. Миша спустился в подвал и найдя уступ в фундаменте, снял с себя всю одежду и сложил в пакет. Затем он взял несколько кирпичей и прикрыл пакет сверху, чтобы не так бросалось в глаза при свете фонарика, мало ли что может случиться.
Выйдя из подвала, Миша направился вверх, на новый этаж. С высоты было хорошо кругом видно, а его маленькая обнажённая фигура не видна была не кому. Миша долго ходил по дому, выглядывал в окна и периодически трепал в руках свой член и перекатывал яйца руками. От этого его член быстро возбудился и торчал, как печная труба. Подрачивая его на ходу, Миша переходил из квартиры в квартиру, с этажа на этаж и доведя себя до пика возбуждения, выплеснул первую струю спермы из разгорячённого органа прямо на стену. Миша продолжал дрочить член, а сперма вылетала и поливала стену. Густые капли стекали по стене вниз и скапливались у самого плинтуса, образовав небольшую лужицу. Выдавив из мочевого канала последнюю каплю, уставший и очень довольный, Миша навалился на подоконник и стал всматриваться вдаль, разглядывая дома и маленькие фигурки идущих куда-то людей. Он так задумался, что даже забыл о том, где он находится и в каком виде. Впервые за несколько недель переживаний и волнений ему было по настоящему, хорошо.
Вдруг сзади его кто-то окликнул и от испуга и внезапности Миша вздрогнул и чуть не бросился бежать через окно, но вовремя одумался, ведь это был седьмой или восьмой этаж многоэтажного дома. Он обернулся и увидел в дверном проёме девушку в джинсах и кожаной, приталенной курточке. Её волосы были распущены, а её взгляд бегал по обнажённой фигуре Михаила. Его руки дрогнули, и он попытался прикрыть свои интимные места, но девушка опередила его:
— Извини, что помешала. Ты никого тут не видел?- спросила она его.
— Нет. — ответил Миша.
Девушка тут же развернулась, и стала спускаться вниз, и только тут до него дошло, что он снова, похоже, влип. Девушка эта была ему незнакома, и что его ждало, он тоже не знал. Миша решил не испытывать свою судьбу снова и направился медленно вниз, чтобы скрыться в подвале и потом осторожно добраться до своего подъезда, где лежали его вещи. Ступеньки быстро мелькали под его ногами. Позади уже остались несколько этажей и вот он, вход в подвал. Миша спустился вниз и стал на ощупь пробираться вдоль стены до следующего подъезда. В подвале было сыро, но не так холодно. От земли, после жаркого лета ещё отдавало теплом. Вдали показался свет в проёме и Миша облегчённо вздохнул. Один участок пройден. Впереди ещё шесть таких отрезков в полной темноте. Прислушавшись, он не заметил ничего подозрительного, и стал продвигаться дальше. Миша шёл медленно, чтобы не шуметь и не выдать себя. Миновав ещё два участка, он сел передохнуть. От создавшейся ситуации он снова возбудился и стал медленно подрачивать свой член, чтобы разрядиться и это не мешало бы ему продвигаться дальше. Чрезмерное возбуждение было сильнее его осторожности, и вскоре Миша, уже не обращая внимания на всё остальное, стал со скоростью дёргать своё член. Рука скользила вверх-вниз, вверх-вниз, а его яйца со шлёпаньем ударялись о бёдра. Запрокинув голову назад и закрыв глаза, он ждал финала своего труда и вот он замер. Струя спермы вылетела и плюхнулась на землю возле ног, но Миша всё ещё не мог остановиться и его рука уже медленнее, но продолжала дёргать член и выдавливать последние капли спермы.
Когда Миша опустил свой член и убрал руку, он услышал, как кто-то захлопал в ладоши. К этому звуку ещё присоединилось несколько пар рук и уже были не одинокие хлопанья рук, а настоящие аплодисменты. Миша открыл глаза и увидел перед собой несколько парней и девчонок, которые глядели на него и хлопали в ладоши. Он растерялся и не знал что делать. Бежать по тёмному подвалу, было равносильно смерти. Можно было налететь на бетонную стену и разбить себе лоб. Идти вперёд было не возможно, путь был преграждён хлопающими в ладоши молодёжью лет 18-23.
Тут один из парней и говорит:
— А у тебя неплохо получается. — и громко расхохотался. Его поддержала вся компания. Они ещё долго смотрели на Мишу и смеялись, а он стоял и не знал, что ему делать дальше. Тут одна из девчонок и говорит:
— Надо ему навешать п.....лей, чтобы знал, как девушек своим шлангом пугать.
Кто-то ещё поддержал это мнение, и они велели Мише идти за ними. На площадке второго этажа все повернули в квартиру на правой руке и вошли в одну из комнат. Мише велели сесть в угол и не шевелиться, а двое из парней снова спустились вниз и исчезли на какое-то время. Через полчаса они появились с пакетом в руках.
— Вот, нашли, что смогли.
Они вытряхнули всё содержимое пакета на пол и он увидел несколько верёвок разной толщины. Парни связали Мише руки за спиной и взяв его под руки завели в комнату, где в последующем должен был находиться туалет и ванная. Уложив его на пол, они связали ему ноги и ушли. Миша лежал и не знал, чего ждать дальше. Время тянулось медленно и показалось, что прошло уже несколько часов, как вдруг в проёме показались двое ребят и достав из ширинки свои члены, стали поливать его, начиная от лица и до ног. Тёплая моча растекалась по телу и даже немного согревала его. Через несколько минут они зашли вновь и завязали Мише тряпкой глаза. Стало темно и ничего не видно. Теперь Миша мог только догадываться по звукам и ощущениям, что с ним делают. Вскоре зашли девчонки и присев над Мишей, полили его тёплой мочой, и тряпка на глазах намокла, что Мише пришлось закрыть глаза и повернуть голову набок, чтобы эта солоноватая жидкость не попала в глаза. Миша услышал протяжный звук и как бы выдох воздуха, после чего последовал странный запах и на живот ему стали что то накладывать. Через несколько секунд Миша понял, что одна из девчонок решила опорожнить свой кишечник и выдала всё, что в ней находилось прямо на живот и область гениталий. От неприятного запаха стало свербеть в носу, и Миша чихнул несколько раз подряд. Примеру девчонок и последовали другие, и вскоре по всему телу лежало несколько кучек разной консистенции и твёрдости. Самые густые какашки размывали струёй мочи и всё это расползалось по всему туловищу. Область гениталий тоже не обошли и его член и яйца были в полужидкой кашице. Когда образовался небольшой перерыв, и никто из компании не приходил к нему, Миша не вытерпел и сам обописался прямо на себя и его моча растекалась по животу и груди и смывала небольшие какашки с его тела.. Миша лежал в луже испражнений и фекалий и не знал, что его ждёт дальше. Были слышны шаги и непонятная ходьба, но вскоре всё стихло. Затем кто то вошёл в комнату, и накрыл его каким-то пыльным рямком из мешковины. Миша пытался растянуть узлы и освободить руки, но ничего не получалось. Так он и уснул.
Проснулся Миша от того, что кто-то стаскивает с него мешковину, вслед за которой последовал поток мочи на область лица. Часть попала прямо в рот, и ничего не оставалось, как проглотить. Вкус после жажды оказался не такой уж и противный, хоть и немного солоноватый.
В течении всего дня компания продолжала мочиться и испражняться на тело Миши и только с наступлением темноты, ему развязали ноги и приказали идти вниз. Во дворе стоял временный туалет, сооружённый для строителей и небольшая яма. Развязав руки, ему велели пролезть через отверстие в полу, но оно оказалось очень маленьким. Тогда чуть сдвинули туалет в сторону, сзади образовалась небольшая дыра, в которую и смог пролезть он. Миша провалился почти по колено в жидкую кашу и согнувшись стал ждать что ему велят делать. Тут одна из девчонок зашла в домик и сказала, чтобы Миша лёг и присев над дырочкой выдала по полной программе изо всех своих дырочек, облив жидким калом и мочой всё лицо и грудь Миши. Остальная часть тела была погружена в эту зловонную мешанину. Хлопнув дверкой, она ушла и всё стихло. Миша привстал и стал вглядываться, но кругом не было ни души. Подождав немного, он решил, что это был их финальный сюжет и что они больше его не будут беспокоить. Он стал выбираться, но его ноги скользили и цепляясь за выступы и траву, ему удалось на пузе выползти из туалетной ямы. Его член от трения о землю встал и торчал вверх. Он был даже ещё твёрже и готов был лопнуть от возбуждения. Не дожидаясь, пока ему удастся привести себя в порядок и очистить всю эту фекальную жижу с тела, Миша взял свой член в руку и начал с силой дрочить. Вскоре первая струя, довольно сильная по сравнению с предыдущими разами, вылетела и упала на лежащие рядом кирпичи. За ней вторая и третья не менее сильные стали обливать кирпич спермой и Мише показалось, что сейчас из него вытечет всё, и он больше не сможет возбуждаться и дрочить свой член. Во всём теле появилась слабость, и подкашивались ноги и он уставший и измождённый сл прямо на землю.
Немного отдохнув, Миша побрёл к ёмкости, в которой по его догадкам должна находиться вода и не ошибся. Открыв кран, он стал смывать с себя всё. Вода была уже прохладная, и вскоре по всему телу пробежал озноб. Начали стучать зубы и холод пробирать чуть ли не до костей. Миша вернулся в дом и стал бегать и делать физические упражнения, чтобы согреться. Спустя полчаса, он снова вернулся и продолжил отмываться. Только к утру, он смог привести себя в порядок, но от него пахло за несколько десятков метров. До дому было всего пара остановок и Миша побежал. Нужно было успеть, пока ещё все спят. Он вбежал в подъезд и перескакивая через ступеньку, поднялся на второй этаж. Тут его осенило, что по зловонному запаху его сразу узнают, и он поднялся на пару этажей выше, а затем спустился вниз и вошёл в свою квартиру. Прямиком в ванную и на ходу снимая с себя пропахшие тряпки, Миша наконец-то перевёл дух и облегчённо вздохнул. Всё он дома. Набрав воды, он ещё долго отмокал и уничтожал неприятный и в тоже время, возбуждающий запах со своего теле и с одежды. После этого он спал почти сутки, и ему снова снилось то, что с ним недавно происходило. Во сне его член встал, и он кончил прямо в постель, даже не просыпаясь.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Ночное приключение Альки

Сообщение 03 июл 2019 07:03

Мои рассказы про эксгибиционизм. Ночное приключение Альки.
.

Это случилось с моей виртуальной подругой Алькой. Высокая, стройная блондинка с длинными волосами, живёт в Новосибирске, и мы с ней часто общаемся в соцсетях -переписываемся. У неё серо-голубые глаза, нежный голосок и она просто красивая и интересная девчонка, такая же романтичная — как и я. Увидев её первый раз при знакомстве, я просто стал сходить с ума если она мне не отвечала. Вот однажды она мне и рассказала свою историю, которая с ней приключилась в один из летних дней. Я подумал, что из этого может получиться интересный рассказ и попросил у неё разрешения, написать его. Она с радостью согласилась.

Был летний день. На улице моросил нудный дождик и Алька не знала, чем себя занять. Одной было скучно сидеть дома, а муж уехал в командировку и вернётся не скоро. Алька позвонила своим подругам, чтоб поболтать и немного развеять скуку, но к телефону ни кто не подходил. По сотовому болтать, что-то не очень хотелось, да и накладно было. Она подошла к окну и подперев голову ладонями, стала смотреть, как моросит дождик, а прохожие накрывшись зонтиками, спешат побыстрее забежать в подъезд. Во дворе было пусто.
Вдруг раздался звонок и Алька от неожиданности вздрогнула. Взяв трубку, она услышала знакомый голос Маринки, своей подруги:
— Чем занимаешься? — спросила она.
— Так. От безделья мучаюсь. — ответила Алька.
— Приезжай ко мне. У меня сегодня небольшая вечеринка будет. Развлечёмся немного.
— Спасибо. Сейчас приеду, а то уже надоело дома одной сидеть. — ответила радостная Алька и начала одеваться, перерывая свой гардероб и не зная что одеть.
Тут её осенило, и она даже немного возбудилась от своей дурной и интригующей идеи пойти на вечеринку без нижнего белья. Она так раньше одевалась по просьбе мужа, а вот одна никогда не решалась. Алька достала свою мини юбочку и розовую блузку. Одев эти вещи на голое тело, и даже не взяв с собой зонтик, она выскочила на лестничную площадку и засеменила по ступенькам вниз. Возле подъезда уже стояла такси. Алька села на заднее сиденье и выпалила на одном дыхании название улицы, куда надо было ехать.
— На ул. Титова 00.
Машина тронулась с места и рассекая моросящий дождь, понеслась по проспекту. Ехать нужно было через мост. Маринка жила недалеко от Толмачёвского шоссе, в Ленинском районе, на другой стороне Оби и дорога к ней занимала всегда немало времени. На метро было конечно быстрее, но в такую погоду с пересадками ехать не хотелось. Вот уже и мост и река осталась позади. Машина мчалась по широкой улице Станиславского, обгоняя других осторожных водителей, которые не спешили в такую погоду или просто были не уверены в своей машине или опытности её вождения. Алькин муж всегда называл их «чайниками» и всегда сердился, когда они мешали на дороге и не давали ему разогнаться.
Вскоре такси свернула на Титова и через несколько кварталов во двор и остановилась у подъезда. Дождик немного стих и Алька уже не спеша, рассчиталась и выйдя из машины, направилась в подъезд, где жила Марина. Её квартира была на втором этаже, и она с лёгкостью, перескакивая через ступеньку, вбежала на этаж и нажала кнопку звонка. Дверь почти моментально открылась. Марина видела в окно кухни, как подошла такси и поспешила встретить подругу. Они обнялись и поцеловав друг друга в знак своей дружбы или по какой другой причине, вошли в комнату. Никого ещё не было и Маринка, что-то готовила на кухне. Алька с радостью согласилась помочь и накинув халатик, принялась нарезать салатик.
Время летело незаметно и вскоре подошли первые гости. Алька многих знала и вела себя вполне свободно и без стеснения, даже на время забыв, что она без нижнего белья. Среди гостей были и незнакомые ребята и девушки, но это не вызвало у неё ни каких проблем и она смеялись и веселилась. От лёгкого вина и других напитков вскоре стало вообще хорошо. Вечеринка удалась, и даже не хотелось уходить домой. Время было уже за полночь. Многие уже разошлись, а Маринка с каким-то парнем сидели на диване и целовались. Мешать им Алька не хотела, а тем более что-то спрашивать и она тихонько встала и вышла в подъезд. Выйдя на улицу, она медленно побрела по тротуару до ближайшей станции метро. Возвращаться в душную квартиру не хотелось, и Алька решила подышать свежим воздухом после дождичка и немного прогуляться перед сном, хотя и спать тоже не хотелось. Насмотревшись на Маринку и её парня, внизу живота чувствовался какой-то дискомфорт и лёгкое возбуждение, которое усиливалось с каждым шагом и каждой мысли об этом.
На станции метро народу было немного. Поезд подошёл быстро, что Алька даже присесть не успела. Проехав три станции, он остановился уже на другой стороне Оби, и Алька вышла, поднявшись наверх, она присела на скамейку и стала ждать свой автобус или маршрутку. Скамейка была холодная, и это чувствовалось голой попкой. Алька немного приподнялась и положив свои руки, как тёплую подкладку, села на них. Пальцами сразу ощутилась влага на ягодицах и бёдрах. Её киска просто изнывала и истекала, и этому способствовал её внешний вид и чуточку прикрытая обнажённость. Только знала об этом она и больше никто. Альке так хотелось, чтоб её муж в это время был дома, и они бы сейчас завалились в кровать и стали заниматься сексом.
Её мысли прервал визг тормозов, и возле остановки остановилась машина.
— Девушка вам куда ехать? — спросил молодой парень, высунувшись в окно.
— Домой. — немного оторопев ответила сухо Алька.
— Если по пути, то можем подвести, или испугались.
Алька не могла терпеть, когда её кто то уличал в испуге и называл трусихой.
— Если вам на ул. Грибоедова по пути, то поехали.
Хмель ещё не вышел, и Алька сама удивилась своей смелости и решительности. Она встала, одёрнула юбочку и расправив распущенные волосы, направилась к машине. Незнакомец проявил вежливость и выйдя из машины, открыл перед ней заднюю дверку. Там ещё кто то сидел и навалившись на стекло, дремал.
Алька села и незнакомец сел с ней рядом, закрывая за собой дверку. Машина тронулась и понеслась от речного вокзала по Большевистской улице. Незнакомец представился. Его звали Андреем, а его спящего друга Димкой. Водителя и хозяина машины он назвал Серёгой. Алька немного заволновалась, но потом сама стала себя успокаивать. Район, где она жила приближался и скоро будет поворот, а там рукой подать до её дома. Вот и светофор, подмигивающий жёлтым глазом и предупреждающий, что будьте осторожны — перекрёсток. Сейчас мы повернём, и я попрошу, чтоб остановились, зажатая между двумя парнями думала про себя Алька.
Но что такое? Не сбавляя скорости, машина пересекла перекрёсток и помчалась дальше.
— Остановитесь пожалуйста. Мы уже проехали мою улицу. — обратилась к Сергею Алька.
— Если будешь вести себя хорошо, то на обратном пути мы тебя высадим у самого подъезда или можем и на этаж заехать, только скажи какой? — засмеялся Андрей и крепко сжал её руку. Алька ойкнула от неприятного ощущения боли в кисти руки и попыталась её высвободить, но Андрей держал её крепко.
— Ну что? Договорились? — переспросил он снова.
— Договорились. — тихо и уже без юмора в голосе ответила Алька, понимая, что другого ничего не остаётся. Она винила себя, что сама села в машину и снова поддалась чувству гордости за сказанную обиду в её адрес. Если бы она на остановке не сочла те слова про испуг в свой адрес, и просто промолчала бы, то навряд бы они стали силой затаскивать её в машину, ведь мимо проносились другие и невдалеке ещё были люди, томившиеся в ожидании своего автобуса.
Машина уносила её всё дальше и дальше от города. Вот уже показались дачные постройки, и мы выехали за пределы города и помчались в сторону Академ-городка. Мимо мелькали встречные машины, и Алька с тоской в душе провожала их взглядом. Она знала, что никто не повернёт и не бросится за ними вдогонку, чтоб помочь ей и отвезти домой.
Вдруг машина сбавила скорость, и Андрей попросил Альку снять одежду. Алька стала отговаривать его и тогда он, дёрнув за ворот блузки с такой силой, что пуговицы посыпались на пол машины, как горох. Когда блузка оказалась у него в руках, он открыл окно и выбросил её.
— Я же просил тебя быть послушной. — сказал он уже более спокойным тоном.
Алька немного привстала и стащила с себя юбку и тоже подала ему. Она следом вылетела в окно, и она осталась совсем голой.
— Если бы ты сама всё сняла, то не пришлось бы выбрасывать одежду из машины. Теперь поедешь голой.- ответил проснувшийся Димка.
Все дружно засмеялись, и хоть Альке было немного страшно и обидно, но даже она улыбнулась. Алька тогда даже не думала, как она попадёт домой. Ей нужно было как-то сбежать, но как?
Она сидела среди незнакомых ей парней совсем голая и возбуждённая и сама боялась себе признаться, что всё это стало её даже заводить сильнее с каждой минутой. Вот машина немного сбавила и повернула на просёлочную дорогу. Начало трясти и качать из стороны в сторону. При этом её груди тоже начали покачиваться, а сама Алька прижималась то к Андрею, то к Димке. Прикрыв руками чисто выбритый лобок, Алька осторожно раздвинула пальчиками половые губы и была удивлена. Несмотря на сложившуюся ситуацию, она была вся мокрая, а её киска просто горячая от перевозбуждения и накидка на сиденье под ней тоже пропиталась её соком.
Вдруг машина остановилась, и Алька открыв глаза, увидела в свете фар, что они находятся в сосновом бору. Андрей открыл дверку и вышел. Потом он протянул ей руку и предложил свою помощь. Алька ответила и протянув свою мокрую руку, которой только что ощупывала киску, и стала выбираться из машины. Она поняла, что звать на помощь и сопротивляться сейчас не самое подходящее место, значит, остаётся одно — получить удовольствие и успокоить себя и свою пульсирующую киску.
Андрей подвел её к капоту машины и попросил на него лечь.
— Как? Я же его продавлю. — ответила Алька.
— Просто положи руки на капот и прижмись к нему грудью.- объяснил он более подробно.
Алька всё сделала, как её просили. Капот был горячий и она резко отпрянула.
— Горячо. Вы что меня сварить захотели? — возразила она.
Все громко расхохотались, а Димка принёс какую-то тряпку и положил перед ней. Алька расстелила её и снова прижалась. Даже через тряпку чувствовалось тепло от нагретого капота. Сзади подошёл Андрей и положив на её спину свои руки, стал гладить и ощупывать все её родинки и бугорочки. Потом его руки стали опускаться к попке и вот они уже раздвигают ягодицы и обследуют её мокрую киску.
— Да она уже готова, вся течёт! — вскрикнул он.
Андрей расстегнул ширинку и достал свой возбуждённый член. Он был не очень длинным, но в диаметре с ним никто из присутствующих не мог сравниться. Он сразу проник без всякого сопротивления во внутрь влагалища, и сделал несколько движений. Альке было так приятно и необычно всё это чувствовать, что она закрыла глаза и чуть не застонала от удовольствия. Андрей вытащил своего стоячего дружка и раздвинув ягодицы, направил его в другое отверстие — Алькину попку. Она даже вздрогнула от неожиданности, но не смогла пошевелиться под сильными мужскими руками. Андрей также, не раздумывая, резким движением вошёл в её задний проход и стал двигать свой толстый член туда — сюда, с каждым разом делая свои движения всё быстрее и сильнее. Алькино тело содрогалось под его напором. Лёгкая боль постепенно перешла в наслаждение и Алька не выдержав — издала свой первый стон.
— Мужики слышите, а ей понравилось — произнёс Андрей и с ещё большим напором стал вгонять свой член в задний проход Алькиной попки.
По Алькиному телу пробежала дрожь и содрогнувшись, она испытала первый оргазм. Через несколько секунд и Андрей сделав свой последний толчок, прижался к её ягодицам со всей силы, и первая струя его спермы стала ударять в стенки прямой кишки и заполнять её. Ещё несколько минут, он стоял, не отрываясь и не шевелясь, ловя каждое мгновение наслаждения и экстаза пока его член не стал мягким и постепенно не вышел наружу. Андрей отошёл в сторону и уступил место Димке, который уже ходил вокруг машины полностью голым и держав левой руке свой изогнутый от частого занятия онанизмом, член.
Димка был немного ниже ростом, и ему было неудобно в такой позе трахать Алку. Он велел ей ложиться на землю, и она послушно выполнила его просьбу. Алька легла прямо на дорогу, которая ещё не успела высохнуть после недавнего дождя. Димка лёг на неё и стал её трахать обычным классическим способом. Его тонкий, кривой, но достаточно длинный член постоянно выскакивал из влагалища и упирался то в бедро, то в попку, а то и в мокрую землю. Не обращая на это внимания, он поправлял его и продолжал своё дело. Земля, перемешавшись с выделениями, превратилась в грязь и вскоре вся промежность, бёдра, киска и даже лобок — были измазаны ею. Вскоре Он замер и его сперма стала изливаясь, заполнять Алькино влагалище. Когда Димка встал и отошёл в сторону, подошёл Сергей — водитель машины.
— Ну что ты наделал. Всё грязью измазал — возмутился он.
Димка стоял рядом и разглядывая в свете фар грязные Алькины прелести, вытирал тряпкой лежащей на капоте свой член и весело смеялся.
— А это прикольно. Вот бы её ещё прямо в луже трахнуть.
— А что, это неплохая идея. — сказал Андрей.
— Я знаю тут одно местечко. Прогуляемся? — вопросительно посмотрев на своих друзей, добавил Сергей. Начинало уже светать и он, выключив свет, отогнал в сторону машину. Ребята разделись и все пошли голышом по утреннему бору в сторону реки. Минут через двадцать вышли на опушку леса, и впереди раскинулось огромное пространство заливных лугов, где было полно чёрных пятен с отблесками находящейся в ней воды или просто грязи. Возле одной из таких все остановились и Сергей сказал:
— Теперь моя очередь.
Он приказал Альке лечь на землю, в ту самую грязь, возле которой они стояли полукругом. Делать было нечего, и она вначале села, провалившись сантиметров на пять в промокшую почву. Сергей подошёл и толкнул Альку. Она упала посреди этой грязной лужи и её раскошные волосы разлетелись в разные стороны. Раздвинув Алькины ноги в разные стороны, Сергей лёг на неё сверху и ещё глубже вдавил её в лужу. Хлюпая и плюхаясь в жиже, он нащупал своим членом влагалище Альки и всадил в него свой уже вывоженный в грязи член. Сергей стал делать резкие толчки, и тело Альки пришло в движение, погружённое почти наполовину. Через несколько минут их уже было не узнать. Алька и Сергей, чёрные и грязные, скользя и ползая по луже, трахались как свиньи во время случки. Вскоре Сергей встал. С него сваливалась плохо прилипшая грязь, а на головке такого же грязного члена была видна капелька спермы. Алька лежала, раскинув в стороны ноги и руки. На лице было несколько чёрных брызг, а всё остальное тело невозможно было отличить от цвета лужи. Всё было так перемешано и перетоптано, что представляло одно целое.
Андрей не изменил своим привычкам и заставил Альку встать на четвереньки. Он с новой силой стал трахать её попку, работая своим членом, как поршнем — захватывая с каждым разом новую порцию грязи и заполняя ею прямую кишку.
Димка тоже остался в своём амплуа и продолжил начатое Сергем. Придавив Альку, он с такой силой вгонял свой кривой член, что через несколько минут они оказались в самой глубине, и Алька чуть не ушла в неё с головой, но смогла удержаться на поверхности. Когда Димка закончил и вышел к своим друзьям, обессилевшая, и испытавшая несколько оргазмов Алька, продолжала лежать тяжело дыша. Ребята оставили её и пошли искать место, где можно было отмыться.
Через час они уже возвращались обратно, и весело разговаривая и смеясь, обсуждали недавние события и Альку. Когда они поравнялись с ней, то Сергей сказал.
— Ждать нам тебя некогда, доберёшься сама.
— Если не торопишься, то вечером заеду и отвезу домой. — добавил Сергей и они скрылись за кустами ивняка.
Алька ещё долго сидела, перебирая в памяти события. Она наслаждалась теми минутами счастья, которые испытала во время оргазмов и совсем не представляла, что делать дальше. У неё не было сил подняться на ноги и идти искать воду, чтоб отмыться.
Ближе к обеду, когда солнце было уже высоко и грязь в некоторых местах начала подсыхать, Алька собрала остаток сил и пошла по оставленным грязным следам к водоёму. В воде она пролежала несколько часов, пока не отмокла последняя капля. Труднее было отмыться внутри влагалища и заднем проходе. Вспомнив свои первые занятия фистингом с мужем, Алька принялась к приведению в порядок своего влагалища и возбудившись снова испытала сильный оргазм, который совсем лишил её сил. Она с трудом выбралась на траву и уснула.
В таком виде в сумерках её и нашёл Сергей.

Сергей подошёл к спящей Альке и расстегнув ширинку, достал свой член. Направив на неё, он напрягся и начал мочиться. Мощная и тёплая струя потоком падала на её обнажённое тело и растекалась по спине, животу и груди. От неожиданности Алька проснулась и повернувшись увидела его, водителя который привёз её в этот глухой уголок. Рядом с ним стояли ещё трое ребят и Андрей. Димки с ними не было.
— Ты что делаешь? — возмутилась она.
— Не видишь что ли писаю.- сказал Сергей и прижал пытающуюся, приподняться Альку ногой к земле.
Делать ничего не оставалось, и она смирилась, тем более что рядом ещё было четверо крепких и молодых самцов, жадно смотрящих на неё — хрупкую и беззащитную, лежащую голышом на мокрой траве. Алька снова закрыла глаза и раскинув в стороны руки, полностью расслабилась. Она решила поддаться воле судьбы и испытать, что ей приготовлено и получить, от этого массу наслаждения, а всё что плохое пропустить мимо себя и не думать об этом.
Глядя, что Алька не сопротивляется, к ней подошли ещё двое и тоже достав свои шланги, начали поливать из них её тело тёплой и немного солоноватой мочой. Она лежала и ощущала каждой клеточкой своего тела, как тёплая жидкость растекается по ней, и не открывала глаз, чтоб брызги не попали в них. Алька помнила, когда брызги солёной мочи попадали ей раньше и вызывали неприятные ощущения.
Когда поток прекратился, она открыла глаза и увидела, что Сергей уже разделся и его член стоял и был готов к штурму её дырочек. Он показал ей двигаться к луже и вскоре они уже барахтаясь в самой гуще занимались сексом. Серёгин член вылетая — захватывал кусочки глины и илу и заталкивал во влагалище. Вот его тело содрогнулось и он замер. Струя спермы ударила в стенки влагалища и стала заполнять её свободное пространство.
Вслед за Сергеем приступил трахать Альку один из новеньких. За ним по очереди исполнили ту же самую процедуру и натолкали своими членами полное влагалище оставшиеся дружки. Андрей снова был в своём репертуаре и поставив Альку на колени в самую грязь, что из неё была видна только верхняя часть попы и начал отчаянно долбить её анальное отверстие. Весь грязный и вспотевший, он вскоре кончил и вынув свой постепенно теряющий упругость член, вышел ко всем и рухнул на траву.
Всю ночь, до наступления рассвета, они трахали Альку, даже на давая ей возможность вылезти из лужи, пока она не рухнула и не потеряла сознание. Тогда Сергей и ещё двое незнакомцем вытащили её и положили под куст ивняка, а сами пошли отмываться. Когда они вернулись, Алька ещё ничего не соображала и лёжа на боку тяжело вздыхала.
— Всё нормально будет. Я потом приеду и проверю — сказал Сергей, и они одевшись, направились к машине, оставленной на опушке соснового бора.
Алька пришла в себя уже после обеда. Грязь уже покрылась корочкой и неприятно стягивала кожу. В ногах не было сил подняться, и она поползла к водоёму, который нетрудно было найти по отпечаткам, оставленным после парней.
Забравшись в воду, Алька села, погрузив своё тело чуть ли не по самые плечи, и стала отмокать, растирая и отмывая глину и ил. Вода быстро мутнела, и Алька переползая с места на место, постепенно отмыла голову и верхнюю часть тела. Потом она кое-как встала и принялась приводить в порядок остальные участки. Промыть влагалище и попку от грязи не было сил, и она решила, что вернётся домой и промоет всё в ванной под душем. Выбравшись на берег, Алька качаясь, побрела в сторону бора, откуда её вчера привели на эти заливные низменные места Оби Андрей с его друзьями и где сегодня они снова они делали с ней всё что хотели. Алька сильно устала и передвигалась еле еле. Кое-где ещё не были отмыты небольшие пятна, но ей сейчас было не до них. Нужно было скорее уйти, чтоб её снова не застали на этом месте.
Вот и лесная дорога, а вот и её туфель со сломанным каблуком. Наверное, машина проехала — рассуждала она про себя. Идти было неудобно. Шишки и иголки кололи ноги. Алька взяла туфель и ударив им по стволу дерева отломила каблук совсем. Одев его на левую ногу, она отправилась искать второй. Он лежал возле берёзки метрах в десяти и был целый, но идти в нём было неудобно, и Алька отломила у него каблук тоже, ударив пару раз о ствол дерева.
Теперь можно было идти побыстрее, но сильно хотелось есть, и сводило живот, вызывая тем самым лёгкую тошноту. Добравшись до шоссе, она повернула в сторону города и держась на небольшом удалении, прячась за кустами и стволами деревьев, Алька стала медленно и осторожно пробираться к дому. Как она пойдёт по улице, она тогда ещё не представляла даже. Она надеялась, что где то в кювете она отыщет свою выброшенную в окно юбку и блузку.
Начинало смеркаться, и сосновый бор уже почти закончился. На пути попадались небольшие перелески и кустарник, а вот и чистое поле. При таком свете через него не пройти и Алька забравшись в густой кустарник, решила немного отдохнуть и вздремнуть чуток. Уснула она быстро, что даже укусы комаром ей были нипочём. Когда Алька проснулась, было уже темно и выбравшись из кустарника, она побрела по открытому полю. Когда проезжали машины, она непроизвольно приседала и пряталась, вжимаясь всем телом в землю и траву. Потом вставала и шла дальше.
Обойдя стороной небольшой населённый пункт, Алька вторглась в дачные владения. Она перешла на другую сторону шоссе и путаясь по узеньким улочкам между дачами, стала пробираться на свет огней города, которые выли видны издалека. Рассвет застал её возле небольшого деревянного домика, и она решила в нём переждать день. Кругом было тихо, и по её предположениям сюда среди недели, никто не должен был появиться. На грядках она нашла несколько небольших огурчиков, можно сказать зародышей, и быстро их уничтожила, немного уталив тем самым голод. Она ещё пробежала по двум соседним участкам и сорвала до десятка свежих, ещё в росе, огурчиков. Домик был закрыт и забравшись под навес, Алька легла на траву и тут же уснула.
Проснулась она часа через три от непонятного ощущения. Ей приснилось, что её нашли и внимательно разглядывают. Открыв глаза, она увидела перед собой пожилого мужчину и женщину того же возраста.
— Ты кто такая? — спросила женщина.
Не зная что сказать в своё оправдание, Алька сочинила на ходу.
— Меня ночью обокрали и выкинули на дороге, забрав всю мою одежду — жалобно произнесла она.
Это показалось им убедительным, и они сменили свой гнев на милость. Они предложили ей немного перекусить с ними, и мужчина предложил ей свой старый рабочий пиджак, больше на даче ничего не нашлось из одежды. Накинув его на плечи, Алька скрыла только верхнюю часть своего обнажённого тела. Пиджак чуть чуть закрывал пупок, а всё что было ниже, её голая попка и замаранный в пыли чисто выбритый, но уже покрывшийся небольшой щетинкой за три дня лобок, были выставлены на всеобщее обозрение. Посмотрев на неё, мужчина и женщина весело рассмеялись.
— Ни какой разницы, что в нём, что без него — сказала хозяйка и улыбнулась.
— Ну хоть что то — ответила Алька и улыбнулась в ответ.
Соседей в этот день на даче не было, и Алька немного помогла приютившим на день её хозяевам дачи. Они с интересом и любопытством наблюдали, как она прополола одну грядку и полила лунки с огурцами и другими овощами. Алька вначале стеснялась своего вида, а потом привыкла и даже решила снять пиджак. День был жарким, и в нём было неудобно. Хозяева дачи не стали возражать, а после обеда вообще велели Альке лечь поспать, так как ей предстоит бессонная ночь.
Ближе к вечеру, когда они собрались уезжать, хозяйка разбудила Альку и объяснила, куда нужно идти, чтоб быстрее попасть в город и не заблудиться. Алька поблагодарила их и закрыв за ними калитку, решила умыться и перекусить.
С наступлением ночи она снова вышла в путь и петляя между дачами вскоре попала на окраину города и увидела первую остановку маршрутного такси. Ехать на ней она конечно не собиралась, но здесь уже было проще ориентироваться. Прячась за кустами, мусорными баками и всевозможными углублениями и нагромождениями, Алька добралась до своей улицы, и теперь ей оставалось только преодолеть несколько кварталов среди многоэтажек. Дальше пришлось пробираться дворами и при случае приходилось садиться, чтобы скрыть свою оголённую нижнюю часть тела. Только ближе к утру Алька увидела свой дом и подъезд. Без труда открыв входную дверь, и в несколько длинных шагов преодолев ступеньки до второго этажа, Алька оказалась возле своей квартиры. Достала из под коврика ключ, и открыв квартиру, она шагнулп в коридор и быстро закрыла за собой дверь, и облегчённо вздохнув и села на пол. Сколько она так просидела, сказать не может никто, даже сама Алька, но шаги на лестничной площадке и стук дверей привели её в чувство.
Алька встала и вошла в ванную. Ей хотелось отмыться и потом хорошенько отоспаться. Мужа всё ещё дома не было, и по её предположениям он должен был вернуться дня через три. Набрав воды и одев шланг на смеситель, она отрегулировала воду, чтоб она была тёплой и направив струю на свою промежность, раздвинула половые губы и вход во влагалище. Под непрерывным потоком тёплой воды по её ногам потекли грязные потоки — вымываемые из глубин её многострадальной киски. Когда с этой частью её было покончено, и киска была снова чисто подбрита и вымыта прекрасно пахнущими мылом и гелем, Алька приступила очищать свою прямую кишку. Ей тоже досталось много, и из неё текли столь же грязные потоки воды, вперемешку с её фекалиями.
Когда вся грязь была смыта, Алька набрала свежей воды и налив чайку погорячее вместе со сладкими пироженными, залезла в ванну и полностью расслабилась. Часа через два она уже лежала в своей постели и сладко похрапывала. По её стонам можно было догадаться, что ей снились красивые сны, а возможно и что-то эротическое.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. День рождения Лилии

Сообщение 03 июл 2019 07:05

Мои рассказы про эксгибиционизм. День рождения Лилии.
.

В своём рассказе я хочу рассказать об одной прекрасной девушке, имя у которой такое же нежное, как цветок. Её зовут Лидия, а подруги и близкие друзья просто Лилия.
Это произошло в один из вечеров, а точнее в день её рождения. Все её сотрудники собрались после работы в офисе, чтоб поздравить Лилию и подарили ей огромный букет белых лилий. Накрыли швейцарский столик, лёгкое вино, коньяк и закуска на скорую руку. В общем обыкновенный рабочий банкетик или сабантуйчик. Вскоре все стали расходиться и вроде бы всё ничего, но летняя жара и духота сделала своё дело. Лилию и её близкую подругу немного развезло, и они решили продолжить отмечать где-нибудь в вечернем или ночном клубе.
Лилия очень симпатичная и привлекательная девушка, но у каждого человека есть своя тайна, о которой никто не знает. Вот и Лилия тоже имела такую неосторожность в сильную жару не носить стягивающего нижнего белья, чтоб тело чувствовало себя более комфортно и удобно. Фигурка у неё просто загляденье и никто бы даже не подумал, что скрывается под её, если можно так сказать, строгим костюмчиком сотрудницы офиса, а её розовая блузка с рюшечками и воланчиками скрывала отсутствие бюзгалтера.
Лилия совсем забыла об этом в тот день, да и лёгкий хмель в её голове всё так перемешал, что она даже и не могла себе представить, во что выльется её опрометчивость.
Лилия и её подруга поймали такси и доехав до первого ночного заведения, вылезли в входа. Над дверью сверкала красочная надпись «АХИЛЕС»
— Интересное название — сказала Лилия.
— А нам точно сюда — уточнила подруга.
— Я слышала, что тут очень весело — убедительно сказала именинница.
— Тогда пошли — завершила короткий диалог подруга, которую звали Света, и они вместе, слегка покачиваясь на каблуках, направились к входу.
В клубе было весело, играла музыка, а на сцене танцевали двое, атлетично сложенных парней. На них даже никто не обратил внимания и Лилия со Светой прошли к свободному столику и вместе со всеми стали внимательно следить за пластично двигающимися на сцене парнями.
— Это же мужской стриптиз — сказала Лилия.
— Я уже поняла — ответила Светка.
— Я никогда не видела в живую — добавила Лилия.
Дальше их диалог прервал официант.
— Что закажут прекрасные дамы — спросил он.
— Шампанского — чуть ли выкрикнула уже возбуждённая Лилия.
— У неё сегодня день рождения — добавила для официанта Светка и попросила что-нибудь из фруктов.
Официант быстро убежал и вскоре на столике стояла ваза с фруктами и наполненные фужеры с шампанским. Оно искрилось и даже на расстоянии отдавало в нос. Вечер шёл как по маслу. Всё было хорошо и не большие глотки шампанского утоляли жажду и придавали радость жизни. После двух парней вышел на сцену ещё один, тоже атлетически сложен и начал свой танец под медленную музыку. Лилия и Света внимательно следили за его движениями и не заметили как фужеры оказались пустыми. Светка заказала ещё и вечер продолжился. После какого танца сказать трудно, но уже было далеко за полночь. На сцену вышел конферансье и объявил конкурс.
— А сейчас дорогие гости нашего клуба, объявляется конкурс. За первое место будет приз и победительницу выберите вы сами!!!
Под бурные аплодисменты он пригласил первую, пожелавшую выступить участницу, и ею оказалась симпатичная брюнетка лет 23. Когда она закончила, её публика проводила бурными аплодисментами и выкриками «браво». Потом вышли ещё двое друг за другом и их танец тоже был воспринят на ура, хотя как и первая, так и они закончили свой танец в одних стрингах и маленьком лифчике. Лилия стояла за своим столиком и весело хлопала в ладоши вместе со всеми. Света что то ей пыталась сказать, но было шумно и она ничего не поняла. Когда аплодисменты стихли, к Лилии подошёл конферансье и протянул ей руку. Она смутилась, но приняла его приглашение выйти на сцену. Раздались аплодисменты и уже окрылённая поддержкой зала, Лилия зашагала более уверенно. Конферансье поднял руку и восстановилась тишина и он сказал:
— Сегодня среди нас есть именинница. Поздравим её — и снова раздался шум хлопающих ладоней и поздравительные реплики из зала.
— Наша именинница решила нас порадовать и тоже принять участие в конкурсе — продолжил свою речь конферансье.
Лилия оторопела от такого поворота событий, но весёлое настроение и шампанское быстро успокоили её и под аплодисменты и плавную мелодию Лилия начала свой танец. Она когда то в школе ходила в танцевальный кружок и сейчас это спасло её от неуклюжих движений руками и ногами. Всё шло вроде бы ничего и Лилии стало это самой нравиться. Музыка постепенно стала ритмичнее и движения Лилии тоже убыстрялись. Зал аплодировал её танцу. Тут Лилия подняв руки вверх, стала быстро кружиться и незаметно сняла с себя верхнюю часть костюма и осталась в блузке и юбке. Танец продолжался и музыка всё становилась быстрее. Подняв голову вверх, Лилия ускорила свои движения и вот уже её блузка улетела прямо за кулисы. Её оголённые груди вызвали бурю аплодисментов, но она не слышала их и даже не видела, что на ней нет лифчика. Она была вся в танце, как её учили и полностью поглащена его движениями. Проведя рукой по бокам, Лилия незаметно расстегнула молний и юбка соскользнула по оголяющимся бёдрам и упала на сцену. Лилия перешагнула через ней и закружилась в ритме танца, гордо подняв голову вверх и ничего не видя вокруг себя и только ритм музыки руководил её действиями. Сделав ещё несколько движений по сцене, Лилия с ударом барабанов замерла и вместе с музыкой остановилась, сжавшись и одновременно раскинув руки, как распустившийся цветок. В зале стояла минутная тишина, которая в тот же миг как остановившаяся машина, разбудила тишину бурными аплодисментами и выкриками «БРАВО» «БИС» «МОЛОДЕЦ». Лилия опустила голову вниз и увидела округлённые глаза Светки. Она молча смотрела на неё и как заведённая хлопала в ладоши со сей силы. Сделав реверанс и опустив голову вниз, Лилия пришла в ужас. Она стояла посреди сцены совершенно голая и весь зал ночного клуба аплодировал ей. Она пришла в замешательство и как заворожённая не могла даже сдвинуться с места. Когда окаменелость прошла, она подхватила со сцены юбку и убежала за кулисы. Всё лицо горело от стыда и дрожали губы. Она просила пить и не могла произнести ничего. Как это случилось, и почему она совсем забыла, что на ней нет нижнего белья. В тот момент Лилия хотела исчезнуть или провалиться сквозь землю, но она сидела и не могла даже одеться. К ней подошёл конферансье и взяв её за руку, снова повёл на сцену. Лилия в одной руке держала свою одежду, а другая была в руке конферансье. Увидев снова обнажённую Лилию, зал разразился аплодисментами с новой силой. Конферансье поднял руку и медленно наступила тишина:
— Если я не ошибаюсь, единогласно победительницей признана наша именинница. Поздравим её! — и снова все захлопали.
На сцену вышли двое атлетично сложенных ребят и вынесли огромный букет лилий и вручили его имениннице. Конферансье достал из кармана конверт с тысячедоллоровой купюрой и тоже вручил Лилии. Все снова захлопали и Лилия ушла за кулисы.
Светка кинулась к ней на помощь и помогла одеться. Спускаться в зал было стыдно, и подруги попросили подойти официанта. Вечер продолжался, и немного успокоившись, Лилия и Света незаметно удалились. На улице стояла машина, и вежливый водитель предложил помощь и доставил их до дому. С огромным букетом и уже протрезвевшие после случившегося, Лилия и Света поднялись на этаж и облегчённо вздохнули. Вот мы и дома.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм

Сообщение 03 июл 2019 07:05

Мои рассказы про эксгибиционизм. Мой выходной день.
.

Наступили очередные выходные, и я снова решилась на прогулку по лесному массиву голышом. Спрятав одежду понадёжнее на дачном участке, я ранним утром, пока ещё никого на дачах не было, пересекла небольшое поле и скрылась в лесу. Я шла и оглядывалась по сторонам. Было тихо и кругом пели птицы. Спустя пару часов, я вышла на берег реки. Сев на обрыв, я стала смотреть на воду и проплывающие мимо корабли и лодки. Я так задумалась, что не заметила, как сзади ко мне подкрались двое ребят. Я их видела впервые и сильно перепугалась. Они были немного на веселе, но агрессии ко мне не проявляли. Взяв меня под руки, они предложили мне присоединиться к их компании, которая располагалась в нескольких шагах. Я стала отказываться и ссылаясь на свой вид попыталась даже вырваться. Ребята меня держали очень крепко, и я поняла, что звать на помощь бесполезно, а моё сопротивление может обернуться же против меня. Ведь не они же меня раздели. Я сама пришла к ним в таком виде и таким образом вызвала у них неадекватное поведение ко мне. От всего этого я покраснела, но медленно пошла между ними к их пристанищу. Через несколько минут мы вышли на огромную поляну на берегу реки, и я увидела там шумную компанию. Там было несколько девчонок и ещё четверо парней. Все они что-то делали у костра и раскладывали продукты на расстеленное покрывало. Я поняла, что они собрались завтракать.
Увидев меня, они как по команде, повернулись в мою сторону и какое-то мгновение молчали. Тишину нарушил один из моих сопровождающих:
— Вот, поймали в лесу русалку. Ходила голышом, а потом на берегу сидела и кого-то высматривала.
— Она что совсем голая что ли была. — спросила одна из девчонок. Наверное, подружка одного из сопровождающих, подумала я.
Позже оказалось, что все в этой компании были сами по себе, и никто не кому не был ничем обязан. Просто они все учились вместе и решили отдохнуть на природе.
Так как я смотрела на ребят, а вся компания, глазела на меня, то я первая заметила смущение ребят и растущие бугры в плавках. Позже это заметили и девчонки. Всё выходило из обычного режима, и никто не мог сказать, что будет дальше. Первой отреагировала на происходящее длинноволосая брюнетка:
— Мы что так и весь день будем пялиться на эту б..... — сказала она.
Её поддержали другие девчонки, и было решено отвести меня в лес и пусть кто хочет и глазеет на меня или просто трахает. Отпускать они явно меня не хотели. Им хотелось отомстить мне за мой вызывающий вид.
Меня взяли двое моих сопровождающих ребят, и повели на небольшую полянку, расположенную рядом. Все остальные пошли следом. Мне было сказано ложиться, и я повиновалась. Другого ничего не оставалось, и сопротивляться было бесполезно. Выпрямив руки вверх, и обернув их вокруг небольшого дерева, мне связали кисти, и я теперь не могла даже повернуться, а тем более встать и перелезть через это дерево и сбежать. Первым вызвался трахнуть меня один из моих сопровождающих, имея на это преимущество перед другими, так как первый меня заметил. Я закрыла глаза и сжала ноги. Видя моё сопротивление, ко мне подошли две девчонки и взяв за ноги — растянули их в разные стороны, чуть не сделав мне шпагат. Мне даже немного больно стало, и я ойкнула.
— Смотри, не смей сопротивляться сука. — сказала снова брюнетка.
— А то и ноги привяжем на раскорячку, тогда будешь знать. — добавила её напарница.
Мой насильник легко вошёл в меня и все ушли с поляны. Не прошло и трёх минут, как я почувствовала мощную струю спермы, ударившую о стенки влагалища и заполняющую свободное пространство. Он полежал на мне немного и вытащив свой полу вялый и мокрый член, сунул мне в рот, чтобы я его облизала и потом спрятав его в штаны, скрылся за деревьями. Следом за ним, сменяя друг друга и повторяя тоже самое, оттрахали меня все остальные ребята. Один из них рассказал свою историю, что у него тоже есть девушка в инете. Она тоже любит бегать голой по лесу, и ему было очень приятно трахнуть меня. Я тогда поняла, что это мог быть ты, но решила не подавать виду и не компрометировать тебя, чтобы не вызвать агрессию у твоих друзей. Я решила воспользоваться твоим добродушием и сбежать, но пока не знала как.
Вся ваша компания веселилась и слушала музыку. Кто-то купался в реке, а любители насладиться женским телом бедной девушки, приходили на поляну и трахали меня.
Некоторых девчонок это не устраивало и ко мне снова пришла длинноволосая брюнетка и глядя мне в глаза, предложила съесть банан. Я с утра ничего не ела и кивнула головой. Очистив его, она поднесла банан к моему лицу и проведя им по моим губам, отвела в сторону и вскоре я почувствовала, как её руки раздвинули моё влагалище и банан проскользнул во внутрь как по маслу и сжав мои половые губы руками, она сказала:
— Кушай, кушай. Приятного аппетита.- потом весело рассмеялась и ушла в сторону реки. Вскоре ко мне подошёл один из ребят и не спрашивая ничего, достал свой торчащий член и резким движением решил вогнать его в мою киску, но банан ему мешал и это вызвало у него удивление. Тут подошла эта девушка и сказала ему, что моя п... а обедает банан и снова засмеялась. Парень снова сделал несколько попыток, и ему удалось смять спелый банан, и его член стал толочь его и продвигаться всё глубже и глубже. Вскоре вместе с членом наружу вылетали небольшие, кашеобразные кусочки банана, перемешанного со спермой. Я почувствовала совершенно новые ощущения, и мне даже стало как то забавно и очень приятно всё происходящее здесь. После этого меня трахнули ещё несколько ребят по второму, а кто и по третьему разу. Некоторые, узнав про банан, приносили уже очищенный с собой и засовывали сначала банан в мою киску, а потом толкали свой член, и тем самым растягивая моё влагалище, безжалостно трахали меня. После всего мне приходилось обрабатывать их банановые члены своим ртом. Вкус у банана, перемешанного со спермой, был какой-то необычный. Я думала, что меня сейчас вырвет и мне придёт конец, но я пересилила себя и сдержалась.
Когда все ушли купаться на реку, я облегчённо вздохнула и расслабилась. В изголовье раздался чей то тихий голос, и я поняла, что это был ты. Ты развязал верёвку и предупредил меня, чтобы я бежала, как ты будешь вместе со всей компанией. Я всё поняла и как только услышала, как ты всем предлагаешь выпить, соскочив с земли, я прячась за кустами, стала быстро удаляться в лес. Спустя несколько минут я уже была далеко и только слышала крики в свой адрес. Меня потеряли и стали искать. Я поспешила выйти из леса. Там было огромное кукурузное поле, где меня точно никто не найдёт.
Вот и поле. Я зашла в самую глубину поля и только потом присела на сломленные стебли, чтобы перевести дух. Я сильно хотела есть и увидев огромный початок, обрадовалась как ребёнок. Сорвав и очистив его, я стала грызть по всей длине и тут меня осенило. Вот бы были у мужиков такие же члены,- подумала я и решила. А почему бы и нет. Отбросив свой не доеденный початок в сторону, я нашла другой и очистив его от листьев и шкурки, стала медленно вводить в свою киску. Делая поступательные движения, туда-сюда, я ввела весь початок во влагалище и толкнув пальцем вглубь, позволила ему скрыться в глубине своей киски.
Было непонятное и приятное ощущение. Я встала и сделала несколько шагов. Шевеление кукурузного початка вызывало раздражение и возбуждение внутренних половых органов. Мне стало очень приятно и я решила не вынимать его. Я долго ходила по полю и от каждого шага меня охватывала новая волна оргазма. Я не помню, сколько раз я тогда кончила, но обессилев, я легла посреди поля на сломленные стебли и тут же уснула.
Проснулась я уже ночью и не могла понять, где я. Кругом было темно и трудно было ориентироваться. Нужно было идти домой, пока меня не видят, но я не знала куда. Пришлось остаться на ночь, и как только забрезжил рассвет, я направилась в сторону дач. Я пробиралась, прячась за кустами и высокой травой, забыв про початок в моей киске. Он не заставил себя долго ждать и снова задел меня за живое. Мне снова стало приятно, и уже на даче я поддалась искушению и полностью расслабилась.
Домой я вернулась уже под вечер. Мне не хотелось ехать на автобусе, и я пошла по тропинке пешком. Кукурузный початок не давал моему влагалищу покоя и постоянно раздражал его. Я шла и покусывала губы и еле сдерживала себя, чтобы не застонать от наслаждения. Кругом были люди, и они могли это заметить.
Свой природный и растительный член я извлекла уже дома и наевшись до отвала легла спать. Утром нужно было идти на работу. Мой очередной выходной закончился, и я с нетерпением буду ждать следующего.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Уличное знакомство

Сообщение 04 июл 2019 07:25

Мои рассказы про эксгибиционизм. Уличное знакомство.
.

Лена работала в библиотеке и последние дни что то сильно устала. Были новые поступления литературы, и всё это нужно было разместить, разобрать и разложить, да ещё читатели надоедали, подай то, подай это. Ну в общем к концу недели сил уже не оставалось и Лена решила навестить свою сестру Светку и немного расслабиться и просто поболтать. В пятницу Лена села в маршрутку и поехала к сестре на другой конец города. Через три остановки вошёл парень и окинув свободные места почему то подсел к ней. Лена искоса поглядывала на него, но виду не подавала, что его присутствие вызвало у неё простой интерес. Парень был худощавого телосложения и очень высокий, так как его колени высоко задирались между сиденьями и с трудом вмещались. Сам он был одет в спортивную куртку и спортивные штаны.
— Марафонец — подумала про себя Лена и её начал одолевать смех. Она сидела отвернувшись к окну и тихо про себя хихикала.
Незнакомец не обратил на это внимание и сидел, как ни в чём не бывала, будь то, к нему это не имело никакого отношения. Через несколько остановок Лена спросила:
— Вы выходите?
— Да — спокойно ответил незнакомец. Спустя несколько секунд он сказал.
— Кстати, меня зовут Андрей — представился он.
— На улице знакомиться небезопасно — ответила Лена и обогнув его пошла к дому сестры.
Андрей тоже шёл в том направлении и не без труда догнал Лену. Когда они завернули за угол дома, то Андрей подхватил Лену под руки. Она не ожидала такого поворота событий и сработал эффект самозащиты. Повернувшись в пол оборота к незнакомцу, она резко ударила коленом в область паха. Это было так неожиданно, что Андрей не был готов и даже не прикрылся. От боли он застонал сквозь зубы и отвернулся от Лены. Прислонившись к стене дома, он стоял зажав руками свои яйца и постанывал. Он чуть присел и что-то пробормотал. Лене показалось, что это относилось в её адрес и его слова показались очень оскорбительными. Она обернулась и сделав несколько шагов в обратную сторону и подойдя сзади нанесла удар по заднице. Она так хорошо была выставлена и представляла собой прекрасную мишень, но удар пришёлся между ягодиц, и носком своего сапога она снова прилепила хорошую оплеуху по его яйцам.
— Ты что ох... — закричал Андрей.
— Совсем с ума сошла, дурра — добавил следом.
Этого Лена уж точно не смогла стерпеть. Её так ещё никто не оскорблял, да и не она первая начала хвататься. Она встала напротив его и без предупреждения снова врезала ему в область паха, а потом развернулась и побежала к сестре. Та её уже ждала и волновалась. Конец рабочего дня и уже вечерело, а её всё не было. Не успев ещё раздеться, Лена всё рассказала Светке. Та была просто в ужасе. Она не могла просто переваривать наглость со стороны парней, и от неё им всегда доставалось, хоть и была она младше Лены на два года.
— Пойдём, покажешь — сказала Светка.
— А может не надо.
— Надо, надо, таких козлов учить надо — возмущалась Светка.
Они вышли во двор и Лена показала на парня сидящего на скамейке возле подъезда.
— Погоди минуту — остановила Света свою сестру.
Она вышла из-за угла дома и прямиком направилась к Андрею.
— Привет!, Время не подскажешь?
— Не знаю — ответил Андрей. А на его лице, по прежнему, была видна боль и обида, которую, ему причинила Лена.
— Что случилось, может помочь — спросила Света и присела рядом.
— Да ничего не нужно, сам справлюсь — ответил Андрей.
— Ну тогда пока, я пошла — сказала Света и положив свою руку ему на колено, как бы опираясь, сделала вид, что встаёт, а сама резким движением руки ухватила парня за яйца и сжав их потянула на себя.
— Ты что сума сошла — возмутился Андрей.
— Это ты сошёл, а я твой доктор и если будешь вопить, то можешь свои шарики вообще потерять.
— Ладно, брось дурить, не шути — забеспокоился Андрей.
— А я и не шучу — уже с улыбкой на лице ответила Светка.
Она отвернулась в сторону и позвала Лену. Через минуту она стояла перед Андреем, и он всё понял, что снова попал в сети девчонок.
— Возьми ножницы в сумочке и разрежь ему штаны — сказала Света.
— Зачем — спросила Лена.
— Режь, потом увидишь.
Лена достала маникюрные ножницы и присев между ног Андрея стала распарывать его спортивные штаны в области его гениталий. Вскоре образовалась приличная дыра, через которую было видно эрегированный член и зажатые в Светкином кулаке яйца Андрея.
— Если будешь вопить и дёргаться, отрежем и яйца — предупредила Света.
Андрей затих, но волнение его нарастало с каждой секундой. Яйца всё ещё ломило после первых ударов, хоть и прошло всего с десяток минут.
— Готово — радостно ответила Лена.
— Приступим, — сказала Света и перехватилась руками. Теперь она держала рукой его яйца и крепко сжимала.
— Не вздумай дёргаться, а то яйца могут остаться в моей руке — ещё раз она предупредила Андрея и огляделась по сторонам. Кругом не было никого, и уже начинало смеркаться, и чувствовалась вечерняя прохлада. Лужицы покрылись тонким ледком, хоть и весна уже вступила в свои владения, но зима ещё немного давала о себе знать.
Света потянула яйца к себе, и Андрей непроизвольно пополз по скамейке вслед за ними и вскоре оказался на самом краю. Отогнув возбуждённый член в сторону, чтоб не мешал, Света позвала Лену.
— Подержи его за яйца и покрепче, чтоб не убёг
Лена села рядом и перехватила эстафету. Света велела Андрею развести пошире ноги и предупредила, чтоб не вздумал вырываться и сопротивляться. Андрей всё выполнил дословно надеясь на сострадание и что девчонки наиграются и оставят его в покое. Светка в свою очередь подошла и встала напротив. Подняв правую ногу, она поставила её на край скамейки рядом с его яйцами.
— Поменяемся сестрёнка — сказала она.
Лена убрала руку и Света быстро поставила свою ногу на отвисшие яйца и прижала их к боковой части края скамьи.
— Теперь ты и твоя судьба под моим каблуком — сказала Света и нажала на яйца.
Андрей скорчил гримасу от боли и застонал. Одно яйцо выскользнуло в сторону, а второе перекатывалось под рифлёной подошвой каблука, причиняя сильную боль его владельцу.
— Иш какое шустрое. Лена помоги — сказала Света.
— Что делать?
— Поставь ногу рядом, что его второе яйцо не ускользало — объяснила Света.
Лена поставила и по неосторожности сильно, не рассчитав, нажала и придавила его правое яйцо. Андрей ойкнул и прикусил губу.
— Тебе же сказано ни звука — прикрикнула Света и тоже сильно прижала его левое яйцо.
Лене показалось это довольно интересно. Одним яйцом распоряжалась Светка, я вторым она и Лена предложила
— Потанцуем!
Света поняла намёк, и они начали поочерёдно нажимать на яйца Андрея. Он еле терпел и корчился от боли, а сестрёнкам было даже весело и прикольно. Света посмотрела на него и снова предупредила.
— Если дёрнешься, то моя нога может соскользнуть и тогда точно твои яйца окажутся под скамейкой.
Андрей понимал всю серьёзность их намерений и сидел не жив не мёртв. Даже вроде и не дышал, чтоб не разозлить своих мучительниц.
Скрипнула дверь подъезда и вышла женщина с мусорным ведром. Лена и Света прижались ближе к Андрею, и весь свой вес переместили на яйца. Андрей стиснул зубы от боли и с трудом сдержался, чтоб не закричать. Женщина вывалила мусор и прошла обратно, ничего не заподозрив.
— Молодец — похвалила Света и ослабила давление.
— Может пойдём домой, а то я что то замерзать стала, хватит с него — сказала Лена.
— Ещё один момент — ответила Света.
Она наклонилась и перехватила яйца в руку, освободив тем самым Ленину ногу. Потянув их на себя, она вынудила Андрея встать и велела ему развести ноги как можно шире, а сама начала крутить за яйца, как будь-то, она затягивала жгут.
Андрей медлил и Светка прикрикнула.
— Ещё чуть-чуть и я откручу их у тебя и тогда собачкам радость буде.
Андрей развёл ноги на сколько мог и Светка убедившись, что он стоит неуверенно и не сможет в одну секунду закрыться, сказала
— Ты хороший мальчик и тебя ждёт награда — и в это время, высунув кончик языка, возбуждающе облизнулась.
— Ты что надумала — спросила Лена.
— Сейчас увидишь.
Андрей не верил уже ни одному их слову, но увидев умильное личико Светки, стал надеяться на быстрое спасение и освобождение. Света почувствовала, что он расслабился и ничего плохого от неё не ждёт, опустила руку и разжала кулак. Яйца выпали и повисли в дыре разрезанных брюк. Его член уже торчал в ожидании чего-то приятного, о чём он тогда подумал. Всё вышло наоборот. Света сделала шаг в сторону и улыбнувшись и поиграв язычком, чтоб отвлечь внимание Андрея, нанесла ему резкий удар в незащищённую область паха и попала взъёмом сапога прямо по яйцам. Даже торчащий член был на её стороне и не закрывал их ни сколько. Андрей взвыл от боли и показалось, что даже приподнялся от земли, пытаясь улететь и чтоб удар, не достиг цели, но следом последовал ещё один и он был ещё сильнее первого. Андрей чуть не упал и схватившись за яйца, согнулся и рухнул на скамейку.
— Вот теперь всё — сказала Светка.
— Не хочешь попробовать тоже.
— Нет — ответила Лена. Ей что-то в тот момент стало жалко его, и она отвернулась и пошла в сторону дома. Сзади послышался ещё один глухой удар, и вскоре Светка догнала её.
— Я ему ещё за тебя врезала. — но Лена ничего не ответила и подходя к подъезду, просто открыла дверь и не оглядываясь, вошла в подъезд. Лена несколько раз ещё за вечер выглядывала во двор, пока не стемнело, и видела Андрея сидящего на той самой скамейке, а как стемнело, он ушёл.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Универ, или Как я себя загнала в западню

Сообщение 04 июл 2019 07:26

Мои рассказы про эксгибиционизм. Универ, или Как я себя загнала в западню.
Часть 1
.

В этом году, за исключением одного яркого события, у меня родился племянник, со мной ничего особенного не происходило. Всё свободное время я помогала сестре возиться с малышом. Остальное время занимала работа и изнуряющая жара, а дома было полно огородной работы, так как мама немного приболела, и всё это легло на мои плечи, прополка и полевка. Так что особо то и вспомнить было нечего.
Шла осень и радовала своей красотой. Душа просто пела, когда я проходила по парку или вдоль аллей засаженных разными деревьями, опадающую листву которых в свою очередь осень раскрасила в разные цвета. Вся эта осенняя насыщенность красок и заставила меня задуматься. Близился отпуск, и мне хотелось, чтоб он запомнился и зимой будоражил моё воображение. Я постоянно думала, что бы мне такое совершить. Прогуляться голышом — уже приелось, и не было желания. Заняться эксгибиционизмом и подразнить прохожих в малолюдных метах — одной как то было не интересно. Несколько дней я ломала себе голову, но ничего не могла придумать.
И вот как-то после работы мы с моей сотрудницей Ириной решили прогуляться и заглянуть в некоторые магазины. Она жила не так далеко от работы и часто ходила домой пешком, попутно покупая продукты. Я решила составить ей компанию, и мы незаметно оказались с полными пакетами возле её дома.
— Может, зайдёшь в гости? — спросила она.
— Да ладно, в другой раз, — сказала я и пошла на остановку, чтоб потом ехать домой.

Пройдя квартал, я остановилась на остановке, с которой часто уезжала к сестре или к родителям, когда училась в педагогическом. А вон и он сам, мой универ, в котором я провела пять лет и уже около шести в него не заглядывала. И тут меня как током ударило. Стали появляться безумные мысли и идеи насчёт отпуска. Я поначалу гнала их прочь, понимая, что это нереально, но эти мысли каждый день продолжали напоминать себе и я уже начала от них испытывать лёгкое возбуждение. Вечерами лёжа в кровати, я обдумывала разные варианты и иногда гнала их прочь от себя, но они возвращались в мою память снова и снова и моё терпение лопнуло. Нужно было, что-то решать. Одной мне без помощи подруг появившуюся в моей голове идею, не осуществить. До отпуска оставалось чуть больше двух недель, и я решила действовать. Нужно было найти помощников, и я выбрала Иру, мою сотрудницу. Она как раз подходила, жила рядом и если что, могла воспользоваться рабочим кабинетом, вернее нашей читалкой и там положить на время мою одежду. Вопрос стоял в другом, кто из моих подруг ей её передаст и мой выбор пал на Веруську. Она, как и ещё два мои подруги, учились в этом здании. Это Вика и Таня.
С Верой мы встретились на другой день у нас в библиотеке. Я пригласила её в коморку попить чай и пока Ира выдавала книги читателям, я с ней поделилась своей идеей насчёт отпуска и универа.
— Ты что, совсем сбрендила, — сказала она узнав о моей затее.
Я ещё некоторое время ей всё подробно растолковала и она подумав, согласилась.
— Смотри, если что, тебе придётся самой всё объяснять  — боясь моего позора и разоблачения, предупредила Вера.
— Само собой, не буду же я всем говорить, что это ты меня на это подтолкнула, да и кто мне поверит — успокоила я её и тут же обратилась к ней с просьбой, чтоб об этом не знал никто, кроме меня, Иры и её, Веры. Она мне железно пообещала, что никому ничего не скажет.
Всё, облегчённо вздохнула я. Теперь нужно уговорит Иру. Я долго думала, как ей об этом сказать и мне пришла в голову ещё одна идея и я на следующий день, встретив Вику, тоже предложила ей поучаствовать в реализации моего плана. Она тоже сильно была удивлена, но к удивлению согласилась сразу. Осталось ещё встретиться с Таней. На другой день я специально прошла мимо универа в надежде её увидеть, но попытка оказалась безрезультатной. Через день, она сама пришла ко мне в библиотеку, и я ей всё рассказала. Она тоже была сильно удивлена, но как и Вика, согласилась и пообещала никому ни слова. Как только с Верой, Таней и Викой, вопрос был исчерпан, и они согласились мне помочь и поучаствовать в реализации моей безумной идеи. Оставалось уговорить Иру, так как Вера категорически отказалась таскаться потом с моими шмотками. Я посмотрела на неё и решила, что начну с завтрашнего дня.
День выдался довольно смурной и я сразу же с утра завела разговор о предстоящем отпуске. Как только Ира узнала мой план, она сразу же отказалась в нём участвовать. Несколько дней до конца недели я пыталась её уговорить, но она категорично стояла на своём.
Все выходные я не находила себе места. Идея придуманная мной рушилась из-за какого то пустяка и Ира была против сделать ту самую малость. С понедельника я снова стала ходить за ней по пятам и просить её по несколько раз в течении часа и только на второй день, за четыре дня до моего отпуска, она посмотрела на меня и сказала.
— Марина, у меня уже голова болит от твоего нытья. Если тебе этого так хочется, то я согласна, только отстань от меня и не надоедай больше.
— Ура! Спасибо подруга! — взвизгнула я и бросилась к ней на шею, чтоб чмокнуть в щёчку и тем самым обратила на себя внимание нескольких читателей.
— Можно потише? — сказала нам пожилая женщина.
— Да, да. Извините, — извинилась я мы перешли на шёпот.

В тот момент, я была, наверное, самым счастливым человеком на земле и мне хотелось бегать и прыгать и кричать об этом всем, чтоб они тоже знали, что какая я счастливая. Уже позже я вспоминала это мгновение и сама себя и хвалила и ругала, произнося несколько слов, улыбалась: 
— Какая же я дура, нашла чему радоваться, сама себя загоняю, не знаю во что, и радуюсь.

Остаток недели пролетел как то незаметно, в какой-то необъяснимой для моего сознания эйфории. Я ждала с нетерпением той минуты, с которой начнутся мои приключения, надуманные и выношенные в течении месяца. Я специально одела на себя всё лёгкое и чтоб оно не занимало много места, короткая юбочка, тонкая водолазка и лёгкая ветровка на случай дождя, а на ногах были полуспортивные лёгкие туфли без каблуков. Обычный молодёжный прикид по современным меркам.
После окончания рабочего дня, я, вместе с Ирой, отправилась к университету. По дороге я дала Ире на всякий случай телефоны Вики и Тани. Верин телефон я ей дала ещё несколько дней назад и попросила её, что если она будет кому то звонить, кроме Веры, то пусть попросит их чтоб они не разболтали никому обо мне. Уже на подходе нас ждала Вера. Я махнула рукой, и она нас заметила.
— Ну что, не передумала? — спросила она меня.
— Нет, ты что. Больше месяца готовилась и толком не спала и ты хочешь чтоб я отказалась от собственной затеи. — ответила я.
— Ну смотри, твоё дело — сказала Вера и пригласила нас вместе с Ирой пройти в здание.
— Нет, я тут подожду — сказала Ира.
— Ну смотри, я скоро — ответила Вера и мы скрылись за знакомой дверью.
Пройдя по коридору, мы немного подождали возле лестничного марша, и как только на нём не было ни одного студента, быстро спустились по лестнице в подвал. На лестничной площадке и в самом низу было полно окурков и разного мусора. Сам подвал конечно был закрыт, но последний пролёт лестницы упирался в бетонный пол и под ним было темно и навалено хоть и не так много, но достаточно всякого хлама, где можно было бы ненадолго укрыться.
— Ну что, готова — спросила Вера.
— Ага, — отвечая на ходу, я уже расстегнула ветровку и подала Вере вместе со своей сумочкой. Я специально взяла сумочку по больше, чтоб в неё вошла вся моя одежда. Затем быстро через голову сняла водолазку и положив в сумочку. Не сворачивая, тут же стянула юбочку и отправила прямо скомканную вслед за водолазкой. Сняв туфли, положила их в пакет и тоже засунула в сумочку. Закрыв замок, сверху всё прикрыла ветровкой и сказала.
— Всё, я готова.
— Ну, ты даёшь. Пакет с едой, как ты просила, уже там и Вера показала под лестницу.
— Хорошо, про условный сигнал помнишь — ответила и спросила я.
— Да, смятый пакет вот здесь и она приподняла ногу и легонько топнула по последней ступеньке.
— Ну, давай. Ирка ждёт — сказала я и уже голышом, в одних носках, которые я тут же одела, как сняла туфли, чтоб мои шаги были бесшумными, и по бетонному полу было не так холодно ходить, я забралась за гору хлама под лестницей и затаилась.
Вера, взяв мои вещи, выждала момент и поднялась на первый этаж. Она быстрым шагом прошла к расписанию, чтоб сделать вид спешащей куда-то студентки, а потом взглянула на часы, прошло пять минут, она вышла на улицу и подошла к Ире.
— Вот Маринкины вещи — сказала она.
— Что так она и не передумала — спросила Ира у Веры.
— Её танком не заставишь — ответила Вера.
— Понятно — вздохнув, сказала Ира и взяла сумочку и ветровку.
— Ира, она юбку и блузку даже не свернула, так спешила, поправь дома, чтоб они не сильно помялись, а то в каком виде она потом в них пойдёт — попросила Вера и тут же добавила.
— Я на пару спешу и быстро ушла.
Ира направилась в сторону дома и как только вошла в свою квартиру, открыла сумочку и вытащив мои вещи, аккуратно свернула их и уложила обратно. Сумочку она повесила на вешалку, а сверху прикрыла её моей ветровкой. Посмотрев на часы, побежала в садик за дочкой. Когда они вернулись, муж Иры был уже дома и тут же спросил.
— А чьи это вещи?
— Маринка забегала, куда-то спешила и попросила, чтоб я их оставила у себя.
— А. Понятно — ответил он.
Больше к этому вопросу они уже не возвращались, а мои вещи так и висели, пока не понадобились, но об этом чуть позже.
Ира очень волновалась за меня и не выдержав, вечером позвонила Вере, чтоб узнать про меня.
— Вер, как там Маринка?
— Я её больше не видела, как оставила там, так и всё. Не пойду же я при девчонках её проверять — усмехнувшись, ответила она. И тут же добавила следом.
— Ладно, мне некогда, мы с девчонками в кафешку собрались. Завтра позвоню — сказала она и прервала звонок.
Ну значит у неё всё хорошо, успокоила себя Ира и пошла накрывать на стол, чтоб ужинать и кормить мужа и дочку. Потом закрутившись с делами, совсем как бы забыла про меня, а стала играть с ребёнком и потом пошли укладываться спать. Рано утром Ира тоже не вспомнила обо мне. Он знала, что Вера ей должна была позвонить и чтоб не надоедать, а вдруг Вера на занятиях, ведь в субботу в универе тоже учились, спокойно стала заниматься домашними проблемами, накопившимися за неделю.
Я же в пятницу, дождавшись, когда всё стихнет, и под лестницей стало уже совсем темно, осторожно, чтоб не шуметь, вышла из своего укрытия и медленно поднялась до уровня первого этажа. Выглянув из-за колонны, я увидела в фойе возле раздевалки двух о чём-то беседующих женщин и поняла, что это были преподаватели, но я их не знала. В руках у них были журналы и тетради с конспектами. Потом они разошлись, и одна из них направилась в мою сторону. Я быстро спустилась вниз и стала ждать. Женщина стала медленно подниматься на второй этаж, а потом её шаги стали удаляться куда-то по коридору. В это время хлопнула входная дверь, и я снова выглянула. В универ зашёл мужчина и что-то спросил у вахтёра в раздевалке. Она объяснила ему и показала в мою сторону. Он поблагодарил и пошёл ко мне. Я снова быстро спустилась вниз и присела в самый последний момент, как он стал подниматься на верх. Вскоре его шаги стихли, и я стала ждать. Я ещё несколько раз слышала, как хлопала входная дверь, а потом послышались шаги двух человек. Я выглянула и увидела, как та женщина и мужчина, уже одетые, шли к выходу, сказав до свиданье вахтёру.
Я ещё посидела с полчаса и уже поняла по звуку закрывающейся входной двери на засов, что кроме вахтёра — ночного сторожа и меня сидящей голышом под лестницей, в универе никого нет. Поднявшись на первый этаж, я выглянула из-за колонны. Вахтёр мужчина пенсионного возраста, сидел за загородкой и смотрел телевизор. Я бесшумно поднялась на второй этаж и медленно, с опаской и прислушиваясь, пошла вдоль по коридору. Мои груди были напряжены от возбуждения и покачивались при каждом шаге. Руки сами тянулись к истекающей киске и я время от время иногда гладила её, раздвигая половые губки и проникая внутрь указательным пальчиком. Это было не удобно делать на ходу и я старалась себя сдерживать, пока не нашла подходящего и удобного места в одной из незакрытых аудиторий на третьем этаже. В ней еле было светло от проникающего света уличных фонарей, а в коридорах вообще горело по одной дежурной лампочке, и стоял полумрак. За два часа я обошла все четыре этажа в обе стороны и осмотрела все укромные места на крайний случай, чтоб в случае чего, я могла там на время спрятаться. После обхода, я уже ничего не опасалась. Все этажи были пустынны и я одна, голышом, без единой вещи, которая могла бы меня защитить от посторонних глаз в случае чего, свободно разгуливала по всему универу. Моя идея осуществилась и я решилась и сделала это и вот я тут, совсем голая и одна. Я быстро спустилась на третий этаж и вошла в пустую незакрытую на ключ аудиторию. Подойдя к окну, я стала всматриваться в ночной город, сверкающий тысячами огней и смотреть на проезжающие машины и запоздалых прохожих.
Могли ли они даже догадываться, что совсем рядом, за стенами этого здания, возле окна стоит одиноко обнажённая девушка и ласкает себя. Я забралась на подоконник и согнув ноги коленями к подбородку, опустила свою правую руку вниз и стала гладить и ласкать свою киску, раздвигая её набухшие от возбуждения половые губки и истекающее влагалище своими соками, которые капали на белый пластиковый подоконник. Я продолжала делать эти медленные движения вверх-вниз и продвигая пальчик мимо влагалища, запускала его внутрь себя. Было так хорошо и приятно. Что я закрыла глаза и навалившись затылком на откос окна, отдалась во власть наслаждениям. Сколько это продолжалось, я не помню, но когда я открыла глаза и немного стала приходить в норму после накрывшего меня сильного оргазма, я заметила, что машин поубавилось, да и во многих окнах соседних домов уже погас свет. Ещё посидев немного, я встала и вышла в коридор.
Спустившись на первый этаж уже по другой лестнице, я снова выглянула из-за колонны и увидела, что вахтёр уже спит сидя и направив свой сонный взгляд в еле слышно работающий телевизор. У меня снова заиграло озорство и я немного присев, чтоб меня не было видно из-за перегородки отделяющей раздевалку от фойе, медленно прошла мимо вахтёра ко второй лестнице и спустилась вниз незамеченной. Достав бутер и воду, я перекусила и снова, всё убрав, уже до утра, пошла гулять по пустынным коридорам университета.
Я впервые решилась на такой отчаянный шаг, чтоб оказаться голышом в центре города в огромном здании. Где было очень много людей, студентов чуть младше меня и преподавателей, а так же ещё огромного штата обслуживающего персонала, которые в любой момент, по той или иной причине, могли спуститься в подвал и увидеть меня под лестницей. Я была беззащитна от взглядов и осуждений и не могла ничем прикрыть даже самые интимные участки своего тела. Но ведь я сама этого хотела и сделала это так сумбурно и запутанно, объясняя своим подругам их действия в случае чего, и что кому они могли говорить, а что нет. Это так меня заводило и возбуждало, когда я представляла себе, как разговаривают между собой мои подруги и не могут ничего понять, оставляя меня без помощи ещё на один день.
Взяв пакет с едой, я перебралась в другой угол под лестницей ведущей в подвал, замок на двери которой был очень ржавый и наверное давно не открывался. Под лестницей тоже было полно всякого хлама, за которым я и обосновала себе место на всю субботу. Ведь даже если бы и принесла Вера мне одежду на первое место, где я раздевалась вчера, то я отсюда всё равно не смогла бы до неё добраться, а искать меня я запретила Вере, чтоб не вызвать лишних подозрений. Вот так и получилось, что когда я распределяла роли своим подругам, я не подумала, как и кому, я могу что передать и тем самым загнала себя в тёмный угол под лестницей.
Пройдя на последок ещё все этажи и выглядывая в окно. Я стала спускаться вниз и почти в этот же момент, как исполнилось шесть утра, вахтёр проснулся и пройдясь по первому этажу, убедившись что всё нормально, открыл входную дверь.
Вскоре послышались одиночные шаги, которых с каждым мгновением становилось всё больше и больше и всё это, шаги. Стук каблуков и голоса превратилось в гул или шум бессмысленный и бесцельный, я даже не знаю как это сказать. Кто то поднимался вверх и разговаривал с кем-то, другие наоборот спускались вниз и тоже вели беседу и что-то бурно обсуждали и никто не знал и даже не мог догадаться, что под лестницей, под их ногами сидит голая девушка, которая сама захотела испытать этот страх, или пощекотать, таким образом, свои нервы. Что только я тогда в субботу не передумала о себе и снующих людях над моей головой. А так же о своей безумной идее провести выходной голышом в университете. Я то возбуждалась, то меня охватывал озноб и чувство страха не давало мне покоя. «А вдруг меня тут увидят» — думалось мне.
За весь день я даже не сомкнула глаз, и только под вечер меня одолел сон. Как я уснула, я не помню сама, а когда проснулась, то сразу не могла понять, где я нахожусь, и только нащёпав над головой сырой бетон лестничного марша и себя обнажённую, лежавшую на картонной коробке, я поняла. Прислушавшись, я выглянула на верх. Было темно и тихо. Выглянув из-за колонны, я увидела другого, чуть помоложе лет на пять, ночного сторожа, который сидел на диване и смотрел телик. Над его головой висели часы, на которых было половина девятого. Уже вечер — подумала я и спустилась вниз, чтоб перекусить.

Не дождавшись звонка, Ира вечером вспомнила обо мне и сама позвонила Вере. Вера взяла трубку и тут же отключилась. Ира снова набрала, но в ответ услышала голос оператора.
— Абонент выключен, или находится вне зоны действия.
— Вот зараза, отключилась — ругнулась Ира и положила трубку.
Звонок раздался минут черед двадцать.
— Что звонила — спросила Вера.
— Я ждала от тебя звонок и не знаю, что делать с Маринкиной одеждой. Когда мне тебе её принести. — спросила я.
— Я даже не знаю, я в больнице в изоляторе. Вчера чем-то в кафешке траванулась и меня заперли на обследование — объяснила Вера.
— А как же Марина — спросила Ира.
— Я не знаю, придумай сам что-нибудь — объяснила Вера и связь снова прервалась.
— Ведь как я не хотела в это ввязываться — ворчала себе под нос Ира, и её муж заметил это.
— Что-то случилось? — спросил он.
— Да нет, это по работе. Маринка звонила и сказала, что пока не может забрать свои шмотки — ответила Ира.
— Ну и чего тут расстраиваться, пусть висят. Как понадобятся, сама придёт — постарался её успокоить муж
— А действительно, что я волнуюсь. Всё равно сейчас я никуда не пойду — решила для себя Ира и отключив телефон, пошла усыплять дочку.

А я тем временем снова обошла все этажи и обнаружила, что одно окно на первом этаже приоткрыто вверху. Повернув ручку и переведя её в горизонтальное положение, я легко открыла окно и выглянула во внутренний двор универа, где находились хозпосторойки и так всякая нужная для нужд ерунда.
— А окна то низко расположены — подумала я.
Перекинув ноги, я свесила их на улицу и спрыгнула на траву. Как хорошо, тепло и даже ветер не дует — подумала я и прикрыв немного окно, чтоб казалось что оно закрыто при случайном обходе ночного сторожа, прошла вдоль здания и прячась за хозпосторойками, вышла на угол, где находился въезд и стоял забор сваренный из металлических прутьев. Перед забором росли деревья и кустарники и срели них можно было безопасно сидеть и наблюдать за проезжающими мащинами, трамваями и запоздалыми пешеходами. Когда они проходят совсем рядом и не видят меня, сидящую голышом за заборов в паре метров, сильно возбуждает. Рядом проходил оживлённый проспект, а пересекала его с другой стороны забора, второстепенная улочка и с прикольным названием. Перелезть через забор и выйти на улицу ночного города, я не решилась, так как по тротуарам ещё шли прохожие, и было много машин. Вернувшись обратно, я снова влезла через окно и тихонько, без шума, закрыла его. Поднявшись на третий этаж, всё в туже аудиторию, которая как похоже никогда не закрывалась, я снова села на подоконник и отдалась во власть соблазна и наслаждения. Остаток ночи прошёл без приключений, и я чтоб не заснуть и насладиться своим положением, продолжала бродить по тёмным коридорам ночного универа.
Ира в течении всего вечера больше не вспомнила про меня и даже утром, когда её муж предложил прогуляться в парк, она с радостью, забыв свой телефон дома, собрала дочку и они все втроём отправились на прогулку.
Вернувшись после обеда, когда дочка уже устала и захотела кушать, они вошли в дом, и Ира увидела висевшие мои вещи на их вешалке.
— Ой, я забыла позвонить — сказала она негромко.
Включив телефон, она увидела пропущенный звонок от Веры, потом ещё один и ещё. Нажав кнопку, она услышала длинный вызов.
— Алё, Ира, ну где ты пропала. Звоню, звоню — сказала Вера.
— С дочкой гуляли, а телефон на зарядке был — соврала Ира.
— В общем, меня не будет наверное неделю, анализы и там ещё много чего. Так что я вряд ли что смогу сделать — сказала Вера.
— А что мне делать. Я даже не знаю, куда там идти и где её искать. Я в универе то ни разу не была — испуганно ответила Ира.
— Ну ладно, если ничего не придумаешь, звони через пару дней, может отпрошусь и передам ей её одежду. — сказала Вера.
— Хорошо — ответила Ира.
— Ир, а может ну её Маринку с её закидонами. Пусть посидит там и подумает — вдруг сказала Вера.
— Это как — не поняла Ира.
— Ну как. Пусть там прячется и наслаждается своей обнажённостью, бегает голая по университету — пояснила Вера.
— А как она есть будет.
— Я ей там пакет с едой оставила. Если будет экономить, то с голоду не замрёт — сказала Вера.
— Но ведь она совсем голая и кругом полно и парней и вообще неизвестно что там с ней — стала защищать меня Ира.
— А сколько она тебя уговаривала, чтоб ты согласилась — спросила Вера.
— Больше недели — ответила Она.
— Ну вот и я не соглашалась несколько дней, а согласилась потому, что она меня достала своим нытьём — сказала чуть резко Вера заранее соврав об этом Ире.
Она конечно была удивлена такой моей выходке, но согласилась с радостью чтоб подыграть мне и оставить голой не на выходные, а чуть подольше — решила для себя Вера, не предупредив об этом ни меня, ни Иру. А после небольшой паузы, добавила.
— В общем, как смогу, так и позвоню, а ты как знаешь. Или ищи её или жди когда я из больницы выйду. — Сказала Вера и положила трубку.
Ира опустила телефон и задумалась.
— Что-то случилось — спросил муж.
— Да нет, всё нормально — ответила Ира и уже для себя решила, что больше она ничего делать не будет. Её просили забрать одежду, вот она и забрала её. А сейчас, когда попросят отдать, то она с радостью отдаст — решила для себя Ира и вошла на кухню, где муж уже накрыл на стол и пригласил на обед.
Только после обеда Ира вспомнила, что Марина ей дала на всякий случай телефоны Вики и Тани. Она тут же набрала первый телефон.
— Алё, Вика — спросила она.
— Да — ответила Вика.
— Это Ира, мы с Мариной работаем вместе — пояснила Ира.
— А поняла. Что-то случилось — спросила она.
Ира вышла на балкон и закрылась, чтоб муж не слушал её разговор, и стала объяснять, как могла кратко и более понятно. Но Вика многое не понимала и переспрашивала, а потом вообще спросила.
— Ир, а где сама-то Марина?
Ира уже стала сердиться, и снова коротко сказала и потом добавила, что её нужно найти и передать ей её одежду.
— Нет, я не смогу. Я сейчас в деревне у родителей. Тут связь плохо работает. Я только во вторник смогу приехать и тебе позвоню — объяснила Вика.
И эта не может. Выходной, все разъехались, кто куда — подумала Ира и стала искать телефон Тани. Нажав кнопку, она почти сразу услышала шум и громкую музыку. Потом всё стихло, и голос Тани спросил.
— Да, слушаю.
— Это Ира, я с Мариной работаю — сказала Ира.
— А где Марина, почему она мне не позвонила — спросила Таня.
Ира снова стала рассказывать о том что случилось и что нужна её помощь, а потом спросила.
— Таня, ты сможешь её найти и передать ей одежду.
— Не а, сейчас не смогу, ко мне гости приехали. Только если что завтра — сказала она.
— Мне позвонить или сама позвонишь — спросила Ира.
— Позвоню, если будет нужно — сказала Таня и снова послышалась громкая музыка, и раздались короткие гудки в трубке.
— Завтра, так завтра — сказала Ира и вошла в комнату. В этот день она больше не разговаривала по телефону и даже постаралась не вспоминать про меня. Остаток дня она провела с дочкой и занималась домашними делами, а потом все легли спать.

Я проходив по универу голышом всю ночь, спряталась под лестницей и заснула. А когда проснулась, было уже около двух часов дня. Я выглянула на первый этаж. Выходной и в универе тоже было тихо. Вахтёр сидел на своём диванчике и читал газету. Я поднялась на четвёртый этаж и прошла по нему при дневном свете, голышом и ничего не боясь. Как это было здорово, вот так жить и не одеваться никогда — подумала я и спустилась ниже. Я ещё долго бродила по пустым коридорам и прислушивалась к разным шумам. Мне всё казалось, что кто-то придёт и увидит меня, и предчувствие не обмануло. Вскоре я услышала шаги на лестничной площадке. Я быстро стала соображать, куда мне спрятаться и ничего не пришло в голову, как залезть под стол возле какого-то кабинета. В нём, по-видимому, шёл ремонт и кроме стола в коридоре стояло ещё два стола и несколько стульев.. У стола
были боковые и задняя стенки, и если не приглядываться, то под столом меня трудно будет сразу заметить. Шаги быстро приближались и звонким стуком отдавали прямо по мозгам. Было понятно, что шла женщина или девушка. Пройдя мимо меня, она достала из кармана ключи и открыла соседнюю с кабинетом аудиторию. Дверь осталась открытой и я не знала, что мне делать. Долго ли она там пробудет и чтоб случайно не брякнуть, я ещё больше прижалась к стене и подальше от прохода. Минут через пять, или чуть больше я снова услышала шаги на лестнице, и снова стук каблучков стал приближаться ко мне. В просвете между передней стенкой стола и полом я увидела две пары женских туфель на небольшом каблучке.
— Она уже здесь.- сказала одна.
— Давай быстрее — поторапливала вторая.
В аудитории были слышны разговоры. Преподаватель с довольно приятным и не старым голосом спрашивал у двух девушек, готовы ли они пересдавать зачёт. Те ответили, что готовы. После этих слов она им дала задание, а сама вышла в коридор и направилась снова мимо меня. Я вся вжалась и не знала, что мне делать дальше. Вдруг кто придёт ещё. Столько мыслей пролетело в голове, пока она куда то сходила и снова вернулась.
— Ты подожди в коридоре, а с тобой мы сейчас побеседуем — услышала я голос преподавателя.
Одна из девушек вышла и подойдя к столу, навалилась на него и раскрыв книгу, стала что то читать и бубнить. Успевала зубрить — подумала я и вспомнила, что сама каждое лето пересдавала свои хвосты.
Но сейчас вопрос был не о том, сдадут они или нет. Меня волновало больше то, чтоб они не заметили меня под столом. Я то переставала дышать, стоя на коленках у самой стены, то еле слышно дышала через раз. Вскоре раздались шаги и первая студентка вышла и пригласила зайти вторую.
— Вроде пронесло — подумала я, но опасность ещё не миновала.
Первая студентка, которая уже сдала, подошла к столу и подпрыгнув, села на него с краю и стала болтать своими ногами. На ней были джинсы и туфельки лодочка на небольшом каблучке. Сколько я тогда натерпелась страху, сказать трудно. Вскоре вышла вторая и сдерживая радость, что сдала зачёт, подхватила свою подругу и они направились к лестнице. Преподаватель вышла в коридор и окрикнула их.
— А зачётки кто за вас забирать будет, или они вам не нужны.
— Ой, — чуть ли не в голос сказали студентки и вновь засеменили мимо меня в аудиторию.
Уже на обратном пути преподаватель спросила у них.
— У вас в группе ещё есть кто не сдал?
Я сразу перепугалась. А вдруг сейчас ещё кто-то припрётся, но девчонки ответили.
— Только мы, больше нет никого.
— Фу, вроде пронесло, — подумала я.
Минут через десять и препод вышла и спустилась вниз. Всё стихло, и я быстрее вылезла из под стола. Следом, спустилась в подвал, пока ещё какие-нибудь двоечники, не пришли пересдавать свои зачёты.
Остаток дня прошёл спокойно, я проверила первое место своего пребывания и оставила на ступеньке скомканный пакет. Это был сигнал для Веры, что мне нужна одежда.
Ночью я долго не спала и несколько раз спустилась на первый этаж, чтоб из-за колонны посмотреть время. Город после выходных погружался в ночь. Всё медленно стихало, и гасли огни. Я сидела на подоконнике и гладила свою киску, раздвигая половые губки и проникая пальчиком внутрь. А когда ночь окончательно накрыла город, я спустилась вниз и убедившись, что вахтёр спит, бесшумно открыла окно и вылезла во внутренний двор. Уже по известному мне пути. обошла все постройки и вышла на угол к забору из металлических прутьев. Подойдя к забору, я выглянула на улицу. Машин было всего ничего, а прохожих вообще не было видно. В самом углу, справа, между стеной здания выходившего фасадом на улицу с прикольным названием, было удобно перелезть через забор и я взобравшись на забор, держась за стену и за опорный столбик, перекинула ногу и оказалась на улице, спрыгнув на тротуар.

Пробежав вдоль стены здания метров десять, я перешагнула через полуметровый заборчик, отделяющий тротуар от газонных посадок и спряталась за кустами. Чуть присев за кустарником, я огляделась и пройдя несколько метров до другого угла здания, посмотрела по сторонам. Улица как вымерла. Пробежав вдоль стены ещё метров десять, пятнадцать, я снова оказалась в небольшом зёлёном скверике среди деревьев и кустарника и спряталась. Переведя дух и осмотревшись, я высунула голову и посмотрела в сторону дороги. Вдалеке показалась машина. Она медленно ехала в мою сторону. Я пригнулась и замерла. Как только она проехала мимо и свернула. Я снова выглянула и чуть не обмерла. Из-за угла универа в мою стороны вывернула молодая парочка. Возможно это загулявшиеся студенты — подумала я. Они шли, еле передвигая ноги обнявшись и периодически останавливались. То девушка целовала парня и что-то ему говорила. То он её целовал и тоже что-то шептал на ухо:
— Этого мне ещё не хватало и как назло под самое утро, — подумала я.

Когда я вылезала через окно, то было примерно около четырёх утра. А сейчас, наверное, как минимум половина пятого, если не около пяти уже. Я сидела вся на нервах и не знала что делать. Вот они остановились напротив меня и долго целовались. Потом прошли ещё несколько шагов и снова стали целоваться и миловаться.
— Да, если они так будут идти, то рассвет меня как раз застанет в этом газоне.
Прошло ещё минут десять или пятнадцать, как вдруг по улице проехала машина и издала звуковой сигнал, адресованный влюблённой парочке. Девушка что-то сказала парню, и они поспешили уйти подальше от неприятностей.
Вроде пронесло снова — сказала я себе и быстро стала пробираться между интервалами проезжающих мимо машин короткими перебежками. Самое трудное было, это снова возле здания и прилегающего к нему забора, перебраться во внутренний двор.
Вскоре я уже была там и влезла обратно через окно и закрыла его. Пробежав верхом к своему лестничному маршу, я спустилась вниз и решила немного перекусить, а то скоро появится толпа студентов и мне будет не до этого, что жевать под лестницей свой очередной бутерброд и запивать его водой, правда разведённой с вареньем.
День выдался довольно шумный и я всегда вздрагивала, когда кто-то спускался на несколько ступенек в мою сторону и смеясь и разговаривая потягивал сигаретку. Иногда это было несколько парней, а иногда и девчонки заглядывали, и я тогда сидела, ни жива, ни мертва. Когда звенел звонок и начинались занятия, я могла выдохнуть и сменить позу, чтоб лечь поудобнее.
Как только всё стихло и все разошлись и я выглянув увидела как вахтёр запирает входную дверь на засов, я облегчённо вздохнула и первым делом поднявшись на второй этаж, спустилась в подвал по другой лестнице, в надежде найти там свою одежду. Обшарив всё под лестницей, я ничего не нашла, да и пакет который лежал на последней ступеньке, куда-то исчез.

— Наверное Вера взяла, но не смогла положить, — подумала я. И снова отправилась путешествовать по этажам универа голышом.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Универ, или Как я себя загнала в западню

Сообщение 04 июл 2019 07:26

Мои рассказы про эксгибиционизм. Универ, или Как я себя загнала в западню.
Часть 2
.

Ира, утром собралась и ушла на работу, по пути завела дочку в садик. С работы, выбрав время, когда читателей было немного, она позвонила Тане. Вики всё равно по разговору до вторника не будет в городе. Но Таня не ответила сразу, а перезвонила лишь через полчаса.
— Что случилось — спросила она.
— Ты не нашла Марину — спросила Ира.
— Фу ты, я совсем про неё забыла. — сказала как бы оправдываясь Таня.
— Как найдёшь её, позвони, я принесу одежду — сказала Ира.
— Ладно, мне на пару пора — ответила Таня и положила трубку.
День тянулся очень медленно. Никто не звонил, и Ира сильно расстраивалась, так как ни знала, где меня найти и как помочь. До обеда никто не позвонил и только после обеда раздался тревожный звонок. Ира сразу подумала, что звонят мои подруги. Но в трубке услышала совсем другой голос. Заболела дочка, и нужно было, её забрать из садика. Ира быстро предупредила начальницу и закрыв всё, побежала в садик. Поднялась небольшая температура, и появился кашель. Инфекция наверное, сказали в садике. Дома Ира вызвала врача и после её прихода, когда удалось сбить хоть и небольшую температуру. Дочка захотела спать, и чтоб её не разбудил никто, Ира выключила телефон и положила его в сумочку. Весь вечер она старалась лечить и снимать жар. Так и уснула сама одетой. Всё внимание было уделено лечению дочки, а про меня Ира совсем забыла. Она знала, что если что, то ей позвонит кто-нибудь и тогда она выберет минутку и передаст мои вещи. С каждым днём мысли обо мне уходили на второй, потом на третий план и Ира даже не подходила к телефону. Звонить ей было некому, а кто ей должен был позвонить, так она надеялась что услышит и забыв что телефон уже второй день лежал в сумочке выключенный.

Вера в понедельник спустилась в подвал и не найдя там условленного сигнала, спокойно пошла на занятия. В подвале было чисто и всё подметёно, и она даже не могла подумать, что уборщица рано утром всё вымела и вынесла оттуда. Поняв, что мне не нужна пока её помощь, она спокойно отзанималась и ушла домой.

Таня после звонка Иры проверила все тайные места, но ничего что напоминало бы присутствие меня в них, она не нашла и попытавшись дозвониться до Иры, тоже решила больше не предпринимать ничего и ушла домой.

Вика тоже знала, что я нахожусь голая в стенах универа, попыталась меня найти, но ничего не получилось. Потом она звонила Ире несколько раз, но всегда слышала одну и туже фразу.
— Абонент временно не доступен или находится в не зоны действия сети.
— Куда все подевались — ругнулась она про себя и тоже ушла домой.

В общем я снова осталась одна и мне не откуда было ждать помощи. Вот так устроила я себе западню — подумала я и стала искать в этом и положительные и отрицательные стороны. У меня даже появился план, как выбраться из универа ночью, я знала, а вот как добраться осенью из центра города в пригород и не быть замеченной, было для меня неразрешимой проблемой. Поняв, что помощь скоро не придёт, я стала экономить оставшуюся еду. Каждый вечер я выкладывала пакет на последнюю ступеньку, в надежде, что его увидят и не понимала, что это бессмысленная работа. Мартышкин труд. Утром, когда я уже пряталась у себя под лестницей, уборщица ругалась, подметая окурки и собирая разбросанные бумажки и мой же пакет. Прошло ещё два дня, и мой продуктовый запас закончился. Ночью со среды на четверг я обошла всё в надежде, чтоб найти что-то съестное, но было всё убрано. Студенты, одно слово — сказала я.

Вера с постоянной периодичностью проверяла и уже стала волноваться, почему я не подаю условный сигнал. Она даже заглядывала под лестницу, но там ничего не нашла, вернее никого. И подумав, что Ира всё же смогла, как-то передать мне мои вещи, успокоилась и перестала больше заглядывать в подвал и искать условный знак. Она ходила на занятия, общалась и веселилась и даже не могла себе представить, что под другой лестницей, по которой она не раз спускалась или поднималась, сидела я как мышь, не пискнув и не шелохнувшись.
Вика тоже сочла, раз ей не перезвонила Ира, то обошлись без её помощи, и вообще перестала звонить. У неё даже промелькнула мысль, а было ли это на самом деле, и не разыграла ли её Я, когда просила помочь. А может она просто решила подшутить над Ирой. Кто её знает — это же Маринка. Забыв об этом, Вика даже больше не вспомнила про этот случай, как будто его вовсе и не было, а была ли я в универе голышом или нет, её даже и волновало. Она продолжала общаться со сверстниками, смеяться и ходить на занятия, даже не подозревая, что где-то рядом уже целую неделю я голышом прячусь от всех, хочу, есть и выбраться отсюда.
Таня ещё дважды попробовала дозвониться до Иры, но безрезультатно и тоже сочла, что я уже давно, где-нибудь дома или отдыхаю в деревне, где сотовая связь не берёт и я не зря предупреждала их, чтоб они сами мне не звонили, а ждали моего звонка.
Одним словом Вера, Вика и Таня, сочли, что меня уже нет в универе, и продолжали жить своей студенческой жизнью.
Ира до четверга сидела на больничном со своей дочкой, лечила её и ходила на приём и даже не вспомнила, почему ей никто не звонит. В четверг, когда их выписали, и рано утром в пятницу Ира увела дочку в садик, она пришла на работу и стала разгребать накопившиеся дела и только ближе к обеду она решила позвонить в садик и узнать про дочь, как она там.
Достав телефон из сумочки, она увидела что он выключен. Она сильно испугалась. Ведь девчонки не знали, где она живёт и наверняка звонили ей. Включив телефон. Она сразу увидела больше десятка несостоявшихся звонов и сразу позвонила Вере.
— Вера, тебя выписали — сразу спросила Ира.
— Нет, а что — решила немного подшутить Вера.
— Да так, просто хотела узнать, что там с Мариной.
— А что ей сделается, наверное отдыхает в деревне и не чешется нам позвонить — сказала с обидой Вера.
— Как в деревне, а её вещи — сказала Ира.
— Какие вещи — не поняла Вера.
— Ну, те, которые ты мне в прошлую пятницу вынесла и отдала — сказала Ира.
— Как, они что у тебя ещё — удивилась Вера.
— Ну а кто бы их забрал. У меня ребёнок болел, и телефон был разряжен, — пытаясь загладить свою вину, стала оправдываться Ира.
— То я до тебя и дозвониться не могла — сказала Вера.
— Ну, так что. Тогда передашь Марине, что вещи пусть хоть заберёт, когда из деревни приедет — сказала Ира и положила трубку.
После этого разговора Ира успокоилась, поверив Вере, что я будь то бы в деревне и больше ни о чём не заботилась. Она даже дома убрала из прихожей мои вещи и сложила их в шкаф, чтоб не мешались, и Ира уже была уверена, что в ближайшее время они вряд ли понадобятся. Ира даже была рада, что её помощь не понадобилась, и я сама выбралась из универа. Это её радовало и даже приободрило немного.
Вера же была в полной растерянности. Она не знала, кто кроме её ещё мог помочь мне и дать другие вещи и не найдя на вопросы ни одного ответа, пошла домой после занятий, для убедительности заглянув в подвал, где было полно окурков и не было видно смятого пакета.
— Возможно что то Марина мне не рассказала о своём плане или у неё был запасной вариант. И она воспользовалась им и выбралась из универа — подумала Вера и посчитав это самой реальной и правильной мыслью, совсем успокоилась. Даже немного обиделась на меня, что я ей ничего об этом не сказала
— Наверное, я всё же права. Ира нашла кого то, кто помог Марине и не хочет мне говорить. Ну и ладно — сказала она себе и пошагала по улице в сторону дома.

Я не знала, что и думать. Вот уже неделю я нахожусь в универе голая и прячусь, где попало, чтоб только не попасть на глаза и избежать позора. Очень многие преподаватели меня хорошо знали, и это усугубляло мою учесть при разоблачении. Я уже не ела почти сутки. Просто нечего было есть, и пила только воду. Возможно, это обострило мои чувства и заставило работать серое вещество.
Если Вера не даёт о себе знать, значит по какой то причине она вдруг не получает от меня условный сигнал или не так его понимает. И тут меня осенило. Дождавшись, как всё в универе стихнет, я прячась пробралась к доске с расписанием занятий и нашла Верину группу. Завтра пятница и первая пара у неё на третьем этаже, а вот и номер аудитории. Я нашла два рваных пакета и смяв их, положила возле аудитории на полу. Потом мне попалась корочка хлеба немного заплесневелая. Я подняла её и тоже положила сверху на пакеты. Если она увидит это, то поймёт, подумала я, и мне даже стало как-то веселее. Оставалось ждать ещё почти сутки. Чтоб не так было тягостно это ожидание, я снова решила прогуляться во внутренний двор. Обойдя все этажи и заглянув в открытые две аудитории, я осмотрела всё внимательно в надежде найти что-нибудь съестное, но всё было напрасно. Может подойти к вахтёру и попросить у него. Не убьёт ведь — подумала я. Выглянув из-за колонны, я увидела уже знакомого мне мужичка лет шестидесяти. На вид даже крепкого мужчину, и подумала. Этот не убьёт, но изнасилует точно и сразу же отогнала эту мысль. Раскрывать себя ни при каком условии я не буду. Раз сама виновата и что-то не так придумала, то и буду сама себя вытаскивать их этой ситуации. Я читала, что без еды можно жить и три и пять дней, а вот без воды сложнее. Ну, воды у меня было в достатке и это уже было хорошо. Я приободрилась и взглянув на часы. Было уже 23-00. Выходить на улицу пока рановато, и я снова пошла, бродить голышом по универу.
Часа через три, я выглянула в окно на улицу. Машин было совсем мало, а людей совсем единицы. Было темно, и только свет от уличных фонарей освещал небольшие участки и если фонари были рядом, то эти участки растягивались довольно далеко, освещая целый квартал или площадь. Я спустилась вниз и приоткрыла уже знакомое мне за несколько дней окно. Потом прошла по коридору и взглянула на дремлющего вахтёра. Вернувшись к окну, я вылезла на улицу и уже знакомым путём прошла до знакомого мне забора и перелезла через него. Оказавшись на улице, по которой даже днём было не очень интенсивное движение, я пробежала вдоль стены открытый участок и спряталась за кустами. Сейчас же эта улица была совсем пустынна. Спрятавшись в газоне среди кустарника, листва которого уже начала желтеть и облетать, я ещё осмотрелась по сторонам и решилась на отчаянный шаг. Мне нужно было пробежать небольшое открытое пространство перед входом и стоянкой. На другой стороне за газоном находился небольшой временный киоск, в котором торгавали напитками и пирожками, и рядом стояли два столика. Почему то у меня было предчувствие, что я там смогу себе найти что-то, утолить голод. Убедившись, что рядом нет никого и собравшись с духом, я в одних носках по тротуару пробежала от своего газона до следующего два десятка метров и сразу присела, спрятавшись за кустарником.
— Фу, — выдохнула я.
Оглядевшись, и прячась за кустами, я практически на четвереньках, добралась до столиков. Мне повезло. На столе лежала надкушенная булочка и на другом половинка чебурека. Я тут же их взяла и обломав рукой места надкусов, всухомятку, их съела. Так стало хорошо и захотелось пить, Но вот с напитками мне не повезло. Тут поживиться было нечем и я осмотревшись вернулась обратно, хотя мне пришлось посидеть пару минут голой попой на асфальте, прячась от проезжающей рядом машины.
Вернувшись в универ, я решила немного отдохнуть и сама не знаю как, просто уснула у себя под лестницей. Место под лестницей в самом углу я уже считала своим временным и родным домом и привыкла, что я там нахожусь как у себя дома. А когда проснулась, то уже был слышен шум и топот над головой. Начался новый день — пятница. Интересно заметила ли мой знак Вера, сидела я и думала, даже не шелохнувшись.
Вера была старостой в группе и всегда приходила немного раньше. Когда она подошла к аудитории, в которой должна у них быть первая и вторая пары, она заметила лежащие на полу возле двери смятые целлофановые пакеты. Она не придала этому значения и пройдя мимо, вошла в аудиторию и села но своё обычное место. Вскоре стали подходить другие студенты и аудитория наполнилась шумом и смехом и один из парней, отличавшийся в группе разными приколами и осмеивал всё, что только мог, зашёл и сказал.
— Это кто там в пакете, плесневелую корочку выложил. Кому подаяние собираем? Девчонки тут же отреагировали и сказали.
— Только для тебя, чтоб с голоду не замер, а то вон какой худой.
Веру как током пронзило. Она вышла быстро в коридор и посмотрев на пакеты и корочку хлеба, догадалась. Что они оказались тут не спроста. Но чтоб как-то скрыть ко всему этому интерес, она стала возмущаться.
— Ну, неужели все проходят мимо, и никому не пришло в голову убрать это.
Взяв пакеты, она бросила их в мусорную корзину и села за свой стол.
— Неужели, Марина всё ещё тут, думала Вера.
— Но где она прячется и почему она раньше не давала о себе знать — ломала голову Вера.
После занятий она купила немного продуктов и спустившись по той лестнице, оставила его в самом углу.
— Если это Марина оставила пакеты и корочку, то она заберёт пакет, и тогда я могу уже ей принести её одежду — рассуждала Вера.
— А если это просто случайность и кто-то подшутить так решил. Но кто и над кем — не переставала размышлять она, идя по тротуару в сторону дома и даже не заметив встречного, случайно столкнулась с ним.
— Надо быть осторожнее, пока лоб себе не расшибла — решила вера и поправив очки, стала внимательнее и осмотрительнее.
Весь вечер ей не давал покоя смятый пакет и корочка хлеба. Она даже не могла поверить, что я нахожусь уже целую неделю голая в стенах университета. Возможно она, Вера, даже много раз проходила мимо меня и даже не могла подумать, что рядом прячусь я. Столько мыслей вертелось в голове, что Вера с трудом уже поздно и ближе к полуночи, заснула.

Дождавшись, когда закончатся занятия, я вышла из под лестницы и поднялась наверх. Пройдя то второй лестницы, я прислушалась и осмотрелась. Было тихо, и я спустилась вниз. Под лестницей было темно, и я не заметила сразу чёрный пакет, и хотела было уже вернуться назад, но всё же решила убедиться и проверить руками. Встав на коленки, я стала ощупывать среди хлама всё что там было и вот оно. Шуршащий пакет скользнул под рукой. Нащупав ручку, я вытащила его и не поверила сама своим глазам. В пакете лежало несколько бутербродов с колбасой и сыром и две шоколадки и двухлитровая бутылка фанты. Я достала один бутерброд и взяв пакет в руки, прямо на ходу полностью не пережёвывая, а чуть ли не глотая целыми кусками, пошла к себе под лестницу. Там я уже более в спокойной обстановке перекусила, много есть не стала, чтоб не было плохо с голодухи и пошла прогуляться по этажам универа возможно в последний раз. Настроение было на высоте, хотелось петь и кричать от радости, что, наконец-то заметили моё отсутствие. Я ещё дважды залазила в пакет, отламывая то кусочек шоколада, то откусывала и съедала очередной бутерброд. Поздно ночью я снова посмотрела в какой аудитории будут проходить занятия у Веры и смяв рваный пакет, положила его возле двери. Остаток ночи я провела в приподнятом настроении и была почему-то уверена, что завтра уже буду дома. Услышав удар часов на первом этаже, я сама себе сказала.
— Вот уже и три часа. Суббота — и как только я про себя произнесла суббота, я даже вздрогнула и подумала.
— А вдруг Вера только сегодня увидит второй пакет и не принесёт одежду, ведь она у Ира дома, или на работе, а Ира только после 17-00 освободится, когда в универе уже никого не будет возможно. Я тут же расстроилась и сидя на подоконнике на третьем этаже, поджав колени под подбородок, смотрела на ночной город, и думала, сама не зная о чём — просто смотрела и думала, и мои мысли проносились мимо и тут же забывались.

Утром Вера соскочила ни свет, ни заря, и быстро перекусив, сказала, что у неё нулевая пара, побежала в универ. Как только она вошла, то сразу, не дожидаясь, когда появится вся толпа снующих студентов, спустилась вниз и проверила, стоит ли её пакет на месте. Его нигде не было.
— Неужели Марина всё ещё тут, как же она себя чувствует, только бы с ней всё было хорошо — думала Вера и поднималась к своей аудитории. Искать меня она не решилась, да и было не безопасно, могли заметить. Некоторые преподаватели уже ходили по этажам и открывали аудитории.
Поднявшись на свой этаж и свернув за колонну, Вера шла по коридору и тупо смотрела под ноги. Сама она была здесь, а её мысли все были там, в подвале под лестницей. Открыв аудиторию, она даже не заметила пакет и вошла внутрь и тут резко дёрнулась. Вернувшись обратно, она увидела скомканный пакет и поняла. Это точно Марина мне подавала сигнал и ей нужна её одежда. Бросив пакет в мусорное ведро, Вера собралась было уже звонить Ире, но тут же что-то её остановило. В аудиторию стали заходить её сверстники, а на часах уже было половина восьмого.
— Ира сейчас или в садике или идёт на работу, какой смысл — подумала Вера и убрала телефон.
После второй пары, во время обеда, Вера позвонила Ире.
— Что случилось — спросила Ира.
— Мне нужно взять у тебя Маринины вещи — сказала Вера.
— Я на работе, давай вечером сразу после садика, часов в шесть — сказала Ира.
— А раньше нельзя — спросила Вера.
— Нет, я и так тут одна зашиваюсь, пока там Марина где-то отдыхает и ещё неделю на больничном отсидела. Меня раньше не отпустят — объяснила Ира.
— Но ведь сегодня суббота — сказала Вера.
— Ну и что. Я теперь каждую субботу за себя и за Марину работаю. Раньше мы хоть чередовались — объяснила Ира.
— Ну тогда давай завтра в парке возле универа встретимся — предложила Вера.
— Хорошо. Около обеда, мы гулять пойдём, и я захвачу вещи — сказала Ира и отключилась.
— Сегодня, или завтра, значения уже не имеет. Всё равно раньше понедельника Марина не сможет выйти, чтоб её никто не заметил — подумала Вера и пошла в столовую.
Перекусив, она немного купила еды для меня и после занятий снова положила под лестницу, вложив туда короткую записку.
«Вещи у Иры и я их смогу взять только завтра. Жди в понедельник утром на старом месте — Вера»
Как только всё стихло, я снова пошла под лестницу и нашла там пакет. У меня было огромное разочарование, что вместо вещей там была еда. Я всё взяла и даже не нашла записку и отнесла обратно к себе. Мне предстояло провести в универе ещё одни выходные, остаток субботы и воскресенье и я понимала, что другого выхода у меня не было, как смириться с этой участью.
Отдохнув и немного подремав днём, мне вовсе не хотелось спать, и я снова бродила голышом в прохудившихся и дыроватых носках по этажам универа. А когда у меня заурчало в животе, я спустилась вниз и достав из второго пакета пирожки, стала их есть и запивать фантой, и тут со вторым пирожком мне на ноги упала записка. Я открыла её и прочитала. Я не знаю, что со мной в тот момент произошло. Это были слёзы и счастья и радости и даже, невзирая на то, что я ещё две ночи проведу тут. Неужели я скоро буду свободно гулять на улице и вспоминать своё необычное приключение.
Пока было темно, и вахтёр ещё дремал, я кое-что из находящегося хлама, под моей лестницей, перенесла туда, куда должна была принести вещи Вера. Потом, когда всё было готово, я дождавшись полуночи, снова решила устроить прощальную вылазку через окно в ночной город и немного взбодриться и пощекотать себе нервы. Я не спешила и была очень осмотрительна. Ведь вряд ли мне придётся повторить такое. С большим трудом и осторожностью, я добралась до временного киоска, возле которого нашла недоеденные спасительные для меня пирожок и булочку и осмотрелась. Мимо иногда проезжали машины и возвращались домой запоздалые прохожие. Впереди был выходной, и они никуда не спешили. Мне приходилось подолгу сидеть и прятаться в кустах, чтоб сделать очередную перебежку до следующего газона. Сейчас я ждала, когда на улице не будет ни одной машины и ни одного пешехода. Мне хотелось пройти от этой улицы до проспекта, по её правой стороне, на которой было полно зелени и можно было спрятаться.. Это было очень рискованно и ещё больше заманивало меня и я улучшила такой момент и перебежав на ту сторону, тут же спряталась переводя дыхание в кустах. Потом я ещё долго не могла осмелиться поднять голову, а когда решилась, то сразу же пошла дальше. Я практически прошла целый квартал и ещё чуть-чуть, я оказалась бы на одном из центральных проспектов города. Сколько у меня на это ушло времени, сказать не могу, но боясь рассвета и трудностью с возвращением, я повернула обратно и оказалась права. Перейти отрытые участки на улице с прикольным названием на обратном пути, оказалось труднее. Я долго сидела и стала уже мёрзнуть, пока не появилась возможность и то сзади я услышала свист. Оглянувшись, я никого не заметила и подумала, что кто-то заметил меня из жилого дома с балкона и следил за мной. Я поспешила преодолеть последние преграды и скрылась во внутреннем дворе, уже зная куда встать и где перелезть через забор, и перепрыгнула его как настоящая спортсменка. Ввернувшись обратно через тоже окно, я решила немного отдохнуть от недавнего стресса. Ведь меня заметили и я вполне могла быть пойманной в таком виде. Не зря же я слышала этот свист за спиной.
Всё воскресенье и ночь на понедельник я провела тихо и просто гуляла по этажам голышом в последний раз.
Под утро я взяв пакет с оставшейся едой, перешла обратно под ту лестницу, откуда всё и началось. Ждать пришлось не так долго. Вскоре брякнул засов, и открыли вход, а через полчаса уже началась оживлённая ходьба. Я зарылась и спряталась за хламом и сидела осторожно, чтоб не запачкаться. Мне пришлось потратить немного времени, чтоб перед этим отмыть ноги и лицо, это те части, которые буду прежде всего видны, когда я оденусь. Как для меня странно звучали эти слова, я даже поверить не могла, что мне снова придётся одевать что-то на себя.
Получив от Иры сумку с моей одеждой, Вера не стала ничего рассказывать, так, как рядом был муж Ирины, и с ними маленькая дочка. В понедельник рано утром, Вера собрала всё и пошла в универ. Она спешила, чтоб успеть до прихода основной массы студентов и преподавателей. Войдя в фойе, она сразу направилась к лестнице и спустилась в подвал.
— Марина — шёпотом произнесла она.
— Я здесь — отозвался голос из под лестницы.
Я тут же вылезла и первое что надела, так это юбку, а потом водолазку, даже не успев расправить её, стала надевать свои туфли, как в это время сверху услышала ворчливый голос уборщицы.
— Вот и гадят и гадят тут, что вам туалета что ль мало, с утра пораньше уже тут мелются. А ну марш отсюда, пока не нажаловалась — сказала она спускаясь вниз с веником и ведром для мусора.
Мы переглянулись с Верой и ухмыльнулись. Взяв ветровку, я накинула её на ходу, пока поднималась по ступенькам. А потом взяла у Веры свою сумку и мы вышли на улицу.
— Ты почему раньше не дала о себе знать — спросила Вера.
— Я первый пакет ещё в понедельник вечером положила — ответила я.
— Теперь всё понятно. Уборщица — и Вера изобразила её ворчливый голос «Всё гадят, и гадят» и мы обе рассмеялись.
Вера спешила на занятия, и мы договорились вечером встретиться в кафе, и я ещё попросила её пригласить Вику и Таню. Затем я поехала на работу, чтоб взять свой сотовый телефон, а заодно и пригласить Иру на посиделки в кафе возле её дома. Ира конечно обрадовалась и сразу спросила меня,
— Как ты отдохнула в деревне и как выбралась из универа, ведь одежда так и пролежала у меня дома.
— Я сейчас спешу, давай вечером в кафе. Я всё и расскажу — сказала я и убежала.
Я села в маршрутку и поехала к сестре, чтоб отмыться и привести себя в порядок и переодеться. А вечером в кафе я всё рассказала девчонкам и про свой замысел запутать их, чтоб у них ничего не получилось и они долго не смогли разобраться, где я и что со мной. Они были конечно удивлены всему что со мной было, но когда узнали, что это не их вина, облегчённо вздохнули, но всё равно извинились передо мной. Я не винила их и сама до сих пор не могу понять, почему всё так вышло, почему они не поняли друг друга, ведь мне показалось, что они всё понятно объясняли друг другу. Но я сидела с ними, жива и здорова и теперь это было не так важно. Главное было то, что я решилась, и сделала это, и даже лучше вышло, чем я себе это представляла. Вместо двух-трёх дней, которые я планировала провести в стенах универа голой и без лоскуточка одежды, превратились в неполные все десять.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:15

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
.

Познакомимся с героями нашего рассказа. Семья состоит из мамы, папы, сына и дочери. Живут они в пригородном посёлке в коттедже со всеми удобствами.
Маме Алене 35 лет, она стройная и, на взгляд сына, очень сексуальная. Тонкая талия, пышные бёдра и пышная грудь размера 4-5. Работает в городе, часто задерживается — бизнес требует усилий.
Отец — учёный и сейчас поехал за границу на несколько месяцев работать на раскопках. Он археолог.
Наташа — дочь этой пары, 18 лет, поступила в институт и уехала учиться. Дочь была фигурой в маму, но грудь её пока была только 3 размера.
Сыну Денису 16 лет, он скоро тоже закончит школу. Высокий, занимается спортом и имеет особенность — большой член, около 25-28 см.
У каждого из детей своя комната. Когда Наташа уехала, Денис, который и раньше за ней подглядывал, когда это удавалось, скучал по ней и всегда ждал её приезда.
Была у него ещё одна страсть — когда дома никого не было, он раздевался и бегал по дому голым. Позже выглядывал и на участок — они жили в конце асфальтированной улицы, где она делала поворот, и с одной стороны был лес. А с другой два строящихся дома огороженных глухим забором. В лесу летом тоже было классно побегать голышом, и он часть это практиковал.
Часть 1
.


Денис вернулся из школы и заметил, что дома нет никого. Он знал, что отец уехал, а сестра тоже отбыла на занятия и живёт теперь в соседнем городе. Раньше он часто подглядывал за ней и часами онанировал свой член, вспоминая сестру её полуобнажённое тело и красивую фигуру. Сейчас он остался один в пустом доме и раздевшись, так как бояться было некого, стал бродить по пустым комнатам, поглядывая в окно на прохожих и соседей и возбудившись, онанируя на всех, кто попадал в его поле зрения. Это стало основным развлечением Дениса.
Шёл сентябрь, но осень была тёплая и ничуть было не холодно, а иногда даже жарко. Денис уже несколько, дней после занятий бегает голышом по дому, не боясь, что его кто-то может застать в таком виде. У мамы был небольшой бизнес, и она часто была на работе неопределённое время и его это вполне устраивало. Но однажды случилось то, чего Денис не мог предусмотреть. Раздевшись в комнате, он сложил вещи в шкаф, словно их и не доставал. Привычка была выработана с первого класса — всё прибирать за собой и даже в такие моменты, когда одежда должна быть на изготовке, чтобы в любой момент он мог её схватить и надеть, была аккуратно свёрнута и уложена на полке в шкафу. Так было и в этот раз. Денис бродил по первому этажу, заглядывая в окна на улицу, не идёт ли кто, чтобы на него по дрочить, как вдруг услышал шаги и голос мамы.
— Денис, ты дома? — спросила она.
Денис застыл и молчал, он испугался и не знал, что делать. Как из этой комнаты попасть на второй этаж в свою спальню, он даже не мог предположить?
— Вот сорванец, надо учиться, предпоследний год остался, а он носится целыми днями, — вслух произнесла мама Алёна и прошла на кухню.
Поставив сетку с продуктами на стол, она поднялась наверх и, переодевшись, спустилась на первый этаж. Кухня соединялась аркой с фойе на первом этаже и из неё просматривалось всё свободное пространство, где не было дверей в комнаты.
— Как же мне незаметно пробраться к себе? — думал Денис, и рука его продолжала дрочить возбуждённый до предела член. Такого он не испытывал никогда.
Дениса охватила паника, но возбуждение было очень сильное, его член буквально стоял колом, что согнуть его и как-то прикрыть было нереально. Дениса охватила нервная дрожь, поначалу он спрятался за портьерой, но он не мог так долго простоять и решение созрело молниеносно. Хотя оно и было очень рискованным, но единственно верное. Воспользовавшись тем, что мама наклонилась, разбирая пакеты с продуктами, Денис пулей метнулся через другую дверь и выскочил во двор. На улице смеркалось довольно рано, наступала осень. Выглянув на улицу, он нажал на звонок, а сам стал наблюдать в окно за мамой, которая, не дозвавшись Дениса, сама пошла открывать дверь. Возле входной двери никого не оказалось. Алёна посмотрела по сторонам и подумала:
— Опять мальчишки балуются, — и, закрыв дверь, вернулась снова на кухню.
У Дениса было всего две-три минуты, и он через заднюю дверь, через которую и вышел на улицу, проскользнул в дом и по лестнице взлетел на второй этаж. Его сердце учащённо билось, но эмоции и новизна ощущений буквально захлестнули его и мощная струя спермы выстрелила — на полу образовалась лужица, которую он не заметил сразу. Натянув шорты, Денис начал спускаться навстречу удивлённой маме.
— Ты где был? Я звала тебя, звала, а ты не откликался.
— Задремал чуток, — ответил он сонным голосом.
— Ладно, умывайся и мне помоги, а то голодными останемся, — сказала она и приступила к своим домашним делам. Он помог маме вынести мусор и накрыть на стол, и они вскоре сели ужинать. После ужина мама вымыла посуду и попросила его вытереть и поставить в шкаф, а сама пошла в свою спальню.
Переодевшись, Алёна не спеша накинула на себя халат, наслаждаясь наготой, при этом совсем не обратила внимание, что дверь спальни неплотно закрыта. Расправив постель в спальне, она вышла и спустилась в холл первого этажа и прошла в душ. Проходя мимо спальни сына, увидела на полу влажное пятно, блеснувшее в свете фонаря, который светил в не зашторенное окно. Разные мысли закрутились в голове. Алёна совсем позабыла, что сын уже взрослый, и что она уже не может быть абсолютно голой перед ним, как это было когда-то, когда он был маленький.
— Надо быть осмотрительнее, — подумала она и, скинув халат, залезла под тёплый душ.
Разные мысли и воспоминания тех лет, как он себя вёл и как смотрел на неё, не давали ей покоя.
— Нужно будет с ним поговорить, но как это сделать тактично. Ведь он парень и уже взрослый.
Не заметив, как она помылась, Алёна вытерлась полотенцем и, накинув халат, поднялась к себе в спальню. В спальне сына горел свет, но она не решилась войти туда. Алёна лежала на кровати, размышляла и вздрогнула, услышав голос сына:
— Мам, я немного погуляю перед сном?
— Хорошо, сам потом закроешь двери, а то я уже легла спать, — ответила Алёна.
— Это шанс и упустить я его не могу, — подумал сын и войдя в свою спальню, быстро разделся донага и, сложив всю одежду в шкаф, выглянул в коридор. В спальне матери горел ночник, и он быстро спустился голышом вниз и, открыв входную дверь, выбежал во двор.
Там было уже темно, осень наступала. Но ещё не очень холодно. У дороги горел фонарь, но Денису не нужен был свет, чтобы ориентироваться во дворе, знакомом с детства. Он прошёлся в одних кроссовках вокруг дома, зашёл за сарай, где не раз в детстве дрочил и подёргал член, переживая снова сегодняшние приключения.
— «Да, было рискованно, — подумал он, — я едва не попался!»
Денис подошёл к калитке и выглянул на улицу — никого. Он оставил дверцу чуть приоткрытой и подложил камень, чтобы она не захлопнулась — ключей он с собой не взял. Потом вышел на дорогу, озираясь. Тихо ступая, прошёл до угла их сплошного зелёного забора, за которым в одну сторону уходила улица, а с другой уже был лес. Перескочил канаву — член и яйца шлёпнули по ногам, ощущение ему понравилось. Далеко уходить в лес не стал, чтобы не спохватилась мать и не поскользнуться в темноте и осенней росе на какой-то палке. Перспектива напороться интимными местами на сук ему не улыбалась.
Погуляв так несколько минут, он вернулся к дороге и замер — вдали был виден свет фар. А опушка леса была не очень густой. Подумал:
— «Как бы меня не увидели». Встать за дерево? — но они тонкие тут. В кустах фары могут высветить. И он лёг в мокрый мягкий мох, вставший член уткнулся в него и провалился, словно во влагалище.
Машина проехала поворот, Денис подождал и встал. Пора было домой. Он пробрался к калитке, ещё раз огляделся — все спокойно. Закрыл её и обошёл дом, мамино окно уже не светилось.
Зайдя в дом, он тихо замкнул дверь. Закрылся в ванной и поглядел на себя — грязный, мох прилип, кусок его свисал с яиц. Денису стало смешно. Он залез в душ и вымылся, ещё раз по дрочил член и отправился спать.

* * *

Утром Дениса разбудила мать. Он ставил будильник в телефоне, но не отреагировал на него. Зато звук услышала проходившая мимо Алена и растолкала сына, после чего продолжила путь из душа на кухню.
Проснувшись, Денис потянулся, взял полотенце и собирался надеть трусы, чтобы сходить в туалет и душ. Но тут ему вспомнились вчерашние проделки, и он решил рискнуть, взял только полотенце и проскользнул по коридору в туалет.
«А удобно, — подумал он, — даже и снимать ничего не надо, чтобы пописать». В душе он, конечно, поиграл с членом, но по-быстрому — надо было ещё позавтракать и отправляться в школу.
Так же, как пришёл — нагишом — Денис вернулся в комнату, оделся, прошёл на кухню. Мать поставила перед ним тарелку и потянулась передать вилку, но она выпала из её рук. Они нагнулись одновременно, стукнулись лбами и Денису стали видны груди матери в вырезе халата.
«Какие большие!» — пробежала мысль в голове.
Его бросило в жар, он потёр ушибленный лоб и постарался прикрыть столом тут же вскочивший член.
Мама тоже потёрла лоб:
— Как мы бросились за вилкой! — засмеялась она.
Вилка отправилась в мойку, мамины руки двигались, и не сдерживаемая ничем под халатом грудь тоже покачивалась. Денис не мог от неё оторваться, но делал это украдкой, как бы смотря в сторону.
Он поел и отправился в школу, поцеловав мать в щеку и проведя рукой по плечу. Ей сегодня надо было выходить позже.

* * *

На уроках он с трудом переключался от своих мыслей на учёбу. Вернувшись домой, вбежал в свою комнату, сдёрнул штаны с трусами и тут же стал яростно дрочить член, представляя, как бы щупал эти большие, нет огромные титьки. С протяжным стоном он кончил, выбросив из ствола сперму на метр вперёд, и опустился на кровать. Полежал так со спущенными трусами пару минут, потом поднялся и снял все. Сложил аккуратно в шкаф и отправился в ванную вымыть член, а потом туалетной бумагой подобрал белые потеки в комнате.
Хотелось есть и Денис отправился на кухню. Он не знал, когда приедет мать, и решил не рисковать, одел спортивные штаны на голое тело, без трусов. Они хорошо обтягивали попу и член, и он хорошо видел этот бугор внизу, но выпустить его на свободу не решился, пока.
После Денис вспомнил, что мать просила его запустить стирку, когда вернётся из школы. Стиральная машина располагалась в подвале. Он спустился туда по лесенке в углу, насыпал порошок и стал перекладывать одежду из корзины в машину.
Сортируя лежащие там вещи, он обнаружил мамино белье — ночная рубашка, лифчики и трусики. Его член мигом отреагировал на это. Черные кружевные трусики возбуждали неимоверно.
— «Я и не знал, что мама носит такое сексуальное белье!» — подумал он.
— «Обычно через рубашку виден простой и сплошной лифчик, чаще всего белый или телесный. Кстати, а какой это размер?» — он взял в руки лифчик и прочёл на ярлычке: «85E».
— «Ничего себе», — сказал он сам себе. — «Это что же, у неё 5 размер?»
Перебрал другие — на них стояло и это обозначение, и 85D.
— «Видимо, зависит от производителя», — решил он. Но ему понравились женские одеяния, и он решил их примерить. Сбросил штаны и натянул черные трусы и бежевый лифчик. Трусы пытались упасть — объем бёдер матери был больше. И пришлось повозиться, пока ему удалось застегнуть все 4 крючка. Взяв другие трусы, он скомкал их и запихал в чашки.
— «Неплохой вид!» — подумал Денис, глядя в небольшое зеркальце в углу. Его член стоял и Денис стал дрочить его рукой через женские трусы.
Вскоре он кончил в них.
— «Черт», — подумал Денис, — «как же сперму-то убрать?»
Но решил ничего не делать, а постирать с нею. «Наверняка отойдёт, а если нет, тоже забавно», — решил он и, запихав все в стиральную машину, добавил мамины рубашки и включил стирку.
А сам натянул штаны и отправился в комнату.
Когда он поднялся из подвала, открылась дверь и вошла Алёна.
— Вот и я, — сказала она. — А почему ты в таком виде?
— Поставил стираться белье, чуть не забыл.
— И поскакал вот так? — улыбнулась она.
— Это чтобы не намочиться, — ответил сын.
— Ладно, я в душ и потом поем, день был напряжённый.
— Хорошо, я к себе, — а сам решил спрятаться и подглядеть за мамой.
Пройдя по коридору как будто к себе, он тихо вернулся и встал за выступом стены, глядя на дверь маминой комнаты. Вскоре она повернула ручку, и он вжался в стену, затаив дыхание. Мама вышла в халате, придерживая его рукой, и чуть повернулась, чтобы прикрыть дверь. В другой руке у неё было полотенце, так что ей пришлось для этого действия убрать руку и её халат распахнулся.
— «Да она под ним совсем голая!» — понял Денис.
Его захлестнула волна возбуждения, но удалось не издать ни звука. Он смотрел, как она удаляется и представлял, только-что мелькнувший голый лобок и качнувшиеся большие груди. Очень хотелось увидеть и попу, но и то, что удалось, вызывало дикое желание.
Когда мама зашла в ванную, Денис скользнул в свою комнату и тут же стал дрочить член, который стоял, как каменный. Он кончил, облив себе руки и немного живот. Снова остались капли на полу, но он снова этого не заметил и, проходя, чуть не поскользнулся.
— «Оба-на, сейчас бы брякнулся на собственной сперме! Бум-бум, железный Феликс упал. Придёт мама, а я тут валяюсь без сознания и с голым членом», — подумал он.
Пришлось отправляться на кухню за тряпкой, там же он провёл рукой по животу и смыл в раковине сперму.
Остаток дня прошёл спокойнее, Денис позанимался и лёг спать.

* * *

Наступили выходные и утром Денису не надо было в школу, а так как у мамы был небольшой бизнес, то ей и в выходной иногда приходилось ездить на работу. Так произошло и в этот день. Позавтракав, мама крикнула Денису:
— Я на работу, когда вернусь не знаю.
— Завтракай, и помой посуду, — сказала она.
Хлопнула входная дверь и Денис в окно увидел, как его мать в короткой юбочке с пышными бёдрами и красивой упругой попкой, немного виляя ей из стороны в сторону, шла в сторону калитки.
Денис сразу возбудился, но, чтобы настроение и состояние возбуждения быстро не прошло, он решил не дрочить, а, встав с кровати голым, так как он спал всегда без трусов, вышел из спальни и голышом побрёл в туалет. Потом умылся и пришёл на кухню и стал завтракать. Убрал посуду и прибрав на кухне, Денис решил себя чем-то занять и, играя своим членом и яйцами, бродил по всем комнатам и спускался в подвал, даже забыв про время и сам того не заметил, как пришла мать. Он услышал только её шаги и голос. Она звала его, но он не мог произнести ни звука.
— «Опять, наверное, где-то носится», — подумала Алёна.
Скинув с себя тесную одежду, которая надоела ей за день, она рухнула на кровать. Отдохнув, Алёна встала и, накинув халат на голое тело, пошла готовить ужин. По пути, проходя мимо спальни Дениса, позвала его. Но он не ответил, и Алёна подумала.
— «Вот засранец, опять убежал на улицу или где-то в доме голый снова своим членом играется».
Алёна стала примечать эти странности за сыном, но никак не могла найти подход и поговорить с ним и только ворчала про себя, боясь травмировать психику сына в переходном для него возрасте.
После этих слов что она мысленно произнесла, ей стало даже смешно, и она рассмеялась. На кухне было много дел и она, изредка поглядывая в зеркало, готовила ужин. Вскоре увидела, как дёргая свой огромный член, Денис вышел из кладовки в одних носках, ступая бесшумно, пошёл в холл и спрятался за диваном, на котором обычно всей семьёй раньше смотрели фильмы или любимые передачи. Алёна, нарезав все компоненты в кастрюлю, поставила их на плиту и, войдя в холл, включила телевизор и села на диван, за которым на полу лежал Денис и дрочил от перевозбуждения.
Краем глаза в отражении зеркала она видела, как сын играет своим членом и, лёжа на диване, решила его немного проучить и посмотреть фильм, который не очень-то нравился, но это был повод подольше не уходить из холла.
Денис слышал звуки телевизора и ворчал про себя:
— «Когда же этот фильм закончится?»
Он уже устал лежать без движения на одном боку. Вдруг раздался звонок и мать, встав с дивана, пошла открывать дверь, а Денис растерялся и, лёжа голышом за диваном, не успел выбежать и просто вжался в пол и к спинке, стараясь даже не дышать, чтобы его не заметили, тем более он даже не знал, кто там пришёл. Холл хорошо просматривался от входной двери и у него просто не было шанса перепрятаться куда-то.
Пришла соседка и попросилась досмотреть фильм, так как у них сломался телевизор. Мама провела её в холл, и они обе сели на диван, за которым лежал голый Денис. Он слышал их разговоры и сильно возбудился, так как был на грани разоблачения. Стоило только соседке повернуть голову и поглядеть в окно, как она могла бы заметить в отражении голого Дениса.
— «И почему мама не задёрнула штору!» — мелькнула у него мысль.
Создавшаяся ситуация не меньше возбудила и Алёну, и она сидела, словно на иглах, боясь, что соседка заметит её сына и сплетни разойдутся по посёлку в одночасье. Денис не знал, что его мать давно уже разоблачила по оставляемым часто следам после онанизма и думал, что он так умело обводит её вокруг пальцев, бегая за её спиной голым. Всё это в совокупности так возбуждало её, что она сидела мокрая и чувствовала, что халат тоже промок насквозь. Денис, сам не подозревая, что такое случится, уже два раза обрызгал спермой всю заднюю спинку дивана и боялся даже больше этого, чем разоблачения. Диван был новый и нужно было как-то замывать эти пятна от его озорства.
Фильм шёл чуть меньше двух часов и ничего не случилось. Всё обошлось и как фильм закончился, соседка встала и, поблагодарив Алёну, пошла на выход. Следом пошла Алёна с огромным мокрым пятном на халате в области попы. Денис выглянул, увидел это и понял, что мама была сильно возбуждена или даже испытала оргазм от создавшейся ситуации. Ведь она встретила соседку в одном халате на голое тело, и он это заметил, а маме, видно, было очень неудобно и, наоборот, её это сильно возбудило. Знал бы он, что именно её так сильно возбудило, но этому пока было не суждено произойти.
Проводив соседку, Алена быстро отправилась в ванную подмыться от своих соков и сменить халат на банный, который висел там. Не упустила она и шанса поиграть с клитором и погладить свои груди. Затем она подумала:
— «А где сейчас сын? Вылез ли он из-за дивана и что там происходит?»
Алена вышла и отправилась в холл посмотреть.
Разумеется, Дениса там уже не было, как только представилась возможность, он смылся в свою комнату.
Алена заглянула за диван — там были потеки белой жидкости на полу и спинке дивана.
— «Бесстыдник», — подумала она,
— «Ему бы только место пометить. А убирать кто будет? Тем более сейчас застынет, впитается...»
Она отправилась наверх и тихо подошла к двери, из-за которой пробивался свет. Постучала и вошла.
— Денис, ты не знаешь, почему грязь за диваном внизу? Я ведь просила тебя убраться, тем более выходной, у тебя было время. Ты же знаешь, что мне диван не отодвинуть.
— Э... Не знаю. Вроде я там подметал.
— А все равно осталось. И мокро. Что ты там пролил?
— Мокро? — удивился он, но Алена понимала, что это наиграно. — Хорошо, я уберу. Ты спать?
— Да, уже пойду. Убери и тоже ложись.
— Понял, мама.
Она вышла, но, конечно, не собиралась ложиться, а решила проследить за ним.
Денис прошёл на кухню, взял веник с совком и тряпку и отправился убирать, а Алена спряталась за выступом в стене, за которым когда-то стоял Денис.
Наш герой прошёл сразу к дивану и присел за ним с тряпкой, пытаясь оттереть следы спермы с дивана. Насколько ему это удалось, Алене не было видно, конечно. Затем он поднялся, вытер пол, подмёл там. Высыпал мусор в ведро и отправился умываться перед сном.
Алена вышла из своего убежища и тихо подошла к дивану. Мокрые следы остались.
— «Надеюсь, что это не впитается. Мог куда-то бы отвернуть свою дубинку. Мебель же жалко», — подумала она.
— «Надо поймать его и поговорить, дать тряпку какую-то, что ли».
Она вернулась к себе и легла, но сон не шёл. Вспоминалось, как он лежал в 20 см от неё, рядом сидела соседка, в у неё хлюпало меж ног. И заметила ли соседка, что Алена без белья? Хотя почему бы ей не быть так, она дома. А сына как бы не было дома, так что соседка не сможет сказать, что она бегает перед ним в неприличном виде.
А интересно, хотела бы она и правда так побегать перед сыном? Алена подумала. Пожалуй, да, но чтоб без секса. Инцеста ей совершенно не хотелось. А секса не хватало, муж уехал надолго. Хорошо, что у неё есть вибратор в шкафу. «Надеюсь, он до него не добрался», — подумалось ей.
Она встала с кровати и решила выпить чаю, это поможет заснуть. Тихо спустилась вниз и заметила, что в кухне горит свет.
— «Опять не выключил!» — решила Алена. Прошла дальше и открыла дверь на кухню...
А там стоял совершенно голый Денис с огромным торчащим членом. Алена была поражена его размерами настолько, что не могла вымолвить ни слова.
Денис обернулся на звук двери и тоже замер. Его руки метнулись прикрыть член, он повернулся боком и сжался.
— Мама... что... ты...
— А... это что?.. Почему ты не спишь?
— Я... прости... это не повторится... Я чаю... хотел выпить.
Алену почему-то разобрал смех:
— Я... тоже шла чай пить!
— Извини... я не хотел... Я пойду...
— Куда? Ты же хотел чаю? — начала приходить в себя Алена.
— Нет... я... я уже не хочу.
— Ставь чайник, попьём вместе и поговорим.
— Как... что?.. Я не могу... поставить его.
— Почему? — проговорила Алена.
— Мне... стыдно... Надо одеться.
— Вот и мне интересно, почему ты голый?
— Ну... я думал... ты уже спишь.
— А ты спишь так?
— Да...
— Давно?
— Да...
— Перестань зажиматься, многие так спят. Ничего такого.
— А... ты?
— Чайник поставь сперва.
— Но...
— Ты думаешь, я никогда не видела члены? Как ты полагаешь?
— Видела...
— Конечно, иначе как бы я тебя родила?
От этих слов его член, прикрытый руками, дёрнулся ещё больше. Несмотря на стыд, слова его заводили.
Он повернулся к ней задом и, передвигаясь так, чтобы не показывать матери свою дубинку, взял чайник, наполнил водой и поставил нагреваться.
— Садись пока за стол, — сказала она.
Он подчинился, стараясь прикрыть член и вздохнул чуть расслабившись, когда столешница закрыла его интимное место.
Мать вынула из шкафа чашки, блюдца и ложки, поставила на стол, из холодильника появился торт, который не успели доесть накануне.
Алёна села и посмотрела на сына. Тот опустил голову и покраснел, смотря в стол.
— Милый, не волнуйся, я тебя не осуждаю. Если тебя это успокоит, я тоже часто сплю без ночной рубашки.
— А... да... — он все равно не мог что-то связно сказать.
— Я не против, чтобы ты так же спал, только ходить перед людьми так не надо.
— Это... извини...
— Ничего страшного, мы одни. И я твоя мать.
Она посмотрела на него.
— Я хотела тебя ещё спросить.
— О чём?..
— Ты онанируешь?
— О... мама... как можно...
— Я знаю, что да. Давно?
— Да... Я не могу... удержаться.
— Я понимаю, ты созреваешь и это выше тебя, это инстинкты.
— Угу... — бормоча он не смотрел на неё.
— Это нормально и все через это проходят. Я только хотела тебя попросить не забрызгивай по дому стены и мебель.
Он дёрнулся от таких слов.
— А... Я...
— Да, я видела пятна и на полу, и сегодня на диване.
— Мама!..
— Что мама? Я и есть она, и я должна следить за твоим здоровьем, в т. ч. в этой сфере.
— Но... мне стыдно...
— Что же делать? Придётся. Отец ведь в отъезде. Ты читаешь рассказы в интернете?
— Да...
— Ну про картинки и видео не спрашиваю, это понятно. А тексты хорошие там, что их может писать каждый и что там у каждого читателя свои представления о героях и их внешности, не навязанные режиссёром фильма. Поэтому оно бывает интереснее.
— Да... Нам учительница литературы тоже говорила.
— Про порно рассказы? — засмеялась Алёна.
— Нет! Что ты... Про обычные романы. У всех были разные представления, когда мы проходили всякие произведения.
— Так вот, я тоже иногда читаю.
— Ты? — поразился он.
— А что, нельзя? — усмехнулась она.
— Нет... ну как... можно... Но я не думал... — запинался Денис.
— Спасибо за разрешение. В одном рассказе было про вымышленную страну Данубию, где в норме вещей ходить голыми и это не имело отношения к сексуальности. А в бассейнах и спорте нагота обязательна. И ещё там были правила, что пациентов осматривают всегда врачи противоположного пола.
— Боже... — он покраснел и напрягся. Она поняла, что его член стоит.
Алёна поднялась, налила из чайника чай и дала Денису тряпочку:
— Вот, прикрой этим, сбрось напряжение, постарайся стол снизу не запачкать — потом будет на пол капать, а я не хочу попасть в это ногой или поскользнуться.
Денису было стыдно, как никогда. Но он принял тряпку и сунул её под стол, где были его руки. Он старался сохранить выражение лица, но это было выше его сил. Вскоре он дёрнулся и замычал. Алёна отодвинула чашки к себе.
Денис расслабился, но не знал, что делать, как быть, что говорить, как себя вести. Он кончил при матери. Он сидит голый с ней за столом. А она одета. Скорее всего, в одном халатике, раз говорила, что спит голой, но все же. А он без всего. И даже встать не может, и тряпку куда девать, она вся в сперме...
Алёна понимала его состояние и сказала:
— Сверни тряпку и кинь в угол, потом выкинем. Вот тебе влажные салфетки, помой руки и попьём чаю. Тебе легче?
— Угу...
Он сделал, как она сказала, они пили чай с куском торта. Он немного расслабился.
Алёна спросила:
— Ты готов поговорить?
— Куда я денусь...
— Чем тебя заводит ходить по дому голым?
— Откуда... ты знаешь?
— Я же не вчера родилась. Догадывалась и тебя видела несколько раз, но просто «не замечала», — она выделила последние слова.
— Ох... я... не знал... Но да... меня это возбуждает... — он быстро глянул на неё.
— Меня тоже, — улыбнулась Алёна, — но чем тебя?
— Что я... голый... не в душе или комнате... а вне её...
— Необычность места? Не там, где как бы положено?
— Да...
— А ты гулял так и по участку?
— Мама!.. Ты... смотришь за мной?
— Нет, это я не видела, потому и интересно.
— Да... было несколько раз...
— Я предполагала. Поздно гулять отпрашивался. Понравилось?
— Очень...
— Ну и хорошо. Что не мешает другим и даёт удовольствие — можно делать.
— Ты... разрешаешь мне?
— Я не против.
— И... и дома?
— Да, ходи, только прошу тебя, не обрызгивай дом и мебель. И чтобы тебя не видели соседи. Зачем нам косые взгляды и слухи?
— Я понимаю.
— Конечно, когда дома сестра или отец...
— Разумеется, мама.
— Давай встань, я посмотрю, как ты это будешь делать.
— Но... мне стыдно.
— Ты же сам хочешь ходить голым?
— Да... но стыдно.
— Тогда решай сам.
Он посидел, подумал и встал, прикрывая руками член.
— А ходить ты будешь так же?
— Не знаю...
Она улыбнулась:
— Не стесняйся. Мне приятно его видеть.
— Да?.. Правда?
— Ага.
— Но он... очень большой... И... я... боюсь, что не...
— Не выдержишь и кончишь?
— Да...
— Ну так подотрёшь. Или подставляй ладошку. Или беги в ванную.
— Я... я постараюсь.
— А пока убери руки.
Денис со вздохом развёл руки. Член стоял как Пизанская башня.
— А он красивый. Сколько размеры? — спросила Алёна. — Ты же наверняка измерил.
— 28 примерно... когда вот такой...
— Как сейчас? И сантиметра 4,5-5 в диаметре, — оценила на вид Алёна.
— Да... около того, — признался Денис.
— Я его не видела с тех пор, как ты стал мужать и появились волосы, — сказала Алёна.
— Это было давно...
— Давно, верно. Мне же тоже интересно поглядеть, каким стал мой сын. Я тебя помню ещё с мелкой пипкой и без волос.
— Ты... хочешь, чтобы я их... убрал?
— Хороший поворот, — развеселилась Алёна. — А что, интересно. Можно убрать если тебе это нравится и тебя не смутит ходить без волос там. Если что, потом отрастут.
— Мама... мне стыдно... о таком говорить.
— Стыдно, и мне тоже, но мы должны это обсудить чтобы не было недомолвок.
— М-м...
— Ну давай, иди в ванную, сбрось это и спать. Завтра воскресенье, поговорим ещё, уже поздно, — она поднялась с наклоном, отчего её халат немного разошёлся на груди (конечно, намеренно, чтобы его возбудить). Алёна помыла чашки и отправилась спать, но перед тем тоже удовлетворила своё любопытство провожая сына в его комнату своим непонятно каким взглядом.
— Какая только девушка вытерпит его — подумала она, как он мог бы входить в её киску.
— «Да, инцеста ей не хотелось, — просто думала она о разных непристойностях, восхищаясь его таким огромным членом! Что у неё даже стало всё зудеть, и она отдалась во власти онанизма!» Испытав сильный оргазм Алёна крепко заснула.
Просмотр фотографий возможен только для клубных участников. Получить доступ >>

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:16

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 2
.

Утром Денис проснулся позже обычного, он же лёг из-за ночного чая позднее, чем всегда. И этот чай требовал выхода, не то он бы мог спать ещё.
Денис вспомнил беседу и подумал:
— «Одеваться или нет?»
Он прислушался, вроде бы мать ещё не встала. Решил проскочить до туалета так, а потом одеться. Мало ли что мама говорила ночью?
Приоткрыл дверь, осмотрелся и прошлёпал к туалету. Член качался из стороны в сторону.
— «Интересно было бы, если она разрешила так ходить. И... сама бы разделась?»
В туалете он пописал — какое блаженство! Не зря визирь в истории с халифом выбрал пиво и заставлял монарха терпеть. Хотя, — подумал он, — им же алкоголь запрещён? Но с другой стороны, Омар Хайям славил вино.
Душ, полотенце использовано и повешено сушиться, теперь путь в комнату назад. Он вышел и тут в конце коридора показалась фигура матери. Но Денис успел проскочить к себе.
Он надел трусы, штаны и футболку, спустился и посмотрел, что есть в холодильнике.
— Привет, соня! — послышался голос матери.
— Доброе утро, — он несколько сконфузился, вспоминая разговор. — Но вообще я встал раньше.
— Сейчас?
— Да.
— Я уже просыпалась, так что это спорный вопрос. Но поднялась позже, да. Посмотри там макароны в шкафу.
— Хорошо, сейчас поставлю.
Она вышла из кухни, а он поставил вариться макароны и натёр сыр, достал кетчуп.
— Мама! Готово! — позвал он.
Алёна вернулась назад в красном шёлковом халате с драконами понизу и на поясе.
— Красиво! — вырвалось у Дениса.
— Я рада, что тебе нравится, — ответила она. — Садись кушать.
За едой она спросила:
— Денис, а какие девочки тебе нравятся?
— Как ты! — проговорил он.
— О, ну я не могу быть твоей девочкой, я мама и постарше. А что значит «как я»? В чём это выражается?
— Ну...
— Лицо, причёска, наряды?
— И это тоже.
— «И это» — то есть ещё что-то?
— Да...
— Скажи. Я хочу это услышать.
— Ну... я не знаю, как... Ты меня ругать будешь.
— Не буду, не бойся.
— Мне... мне нравится фигура... как у тебя.
— Ты потому и подглядываешь за мной и прячешься за диван?
— Нет... прости. Я больше не буду.
— Уже сказала — не сержусь.
— За диван тогда, просто так вышло, мне некуда было скрыться, соседка пришла.
— Понятно. Я видела тебя.
— Но как?
— В отражении стекла.
— Я тоже видел... тебя... потом...
— Ох! — теперь пришла очередь Алёны смущаться. — Но что?..
— Ну... там было... сзади, в общем... ну пятно мокрое.
— Извини, я не подумала, — проговорила Алёна.
— То есть... я боюсь спросить... тебя это тоже заводило?
— Ну, раз уж у нас прошёл вечер откровений... и настало утро сказок Шехерезады... В общем, да. Но я боялась, чтобы соседка тебя не увидела или не услышала. Себя я ещё как-то контролировала, а тебя...?
— У нас одинаковые страхи! — засмеялся Денис.
Алёна тоже рассмеялась.
— Хорошо, что обошлось. Мне бы не хотелось, чтобы она знала что-то.
Денис смотрел на её плотно облегающий грудь халат и видел, как при воспоминаниях о вечере у мамы напряглись соски. На халате проступили точки.
— «Она без лифчика», — понял он.
— «А есть ли трусы?» — его член напрягался, и он был рад, что стол это скрывает.
Чтобы отвлечься, он попросил маму передать кетчуп. Стал выдавливать на макароны, и пластиковая бутылка вместе с кетчупом выдавила воздух, кетчуп распылился и перепачкал ему низ футболки и штаны.
— Вот черт! — вырвалось у него.
— Так, быстренько снимай это и застираем, — сказала Алёна, — а то потом засохнет и останутся следы.
Денис снял футболку и двинулся к мойке.
— А штаны? — сказала вслед Алёна. — Вон тоже запачкал.
— Я... потом застираю, — ответил Денис.
— Нет, сейчас давай.
— Я не могу... — проговорил он.
— А-а... Ясно, — лукаво заметила мать. — Ты без трусов?
— Да... Я сбегаю, одену.
— Не надо. Ты же хотел ходить так?
— Но это неприлично...
— Ночью ты так не считал. Дневной свет смущает?
— Да...
— Я не буду сердиться. Снимай.
— Нет...
— Тогда я сама сниму, — она встала, подошла к нему, наклонилась, Денис не удержался, чтобы не бросить взор в вырез красного блестящего халата, а Алёна тем временем взялась за бока штанов.
— Мама... что ты делаешь? — взмолился он.
— Хочу почистить твои штаны, — сказала она, потянув вниз.
— Да? Похоже, не только, — нервно ответил Денис.
Алёна потянула дальше, смотря на бугор под штанами. Он не давал резинке опуститься.
— «Бедный, болит небось.» — подумала она, но спросить не решилась.
— А-а-ай..., — ойкнул Денис.
Резинка наконец преодолела путь и соскочила, член выпрыгнул наружу и закачался перед её глазами.
— О-о-о! — простонал Денис. — Мама! Не надо!..
Мать спустила его штаны до пола и заставила переступить.
— Так, давай к мойке и замывай.
Он в прострации взял штаны и отошёл. Простирнул майку, потом штаны. Не выдержав возбуждения, вздрогнул и передёрнулся, и тут же кончил и облил дверцу под мойкой.
— Ничего, сын, все хорошо, я понимаю. Давай сюда вещи, я повешу сушиться, а ты вытри то, что наделал.
— Извини... я не мог... никак...
— Да все нормально, — и она вышла с его штанами и футболкой, а Денису ничего не оставалось, как вытереть салфетками свою сперму с дверцы.
После этого он, осторожно выглянув за дверь, отправился в ванную помыть член. И если раньше его походы удавались (только Алена знала, что не всегда — так она его и «спалила»), то сейчас прямо у ванной он наткнулся на мать и покраснел, попытался тут же прикрыться.
— Вот ты где, — проговорила она. — Мыться?
— Да...
— Давай тогда, — открыла она дверь, пропуская его, и зашла следом.
— Мама... выйди... — смущённо сказал он.
— Сына, мы уже говорили — пока папы нет, мне придётся следить за твоим здоровьем.
— Но я сам могу!
— Вот буду уверена, что можешь — будешь сам.
— Но... что ты хочешь?
— Чтобы ты помыл член при мне.
— Зачем?!
— Проверю, как ты это делаешь.
— Нет! Это неприлично...
— Я твоя мама, я тебя видела с детства, все-все.
— О господи...
— Давай-давай. Залезай в душ и повернись лицом, — ему пришлось это сделать, он был красный, как рак.
Алёна стояла перед дверцей душевой кабины.
— Теперь оттяни кожицу с головки и промой водой. Вот — видишь это белое вещество?
— Да...
— Знаешь, что это и как называется?
— Нет...
— А говоришь, сам можешь. Это смегма, скопление остатков спермы, грязи и бактерий. Её надо тщательно вымывать. Сперва водой, потом намыль и смой ещё раз.
Когда Денис стал намыливать рукой обнажённую головку, его член встал во всей красе, несмотря на стыд, и он дёрнулся и выбросил сперму. Часть её упала на пол, но часть на подол халата Алёны.
— Безобразник, — улыбнулась Алёна. Она текла под халатом, бедра были мокрые, но показывать ему это не собиралась. — Теперь и мне стирать халат.
Денис рассмеялся сквозь стыд. Он домыл опавший член и спросил:
— Все? Можно идти?
— Иди, дорогой, — сказала Алёна. — Я тоже помоюсь.
— А... это... можно мне... посмотреть?
— Нет. Нет не сейчас, — и она подтолкнула его к выходу.
«Не сейчас», — думал Денис. — «Значит, потом? Есть надежда!» — его член снова стал подниматься. Он вернулся к себе и оделся, не хотелось снова прикрываться при матери.
Он оставался у себя, почитал, потом вышел погулять, когда распогодилось, но в нормальном виде, одетым.


* * *

В течение последующих дней он много раз порывался раздеться и ходить голышом, ведь мама ему это разрешила, но каждый раз краснел и откладывал это на другой раз. В своей комнате перед компом он всегда сидел или лежал на кровати голышом и смотрел фильмы или общался со сверстниками. Как только слышал голос мамы, настораживался и прислушивался, что она ему говорит, и если мама звала на помощь, натягивал свои шорты и спускался на кухню. Денис без споров старался во всём угодить и помочь маме, так как понимал, что от её настроения зависят его прогулки по дому голышом, а он очень хотел это делать и делать так, чтобы иногда или как бы случайно мама его замечала или обнаруживала где-то в потайных уголках комнат их большого загородного дома.
— Сынок, вынеси мусор, — крикнула мама и Денис, натянув шорты, выбежал из комнаты. Спустившись вниз, он зашёл на кухню и спросил:
— Что выносить?
— Вон в углу два пакета стоят, — показала рукой мама, даже не повернувшись в его сторону.
Денис взял пакеты и вынес и, войдя снова на кухню, спросил:
— Что-то ещё нужно сделать?
— Да, я сейчас в магазин, потом на работу заскочу ненадолго, а ты помой посуду на кухне и прибери. Приеду, тогда пообедаем.
— Ладно, — ответил Денис, не скрывая своей радости — как только мама уедет, он снова будет бегать голым и делать всё, что ему поручили.
Через полчаса мама уехала в город и Денис, раздевшись, болтая огромным членом из стороны в сторону, стал выполнять порученную ему работу. Помыл и вытер посуду. Вымыл пол на кухне и расставил всё по местам. Осмотревшись и поняв, что всё вроде сделал, как надо, он взял правой рукой свой торчащий член и, играя им, подошёл к окну и стал наблюдать за дорогой, не появится ли кто-то, чтобы на него по дрочить, маяча перед окном. Но, увы, никого не наблюдалось. Был выходной, и все отдыхали или дома, или в городе, да и погода была не очень для прогулок. С утра моросил осенний дождик, но потом тучи разошлись и иногда выглядывало солнышко, которое почти уже не грело. Сентябрь подходил к концу.
— Завтра в школу, — подумал Денис, но как ему этого не хотелось после того, что с ним случилось в последние пару дней.
Денис бродил по этажам, заглядывая то в одну, то в другую комнату, иногда подходил к окну и долго всматривался в стену соснового бора, где часто гулял с родителями летом и всегда мечтал побегать там голышом, но пока ему никак этого не удавалось или просто не хватало на это смелости. Не считать же прогулки пару раз на 50 метров от дороги. Лес был огромный и простирался на несколько километров за посёлком в сторону. Немного помечтав, Денис поднялся к себе в комнату и увидел на полу свою трусы и запачканную в сперме футболку.
— Как я забыл про них, — вздрогнул он. — Хорошо, что мама ко мне не заглядывала сегодня.
Взяв одежду и подтерев следы ночного онанизма, он спустился в подвал и закинул бельё в стиральную машину, включил стирку. Немного замешкавшись и задержавшись в подвале, он даже не услышал, как щёлкнул замок входной двери и приехала мама.
— Денис, ты дома? — покричала он его.
Первый раз он не услышал её из-за шума машины, набиравшей воду, и только когда мама крикнула во второй раз, а он уже направился к выходу, Денис услышал голос матери и испугался, и обрадовался одновременно. Он растерялся и не знал, как ему поступить. Подняться наверх голым с торчащим членом или что-то найти в подвале и надеть?
Алёна, не докричавшись сына, но поняв, что он дома и никуда не уходил, сама направилась искать его и первым делом решила посмотреть в подвале. Спускаясь вниз, она наткнулась на сына прямо на лестнице. Денис растерялся и не мог ничего сказать и только придерживал рукой торчащий член. Алёна тоже опешила, не ожидая встретить сына в этом тёмном и мрачном подвале.
— Ты что тут делаешь? — собравшись с мыслями, спросила Алёна.
— Одежду в стирку забросил, — ответил Денис.
— Успел уже запачкал, пока я в магазин ходила? — немного ёрнически спросила Алёна.
— Нет, я просто вчера забыл постирать, — оправдывался Денис.
— Так стирального порошка на тебя не напастись будет! — Наверное, тебе всё же лучше без неё, чтобы не марать. Мы же с тобой обсудили это тогда ночью на кухне, и я не против.
— Как-то неудобно, — буркнул сын, краснея.
— Ладно, мой руки и пошли обедать, — позвала мать и пошла на кухню.
Денис стоял и думал, что ему делать — одеваться или так идти голышом?
— Что стоишь, как вкопанный? Быстро руки мыть и за стол, — прикрикнула мама.
Сердить её ему не хотелось, и он прошмыгнул голышом в умывалку. Помыл руки и, прикрывая ими свой член, зашёл и сел за стол. На столе уже всё было накрыто и от супа шёл восхитительный аромат.
— Как вкусно, — воскликнул он.
— Давай ешь, а то набегался, оголодал, — сказала Алёна и тоже села за стол в одном халате.
Денис это сразу заметил, но не подал вида и тут, случайно повернувшись, чтобы взять хлеб, он уронил ложку на пол и быстро наклонился, чтобы поднять её — и опешил. Мама сидела в одном халате и без трусиков, её ножки были раздвинуты не очень широко, но все же достаточно, чтобы увидеть, как в глубине сверкала чисто выбритая киска. Он так и застыл, ведь в реальности он видел это впервые.
— Ты что там потерял? — спросила мама Алёна.
— Ложку, — вылезая из-под стола и показывая её, ответил Денис.
— Ешь давай, а то остынет, — скомандовала мать и продолжила обедать.
Вечер прошёл без особых приключений, но Денису дважды удалось услужить маме и выполнить её просьбу, даже не одеваясь, но слегка прикрывая рукой свой торчащий член, который в последние дни практически стоял постоянно, лишь изредка после разрядки опускался и болтался между ног несколько минут.

* * *

С понедельника снова начались занятия в школе, и беготня голышом была возможна только вечером всего пару часов, когда выучены все уроки и можно было расслабиться. Конечно, занимался он тоже голышом. Иногда Денис сталкивался с мамой в коридоре или на лестнице и виновато улыбался и свозь зубы проговаривал:
— Я в туалет.
— Ну-ну, — с иронией вслед шептала Алёна так, чтобы он не слышал её голоса.
Во второй половине октября уже стал иногда пролетать снег, но было довольно тепло и Денис иногда выбегал во двор или в сарай голышом за тем или другим, что иногда просила сделать его мать. Алёна спрашивала его, когда они обедали или ужинали, сидя за столом:
— И не холодно тебе голышом на улицу бегать?
— Нет, полезно для закаливания. В инете прочитал, — отвечал Денис уже не так стесняясь и краснея. — Я ещё и умываться снегом буду, как его побольше навалит, — добавил он следом.
— Смотри не отморозь себе чего-нибудь, — расхохоталась Алёна.
Но надо сказать, Алёне нравилось смотреть на сына в доме и особенно возбуждало, когда видела его нагишом на участке. Придя со школы, он раздевался и до утра не одевал ничего, уже свободнее ходя перед ней, но все же иногда напрягаясь, когда его член вставал.
Алёна не могла пока заставить себя раздеться, хотя тоже спала голой и мысли о том, чтобы ходить по дому без всего часто приходили в голову. Иногда она это проделывала, когда ей надо было на работу позже, а Денис уходил в школу. Она заходила в его комнату и принюхивалась, ощущая запах спермы и мужского тела, и это вызывало возбуждение, она ругнулась пару раз про себя и эти неприличные слова, ещё больше её заводили. Спустившись и пройдя через холл, она спускалась в подвал к стиральной машине и находила пропитанную спермой одежду сына, проводила пальцем по пятнам принюхивалась и ругая сына сама возбуждалась и шла к себе в комнату чтобы немного расслабиться.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:17

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 3
.

В середине октября снег уже не таял. По утрам Денис выбегал, надев только кроссовки, и хватал снег, умывал им лицо, потом грудь и затем, захватив новую порцию, мыл яйца и член. Алёна следила за этим из окна. Выходя из комнаты, она надевала халат, но сейчас стояла в полуметре от окна, чтобы её нельзя было заметить с улицы, в чем мать родила и потирая набухшие соски груди, наблюдая за сыном. А один раз он её удивил, дальше, отойдя к забору и пустив струю жёлтой мочи на свежий снег. Алёна испытала оргазм, даже не прикасаясь к своей киске, от одних только мыслей. Но, конечно, всего этого она не говорила ему. А когда Денис наклонялся за снегом, стоя к ней задом, она любовалась его попкой и думала, как это мужчинам такая огромная болтающаяся между ног штукенция, не мешает ходить и тем более бегать.
Иногда за едой Денис ронял вилку или ложку — случайно или намеренно. Алёне доставляло удовольствие терзать его видом своей письки, но не всегда вид был открытым — природа ежемесячно объявляла красные дни и тогда Алёна носила трусики. В остальном из населения дома один был голым, вторая — одетой, но в минимуме, если только не ждали гостей. Телевизор, по счастью, у соседки больше не ломался, но она могла заглянуть и просто пообщаться. Ещё заходили председатель их посёлка, пару раз заезжала коллега с работы Алёны. Денис тоже общался со своими приятелями и тут, конечно, он был одетым и предупреждал маму заранее, если они приходили, чтобы она не смутила случайно его приятелей.
На ноябрьские праздники приехала на несколько дней сестра Дениса, Наташа. Они ждали её, приготовили пирог (Денис голышом и в переднике смотрелся забавно), но время прибытия не знали, всё зависело от автобуса, который мог задержаться в дороге. Алёна отправилась в город встречать дочку, а Денис проснулся, потянулся, посмотрел на дорогу — никого нет. И решил выйти умыться снегом, как ему нравилось.
Он был на середине участка, где уже было достаточно снега, плюхнулся в него и перекатился.
— «Класс!» — подумалось ему, он посмотрел в серое небо и раскинул руки.
Вдруг послышался звук мотора — совсем рядом. Он решил, что это соседи проезжают по дороге мимо, но ошибся, раздался звук открываемых ворот. Они находились со стороны входа и Дениса, несмотря на лёгкий морозец, прошиб пот: он понял, что заскочить в дом не успевает.
— «Что делать?!» — вертелась в голове мысль. — «Если Наташка увидит меня голым... Что я скажу, как объяснюсь?»
Единственное, что можно было успеть — прыгнуть за дом и там в близлежащий сарай.
— «Да, но как потом в дом? Я же не знаю, когда она выйдет, да и даже если через чёрный ход — не наткнуться бы на неё внутри».
Алёна с Наташей вышли из машины и направились в дом. Алёна сразу поняла, что Дениса там нет. Они поднялись наверх, в комнату Наташи, и поставили сумки. В окно был виден примятый снег.
— «Надо его спасать», — поняла Алена. Она пару минут пощебетала с дочкой и предложила ей принять душ, пока чего-то приготовит. Та согласилась. Спросила только, где Денис. Алена ответила, что отправился в магазин и скоро будет.
Как только Наташа закрыла дверь и пустила воду, Алена тихо, но быстро прошла в комнату сына, взяла штаны и свитер и вышла через чёрный ход. Она понимала, что спрятаться он мог только в этой стороне — за сараем или в нем. Так и оказалось.
— Мама!
— Денис, ты б думал головой, а не головкой. Не мог потерпеть?
— Я не знал, что вы так быстро явитесь...
— Ладно, что уж теперь. Одевайся и заходи — ты пошёл в магазин, понял? Погреми калиткой и входи в дом.
— Ясно, спасибо, ты у меня золотая мама!
— Льстишь, но я рада. Все, я пошла.
Он натянул одежду и обошёл дом так, чтобы не быть видимым из окон Наташи. Затем вышел с участка и погремел калиткой, отпирая. Зашёл в дом:
— О, мама, вы уже приехали? А где Наташа?
— В душе, скоро будет, помогай накрывать на стол.
Они сидели и беседовали, та рассказывала про учёбу и подруг. Потом все отправились гулять, пошвырялись снежками и вернулись домой, пообедали и отдыхали. Вечером все посмотрели кино, сидя на том диване в холле, за которым когда-то прятался Денис при визите соседки. Ему вспомнилось это и член стал наливаться кровью. Хорошо, что было уже темно и сидящая рядом сестра стоящего члена не заметила.
После Денис отправился спать, сходил в душ, а обратно решил проскочить по привычке, не одеваясь. Что дверь в комнату Наташи открыта, он заметил только, проходя мимо неё, менять планы было поздно, он лишь ускорил шаг. Но взор быстрее и сестра удивилась его виду. Он уже был в своей комнате, когда в дверь постучали.
Денис нырнул под одеяло и сказал: «Да!»
Вошла Наташа. Она посмотрела на него и спросила:
— Денис... Я тут увидела... Почему ты ходишь голым?
Тот смутился:
— Ну... прости, я по привычке. Тут же два шага, а никого нет.
— То есть ты давно так ходишь?
— Да.
— А мама знает?
Он смутился, не зная, как ответить. Если нет — это ложь, если да — она пойдёт спрашивать дальше и как отреагирует? Не будет ли скандала с родителями, не сообщит ли она отцу?..
— Когда я тут прохожу, я её не видел, — ответил он. И это было правдой.
Помня, что лучшая защита — это нападение, он спросил её:
— А вы там в общежитии так не ходите? Вроде у тебя 3 соседки в комнате?
Пришла очередь смущаться Наташе:
— Ну да... Бывает. Но мы же девушки и меж собой, да только в комнате.
— Так тебя уже 2 месяца нет, я тебя не смог бы смутить.
— Быстро ты меня забыл!
— Ничего подобного! Ты моя лучшая сестра! Иди сюда, я тебя обниму!
Она подошла и присела на постель, Денис её обнял, как в детстве. Одеяло сдвинулось и стало видно бедро и бок попы. Наташа застыла. Они играли в доктора в далёком прошлом и как сейчас выглядят тела друг друга, не знали. Она почему-то не обращала внимания на то, что брат вырос, считала его маленьким, младшим. Ведь разница в четыре года в детстве очень ощутима. Денис же поглядывал на её грудь, после таких взаимоотношений с мамой, при любой возможности и с большим любопытством и интересом, не то что были когда то в детстве.
Денис почувствовал её напряжение и отстранился:
— Прости! Я что-то не так сделал?
— Нет... все хорошо...
— Да?
— Угу... — он заметил опущенный взгляд сестры, проследил и прикрылся:
— Извини... я не успел... после того, как ты постучала.
— Не знаю... меня как-то это волнует. Давно тебя не видела.
— Ага, — рассмеялся он, — с 28 августа, как уехала.
— Да ну тебя, — ответила она.
— Шучу, конечно. Но тоже...
— Что тоже?
— Думаю, как вы там ходите...
— Перестань!
— Не могу, я уже вырос...
— Ты о чем-то другом думать можешь? Об учёбе?
— Могу... Но сложно.
— И что же?
— Что «что же»?
— Что ты делаешь, чтобы думать об уроках и помощи маме?
— Ну... Несколько не тот вопрос, чтобы тебе знать.
— Я старше и могу знать.
— И?
— Да что я, не понимаю? Ты себя... удовлетворяешь, — тихо сказала она, смотря в сторону.
— М-м... Да, приходится... — смущённо ответил брат.
— А когда-то мы в доктора играли...
— Было дело, это сколько нам было?
— Лет 7-8, вроде бы.
— Сейчас бы поиграть снова — сказал Денис.
— Ты что, с ума сошёл!
— Ну уж и спросить нельзя...
— Мы выросли и это неправильно... Детские игры.
— Прям тебе не хочется?
— Мало ли что мне хочется. Нет.
— Ну прости, не сердись! — он снова её обнял и при этом погладил по спине. Рука нащупала застёжку лифчика. — Тогда спать?
— Ага. Спокойной ночи.
— И тебе спокойной ночи, малыши!
— Ах ты безобразник! — погрозила она ему пальцем. — Спи! Сам малыш.
Они разошлись по комнатам, но никто не спал, конечно. Денис думал о Наташе, пытался представить, как она снимает лифчик, какие у неё груди, выбрита ли киска, как у мамы или нет. «Можно ли маму потом спросить? Хотелось бы, но не ответит же. И может рассердиться», — он решил не задавать этот вопрос.
А Наташа тоже лежала и думала, что брат вырос. Любопытно бы увидеть его член. Тогда была маленькая пипка, а сейчас? Могла ли она знать, что от той пипки не осталось и следа, а на её месте стоял в основном огромный 28-сантиметровый член, который даже сложно было иногда обхватить пальцами, чтобы узнать его толщину. Но ей спросить было некого: мама не знает, а отец в отъезде, да и не поймёт интереса. В общаге они действительно не очень стеснялись наготы в комнате — все ведь девочки. В душ на этаже ходили в основном или одетые (туда), или в полотенце либо халате назад. Некоторые, кто посмелее, иногда назад шли голышом — это крыло было женским. Но напротив-то мужское, а при свете в коридоре могут увидеть. Даже наверняка за ними шпионили с биноклями или телефонами. Иные сами прижимались к стеклу и двигали торсом, делали танцевальные движения — с расстояния же безопасно. Но неужели их не смущала слава? Так что Наташа голой была на осмотре при поступлении (и стеснялась очень), иногда в комнате и в душе. А спала в длинной футболке.

* * *

Несколько дней праздников пробежали быстро, и Наташа отправилась учиться дальше. Алёна с Денисом вернулись к обычному распорядку, вели хозяйство. По утрам Денис брал лопату и прочищал дорожку к калитке — получалась физзарядка. Потом отправлялся в школу, а Алёна на работу. Иногда они выходили вместе, и она его подвозила, он чмокал её в щёчку и отправлялся через переход в школу, а она ехала в город. Нудил он в основном во второй половине дня — утром было некогда, светало поздно и хотелось спать, вставал он позже. Матери приходилось его будить, она приходила и трясла за плечо, а потом откидывала одеяло и, пока Денис продирал глаза, любовалась его членом, когда вялым, а когда и стоящим — смотря что снилось.
А вот придя домой, он тут же скидывал все и делал часовой перерыв от занятий — гулял по дому, участку, выполнял работу, что оставляла мама: убрать, подмести, приготовить, постирать, поменять лампочку и т. д. Сейчас он уже не боялся звука открываемого замка и свободно ходил с болтающимся членом перед мамой, обнимал её при приходе, упираясь им в ноги Алёны. А она весело смеялась. Затем шла переодеваться — он пробовал подглядывать, но она плотно закрывала дверь и просила не смотреть. Так что ему оставалось лишь представлять, как она снимает с себя все, а потом выбирает халат на вечер. Они менялись тоже. Член его стоял, так что он, чтобы не смущать маму, шёл в ванную или туалет, когда она отправлялась переодеваться, но надеялся когда-то этот процесс увидеть.
После обеда он шёл в свою комнату и занимался. Подчас были вопросы по урокам, и он приходил к ней на кухню или в спальню спросить непонятное. При этом бывало, что ему удавалось увидеть её белье, ещё не убранное в шкаф. Это почему-то волновало больше, чем когда-то то же самое белье он видел при стирке.
Иногда вечером они смотрели кино, сидя рядом на диване, и он касался ногой или рукой её ноги. Понятно, что старался скрыть возбуждение, но не всегда удавалось. Но мама ничего не говорила, и вообще делала вид что она совсем равнодушна к его наготе. Что творилось в её душе знала только она.
А бывали случаи, когда они случайно сталкивались и его член задевал руку, ногу, попу Алёны. Они смущались и извинялись друг перед другом и расходились в разные стороны.

* * *

Эти выходные прошли в дружной семейной обстановке, было непривычно шумно и в то же время это было как-то оживлённо и поднимало настроение. Алёна скучала по Наташе, пока та была на учёбе, и, вернувшись, она задавала такой позитивный настрой, что жизнь, которую вели Алёна с Денисом, резко изменилась в лучшую сторону. (Хотя яркость этой жизни увеличилась с тех пор, как Денис стал ходить голым и перестал скрываться от матери). Наташа вспоминала, как они ходили в лес, гуляли и вместе обедали, завтракали, а вечером сидели в холле на диване и разговаривали.
Но вот сестра вернулась в город и жизнь вернулась в обычное русло.
Освободившись от уроков и домашних дел, Денис садился за свой компьютер и общался с виртуальными и реальными друзьями.
Разумеется, они обсуждали и секс, женщин выдуманных и реальных одноклассниц. Читая сообщения от друзей и знакомых, Денис быстро возбудился. А когда нашёл новый рассказ про прогулки эксгибициониста, вообще чуть не кончил, но смог сдержаться и выглянул из своей комнаты, приоткрыв дверь. Время было уже позднее, на улице смеркалось рано и в окнах у соседей горел свет. Мама тоже была в своей комнате и чем-то там занималась, так что Денис решил немного пошалить перед сном, чего не делал эти долгие дни. Оставив свет в комнате включённым и создав таким образом видимость, что он у себя и занят делами, Денис в одних носках, голышом вышел в коридор и спустился по лестнице в холл. Было тихо, на улице редко пролетали снежинки, но тут же таяли. Решив, что достаточно тепло, Денис решил немного прогуляться перед сном. Надев свои ботинки, он голышом вышел во двор. Дверь предательски скрипнула, но он не придал этому значения. Зато скрип услышала мать и выглянула в окно.
— М да, решил погулять, — как-то загадочно произнесла она почти вслух и тут же в её голове забегали такие озорства, что она не удержалась и, чуть понаблюдав за сыном, решила его немного разыграть.
Как только Денис подошёл к калитке и выглянул на улицу, Алёна спустилась вниз на первый этаж и, включив на кухне свет, стала что-то делать, создавая вид, что занялась делами. Потом она выключила свет и, закрыв входную дверь, поднялась к себе и тоже выключила свет, как будто она легла спать и дав таким образом полную свободу в выборе, что делать сыну. А сама, встав напротив окна, стала наблюдать за ним. Возбуждение нарастало, и рука сама у Алёны потянулась к уже мокрой промежности.
Денис посмотрел на дом и, поняв, что мама легла спать и не будет его звать, решил погулять чуть подольше и не только во дворе, но и выбраться за его пределы.
— Куда он собрался? — рассуждала Алёна вслух, непроизвольно поглаживая рукой между бёдер по влажной киске и проникая пальчиками между половых губ. Это её сильно возбуждало и когда она увидела, что её сын, открыв калитку, вышел на улицу и приседая перебежал через дорогу и скрылся в небольших сосёнках, росших по обочине, испытала сильнейший оргазм, отчего застонала и рухнула на свою кровать. Её тело содрогалось ещё несколько минут, а сама Алёна ласкала свою киску и теребила клитор, продолжая доводить себя до безумия. Такого с ней не происходило уже много лет, и она не отдавала себе отчёта тому, что она творит и что с ей происходит. Обессиленная, она провалилась в сладкий сон или просто потеряла сознание, раскинув руки в разные стороны. Она была просто счастлива в этот момент и не думала больше ни о чём и ни о ком и совсем забыла про Дениса, и про то, что он был голышом на улице.
Тем временем, пробежав по лесной дороге несколько сотен метров и удалившись далеко от дома, Денис дважды кончил, поливая спермой близлежащие сосёнки и стволы деревьев, но по-прежнему не мог успокоиться и уменьшить своё возбуждение и свой член, который бездействовал целых два дня. Было так необычно находиться в лесу и темноте без одежды!
На обратном пути Денис заметил, что у соседей уже не горел свет и в его доме было тоже темно, за исключением слабо пробивающегося пучка света в его комнате. Он понял, что его мама уже давно спит. Он даже не знал, сколько прошло времени, потому что часы или телефон с собой не брал. Перебежав улицу, он забежал во двор и, подойдя к входной двери, дёрнул за ручку. Дверь не открывалась. Он снова дёрнул, но уже посильнее и снова дверь не поддалась.
— «Неужели мама закрылась и легла спать? — подумал он. — А как же я теперь?» — уже немного испугавшись, стал рассуждать Денис.
Обойдя дом, он попытался открыть заднюю дверь, но и она тоже была заперта изнутри.
Алёна спала с открытой форточкой, ей было после того, что с ней произошло, даже жарко. Но всё равно в преддверии зимы холод медленно проникал в дом, и спящая обнажённой на кровати Алёна, стала замерзать. От этого она и пришла в себя, проснулась и услышала скрип снега возле дома и жутко испугалась. Выглянув в коридор, она увидела, что у сына в комнате горит свет. Совсем забыв, что сын ушёл гулять, немного успокоилась.
— «Дениска дома, кто может там ходить?» — это не давало ей покоя и она, накинув халат, подошла к окну.
Звуки с улицы то приближались к входу в дом, то снова удалялись, и Алёна решила позвать Дениса. Войдя в его комнату, она была в шоке. Кровать была пустой, а его нигде не было, и тут она вспомнила:
— «Я же сама закрыла дверь чтобы разыграть его — и забыла. Вот дура, он поди там замёрз, а я тут рассуждаю».
Алёна бегом спустилась вниз, включила свет и вскоре услышала тихий стук в дверь.
— Кто там? — спросила она.
— Мам. Это я, Денис. Открой.
Алёна потянула защёлку и открыла дверь. Денис вошёл в коридор. По его виду было не видно, что он замёрз, а его огромный член, покачиваясь, торчал вперёд, словно стрелка компаса, указывающая путь, куда идти. На часах была половина двенадцатого ночи.
— Ты где был? — спросила Алёна.
— Ходил погулять перед сном, — ответил Денис.
— Вот так? — удивилась Алёна.
— Тепло ведь, — смутившись, ответил сын.
— А что меня не предупредил?
— Подумал, что ты спишь, — ответил он.
— А если бы я спала крепче и не услышала бы скрип возле дома? Хорошо, что форточку не закрыла, а то так бы и бродил до утра, — уже веселее с усмешкой произнесла она эту фразу.
— Ладно, иди грейся и спать, я пошла к себе, а то мне рано утром на работу.
Она слегка, когда поворачивалась чтобы идти к себе, коснулась рукой его члена и сказала:
— Холодный, не отморозил хоть?!
— Нет, всё нормально, даже жарко было — ответил Денис.
Алёна развернулась и, поднявшись по лестнице в спальню, скрылась за дверью. Погас свет, но она ещё долго не могла уснуть, представляя всё то, что мог пережить Денис, бегая вокруг дома голым и имея возможности попасть внутрь. Она снова стала возбуждаться, и переключившись на работу и завтрашний день, чтобы себя на распалять на бессонницу, после чего просто уснула.
А Денис вернулся в свою комнату и забрался под одеяло. Это маме он сказал, что тепло, но на деле замёрз. Полежал так несколько минут, снова переживая момент, когда мама коснулась его члена.
— «Я был полностью голый! При матери! И она теперь знает, что мне нравится бегать голым за пределами дома. Стыдно и возбуждающе», — мелькали мысли у него.
— «Да, она видела меня в детстве, но сейчас у меня такой член, и обросший волосами. Кстати, а мама бреется? Не рассмотреть. Ох, посмотреть бы на неё!.. А не сбрить ли мне волосы?»
Он встал, нашёл ножницы и, стоя и раздвинув ноги, осторожно состриг ими волосы на лобке, вокруг члена и яиц, ануса. На полу образовалась кучка черных волос. Денис собрал их на лист бумаги и вышел в коридор. Тихо спустился по лестнице, прошёл на кухню и выкинул листок с волосами в ведро. Ощущения ему понравились — он уже сколько-то привык ходить голым, но сейчас дуновения воздуха обдували иначе.

* * *

Утро прошло так же, как и ранее — Алёна поднялась, вспомнила события прошлого вечера, но решила отложить мысли на потом. Разбудила Дениса и собралась на работу, ей надо было раньше. Так что Денис завтракал в одиночестве. Ему пришла в голову мысль заглянуть к маме в спальню. Он вошёл, осмотрелся, откинул одеяло, лёг туда и обнаружил, что простыня в одном месте мокрая.
— «Она тоже кончила», — понял он. От этой мысли у него встало, и он кончил, представляя, как это было на самом деле.
Взгляд упал на часы, стоящие на трюмо. Денис подскочил и закрыл постель одеялом, побежал одеваться, чтобы не опоздать в школу. Только на уроке он понял, что даже бумажкой не протёр выпущенную сперму.
— «Заметит это мама или нет? Может, высохнет и не заметит?» — гадал он.
Мама не просто так уехала раньше, она и вернулась тоже раньше. Вошла в комнату, потянулась, размяла шею и скинула одежду.
— «Я становлюсь похожей на сына», — подумала она. — «Тоже скоро стану ходить голой», — Алёна улыбнулась. Но пока она все же накинула халат, однако не стала его завязывать — все равно Денис ещё на занятиях.
Какой-то слабый запах смущал её. Откинув одеяло, она заметила пятно.
— «Ну несносный!» — возмутилась Алёна. — «Дрочит в моей постели! Что он себе позволяет?!»
Она решила его проучить.
Когда Денис открыл дверь, Алёна позвала его:
— Сын, зайди.
— Сейчас, скину рюкзак и форму.
— Нет, иди сюда сразу! — крикнула она.
Денис зашёл и обомлел: мать стояла, уперев руки в бока, её халат был завязан на поясе, но низко, частично открывая грудь.
— Так, дорогой, что это такое? — спросила мама, указав рукой на постель, при этом её сиськи под тканью колыхнулись.
Он молчал, и она снова сказала:
— Отвечай! — и нахмурила брови.
Денис еле вымолвил:
— Это... прости... я не... хотел...
— Что ты не хотел? Я и так позволила тебе ходить голым, а ты... Ты пришёл и кончил в мою постель! Это мерзко!
— Я... прости, я виноват... не смог... удержаться... — он смотрел в пол, изредка взмахивая глазами, даже в таком состоянии не в силах удержаться, чтобы не посмотреть на неё — наполовину открытые и качающиеся сиськи его очень возбуждали.
— Почему ты вообще тут оказался?
— Ну... я... мимо шёл.
— Он тут мимо проходил и по пути нагадил! Я возмущена!
— Мама... извини... я больше... не буду.
— Так что было?
— Утром... ты уехала, а я... шёл по коридору одеваться, в школу надо... И зашёл посмотреть... А тут...
— Что тут? Яснее.
— Под одеялом... было мокро, ... и я не удержался...
Она смутилась, поняв, что он застал следы её ночной мастурбации.
— Ты стоял? Или лёг?
Поняв, что мать не знает, он решил не признаваться:
— Стоял...
— Все равно это... это неприемлемо! Ты будешь наказан.
— Как?.. — он поднял глаза на неё.
— Ты будешь одетым неделю. И смотри мне, попробуй только нагадь где-нибудь ещё — я буду проверять всё и твои трусы в том числе. Замечу, выпорю — произнесла она и уже пошла на кухню. Как вдруг увидела.
От мысли, что мать будет проверять его трусы, залезать в них и вынимать член, чтобы поглядеть, Денис застонал и кончил прямо сейчас.
— Ну вот, один раз ты уже заработал! Спусти штаны! — приказала мать.
Он подчинился.
— Трусы тоже! — Денис снова послушался и спустил их, от члена тянулась белая нить, сами трусы были мокрые.
Увидев лысый член и отсутствие волос на яйцах и лобке, а также вокруг в области его гениталий, Алёна сильно удивилась и, открыв рот, некоторое время смотрела молча, не зная, что сказать. Спустя минуту нашла в себе силы и произнесла:
— Ты зачем сбрил все волосы?
Денис растерялся, он не знал, что мама так отреагирует на эту его выходку и не знал, что ответить. Потом подумал и сказал:
— Хотел быть более голым, чем был раньше.
— Да уж, теперь ты совсем голый, — произнесла Алёна и рассмеялась
Это было так необычно и смешно для неё, что она совсем забыла, что хотела наказать сына. Положив на тумбочку взятый пояс, она подошла к сыну и сказала:
— Иди умойся, горе ты моё луковое! — и после того, как он выполнил её просьбу, болтая толстой колбаской между ног, она добавила:
— Ладно, не буду я тебя наказывать, но это будет моё последнее предупреждение, а там уж не обессудь. Иди к себе, переодевайся, трусы в стирку, член побрить, чтобы щетина не торчала, и помыть. И помни, я буду проверять твою гигиену, коль ты решил брить свои яйца и член. Все! Выполняй — и она отослала его.
Денис отправился в ванную комнату и, взяв станок, намылил всю промежность и тщательно побрил всё вокруг члена и яичек, а также лобок аж до самого пупка — выше волосы у него ещё не росли. Смыв всё тёплой водой, он провёл по животу рукой и спустился ниже, проводя по гладкому члену и яйцам, ощущения которых в руке стали куда приятнее, чем ранее с волосами. Он не успел даже несколько раз погладить всё и понять все прелести нового ощущения, как стал непроизвольно кончать и обрызгал стену и края ванны. Это было такое приятное ощущение, что Денис ещё какое-то время стоял, слегка подёргивая свой член и только потом, придя в себя, взял тряпку и стал замывать следы. После этого Денис открыл ванную комнату и вышел в холл. Мама была на кухне и что-то готовила.
— Ну что, привёл себя в порядок? — спросила она.
— Угу, — ответил кратко сын и только хотел прошмыгнуть к себе в комнату, как Алёна повернулась и произнесла:
— Теперь совсем другое дело. Помоги мне, вынеси мусор из ведра.
Денис зашёл на кухню и взяв полное ведро с мусором вышел на улицу. Уже смеркалось и поблизости никого не было видно. Он подошёл к калитке и осмотрелся по сторонам. Баки с мусором стояли в десяти метрах от их калитки на противоположной стороне улицы. Алёна наблюдала за ним, а сама аж дрожала от возбуждения и думала:
— «Решится ли он дойти до баков или оставит пакет возле калитки?»
Вот показались огни и мимо проехала машина. Денис присел, чтобы его было не видно из-за забора и выждал минуту. Встав, он снова огляделся и, убедившись, что кругом тихо и никого нет, открыл калитку, перебежал через дорогу, остановился у мусорных баков и поднял крышку, закинул пакет. Денис уже собирался бежать назад, как вдруг что-то его напугало. Он быстро присел и спрятался за баки. Алёна тоже насторожилась и пристально смотрела в окно. Вот со стороны соседнего дома к бакам подошла женщина и вытряхнула из ведра мусор, а потом подняла голубой пакет и тоже бросила его в бак. Взяв ведро, она развернулась, и медленно пошла обратно, даже не заметив Дениса.
— «Вот паршивец, чуть не попался. Было бы сплетен в посёлке», — ругнулась про себя Алёна.
Денис тоже сильно перепугался и, как только женщина отошла на приличное расстояние и пока никто новый не появился, стремглав кинулся к своей калитке. Влетев пулей во двор, он быстро запер калитку и вернулся в дом.
— Мог бы и одеться. А если бы попался? — ворчала мама Алёна на сына, глядя на его торчащий от возбуждения совершенно лысый член, покачивающийся при каждом вздохе.
— Ну ведь не попался же? — оправдывался Денис.
— Повезло, а если бы попался, то я вышла бы и помогла бы всыпать тебе вместе с той женщиной. Ладно, мой руки и ужинать — скомандовала Алёна и, повернувшись, ушла на кухню. Стол был уже накрыт и от тарелок поднимался вверх горячий пар.
— Давай скорее, а то остынет, — позвала ещё раз Алёна своего оболтуса и села за стол ужинать.
После ужина они разошлись по своим комнатам и вскоре легли спать. Денис ещё долго вспоминал тот случай с мусором и каждый раз возбуждался, предвидя другое развитие событий.

* * *

Но в качестве наказания Денису пришлось провести одетым целую неделю. Мать часто ходила в не застёгнутом до конца халате, приоткрывая часть груди или бедра. Была она и в коротких юбках, просвечивающих блузках. Все, чтобы его возбуждать. Денису было очень трудно сдерживать себя — член стоял, он еле подавлял желания кончить. Несколько раз он прокалывался и мать сдержав своё слово, приводила наказание и порола его поясом по голой заднице, приговаривая:
— Похотливая колбаса, мы её научим быть спокойной.
Дрочить приходилось в душе или в школе в туалете, но это было неудобно и опасно — не услышали бы.
Мать проверяла его трусы утром при побудке и несколько раз за вечер. Подходила и говорила встать, спустить штаны и трусы. Член стоял, не в силах быть спокойным при виде едва одетой матери — а Алёна умела быть сексуальной, двигаться так, чтобы возбуждать.
Ей и самой понравилось быть голышом, но она пока не хотела показываться сыну и делала это рано утром, пока он спал — удобнее садиться на горшок. Или пока его не было дома. Единственные неудобства — это критические дни и окна — она не хотела, чтобы их соседи или ещё кто её увидел. И, конечно, она не гуляла во дворе и в лесу — было холодно, а она была не готова к таким резким переменам.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:17

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 4
.

Зима все больше вступала в свои права и участок был завален снегом. По утрам Денис брал лопату и чистил дорожку к калитке, откидывая снег на газон. Потом ему пришла в голову идея и он стал сваливать его кучей, увеличивая высоту. Через несколько дней образовалась гора выше его роста. Он подгрёб ещё и уплотнил его лопатой.
— Что ты делаешь? — поинтересовалась Алёна.
— Хочу попробовать вырыть пещеру.
— Зимняя берлога? — засмеялась она.
— Типа того.
— Ну что ж, попробуй. Но ведь может обрушится, наверно.
— Не беда, снега много, учту опыт.
Он попробовал отрыть изнутри ямку. Но, как и предполагала мама, сооружение рухнуло, засыпав его снегом. Он помчался домой переодеваться и сушиться.
— Вот, мама, сколько всего сушить. А все потому, что ты меня наказываешь. А ведь неделя почти прошла.
— Ну нет, уже зима, мороз, на улицу так не пущу.
— А дома? — с надеждой посмотрел он на неё.
— Ну так и быть. Только потому, что я тебя очень люблю.
— Ура! — он подскочил и обхватил мать, поцеловал в щёки.
— Эй, не задуши меня! — смеялась Алёна.
Денис отпустил её и побежал в комнату раздеваться. Там он сел за комп и почитал про постройки из снега в интернете. Он вообще много времени проводил в сети и не только по учёбе, но и общаясь на разные темы. Об этом мы тоже расскажем.
Но сейчас его интересовало совсем другое, как построить из снега пещеру. Прочитав, что их лучше строить не из снега, а ледяных блоков, он отправился в сарай. Проваливаясь где по колено, а где и выше, он, касаясь членом снега, добрался до сарая протоптав небольшую тропинку. В сарае нашёлся пластиковый ящик. Денис набил его снегом, уплотнил и полил водой. Так получился снежно-ледяной кирпич. Для ускорения он прошёлся по подвалу и нашёл ещё пару старых ящиков.
Через пару дней у него уже лежали где-то 50 блоков, а снег, собранный с дорожки и скинутый на газон, заметно уменьшился в объёме.
— Так ты скоро весь участок до травы очистишь, — смеялась мама.
К выходным началось строительство. Было пасмурно, падал лёгкий снежок и Денис, чтобы не простудиться, и соседи его не увидели, надел штаны и куртку — конечно, на голое тело.
Он расчистил площадку, попрыгал на ней уплотнив снег, побросал несколько плит в качестве пола и стал сооружать круг из блоков, поливая водой из садовой лейки на очередной слой и прижимая следующий блок, чтобы он примёрз. Блоки сперва шли ровно, а потом начали чуть отступать внутрь, формируя наклонную стену. Разумеется, строительного материала ему не хватило и процесс прервался, пока не были заготовлены очередные ледяные кирпичи.
— «Потолок ледяной, дверь скрипучая, за шершавой стеной тьма колючая...» — напевала, проходя мимо, Алёна.
За неделю «избушка» высотой почти 2,5 метра и диаметром в 2,5 метра была отстроена, в ней был лаз высотой 50 см и дырочка в вершине для вентиляции. Вход Денис изнутри прикрыл тканью, повешенной на 2 гвоздя — они были нагреты и вошли в лёд, как нож в масло. На плиты было положено толстое одеяло. Для освещения имелся кемпинговый фонарь.
— Ну что, мам, пошли смотреть? — предложил Денис.
Они влезли в домик и Денис включил фонарь, задёрнул вход, а потом разделся.
— Ты будешь тут голышом? — усомнилась мать. — Не простудишься?
— Нет, а если что, до дома два шага.
— Хорошо, смотри сам.
— Как тебе постройка?
— Не рухнула бы только, а так забавно.
— Принесу потом подушки и буду лежать, как падишах.
— Уроки только не забудь делать, раджа, — засмеялась мать. — И чтоб соседи не видели.
— Я обещаю, мам!
— Хорошо.
— Говорят, что у эскимосов и чукчей в чумах тепло, даже раздеваются. Вот я и проверю, нагревается ли.
— Потом расскажи.
— Да, и приглашу тебя в халатике, — улыбнулся сын.
— Я подумаю, — вернула улыбку Алёна и вышла.
Денис посидел в своём новом доме и отправился домой за одеялом и подушками, а также коптилкой. Он намеревался проводить тут время, благо вайфай достигал до его «норки» и надеялся, что этими методами ему удастся согреть жилище до возможности тут провести ночь. Что через день и проделал.
Наутро после такого сна он был дома и грелся в кухне, попивая чай, когда встала Алёна. Она пришла на кухню сонная и придерживая полы халата. Не ожидала встретить сына, думала, что тот ещё спит.
— О, ты тут. Как ночь?
— Хорошо. Но немного зябко.
— Ты здоров? — она подошла к нему и обняла. Потрогала лоб. — Да, замёрз! Ну-ка, в ванную греться.
— Да я нормально, я так постою, — он встал и обнял её, — и все нормально.
Она чувствовала, как его член касается живота через халат, но не отстранилась, а растирала руками его спину. Через пару минут Алена все же сказала:
— Немного погрела и хватит, в душ! — и Денис отправился туда. Он вспоминал ощущения от прикосновения к телу матери.

* * *

Мы уже упоминали про увлечение нашего героя интернетом. Денис, понятно, бродил по сайтам и читал рассказы на эротические темы. Особенно ему нравились нудисты и эксгибиционисты. Он также набрёл на форумы и общался там. От живого разговора, а не только картинок на сайтах, которые ещё неизвестно кем сделаны, у него постоянно стояло, и он кончал. Хорошо, что мама дала ему тряпки, в которые он выдавал сперму, не заливая комнату.
С некоторыми собеседниками и особенно собеседницами он переписывался в почте. Самой интересной была Лена, которая сама ему написала. Ей, по собственным словам, было чуть больше Дениса, она тоже любила быть без трусов и иногда так ходила на занятия. Денис не так много знал о ней и не видел фото, она соблюдала конспирацию. Но общение было интересным. Они делились событиями из прошлого, из взросления и сегодняшними желаниями. Он узнал, что у Лены уже 3-й размер груди, её лифчики красные, белые и черные, а один синий, что она любит стринги, но в дни (которые начались у неё в 12 лет) носит обычные и что пользуется прокладками. Лена сказала, что у неё большой и чувствительный клитор, с которым она часто играет, и полоска волос на лобке, а остальное она сбривает еженедельно. Денис, в свою очередь, поделился тем, что тоже побрил член и яйца. Лену это очень возбудило, и она сказала, что кончила. Позже Денис рассказал ей, что иногда бродит по участку голым, пока никто его не видит (он не стал говорить, что это с ведома матери), а пару раз выбирался в лес неподалёку. Лена удивлялась — как ему удавалось не попасться на глаза? Что он ощущал при таких прогулках? Денис писал ей одной рукой и дрочил член другой. Общение с Леной, его так затянуло что он уже и дня без него не мог прожить
Он не знал, что под ником Лены общался с собственной сестрой. Её возбудило, что Денис ходит дома голым и она решила узнать побольше о нем, для чего поискала разные форумы и завела ещё одну почту, написав ему как будто отклик оттуда. Они общались уже 1.5 месяца, но Денис так и не разгадал, кто это. Хотя и думал, как было бы хорошо пообщаться с сестрой и посмотреть на неё.
Часто Денис приходил в свою постройку и проводил в ней многие часы, лёжа голым и бродя по интернету. Но про это жилище он Лене не писал.

* * *

Незаметно подошёл к концу декабрь. Приближался Новый год, Алёна с Денисом купили ёлку и воткнули её в сугроб, украсили мишурой и гирляндами.
Помимо того, у них был ещё один сюрприз — поскольку в Европе рождество раньше, отец прибыл на 2 недели к ним. Алёна была очень рада, Денис тоже, но чуть меньше — ему теперь не удавалось раздеться. Зато он пару раз слышал стоны из спальни, и понял, что родители занимались сексом. Он лежал у себя в комнате и представлял, как это происходит, ему тоже бы хотелось заняться этим с женщиной...
А за 2 дня до Нового года приехала и Наташа. Они все радовались, обменялись подарками и впечатлениями. Иногда Денис замечал на себе странные взгляды сестры, но не знал, с чем это связано. Он же не был в курсе, что его сестра Наташа и есть та самая виртуальная Лена.
Всех удивил домик на участке. Денис гордо сказал, что он сам построил его по чертежам из интернета. Отец предположил, что сын может стать строителем или архитектором.
— «Ага, я бы построил стеклянные дома, чтобы видеть всех», — подумал про себя Денис, но вслух этого не произнёс, конечно.
Отец в домик не полез, а Наташа побывала там.
— А что, уютно, — сказала она. — Только бы не обвалился.
— Ты прямо как мама, — рассмеялся брат.
— Она тут тоже была?
— Да, посидела со мной.
— Только тут прохладно.
— Если посидеть дольше и закрыть вход, от дыхания постепенно нагревается. И коптилка у меня есть.
— И сколько ты тут сидел?
— Много. И даже ночью спал.
— Это правда? Замёрзнешь же!
— Нет, вот два одеяла.
— И спортивный костюм, — добавила она.
— Нет...
Она вспомнила их разговор в первый раз, в начале ноября.
— Ты что, спишь так же?..
— Так же — как?
— Ну, как тогда, — она неопределённо повела рукой, но он понял.
— Э... Как сказать...
— Ага, — понимающе усмехнулась Наташа. — А если ещё и после общения в сети...
— Я там не общаюсь!
— Прям я тебе и поверила! Небось полно подружек?
— А у тебя как?
— У меня по-своему, но ты давай, отвечай! — фонарик светил неярко и полумрак завораживал. Он ответил:
— Ну... немного. Самое интересное с одной девушкой...
— О, делись! Что за девушка и о чём вы общаетесь? — наседала Наташа.
Постепенно ей удалось вытянуть из него, что девушку зовут Лена и они часто говорят на интимные темы. Наташе от такого общения с братом стало жарко, и она немного возбудилась и почувствовала, что плавочки уже намокли.
— А что тебе нравится с ней обсуждать?
— Да все! Она интересный человек. Любит музыку, кино, учится на какого-то менеджера и ещё... она любит то же, что и я...
— А ты любишь спать голышом, я уже поняла это, — проговорила Наташа.
— И что? Нельзя? — воскрикнул он.
— Да нет, почему, можно...
Поговорив ещё, она убедилась по некоторым фактам, что Денис говорит именно о Лене, от чьего имени она выступала. Теперь Наташа. По приезду в общежитие, могла вытянуть из брата все интересующие её подробности.

* * *

Все новогодние каникулах Денис и Наташа общались, вместе гуляли на улице и обсуждали разного рода вещи. Часто Наташа склоняла его на разговоры о том, как и о чём он общается с девушками и узнала немало нового о своём братце. К концу каникул уехал отец, а чуть позже и сестра, и Денис снова остался с мамой. Жизнь снова вернулась в то русло, в котором шла последние месяцы и уже на многие вещи просто не обращали внимания. Если, конечно, никто посторонний не вторгался на их территорию.
После каникул возобновились общения с Леной (Наташей) и Денис снова восторгался её отношением к его увлечениям и интересу к тем ощущениям, что испытывал он. Лене было интересно всё узнать о нём, но и она кое-что рассказывала о себе, хотя не обходилось и без вымысла и фантазии. Как-то в общении Лена поинтересовалась у Дениса:
— Как далеко ты прогуливался голышом по заснеженному лесу?
— Два-три километра, — ответил он.
— Не холодно было? — спросила Лена.
— Нет, я уже привык, — бравировал Денис.
— А мог бы пройти больше трёх километров? — спросила Лена.
— Да, конечно, смог бы, — ответил он.
— Тогда жду, напишешь, как вернёшься, — и на время Лена исчезла и перестала писать.
Денис долго думал и, выбрав тёплый день, когда температура поднялась почти до нуля, предупредил маму, что пойдёт погулять.
— Смотри не простудись, — сказала Алёна, не выходя из своей комнаты.
— Хорошо, мам, — ответил он, уже спускаясь из своей комнаты в холл голышом.
— Ты надолго? — снова спросила мама.
— Не знаю, но часика на два, — ответил Денис.
Хлопнула входная дверь и Денис вышел на улицу. Алёна сразу встала с кровати. Выключив свет, подошла к окну. Она стояла голышом и смотрела во двор. Денис тоже голышом спокойно шёл в сторону калитки и даже не обернулся. Если бы он обернулся, то всё равно бы не заметил её, так что она не стеснялась так стоять. Вот он открыл калитку и, оглядевшись по сторонам, перебежал дорогу и по узкой тропинке скрылся в лесу. Алёна выдохнула и, не одеваясь, спустилась голышом на кухню. Включив ночной свет, она поставила чайник и, разогрев ужин, как была голышом, так и села за стол есть. Она много раз испытывала эти трепетные ощущения и ей уже давно хотелось так же, как и её сын, не боясь и не стесняясь никого, ходить по дому голышом, но она всё же держала себя в неких рамках приличия, хотя иной раз чуть-чуть сама нарушала их как бы неосознанно или случайно.
Алёна ещё долго занималась делами по дому, находясь при этом голышом и даже решилась выйти во двор и встряхнуть коврик, который был постелен у входной двери. Было тепло и ей показалось даже жарко. Возможно, ей так показалось от её состояния, но она испытала волну наслаждения и возбуждения и поднялась к себе в спальню, чтобы чуть разрядиться. Она так увлеклась, что даже не услышала, как хлопнула входная дверь и только когда Денис крикнул:
— Мам, я дома, — она вздрогнула.
— Я уже сплю, ложись тоже, — крикнула она в ответ.
Денис попив чаю поднялся к себе, и зашёл в свою почту и написал Лене (Наташе) подробное письмо с теми ощущениями, что он испытал и о том, как далеко смог прогуляться голышом. Ответ не заставил себя долго ждать, и они продолжили обсуждать его приключение. Что испытывала на том конце Лена, Денис мог только догадываться, так же и Лена тоже могла только себе представить, как её братец пишет ей и дрочит свой огромный член, который она по правде так и не видела с тех детских игр.
Снова наступили морозы и прогулки временно прекратились. Общение с Леной было простым и обыденным, что-то новое рассказать о себе Денис не мог.
Так прошли январь, февраль и наступил март. Наташа позвонила матери и сказала, что приедет на четыре дня на праздники. Алёна сообщила эту новость брату, и они стали готовиться к встрече. Закупили продуктов и сладостей, что любила Наташа. Вечерами Денис по-прежнему общался с Леной и ничего не подозревал, что это его родная сестра. Накануне праздников Лена написала Денису очередное письмо и попросила его сделать ей подарок на 8-е марта. Суть подарка заключалась в следующем. Денис должен был снова с наступлением темноты прогуляться голышом ещё дальше и там написать на поле большими буквами её имя, протоптав его в снегу ногами. Денис согласился и как только наступил вечер, он предупредил маму что собирается погулять. День был тёплый и светила полная луна. На градуснике было около нуля и Алёна не стала говорить ему ни слова против.
Надев носки и свои зимние кроссовки, Денис вышел во двор и вскоре, как и раньше, осмотревшись, скрылся в лесу. А спустя час к дому подъехало такси, и Алёна увидела, как из машины вышла Наташа. Алёна как была в халате, так и выбежала встречать дочь. Они обнялись и пошли в дом.
— А где братец, чего он меня не встречает? — спросила Наташа.
У Алёны тут мурашки по всему телу побежали. Что будет, когда он вернётся? Не зная, что сказать, она просто отмахнулась и ответила двумя словами:
— Гуляет где-то, наверное.
Алёна помогла дочери раздеться, и они пошли на кухню. Тут же был накрыт стол и, сев, они стали разговаривать.

* * *

А Денис в это время шёл по лесу. Он добрался до открытой поляны и, утопая в снегу по колено (несмотря на оттепель, снега было много), вытаптывал имя «Лена». Это потребовало усилий. Закончив, он прислонился к берёзе и немного отдышался, а потом отправился назад.
Вот уже и забор их дома виден. «Сейчас приду домой и согреюсь», — подумал он. Открыл калитку, осмотрелся, пробрался к дому и приоткрыл дверь — и вдруг услышал голоса.
— «Блин!» — пронеслось в голове. — «Кто-то дома. Что делать?»
Как и в прошлые разы, он отправился к чёрному ходу, но там было заперто.
— «Ладно, надеюсь, соседка не задержится надолго», — решил он и отошёл к сараю, вблизи которого был сооружён снежный домик. Забрался в него и закрыл полог. Коптилка и зажигалка были там, по счастью. Он энергично растёр себя руками и зажёг коптилку, лёг на одеяло. Вскоре чуть согрелся и от усталости задремал.
Ему снились сны с Леной, прогулки по дому и вытоптанное имя. Мысли были о том, как он напишет ей про поход и будет себя при этом возбуждать. Рука потянулась к члену и стала его теребить.
Тем временем Наташа, утолив голод с дороги и поговорив с мамой, решила выйти и подышать воздухом. Её внимание привлекло снежное строение. «Ещё стоит? Ведь были оттепели», — подумала она и подошла.
Она наклонилась, рукой откинула полог, заглянула и застыла. Там лежал брат и... дрочил член.
От внезапного открытия полога он дёрнулся и тоже замер.
— Ой... — только и смогла сказать Наташа.
Денис попытался прикрыть стоящий член:
— Ты... что тут делаешь?
— Я домой... приехала недавно. А ты где был?
— Тут... и гулял...
— Вот так?! В голом виде?!
— Да...
— И не попался никому?
— Вроде нет... Только тебе, — он нервно усмехнулся. — Только маме не говори!
У Наташи созрела идея:
— Хорошо. Но только если ты мне его покажешь.
— Кого его?..
— То, что пытаешься прикрыть, — лукаво ответила сестра.
— Но это... неправильно!
— А ходить так правильно? Или рассказать родителям?
— Нет! Ни за что!
— Тогда показывай.
— Я не могу. Мне стыдно.
— Чего стыдиться? Я в инете видела.
— То инет...
— Вот и интересно вживую посмотреть.
— Ну Наташа... Может, что-то другое? Я тебе секреты расскажу.
— Какие?
— Из переписки.
Это её заинтересовало.
— Точно?
— Обещаю!
— Ладно, поверю. Но проверю. — ответила сестра
— Я точно, точно, — заторопился он. — Мама дома?
— Конечно. А она знает? — с хитрым взглядом поинтересовалась Наташа.
— Что ты! Нет, разумеется, — соврал он. — Ты можешь её отвлечь?
— Если ты поделишься секретами, как обещал.
— Обещаю, честное пионерское!
— Сиди тут, минут через пять топай, я её в комнате задержу, — и она поднялась.
— Спасибо! — вдогонку ответил брат.
Наташа отправилась домой, а он отнял руку от сжавшегося члена.
«Ух, пронесло... Но придётся про поляну рассказать», — подумал он. Других новостей в переписке у него сейчас не было.
Алёна и впрямь была в своей комнате и перебирала наряды. Наташа стала с ней беседовать, стоя у окна вполоборота. Она заметила, как брат вылез из своей пещеры и поскакал к дому. Член его болтался меж ног, и Наташа стала возбуждаться.
Через несколько минут он постучал в комнату мамы.
— О, привет, сестрица, — изобразил удивление Денис и подошёл, обнял Наташу.
Она тоже его обняла и привлекла к себе, почувствовав член внизу.
— «А все-таки я его увижу», — решила она.
— Да, я недавно приехала. Где ты был? — поинтересовалась она.
— Гулял по улочкам, погода хорошая.
— «Знаю я, как ты гулял», — подумала она, но ничего не сказала.

* * *

На следующее утро после завтрака Наташа зашла в комнату Дениса и сказала:
— Ну что, выполняй обещание?
— Какое?
— Расскажи, что там в переписке?
Денису пришлось поделиться, что он общается с одной Леной и они обсуждают голые походы. И что он по её просьбе выходил далеко и вытоптал её имя, потому и вернулся позже, чем полагал и попался на глаза сестре.
Наташе это понравилось, и она пожелала увидеть следы. Пришлось ему вести её по лесу к поляне и демонстрировать имя. Сестра была возбуждена, что брат выполнил её пожелание, сам не зная о том, что рядом стоит эта самая Лена.
— Здорово. Но я тоже хочу имя.
— То есть?
— Вытопчи и моё.
— Ладно, — он сделал шаг вперёд.
— Нет, не так, — остановила его Наташа.
— А как?
— В том же виде.
— Ты что?
— Или мне маме рассказать?
— Не надо!
— Вперёд, красавчик!
— А если меня кто увидит?
— Да кто тут по такому снегу бродит? Только волки!
— Э...
— Да шучу я, нет никого.
— Зачем тебе это надо? — спросил Денис
— Вот хочу посмотреть.
— Не много ли?
— В самый раз.
— Я, может, тоже хочу посмотреть, — осмелился он.
— Нет, пока рано. Но я тебе потом, как сделаешь, кое-что поведаю.
— Например?
— Сперва работай.
Пришлось Денису раздеться. Он сгибался и прикрывал пах, потом поскакал к надписи, одна рука спереди, другая сзади закрывала попу. Наташе стало смешно.
При вытаптывании имени, Денису пришлось и поворачиваться, и подпрыгивать, а пару раз он терял равновесие и падал в снег, при этом раскидывая руки в стороны от интимных мест, показывая сестре всё что у него или болталось, или торчало спереди.
К концу работы — имя-то было длиннее — Денис освоился и уже меньше прикрывался. Потом выбрался и подошёл к Наташе:
— Ну как?
— Хорошо. Во всех смыслах, — хихикнула она.
А потом сделала то, чего Денис не ожидал: взяла его руки и развела в стороны. Член аж подпрыгнул. Денис дёрнул руки, чтобы закрыться:
— Наташа! Что ты делаешь?
— Что? Он такой... огромный и красивый... — проговорила она.
Денис покраснел, ему было стыдно показываться сестре, к тому же одетой.
— А что же ты обещала рассказать? Я же сделал, что просила, — он указал рукой на поляну, где ниже было имя сестры.
— Ты будешь на меня сердиться? — спросила она.
— Нет... Но можно, я оденусь?
— Замёрз, бедняжка? Давай я его погрею? — она протянула руки к члену.
— Нет-нет, не надо! Не трогай! — отступил он на шаг. Может, Денису и хотелось бы, но боялся, что кончит тут же на сестру и она ему этого не простит. — Лучше говори, что собиралась сказать, и пойдём...
— Ну ладно... Это я, — указала она на поляну.
— Да, я же сделал.
— Нет, это тоже я. Лена, это мой ник в интернете, — призналась Наташа.
— Я хотела узнать больше о твоих увлечениях после того, как увидела в ноябре, и сделала «левую» почту.
— Это... ничего себе! — вырвалось у Дениса. Он понял, что делился самыми интимными переживаниями с родной сестрой. Хорошо хоть фото не слал. Хотя... вот она и увидела.
— Да, прости, но мне очень хотелось. Я видела, как он стоит, — несколько смутилась она. — Но мы тоже испытываем возбуждение.
— Черт! А я все писал Лене...
— Не волнуйся, я никому не скажу, и ты мой любимый братик.
— Который стоит голым перед тобой...
— И которым я любуюсь.
Он оделся, и они пошли домой в молчании, обдумывая то, что произошло.
— Наташа, я не знаю, что сказать.
— Но, не говори ничего маме, прошу, — произнёс он вблизи дома.
— Конечно, я ни слова, — пообещала она. И вправду не собиралась рассказывать, потому что и ей самой могло попасть за такое от родителей.

* * *

А их мать, находящаяся дома в одном халате (голой она не решалась, чтобы дети не застали её), примерно то же думала об их с сыном тайне. Беспокоилась, чтобы Наташа ничего не узнала, потому что Денис мог не удержаться, и она бы его застала. И опасалась, что если дочь узнает о её проделках с сыном, позволении гулять голым, то перестанет Алёну уважать.
Так что у всех трёх героев нашей истории была своя тайна и они боялись что кто то о ней может узнать...

* * *

На другой день мама уехала на работу в город и в магазин. Денис проснулся и по привычке едва не выбежал в холл голышом. Наташа тоже встала и что-то делала на кухне. Увидев брата, она сказала:
— Мама в город уехала, чай будешь?
— Конечно, буду, наливай, а я пока умоюсь, — ответил Денис.
Через пару минут они сидели напротив друг друга и пили чай, и Наташа задала брату необычный вопрос:
— Денис, а ты мог бы сейчас, пока мамы нет, дома голым походить?
Денис смутился и даже покраснел.
— Ладно, ты же писал, что когда один дома, то голым ходишь, — не успокаивалась сестра.
— Я же когда один так хожу, а тут ты дома, — пытался он отговориться.
— Ну я уже всё знаю, так что меня стесняться тебе, думаю, не стоит, я тем более и видела тебя, и ты мне столько писал про себя. Ну, смелее.
Денис стоял в нерешительности и тогда Наташка подбежала к нему и просто сдёрнула руками его шорты, они упали на пол. Член брата с пружинил и со всей силы шлёпнул его по животу.
— Ничего себе, какой он упругий, — удивилась сестрица.
Денис вышагнул из штанин и отошёл в сторону. Первые шаги он делал нерешительно, но с каждой минутой становился смелее и более раскованным. Он уже не прикрывал руками торчащий член и не прятал его от сестры. Наташа с удивлением поглядывала на брата и спрашивала и спрашивала о его прогулках и том, как он себя чувствует, когда бегает голым так далеко от дома. Денис с интересом и большим желанием делился своими эмоциями с сестрой, как когда-то рассказывал это же маме. Ему очень хотелось с кем-то это обсудить и кому то рассказать и тем более узнать как этот кто то относится к его прогулкам голышом и он не мог успокоиться рассказывая и рассказывая сестре о своих приключениях.
Позже они поднялись наверх и Денис показывал сестре кое-что на компе. Потом снова спускались на кухню и перекусывали и совсем забыли, что скоро должна была прийти их мать. Так и произошло. Денис и Наташа сидели на диване в холле, как вдруг раздался щелчок замка двери, и она открылась. Вошла мама и крикнула:
— Денис, Наташа, примите у меня сумки.
Они вздрогнули и не знали, что делать. Денис быстро сообразил и спрятался за диван, как и раньше. Диван был близко придвинут к окну и там места было совсем мало. Наташа, поняв, что разоблачение пока миновало, быстро отозвалась и побежала встречать мать. Взяв сумки, она занесла их на кухню и принялась разбирать.
— Ты одна? — разувшись и войдя на кухню, спросила Алёна.
— Ага, Денису кто-то позвонил, и он убежал, — соврала сестра, выгораживая брата.
— Ну и пусть бегает, а мы без него хоть посекретничаем, — сказала мама и стала помогать дочери.
Разобрав сумки и разложив всё по полочкам в холодильнике и в шкафах, Алёна и Наташа стали готовить обед. Они разговаривали о своём о женском и смеялись, и Алёна даже не подозревала что Денис голый лежит за диваном. Даже когда она поднималась в спальню чтобы переодеться, она не заметила его там или просто не подумала и не обратила внимания на его прошлое тайное убежище, в котором он уже много месяцев не прятался, так как в этом не было необходимости.
Шанса выбраться в этот момент у Дениса не было никакого, и он продолжал прятаться за диваном. Наташа это прекрасно понимала и про себя улыбалась, что смогла загнать братца в такую экстраординарную ситуацию. Её это даже возбуждало и сильнее, чем то, когда брат голышом вытаптывал в снегу её имя. Там не было опасности, что кто-то мог увидеть, а тут была и это ей нравилось. Теперь Наташа стала понимать брата и его пристрастие бегать голым, создавая себе такие моменты.
— Наташа, пусть пока варится, будем следить, не хочешь со мной сериал посмотреть? — спросила Алёна.
— Пойдём, делать-то всё равно нечего, — согласилась она.
Они вошли в холл и сели на диван, за которым голым лежал Денис. Фильм уже шёл и они, обсуждая разные сцены, вели обычную беседу, даже не вспоминая его. А когда фильм закончился, Алёна спросила дочь:
— Денис не сказал, когда вернётся?
— Нет, — коротко ответила она.
— Ну, ждать его не будем, придёт — пусть сам себе накрывает. Пошли обедать, — сказала мама и они с дочкой отправились на кухню.
После обеда Наташа сказала маме, что хочет сходить к подруге и та не имела ничего против. Наташа, одевшись, убежала на улицу. Прошло ещё с полчаса и Денис уже не мог терпеть и вылез из-за дивана. Алёна, увидев его, от удивления открыла рот:
— Ты как там оказался???
— Спрятался, пока сестра была в туалете, — соврал он.
— Не мог потерпеть, когда она уедет, — ворчала Алёна.
— Нет, вспомнил осень, как прятался и сильно захотелось.
— А если бы она тебя заметила? — не успокаивалась мать.
— Но ведь не заметила, — возражал сын.
— Ладно, потом поговорим, быстро одеваться, — скомандовала Алёна и Денис пулей поднялся к себе и уже через пару минут был одет и сидел за столом на кухне.
— За диваном сам замывать будешь, — предупредила Алёна.
— Да, конечно, — согласился Денис так как знал, что за два с лишним часа он успел пару раз кончить без особых усилий просто от того состояния, в котором он там находился.
После обеда он пил чай, когда пришла сестра с подругой.
— Привет, ты уже вернулся? — спросила Наташа.
— Да проголодался и ушёл, а что там было делать-то, — сморозил брат первое, что пришло в голову.
Подруга прошла на диван, а Наташа тихо шепнула брату на ухо:
— Как тебе удалось выбраться?
— Потом расскажу, — так же шёпотом ответил он.
Весь вечер Наташа с подругой и Денис сидели и общались, рассказывая разные смешные истории. Алёна иногда присоединялась к ним, но вскоре ушла к себе, легла на кровать и стала читать книгу. Так закончился день и наступила ночь, все разошлись по своим спальням. Убедившись, что мама легла спать, сестра заглянула к брату и он рассказал, как ему удалось выбраться из укрытия, наврав всякого, так что сестра поверила ему. Ведь он не хотел посвящать её в их отношения с мамой, так же, как и маму в отношения с сестрой.
— Я завтра уезжаю в город с родителями подруги, что к нам приходила. Можно, я тебе буду писать от имени Лены и так же давать задания? — спросила она с некой загадочной улыбкой, от вида которой любой бы согласился на все её условия.
— Да, конечно, — ответил Денис, и они разошлись по своим комнатам. Перед уходом Наташа заметила огромный бугор в шортах брата и сказала:
— Высвободи его, а то порвёт штанишки тебе, — и улыбнулась.
Денис спустил шорты, показав сестре свой огромный член и та, закрыв дверь, убежала к себе в спальню.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:18

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 5
.

Наташа уехала в город. Дома стало как-то и скучно и с другой стороны легко и свободно. Не нужно было что-то скрывать и от кого-то прятаться. Небо стало чаще проясняться, синеть, погода поворачивала на весну. Снежный домик подтаивал и больше в нём Денис не сидел. Зато чаще прогуливался по лесу и не только вечером, как начинало темнеть, но и рано утром. Снег там тоже оседал, тяжелел. Получались неплохие физические нагрузки. Но с улучшением погоды приходилось быть осторожнее — кто-то из соседей тоже мог выбраться в лес. Так что основной нудизм Дениса проходил дома и на участке. Выручало то, что забор был из профнастила и сплошной.
Зная теперь, что Лена — это Наташа, переписка Дениса с ней претерпела некоторые изменения, но продолжалась. Он делился с ней рассказами, когда и как гулял, что у них происходит дома, как мама, учёба, весна. Конечно, спрашивал и он её о сексуальных вещах и действиях. Узнал размер её лифчика и что она тоже, как и мама, бреет лобок и с мамой она об этом не говорила, сама узнала в сети и у подруг и попробовала. Денис тоже рассказал, что побрил все, и теперь его лобок и всё вокруг члена после того как он всё тщательно промыл кожа стала гладкой и бархатистой словно шёлковой. Только умалчивал об одном, как на это реагировала мать и что она проверяла его вид, чистоту и гладкость и давала советы чем и как мыть чтобы было всё приятно на ощупь.
Само собой, Наташа общалась и с матерью, но ничего об этих делах Дениса не рассказывала. Та тоже хранила эту часть жизни в тайне от дочери. Однако самой ей нравилось смотреть на голого сына и провоцировать его «случайным» показом груди или киски. А сидеть на диване, смотря кино в обнимку или положив руки друг другу на бёдра, стало для них обычным явлением.
Прогулки Дениса продолжались. Сестра давала ему задания: спрятаться в остатках снега у площадки с мусорными баками, пройтись до угла по дороге, прежде чем нырнуть в лес, дойти до той поляны и поваляться там, построить снеговика. Он голышом катал из подтаявшего снега шары и водружал один на другой. В качестве носа пошла шишка, а волосы сделал из веток. Затем он скатал ещё 2 шарика и прилепил их, словно груди.
— «Кое-чего не хватает», — подумал он, — «раз груди, то это же Снегурочка».
Денис обошёл своё творение, полюбовался и приблизился спереди. Выставил член и проткнул снежную бабу спереди, где у настоящей было бы женское отверстие. Подвигал тазом вперёд-назад, имитируя секс.
— «Да, классно! Ещё бы с настоящей», — подумал он. И представил, закрыв глаза, на месте этой холодной скульптуры, свою мать. От этой мысли Денис сразу кончил в дырку, проделанную его членом.
Вынув инструмент, он заглянул в проделанную дырку. Там застывала вязкая жидкость.
После этого ему захотелось пописать. Он отошёл в кусты и решил попробовать, как это будет по-женски, присев? Расставил ноги и сел, член окунулся в снег. Не вынимая его, он пустил струю, снег начал таять внутри и поднялся лёгкий пар, растопивший корку — так он увидел процесс воочию. Закончив, он встал и тут веточка куста упёрлась ему в заднее отверстие. Это были необычные ощущения и Денис замер. А потом медленно подался назад, насаживаясь ещё немного. Член его снова поднялся. Он читал в сети про массаж простаты, но никогда его не делал и не совал пальцы в попу. А тут вот захотелось. Снявшись с ветки, он осторожно ввёл палец в своё анальное отверстие. Продвинувшись чуть, палец упёрся в мягкое. Денис вынул палец и понял, что надо и покакать. Расчистил чуть снег и присел, по тужился и выдал две колбаски. Бумаги не было, так что пришлось вытираться снегом. После этого он ещё раз вставил тот же палец и подвигал им внутри, уже будучи поглубже. Ощущения ему понравились. Что с этим делать, он не знал, решив почитать интернет. Так что вымыл руки снегом и закопал отходы, пробрался домой. Этот поход был удачным.
Сестре он рассказал только про постройку снеговика, без дальнейших деталей. Но ночью переживал все, словно воочию. Все это было в пятницу, так что можно было не ложиться спать рано. Он пожелал доброй ночи маме и вернулся к себе, походил по сайтам.
Перед сном он отправился в туалет. Присел в позе задумчивости и тут его взгляд упал на ёршик для унитаза. Он тихо вышел, прошёл на цыпочках к комнате матери и прислушался. Звуков не было. Тогда Денис вернулся в туалет и закрыл дверь. Взял ёршик, наклонился и стал осторожно просовывать ручку в задний проход. Входило туго, было больно. Он снова открыл дверь, прислушался и тихо добрался до кухни, где отрезал кусочек масла. Пока тот не растаял совсем, опять вернулся в туалет и смазал ручку ёршика. Теперь дело пошло лучше. От наполненности ануса Дениса стало распирать и член поднялся. Он взялся другой рукой за него и подвигал, дёрнулся и кончил. Сперма вылетела и с шлепком упала на пол.
Денис осторожно вынул ручку ёршика, она была слегка коричневой. Он подобрал туалетной бумагой сперму, надеясь, что запаха не останется, вытер другим куском ручку. Следы оставались. Тогда он спустил воду и в ней же поболтал ёршик, а потом ещё раз его вытер и даже обнюхал. Все было нормально. Денис отправился спать.
В последующие дни он ещё пару раз повторял опыт, на этот раз с другими предметами, которые брал с собой.

* * *

Закончился март, наступил апрель. Солнце пригревало все больше, снег оставался лишь в оврагах, под деревьями у обочин и в лесу — уже тонким слоем. Денис продолжал вылазки, но с большей осторожностью — теперь и соседи могли прогуляться в лесу.
С сестрой он переписывался, как и ранее, делился мыслями. Иногда удавалось подглядеть за мамой, это тоже волновало. Игры с попой тоже продолжались — не особенно часто. Все-таки член его больше интересовал, как и женские места.
На первой неделе апреля они получили письмо от отца, он писал, что у него будет 2 недели отпуска и он приедет сюда, а также хочет встретиться со своими друзьями. Спрашивал, сошёл ли уже снег.
Алёна и сын были рады встретиться с отцом, посидели за столом, убрали участок, вынесли из сарая мангал. На другой день приехали двое его знакомых, как раз был выходной.
Денис проснулся утром, потянулся. Хорошо, что не надо в школу! Как обычно, он спал голым. Подошёл к двери, чтобы пройти в туалет, и тут вспомнил — отец же дома! Прислушался — снизу доносились обрывки разговора.
— «Вероятно, завтракают», — подумал он и решил рискнуть. Снял даже домашние тапочки и прокрался в туалет. Повезло, никто не заметил.
Он умылся, оделся и спустился к родителям, поел.
— Знакомые приедут к полудню, я схожу в магазин, а ты, — обратился отец к Денису, — будь добр, разожги мангал.
— Хорошо, папа, — ответил он.
Когда отец ушёл, он стянул штаны и собрался голышом бежать за мангалом.
— Ну-ка, быстро натянул назад! — сказала она и ударила по заднице кухонным полотенцем, которое держало в руках. — Отец дома же. Попадёшься — покрывать не буду!
— Так он же ушёл.
— А вернётся и ты в таком виде? Что тогда будет, попадёт тебе и мне? Нет уж, дорогой.
Денис сходил в сарай за брикетом угля и стал разжигать мангал. Ветер ему мешал, но все же удалось запалить огонь. Из сарая же был вынут складной стол и стулья. Мама застелила стол бумажной скатертью и прижала тарелками.
Вскоре прибыли гости, вручили хозяйке бутылку вина, тортик, а сами с отцом сели на стульях и стали беседовать и пить водку из маленьких стопок.
Отец рассказывал про жизнь в Европе и работу по гранту. Обсуждали различия жизни и психологии там и у нас. Друзья делились своими новостями о работе и детях.
Мясо ещё не было готово, но свежий воздух и водка сделали своё дело, друзья начали хмелеть. Мать сказала:
— Идите пока в дом, посидите там, а я переверну решётки, вас потом позову.
Денис сказал:
— Я пока погуляю? Погода хорошая.
— Ладно, иди, но не очень долго.
— Ага, я на часик и приду.
Мужчины перебрались на веранду с другой стороны дома, где грело солнце, а мама сидела, читала книжку и приглядывала за мангалом.
Денис был в холле, когда заметил, что мама отошла на кухню и потом к мужчинам, отнесла им чай. Его распирало проделать что-то необычное и он быстро разделся, скатал одежду в пакет и поставил у холодильника — так, что от входа не было видно, с другой стороны.
Выскочив на улицу, пробежал до калитки и вышел на дорогу. На счастье, никого не было.
Денис свернул мимо забора и очутился в весеннем лесу. Чирикали птички, грело солнце. Он прогулялся полчаса в одну сторону и стал возвращаться. На этот раз на руке были часы, и он собирался, как и обещал, вернуться вовремя.
Вот уже и дорога. Он постоял за сосной, пока проехала машина и прокрался к калитке, приоткрыл её.
— «Черт! Попал!» — пронеслось у него. Отец и друзья снова были на этой стороне и пробраться не было никакой возможности.
— «Что делать?» — стучало в висках. Оставаться в лесу? Неизвестно, когда они уйдут и где будут. А если в холле и он откроет дверь? Типа, вот он я, решил погулять голым, встречайте!
Телефон он не взял, позвонить маме было невозможно. Перелезть забор с другой стороны и зайти через чёрный ход? Он прошёл к тому месту, но это была теневая сторона, снег ещё лежал и забор был скользким.
— «Да, это возможно, но с грохотом железа», — понял он. — «Встретят, как грабителя». Подкопаться снизу — там бетонное основание.
Денис возвратился на угол и прокручивал варианты. Да, спасти его может только чудо или мама. Конечно, она будет сердиться, накажет, но что ещё делать?
На другой стороне дороги была бетонная площадка, он уже как-то прятался за баками, когда некстати вышла соседка со своим мусором. Денис осторожно, оглядываясь по сторонам направился к мусорным бакам.
За баками земля поднималась и росли деревья. Денис спрятался за дерево и стал думать, как быть. Если он не вернётся через час, как обещал, пойдут они его искать? Или не сразу? Все вместе или нет? Скорее всего, сперва выйдет мать, отец долго отсутствовал и наверняка захочет пообщаться с друзьями, да и они уже выпьют и съедят шашлык. А ему-то останется или нет? Тоже ведь хочется.
Из бака свисала какая-то красная ткань. Денис осмотрелся, никого не было. Подошёл и вытащил, это был обрывок упаковочной бумаги, а не ткань. Вернувшись на «пост» за деревом, он подпрыгнул и обломил ветку, зачистил её от сучков и осторожно проткнул в 2 местах бумагу. Получилось типа флага.
Денис наблюдал за домом. Первый этаж и участок не были видны, но второй просматривался хорошо. Вот окно его комнаты, а вот маминой.
Час уже прошёл. На 2 этаже никто не появлялся. Он снова огляделся и нашёл у баков смятое ведро. Оно помогло ему подтянуться на дереве чуть дальше того, за которым он прятался — теперь стал виден участок. Все сидели за столом — отец, мать и его приятели. «Придётся дальше быть обезьяной на лианах», — подумал Денис. В голом виде по деревьям он ещё не лазил.
Но вот мать поднялась и пошла в дом. Денис замер. Она показалась в окне своей спальни. «Это шанс!» — понял он и спрыгнул с ветки. Приземлился, ударив колено, но не стал обращать внимание на боль и помчался к дереву, за которым прятался — там стоял «флаг». Он схватил его и стал размахивать, надеясь, что мать обратит на это внимание.
Так и случилось, хотя не сразу. Мать вышла из комнаты и Денис расстроился. Но через минуту она появилась в его комнате.
«Ищет меня», — понял Денис и снова замахал флагом. Мать открыла окно и пригляделась. Денис вышел из-за дерева во всей своей наготе и продолжил махать флагом. Он даже забыл, что здесь его могут увидеть проезжавшие по дороге или выкидывающие мусор в помойку.
Мать увидела его и лицо её исказилось, она подняла руки и показала ему кулак. Денис сжался. Но что делать, лучше получить наказание, чем остаться до вечера в лесу.
Алёна отошла от окна.
— «Так, этот засранец у меня получит! Или привести его домой голым?» — думала она.
— «Нет, не хочу позориться перед гостями».
Она посмотрела в шкаф — вещей, которые были на Денисе, там не было.
— «Где же он разделся?» — стала она вспоминать.
— «Не за калиткой, точно, иначе бы не было проблемы. А проблему надо решить. Потом разберусь с ним».
Алёна спустилась вниз и вошла на кухню.
— «Может, у дома? Нет, я ходила туда-сюда, заметила бы. В сарае?»
Она вышла и прошла туда, сказав у стола, что ищет совок для углей. Нет, в сарае одежды не было. Вернулась в дом.
— «Можно отнести другое, но отец может спросить, чего он переоделся. Глаз у него намётан».
В прихожей были только куртки и сапоги.
— «Ага, юбочку ему шотландскую!» — засмеялась она про себя, а потом вспомнила, что шотландцы не одевают трусов под килты и у неё сжалось всё внутри а по тело пробежала лёгкая дрожь.
Тут она заметила пакет за холодильником.
— «Его же тут не было», — удивилась Алена и взяла в руки. — «Так и есть!»
Дальше было просто: большой чёрный пакет, и она пошла «выбросить мусор» до баков.
— Ты где? — позвала она на площадке.
— Я тут, — раздался голос из-за дерева.
— Быстро одевайся! — зло сказала Алена. — Потом поговорим с тобой. — И кинула пакет в направлении голоса.
— Спасибо, мама, — сказал Денис.
— Я пошла, придёшь через 10 минут, гуляка голый!
Он выждал положенное время и появился на участке. Все сидели за столом и смеялись, обсуждая что-то.
— Поздновато пришёл! — сказал отец. — Но немного ещё осталось, садись.
Денис взял мясо и сел с ними. Мать была напряжена, но старалась не подавать виду.
Гости пробыли до вечера, затем отец пошёл спать, а Денис и Алена убирали посуду, мангал, стол и стулья.
Алёна гневно шептала ему:
— Ты вообще чем-то думаешь? Голова на плечах есть? Не мог сдержаться? Иди в лес одетым и дрочи там хоть до посинения! Или в своей комнате. Мало того, что отец дома, так ещё и гости, а если бы ты им попался на глаза? Или пошли бы тебя искать?
— Мама, прости, я виноват...
— И ещё как виноват! Я просто в гневе! Ты хочешь нас ославить?
— Нет...
— Стулья вместе составь. Вот увидит тебя кто у той же помойки!
— Я прятался за деревом.
— Он прятался! А если бы... Хорошо, они не пошли тебя искать, как хотели. Я сказала, ты скоро будешь.
— Я был бы, но они вернулись с веранды на лужайку...
— Хоть бы сказал, что идёшь...
— Так ты бы не разрешила.
— Ещё бы я разрешила! И без того я вся на нервах с твоим нудизмом! Отправляйся на остров и ходи там, как Робинзон!
— Так нету...
— В общем, все, это я тебе последний раз помогала.
— Мама, спасибо, я все-все, больше не буду так! — он обнял её и поцеловал в щеку.
— Иди уж... — смягчилась она.
— Ага, — он отнёс стол и стулья в сарай и вернулся на кухню, помог ей вымыть и вытереть посуду.
На другой день друзья уехали, а ещё через два дня отец поехал по работе в институт и пробыл там несколько дней. Вернулся он немного не в духе, но вскоре всё успокоилось. Он периодически ездил в город, а Алёна и Денис оставались дома. Алёна работала дома и ездила на работу, а сын учился в школе.

* * *

Как-то вечером, на дворе уже вовсю командовал апрель, проходя мимо приоткрытой двери сына, Алёна услышала случайно сказанную им фразу:
— «...и что она мне за задание придумала сегодня?» и долго думала над её смыслом. В голову ничего не приходила кроме одного: её сын переписывается с какой-то девушкой, и она ему даёт разные задания, но что за задания, Алёна не могла понять и стала перебирать в голове всё, что в последние дни марта делал такого необычного её сын и всё сошлось. Поначалу Алёна не нашла в этом ничего необычного:
— «Ну, забавляются дети и пусть порезвятся, если это им интересно, не трахаются же».
Спустя пару дней Алёну вдруг осенило: а что, если и ей придумать сыну какое-нибудь задание, чтобы его подольше не было дома, а самой побыть одной и голышом. Эта идея так захватила Алёну, что она не могла думать больше ни о чём и вот как-то вечером, сидя за столом, она начала разговор с сыном издалека:
— Денис, я как-то проходила мимо твоей комнаты и слышала, как ты что-то про какие-то задания говорил, это школы касается или нет? — спросила она сына.
Скрывать такую мелочь от мамы не было смысла и Денис рассказал:
— Я познакомился с девушкой в инете, и мы уже давно общаемся, она про себя пишет, а я о себе, — начал сын.
— Ты что пишешь, как я разрешила тебе голым бегать? — испугалась Алёна такого признания.
— Нет. Ты что, мам, просто я пишу, что люблю, когда нет никого дома, ходить голым и она тоже так любит ходить.
— Поняла и что дальше? — расспрашивала Алёна.
— Ну, а потом она спросила меня смогу ли я голым из дома выйти. Я сказал, что запросто, сделал это и написал ей, — ответил Денис.
— И что, она тебе поверила? — спросила мать.
— У нас всё на доверии, так что мы не обманываем друг друга.
— И много ты таких заданий от неё получаешь? — поинтересовалась мать.
— Одно или два в неделю, — ответил Денис.
— А что последнее она тебе задавала? — спросила Алёна, вспомнив, как он ушёл гулять голый и его не было несколько часов.
— Лена просила меня сходить до станции, где у нас электрички останавливаются, — ответил он.
— Это же далеко, — удивилась Алёна.
— Ничего, справился, — гордо ответил сын.
— Ладно, не буду тебя отвлекать, будь только осторожен, — посоветовала Алёна и, встав из-за стола, пошла мыть посуду после ужина.
— Спасибо мама, было вкусно, — сказал Денис вылезая из-за стола голышом, как и сидел и добавил, выходя из кухни: — Мам, если ты что-то мне тоже придумаешь, то я с радостью это исполню, — проговорил он.
Алёна повернулась к нему и, улыбнувшись, спросила.
— Тебе нравится выполнять чьи-то задания или просьбы?
— Да. Очень, — ответил он и убежал к себе в комнату, болтая своим огромным членом из стороны в сторону. Алёне тогда показалось, что член у сына стал ещё больше, ведь люди растут до 25 лет, а ему всего-то шестнадцать. Хоть и паспорт уже есть, а всё равно глупый ещё.
Утром голый Денис и Алёна в халате встретились в холле, и он спросил у мамы, не дав ей опомниться:
— Ну что, мам, придумала мне задание?
— А ты действительно этого хочешь? — спросила Алёна.
— Да, очень хочу, — ответил он.
— Хорошо, я подумаю над этим, — сказала она и пошла умываться.
Днём Алёна съездила в город и на обратном пути оставила в заметном месте пачку печенья. Вернувшись домой, она увидела Дениса и подозвала его:
— Ты знаешь поворот возле развилки, там есть какая-то будка возле сосенок? Я там оставила пачку печенья, смог бы её принести?
— Это задание, мам? — спросил Денис.
— Можно сказать и так, — ответила, чуть смутившись, Алёна.
— Хорошо, я тогда побежал, — собрался Денис и стал надевать свои кроссовки.
— Будь осторожнее, — посоветовала Алёна, когда сын уже выходил из дома.
Алёна быстро поднялась к себе в спальню и, раздевшись, голышом вышла из комнаты и спустилась вниз. Было так здорово и необычно ощущать свободу и свежесть весеннего воздуха. Она прекрасно рассчитала, сколько времени сыну нужно идти по лесу до развилки и сколько обратно, и понимала, что у неё есть пара часов погулять по дому голышом — и она наслаждалась этой свободой. Идея с заданиями ей очень понравилась, и она готовила ужин, а попутно думала, что бы такое придумать для него в следующий раз. Идей было очень много, но во всех просматривалась опасность, и она не хотела, чтобы это случилось с её сыном.
Два-три раза в неделю Алёна подкидывала сыну необычные задания и пока он их выполнял, она спокойно наслаждалась свободой своего тела от надоевшей одежды. Денису это тоже нравилось, и он иногда, не спеша прогуливаясь голышом, всё дальше и дальше уходил от дома по просьбе матери.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:18

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 6

Близились майские праздники и приехал отец из города, прихватив с собой из института и Наташку. Вся семья собралась вместе за одним столом. Отец много рассказывал интересного и в конце разговоров сообщил новость:
— На Дальнем Востоке нашли древнее городище, и мы всей группой едем на раскопки. Этому городищу больше 3000 лет.
— И на сколько вы уезжаете? — первой спросила Алёна.
— Пока будет возможность вести раскопки, — ответил муж.
— Понятно. Снова на всё лето, — тяжело вздохнула мама.
Денису и Наташе было её жалко, ведь они всё прекрасно понимали, но ничего сделать не могли, а только могли посочувствовать и то внутри себя, не показывая это наружу, чтобы ещё сильнее не расстроить мать.
Вскоре отец уехал. Наташа ещё осталась на три дня и это немного скрасило женское одиночество мамы. Вечером Денис и Наташа сидели в комнате и смотрели что-то по интернету и разговаривали. Дверь была приоткрыта, и Алёна, проходя мимо, услышала знакомые фразы и прислушалась. Наташа спрашивала у Дениса:
— А мама не догадывается, что ты дома голым бегаешь?
— «Как, Наташа знает, что брат дома бегает голым?» — была в шоке Алёна и не знала, как быть.
Видно, она много чего не знала и в глазах своих детей выглядела полной идиоткой. Нужно было что-то делать и Алёне пришла в голову сумасбродная идея. Притворившись, что она не поняла, о чём идёт речь, она вошла в комнату и спросила в упор:
— Это о чём я не догадываюсь, а ну, колитесь, заговорщики? — с улыбкой спросила она.
Денис и Алёна растерялись и только смогли выговорить:
— Мам, ты что, подслушивала?
— Нет, у вас дверь была открыта, а я просто проходила мимо и раз дверь открыта, то поняла, что вы просто беседуете, а не секретничаете.
Денис понимал, что любая ложь в конце концов всё равно откроется и, возможно, с худшими последствиями, чем если рассказать всю правду и он, посмотрев на сестру и на маму, сказал:
— Мам, помнишь, я тебе говорил, что общаюсь с девушкой, так вот та Лена и есть Наташа.
— Допустим, а о чём я всё же не догадываюсь? — снова спросила Алёна.
Теперь Наташа посмотрела на брата и, сделав невинное лицо, сказала:
— Я узнала, что Дениска бегает голым и дома, и в лесу, и он попросил, чтобы я тебе этого не говорила.
— Заговорщики, я это знала давно, но просто не хотела, чтобы моя дочь тоже стала такой, — спокойным тоном и даже с улыбкой ответила Алёна.
Денис и Наташа были в шоке. Вроде и никто ни о ком не рассказал и всё выяснилось и теперь нет смысла скрывать друг от друга свои тайны. Алёна посмотрела на детей и сказала:
— Я пойду спать, а вы долго не засиживайтесь, — и вышла из комнаты Дениса.
— Я хочу с мамой поговорить, — сказала Наташа брату и вышла следом.
Увидев, что в маминой спальне горит свет, Наташа постучалась и вошла. Мама собиралась переодеваться и ложиться спать. Наташа села на кровать и спросила:
— Мам, только не сердись и скажи, Денис давно раздетым бегает?
Алёна поняла, что это уже не секрет и, посмотрев на дочь, ответила.
— Около года, на сколько я это знаю. Сначала я заметила это за ним в доме, но потом, чтобы он не попадался мне на глаза, велела ему гулять на участке, а потом и в лесу, если ему этого хочется.
— Ты сама ему разрешила? — спросила Наташа.
— А что, лучше везде находить пятна спермы или всё же он будет это делать где-то за пределами дома?
— Если с этой точки смотреть, то ты, наверное, права, — вздохнув, произнесла Наташа.
— Вот и я так подумала тоже.
— Мам, а что ты сказала бы, если вместо Дениса увидела, что я голышом бегаю по дому?
Алёна задумалась и долго не могла ответить на этот вопрос, но, собравшись с мыслями, произнесла:
— Думаю, нам с тобой эту проблему было бы проще решить.
— Я так поняла, что ты бы меня не ругала за это?
— А за что ругать, это не ты придумала, а природа и наши корни нам диктуют то, что нам хотелось бы, но мы не всегда можем решиться на такой отчаянный шаг. В семнадцать лет я тоже перед твоим отцом голышом прыгала и тобой забеременела. Допрыгалась и не жалею об этом. Ты вон у меня какая красавица выросла.
— Ладно, мам, я пойду спать, — сказала Наташа и вышла из комнаты мамы. Алёна ещё долго думала о состоявшемся разговоре и с сыном, и с дочерью и так и уснула, не придя к какому-то мнению.

* * *

Утром Наташа проснулась и захотела в туалет. Выглянув из комнаты, она не услышала ни звука, голышом спустилась вниз и быстро заскочила в туалет. Сердце так и колотилось, от волнения готово было выпрыгнуть. Сделав все дела и слив унитаз, Наташа умылась и, приоткрыв дверь, вышла в холл чтобы снова подняться к себе. Но мама услышала, что кто-то встал и, накинув халат, вышла и стала спускаться вниз, в итоге столкнувшись с дочерью прямо на лестнице.
— Это что ещё за наряд? — удивлённо спросила она.
— В туалет захотела. Думала, все спят, — оправдалась Наташа.
— Ещё один голыш на мою голову, — с усмешкой ответила Алёна и пошла на кухню. — Ты уже умылась или пошла снова спать? — спросила она на ходу.
— Умылась, а что, — ответила Наташа.
— Тогда помоги мне, поставь чайник и сделай пару бутербродов, пока я умываюсь. Что-то есть захотелось.
— Сейчас, мамуля, — сказала дочь и следом за мамой побежала на кухню. Алёна вошла в туалет и минут пять умывалась и приводила себя в порядок. Наташа уже вскипятила чай и налила в чашки, а на тарелке лежало пять или шесть бутербродов с ветчиной.
— Готово, мамуля, садись, — и сама тут же голышом села за стол напротив Алёны.
— Ты что, тоже так решила дома ходить? — поинтересовалась мама.
— Если ты не будешь ругаться, конечно, — загадочно ответила Наташа и ждала полного разрешения мамы, чтобы тоже, как и брат, ходить дома голышом. Но Алёна не успела ответить, как вдруг...
— Вот это да!!! — послышался голос из холла.
Это был Денис. Он стоял в шортах, как и было решено при сестре ходить одетым, и смотрел, округлив глаза, на обнажённую сестру и не мог больше произнести ни слова. Он видел её такой первый раз за последние 10 лет и не мог представить, что сестра голышом ещё прекраснее, чем в одежде. Она была вылитая копия мамы в молодости, пухленькая и упругая попка, пышные бёдра и стройные ножки, тонкая талия и грудь почти третьего размера с упругими сосками — все это в сочетании с красивым личиком — да она была просто принцесса! Денис не мог оторвать глаз, разглядывая её за столом. Она не вытерпела этого пристального взгляда и сказала:
— Смотри своими глазами во мне дырок не насверли.
Алёна рассмеялась, а Денис опомнился и быстро убежал в туалет, так как его шорты уже изрядно оттопырились.
— Вот тебе первое неудобство, — тихо произнесла Алёна.
— Мне не жалко, пусть смотрит, — спокойно ответила дочь.
Весь день прошёл в напряжении. Наташа продолжала укрощать своим видом брата, а мама пробовала возразить, но поняла, что она не права — если разрешила одному, то нет смысла запрещать другой и смирилась с этим.
Через два дня Наташа уехала. До конца учебного года оставалось около трёх недель. Денис и Алёна снова остались вдвоём в огромном доме и всё продолжилось в том же стиле, что и раньше.
За столом они обсудили выходку Наташи и пришли к единому мнению, если ей нравится, то пусть лучше дома голышом ходит, чем она это будет делать где-то. Больше к этому вопросу ни Алёна, ни Денис не возвращались. Только иногда Денис рассказывал матери о заданиях, если сестра ему давала. Алёна поняла, что дети уже выросли и вспомнила снова себя, как она вела себя и что вытворяла в свои шестнадцать и семнадцать лет, пока в восемнадцать не родила Наташу.
Три недели пролетели довольно быстро и вот последний день занятий. Денис вернулся домой и бросил свой рюкзак на диван и сказал или даже крикнул:
— Ура, каникулы-ы-ы-ы!!!
А ещё через день приехала на каникулы и Наташа. На улице стояла жара и, занеся свои вещи в свою комнату, через пять минут она выбежала уже голышом и вошла на кухню, где за столом сидели и пили чай — Денис голышом и мама в халате.
— А вот и я, — подсев к ним, она попросила брата налить чаю и взяла пирожное, которое мама купила в честь окончания учебного года и второго курса учёбы в институте дочери. Пока брат наливал чай, она любовалась его попкой и покачивающимся членом.
Алёна старалась им не мешать, но наедине с дочерью поговорила довольно строго:
— Бегать голышом это одно, коль вам не стыдно то ваше дело, но не вздумай трахаться с братом, — наказала Алёна.
Наташа даже покраснела от этих слов и пообещала, что этого никогда не случится и сдержала его.

* * *

Подходил к концу май, а впереди было целое лето. Прогнозы обещали, что лето будет довольно жарким и как-то вечером Наташа и Денис, болтая на кровати возле компа, думали, чем они займутся и что будут делать помимо того, что помогать маме по дому и на приусадебном участке. Наташа первая предложила сногсшибательную идею и Денис одобрил её. Это было что-то. Вечером они сложили все свои вещи и всю одежду в чемоданы и, оставив только полотенца и постельное, легли спать. Рано утром Денис спустил в холл два своих чемодана и поднялся в комнату сестры и, забрав её два больших чемодана, тоже спустил вниз. За этим занятием их и застала мать:
— Вы куда это собрались? — удивилась она.
— Никуда, просто на лето решили избавить наши комнаты от лишнего, — сказала Наташа.
— И что тут? — спросила Алёна.
— Вся наша одежда, — ответил Денис.
— В смысле? — не поняла мать.
— Мам, ну зачем нам она, если мы будем ходить голышом? — пояснил сын.
— И чья это была идея? — строго спросила Алёна своих детей.
— Моя, — гордо ответила дочь.
— Спелись, хорошо, и куда вы её хотите убрать? Мне в комнате она тоже не нужна, — сразу решила поставить вопрос ребром Алёна.
— А давай в сарай во дворе поставим, пусть лето там постоят, — предложил Денис.
— А ключ мы тебе отдадим, — добавила Наташа и посмотрела на мать вопрошающим взглядом.
— Ну что я с вами могу поделать, вот ключ.
Денис взял ключ и за два раза отнёс все вещи в сарай и закрыл его. Ключ отдал маме, и та взяла его в свою комнату и положила в шкатулку с бижутерией, прикрыв его другими украшениями. Без её помощи точно никто не сможет найти ключ, даже перерыв всё в комнате.
— «Пусть поскачут, а я им не отдам до конца лета ни единой вещи», — решила Алёна, немного сердясь на детей, но вскоре почувствовала, как волна возбуждения стала накрывать её с ног до головы. Сказав, что болит голова, она удалилась к себе в спальню, а Наташе и Денису дала задание приготовить обед.
— Ну что, сестрица, теперь мы все лето будем голыми и не сможем прикрыться, — сказал Денис. — Посмотрим, как мы сумеем в таком виде жить и обходить проблемы, а пока давай готовить.
Он подошёл к шкафу, наклонился и вынул из него кастрюлю. Наташа смотрела на его попу и раскрывшийся при наклоне анус. Она сразу же почувствовала возбуждение.
— «Мы голые. Я вижу его заднее отверстие, член, яйца. У него такой большой член, даже представить не могла! Заставлю при мне кончить, хочу посмотреть вживую, как он это делает. Ох, он ведь тоже заставит меня дрочить на виду, будет просить разрешения потрогать грудь и мою киску, разглядывая её. Никуда от этого не уйдёшь, раз мы решили так провести лето».
Денис встал, повернулся и наполнил кастрюлю водой, его член раскачивался. Он посмотрел на сестру, её покрасневшее лицо:
— Эй, не стой, как статуя, чисти картошку.
Наташа очнулась и приступила к делу, сев за стол, чтобы он не видел её бедра, по которым текли соки. Общими усилиями и стараниями вскоре суп был сварен, только немного брызнул на них, когда Наташа его помешивала. Она поняла, что раньше не замечала мелких капель, т. к. была одета и в переднике. Сейчас было всё по-другому. Другие эмоции и другие ощущения.
Постепенно они успокоились, привыкли и не так остро реагировали на наготу друг друга. Но все равно у Дениса часто вставал, и Наташа думала:
— «Нет, я маме обещала и ни-ни. Но если у всех мужчин такие члены? И у будущего мужа? Он же проткнёт меня насквозь!» «Может у мамы расспросить об этом?» Но Наташа так и не решилась на разговор с мамой о мужских пиписьках.

* * *

В основном брат и сестра проводили время вместе, обсуждали прочитанное и увиденное, Наташа рассказала про общагу и голых девочек в комнате и на пути из душа. Дениса интересовало все: как они выглядят, что носят, стремятся показать или скрыть тело, ещё он спрашивал про медосмотры, физкультуру. Наташа тоже спросила, как они моются в душе после физкультуры, какие у парней члены, бреет ли кто-то лобок и как они реагировали на выбритый член Дениса.
Наташа без больших усилий уговорила Дениса показать, как он кончает. Он только попросил проделать это, когда мамы не было дома и попросил сестру потанцевать голышом, повилять попой, чтобы получить больше удовольствия. Сперва двигая рукой по члену, он постепенно увеличивал темп, пока не застонал. Денис напрягся, выгнулся и из члена вылетел большой ком спермы, попав на ногу Наташи. Она испуганно отскочила. Ещё несколько толчков и остатки шлёпнулись на пол.
Денис несколько секунд был в прострации. Наташа смотрела на него во все глаза:
— «Вот как это у мужчин происходит!»
Потом он открыл глаза и обвёл ими комнату. Заметил кляксы на полу:
— Опять я наделал, придётся убирать.
— Не только тут, — сказала Наташа. — Вот ещё где, — и указала на ногу.
— Прости, я не мог сдержаться.
— Ничего. Мне интересно было, как это у вас. А она тёплая.
— Говорят, что и вкусная. Попробуешь?
Та осторожно прикоснулась к сползающей по ноге вязкой молочного цвета жидкости и осторожно поднесла её к языку:
— Непонятный вкус.
— Ладно, пошли мыться.
Они отправились в ванную и вместе встали в душ. Денис помыл бедро Наташи, ей это понравилось. Она тоже провела руками по его груди и животу.
Денис спросил:
— Можно... я тебя... там помою?
— Не надо... я же девушка... И я обещала маме.
— Я только помою, не бойся. А ты можешь меня.
— Не знаю... я боюсь, что... что ты не сдержишься... Мы и так слишком близко стоим...
— Наташа... ох... я... не могу... — он снова возбудился от её слов и без рук кончил, все потекло по её животу и вниз на лобок.
— Блин! Ты что творишь? А если мне туда попадёт? — она схватила душ и, раскрыв рукой половые губки, стала промывать всё.
Зрелище было супер эротичное, но Наташе было не до того, она целиком была занята важным делом.
Закончив, она сообразила, что Денис видел все её интимное место в полной красе — и покраснела, став одного цвета со внутренностями влагалища.
— Вот видишь, рано нам ещё мыться вместе. Ты не привык к моему виду.

* * *

Наташа, конечно, видела мать голой, та не стеснялась её. Денис спрашивал, как Алёна выглядит, но Наташа хранила женские тайны и не рассказывала ему, ограничившись тем, что мама очень красива.
Через пару дней, проведённых дома, брат с сестрой решили выбраться в лес. Наташа побаивалась, но Денис рассказал про свои вылазки и про то, как его спасла мать, когда отец с друзьями делал шашлык.
Они встали рано утром, на восходе солнца, и прокрались к выходу. Денис шёл впереди, Наташа следом. Забор, угол, кусты — он помог ей перескочить канаву — и они углубились в лес, стараясь идти тихо, не наступать на сучки, которые могли треснуть и привлечь внимание кого-то. Ведь уже лето и в лесу могли быть люди.
В первые разы они уходили недалеко, прогулка занимала полчаса-час. Потом стали забредать дальше, тут уже предупреждали маму (она волновалась больше за Наташу, как девочку) и брали с собой телефон. У Наташи был чехол на витой нити, она повесила его на шею, только приходилось придерживать, чтобы телефон не бил по груди.
В один из дней они вышли рано, предупредив накануне Алёну и взяв рюкзак с водой и бутербродами. Решили попробовать пройти к дальнему озеру, где был красивый обрыв.
Дорога заняла часа два. Они подкрепились и сделали по глотку воды через час пути. Как раз было поваленное дерево, на котором и устроили привал. Наташа легла на ствол и упёрлась ногами в ветки дерева и подставила тело солнцу.
— Мы прям первобытные люди. «Голышом в лесу», — сказала она.
— Или как Робинзон и его Пятница, — сказал Денис.
— Да, по одной из легенд Пятница была женщиной. Но они там шкуры носили.
Они помолчали.
— А я тебя вижу, — сказал Денис.
Наташа приоткрыла глаза:
— Видишь, что?
— Ну... там.
— Мою п... у?
— Ты... что... такие слова знаешь? — удивился он.
— Ты хотел сказать — говоришь? Знают все.
— Ну да, говоришь.
— Иногда. Сама с собой. И вот тут, когда вся на виду. Ты же меня всю уже видел.
— Да. Хотя нет, не всю.
— Чего же ещё не видел?
— Ты рассердишься.
— Да ладно, я сейчас в настроении. Погода, солнышко...
— Я хотел, хочу узнать, как вы... ну это... писаете.
— Вот оно что!
— Прости!
— Да, мы отличаемся от вас. Но ты мне покажешь?
— Конечно, если ты хочешь.
— Полежим, пока солнце не ушло.
Они продолжили загорать. Но вскоре солнце сдвинулось и на их место отдыха легла тень дерева. Наташа поднялась.
— Эх, пора дальше в путь.
— Погоди, у тебя кора и грязь пристали, — Денис подошёл и почистил рукой спину Наташи, уделив особое внимание её попе. И даже слегка шлёпнул её по ней.
— Безобразник!
— Ага, мне мама это говорила.
— Ты и её за попу хватал?
— Что ты! Нет, конечно. Это когда я за диваном кончил, — он напомнил ей историю, случившуюся раньше.
Они ушли с полянки, и Денис спросил:
— Ты мне покажешь обещанное?
— Ладно, смотри. Тем более уже надо, — Наташа отошла с тропинки и устроилась у дерева, опершись на него спиной. Денис присел спереди.
Наташа развела руками половые губы и устроила ликбез брату:
— Мы отличаемся от вас строением половых органов и наличием грудей. Вот это большие половые губы, это малые, а это клитор. Он нам даёт удовольствие, как и вам член, но не только он, у женщин все тело имеет эрогенные зоны. А вот это, — она растянула губы, — вход во влагалище. Но тебе туда нельзя, и не проси. Я обещала маме, что никакого секса и проникновений и вообще хочу быть девственницей до брака.
У Дениса от её слов стоял вовсю, он тяжело дышал. Наташа заметила это:
— Давай-ка спусти, прежде чем дальше.
Денис подрочил свою дубину и кончил на траву между ног Наташи.
— Молодец. Чуть спокойней будешь. И это, отодвинься назад, а то оболью.
Но брат не отодвинулся, а только смотрел внимательно. Наташа продолжила:
— Вот отсюда мы писаем, — и указала на маленькую дырочку уретры. — Берегись!
Она подёргала тазом, напряглась, первые капли появились и упали под неё, а потом пошла струя, напор рос, она удлинилась почти до Дениса, поливая траву. Брызги отскакивали от веточек на земле и отлетали на ноги Дениса.
— Ну как? — спросила сестра, когда все закончилось.
— Класс! — восхитился он. — Но я вижу, вы обливаетесь в начале и в конце?
— Да, есть такое, приходится вытираться. Потому мы и стоя не можем, надо присесть, прогнуться. Но теперь твоя очередь.
Однако он не мог этого сделать, член стоял. Пришлось ему немного успокоиться и тогда он встал, взял член рукой и стал писать. Струя падала с большей высоты на то же место, куда выдала свою Наташа, и разбрызгивалась по земле.
Денис стряхнул капли, а Наташе пришлось взять бумажку из рюкзака и подтереться. После показа такого интимного процесса, как мочеиспускание, она не стала отворачиваться и вытерлась на глазах брата.
Они продолжили путь и вышли наконец к озеру. Пока никого не было. Прошли по гребню и осмотрелись. Красиво!
Купаться было ещё холодно, решили проделать это через несколько дней, а пока посидели на песке в той стороне, что была прикрыта кустарником, написали Алёне смс, что они на озере, все нормально, и отправились домой.
Обратный путь проделали чуть иным, забирая в сторону. Денис заметил под деревом какую-то черноту и подошёл посмотреть. Там оказалась яма.
— Не берлога ли медведя? — сказала Наташа. — Вот вылезет сейчас!
— Да ну, медведи у нас не водятся. Скорее всего, просто размыло дождями. Но яма большая, — и он спрыгнул в неё. — Ого, смотри-ка!
— Что там? — спросила сестра.
— Похоже, тут кто-то был или жил. Доски есть, а это что? Сломанная скамейка.
— У нас завелись отшельники?
— Не знаю. Но явно давно покинута. Может, мы займём?
— Это как?
— Ну, сделаем свой штаб. Помнишь, в детстве в индейцев играли?
— И в партизан.
— Ага, допрос партизан со снятыми штанами.
— Доктор!
— Ха-ха! Но действительно, предлагаю тут обустроиться.
Они замаскировали ветками яму и вернулись домой. В последующие дни Денис брал с собой лопатку, небольшие доски, гвозди, молоток, даже лист пластика — его пришлось нести вдвоём. В результате стенки были выровнены, лист пластика на плоских камнях служил столом, а деревяшки стали местами для сидения. Для мягкости их накрыли старым одеялом, которое было не жалко унести из дома.
Теперь Денис с Наташей часто проводили время тут. Мать просила только сообщать, когда они уходят, благополучно ли дошли и когда вернутся. И обязательно смотреть, чтобы их не заметили и не пошли слухи.
Одна такая ситуация действительно случилась. Они возвращались домой и вдруг Денис поднял руку и замер. А потом медленно отступил вбок к дереву. Наташа проделала то же самое.
Оказалось, брат заметил за деревьями группу людей. Они стояли за деревом и гадали, увидят ли их. Доносились мужские и женские голоса, а один принадлежал ребёнку. Кто гулял по лесу, они не видели из-за веток. Однако надеялись, что те пройдут мимо.
Тут Денис услышал, что детский голос приближается. Ребёнок заметил яркий гриб между ёлками — это оказался мухомор.
Они замерли. Стоит ему пройти метром левее — и их заметят. Денис взял Наташу и придвинул к стволу дерева, сам встал сзади и вжался в неё, чтобы стать менее заметным. Его грудь прислонилась к её спине, а член упирался между половинок попы. В нормальной обстановке она бы не позволила таких объятий, но понимала, что разоблачение (забавное слово) будет хуже, и молчала.
Ребёнка позвали, но он не хотел уходить. Кто-то из взрослых пошёл за ним.
— «Попали», — подумал Денис и плотнее вжался в Наташу, чуть переместил её вбок, молясь про себя, чтобы не хрустнула какая-нибудь ветка под ногами.
Мужчина подошёл к ребёнку и спросил:
— Что такое увидел?
— Вот, папа! Какой яркий гриб!
— Да, только ты его не трогал?
— Я его палочкой потыкал.
— И хорошо. Это мухомор, он ядовитый. Вот олени его могут есть, а нам нельзя. Пошли?
— Сейчас. Раз он плохой, вот ему! — и ребёнок палкой сбил мухомор.
— Кстати, гляди, у него оборочка снизу. Почти все грибы, которые имеют такие юбочки, несъедобны.
— Ау, где вы там? — послышался женский голос.
— Тут мы! Пошли, нас уже зовут, — обратился мужчина к ребёнку, и они отправились назад.
Денис с Наташей ещё пару минут стояли, тесно прижавшись друг к другу и не дыша, потом Денис не отлепился от сестры.
— Уф! Чуть не спалились...
— Да уж... Надо осторожнее.
Она не могла понять, говорить ли что ему об этой ситуации с прижиманием и какие у неё самой мысли, чувства. Поэтому она промолчала и даже не возмущалась.
Дальнейший путь занял больше времени, т. к. они ежесекундно оглядывались, не находится ли рядом ещё кто. А на участке выдохнули и расслабились. В этот день больше не общались, устали и перенервничали, легли спать.

* * *

Денис уснул мгновенно, а Наташа не спала. Её рука была меж ног, одеяло откинуто, и она тихонько мастурбировала, перебирая в памяти всё что было с ней и с братом в последнее время: ранний выход, загар на дереве, землянка, роль модели для брата и мочеиспускание при нем, а особенно её заводило, как он стоял, прижавшись к ней с членом между булочек. Тогда ей было страшно и не до ощущений, а вот теперь, в безопасности дома, оно возвращалось. Наташа поймала себя на мысли, что была бы не против, если он и груди её обхватил бы и даже немного потискал бы.
Наконец сон сморил и её. Утром она проснулась поздно, застав Дениса внизу за разговором с Алёной.
— Привет, засоня! — сказали они ей. — Иди завтракать. Мы уже поели.
После завтрака мать позвала их:
— Как ваши прогулки?
— Хорошо, — они не стали говорить, как чуть не попались.
— Мы даже нашли землянку и обустроились там, — добавил Денис.
— Вот как? — удивилась Алена. — И далеко она?
— Отсюда достаточно, ближе к озеру, но в стороне от дорожек там. — и Денис махнул рукой в сторону словно его сразу бы все поняли.
— Покажете мне?
— Можно. Но мы обычно выходим рано, чтобы ни на кого в лесу не наткнуться.
— Если я с вами, то могу идти впереди и вам сообщать.
— Хороший вариант, мам! Пошли! — обрадовался Денис.
Собрав рюкзак, они закрыли дом и отправились в путь. Мама шла метрах в 50, а дети следом и смотрели за её руками. Если Алёна видела кого-то вблизи, она поднимала руку, и они прятались за ближайшее дерево или приседали в кустарнике, после чего продолжали путь.
— С гидом удобнее, — усмехнулась Наташа.
Землянка маме понравилась, только она сказала, чтобы Наташа не сидела долго, дабы не застудить придатки.
— Тут же одеяло лежит, а под ним деревянный настил, Денис сколотил.
— Вы сюда много чего натаскали, смотрю. Но все равно. Здоровье важнее.
Они посидели там ещё немного, а Наташа села на колени к Денису, раз мать не разрешает на импровизированном диване. Член Дениса, конечно, был напряжён и упирался ей в спину, но ей это даже нравилось.
После того, как все подкрепились припасами из рюкзака, Алена спросила:
— Вы тут долго ещё будете?
— Ну, наверно, часов до 5 вечера.
— Я тогда пойду, вы доберётесь?
— Да. Перед выходом из леса позвоним тебе, и ты скажешь, есть ли кто вокруг, чтоб нам за мусорными баками не стоять.
— Ах вот как? Денис рассказал? — произнесла мать.
— Да, было дело, — подтвердил он.
— Так, и напоминаю — никакого секса! Иначе ваша вольница кончится в один миг! — сказала Алёна, поднимаясь. — Вы поняли?
— Да, — сказали хором Денис и Наташа.
— Тогда до вечера.
Мама ушла, они посидели ещё, болтая обо всём о чём только им хотелось поговорить без лишних свидетелей. Наташа была на коленях Дениса и его руки, лежащие на талии, потихоньку поднялись, обхватив груди снизу.
— Ты чего делаешь? — спросила Наташа.
— Мне так хочется их в руках подержать, — ответил он. — Или ты против?
— Хорошо, подержи, только помни, что мы маме обещали.
— Да-да, конечно, — обрадовался он разрешению и стал нежно сжимать её груди. Наташе было приятно.
Под конец он не выдержал и кончил ей на низ спины.
— Ну вот, снова чиститься, — произнесла она.
Вылезли из землянки, Денис взял лопух, сказал Наташе нагнуться и вытер её спину и попу. Не отказал себе в удовольствии поглядеть снизу на разрез попы и дырочку ануса, а ниже на её половую щель. Вылил на руку воды из бутылки и помыл попу. Наташе было щекотно, и она посмеивалась.
Домой вернулись без проблем.

* * *

На другой день все встали почти одновременно и у туалета образовалась очередь.
— Я первый, — сказал Денис. — Мне быстрее всего.
— Тогда стульчак подними, — ответила мать.
Тот смутился:
— Хорошо, — и вошёл в туалет.
Голая дочь и мать в ночной рубашке с халатом засмеялись.
— Вот не думала, что мои дети будут голышом ходить и вести светские беседы в ню.
Денис покинул комнату и отправился умываться.
— Теперь я, — подмигнула Наташа, — мне не надо ничего задирать.
— Иди уж, — шлёпнула её по попе мать.
Когда Наташа вошла в ванную, Денис уже вылезал и вытирался, член покачивался.
За завтраком Алена сказала:
— У нас заканчивается картошка и овощи, крупу тоже надо бы купить. Что делать? Доставка лишь в городе работает, а вы голые. Я столько не потащу.
— Да, картошку и крупу всегда я или отец носили, зачем же вам тяжести таскать?
— И что делать? Отправишься голым в магазин при станции? — спросила Наташа.
— Мне тоже интересно, — подперев голову, посмотрела на них Алёна.
— Ну да, вопрос сложный... Может быть, ты выдашь нам одежду?
— Вы обещали провести лето нагишом, мне любопытно, сдержите ли вы слово?
— Давайте так, — вмешалась Наташа. — Эксперимент идёт сам по себе, но и жить надо. Когда необходимо, выдавай нам одежду на час в сутки.
— Ну, это вариант, — протянула Алёна. — Но минимум. И сразу возвращаете, как пришли.
— Разумеется, — согласились они.
Алёна отправилась к себе, нашла ключ, и они прошли в сарай.
— Денису придётся две вещи дать, футболку и штаны, а тебе, Наташа, одну можно, вот платье или джинсовый сарафан на пуговицах. Плечи открыты, остальное прикрыто.
— Давай тогда его.
— Хорошо, надевай.
Наташа надела и застегнулась
— А теперь, — Алёна наклонилась и расстегнула две пуговицы снизу и одну сверху. — Пойдёшь вот в таком виде.
— Мам, стыдно же, люди увидят грудь.
— Да там почти ничего и не видно, и вообще, ты хотела голой быть?
Пришлось им пойти так. У Дениса член тёрся о штаны, доставляя неудобство, а Наташе было непривычно в одежде и без лифчика. Ей казалось, все видят это и осуждают.
Они купили в магазине и на рынке у станции все, что им поручили, и вернулись назад. Скинули одежду в холле. Мать спросила их:
— Ну как сходили?
— Нормально. Но голышом всё равно лучше... — протянул Денис.
— Вот и будете так. Помогайте — Наташа, ты на готовке, а Денис идёт со мной, надо пропылесосить комнаты.
Он отправился с мамой и убирал дом, член его качался и стоял — возбуждало быть голым на виду у матери. Но он не мог предположить, насколько и её возбуждало это.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:19

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 7
.

Алёне тоже хотелось свободы от одежды, даже того минимума, что был на ней. Она стала давать им задания и обсуждать выполнение. И пока они ходили, она скидывала халат, расхаживала дома и по участку голой, загорала там, читая книжку. Иногда мастурбировала испытывая сильнейшие оргазмы и вспоминая секс с мужем.
Один раз она послала детей к дальнему концу озера, рассчитывая побыть одной часа 3. Улеглась на шезлонге во дворе, прикрыла глаза... и заснула.
А проснулась она от стука калитки. И в первый момент не сообразила, что и как. Это вернулись Денис с Наташей и увидели её голую, с раскинутыми ногами и книжкой на животе. Она подобрала ноги, сжалась, прикрыла книжкой бюст. Дети смотрели на неё, особенно Денис. Его палка стояла.
Она поняла, что прокололась, больше полугода это удавалось, но теперь... Что же теперь делать?
Алёна дрожащим голосом попросила их отвернуться, вскочила и кинулась в дом, где висел халат, надела его и туго завязала.
Денис с Наташей остались внизу, а мать спряталась в комнату. Через полчаса к ней постучалась Наташа:
— Мама! Можно к тебе?
— Что уж там, заходи.
— А мне можно? — голос Дениса.
— Подожди у себя, пожалуйста...
Наташа вошла и присела на постели:
— Мам, не волнуйся ты так.
— Это неприлично... Он увидел меня... Всю, даже меж ног.
— Сама подумай, он все это в интернете видел и у меня. Больше часа прошло, а ты всё не выходишь. Мы есть хотим.
— Но это другое... Я же его мама.
— Да, но что это меняет? Мы ходим без одежды и рано или поздно он тебя бы увидел. А скажи, — она хитро усмехнулась, — тебе нравится быть голой? Насмотрелась на нас? И потому давала задания?
— Какая ты у меня проницательная, — сквозь слезы улыбнулась Алёна, — да, так и есть.
— Давай тогда не прячься, а ходи так, когда тебе захочется. Пусть он нами двумя любуется.
— Я буду ревновать, ты красивее.
— А разве это имеет значение. Всё равно он найдёт себе кого-то и женится.
— Вон у меня складки на животе.
— Зато грудь у тебя больше, — она провела пальцем по ней, — и попа объёмнее.
— Я как-то не готова...
— Давай я с ним поговорю. А ты пока отдохни, — предложила Наташа и вышла.
Она рассказала брату про желания матери, у него, конечно, стояло и он опять кончил, слушая это. Наташу вылет спермы уже не смущал, так что она продолжила разговор, даже не сделала секундной паузы. Денис согласился, что и маме надо удовлетворять свои желания и пообещал сдерживаться т не пялиться на неё постоянно, как сможет, чтобы её не смущать.

* * *

На другой день брат с сестрой проснулись раньше, сходили вместе в туалет — им нравилось наблюдать, как один писает на виду у другого — и перешли на кухню. Наташа достала сыр и делала бутерброды, когда вышла Алена.
— С добрым утром! — сказала она матери.
— Привет. Что так рано встали?
— Да вот, проснулись.
— И меня что-то лучи солнца разбудили, забыла вечером окно зашторить.
— Это потому что ветер. «То облака, то свет» — сказал Денис.
— Чай готов, — объявила Наташа.
— Мам... — произнёс Денис.
— Что?
— Можно тебя попросить?..
— О чём?
— Помнишь, как ты меня посадила завтракать... штаны спустила...
— Да, — засмущалась Алёна, — это было...
— Давно было. И я бы хотел...
Она уже поняла, что он хочет, но спросила:
— Чего же?
— Чтобы ты... тоже сняла халат. Мне Наташа рассказала, тебе ведь нравится голышом ходить?
— Ох... Может, потом?..
— Мамуль, если ты сейчас это не решишься сделать, то потом точно тебя не уговорить, давай, сделай! Мы ведь раздетые за завтраком.
— И не только за завтраком...
— А тебя просим только сейчас...
— Ну, я не знаю... Ты ведь будешь смотреть...
— Конечно, буду. Ты очень красивая.
— Эх... Это неправильно, но вы же голые... и меня вчера видели... Я сама виновата.
Она развязала пояс халата и придержала края.
— Хоть я вас и вижу постоянно, но самой раздеться стыдно.
Наташа произнесла:
— Может, я тебе помогу? — встала за её спиной и медленно сняла халат. Алёна тут же прикрыла груди.
— «Ах! Вот это красота! И больше, чем у Наташи». — произнёс Денис.
Алёна села за стол, грудь легла на поверхность.
— Боюсь, они тебе не понравятся. Такие большие и висят, не то что у сестры.
— Я ими восхищаюсь, мама!
Есть, прикрываясь, было невозможно, и Алёна со вздохом убрала руки. Груди её были большие, соски овальные и тёмные, а у Наташи круглые и светлые. Денис сравнивал своих женщин жуя пищу через раз.
Завтрак продлился дольше обычного, они беседовали, обсуждали желания. Мама пообещала проводить иногда с ними время голышом, загорать вместе и купаться.
Под конец она встала и Денис увидел её выбритую киску, которую вчера только мельком смог разглядеть.
— Что ж, хорошего понемножку, — несколько натянуто улыбнулась Алёна, надевая халат.
Днём они отправились в свою землянку, а Алёна переживала утреннее шоу, лёжа на диване перед телевизором в распахнутом халате. Потом она вспомнила, что за этим же диваном несколько раз прятался Денис.
— «Интересно, как оно там лежать?» — она скинула халат, зашла за диван и легла боком на пол.
— «А ничего, возбуждает. Вот если бы они сидели там и смотрели кино? Тоже голые?»
Ей почему-то захотелось, чтобы сын обнаружил её там и кончил на живот и сиськи.
— «Какая интересно у него сперма на вкус?» — думала она.
— «И пробовала ли Наташа? Я им строго сказала — никакого секса. А просто попробовать — это секс или нет?» — не смогла решить она и поднялась из-за дивана и села на него.
Алёна подумала, что надо как-то спрятаться там, сказав им, что она наверху или уехала и подслушать их разговоры, а также понять, есть меж ними что-то, или просто нудят.
— «Выберу момент и проделаю», — решила она.

* * *

Момент представился через два дня, ближе к вечеру. Она стояла на кухне, когда услышала голоса на лестнице:
— Пошли, сейчас сериал начнётся, — проговорил Денис.
Алёна быстро прошла в холл, по пути сбросив халат и скомкав его в руках, и спряталась за диваном. Через пару минут на него плюхнулись Наташа с Денисом.
— Где пульт?
— Вот он, какой канал?
— Да ты забыла уже? 7-й.
Началась очередная серия, Алёна поняла это по музыкальной заставке.
Дети смотрели и иногда переговаривались. Через какое-то время пошла реклама и они приглушили звук.
— А где мама? — спросила Наташа.
— Я её не видел. Наверно, у себя.
— Ден, куда ты руки тянешь? — проговорила Наташа.
Алёна за диваном замерла.
— А что? Коленки глажу. Иди ко мне, мамы же нет.
— Она нам не разрешает, ты же не удержишься.
— Я смогу, иди.
— Ох, ну смотри, — пружины скрипнули, распрямляясь, и диван чуть качнулся в другой стороне.
— М-м, как хорошо, — протянул Денис, — ты такая мягкая, приятно тебя держать на коленках. Повернись боком, сейчас дальше пойдёт.
Наташа повернулась и прилегла на него, обхватив рукой за плечи. Алёна не видела этого, но представляла и её рука опустилась меж ног, только она старалась не издавать звуков.
Дети смотрели телевизор, рука Дениса гладила бедра Наташи, которые от этого непроизвольно раскрывались, её киска потекла. Она хотела встать, но брат удержал её.
— Пусти меня, — прошептала она.
— Почему?
— Я там... я теку.
— Так это ж классно, пусть на меня течёт, меня это так заводит!
— Ты смотри, я тебя не пущу! Я маме обещала и вообще это нельзя.
— Не буду, не бойся. Но вот так к попке твоей прижиматься классно.
Другая его рука сжала грудь.
— А сиси у тебя божественные.
Алёна не могла удержаться и незаметно мастурбировала, пытаясь не произвести ни звука. Свёрнутый халат был под головой и ей было достаточно удобно.
На экране пошла перестрелка, и она чуть всхлипнула, но шум кино заглушил её стон.
— «Ой! Только бы не обнаружили меня тут!» — подумала она. Но возбуждение её не отпускало.
В самый напряжённый момент опять пошла реклама.
— Ну что за свинство-то, а?! — возмущённо сказала Наташа.
— Зато есть время тобой заняться. Можно я тебя поглажу там.
— "И этого я им не разрешала«,- подумала Алена за диваном и даже хотела встать, но потом подумала, как это будет выглядеть — она пряталась и подслушивала, а потом встала голая и с текущей киской и мокрыми бёдрами.
Наташа тихо застонала и задышала глубже. Алёна поняла, что Денис гладит её и ей очень приятно, а в каком месте, оставалось только догадываться. «Ну это ещё ладно», — подумала мать.
Потом она поняла, что после покидания места за диваном и ей придётся вытирать пол, как Денису после спермы, и от этой мысли она кончила, не удержав стон.
Наташа вздрогнула:
— Что это? Ты слышал?
— Да, непонятно.
— К нам никто не лезет?
— Пошли посмотрим, — они встали и подошли к окну.
— Вроде никого нет, — произнесла Наташа.
— Я посмотрю дверь, — объявил Денис и отправился в прихожую. Но и там никого не обнаружилось, как и за дверью.
Он вернулся:
— Чисто.
— Я схожу наверх, — решила Наташа, — посмотрю, как мама.
— Окей.
Она отправилась по лестнице, перекатывая половинками попы, а Денис осмотрел кухню.
— Мамы там нет.
— Странно, где же она? — Денис осмотрелся и включил свет в комнате, за окном уже стемнело. Он обошёл диван и...
— О-о! Что с тобой? — произнёс он.
Наташа подошла и вытаращила глаза, закрыв ладонью рот: за диваном лежала голая мать.
— Что ты тут делаешь? — удивлённо сказала она.
Алёна хотела провалиться от стыда.
— Я... это... тоже хотела попробовать...
— Попробовать что?
— Как ты... лежал тут...
— Не поняла, — посмотрела сестра на Дениса. — Когда лежал, как?
— Ну, я как-то в самом начале, когда только начал нудить... ты ещё не знала... соседка пришла и я спрятался, не успевал никуда.
— И что?
— А мама с ней сидели и кино смотрели долго, мне было не уйти.
— Кажется, понимаю, тебя это завело?
— Да... И я кончил, — покраснел Денис. Его член и сейчас стоял.
— Мама! Ты тоже решила это попробовать? — обратилась Наташа к Алёне.
— Да... — призналась та.
— А кончила? — спросил Денис.
— Не спрашивай... — она закрыла лицо руками.
Денис посмотрел между её теперь сведённых ног, принюхался:
— А вроде да...
От мысли, что всего за спинкой дивана в полуметре, мама кончала, его член не выдержал и стал извергать белые сгустки, которые упали на пол рядом с Алёной, а парочка капель шлёпнулась на её живот и грудь. Денис хрипел и дрочил член, Наташа смотрела на это во все глаза.
Обессиленный, он оперся спиной о диван, стоя боком к матери и Наташе. Те молчали.
Через минуту он хрипло сказал:
— Пойду... мыться...
Наташа после его ухода помогла встать матери и посмотрела на большую лужу на полу.
— Да, тебя сильно это возбудило. А сколько он выдал! — с груди свисала струйка спермы.
— Наташа, мне так стыдно. Прости, меня!
— Мама, все хорошо! — Наташа обняла её.
— Ой, ты же запачкаешься!
— Ерунда, помою. Он не раз на меня кончал.
— Но секса между вами не было? — забеспокоилась Алёна.
— Нет, что ты!
Денис освободил ванную и Алена с Наташей отправились туда.
— Дай я тебя помою, мам.
Алёна забралась под душ, а Наташа, стоя рядом, мыла её руками: шею, грудь, живот и ниже. Их это заводило, но они не говорили о том друг другу.
Вымыв маму, она выпустила её и обмылась сама.

* * *

Постоянная жара сменилась коротким ненастьем. Денис и Наташа все же не сидели дома, а испытывали новые ощущения, прогулка голышом под дождём. Это было необычно. Помимо того, в дождь было безопаснее бегать в лесу, гулявшие там теперь прятались по домам. Были и минусы, вода скопилась в их яме-землянке, но большого ущерба не принесла, ведь фонарь они забирали с собой, а пластика, деревяшек и одеяла было не жалко.
По пути туда они запачкали только ноги, а вот на обратном Наташа поскользнулась на склоне и проехалась на спине и попе, вскрикнула.
— Что такое? — спросил Денис. — Ударилась?
— Да. Вроде поцарапалась. И испачкалась.
Дождик почти прекратился, еле капал. До дома было ещё порядочно.
— Что же делать? Воду мы не брали, её и с небес много льётся. А если в ранку грязь попадёт?
— Не знаю. Что ты предлагаешь? — спросил в ответ Денис.
— Звать небеса снова пустить дождь. Водопадов тут нет. Или что ещё?
— Хм... У меня есть водопад. Но ты не согласишься.
— Не поняла. Какой ещё?
— Этот самый... — он указал взглядом вниз.
— Ничего себе. Нет я не согласна — ответила сестра.
— Так, пошли к дому, авось дождь польёт снова. — сказал Денис.
— А если нет?
— Тогда подумаем.
Они поковыляли по мокрому лесу, поскальзываясь на корнях деревьев, и минут через пять Наташа сказала:
— Да, это мы нескоро придём. Давай свой водопад.
— Ты уверена?
— Да, лучше так, чем рисковать.
— Хорошо. Повернись и нагнись, — ответил Денис.
Ситуация его возбуждала, но он постарался расслабиться и вскоре выдал тонкую струйку, потом он увеличил напор и Денис, подхватил член и направил его на попу Наташи, смывая грязь там, где она указала, с царапины.
— Ох... Горячо, щиплет, — доложила сестра.
— Терпи, я скоро закончу, — прохрипел Денис, поливая всю попу, не только ранку.
Через полминуты он выдохнул:
— Уф, все!
— Тогда пошли домой, и спасибо.
— За что? За то, что описал тебя?
— Что промыл мои раны. Я бы сама не сумела, только грязь размазала.
Дойдя, они, как обычно, осмотрелись вокруг и проскользнули на территорию дома.
Алёна сидела в холле, читая книгу.
— Ох, ну ничего себе вид! Что с вами случилось? — воскликнула она.
— Наташа поскользнулась и проехала на попе, поцарапалась. Я за ней спустился, вот и перемазались.
— Ты в порядке? — спросила Алёна дочку.
— Да, мам, только попа саднит.
— Вот не было печали. Повернись, — Наташа подчинилась. — А попа не такая грязная, как спина.
— Меня Денис помыл, — сказала стоявшая спиной к матери Наташа, покраснев и не сообщая подробностей.
— Быстро мыться и приходите, — приказала мать, — я продезинфицирую ранки. Вот вам минус хождения голыми по лесу.
— Ага, я в курсе про узкие штаны(трубки) дикарей, — засмеялся Денис.
— И я тебе скажу, — добавила Алёна, — что и юбочки дикарей из той же серии.
Они отправились мыться вместе, а Алёна нашла перекись водорода в аптечке. Наташу положили на диван и Алёна протёрла её раны, потом развела половины попы проверить и там. У стоявшего рядом Дениса поднялся член.
— Ты сегодня ещё не устал, сколько раз кончал? — усмехнулась мать.
— Раза 4 или 5... кажется.
— Вон, даже не знаешь. И снова готов!
— Как пионер!
Ну тогда помогай мне по дому, а Наташа пусть полежит, ей это полезно.

* * *

Следующий день они провели дома, все было хорошо, только Наташа сидела на стуле краешком попы. Зато Денис уговорил мать раздеться и завтракать с ними голой. Постепенно это стало почти ритуалом.
А ещё через день неугомонные Денис и Наташа, опять отправились в лес. На этот раз они были осторожнее и в том месте избежали падений. Землянка была ещё мокрая и прогулка продолжилась до озера, показавшегося им темно-серым в этот пасмурный день с мелким накрапывающим дождиком. Однако холодно не было, да и они уже привыкли к дуновению ветра, который обдувал и освежал их обнажённые тела.
На обратном пути поскользнулся на корне и съехал по склону уже Денис, а поскольку он держал сестру за руку, то увлёк и её за собой. Перевернувшись при спуске, они остановились, Денис на спине, а Наташа, лёжа на нём.
Они замерли. В такой позе, друг на друге, они ещё не были. Притом голые и член Дениса оказался меж бёдер Наташи. Её била дрожь, в голове проскочило:
— «И хочется, и колется, да мама не велит».
Как ни хотелось ей продолжать так лежать на тёплом теле, ощущая мужской орган, своим телом под открытым небом. Наташа скатилась с него, понимая, что может перейти грань, что он может не выдержать и... А она обещала маме.
Пара лежала на размокшей земле, держась за руки и смотрела в небо. Денис промолвил:
— Это неправильно, но мне было так хорошо...
— И мне, — откликнулась Наташа.
Потом они поднялись, посмотрели друг на друга и расхохотались:
— Какой ты грязный!
— На себя посмотри! — и схватил её за сиськи, Наташа с визгом отскочила.
Придя домой, они не застали матери, на столе лежала записка:
— «Уехала к подруге, срочное дело, буду вечером. Мама». Так что никто им не мешал побаловаться в душе, потереть друг другу спинку и по мастурбировать вволю. Потом Денис грел обед, а Наташа, наклонившись и виляя попой, затирала тряпкой их грязные следы от двери до ванной.

* * *

В один из дней, когда они сидели в землянке, Наташа обратилась к брату:
— Денис, можно тебя спросить?..
— Да?
— Помнишь, ты меня — она запнулась, — мыл, когда я поцарапалась?
— Конечно, и что же? — обрадовался он, предполагая, что ему удастся это проделать ещё раз.
— Мне бы хотелось, я хочу спросить, позволил бы ты мне это тоже проделать?
— Это как?
— Ты писал на меня, я возбудилась, хочу попробовать на тебя и понять, даст ли это возбуждение.
— О... — он задумался на несколько мгновений.
— А давай. Только на тело, хорошо?
— Да, конечно.
Денис лёг на траву, а Наташа встала над ним, открывая ему вид на свою киску. Потом присела:
— Думаю, стоя я тебя оболью всего, лучше так.
Она тужилась, тужилась и пустила струю на его живот и грудь. Потом, не переставая писать, сдвинулась назад и облила его член, который стоял, как палка и при её перемещении вдоль тела брата, коснулся её половых губ.
— Ух ты! — вырвалось у него. Ощущения были офигенные.
Закончив, Наташа поднялась на ноги и отошла. Денис перекатился на бок и тоже встал.
— Какая ты извращенка, Наташка, — сказал он со смешком.
— Да ты сам такой же, — ответила она, — кто меня обдал тогда? Кто постоянно глядит мне меж ног?
— Как же удержаться, не смотреть на такую красоту? И раз я «сам такой же», — вернул он ей слова, — то давай тоже ложись.
— Не хочу пачкаться, — сопротивлялась та.
Тогда Денис просто подошёл поближе и, держа член рукой, стал писать на сестру снизу-вверх. Наташа зажмурилась, но не отошла. Её тоже это возбуждало.
Струя била в киску, живот, ударялась о груди и разбрызгивалась в сторону. Наконец напор ослаб. Денис стряхнул последние капли и сказал:
— Ты прелесть! — А потом добавил:
— Давай пойдём домой так?
— Давай, — согласилась Наташа и они отправились назад голые и обоссанные. К приходу к калитке запаха на них уже не было, так что Алёна, готовившая еду на кухне голой, ничего не почуяла. К наготе при детях она постепенно привыкла и уже не так остро реагировала.
Наташа с Денисом прошли в душ и помылись.

* * *

Когда все собрались на кухне. Алёна окинула их взглядом и строго нахмурив брови, произнесла.
— Я же велела тебе следить за гигиеной, а у тебя вон уже какая щетина на лобке отросла, да и у тебя тоже — переведя взгляд на Наташу произнесла мать.
— Быстро привести всё в порядок, обед ещё не готов — прикрикнула она на них.
— Отправляйтесь в ванную бриться.
Первой пошла Наташа. Она забралась в ванну, намылила себя между ног и взяла бритву. Потом посмотрела на брата:
— Хочешь попробовать?
— Конечно!
— Только осторожно, не порежь меня.
Денис старался делать это аккуратно и ему это, в общем, удалось. И возбудило, член стоял.
Наташа смыла из душа остатки пены и волос, провела рукой и пригласила брата:
— Теперь ты, твоя очередь, — и вылезла из ванны, взяла полотенце и стала вытираться.
Он следил за ней, не удержавшись и положив руку на член, и стал дрочить.
— Так! Чтоб на меня не спускал, я только вымылась, — предупредила Наташа.
Денис повернулся и кончил в ванну, смыл и залез. Тоже намылил все и стал сбривать, Наташа внимательно смотрела за процессом.
После они предстали перед Алёной, которая осмотрела их и пригласила за стол.

* * *

После этого случая Денис и Наташа стали регулярно, помогая друг другу, брить свои интимные места. Наташа обнаружила и как-то подумала:
— «А почему мы брату бреем только яйца и член, он вон как стал обрастать волосами, живот, попа и ноги обросли как у орангутанга».
С этими словами она пришла в один из летних дней к маме и сказала:
— Мам, а что, если нам Дениса всего побрить?
Алёна задумалась и согласилась с дочерью.
Вечером, когда они после очередной прогулки вернулись в дом грязными и пошли мыться, Наташа заикнулась брату об этом, но он вроде как стал отнекиваться и тогда вошла обнажённая мама и спросила:
— Что за шум?
— Дениска бриться не хочет, — жалобно возмутилась Наташка.
— Как не хочет? Гигиену не хочет соблюдать?
— Да нет, мам, Наташка мне велит ноги, живот и попу побрить, — жаловался он.
— А что, она права, у нас-то там нет волос, а ты чем лучше, только грязи на волосах больше носишь. Или давай брей, или носи что-то из одежды.
Этого он никак не предполагал услышать от мамы и согласился. Наташа взяла станок и, намылив брата с головы до ног, стала осторожно брить его всего и через час он был гладким словно младенец.
Выйдя в холл, он предстал весь перед Алёной.
— Ну вот видишь, тебе так даже лучше и член колом стоит, наверное, понравилось очень.
— Мам, он даже на меня кончил, пока я его брила.
— Ну вот, а ты ерепенился. С сегодняшнего дня ты будешь, вернее, Наташа будет брить тебя каждую субботу, — заявила мать и Наташка, взвизгнув от радости, подпрыгнула и повесилась на шее у Алёны, прижавшись своими грудями к её обнажённому телу.
После этого Наташке нравилось руками гладить брата в разных местах и как только появлялась щетинка, она тут же брила его снова и снова.
Прогулки продолжались в любую погоду, пока Алёне не позвонила её подруга. Она сообщила, что будет в городе и хотела бы к ней заглянуть в гости. Алёна обрадовалась и позвала её, забыв про Дениса и Наташу. И вот в один прекрасный вечер, когда все были уже в доме, возле калитки, остановилась такси. Все подошли к окну и тут Алёна вспомнила:
— Это же моя подруга приехала, — крикнула она. — Прячьтесь!
Денис спрятался за диван. А Наташка залезла в шкаф, который стоял в коридоре возле входа. Только она закрыла дверку, как открылась входная дверь и мама в халате вместе с её подругой вошли в дом. Хорошо, что было лето, верхней одежды у неё не было и в шкаф ничего вешать не пришлось. Не то подруга бы удивилась голой Наташе, прячущейся в шкафу. Они прошли в холл и сели на диван. Подруга стала осматривать дом, а Алёна расспрашивать её и минут через десять позвала подругу пить чай.
Беседовали долго, и спать легли только около полуночи. Денис от перенапряжения обрызгал спермой всю заднюю спинку дивана. Наташа тоже от возбуждения даром не сидела и дважды испытала оргазм, слегка мастурбируя свою киску пальчиками так, чтобы никто не мог услышать её шорохи.
Как только всё стихло, Денис первым вылез из-за дивана и осторожно прокрался к шкафу. Вызволив из него сестру, они осторожно открыли дверь и вышли во двор и убежали в лес. Делать дома без одежды было нечего, да и зачем им слушать сплетни незнакомой тёти, когда они такие свободные и им это разрешили. Перекусив в землянке, они там же и уснули.
Несколько дней они провели в лесу даже не показываясь дома. Есть было что припасено и крыша над головой тоже была и даже два дождливых дня не испугали их. Денис и Наташа вывозились как трубочисты в грязи и так спали, не отмываясь, и день, и второй, и третий и только через неделю, как подруга уехала, Алёна пришла к землянке и, увидев сына и дочь такими грязными, рассмеялась:
— Вы где это измазались? Прятались от кого-то?
Эти слова и смех мамы они восприняли как согласие, так что больше не осторожничали никогда до самого конца лета. Любой поход в лес всегда заставлял их вывозиться в любой грязи, которая попадалась им на пути. Это защищало их тела от насекомых, хотя их было немного, но иногда они сильно надоедали.

* * *

— Эх, скоро лето закончится — проговорила Наташа.
— Что делать, — ответила мать, — новое потом настанет.
— Надо как-то это отметить, — предложил Денис.
— Например? — задала вопрос сестра.
— Ну, я только не знаю, как вы это воспримете.
— Сказал: «А», говори: «Б», — улыбнулась Алена.
— Я тут подумал, раз уж мы все голыми ходим и даже выбирались в лес, то, может и дома не стесняться?
— Чего именно? — уточнила мать.
— Ну, не прятаться за диван, на котором сидим, — засмеялся Денис.
— А я там не была, — ответила Наташа. — Только ты и мама.
— Хорошо, посиди, а потом вылезай, — ответил ей брат.
Наташа встала и обошла диван, а Алена сказала:
— Вот и места больше, сядь сюда, а я лягу.
Наташе не было видно, но она представляла, как они лягут. Неужели, но ведь им часто говорили, что секс запрещён.
— Эй, вы там что, вместе лежите? — подала она голос.
— А ты не подглядывай, — сказала Алёна. — Захотела спрятаться, так и сиди, а нам не мешай.
На деле она просто подвинула Дениса к краю, а сама легла на другой и вытянула ноги, положив ему на колени. Член, конечно, тут же встал. Алена стала ступнями играть с ним. Через пару минут Денис задышал тяжело.
— Так, я понимаю, чем вы там занимаетесь, — произнесла Наташа, — я тоже хочу это видеть, — и она встала из-за дивана.
— М-м, какой большой...
Денис выгнулся и закрыл глаза от наслаждения, а Алёна, смотря похотливым взглядом на Наташу, двигала ногами вдоль ствола сына. Не выдержав, они почти одновременно сунули свои руки в киски.
Денис со стоном кончил, забрызгав ноги матери и свои колени, а также немного пол. Он открыл глаза: перед ним стояла Наташа, и мастурбировала правой рукой меж ног, приседая и подёргиваясь, а справа лежала такая голая мать и её палец исчезал в расщелине её киски.
— Ох... — только и смог он сказать. Хотя член ещё не мог встать, зрелище его возбуждало.
Наташа всхлипнула и кончила, её ноги подкосились, и она села на пол. Денис смотрел на неё, хотя спроси его раньше, кого ему было бы интереснее увидеть, он выбрал бы Алену.
Вскоре и мама испытала сильный оргазм на глазах у своих детей. Она открыла глаза и произнесла:
— Стыд-то какой...
— Мама, все хорошо, — сказал Денис. — Я это и хотел предложить.
— Что? Чтобы я тебя дрочила, а Наташа смотрела?
— Ну, это тоже, но вообще, чтобы мы не стеснялись делать это на виду друг у друга и провели так неделю.
Сестра захлопала в ладоши:
— Давайте! Мне нравится смотреть, как Дениска пипку дёргает!
— Пойдёмте пока следы уберём. А то ещё поскользнёмся на этом, — Алена указала на пол, где сверкало белёсое пятно спермы Дениса.
Она убрала ноги, и он смог встать.
— Черт, у меня по ногам течёт, — сказал он. Это вызвало взрыв смеха у женщин.
— Ой, не могу, юморист, — произнесла, сгибаясь от хохота, Наташа.
Все вместе отправились в душ.
— Раз уж мы принимаем твоё предложение, то пусть каждого из нас моет другой, — сказала Алёна.
— Ага, Дениска нас, мы его, — подхватила Наташа.
Она залезла под душ и пригласила его:
— Помой меня!
Он тоже встал и стал душем мыть тело сестры.
— И руками тоже! — добавила она.
Денис стеснялся делать это на виду у матери, хотя наедине не раз мыл сестру, но пришлось.
Он держал душ одной рукой, а второй водил по её животу, груди, попе, а когда проходил меж ног, Наташа прижала его руку своей.
Закончив мытье, Денис пропустил Наташу, её место заняла Алена.
— Смотри-ка, как стоит, — сказала она. — Ты меня не помоешь, а испачкаешь снова. Так что, дружок, кончи сперва, можешь на меня, а потом вымоешь.
Ему было стыдно, но возбуждение не делось никуда, и он начал двигать рукой по члену, думая: «Потрясающе! Я дрочу при маме и сейчас на неё кончу!» От этой мысли у него все задрожало, и он со стоном выбросил из напряжённого члена несколько струек спермы, которая полетела вверх и достала до роскошных грудей Алёны.
— М-м, — она размазала это по груди. — Легче?
— Да... — прохрипел он.
— Давай руки, — она полила из душа на ладони, — вымыл? Теперь меня, — и Денис повторил тщательную процедуру мытья женского тела, более фигуристого, чем у сестры.
Теперь они не стеснялись и, если у Дениса снова возбуждался член. Заставляли его не прячась онанировать при них. Алена расспрашивала Дениса, что его заводит, как ему нравится делать, пританцовывала и подшучивала чтобы Денис сильнее возбуждался. Наташа не отставала и даже просила брата по мастурбировать ей или полизать её киску, даже на виду у Алёны. Смотря на это, та запускала руку меж ног, а через день сказала:
— «Не могу на такое больше смотреть спокойно, иначе не сдержусь...» — и показала им спрятанный в шкафу большой дилдо.
Все были удивлены что у мамы есть такие игрушки. Алёна предупредила, чтобы Наташа, не пробовала, ей рано. После всего этого, они договорились не закрывать двери в доме — любые, от комнат до туалета, стесняться уже было некого и не чего.
Женщины в целях самообразования, показали Денису, как приходят месячные, хотя его это не очень возбудило, он удовлетворил интерес и только. За отсутствием трусов и прокладок они перешли на тампоны, Денис смотрел, как Наташа осторожно вставляет его в себя и из любопытства поинтересовался, не повредит ли он её целку. На этом ликбез о знании женского организма для Дениса закончился.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:20

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 8
.

Подходило к концу лето и заканчивались каникулы. Наташа последний раз побрила брата с ног до головы, поиграв с его яйцами и покачав его торчащий член, а он тщательно побрил её киску, не оставив и кончика щетинки. Оба гладкие и чистые, они вышли из душа, и мама позвала их ужинать. В холле стояли чемоданы с их одеждой.
— Всё, лето закончилось, и пора прекращать это. Нужно собираться на учёбу, сказала она.
Денис и Наташа понимали это и нехотя приступили к сбору своих вещей. Все трое ходили по дому голышом, и все были чисто выбриты, и влажная после душа кожа сверкала в лучах проникающего в окна солнышка.
Сумки были собраны и все, устав, решили подкрепиться и пошли на кухню. Все ели, кто что хотел. Завтра Денис и Алёна снова останутся вдвоём, а Наташа уедет в город. Из последнего звонка отца было понятно, что они ещё там будут в своей экспедиции или командировке до середины ноября.
Утром, проводив Наташу, Денис ушёл в школу, а когда вернулся, то застал маму, разгуливающую по дому голышом. Из её дырочки торчал конец искусственного члена. Он улыбнулся, подошёл и поцеловал мать.
* * *
В первые же выходные Денис и Алёна решили по просьбе Алёны прогуляться по лесу, и Алёна впервые пошла из дома сразу голышом. Дениса это сильно возбудило, его член готов был просто лопнуть, и Алёна видела это, но решила не провоцировать ситуацию. Природа сама эту ситуацию спровоцировала. Спускаясь по откосу к реке, которая впадала в дальнее озеро, Алёна и Денис поскользнулись на липкой глине и свалились по грязному откосу к самой воде, изрядно вывозившись.
— Ну мы и увозёкались, — смеялась Алёна.
— Да, мам, особенно ты, — смеялся Денис.
Потрогав воду в реке, Алёна наотрез отказалась в ней мыться. Вода была уже холодная, а так как она была непривычна к такому, то решила отмыться дома в тёплой ванне. Денис тоже не стал, чтобы не было различия между ним и мамой. Немного отмыв руки и лицо, они решили обратно подниматься вверх по склону, так как по берегу нужно было идти почти до первого села и там могли попасться рыбаки и просто люди. Помогая и подталкивая Алёну в талию и попу, руки Дениса нет-нет, да скользили по её телу, то проваливаясь между её ног, то скользя между больших и пышных грудей, то проваливаясь до самого ануса между ягодиц. Алёна тоже, чтобы не упасть в очередной раз, хваталась за сына за что придётся, и он не раз подставлял ей свой торчащий член, что первый раз удивило её, но в последующие разы она охотно хватала его за член и, подтянувшись поднималась, делая пару шагов верх. Пока Денис и Алёна поднимались по склону вверх, они ещё не раз падали, но не сползали вниз и вывозились, словно две свинки, которых выпустили в самую грязь погулять.
Когда Денис первым поднялся на склон и встав на твёрдую землю, покрытую травой, он протянул руку Алёне и стал вытягивать её, и как только она поднялась, он не устоял и рухнул на траву, увлекая за собой Алёну. Она упала на него сверху и тут Денис не удержался, когда его член, торчащий как палка, проскользнул между её ног. Он обнял её и крепко прижал к себе и стал целовать, невзирая на её протесты и вялое нежелание, это делать. Вскоре Алёна сдалась, и сама стала целовать сына и говорить ему кучу разных слов, что он у неё такой славный и хороший.
Денис и Алёна ещё долго перекатывались по траве и грязи, то в одну сторону, то в другую. То Денис оказывался сверху, лёжа на Алёне и его член, весь грязный в комках глины, проникал между ног пытаясь протиснуться в истекающую мокрую щёлку, то Алёна лежала на грязной груди сына, придавливая его своим весом ещё пуще в грязь и сдавливая его торчащий член между своим животом и его, слегка отстраняясь от него, чтобы он не проник, куда не следует.
Изрядно устав и ещё пуще вывозившись, что на них уже не было видно чистого участка кожи, да и длинные распущенные волосы Алёны тоже были не похожи ни на что и их можно было сравнить только с верёвками, вывалянными в грязи и свисающими по спине, облепленные комками липкой глины и грязи. У Дениса хоть и была короткая стрижка, но волосы тоже были все в грязи и лишь одно лицо и ещё небольшую часть по бокам удалось сохранить в чистоте, так как эти части всегда были направлены друг на друга и не касались земли и грязи.
Алёна уже не сопротивлялась и Денис не проявлял особого энтузиазма, чтобы вступить в сексуальные отношения с ней. Всё случилось, само собой. Денис в этот раз оказался снизу и Алёна, освободившись от тяжести сына. облегчённо вздохнула и слегка приподнявшись на руках над его телом, чуть присела и член Дениса стал проникать в её влагалище. Алёна вздрогнула и выпрямилась и это была её ошибка. Огромный и торчащий как палка член сына моментально проскочил внутрь по истекающему влагалищу, не встретив никакого сопротивления.
— Ой, что будет, — сказала испуганная Алёна.
— Ничего не будет, я сейчас выну, — ответил Денис.
— Нет, не то, я о другом, — возразила Алёна.
— А что? — не понял сын.
— Мы оба в грязи и у тебя такой грязный проник туда, — пыталась мягко объяснить Алёна.
— Дома в душе отмоем как-нибудь, — предположил Денис.
Чувствуя свою вину, что Денис не смог совладать с собой, он попытался вытянуть из влагалища грязный член и убрать его в сторону, но Алёна, уже обессилевшая и уставшая, расслабилась и опустилась, скользя по его члену на его бёдра, плотно придавив их к земле. Член Дениса проник в самую глубину её влагалища и половые губки, обхватив его со всех сторон, плотно сжали и не хотели выпускать обратно. Так они оба лежали несколько минут оба, не сознавая в полной мере, что они делают, и только когда Алёна стала приподниматься, то почувствовала трение грязного члена о стенки влагалища, стала сильнее возбуждаться и, обхватив сына за плечи, ещё сильнее стала прижиматься к нему. Денис понял, что маме это понравилось и она не хочет его отпускать, и он тоже сделал первое движение и она не оттолкнула его, а наоборот, в такт его движениям стала делать свои и вскоре начала постанывать, сжав своими руками его плечи и руки и в сию же секунду замерла. Денис понял, что мама испытала оргазм и полностью расслабилась. Он тоже не мог уже терпеть и нужно было что-то делать. Немного приподняв её, он высвободил член и тут же изверг мощную струю спермы, облив живот и даже забрызгав грудь Алёны.
Чувствуя вину и отводя взгляд в сторону, Алёна встала и, пошатываясь отошла к дереву. Денис тоже не знал, как себя вести в этой ситуации и, сев на траву, смотрел в сторону Алёны и думал, что сказать и что делать дальше. Алёна первая подошла к нему и сказала.
— Пошли домой отмываться, — так тихо и спокойно она произнесла эти слова, словно и не было ничего, и он встал, и они оба грязные и чумазые, не спеша посматривая по сторонам, пошли по лесной тропинке в сторону дома. Идти было больше трёх километров, но они никуда не спешили. Было ещё светло и пока не стемнеет, им всё равно было бы не попасть в дом.
Так, пройдя с километр, они стали смеяться друг над другом, словно ничего и не случилось. Алёна не сердилась на Дениса, а он, поняв, что мама его простила, стал более разговорчив и даже спросил её:
— Мам, а мы ещё гулять в лес пойдём?
— Обязательно, но только после дождичка, когда грязи будет по больше.
После этих слов они ещё громче расхохотались и побежали, догоняя и перегоняя друг друга, словно дети, резвившиеся на лужайке.
* * *
Дома они сразу отправились в душ, вместе. Смыли первый слой грязи с себя и затем начали мыть друг друга. Алёна провела руками по плечам, груди, животу Дениса, он же уделил внимание её животу и груди. Она спустилась ниже, и он выгнулся, так приятно было прикосновение мягких женских рук к чувствительным местам. Это было иначе, чем, когда он делал сам, тем и нравилось. Он кайфовал, его член стоял, тёплая вода текла по телу, это было невообразимо.
Алёне тоже нравилось держать в руке крепкий член. Она отмыла его от грязи, потом стала медленно двигать рукой по стволу. Денис стонал и вот он задрожал, опершись плечами о стенку ванной, член дёрнулся и стал обливать её спермой.
— Вот хорошо, мой замечательный, давай, давай... — шептала она.
Он закончил, стоял, тяжело дыша, потом открыл глаза.
— Мама, ты такая... спасибо... прекрасная...
Он оторвался от стены и обнял её, прижал крепко и поцеловал:
— Теперь я тебя помою, — и приступил к нежному мытью душем и руками, не пропуская ни складочки. Особенно, когда добрался до нижней расселины. Он попросил её:
— Мама, присядь, — и когда та выполнила, раскрыл рукой складки кожи и направил туда душ. Алёна застонала:
— Да.. как... хорошо... так...
Денис переводил взор то на лицо матери, то на её пульсирующую киску. Он переместил большой палец и стал искать бугорок клитора, который вскоре нашёл. Алёна стала всхлипывать и подёргиваться, а потом со стоном осела на колени. Сын понял, что мама кончила.
Он домыл её, вылез, взял полотенце и вытер. Потом помог выбраться из ванной и довёл до постели, уложил и накрыл одеялом. Сходил вниз и принёс чай с малиновым вареньем:
— Вот, твоё любимое.
Алена улыбнулась:
— Спасибо, мой голый официант!
Они похихикали.
Потом он тоже отправился полежать, отдохнуть.
* * *
Ночью Денис просыпался и вспоминал случай в лесу. Он думал, удастся ли повторить это и где? Если начнёт холодать, то лес отпадал. Да ещё и школа, занятия, выпускной класс. Учиться придётся больше.
Утром они встали, как обычно, голышом, и столкнулись у входа в туалет.
— Доброе утро, мам!
— Привет, Денис. Кто первый?
— Пошли вместе!
— Да? Ну ладно, — засмеялась она.
Они вошли и Алена уселась на унитаз:
— Мы не можем, как вы, стоя, так что вместе не получится.
— Можно и вместе. Раздвинь ноги.
Она подчинилась, Денис подошёл спереди и встал перед ней, держа рукой член. Он начал писать, струя немного задела живот, он перевёл ниже и попал между её киской и краем унитаза.
— Меткий стрелок! Только меня облил.
— Понравилось? — улыбнулся он. — А вот так? — и он поднял член, поливая её грудь и живот.
— Ай! Убери! Безобразник! Я же вся мокрая!
— Ну и что? Пошли в душ, — ответил Денис. Он вымыл тело Алёны с мылом, вытер её, обхватывая попу и грудь, и шлёпнул по попе:
— Пошли завтракать, мамуль!
Там он поухаживал за ней и поставил тарелку, кружку с чаем, быстро вымыл посуду и они, пожелав друг другу хорошего дня, разбежались — на работу и в школу.
Вечером они встретились поздно: вернувшийся Денис поел сам и занимался в комнате, а Алёна задержалась на работе. Он как раз решил сделать перерыв, спустился помыть яблоко, когда отворилась входная дверь и пришла мать.
— Ох, какой долгий день! А это что? Яблоко? Дай откусить!
— Я тебе сейчас обед погрею, иди умывайся.
— Сил нет даже раздеться, дай присяду.
— Ну с этим я тебе помогу!
— Как пионер, на это всегда готов!
— Конечно!
Он тут же стал расстёгивать её пиджак, блузку, потом наклонил и повозился с застёжками лифчика.
— Уф, сложно.
— Дело привычки. Учись, потом будешь на своих девушках исполнять виртуозно.
— Лучше бы не носили вовсе...
— Общество требует приличий. Но да, он давит.
Денис принялся массировать мамины груди.
— Смотрю, очень понравилось?
— Да, мам, я давно мечтал их помять.
Алёна рассмеялась:
— Это неправильно... Но что уж теперь.
Денис приподнял маму за задницу и стянул с неё юбку, а потом колготки и синие трусики.
— Кстати, счёт пришёл. Воды мы за лето истратили куда меньше, чем год назад.
— Ещё бы, стирали только на выход.
— Видишь, какая польза!
— Только приходится прятаться от гостей.
— Да уж, как мы с Наташкой в шкаф прыгнули!
— Кстати, она звонила, что хочет на выходные приехать, пока ещё тепло.
— Прекрасно!
* * *
К выходным даже ещё на пару градусов потеплело, стояло бабье лето. Денис предложил маме прогуляться в лес, пока погода позволяет, это ведь ненадолго, скоро зарядят дожди и голыми придётся гулять разве с одного этажа на другой.
Алёна согласилась. Они решили дойти до землянки, посмотреть, не оплыла ли она, добраться до озера и вернуться назад, встречать Наташу.
Собрали сумку с небольшой провизией и водой и, оглянувшись, вышли в лес. Было свежо, воздух бодрил, на деревьях листья ещё были зелёные, но некоторые начинали желтеть.
— «Изменения в природе происходят год от года», — напела Алёна, следуя за Денисом.
Землянка была на месте, но стены чуть осыпались.
— Видимо, на будущий год придётся откапывать или новую искать, — сказал Денис.
— Если это ещё будет вам интересно, — откликнулась Алёна.
Они присели на взятое с собой и сложенное покрывало, положив его на поваленное дерево — сидеть в землянке или на земле Алёна отказалась, и съели бутерброды, запив водой из бутылки.
— Ну что, до озера и домой, — предложила Алена. — А то ещё приедет Наташа, а дом заперт.
— Ключи мы не потеряли? — спросил Денис.
Алена проверила сумку:
— Нет, все в порядке, вот они.
— Тогда вперёд, — и они отправились в путь.
До озера добрались без проблем. Народу в лесу было немного и им никто не встретился, хотя чьи-то голоса в отдалении они слышали и замирали на пару минут.
— К озеру спустимся? — спросил Денис.
— Как потом поднимемся? — вопросом ответила Алена.
— А не будем, вон с того краю пологий подъем, — указал рукой Денис.
— Но это метров 300 открытого пространства, нас не увидят?
— Нет, мы с Наташей ходили.
— Ладно, поверим на слово.
Они спустились вниз, приседая, хватаясь за ветки и вот вскорости были у воды. Потрогали её, уже прохладна. Но ногами прошлись. Затем посидели немного на брёвнышке у кручи, чтобы их сложнее было заметить, подставили лица солнцу и решили, что надо уже отправляться домой.
Через открытое место — этакую ложбинку — протекал ручей, а дальше шла несколько болотистая местность, которая становилась твёрдой по мере повышения уровня над озером. Ручей они перешли по камешкам, а вот в болотистой части Алёна оступилась и плюхнулась с воплем в грязь. Утонуть там было невозможно, но перепачкаться ей удалось.
Денис подал матери руку и вытянул её.
— Вот, и кто из нас грязнуля?
— Сегодня я. Что делать? Мыться в холодной воде я не буду, а встречать Наташу в таком виде...
— Сперва давай отойдём к деревьям. Не будем маячить на виду. Так, вода осталась?
Вода была, но почти всю они успели выпить раньше. Этим остатком грязь только размазалась.
— Давай тогда поторопимся домой?
— М-да, уж очень я грязная.
— Я придумал. Пошли к землянке, там же была вода.
— Но она тоже грязная.
— Бутылкой верхний слой берём, а грязь на дне.
Они поднялись по склону и, сделав полукруг, вышли к землянке. Денис начал осторожно наливать воду в бутылку и поливать Алену. Дело шло, но тут она сказала:
— Ужас, я замёрзла, вода холодная такая...
— Давай обниму тебя?
— И сам перепачкаешься.
— Ну и что, а если ты простынешь?
Он обхватил Алену и прижал к себе, член тут же поднялся и упёрся в её бедро.
— Денис!
— Что, мама?
— Ты опять возбудился?
— Что я могу поделать, оно само!
— Нет, так не пойдёт, ты сейчас опять захочешь секса, а это неправильно и времени нет.
— А когда время будет, то можно?..
— Больно много ты хочешь!
— Вы сами меня учили ставить большие цели!
— Но не такие же!
— Ага, — засмеялся он, — вот такие, — и указал на член.
— И как ты пойдёшь с ним по лесу?
— Помоги мне.
— Нет, нам домой надо, Наташа приедет.
— Ну давай я тебя ещё погрею и пойдём.
— Так не буду.
— Хочешь иначе?
— Как? — спросила Алёна.
— Ну... мы с Наташей делали.
— Поясни.
— Тёплой водичкой...
— Летом в озере, что ли?
— Нет... Своей.
— Как это?.. А! — она догадалась. — Вот ты проказник! Но я же пахнуть буду!
— Недолго, дома в душ сразу.
— Ладно, давай, — и она присела. — Только не в лицо!
Денис направил член на неё и стал мощной струёй смывать грязь, тем более ему давно хотелось пописать. Касаясь сосков, струя раздражала их, и Алёна возбудилась.
Остатки он направил на живот, мама руками тут же смывала подсохшую к тому моменту грязь. Потом ухватилась за его руку, чтобы встать, не удержала равновесия, и они упали на землю, едва не скатившись в землянку. При этом Алёна снова оказалась сверху и едва не насадилась на член сына.
Возбуждение затуманило её мозги, и она сама протянула руку, ухватила член и вставила в себя. Денис обалдел, но стал двигаться в такт ей.
Вдруг они услышали возглас:
— Вот вы чем занимаетесь! — и дёрнулись от ужаса.
На полянку вышла Наташа.
— Так-так, кого я вижу... и в каком положении!
— Это... не то, что ты... подумала, — заикаясь, произнесла Алёна, скатываясь с Дениса.
— Да уж, что тут думать, все видно!
Денис не мог ничего вымолвить, он лежал на спине со стоящим членом, живот его был мокрым от собственной мочи, натёкшей с живота Алёны, глаза расширены от страха.
— А это что? — спросила Наташа, поглядев на мокрую грязь на Алене.
— Я... перепачкалась...
— И что же?
— Мы были... у озера... я оступилась. Вода холодная. Мы пошли назад... сюда...
— А что не домой? Я приехала, заперто, пошла вас искать. Хорошо, догадалась, где вы можете быть.
— Мы хотели успеть, — подал голос Денис, он уже сидел. — Но мама испачкалась и не хотела тебя такой встречать.
— Вы помылись? «Тут вода, тоже холодная.» — сказала Наташа.
— Я... вспомнил, как мы... и предложил её помыть...
— Вот оно что! И ты, — обратилась она к матери, — согласилась?
— А что было делать? Я замёрзла.
— Прям чукчи!
— Почему чукчи?
— У них горячей воды нет, они моются, писая друг на друга.
— Вот это да, не знала.
— Но вы не только мылись, вы ещё трахались! А мне не позволили.
— Доченька, тебе же надо сохранить девственность!
— Зато он получает удовольствие, а я нет!
Наташа стала раздеваться, Денис следил за обнажением сестры, хотя не так давно её видел. Она подошла к нему и схватила за член:
— Теперь и я им займусь!
Алёна умоляюще произнесла:
— Доченька, ну не надо! Оставь это мужу, не надо начинать половую жизнь с инцеста.
— А чем занимаешься ты?
— Я тоже виновата, что это так далеко зашло, но я все же давно женщина.
— Но что же делать? Я тоже хочу удовольствия.
— Если тебе это понравится то можно только попробовать оральный секс, — член Дениса при этих словах стал просто каменный, — а он тебя тоже поласкает.
— Хорошо...
Наташа кинула свою одежду на землю и легла на неё, поманив Дениса:
— Ложись на меня.
— Я тебя не раздавлю?
— Не знаю, но вниз не пущу, ты мне перемажешь одежду.
— Постираем.
— Нет, давай так. На руках постоишь, если что.
— О, точно, а давай так?
— Как?
— На руках. Я встану и к дереву прислонюсь.
— Ничего себе акробаты, — выдохнула Алёна.
Денис встал у дерева, оттолкнулся ногами и оказался на руках, прижав спину и ноги к стволу. Его член стоял горизонтально. Наташа приблизилась, обхватила его рукой и раскрыла рот, облизала головку с тягучей каплей.
— Ты меня достанешь языком? — спросила она.
— Я... попробую... — послышался ответ. — Встань поближе. Нет, ещё... присядь чуть.
Наташа согнула ноги в коленях и развела их. Лицо Дениса оказалось у её чисто выбритой ****ы. Алёна стояла поблизости и смотрела на это со страхом и возбуждением. Страх был оттого, что кто-то мог пройти рядом, а они не успеют спрятаться. Возбуждение же от представления себя на месте Наташи с Денисом.
Брат начал лизать киску сестры, а она погрузила его член в свой рот и начала обсасывать. От необычности позы им не сразу удалось возбудиться, но постепенно дело пошло, Наташа начала мычать с членом во рту, а Денис опасно покачиваться. В один момент он не удержался и начал падать вбок, прервав действо.
Упал он мягко, на лиственную подстилку, Наташа тут же оседлала его, пододвинув лоно ко рту, а сама снова ухватилась за член и стала его насасывать с такой силой, что Алена побоялась — не сделала бы она брату больно.
Через минуту они кончили почти одновременно — Денис, а за ним и Наташа. Её рот наполнился спермой, а Дениса — женскими соками.
— Что думаете дальше делать? — спросила Алёна Дениса и Наташу.
— Сейчас к воде спустимся, умоемся и пойдём домой, — сказала Наташа.
«Ну-ну, давай иди, а я погляжу», — ухмыльнулась про себя Алёна.
— Наташа, а ты свою одежду тут оставишь? — спросил Денис.
— Ой да, спасибо. Про неё-то я и забыла, — ответила сестра и, вернувшись, аккуратно свернула юбку с блузкой и бюстгальтер с плавочками, и направилась к обрыву.
— А меня что, тут одну оставите? — возмутилась Алёна.
Она понимала, что уже один раз спускалась тут к воде и ей уже ничего не грозило. Алёна ничего не сказала дочери, что там скользко и глина липкая, просто хотела поглядеть, что из всего этого получится. Она на подсознании, как самка, у которой только что увели самца, желала как-то отомстить второй самке, не желая того, ведь это была её дочь, но инстинкт работал сам за себя, и Алёна просто не соображала в тот момент, что из всего этого может получиться.
Держа в руке свёрток со своей одеждой, Наташа стала спускаться вниз. Следом за ней шёл Денис. Вдруг она поскользнулась и, сев на попу, покатилась, переворачиваясь с боку на бок и со спины на живот вниз. Денис тоже не устоял и таким же методом съехал вниз и, не успев встать на ноги, как его тут же сбила с ног съехавшая следом за ними Алёна. Все были в недоумении, как так получилось, ведь они были предельно осторожны. Разглядывали друг друга — было так смешно наблюдать за необычным видом всех и первой рассмеялась Алёна:
— Ну вот и свалились, словно снег на голову, — произнесла она.
— Да уж, что теперь делать с одеждой? — держа её, словно комок грязи в руке, возмущалась Наташа.
— Вы хоть на себя бы посмотрели? — рассмеялся Денис и поочерёдно глянул то на Наташу, то на мать.
Картина была жуткая. На всём теле в разных местах комки липкой глины. Волосы взъерошены, все в грязи и так и свисали ниже пояса и у Алёны, и у Наташи.
— Да, умылись, называется, — вздохнув, тяжело произнесла Наташа.
— Что будем делать, вода-то и взаправду ледяная, — произнесла она, присев и потрогав воду.
— Что-что, надо домой идти, в ванной отмываться будем, — сказала Алёна.
— Но как, ещё светло и стемнеет как минимум часа через три-четыре, — ответил Денис. — И выходной, люди гуляют.
— Да, а вы как тут оказались голыми, ведь светло же? — вдруг опомнившись спросила Наташа.
— А мы ещё утром, пока все спали, погулять пошли, — ответила Алёна.
— Ничего себе, это что, вы уже восемь часов гуляете или больше? — быстро подсчитав ответила Наташа.
— Да, где-то так, — ответил Денис.
Ничего не оставалось, как не спеша продвигаться в сторону дома. Идти было больше трёх километров, и они, ещё раз осмотрев друг друга, посмеялись и стали вновь подниматься по скользкому глиняному склону наверх. Алёна и Наташа ещё дважды кубарем скатывались вниз и ещё пуще вывозились, да и сам Денис, пытаясь затянуть сестру и мать по очереди наверх, тоже падал неоднократно в грязь и был ни на что не похож. В конце концов им удалось подняться наверх по скользкому склону обрыва, и они поспешили скрыться с открытого места в лес, а там, осматриваясь и прислушиваясь, не спеша двинулись в сторону дома.
В сумерках им удалось пробраться во двор и, заперев за собой калитку, все трое грязные и чумазые вошли в дом.
— Я первая моюсь, — крикнула Наташа.
— Я тогда за тобой следом, — ответила Алёна.
— Ну, а я тогда последним и мне придётся ещё больше часа торчать тут во дворе, пока вы там отмоетесь, — произнёс Денис.
— Я с тобой посижу, пока Наташка моется, — произнесла Алёна. — Не нести же грязь в дом, — добавила она следом.
Как только Наташа вошла в дом, и они увидели в окно, как она зашла в ванную комнату, Алёна тут же прижалась к Денису и произнесла:
— Давай закончим то, что начали там, да Наташка нас спугнула.
Денис был не против, так как его член всю дорогу торчал и покачивался, словно грязный, только что вытащенный из лужи сучок от дерева. Они тут же отошли за дом и рухнули на траву. Катаясь, то Алёна сверху, то Денис, они примяли уже начавшую подсыхать осеннюю траву и вывозили её в грязи, но Денис успел поймать Алёну на свой сучок и стал проникать всё глубже и глубже. Алёна просто стонала и извивалась, соскучившись по сексу без мужа, и сама, просто обхватив Дениса за талию, прижимала к себе со всей силы, а Денис, расслабившись полностью и утратив всё стеснение, которое ещё присутствовало при нём, трахал Алёну с остервенением, как только умел. Невзирая на то, что весь член и промежность Алёны были в липкой глине, он со всей силой вгонял свой огромный член во влагалище Алёны с каждым разом всё больше и больше наталкивая в него глины и грязи и разного мусора, прилипшего к члену в то время, когда член выскальзывал наружу и падал на траву и сухие опавшие листья. Всё это вновь направлялось в разгорячённое лоно Алёны и с новой силой трамбовалось, словно в ступе. Кончив раз, Денис не смог остановиться и продолжил снова чуть обмякшим членом трахать Алёну, только в более медленном темпе и чмокая в собственной кончине внутри матери. Получив несколько оргазмов один за другим, Алёна по-прежнему, крепко обхватив Дениса за талию, прижимала его к себе, не давая подняться и уйти и дав понять таким образом, что она хочет продолжения.
Денис, устав и обессилев после того, как кончил второй раз, упал на Алёну и придавил её своим телом к земле. Так они пролежали минут пять-десять, пока голос Наташи, не привёл их в чувство.
— Мам, ты где? Ванна свободна, — крикнула она.
— Иду уже, — отозвалась Алёна и, тяжело поднявшись, пошла вокруг дома, направляясь к входу.
— Ты где была, а где Денис? — спросила Наташа.
— Мы там за домом на траве сидели, а то вдруг кто к калитке подойдёт и увидит нас, — пояснила она.
— А, понятно, — улыбнувшись и всё поняв, ответила Наташа и когда мать прошла, она посмотрела ей вслед и заметила на попе следы спермы. Ничего не сказав, она тут же подтёрла грязные следы на полу и пошла накрывать на стол, так как все были изрядно голодны и у всех урчало в животах...
* * *
Во время еды они молчали. Каждый обдумывал то, что произошло.
— М-да, — первой нарушила молчание Алёна, — ну и дел мы натворили...
— Ага, — высказался Денис. — Что уж теперь...
— Да, пути назад нет, — сказала мать. — Что делать будем, дети? Начали ходить голыми, кончили инцестом.
— Мы все же им занимались безопасно, — вставила Наташа, — а вот вы...
— Спалили нас, — обратилась Алёна к сыну и улыбнулась. — Да, что врать, было. Не удержалась я, давно без секса, отец ваш все раскапывает историю.
— Тогда, я думаю, можно уже не скрываться, — сказал Денис.
— И я буду смотреть на это, — обрадовалась Наташа.
— Но отныне только с резинкой, — поставила условие Алёна. — Я не хочу рисковать и это какая-то прослойка меж нами.
— Хорошо, мама, — согласился Денис.
— Теперь ты, Наташа, — повернулась Алёна к дочери. — Ты ещё девственница?
— Да, — смутилась та.
— И я хотела бы, чтобы ты ею пока оставалась. Я понимаю, что вы не удержитесь, но прошу вас не заниматься вагинальным сексом.
— Я поняла, мама, — ответила голая дочь.
У Дениса от всех слов, связанных с сексом, стоял член. Хорошо хоть, под столом.
— А теперь отдыхать, день был долгий. — И они отправились по своим комнатам.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:20

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 9
.

На следующий день, а это была суббота, они проснулись поздно. Сказалась вчерашняя усталость. Позавтракали и снова отдыхали, сидя в комнатах и выходя гулять во двор. К середине дня все пришли в себя и занялись уборкой. Вообще-то Алёна планировала её сделать накануне, но они с Денисом гуляли дольше обычного, потом явилась Наташа...
Убирать стали все вместе — одна протирала мебель от пыли, другая перетряхивала постели, а Денис орудовал пылесосом. Светило солнце и через некоторое время все стали потные.
— Давайте выйдем охладимся, — предложила Наташа.
Они вышли во двор и посидели на лавочке. Потом Денис схватил сестру и закружил на руках, после чего мягко шлёпнул в грязь после ночного дождя.
— Ай! — взвизгнула Наташа. — Что ты делаешь?
— Охлаждаю тебя! И пыль смываю.
— Я и так уже холодная!
— Тогда согрею! — он тут же направил на неё член и стал писать — на виду у Алёны.
— Ах так! — выкрикнула Наташа. — Ну тогда получай! — она вскочила и подсекла его ногу, Денис плюхнулся на попу.
Алена встала и подошла:
— А может, мы его вместе накажем?
— Точно, давай! — и они вместе встали над ним и пустили струйки.
Денис лежал на земле, на него лилась моча двух женщин, он глядел наверх на их выбритые письки — на места, которые не так давно даже не подозревал, что увидит, — и кайфовал.
Когда они закончили, он сел и прижал их к себе, держа за попы. Поцеловал каждую в интимную часть тела и принялся лизать языком горошинки клиторов, лепестки половых губ, перемещаясь от одной к другой.
Женщины застонали и кончили друг за другом.
— Кайф, — прошептала Наташа, Алёна же только кивнула, не в силах говорить.
Посидели ещё минут пять на лавочке, и Алёна поднялась:
— Надо закончить уборку.
Все вернулись в дом и продолжили борьбу с пылью, после чего Денис сходил на улицу и вытряхнул пылесос. Ему не повезло — как раз дунул ветер, и все содержимое мешка полетело на него, а не в мусорный бак.
Когда Наташа увидела на пороге серое чудище, она даже замолкла на секунду, а потом начала смеяться.
— Мама, подойди, посмотри на этого грязнулю!
Они отправились в душ и совместно вымыли его, а затем проводили в комнату и положили на постель:
— Ты нам дал удовольствие, теперь мы тебе, — и принялись вместе ласкать его. Особое внимание, конечно, уделяли члену и яйцам, сжимая, поглаживая и щекоча их. После этого Алена язычком стала ласкать головку члена медленно поглощая его внутрь полости рта, а Наташа стала лизать и слегка покусывать яйца брата. Долго выдержать такую пытку он не мог и вскоре кончил в рот матери.
После перерыва она сказала:
— Наташа, принеси резинки, они у меня в ящике.
Та вскоре вернулась.
— А теперь одень ему на член.
Дочка стала раскатывать резинку по члену брата. Тот стоял, а Денис наслаждался ощущениями рук сестры на члене.
Алёна перекинула ногу через пах Дениса:
— Вставляй в меня, — и снова Наташа послушалась.
Алёна начала скачку на члене сына, на этот раз не скрываясь от Наташи. Её большие сиськи подпрыгивали в такт толчкам Дениса, его руки хватались за них. Наташа смотрела на это во все глаза, запустив свою руку себе между ног и яростно поглаживая ею свою киску.
Денис застонал и выгнулся, стараясь засунуть член глубже в мать. Та тоже кончила и повалилась на него, шлёпнув грудью по лицу. Через пару минут она сказала:
— Уф, хорошо то как. Но я устала, пойду спать.
— А я ещё не хочу спать. — сказала Наташа.
— Только помните, что я вам сказала, — ответила Алёна, выходя из комнаты.
Наташа полежала с братом, гладя его тело, покусывая соски, проводя своей грудью по лицу, пока его член не встал снова, в третий раз! И, как Алёна, точно так же взяла член в рот, заставив брата снова кончить. Ощущения были не совсем такие, у мамы получалось лучше, но все равно это был такой кайф!
Он попытался оставить сестру у себя, но она отказалась:
— Я боюсь, ты не удержишься, а я обещала маме, — и отправилась к себе.
* * *
В воскресенье Наташа собиралась уехать, но зашла на сайт института и прочла объявление, что их преподаватель заболел и занятия откладываются. Вместо очных были выложены задачи для самостоятельного изучения. Так что у неё появилось ещё несколько свободных дней дома.
— Чем займёмся? — спросила она.
— По прогнозу это последние тёплые дни, так что погуляйте, — предложила Алёна.
— А может, ты нам дашь задание? — спросил Денис.
— Понравилось? Ну хорошо, я придумаю, — ответила Алёна.
Через полчаса она позвала их.
— Вы любите экстрим? Тогда предложу вам поход голышом, — рассмеялась она.
— Выедем подальше и пойдёте назад. Одни.
— Давайте, — согласился Денис.
Алёна сходила наверх и затем в сарай, открыла чемодан и выдала им, что надеть. Это стало уже традицией в каждый приезд Наташи вся одежда её и Дениса закрывалась в сарае. Они много раз предлагали запирать в сарай и одежду Алёны, но она не решалась так как всегда в дом кто-то мог прийти из соседей.
— Как всегда, минимум. — сказал Денис
Сама она облачилась в платье и плащ, чтобы скрыть отсутствие белья. И они вышли в путь. Дошли до станции и проехали на электричке пару остановок в сторону города, дач и леса расположенного сразу возле них, куда часто ходили за грибами. Народу сейчас, осенью, было мало. На однопутной станции на платформе скоро не осталось никого.
— Ну что, туристы, раздевайтесь, — проговорила Алёна.
— Это как? Прямо тут?
— Да. Я домой, а вы лесом добирайтесь, хотели же приключений?
— Но...
— Вперёд!
Пришлось Наташе и Денису спрятаться, за дверью в тамбуре электрички и сняв то что на них было, передать Алёне. Как только электричка остановилась, они, выбрав момент, спрыгнули на платформу, и сделав пару шагов скрылись за будкой закрытой кассы спустившись по откосу и исчезли в зарослях кустарника. Они помахали Алёне и скрылись в зарослях.
— Ну мать и придумала! — сказал Денис.
— Ты раньше тут не ходил?
— Бывал, конечно, но не с этой стороны в лесу, мы же, помнишь, сперва через посёлок по дороге шли, а потом уже в лес с отцом.
Стараясь оставаться невидимыми, они пробирались по лесу за кустами и, отдалившись от посёлка, попробовали сориентироваться в направлении дома.
— По-моему, туда, — показала рукой Наташа, — ведь солнце у нас светит слева от дома.
— Тут ещё смотря с какой стороны мы от дома, — отозвался Денис.
— Я пытаюсь представить дорогу.
— А горок тут нет? — спросила сестра. — Посмотрели бы.
— Горок не припомню, разве мелкие возвышенности, но это нам не поможет. Все равно, давай отойдём дальше, сядем и подумаем, чтобы не плутать.
Они продвинулись на пару сотен метров вглубь леса, попутно поедая бруснику с кустиков, и Денис сел на мягкий мох:
— Давай рядом!
— Нет, я на землю не сяду, не хватало мне там все застудить.
— Тогда ко мне!
И Наташа села на колени Дениса. Рука её сама потянулась и взялась за член.
— Что вас в этом привлекает?
— А вас что в нашей дырочке и грудях?
— Ну... вы их прячете и всегда визжите, стоит увидеть.
— Вот я ж сижу перед тобой голая и груди не прячу.
— Все равно они меня заводят. Очень красивые и мягкие, — Денис сжал титьку сестры.
— А нам нравится ваша палочка. Твёрдая и горячая.
— По-моему, я сейчас кончу от таких слов.
— И хорошо, кончай, голова будет свободна и начнёшь о пути домой думать, — засмеялась Наташа.
Потом они встали, вытерлись сорванными листьями деревьев, и она предложила:
— Давай посмотрим с дерева. Только как залезть? Ветки высоко.
— А я тебя подсажу, лезь на плечи.
Наташа забралась на спину брата и переползла на плечи, он встал и распрямился. Подошёл к дереву и подставил руки, Наташа, держась за ствол, перешла на его ладони, и он поднял её выше. Ей удалось ухватиться за ветку и влезть.
— А ты сильный!
— Забирайся выше, ловкая!
Она полезла по ветвям и поднялась ещё метров на пять.
— Все, дальше ветки тонкие.
— Ладно, что видишь?
— Сейчас осмотрюсь, — Наташа осторожно, чтобы не свалиться, поглядела в разные стороны и передвинулась вокруг ствола.
— О! Вон старая водокачка видна!
— Прекрасно, она же в полукилометре от нас на юг. Значит, в том направлении. Укажи-ка мне, вытяни руку.
Наташа показала направление, а Денис внизу собрал ветки и положил их от дерева так же.
— Теперь слезай.
— Боюсь!
— Ну да, известно, что в гору лезть проще, чем спускаться. Аккуратно переставляй ноги, я буду подсказывать.
Ей удалось спуститься до последней ветви, на которую её подсадил Денис.
— А тут как?
— Придётся прыгать.
— Разобьюсь же!
— Я тебя поймаю!
— Ох! Ну постарайся! А-а! — она прыгнула.
Денис подхватил её, но не удержался на ногах, и они вместе упали на мягкий мох и листья на нем. И так «удачно», что член брата оказался меж ляжек сестры.
— Ай! Ты что, пробил меня? — закричала Наташа и Денис зажал ей рот.
— Не шуми! А если кто придёт?
— Пусти меня! — уже тише проговорила она.
Денис разжал руки, и Наташа вскочила. Забыв обо всем, она развела руками губы и посмотрела — крови не было. Но это ещё ничего не доказывало.
— Так, посмотри внутрь, — сказала она, — цело там?
— Посмотрим, — обрадовался Денис и, уложив сестру, развёл её ноги и складки внизу.
Он повернул её таз к свету и посмотрел внутрь.
— Вроде все цело, но сейчас проверим, — и осторожно ввёл внутрь мизинец.
— Ты что делаешь, сейчас же порвёшь! — с испугом произнесла Наташа.
— Не бойся, я потихоньку, — и он действительно продвигался по миллиметрам, пока не упёрся во что-то.
— Ай, хватит, я все чувствую, — сказала сестра.
— Ну тогда и хорошо, всё у тебя на месте, — он вынул палец. — Пошли в направлении, что ты указала.
И они двинулись дальше, стараясь выдерживать линию.
После нескольких часов ходьбы, когда им доводилось пересекать просёлочные дороги, парочка решила отдохнуть на поваленном дереве у оврага, по которому внизу протекал ручей. Они спустились, обмылись в ручье, набирая воду руками, потом выбрались назад и попрыгали, чтобы быстрее обсохнуть.
Денис с удовольствием наблюдал за колыханиями груди Наташи при прыжках, от этого у него стоял член, практически постоянно. Он, не стесняясь, встал и при сестре стал дрочить.
Они поели вафли, которые им дала с собой Алена на платформе, и запили водой из ручья.
— Интересно, что сейчас мама делает? — спросила Наташа.
— Наверно, смотрит свой вечерний сериал, — предположил Денис.
— А у нас тут своё реалити-шоу, — рассмеялась она.
— Типа мы на острове выживаем.
— Ага. Только там все герои хоть в трусах были.
— Нет, было какое-то голландское шоу, где голышом, только в трансляции эти места замазали, — сказал брат.
— Зато мы на виду. Только бы не увидел кто посторонний.
— Интересно, если бы мы в шоу участвовали и нас показывали по телеку, ты бы стеснялась?
— Наверно, да. Хотя, как знать, привыкаешь же. И остальные в том же виде.
— Я тоже так думаю. Читал, когда-то судно попало в шторм и на берег выбросило графиню и простолюдина. Одежда их была порвана, она пряталась по кустам, но выживать надо, стала выходить, вскоре привыкли и сбросили обрывки вообще.
— О, я буду графиня! — засмеялась Наташа.
— Тогда пойдёмте, ваше величество, — он церемонно подал ей руку.
Они шли несколько часов, начало темнеть.
— Похоже, мы дойдём только к рассвету. Плохо что видно, в лесу — не на равнине.
— Что предлагаешь? — спросила она.
— Что-что, ночевать придётся.
Добравшись до поляны, осмотрелись. Решили собрать ветки, лапник, засыпать их начавшей опадать листвой и ею же укрыться. На это ушёл час, почти совсем стемнело.
— Лишь бы дождя не было, — проговорила Наташа.
— И я о том же думаю. Ложись, я тебя укрою, — он подгрёб кучу листьев и засыпал сестру, потом лёг рядом.
Они лежали, беседовали обо всем и обсуждали прошлые события, поход, новости, маму, книги, фильмы — все, что придёт в голову. Над головами был виден краешек неба и несколько звёзд, но потом и их заволокло облаками.
— Эх, красота ушла, — сказала Наташа.
— И хорошо, — отозвался брат, — чуть теплее будет.
Вскоре они уснули.
* * *
Под утро Денис проснулся от желания пописать.
— «Вставать?» — подумал он. — «Нет, не хочется».
Он разгрёб листья над членом и повернулся боком, а потом пустил мощную струю.
— «Ох, как хорошо», — пронеслась мысль.
Он снова засыпался листьями и повернулся на другой бок, прижавшись к спине и попке сестры. И тут у него началась эрекция.
Денис просунул руку и взял член. На конце его было мокро. Провёл пальцем по головке, а потом по заднице Наташи, и её половым губкам. Движимый возбуждением, приставил член к её анусу, обхватил за талию и прижал в себе. Раз — и член преодолев начальную преграду, стал погружаться медленно в неё.
— Ай, — взвизгнула, просыпаясь, Наташа, но Денис её не отпускал, медленно двигаясь вперёд и назад.
— Ты что делаешь?! Больно же!
— Тсс, — сказал он. — Замри!
Наташа подчинилась. Минуту они лежали так, она-то подумала, что кто-то идёт, а он давал ей время привыкнуть к ощущению члена в попе. Рука переместилась на пах и стала двигаться по горошинке клитора. Наташа непроизвольно начала постанывать.
Денис снова начал осторожно двигать член в попе, на этот раз сестра не вырывалась. На руке вдруг стало совсем мокро и тепло — это Наташа описалась, будучи возбуждённой. Но его это не смущало.
Они лежали и не торопясь двигались, пока член Дениса не разбух совсем. Он двигал им медленно и долго наслаждаясь каждым мгновением, потом дёрнулся и с приглушенным стоном кончил сестре в прямую кишку.
Вынув опавший член, Денис лежал, прижавшись к спине сестры и поглаживая мокрой от её мочи рукой, грудь.
— А ты знаешь, интересные ощущения, — сказала она. — Я не думала, что мне понравится.
— Я рад, — улыбнулся он.
Полежав, они поднялись, умылись в ручье и снова двинулись в путь.
* * *
Вскоре начал накрапывать дождик, пока ещё не холодный. А к середине дня Наташа забеспокоилась:
— Что-то мы долго идём уже, а никак не доберёмся.
Денис согласился, что это странно, и, увидев удобное дерево, забрался на него.
— Что-то я ничего из знакомых ориентиров не вижу. Куда направимся?
— Тут ты главный. Давай подумаем, где стояло солнце, когда мы были на платформе? Это после полудня уже.
— Сейчас ещё рано. Тогда останемся на месте до этого времени и потом ещё раз поглядим.
— Хорошо.
Они сидели на краю полянки у кустов, чтобы сразу спрятаться, если кто-то появится, и вели разные беседы.
— Погоди, я хочу в кустики, — сказала Наташа.
— Тебе по большому или по-маленькому? — спросил Денис.
— Первое, — покраснела девушка.
— А сделай тут, не сходя с места? — предложил он. — Хочу посмотреть.
Наташа немного поспорила, но согласилась, и по его просьбе повернулась к нему задом, по тужилась и выдала несколько колбасок.
— Здорово! Первый раз вижу. У себя же не посмотришь.
— Дай мне листики, я вытрусь.
— Погоди... — ему пришла в голову мысль. — Я тебя сам... вытру...
Он приблизился к ней и ухватил, повалил, она задёргалась:
— Ты что? Пусти!
Денис, не говоря ни слова, прижался к её заду и, помогая одной рукой, вставил в её анус свой член, потянул Наташу на себя. Они упали назад, и перевернулись так что Наташа оказалась снизу.
Прижав Наташу к себе за живот, другой рукой он стал, как и в прошлый раз, играть с её клитором, поглаживая бёдра и толкая возбуждённый до предела свой член в прямую кишку сестры. Наташа, сначала пыталась сопротивляться, но вскоре стала постанывать от удовольствия. Член вошёл легко, потому что отверстие после испражнения не успело закрыться.
— Но... ой... что ты... делаешь... там же... грязно...
— А меня... это... заводит, — тяжело дыша, отвечал брат.
Кончив, он повернулся на бок и раскрыл объятия, и она поднялась с члена, посмотрела назад на него.
— Фу! «Как можно трахаться в грязную жопу» — произнесла она.
— А в чистую можно? Я её уже вытер членом, — ответил в тон брат.
— Ну ты скажешь!..
— Сама сказала. Значит, можно, — засмеялся он.
— Вставай, и топай к ручью и отмывай теперь свою палку.
— Не хочу, — отозвался Денис. — Я так хочу по дрочить член.
Наташа во все глаза смотрела на это безобразие.
Через несколько минут Денис встал и вытер руки об живот и ноги.
— Так и будешь?
— Ага. Засохнет и само отвалится, — пошутил он.
Когда Денис повернулся, сестра ахнула — вся его спина была в коричневых разводах. Она поняла, что, когда они падали, он плюхнулся в её кучу, и ей стало стыдно.
Чтобы отвлечься, она напомнила о поисках направления.
— Точно, время подходящее, — Денис снова залез на дерево. Облачность была меньше, и он заметил их водокачку, но в другом направлении.
— М-да, похоже, мы дали маху, — произнёс он. — Уклонились в сторону. В лесу всегда так — шаг одной ногой больше, чем другой и уходишь в сторону, а то и круг делаешь.
— Вот черт, мама же беспокоится, а мы не пойми где, — расстроилась Наташа. — Давай слезай и пошли.
Когда Денис слез, Наташа отправила его к ручью отмываться, и сама, нарвав травы, оттёрла ему спину, категорически отказавшись с ним идти рядом и вдыхать эти ароматы.
По пути Денис ещё пару раз забирался на дерево и проверял направление. Чтобы не сбиваться, старались идти прямо, без обходов. На одном из склонов Наташа поскользнулась и покатилась, перемазавшись с ног до головы грязью.
— Ха, вот теперь ты негритянка, а я белый человек, — засмеялся Денис.
— Будешь моя чёрная невольница.
— Придумал тоже, — обиделась Наташа.
Они продолжили путь и к вечеру добрались на окраину посёлка. Пришлось посидеть на опушке до ночи. Как стемнело, они проскользнуть к дому.
Калитка была притворена, но не заперта. Светилось окно на кухне. Денис тихо подошёл и заглянул — мама была одна. Он махнул Наташе:
— «Пошли», — и они двинулись к двери.
Алёна повернулась на звук и удивилась:
— О-о, наконец-то! Мои дорогие! — и кинулась их обнимать, несмотря на то, что была в белом банном халате, а они — грязные, как поросята. — Где вы пропадали?
— Мы где-то уклонились от пути, — произнесла Наташа, — но можно потом? Очень хотим есть, прям умираем!
— О, конечно! Но вы грязные! И я теперь тоже, — она оглядела себя. — Так, стойте, где стоите.
Алёна скинула с себя грязный халат, оставшись голой, и отправилась к рукомойнику. Вымыла руки и лицо, отрезала хлеба и сделала бутерброды. Взяв по штуке в руку, подошла к детям и стала кормить их с рук.
— А теперь в ванную! — сказала им, сама же подхватила халат и пошла вниз положить его в стирку.
Через двадцать минут трое голых членов семьи сидели на кухне и с жадностью сметали всё со стола что было на нём накрыто. Между делом даже успевали и рассказывали, о своих приключениях.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм

Сообщение 08 июл 2019 07:21

Мои рассказы про эксгибиционизм.
Часть 10
.

Связавшись с институтом, Наташа выяснила, что ей пора возвращаться на учёбу и предложила Денису и Алёне проводить её до города. Они встали рано, позавтракали и оделись. Вышли, едва светало, чтобы успеть на первую электричку. День был будний, народу мало.
Оставалась пара станций до черты города, когда Наташа сказала:
— Мы с Денисом гуляли, теперь твоя очередь, мама.
— Как это? — спросила та.
— Ну, через леса голышом. Давайте, скидывайте все.
— Ты что, с ума сошла? Я не буду.
— Может, мне папе рассказать про ваши игры?
— Нет, ни в коем случае! — испугалась Алёна.
— Тогда давайте быстро, пока не приехали.
Пришлось им подчиниться, благо народу в вагоне почти не было, 3 человека в другом конце вагона сидели спиной и клевали носом — раннее утро.
Алёна подумала:
— «Если так можно сказать, удачно, что я надела блузку, футболку пришлось бы стаскивать через голову, подняв руки и это привлекло бы внимание попутчиков».
Она сняла юбку, прикрылась ею, потом расстегнула блузку, отдала всё Наташе в подставленный пакет. Туда же отправились штаны, футболка Дениса. Кроссовки Наташа разрешила им оставить, все же осень постепенно наступала.
На ближайшей платформе мать с сыном выскочили, едва открылись двери, и побежали к спуску с платформы, за которым начинался лес. Денис — болтая членом, а мать — полной грудью, которые шлёпались друг о друга.
Электричка ушла, с нею уехала и Наташа с пакетом их одежды. Они сидели в кустах, переводя дух.
Несмотря на первый стресс, Денис протянул руки и помял сиськи Алёны, та шлёпнула его по рукам и сказала, что не время, надо уходить подальше.
— Как пойдём? — спросил Денис. — Вдоль железной дороги или напрямую?
— Вдоль опасно, — ответила мать, — в любом посёлке или на тропинке нас могу увидеть. А ночью не проберёмся, темно.
— Тогда пошли напрямую. Будем проверять направление, места в целом мы знаем же.
— Да, — согласилась Алёна, — знаем. Но страшно. Я так далеко не ходила, да ещё голая... Черт, и у меня на днях месячные... — она замолчала, понимая, что сказала лишнее и интимное сыну.
— М-м, здорово, — проговорил Денис, — я буду смотреть, это не дома, не скроешься, — он засмеялся.
— И не стыдно будет тебе смотреть на истекающую кровью киску собственной матери? — спросила она.
— Нет, мне будет интересно. Да и процесс же естественный.
— Охальник...
Они осторожно отошли от путей подальше, стараясь не трещать ветками, и зашагали в отдалении от рельсов — пока их путь был параллелен им.
Несколько часов они шли, пока не устали. Решили присесть на дерево. Денис обошёл кусты вокруг и собрал ягоды — поели и утолили жажду. За кустиками Алёна справила малую нужду, она все же стеснялась, а Денис сделал это тут же, не скрываясь.
Пошли дальше и разговаривали вполголоса:
— Мне все же стыдно, что я голая вне дома.
— Ты же ходила с нами в лес.
— Да, но это было не так далеко, и мы знали, что скоро вернёмся.
— Ну, а сейчас представь, что мы первобытные люди, не знавшие одежды, или потерпели кораблекрушение.
— Ага, ты Робинзон, а я Пятница, — засмеялась Алёна.
— По одной из версий Пятница была женщиной, — сказал Денис, — но в книге не стали развивать сексуальную ветвь и заменили его дикарём-мужчиной.
— Нам только секса не хватало, — вздохнула Алёна, — домой бы попасть без приключений. Не хочется попасться кому-то на глаза и ославиться.
— Постараемся, и я тебя прикрою, если что, — пообещал Денис.
Ещё через пару часов сделали привал, а потом Денис, как и тогда с Наташей, залез на дерево и осмотрелся. Советуясь с Алёной, он выбрал направление и до вечера они сделали ещё переход.
Как стало темнеть, он по прошлому опыту собрал ветки, листву, но ночевали они в овраге, попавшемся им, а не на полянке.
Легли, прижались и разговаривали, обсуждали пройденый путь и строили предположения, сколько ещё осталось.
— Холодно все же, — сказала Алёна.
— Ну да, не дом, — согласился Денис.
— Не мог ты потерпеть, пока она дома была, — высказала мать, — теперь Наташа нас шантажирует.
— Прости, не удержался, — виновато сказал сын.
— Да я понимаю, что гормоны и все такое. Я больше себя виню, что позволила.
— Мам! Если ты уж позволила, то позволь и сейчас? Тем более Наташки рядом нет.
— Эх! Куда я денусь, давай уж, — повернулась на спину она. — Только не в меня! — предупредила Алёна. — Здесь резинок нет.
— Спасибо, мамуля! Я обещаю, я не буду кончать.
Его рука прошлась по телу, погладила пышные груди, соски встали под пальцами Дениса. Потом он переместился ниже, на живот, пощекотал его, и Алёна захихикала. Рука прошла дальше, погладила развилку меж ног, палец описал круги, нащупывая клитор и теребя его. Постепенно Алёна начала постанывать и её ноги раздвинулись. Денис переместился и опустился на мать, одной рукой он сжимал её грудь, а второй направил член в отверстие, между половыми губками.
Начав двигаться, он приподнялся на руках, чтобы смотреть на лицо матери и её вздымающуюся грудь. Двигая тазом, Денис думал:
— «Как здорово быть голым! Не требуется раздевать и раздеваться, чтобы заняться сексом! Вот бы в обществе можно было ходить так. Единственно, холодно зимой. Ну, тогда штаны и куртка. А женщинам можно только длинную шубу или пальто».
Под такие мысли, которые его только больше заводили, он двигал членом во влагалище матери. Почувствовав приближение оргазма, он вспомнил, что обещал не кончать в неё, и выдернул член, который тут же подскочил к его животу и изверг белую сперму. Она оказалась на нем и на животе матери.
Он со стоном рухнул на её тело. Вязкая жидкость растеклась по их животам и по бокам.
Через пару минут он пришёл в себя:
— Ох... это так... здорово... спасибо, мама!
— Я тоже... довольная, — не смогла солгать она.
* * *
Целые сутки Денис и Алёна шли голышом по лесу, а до дома оставалось ещё больше половины пути. Они уже устали и дальше шли медленнее. Вскоре они набрели на заброшенный шалаш и устроились в нём на вторую ночёвку. Голодные, они просто рухнули и тут же уснули и даже не слышали, как ночью прошёл дождь и почва, которая была в этом районе, очень раскисла и стала просто невыносимо непроходимой. Проснувшись от прохлады, они поёжились и, сделав имитацию зарядки, чтобы согреться, пошли дальше. Не успели пройти и сотни метров, как первой упала, поскользнувшись, Алёна. Денис стал помогать ей вставать и тоже упал рядом. Они рассмеялись и поняли, что мыться им в холодной осенней воде не придётся.
— Ну что, дальше пойдём так, — сказала Алёна.
— Придётся, вон как развезло всё, — согласился Денис.
В течении часа, пока Алёна и Денис пересекали огромное поле, они рухнули в грязь ещё не один десяток раз. Идти в обход лишние километры им не хотелось. Теперь они были не похожи ни на кого, грязные с ног до головы и даже длинные волосы Алёны все были в липкой грязи и прилипли к спине. До дома оставалось ещё несколько часов пути и вымотавшись, они просто упали в поле и, тяжело дыша, смотрели друг на друга. Член Дениса медленно начал возбуждаться и Алёна, увидев это, сильно удивилась:
— Он что, у тебя постоянно стоит и даже усталость его не берёт? — спросила она.
— Рядом с тобой он готов всегда стоять, — ответил Денис.
Алёна подползла к нему, ёрзая своими большими грудями по жидкой и липкой грязи и взяв в руки его член, стала играть им, делая вид, что дрочит.
— Я так не кончу, — сказал Денис.
— А как ты кончишь? — спросила Алёна.
Денис хитро улыбнулся и показал взглядом на её грязную в глине киску. Алёна посмотрела на себя, потом на член Дениса и, окинув всё вокруг, сказала:
— Я ещё посреди поля на виду у всех не трахалась с тобой.
— Тут нет никого, — ответил Денис.
— А потом в таком виде нас среди поля точно никто не разглядит, подумают, что кучи грязи или комки лежат размытые дождём — сказал он и они оба рассмеялись.
Алёна это прекрасно понимала — какой дурак в такую погоду в лес потащится и по полю будет бродить? Перевернувшись с живота на спину, она легла рядом с Денисом и, раздвинув ноги, потянула его к себе. Он понял и быстро перевернувшись, лёг сверху на Алёну. Его огромный член тут же уткнулся в живот, и Алёна произнесла:
— Ты что, меня своим членом проткнуть хочешь? — пошутила она и, протиснув руку между его и своих бёдер, направила грязный и липкий член себе во влагалище. Они долго занимались сексом, и Алёна постоянно стонала и с силой прижимала тело Дениса, обхватив его и руками, и ногами, пока они оба не обессилели, и долго лежали недвижимо в грязи, Алёна снизу, а Денис сверху на ней, даже не вынув свой уже обмякший член. Таким образом передохнув и немного согревшись, они встали и пошли уже не спеша в сторону дома.
Почти до позднего вечера им пришлось добираться до своего посёлка, и они ещё не раз падали и вывозились в грязи где попало и оба были счастливы и довольны тем, что Наташка им устроила такую прогулку голышом. Но они не знали того, что их ждёт дома и как только они пришли поздно вечером и, открыв дом, вошли внутрь (ключей у них не было, но это не беда, они хранили запасные в специальной выемке с ящичком под домом), то ахнули. Сколько на них было грязи! И всё это сваливалось и капало на пол.
Приняв душ и отмывшись (Алёна даже не села на горшок, а пописала на себя в процессе смывания грязи) к полуночи, они первым делом поели, так как толком, кроме ягод, у них во рту ничего не было. Потом разошлись по комнатам и крепко уснули.
На другой день Алёна решила, пока сын спит, сходить в магазин, и не могла найти ключи, а потом вспомнила, что сама отдала их Наташке.
— «Вот попали так попали», — подумала она. А когда проснулся Денис, то она сказала ему:
— Наша вся одежда в сарае, а ключ у Наташи, так что нам с тобой не во что одеться.
— Ничего, и так проживём, пока Наташка не приедет, — спокойно ответил Денис.
Денис произнёс это спокойно, без особых проблем и даже обрадовался тому что не придётся думать об одежде. В понедельник Денис не пошёл в школу, и они снова провели день, и другой, и третий голышом. Ели всё, что было в подвале и в холодильнике. Но такой жизни пришёл конец и в четверг, спустя три дня, как Денис не посещал школу, к ним пришла его классная руководительница узнать, что с ним. Обойдя дом и постучавшись в двери и в окна, она так и не смогла добиться, чтобы кто-то ей открыл. Алёна и Денис чудом не попали ей на глаза и успели спрятаться в подвале. Как только она ушла, то они посмотрели друг на друга и чуть ли не одновременно задали вопрос друг другу:
— Надо позвонить Наташке.
— А что мы раньше-то не подумали про это? — возмутились они.
Алёна набрала её номер, и Наташа ответила, что она на паре и перезвонит сама.
К вечеру повалил первый снег и вскоре раздался долгожданный звонок.
— Привет, как дошли? — спросила она.
— Живы и здоровы, только вот в магазин сходить не в чём и Денису в школу тоже не во что одеться, — пояснила Алёна.
— Я приеду только через месяц, — ответила Наташа.
— А как же мы? — возмутилась Алёна.
— Вам же нравится, вот и поживите так, — издевалась Наташка над Алёной и Денисом, но в конце разговора призналась, что ключ спрятала в землянке в дальнем углу справа, где на рядах полок хранились заготовки и сухой паёк на крайний случай на зиму.
Вечером, как стемнело, Денис собрался идти за ключом, и Алёна решила его одного не отпускать, хотя сама голышом не ходила по снегу ни разу. Но было тепло и она, разгорячённая, даже не почувствовала этого. Снега было уже сантиметров 15-20, но им даже было жарко, и они не спеша шли по нетронутому снежному покрывалу, оставляя за собой две полоски больших мужских и небольших женских следов.
В землянке ключи найти было сложно и, подсвечивая фонарём, они больше часа искали его во всех уголках и всё же нашли, но сами были все в земле и пыли, что насобирали на себя. Когда выбрались наверх, то было уже темно и Денис упал на снег и стал валяться, приговаривая, как здорово и оттирать с себя пыль и грязь. Алёне было неприятно касание снега, и она просто стояла и смотрела на него, а потом позвала его домой, сказав, что ей холодно. Денис обнял её, и они побрели в сторону дома.
Утром они открыли сарай и достали одежду. Затем Алёна отправилась в магазин за продуктами, а Денис — в школу. Мама потом позвонила в школу классной и, придумав причину, оправдала отсутствие сына на занятиях несколько дней и всё было бы хорошо, если бы не то, что спустя две недели зима стала быстро наступать и ночами было уже до минус 5-10 градусов.
Денис в пятницу вечером отправился погулять, а когда вернулся к дому, то видел в окне Наташу и, обрадовавшись, хотел было уже вбежать в дом и обнять сестру, но тут он услышал мужской голос за окном и, присмотревшись, увидел, что ещё и отец приехал домой, испугался.
Алёна и Наташа, обрадовавшись встрече с отцом и мужем, даже не вспомнили про Дениса. А Денис тем временем, прячась во дворе, чтобы не попасть на глаза отцу, пытался выбраться за его пределы, но на улице не вовремя появилась машина, остановилась возле соседей и были слышны голоса и, как тогда показалось, это была немного подвыпившая компания, где спорили, сами не понимая о чём, и это настораживало Дениса.
В доме было всё тихо и переждав, когда машина от соседей уедет и всё стихло, Денис перебежал дорогу и скрылся в знакомом за долгое время лесу. Там он знал почти каждый кустик и каждое дерево и без труда добрался до своего отремонтированного к зиме убежища, старой землянки. Войдя внутрь, он закрыл старыми одеялами вход и включил керосиновую лампу. От мерцающего света стало как-то теплее и уютнее. Перекусив на скорую руку тем, что было среди припасов, он стал готовиться ко сну. Денис прекрасно понимал, что ему в дом, пока там отец, не попасть, если только не произойдёт чудо и мама не расскажет сестре, где он может быть и в каком виде и тогда сестра, может, сжалится и принесёт ему кое-что из одежды.
С этими мыслями Денис и заснул. А когда он проснулся, то лампа уже погасла, но в землянке было тепло. Он вышел на улицу и обомлел. Снег был мокрый, а с деревьев капало.
— «Неужели был дождь или так тепло, что снег тает как весной?»
Посмотрев на восходящее солнце, Денис понял, что уже около девяти часов и про него так никто и не вспомнил. Он протёр глаза снегом, так сказать, умылся и пошёл в сторону дома. Следов посторонних на знакомой тропинке ему так и не встретилось, и он понял, что, кроме него, тут никто не проходил.
Выйдя на опушку, он увидел свой дом и как во двор вышла его сестра. Она сбегала в сарай, что-то там забрала и принесла в дом и снова всё стихло.
— «Что же мне делать?» — думал Денис про себя.
А тем временем отец вспомнил, что нет рядом сына и спросил у Алёны:
— А где-Денис-то?
— Да снова у друзей ошивается, — не задумываясь, ответила Алёна. — Он же последний год учится, к ЕГЭ готовиться нужно, а он носится, ничего не могу с ним поделать, — добавила она следом.
— Ну не хочет учиться.
— «Возьму его к себе на раскопки, пусть землю копает тогда.» — сказал отец и велел всем собираться и тут же заказал такси. Через полчаса они уже ехали по знакомой дороге в сторону города.
Денис понимал, что это единственный шанс попасть в дом, но днём, когда на улице могут появиться люди в любой момент и увидеть его, было опасно. Он был в растерянности и не знал, что делать.
Алёна, отец и Наташа тем временем завезли вещи в общежитие, где жила Наташа и поехали в ресторан отмечать возвращение отца с раскопок. Он много всего интересного рассказывал, и никто даже не вспомнил по Дениса.
Ближе к обеду снег во многих местах уже растаял, и размокшая земля превратилась в грязь — и тут Дениса осенила ужасная, но необычная, как ему показалась на тот момент, идея, как пройти незамеченным до своего дома.
Он спустился в один такой котлован и стал обмазывать себя грязью. Она была холодной, но ничего другого не оставалось, чтобы скрыть наготу, и, измазав себя с ног до головы, он осмотрелся и вышел на опушку леса. Переждав, пока проедет случайная машина, он пулей перебежал через улицу и влетел во двор, и только потом огляделся уже через забор, был ли ещё кто-то на улице и увидел, что в трёх домах от их жилища возле калитки стояли парень и девушка. Он знал их, но видели ли они его — это было загадкой, и он подумал.
— «Пусть будет что будет».
Быстро пробравшись к дому и взяв ключи, он осторожно, чтобы не запачкать пол, пробрался в душ и отмылся, а после сходил в сарай и, взяв там свои вещи, оделся, а что-то отнёс в комнату. Отец дома и нужно было быть теперь осторожнее, не то что раньше, и соблюдать все правила, случайно не засветиться со своими нудистскими увлечениями.
Немного передохнув, он спустился на кухню, предварительно убрав все компрометирующие следы во дворе, сел за стол и стал завтракать и заодно обедать. С самого утра во рту не было ни крошки.
Вскоре приехали отец и мать и, обнявшись, Денис стал расспрашивать отца о раскопках и тот с интересом стал рассказывать сыну всё снова, сидя в холле на диване. Алёна глянула на них беседу и поднялась к себе в спальню. Наступил вечер и вскоре к ней пришёл и муж, а Денис зашёл к себе и, долго глядя в потолок, вспоминал все приключения, что произошли с ним и мамой и сестрой за прошедшее лето.
Последний раз редактировалось sergei0083 08 июл 2019 11:01, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:21

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.
Часть 11
.

За прошедшую зиму нашим героям не особенно удавалось побегать голышом и потрахаться, потому что отец был дома. В основном Денис был голым в своей комнате по утрам и поздним вечером, иногда проскальзывал так в туалет. Наташа училась и дома была лишь на новогодних каникулах.
Но вот наступила весна. Она была ранняя и быстрая, снег сошёл, начали появляться листики. Денис с Алёной иногда гуляли в лесу, раздеваясь там и отойдя подальше от дома. Одежду они носили с собой в рюкзачке.
— «Хоть так», — думал он.
На несколько дней приехала Наташа. Алёна шутила, что та привезла с собой тепло, для апреля +20 было нетипично.
Наташа предложила им съездить в гости к бабушке с дедушкой, которые жили примерно в 70 км по автодороге от них. Отец сказал, что не сможет, готовится к следующему сезону. Он посадил их в автобус, пожелал счастливого пути и передал подарки для родителей. Сказал, что съездит на электричке в город поработать в архиве на несколько дней.
Путь с учётом остановок занял часа 3. Выйдя, они сошли с шоссе и протопали около километра по грунтовке по дороге. Ещё не все лужи высохли и на дороге было достаточно жидкой грязи.
Алёна вспомнила, ничего не говоря детям, как они с Денисом топали по полю, перемазанные с ног до головы и трахались — и у неё сладко заныло внизу.
Но вот и дом бабушки с дедушкой. Они очень обрадовались визиту и тут же стали их кормить домашней едой, расспрашивать о жизни, учёбе. После еды посидели во дворе, где бегали куры. На брёвнышке у дома под солнцем было так хорошо!
Но, как известно, все хорошее быстро заканчивается. В последний день перед отъездом Наташа позвала маму с братом на озеро:
— Давайте позагораем там.
— А как же автобус? Нам тогда назад за вещами топать, не успеем.
— Да много ли их? Возьмём с собой.
Посидеть у воды было заманчиво и они, взяв вещи и попрощавшись с родными, отправились на озеро.
Путь шёл через лес, потом чуть вниз и вот уже синее озеро в обрамлении елей.
— Холодно! — сказал Денис, потрогав воду.
— Да, — подтвердила присевшая рядом Алёна.
— Ну ничего, и так посидим. Тут никого, раздевайтесь, — предложила Наташа.
У Алёны, конечно, купальника не было, кто же плавает в апреле. На ней было обычное белье. Она разделась до него, но Наташа сказала:
— Мам, все снимай.
Та улыбнулась и оголилась. Дениса упрашивать было не надо.
Наташа тоже скинула все и улеглась загорать, чуть расставив ноги.
Они полежали немного, и Алёна предложила погулять чуток вдоль берега. Но Наташа сказала, что у неё немного нога болит и вообще она с прошлого года не загорала, и предложила им пройтись, а она их здесь подождёт.
Алёна впереди и Денис следом за ней отправились в путь. Тропинка виляла меж деревьев по берегу, то отдаляясь, то подходя к кромке воды, а иной раз и забираясь вверх. Оттуда открывался отличный вид на озеро, оно было большим, неправильной формы, но где-то с два километра в самой широкой части.
— Сколько будем гулять? — спросил Денис.
— С часик, наверно, нам же надо вернуться и потом ещё до автобуса дойти.
— А часы или телефон мы не взяли.
— Да, упущение, — согласилась мать. — Будешь по солнцу время определять, как первобытные люди.
— Ну, они, наверно, знали лишь утро, день и ночь, — ответил сын. — Деление на 24 часа появилось позже, в Вавилоне.
— А хронометры вообще в эпоху открытий, 17 век, что ли, — добавила Алена. — Я тоже что-то знаю, — засмеялась она.
— Ага. А ночью по звёздам, мы мореходы, о-ля-ля! — воскликнул Денис.
— Ну спасибо, давай уж поворачивать, а то до ночи пробродим.
— Хорошо, — он подошёл к матери и, взяв её руками за грудь и попу, развернул назад.
— Безобразник! — сказала она, всё не наигрался.
— Ну что делать, твой вид меня всегда возбуждает, — и он указал на подтверждающий его слова член.
— Не сейчас, — сказала Алена, — пошли!
Они двинулись назад, путь был знаком, озеро они посещали не первый раз. Денис с Наташей в детстве проводили тут чуть ли не каждое лето. Поэтому полянку, где они лежали, Денис опознал без труда.
— Э-э... — растерянно сказал он. — Не понимаю...
— А мы точно вышли? — забеспокоилась Алёна.
— Железно! Я тут не заплутаю. Вон смотри, ещё и отпечатки.
— Действительно... Но где же Наташа? И наши вещи?
— Видимо, ушла...
— Ну я ей покажу!
— Если поймаешь... Телефоны она тоже забрала.
— Ну блин!
— Не ругайся.
— Я ещё и не так могу! Хоть бы предупредила! Как мы теперь домой попадём? В деревню нельзя, собаки облают, люди выглянут и увидят, а дом деда не на околице, а в середине. От нашего дома мы сколько ехали?
— Часа три... почти.
— Вдоль дороги голыми топать? Вот это будут проблемы!
— Сплетём рубаху из веток!
— Очень смешно...
Они обошли поляну, Алёна кипятилась, Денис оглядывал все внимательно, посмотрел и на деревья, вдруг проказница Наташа там подвесила пакет с одеждой? Но нет, ничего.
Он вышел на тропинку, ведущую к деревне, и на одном из кустов заметил клочок бумаги.
— «Ветер унёс откуда-то?» — подумал Денис и подошёл поближе.
Бумажка оказалась свежей, наколотой на прутик, а внутри была записка Наташи:
— «Мама и Денис! Я отправилась домой. Добирайтесь тоже! Жду! P. S. Вы трахаетесь, а мне не даёте. Вот и погуляйте, по развлекайтесь. Или отцу рассказать?»
— Мама! — позвал он. — Иди сюда.
Алёна подошла и прочла переданную сыном записку.
— Вот... — хотела она сказать матерное слово, но сдержалась. — Что делать будем?
— Ну что... Придётся идти. Или есть варианты? Выложим SOS на полянке и будем ждать спасателей?
— Чтобы они на нас полюбовались?
— Особенно на тебя, ты такая красивая.
— Отстань, и так тошно. Не ожидала такой подставы!
— О, мам, ты освоила молодёжный сленг?
— Телевизор же смотрю.
— Ладно, пойдём? На ближайшие дни обещали тёплую погоду, да и опыт походов у нас есть.
— Только тогда были ягоды, а сейчас ничего.
— Берёзовый сок. Проковыряем дырочки, мало ли железяк в лесу валяется.
— Ага, и стог найдёшь...
— Это к чему?
— Песня такая есть:
— «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок, с ненаглядной певуньей в стогу ночевал...»
— Тогда я поищу стог!
— Если будет... Пошли.
И они двинулись назад по тропинке к деревне, сойдя с неё на развилке и отклонившись в направлении автодороги, вдоль которой им предстояло проделать часть пути.
Идти было сложно, так как местность была открытой и зачастую приходилось обходить открытые поля по опушкам леса — на это уходило много сил и времени. Алёна часто уставала и просила сына немного отдохнуть, тогда они находили укромное место и, рухнув там, долго отлёживались. Ни у Алёны, ни у Дениса не было желания заниматься сексом и это угнетало их, так как ни он, ни Алёна не заикались даже об этом.
К концу дня, вымотавшись, они набрели на небольшой стог прошлогодней соломы, и разровняв её, устроили себе ночлег под открытым небом, лишь слегка припорошив себя сверху. Алёна прижалась к Денису и он, обняв её и прижав к себе, попытался о чём-то заговорить, но услышал, как мать уже спала. Вскоре уснул и он.
Ранним утром Алёна по привычке проснулась первой и, осторожно сев на мягкой соломе, стала разглядывать крепко спящего сына и его возбуждённый член, который торчал из соломы, которой он был слегка запорошён. Осторожно прикоснувшись и оголив головку, Алёна хотела разглядеть член получше, так как раньше ей этого не приходилось делать вот так, чтобы никто не мешал. Денис, видно, почувствовал это прикосновение, слегка приоткрыл глаза и увидел, как в лучах восходящего солнца рядом с ним сидела его мать, красивая и обнажённая с распущенными волосами. Он просто восторгался ею и не хотел вспугнуть, так что снова прикрыл свои глаза, притворившись что спит.
Алёна сидела и разглядывала возбуждённый член сына и не могла решиться, но голод диктовал свои условия и она, склонившись над членом и приоткрыв рот, осторожно, чтобы не разбудить Дениса, взяла головку в рот и стала играть с нею язычком, слегка посасывая, словно Чупа-чупс. С каждым мгновением она чувствовала, как член напрягается всё сильнее и сильнее и вот неожиданно терпкая струйка спермы брызнула ей на язык. Алёна вздрогнула, но не отпустила член, продолжая играть с его яичками рукой и слегка посасывать оголённую головку, из которой порция за порцией брызгала тёплая сперма. Это единственное, что за последние сутки могла проглотить Алёна, чтобы утолить хоть чуточку свой голод. Облизав головку и выдавив из члена последние капли, Алёна довольная и умиротворённая тем, что она только что сделала, легла осторожно рядом и, уставившись в небо, смотрела, как над лесом поднимается солнце.
Вскоре проснулся Денис и, увидев, что Алёна не спит, спросил:
— Давно проснулась?
— Да нет, — бодро и двояко ответила она.
— А мне такой сон снился, что даже просыпаться не хотелось, — ответил Денис.
— Расскажи, — настороженно спросила Алёна.
— Не могу, слишком уж интимный, — ответил он.
— Ну, не хочешь и не рассказывай, — обиделась Алёна и, встав, сказала:
— Ладно, хватит валяться, нам ещё топать и топать.
Денис поднялся и потянувшись сказал:
— Пожрать бы чего-нибудь.
— Жрать нечего, холодильника с нами нет и вообще нет ничего, что можно было бы съесть, — вздохнув, произнесла Алёна.
— Жаль, что мы не аборигены, а то я съел бы тебя, — пошутил Денис и, протянув руку Алёне, увлёк её за собой. Они отряхнулись от соломы и пошли дальше, выбирая безопасный путь в сторону дома.


* * *

Тем временем Наташа, добравшись до автодороги, присела на остановке и утрамбовала вещи Алёны и Дениса в рюкзак поплотнее. Он успешно закрылся. Наташа ждала автобус домой и думала:
— «Вот теперь они попляшут!» Конечно, она понимала, что они снова будут трахаться по пути, но пусть помучаются по дороге домой. «А я долечу с комфортом!»
Прибыл автобус, подхватил её и доставил домой даже быстрее, чем к бабушке с дедушкой. Она зашла в магазин, купила еды с запасом и вернулась к себе. Разделась в комнате, поела и почитала, посмотрела телевизор в холле. Устав, отправилась спать пораньше.
Наутро потянулась и поднялась, направилась в туалет. На кухне не стала готовить завтрак, а сделала пару бутербродов и чай. Налила и случайно кинула взгляд в окно. Тут и обомлела — к дому шёл отец!
«Черт!» — мелькнула мысль. — «Не вовремя! Надо смываться!»
Она дёрнулась к лестнице, но тут же обернулась, осмотрела кухню — тарелок и кастрюль нет, подхватила чай и бутерброды и взбежала по лестнице к себе, затаившись.
Отец открыл дверь своим ключом:
— Ау! Есть кто?
Никто не ответил.
— Ага, ну понятно, ещё не вернулись.
Он пошёл переодеться, потом поработал и спустился поесть. За это время чайник остыл и не выдал Наташу, которая тихо сидела в своей комнате, так и не одевшись. Её посетила мысль — а сможет ли она быть голой дома и не попасться на глаза отцу? У неё было 3 дня до того, как отправиться в институт, и она решила провести такой эксперимент. Хорошо, что дверь комнаты закрывалась на замок, а не задвижку или вообще бы не закрывалась.
После обеда отец вышел на участок и сел за садовый столик с ноутбуком.
— «Решил поработать на природе», — поняла Наташа.

* * *

Пока Наташа решала, как ей быть и что делать, как себя вести с отцом и одеваться ей или нет, Алёна и Денис продолжали свой путь и вышли к роднику. Утолив жажду, сидели и отдыхали на берегу ручья. Влажный и прохладный воздух от воды заставил Алёну прижаться плотнее к Денису, чтобы согреться и он, обняв её, не смог удержаться и, повалив на траву, стал целовать её пышные груди и шею. Алёна сама давно этого хотела и не сопротивлялась, а наоборот, даже помогала Денису в некоторых щепетильных моментах и вскоре член Дениса провалился во влажное влагалище Алёны. Отсутствие секса продолжительное время делало своё дело, и он, и Алёна быстро, в течение нескольких минут, испытали сильный оргазм. Ослабив свои руки от усталости и приятной истомы. Денис просто лёг сверху на Алёну и долго не мог слезть — так было тепло и приятно, что он готов был лежать так вечно. Алёна сама его попросила слезть, так как ей было тяжело держать на себе взрослого парня и он, свалившись рядом и распластав руки в стороны прокричал негромко, но если бы кто-то был рядом, то обязательно бы его слова услышал:
— Как-хорошо-то!!!
— Хватит кричать, вставай, нам пора идти, — сказала Алёна и они снова отправились в долгий путь.
К концу подходил второй день пути и им удалось кое-что найти, чтобы утолить голод и жажду. Снова нужно было искать место для ночлега, и они нашли его в густом кустарнике недалеко от дороги и, наломав лапника, устроили себе мягкую постель, где, обнявшись, крепко уснули.

* * *

Наташа в это время дома уже проголодалась и решила сходить на кухню на первом этаже. Тихо подошла к двери, отомкнула её и прислушалась — вроде тихо. Отворила чуть створку и посмотрела в щель, потом вышла. Подумала, ключ оставить в двери или с собой взять?
— «Лучше взять, мало ли выпадет и не успею запереться или отец подберёт», — подумала она. Следующей мыслью была:
— «А если я сама на кухне потеряю?»
Она вернулась назад в комнату, нашла ленту и пропустила ключ через неё, повесив на шею. «Как в школьные времена», — улыбнулась. И снова вышла за порог.
Спускалась по лестнице, прислушиваясь к каждому шороху. Потом по коридору до кухни, присела и посмотрела в окно. Отец так и сидел за столиком, боком к дому.
— «Надеюсь, я не видна», — подумала она и отошла к холодильнику. Взяла сыр в нарезке, помидор, хлеб и бутылку воды.
— «Пока хватит», — решила она, — «да и не выронить бы. Ночью ещё схожу».
Наташа вернулась в свою комнату благополучно, помидор был помыт над цветочным горшком и съеден с бутербродами.
До вечера она сидела тихо, как мышь, прислушиваясь к звукам и читая книжку или просматривая интернет на планшете. Набрела на один интересный форум эксгибиционистов и зарегистрировалась там под вымышленным именем.
К вечеру ей очень захотелось в туалет, сказалась выпитая вода и сочный помидор. Но было ещё рано, она опасалась встретить отца или того, что он услышит шум спускаемой воды.
— «Что же делать?» — думала она. Потом, вспомнив случаи с форума, она решила проделать так же. Посмотрела в окно — отца не было, снизу доносился приглушенный звук телевизора. Но она понимала, что это не гарантия — телек мог работать фоном, а отец быть где угодно.
— Надеюсь, он не пройдёт внизу..." — проговорила про себя Наташа и открыла окно. Цветок временно отправился на пол. Она влезла на подоконник, ухватилась за верхнюю часть рамы и выгнула низ вперёд. Постояла пару секунд — дуновение воздуха и пробежавшая по киске прохлада, ей понравилось.
— «Ужас, я стою голая и показываю письку всему миру! А если кто смотрит в бинокль?» — пронеслось у неё. Но желание помочиться пересилило, и она пустила струю, пытаясь не залить подоконник.
Через минуту ей было так хорошо! Наташа слезла, вытерла салфетками свою промежность и подоконник, куда попало чуть-чуть, и закрыла окно. Вернула цветок на место.
— «По цветку в окне Штирлиц понял — явка провалена», — вспомнила она фильм.
Она поставила будильник в телефоне на вибрацию, положила его под подушку и заснула.
Будильник сработал в 2 часа ночи. Наташа сперва не понимала, что происходит, потом всё вспомнила, выключила вибрацию и прислушалась. Было тихо.
Она снова приоткрыла дверь, осмотрелась, повесила ключ на шею и отправилась в ванную. В своей комнате она не включала свет, но тут пришлось. Она беспокоилась, не встанет ли отец, не увидит ли свет под дверью и шум воды.
Присела на унитаз и тихо сделала все дела, слив водой из кувшина, чтобы не спускать воду, и не создавать лишнего шума.
В душ она идти опасалась, так что тонкой струйкой набрала воду в ладони и умылась, вытерлась сама и подтёрла пол, тихо вышла и выключила свет.
Дальнейший путь был тем же, через кухню. Взяла еды побольше и наполнила две бутылки водой, пить и цветы полить. Подумав, прихватила ещё одну пустую бутылку.
— «Не все же быть англичанкой, буду лётчицей», — сказала она себе, вспомнив, как те писали в бутылку — в первых самолётах на дальних перелётах, туалетов тогда не было.
Удачно вернувшись, она закрыла дверь и повалилась спать дальше. Проснулась только в 10 утра. День снова был солнечный. Наташа подумала: как там Алена с Денисом? Идут ли и где? Устроят ей бучу, наверное. Хотя не успеют, надо будет ехать в институт.
Но пока что день продолжался. Отца на участке не было, и она решила использовать бутылку. Раздвинула рукой половые губы и приставила отверстие к уретре. Моча с шумом полилась в ёмкость, и Наташа испугалась, не услышит ли отец.
Потом она помыла руки над цветочными горшками и поела принесённое ночью. Весь день Наташа провела в запертой комнате, не создавая шума и не выходя в коридор. Утомившись после полудня Наташе захотелось спать и она сама не понимая как отключилась и провалилась в сон, а перед пробуждением приснился ей странный сон...

Будто она сидит голышом на кухне, завтракает и ничего не подозревает, что дома кто-то есть. Кусая сладкую булочку и запивая утренним кофе, вдруг Наташа слышит шум и шаги. Она вздрогнула и оглянулась. По коридору второго этажа кто-то идёт. Спрятавшись за дверь, она стала наблюдать, кто это может быть и видит сквозь щель, по холлу в туалет проходит её отец, совершенно голый с торчащим членом. Она обомлела и не знает, что делать. Стоит словно каменная. Отец вышел из туалета и зашёл на кухню. Поставил чайник и стал снова подниматься в спальню. Наташа пришла в себя и как только он скрылся за дверью, пробежала по холлу и спряталась за диваном. Минуты через две отец снова спустился вниз, в кухню, услышав свисток чайника и наладив себе кофе, сел на диван в холле у телевизора. У Наташи внутри всё оборвалось, ведь он может в любой момент её увидеть и что тогда?

...Наташа проснулась в холодном поту.
— «Ну и приснится же такое!» — подумала она.
— «Но что-то в этом есть...»

* * *

Тем временем Алёна и Денис прошли половину пути и чем ближе к дому, тем больше усталость, и они стали чаще отдыхать. Непродолжительный отдых со временем перерастал в бурный секс, хоть и не такой бурный он был, но им было очень приятно и даже забавно заниматься им где попало — в поле, в лесу или в придорожной канаве, когда рядом проносились машины и никто из них не мог даже подумать, что всего в десятке метров происходит такое.

* * *

Наташа, осмыслив сон и вспомнив рассказы брата и мамы, как он голым прятался от неё в доме, и никто даже подумать не мог, что рядом где-то бегает в доме голый парень с торчащим членом, решила проделать такое же. Она прислушалась. Было тихо и Наташа поняла, что отец ещё спит. Открыв свою дверь, она голышом спустилась вниз и сходила в туалет и хотела так же, как во сне, зайти на кухню и приготовить себе кофе, но вдруг над головой услышала шаги в спальне отца и, выскочив из туалета, быстро сообразила и прямо голышом залезла за диван, где когда-то прятался её брат. Затаив дыхание, она стала ждать, что будет дальше.
Отец зашёл в туалет и даже не закрыл за собой дверь, бояться было некого, так как он считал, что он дома один. Наташа хоть и не видела это, но хорошо слышала все звуки и понимала это.
— Надо же, плавки замочил, — ругнулся отец. — Придётся менять, — проговорил он вслух и сняв мокрые плавки, голышом проследовал в подвал, где стояла стиральная машина и лежало всё грязное бельё. Наташа не решилась выйти из укрытия, чтобы подняться к себе и только сдвинулась чуть в сторону, чтобы видеть, что происходит дома. Вскоре отец поднялся в холл и, зайдя голышом на кухню, напевал какую-то песенку, приготовил себе кофе и, сев на диван в холле, включил телевизор.
«Словно это сон», — подумала про себя Наташа, затаив дыхание. Она лежала больше получаса за диваном и уже от всего происходящего сильно возбудилась.
Включив по громче новости, отец выпил кофе и, поставив чашку на кухне на стол, поднялся по лестнице в спальню.
«Ну, сейчас он оденется и выйдет во двор со своим ноутбуком», — подумала Наташа, но ошиблась. Отец снова голышом вернулся обратно и, сев на диван, стал щёлкать каналами. Вскоре она услышала, что отец нашёл футбол и поняла, что это надолго. В течении полутора часов, отец голышом ходил то на кухню, поднимался к себе, заходил в туалет, и Наташа много раз видела в щель между диваном и огромной кадкой с домашним растением, скрывающим её от глаз отца, его болтающийся член и большие яйца.
«У Дениса постоянно стоит, а тут болтается, словно сарделька на верёвочке», — сравнила Наташа и ей даже стало смешно. Под попой уже было мокро от вытекающей из влагалища влаги, да и пару раз чуть-чуть Наташа пописала под себя, чтобы не лопнул мочевой пузырь.

* * *

Надо сказать, отцу тоже понравилось ходить голым, пока тепло и никого нет. Он вспомнил, как когда-то пришёл домой, а Алёна встретила его в одном халате, под которым явственно обрисовывались груди. А когда он обхватил её поцеловать и обнял за попку, то не обнаружил там трусиков. Его это очень возбудило — как в лучшие времена молодости. И сейчас, пока жены и детей дома не было, он решил ходить так, одеваясь только для выхода на участок и в магазин. Знал бы он, что дочка дома и подсматривает за ним, будучи сама голой!

* * *

Тем временем Алёна и Денис продолжали свой путь, пролегающий через низину, в которой ещё после таяния снега было много влаги и грязи. Первым упал, не удержавшись, Денис и Алёна стала помогать ему вставать, тоже поскользнулась и упала. Вывозившись, они выбирались из этого болота, а потом Алёна и Денис, все в грязи, легли отдыхать на опушке леса и сами не заметили, как уснули. До дома оставалось ещё сутки пути, если не случится непредвиденного.

* * *

Наташа с трудом дождалась, когда отец перестанет трясти своим членом и, одевшись, выйдет во двор, чтобы поработать. Выбравшись из-за дивана, она сбегала в туалет, а потом, взяв кое-что перекусить, поднялась к себе в комнату. Остаток дня она провела в своей комнате, а рано утром, пока отец ещё спал, выбросила свои вещи из окна, чтобы не скрипеть дверью и, одевшись, ушла тоже через окно из дома незамеченной. Ей пора было возвращаться в институт и сдать экзамены, чтобы спокойно вернуться и уже ни о чём не заботиться до начала нового учебного года.

* * *

Алёна и Денис вернулись только к вечеру и видя, что дома отец и муж, прятались два дня в лесу и в землянке, которую когда-то отремонтировал Денис и как только отец уехал в город, пробрались в дом и, отмывшись, утолили свой голод и жажду, легли отсыпаться. Наташку они уже не застали в доме, и обида на неё в скором времени прошла.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2755
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 205 раз

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка

Сообщение 08 июл 2019 07:22

Мои рассказы про эксгибиционизм. Странная семейка.