Мои фантазии

Не только об одном онанизме же читать всю жизнь ;-)

Модератор: 0льгерт Палтус

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:37

Часть 2. Лыжная прогулка

Прошла зима и наступила весна, морозы ослабевали, а днём иногда была слышна капель с крыш, а на открытых местах даже образовывались небольшие лужи. Вот и мартовские праздники прошли, а на календаре было двенадцатое марта, пятница, как я вдруг услышал, скрипнула калитка. Я выглянул в окно, и просто обалдел. Во двор входила Таня, держа в одной руке сумку, а в другой лыжи. Я выбежал на крылечко и встретил её, конечно сильно обрадовавшись, забыв, что я голый, как и ходил дома, так и выскочил. Таня окинула меня взглядом и улыбнувшись, подала мне сумку, а лыжи поставила к стене веранды и сказала.
- Я сейчас - и направилась в сторону домика неизвестного архитектора.
Я занёс сумку в дом и натянул штаны, отвык за зиму от присутствия рядом Тани. Вскоре пришла сестра и спросила. В то время как я уже накрывал на стол что было.
- Ну что в прогулке на лыжах не откажешь мне. – спросила она.
- Нет, конечно, только завтра после обеда, сегодня уже поздно – ответил я.
- Здорово – ответила Таня.
- А что так поздно то надумала покататься, зима то уж е прошла почти, тает кругом – сказал я.
- К дочери переезжала и домик продала чтобы дочери помочь вступить в ипотеку, а то с двумя детьми ютятся в двушке малогабаритной – пояснила Таня.
- А ты сейчас, где будешь жить, если свой домик продала – спросил я.
- У мужа есть квартира однушка, пока там будем с ним. Он часто по командировкам, так что нам много не нужно – пояснила сестра.
- А в ипотеку то, какую хотите брать. – поинтересовался я.
- Хотят трёхкомнатную, улучшенной планировки – рассказала Таня.
За столом Таня мне поведала вкратце о причинах другого плана, почему она не смогла приехать ни разу, за всю зиму и я понял, что у меня много проблем дома и на работе, а у неё в городе ещё больше, хотя кажется что там, печи не топить, воду не носить. Отработал и отдыхай. Это просто со стороны кажется, что там всё хорошо и благоустройство и удобства все, а взаимоотношения то между людьми, что у нас то и у них в городе одни и те же. Просто мы в деревне больше загружены домашними делами и на многое не обращаем внимание. А там , в городе, это проявляется сильнее.
Дальше вечер прошёл в спокойной так сказать семейной обстановке. Мы разговаривали словно давно не виделись, а рано утром, я забыв про Таню, встал как обычно голышом и вышел во двор. Затопил баньку, принёс дров в дом и затопил обе печки, а потом взял вёдра и пошёл на колодец в огород за водой, а когда вернулся, то Таня уже проснулась и снова так удивлённо смотрела на мой вид. Пришлось кое-что накинуть на себя, чтобы не смущать сильно сестру.
- Извини, забыл, что я не один - снова стал оправдываться я.
Позавтракав и управившись со всеми делами, мы стали собираться на лыжную прогулку. Порошил немного снег, но было тепло и даже капало с крыш на южной стороне дома. Таня переоделась и вышла во двор. У меня тоже всё было готово к прогулке, и мои лыжи стояли рядом с лыжами сестры.
- Я готов – отозвался я.
- А где твой спортивный костюм для лыж – спросила сестра.
- А у меня его никогда и не было. Я всегда так катаюсь или без всего – ответил я.
- Голый, что ли? – спросила Таня.
- Ага – ответил я.
- Не боишься что отморозишь и потеряешь – хихикнула сестра и взяв свои лыжи вышла на улицу. Я проследовал за ней. Идти далеко не пришлось, так как лыжня шла практически сразу за крайними домами, и мы став на лыжи стали скользить по слегка обледеневшей лыжне чуть-чуть припорошенной свежим снегом. Иногда перекидывались короткими фразами. Деревня уже скрылась за деревьями и остановившись Таня окинула меня взглядом и сказала.
- Серёж, купи себе костюм, чтобы на лыжах кататься. Неужели тебе удобно в курточке и таких брюках кататься?
- Я могу снять, если тебе кажется что мне так неудобно – ответил я.
- Мне всё равно, но ты ведь сам замёрзнешь, да и как будешь и одежду держать и палками отталкиваться – ответила в недоумении сестра.
Я остановился, и быстро сняв курточку и лёгкий свитер, что был надет под ней. Потом стянул брюки и свернув всё это замотал в курточку и подошёл к сосёнке. Затолкав под нижние ветки свою одежду, сверху забросал снегом.
- Думаю, так не будет ничего мешать. – ответил я, догоняя Таню, которая в это время уже убежала вперёд.
Услышав скрип лыж и моё тяжёлое дыхание сзади, она обернулась и ойкнула.
- Ты что, простыть хочешь? И потом увидеть могут – возмутилась она.
Снег в это время немного усилился и снежинки медленно падали на обнажённое тело и сразу таяли. Было тепло и тихо, и даже вершины вековых сосен не качались от лёгкого дуновения ветра. Это была самая любимая моя погода для прогулок голышом, но сестра не знала об этом, и мне пришлось ей это рассказать.
- Да кто в такую погоду в лес то пойдёт, тем более на лыжах у нас в селе никто не катается кроме меня. Даже охотников нет – пояснил я.
- Дело хозяйское, не оборачиваясь и скользя дальше, ответила Таня и даже немного ускорилась.
Так мы катились друг за другом, она впереди а я следом за ней. Её попка обтянутая спортивными штанами виляла перед моими глазами, и я иногда, то возбуждался, то мой член от весенней прохлады опадал и болтался между ног. Яички вжались в моё тело, а под членом был виден только комок сморщенной мошонки от холода, что даже и подумать нельзя было, есть у меня яйца или просто пустая мошонка. Так мы удалялись всё дальше и дальше по лыжне. Таня, конечно, не могла знать всю её длину, но я точно знал, и не хотел останавливать сестру. Выкатившись на карьер из леса она впервые обернулась после того как я разделся и усмехнувшись сказала.
- Не отморозил ещё?
- Нет, даже не мечтай – парировал я, подкатываясь к ней ближе.
Таня снова окинула меня взглядом и сказала.
- Даже так ты смотришься интересней, чем в той рваной курточке и растянутых штанах.
- Извини, я не знал, что для тебя важна одежда во время лыжных прогулок. Обычно я катаюсь без неё и для собственного удовольствия. Я же не в соревнованиях участвую.– ответил я.
Не буду тогда противоречить и мешать – сказала сестра и оттолкнувшись скатилась по лыжне вниз карьера. Я покатился за ней следом, и мы встретились на дне карьера. Так мы поднимались и скатывали несколько раз, а потом снова пошли дальше по лыжне. А когда на опушке показалась деревня, Таня сказала.
- Ну вот, вроде и домой пришли.
Я подкатился поближе и поспешил разочаровать её, сказав.
- Это не наше село, а соседнее.
- Как?! – удивилась Таня.
- Я лыжню каждый раз прокладываю через карьер до этого села. В нём брат старший живёт и родители, и я часто к ним зимой на лыжах приезжаю, навестить. Летом то на велосипеде или на мотоцикле если он исправен. – пояснил я.
- В таком виде – сестра окинула меня взглядом и рассмеялась.
- Нет, конечно, когда я к ним собираюсь я всегда нормально одеваюсь – ответил я, даже немного обидевшись.
- Ладно, я пошутила – всё ещё смеясь, ответила Таня.
- Надо бы как то их тоже навестить. А то узнают, что к тебе приезжала, а к ним нет, могут обидеться. – сказала Таня следом.
- Хорошо, как-нибудь сходим – согласился я.
Мы развернулись и не спеша поехали назад в сторону дома. Снег ещё сильнее повалил, и видимость стала не более сотни метров. В этот раз мы не стали кататься в карьере, так как можно было налететь то на пень, то на поваленное дерево из-за плохой видимости. Когда приехали на опушку леса и увидели, словно в тумане, наше село я сказал.
- А это вот наше село и шагнул на открытое пространство, и только на подходе к селу Таня догнала меня и спросила.
- Ты что забыл про одежду?
Я точно забыл, ведь я обычно всегда если шёл кататься то оставлял одежду дома и никогда не зарывал в снег. Ничего не оставалось, как свернуть с лыжни на берег озера и за огородами вернуться в свой двор, как я делал это обычно. Объяснив это сестре, мы вскоре добрались до калитки, а там, пробежав через огород, вошли во двор, где уже прилично навалило снега.
- А ты что так и бросишь свою одежду в лесу? – спросила сестра.
- Нет, конечно, сейчас погреемся, чаю попьём, я баню протоплю пожарче и схожу.
Таня ничего не ответила, а ближе к вечеру, как баня была готова и Таня ушла греться я вышел на берег озера через огород и сходил в лес за своими вещами, на что ушло у меня не больше получаса так как спрятаны они были в первом лесу в трёхстах метрах от села. Когда я возвращался назад, неся одежду в руке, а Таня в это время выходила из бани в тёплом халате и с полотенцем на голове, то увидев меня, она удивилась и спросила.
- А что ты её там не надел?
Я подал ей брюки и свитер и спросил.
- А ты бы такое надела на себя?
Потрогав руками ледяной свитер и брюки, она замотала головой, и это было понятно, что нет. Таня ушла в дом, а я вошёл в баню и долго парился, а потом, выйдя голым на огород, снова обливался холодной водой, видел, как Таня наблюдает за мной в окно.
Весь вечер мы беседовали, а рано утром как обычно, сестра ещё спала, а я голышом вышел во двор и стал убирать снег. За ночь навалило очень много и мне пришлось потрудиться что я даже не заметил как проснулась сестра и не найдя меня сама вышла посмотреть во дворе. Я даже не слышал, как скрипнула дверь. Увидев меня и усмехнувшись про себя она не стала меня окликать и вернулась в дом а я, наверное, ещё с полчаса разгребал снег и дорожки, а когда вошёл в дом то стол уже был накрыт и Таня позвала меня завтракать даже не обращая внимания на мой вид. Впереди были выходные, и после завтрака сестра снова позвала меня на прогулку, и я согласился. В этот раз мне не пришлось одевать ничего, так как сестра, подшучивая надо мной, свела весь разговор к тому, чтобы я шёл кататься на лыжах сразу из дома голышом, и я согласился. Мы вышли через огород на озеро и вдоль берега, прячась за камышом, быстро оказались на опушке леса. В этот раз первым пришлось идти мне, так как лыжню всю замело, и по целине сестре на своих спортивных лыжах было идти трудно. Всю дорогу я чувствовал на себе её взгляд, но не подавал вида. Мы болтали обо всём. Часто останавливались и отдыхали и снова шли дальше. Прокатившись дважды в карьере, я проторил хорошую лыжню, и мы долго катались, а потом вернулись домой. Так прошли выходные, и мне снова пришлось идти на работу, а сестра осталась на домах.
Так день за днём прошла неделя. Таня привыкла к моему виду, так как я часто сверкал перед ней голышом, и просто не обращала на меня внимания. Я в свою очередь, когда вспоминал что я не один дома, то накидывал на себя что-то из одежды, а иногда, как и спал голым, мог уйти то во двор, то за водой на озеро. Таня собиралась уезжать, и мы ждали выходных, чтобы последний раз в этом году покататься на лыжах. Прогулка прошла как обычно, а в понедельник Таня уехала в город и я снова затосковал.
В этот раз сестра ещё больше узнала обо мне и как не старалась она скрыть своё удивление, я всё равно это заметил и был просто счастлив, что она не обиделась на меня и приняла мои увлечения такими, какими они были. Мы часто созванивались, и она всегда в конце нашего разговора обещала снова приехать ко мне в гости, и я всегда ждал, когда снова скрипнет калитка и в неё войдёт моя старшая двоюродная сестра.

Продолжение следует…..

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:37

Часть 3. Как мне удалось шокировать сестру

Это случилось в конце августа. Таня снова приехала ко мне неожиданно, когда я даже не ждал её. Мы общались вечерами, когда уже были переделаны все дела, и я приходил с работы. Сестра мне помогала сделать заготовки на зиму, прибрать там огурчики, помидорчики и прочее что у меня наросло в огороде. Как то за разговором я спросил у Тани.
- Я не сильно тебя шокирую своим видом, когда появляюсь перед тобой неожиданно голышом?
- Нет, ты меня не шокируешь, я уже привыкла и мне всё равно, в чём ты одет и как привык ходить дома – ответила сестра.
Дальше мы снова лежали в своих кроватях пытаясь заснуть, а на улице даже вечером стояла духота, и я предложил Тане, сходить искупаться. К моему удивлению сестра согласилась и мы, встав каждый со своей кровати, отправились на озере по тропинке. Луна была не полной, но света хватало, и было видно, где и что посажено, где калитка и откуда начинается озеро. То есть кромку воды. Вода была тёплой словно парное молоко, и мы забрели в воду и плюхнулись, зайдя по пояс. Даже вода была не способна охладить жар в теле и снять усталость. Ополоснувшись и на кувыркавшись в воде, мы всё же чуток освежились, и пошли домой. Во дворе сестра попросила меня задержаться, так как ей нужно было переодеться, и я присел голой попой на скамейку и закурил. Через пять минут я вошёл в дом. Таня уже лежала в своей кровати и я пройдя мимо её, лёг на свою и накинул на себя простынь, как и сестра. Тут вдруг Таня спросила меня.
- Серёж, а что у тебя за шрам? Я видела его прошлый раз, когда ты наклонялся и заглядывал под кровать.
- Так ерунда, поцарапался – соврал я.
Таня не стала выпытывать, так как знала, что часто в лесу бегаю голышом и это могло быть вполне правдоподобно. Зато меня это выбило из колеи, и я постоянно думал, зачем я соврал, ведь мог бы сказать правду и посмотреть на реакцию сестры. Этот вопрос меня долго мучил и как то вечером я не выдержал и сам завёл разговор про этот небольшой шрам.
- Таня, извини, я тогда про шрам соврал тебе. Просто растерялся и придумал, что первое пришло в голову. Это зашитый разрез – ответил я.
- В каком смысле разрез? - Не поняла и сильно возмутилась сестра.
- Ну как тебе об этом сказать – начал было я подбирать выражение, и сестра тут же сказала.
- Говори как есть.
- Ладно. Мы с другом вынимали мои яйца и разглядывали их – набравшись сил, выдал я залпом.
Минута молчания и Таня смотрит на меня, открыв рот, и не знает что сказать. Чтобы разрядить ситуацию я снова ляпнул, не подумав.
- Если хочешь, я и тебе могу их показать – произнёс я.
- Ты что. Совсем с ума сошёл, можно ведь грязь занести и их тебе тогда совсем отрежут. Короче ты что, хочешь, чтобы тебя кастрировали? – выдала она.
- У меня друг врач ветеринар и он это умеет делать очень хорошо и умело – пояснил я.
- Я поняла, что ветеринары быстро могут отрезать тебе всё, и потом будет уже поздно сожалеть об этом. – сказала она возмущённым голосом.
- Я же не про то что они могут их отрезать, а про то что он мой друг может осторожно и аккуратно вынуть их и показать а потом назад всё убрать и зашить – пояснил я.
- И давно ты это делал - спросила сестра.
- Два года назад – ответил я.
Некоторое время мы лежали молча. На улице стало уже совсем темно, но ни мне, ни сестре, спать не хотелось. Я даже не знал, про что поговорить с Таней, так как боялся, что она может обидеться на меня и завтра же собраться и уехать.
- Ладно, давай спать и извини за то, что рассказал – произнёс я.
- Не стоит извиняться, это же твоя жизнь и тебе потом хлебать проблемы, которые появятся в последствии или станут следствием того что ты делаешь.– ответила сестра.
- Нам просто захотелось посмотреть на них из любопытства, а потом Семён, так зовут моего друга, всё тщательно обработал, и было всё чисто – пояснил я.
- А что же он тогда не вынул свои. – спросила Таня.
- Самому себе всегда трудно что-то делать, особенно если это касается даже такого небольшого разреза – пояснил я.
Снова пауза и тишина, и вдруг Таня спросила.
- А какие хоть они на вид?
Я даже растерялся, но тут же сообразил, про что речь и как мог, объяснил сестре, как выглядят мужские яички без мошонки. Она молчала и ничего не говорила и тут же за одно, раз разговор пошёл об этом взял да и выдал, что потом сам удивился этому.
- А хочешь Таня, я попрошу Семёна, и он снова вытащит мои яйца, и я покажу их тебе?
Наступила тишина, и я не знал, расслышала сестра мои слова или нет. А вдруг она уже спала и я так впустую их произнёс. Думал я. А если она не спит, то почему ничего не отвечает. Я сам себе задавал вопросы и сам даже в мыслях не мог найти на них ответ. Интересно, что она думает сейчас обо мне, наверное, считает меня полным идиотом, или ещё хуже.
Я лежал и думал о своём, а сестра лежала напротив в своей кровати и возможно тоже в кромешной темноте, думала о своём, и я не мог видеть её лица и знать, какая у неё реакция на моё очень странное и необычное предложение. Как я уснул, я уже не помню, а проснувшись утром, я даже не мог смотреть в глаза сестре. Да и она тоже отводила взгляд, когда обращалась ко мне с какой то просьбой. Так продолжалось до обеда и только сидя за столом, я снова извинился.
- Таня, извини за тот бред, что я вчера нёс – сказал я.
- Если тебе этого хочется, то я не могу тебе запретить, твоя жизнь. Хочешь, вытаскивай их, пока не отвалятся. Только давай об этом больше не будем говорить. Не хочу это слушать – сказала сестра.
- Ладно, Таня, я не буду больше – сказал я и снова извинился.
После обеда я пошёл носить воду с озера, чтобы вечером поливать бахчи. Таня тоже без дела не сидела и что-то готовила на ужин. Два дня мне не давали покоя её слова, да и мне самому хотелось, таким образом, снова удивить сестру, и если получится то шокировать. Это незабываемое выражение лица, когда она сильно удивляется и это мне не давало покоя. Я рассуждал так, что если бы Таня была против, и ей на это не хотелось бы смотреть, то она сразу сказала бы не вздумай, а тут она ответила так, что она как бы не при чём а если что случится, то виноват буду только я и она меня об этом косвенно предупреждала. Разложив по полочкам произнесённые ею фразы и слова, я не удержался и позвонил своему другу и ветврачу Семёну.
- Слушай Семён, ты мог бы снова вынуть мне яйца из мошонки – спросил я его по телефону.
- Могу, конечно, а тебе зачем, видел ведь их уже – поинтересовался он.
- Да хочу сестре показать – не стал я лукавить и признался.
- Хорошо, я в пятницу к тебе подъеду – ответил Семён и положил трубку.
Остаток недели, прошёл без каких либо приключений, всё ё как обычно. Мой вид не смущал Таню, да и она тоже, маялась от жары, и часто в дневное время ходила по дому в купальнике.
В пятницу Семён не стал подъезжать к моему дому, а встретил меня прямо возле работы. Мы отъехали в тихое место, где нам никто не мог помешать. Я снял штаны и он обработал мне мошонку каким то раствором. Потом смазал в том месте, где я его попросил, и вколол в мошонку обезболивающее. Как только укол начал действовать, Семён стал делать надрез с внутренней стороны мошонки, начиная от самого основания между яичек. Я не смотрел за ним , а отвернулся в сторону. Я подумал, что он сделает разрез, как и прошлый раз и выдавит яички. Но Семён, разделив мошонку пополам, сделав разрез около пяти сантиметров. Обработал края разреза, чтобы не выступала кровь, чем то прижёг. Потом достал яички и обработал их и наказал мне, чтобы я как можно чаще промывал яйца в этом растворе и подал мне литровую банку желтоватой жидкости. После всего этого он снова затолкал мои яйца в мошонку и сказал
- Как надо будет зашить, звони – и мы разошлись. Он уехал домой, а я пошёл к себе.
Если стоять голым как обычно, то было незаметно ничего. Чтобы разглядеть разрез, нужно было мне наклониться, а тот, кто хотел бы это увидеть должен был разглядывать мои яйца между моих ног, если они конечно стояли на ширине плеч. Теперь возникла проблема, как этот сюрприз преподнести для сестры. Я долго думал, и ближе к вечеру, идея сама нашла меня. Комнатные тапочки как-то случайно затолкнул далеко под кровать, и чтобы достать их, мне нужно было встать возле кровати на коленки и затолкать под неё руку и взять их. Я, помыв руки, выдавил из мошонки яйца, хотя это не стоило никаких усилий. Разрез был большой и они почти сами выскользнули. Таня сидела на кровати и смотрела телик. Я вошёл в комнату и спросил.
- Таня, ты мои тапочки не видела?
- А из под кровати не твои виднеются – ответила сестра.
Я глянул под кровать и подойдя к ней встал на коленки повернув попу в сторону сестры. Просунув руку под кровать, я наклонил голову ниже, чтобы между ног случайно как бы посмотреть, что получилось из моей затеи, и увидел испуганный и удивлённый взгляд сестры. Она смотрела в мою сторону, открыв рот, словно застыла, пытаясь что-то мне сказать. Сюрприз удался, подумал я и был горд за свою сообразительность. Достав тапочки, я сел на край кровати, повернувшись лицом к сестре, и стал их надевать, вернее, толкать в них ноги.
- Не могу ходить босиком, когда ноги вымыл уже – сказал я как ни в чём не бывало.
Потом встал и проследовал мимо сестры на кухню.
- Таня, ты чай пить будешь? Ставить чайник – спросил я из кухни.
- Да, да буду – заикаясь от волнения, ответила сестра.
Разрядив таким образом обстановку я наладил чай и принёс ей и себе в комнату где она продолжала сидеть словно заколдованная.
- К чаю что-нибудь нужно – спросил я.
- А булочки ещё остались, - спросила сестра.
- Да ответил я и взяв тарелку с булочками поставил возле неё. Взяв одну себе, я сел на свою кровать и как бы ничего не случилось, стал пить чай и есть булочку. Потом ещё несколько раз прошёлся мимо сестры, убирая бокалы и всё, что принёс из кухни, и только после Таня спросила меня.
- Зачем ты это сделал, не боишься, что грязь попадёт? – спросила Таня.
- Нет, Семён мне дал, чем промывать – ответил я.
- Дело конечно твоё – сказала сестра.
Я понял, что шок немного прошёл и ей всё равно. Я то заходил и садился на кровать, то выходил на улицу покурить, и всегда проходя мимо сестры, чувствовал, что она провожает меня взглядом. Оборачиваться я не стал, а делал вид, что не замечаю этого ничего. На ночь я заправил яички в мошонку промыв их и лёг спать, а утром, как только проснулся, а сестра ещё спала, снова выдавил их и они, свисая чуть ниже мошонки, болтались между ног. Конечно, я всё делал осторожно, но и не упускал момента, чтобы не повернуться или удачно не присесть и не наклониться пониже, перед тем как слышал голос Тани, и она всегда бросала на меня непонятный взгляд. Возможно, в нём была и жалость ко мне, а может и интерес к тому, что она видела. Интереса приблизиться и рассмотреть поближе вытащенные яйца она не проявляла, и я решил, что пока она гостит, прятать и зашивать мошонку не стану и когда позвонил Семён, я ему об этом сообщил. Дав мне несколько советов, он попросил меня, чтобы я сам ему позвонил и положил трубку.
Остаток первого дня с вытащенными наружу яйцами прошёл без особых эксцессов. Я постоянно чувствовал пристальный взгляд на себе когда отворачивался спиной к сестре. Вечером, когда я пошёл носить воду и поливаться в огороде, мои яйца так и болтались на канатиках, отвиснув чуть ниже мошонки, почти наравне с головкой. Это мне не мешало, ходит на озеро за водой, но Таня боялась, что кто-то увидит, и посоветовала мне одеться. Я пренебрёг её советом и не стал одеваться. Конечно, меня никто не увидел, а вот неприятность, которая случилась, заставила меня испугаться и не только меня, но и сестру тоже. Я нёс два ведра воды, чтобы полить помидоры. На тропинке была разлита вода и образовалась грязь и я поскользнулся и расплёскивая воду с трудом кое как наполовину опустошённые вёдра поставил на землю а сам упал в грязь. Когда я поднимался, встав сначала на четвереньки, то Таня увидела мою грязную попу и конечно болтающиеся яйца, которые были все в земле.
- Серёж, я же говорила, что надо быть осторожнее.
Я наклонил голову и взглянул на яйца и мошонку. Всё было в грязи. Я быстро наладил тёплой воды и стал промывать, а потом опустил яйца и мошонку в раствор, который дал мне Семён. Испуг не отпускал меня и я после того как полчаса полоскал яички в этом растворе вынул их, позвонил Семёну и рассказал всё. Он, немного помолчав, посоветовал раскрыть мошонку, вывернув её и посмотреть, нет ли там грязи. Я так и сделал. К удивлению там было всё чисто.
- Тогда возьми пластырь медицинский и залепи разрез – посоветовал мне Семён и положил трубку. Я так и сделал и уже на другой день не боялся, что могу случайно запачкаться в грязи. Таня, поглядывая на меня, больше мне не давала советов.
В течении дня я не боялся что запачкаю чем то свои яйца но старался этого не делать. Таня изредка спрашивала у меня, то одно то другое, что её интересовало, но ни разу не задала вопросов, чтобы касались моих яиц и члена, а вечером позвала меня.
- Серёж, может, за грибами сходим, я хоть пирог испеку – сказала она.
- Хорошо - согласился я.
Таня даже не стала меня отговаривать, когда увидела, что я одел кроссовки и голышом вышел во двор. Она понимала ,что отговаривать бесполезно и мы, выйдя через огород, вскоре были уже в лесу. Грибы попадались очень редко, но нам удалось насобирать нужное количество. Было видно, что кто-то до нас тоже собирал грибы, и нам остались те, которые были не замечены.
- Видишь тут до нас кто то ходил. А если тебя увидят – сказала сестра.
- У нас обычно по грибы до обеда ходят чтобы к вечеру успеть прибрать их – пояснил я.
- Тебе виднее – сказала Таня.
Мы не спеша шли домой, как вдалеке я услышал шум мотоцикла. Я сразу узнал кто это, и зайдя за деревья присел за кустами. Таня тоже последовала за мной, так как одной стоять на виду ей не хотелось.
- Ну вот видишь, а ты говорил что в лесу никого не может быть. А если бы он заметил нас? – возмутилась сестра.
- Он в соседнее село на дискотеку в клуб покатил – ответил я.
- Это не важно – сказала Таня, идя за мной сзади.
Так мы дошли до зарослей камыша, а там присев пару раз и переждав случайных прохожих встречающих своих коровок с пастбища, забежали в огород со стороны озера и были в безопасности.
- Ты снова всё в чём-то вывозил. – сказала сестра, имея ввиду мои яйца. Она не разу за всё время не назвала их, так как прописано в анатомии человека, и каждый раз придумывала слова, чтобы я понял, что она имела ввиду.
Во дворе мы сели на скамейку и почистили грибы, потом сестра их помыла и пошла готовить тесто чтобы запечь пирог. Я пошёл отмывать свои яйца и мошонку и снова опустил их в тот раствор для дезинфекции, а потом затолкал в мошонку. Близился вечер.
После того как пирог выпекся, мы накрыли стол и поужинали обсудив прогулку в лес и ту случайную встречу. Таня снова читала мне мораль, чтобы я был осторожен, раз не могу совладать со своими желаниями бегать голым. Я соглашался с ней во всём, а сам думал совсем про другое. Как бы ещё удивить свою сестру. Утром ушёл на работу, а вечером Таня мне сообщила, что ей нужно ехать, позвонили из города её дети, там кто-то заболел, и нужна её помощь, сидеть с внуками. Мы распрощались, и утром, я ушёл на работу, а Таня, собрав свои вещи и гостинцы, уехала домой. Вечером она позвонила и сказала, что доехала и всё нормально, сидит с внуками.
Я заскучал и позвонил Семёну. Он приехал и обработал мне яйца и зашил мошонку. Всё было нормально, и я снова считал каждый день в ожидании, что вот-вот калитка откроется и во двор войдёт Таня, моя сестра, которая знала обо мне столько….

Продолжение дальше…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:38

Часть 4. Тёплая осень

Прошла неделя, другая. Пролетел сентябрь и уже к концу подходил октябрь. Мы иногда созванивались с Таней, но она по-прежнему, откладывала свой приезд. Моя мошонка давно уже зажила и я не чувствовал никаких последствий и часто подумывал чтобы снова её вскрыть и вынуть яички в следующий приезд сестры.
Таня позвонила среди рабочей недели и попросила её встретить. Я обрадовался и тут же отпросился на часок. Автобус пришёл вовремя. Вытолкнув сначала большую сумку, следом за ней вышла моя сродная или двоюродная сестра. Я был рад и подхватив сумку и взяв её за руку чтобы было удобнее спускаться с высоких ступенек автобуса.
- А что в сумке такое громоздкое – поинтересовался я.
- Обещали заморозки и похолодание. Взяла тёплую одежду – ответила Таня.
Так мы дошли до дома и я оставив её побежал на работу. Сестра знала, где что, и могла спокойно обходиться без меня, пока я был на работе. Я не мог дождаться, когда закончится рабочий день чтобы скорее прийти домой и пообщаться с сестрой. По дороге домой я вспомнил о своём желании, которое долго вынашивал в голове и позвонил Семёну. Он удивился, но не отказал и назначил встречу на завтра.
Вечер дома прошёл в спокойной обстановке и я не решился сразу с порога снова раздеться перед сестрой. Для меня это всегда было таким испытанием, и наступала такая нерешительность, словно я делал это в первый раз.
Вечером, когда ложились спать, и сестра уже лежала на своей кровати под одеялом, я снова как бы само собой получилось, стянул с себя штаны и оказался голым.
- Извини – только и сказал я.
Мы какое то время смотрели телик и во время рекламы перекидывались короткими фразами. Как я уснул, я не помню, так как утром рано вставать и мне надо было на работу. Проснувшись, я наносил дров, чтобы сестра утром протопила печи, и тихо ушёл на работу. Таня ещё спала, а может просто делала вид, что спит. Не хотела ставить меня снова в неудобное положение и заставлять меня лишний раз извиняться за мой вид. Ведь я всегда спросонья делал всё голышом не взирая на погоду и то что рядом на соседней кровати спала она.
На работе, ближе к обеду позвонил Семён и я отпросившись не надолго вышел к нему. Мы отъехали на машине за деревню, и я объяснил ему, что я хотел бы. Выслушав меня, он снова обработал мошонку, на втыкал уколов, чтобы обезболить и выждав небольшую паузу, разрезал мошонку снизу вверх до самого основания члена. Одним словом, разделил её надвое. Затем подрезав мошонку снизу по краям, вокруг обеих яичек оставив всего пару сантиметров на которых висела половинка мошонки. Так же он проделал и со второй половинкой мошонки, что вместе с яичками висели и болтались два лоскута сморщенной кожи. Затем он обработал так, чтобы не проступала кровь и сказал.
- В паху есть подкожные карманы, если что куски мошонки чтобы не болтались, можешь спрятать в них и он, взяв одну половинку мошонки, затолкал её внутрь, а потом проделал то же самое, со вторым куском мошонки, и под моим членом стали болтаться только одни яички на коротких канатиках.
- Семён, а вытянуть их можно побольше. – спросил я.
- На сколько, больше. – поинтересовался он.
- Я не знаю, как можешь – ответил я невнятно.
Семён взял в руки одно яйцо и стал тянуть его, и оно стало свисать всё ниже и ниже и опустилось сантиметров на десять ниже первого, что даже член и головка не прикрывали его. То же самое, он проделал и со вторым яичком.
- Ну что, так пойдёт – спросил он.
- Здорово – воскликнул я.
- Если ускочат снова, то сам можешь осторожно их вытянуть. Только не оторви их – посоветовал он.
- А зашить эту дырку нельзя, чтобы грязь туда не попала – спросил я.
- Можно конечно, только тогда мошонку надо будет совсем отрезать, а иначе не срастётся – пояснил Семён.
После небольшой паузы он добавил.
- Могу часть зашить, а остальное медицинским пластырем залепить для безопасности.
- Давай – согласился я.
Семён попросил придержать канатики и развёл их в разные стороны. Сделав несколько швов, начиная с самого низу, он отстриг болтающиеся нитки и залепил шов пластырем. Затем отрезал полоску пластыря телесного цвета и аккуратно залепил разрез в том месте где ещё не было зашито а видны были края мошонки заворачивающиеся во внутрь. Получилось аккуратно и ровно, и даже после пары шагов пластырь держался, словно это часть мошонки и было его почти незаметно. Только болтающиеся на канатиках яйца и свисающие чуть ниже головки члена придавали моему паху необычный вид. Я поблагодарил друга и он сказал.
- Соблюдай рекомендации и постоянно промывай яйца, чтобы не засохли, а остальное ты знаешь.
- Обязательно – ответил я.
- Позвонишь если что – спросил Семён.
- Да, конечно – ответил я.
День тянулся очень медленно. Мне не терпелось снова поразить своим видом сестру, и в тоже время я боялся. Как она снова воспримет мой необычный вид. А вдруг она возьмёт и обидится и уедет или вообще устроит скандал.
Я иду домой и в мыслях всякая всячина. Я сам возбуждён от своего вида но не знаю как это воспримет Таня. Придя домой я решил не шокировать её сразу, а пусть снова как бы случайно увидит когда я буду ложиться спать и переодевшись, я дома ходил в спортивных штанах. Управившись с делами, мы сидели дома, так как за окном пошёл снег, первый снег в этом году. На улице было тепло и тихо и так спокойно, но не у меня на душе. Меня всего от волнения просто колотило и лихорадило.
Вдруг погас свет, и Таня спросила меня.
- Что это? Часто у вас такое бывает?
- Не так часто, но бывает – ответил я.
Мы сидели в комнате чуточку освещённой белизной падающего снега, и разговаривали, и Таня вдруг спросила меня.
- Серёжа, а ты часто голышом, вот так бегаешь?
Я удивился, ведь до этого, она ни разу про мои прогулки не спрашивала так открыто, просто принимала меня таким, каким я себя перед ней демонстрировал, немного ругала, но относилась вполне спокойно, как будь то, её это не касалось.
- Да, часто, если не занят и есть свободное время – ответил я.
- А можешь мне рассказать, куда ты ходил нагишом – спросила Таня.
- Часто гулял по лесу, мог и до соседних сёл прогуляться. Ходил по улице и по трассе который ты приехала ко мне – ответил я.
- Тебя могли многие видеть – взволнованным голосом спросила она.
- Да могли, но я успевал прятаться – ответил я.
- Я могу понять, что в лесу ты мог спрятаться, а на улице, кругом дома и люди а по дороге машины ездят – интересовалась Таня.
- Я же по улице ночью ходил когда не мог заснуть а все уже спали и по трассе тоже – пояснил я поняв почему она волнуется так.
- Тогда понятно – уже более спокойно ответила сестра.
Рассказав пару случаев, как я прогуливался по улице, а потом по трассе я взглянул на часы, подсветив их фонариком.
- Похоже, что сегодня не включат, кто в темноте полезет искать, что случилось. – сказал я.
- А у тебя хоть свечки то, есть? – спросила Таня.
- Где то были, сейчас поищу и я взяв спички чиркнул и стал рыться в ящике и вскоре откопал небольшую порядка десяти сантиметров свечку.
- Вот – и протянул её сестре.
- Да, запас невелик – сказала она и поставив её на блюдце зажгла фитиль.
В комнате сразу стало светло, и можно было разглядеть, что и где. Таня встала и вышла во двор, а я поставил чайник на газ. Вернувшись, минут через пять, Таня сказала.
- На улице то как хорошо!
- Да, погода просто чудесная – согласился я.
- Серёж, а в такую погоду ты тоже гулял голым? – спросила сестра.
- Да и много раз, но не всегда так получается, чтобы было тепло, и валил снег, и не было ветра – ответил я.
Свечка медленно таяла у нас на глазах и мы, попив чаю, молча смотрели, как она угасает. Снег ещё больше усилился, и когда свечка совсем погасла, я сказал.
- Больше зажигать нечего, разве что фонарик, если вдруг нужно будет - и положил его из тумбочки на стол ближе к сестре.
Мы разделись в полной темноте и легли по кроватям, но спать не хотелось. Мы перекидывались фразами, и спустя может час, или больше Таня предложила.
- Серёжа, что то бессонница мучает, может, погулять сходим?
- Это к перемене погоды, но я, не против, перед сном прогуляться – ответил я.
Первой встала с кровати Таня и стала одеваться. Я долго думал, сидя на краю своей кровати, свесив вытащенные яйца и решил, что это шанс проявить себя перед сестрой в новом виде. Когда сестра оделась. Я встал и натянув кроссовки а на голову нащупав надел шапочку и взяв в руки фонарик вышел за ней следом. Увидев меня в таком виде при слабом свете снежной белизны, она спросила.
- Ты что так хочешь идти?
- Да, рассказать то рассказал, теперь подтвердить надо – с юмором в голосе ответил я.
- Не боишься, что увидят. Время то не такое уж и позднее – спросила сестра.
- Нет, у нас на улице после девяти вечера редко кого встретишь, а сейчас уже одиннадцатый идёт – ответил я.
- Не отморозишь – с намёком и усмешкой в голосе поинтересовалась Таня.
- Нет, привычные – ответил я понимая что в такой темноте при снегопаде она не могла ничего разглядеть и мы направились к калитке.
Я вышел на улицу и оглядевшись по сторонам нет ли кого то тоже смело направился вдоль по дороге. Таня шла за мной следом, но потом догнала меня, и мы шли рядом. Чтобы не создавать лишнего шума разговаривали в полголоса и то не постоянно. Снег продолжал идти и Таня спросила меня.
- Не могу понять как это тебе не холодно. Снег идёт и на градуснике минус один.
- Я привык всегда дома и во дворе ходить так, а потом систематически обливаюсь холодной водой и в снегу купаюсь. Закаливание и мне иной раз в такую погоду даже жарко становится.
- Понятно – ответила Таня
Мы шли дальше, и вот уже миновала середина села. Поворот улицы вокруг озера и развилка на остановку в сторону трассы.
- Куда дальше пойдём – спросила сестра.
- Мне всё равно, куда скажешь – ответил я.
После этих слов Таня пошла прямо вдоль по улице. Она всё ещё не могла поверить что ночью идёт по пустынной улице а рядом с ней её брат голышом. Я тоже в это не верил но это случилось и мы шли когда рядом друг с другом когда я забегал вперёд а когда услышав шум прятался Таня уходила вперёд и убедившись что меня никто не увидит, вылезал из укрытия и догонял её. Вскоре мы оказались на краю села. Снег ещё больше усилился, и видимость была не более сорока-пятидесяти метров, а там за снежной пеленой могло быть, что угодно и мы повернули обратно. Идти пришлось медленнее и постоянно прислушиваться. Вот и мой дом. Таня вошла в калитку, а я проследовал за ней следом. Я даже на время забыл про то, что у меня не болтается больше мошонка и войдя в дом щёлкнул выключатель. Но свет не загорелся и тут мы оба вспомнили, что он погас несколько часов назад.
Поставив воду на газ и чайник тоже, мы стали готовиться ко сну. При слабом свете фонарика, батарейки которого уже садились мы попили чай и я сев в тёплую воду прогрел свои яйца и попу, а потом, обработав их раствором который дал мне Семён, лёг в свою кровать. Таня уже была в своей постели и похоже заснула. Я тоже лёг и вскоре заснул. Я знал что на работу можно не спешить так как всё равно делать будет нечего из-за отсутствия света, но сестра это не знала. Я не вставал и спал дольше обычного. Таня проснулась и глянув на часы увидела что я сплю и встав с кровати и накинув халат хотела было подойти ко мне и разбудить меня но увидев болтающиеся меду ног мои яйца без мошонки резко остановилась. Я хоть и не спал, но делал вид что сплю. Таня немного постояла видно разглядывала меня и подняв свалившуюся с меня простынь укрыла меня ею, а потом ушла на кухню. Поставила на газ чайник, так как свет ещё не включили и чем-то, брякнув, произнесла.
- За соня вставай, на работу проспал.
Я потянулся и издав самому непонятный звук, сел на кровать свесив ноги и спросил.
- А сколько время?
- Половина девятого уже – сказала Таня.
- А свет включили уже – снова спросил я.
- Ещё нет – ответила сестра.
- Ну тогда можно ещё поваляться – ответил я и рухнул на кровать.
Спали мы не больше четырёх часов и само собой не выспались. Таня спросила про работу, и я ей всё объяснил.
- А что я тогда зря чайник кипятила – таким удручающим голосом произнесла она.
- Хорошо, уже встаю – ответил я, и с заспанными глазами, не выспавшись, так и выкатил голышом на кухню, чтобы умыться.
Таня, проходя мимо, кидала на меня любопытствующие взгляды, но ничего не говорила. Умывшись, я сразу стал одеваться на работу, а после завтрака ушёл. Мне не хотелось самому об этом заводить разговор и навязывать его сестре, но и сестра не хотела на этих моих чудачествах заострять внимание и пропускала это, словно её не касалось. Но иногда любопытство брало верх, и она поглядывала в мою сторону.
Свет включили около десяти часов и я ушёл на работу. Вернувшись вечером я уже не стесняясь разделся и пока сестра накрывала ужин на стол я накинув на себя старую телогрейку принёс домой дров и затопил обе печки, а когда взял ведро и хотел идти за водой, Таня окликнула меня.
- Я подметала, а ты снова намусорил.
- Извини, сказал я - и взяв веник немного наклонившись стал подметать сам не понимая откуда он взялся, ведь я разулся и по дому ходил только в носках и тут я что то глянул себе между ног и увидел что все мои яйца в земле и прилипшем к ним мусором.
Тут я понял, когда приседая, я почувствовал какой то непонятный холодок. Оказалось, что накладывая снизу поленницы дрова себе на руку, я так низко присел, что мои яйца просто легли на землю, и к ним прилипло полно всякого мусора.
- Не боишься, что когда-нибудь забудешь и приморозишь, а вставать станешь и оторвёшь всё – хихикнув, произнесла Таня.
Я подмёл весь мусор у обеих печей и вышел на улицу. Следом принёс воду два ведра на завтра. На этом мои уличные дела закончились. Хотя с улицы уходить мне не хотелось, было так тепло и немного подтаявший снег прилипал к ногам. На градуснике было около нуля.
Мы легли рано и решили отоспаться, а утром я ушёл на работу пока сестра спала. Так прошло два дня и вот вечером идя домой, я попал снова под снег. Домой пришёл словно снеговик.
- Ну и погода – сказал я с порога.
- Что снова метёт – спросила Таня.
- Да снег пошёл не шуточный, если так будет сыпать, утром по колено навалит – ответил я.
Управившись с делами и снова повеселив сестру своими грязными яйцами, когда носил дрова в дом, подмёл пол, постоянно поворачиваясь к сестре задом, чтобы она могла видеть мои болтающиеся на канатиках шарики.
- Может, прогуляемся, а то спать не хочется – сказала сестра, когда время подходило к девяти вечера.
- Я не против – бодро ответил я и встав с кровати как был голышом побрёл в коридор.
- Ты что так пойдёшь – спросила сестра.
- Да, а что – ответил я коротко.
- Тебе виднее – сказала сестра, не объясняя мне ничего, так как знала что это бесполезно.
Видимость была раза в два меньше чем в прошлый раз. Мы шли осторожно и иногда еле разглядывали в сплошной стене падающего снега соседние дома, если в них не горел свет. Приходилось прислушиваться и я часто отставал от сестры. На развилке снова Таня спросила меня
- Может, сегодня не пойдём по улице?
- А куда тогда – спросил я.
- Ну хотя бы до остановки – предложила она.
- Я не против, тем более что там домов почти нет – согласился я.
Мы шли уже рядом, и я не прятался, так как слева и справа от дороги был пустырь. На трассе даже не было видно огней проезжающих машин, а может, они вообще не проезжали. Мы подошли к остановке и посмотрев по сторонам удивились.
- Вот это снегопад, никогда такого не видела – сказала Таня.
- Да, у нас давно так снег не валил – согласился я.
Не было видно даже домов нашей деревни из-за плотного снегопада. Хорошо хоть ветра не было, а то точно замело бы всё.
- НЕ замёрз – поинтересовалась сестра.
- Нет конечно, даже немного жарко – ответил я.
- Может, тогда по дороге до леса прогуляемся. – предложила она и я согласился.
Мы вышли с остановки и посмотрев в одну и другую стороны пошли по трассе убедившись что нет машин. Так за разговором мы отошли довольно далеко, и Таня спросила меня.
- Серёга, тебе точно не холодно?
- Нет, я же сказал что это моя любимая погода.
- Тогда, может, ещё погуляем, и мы пошли дальше пока сквозь снег не заметили тусклый свет.
- машина – сказала взволнованным голосом Таня.
- Вижу, - ответил я и быстро сбежал с грейдера в кювет, спрятавшись за сосёнкой. Снега было уже много порядка пятнадцати-двадцати сантиметров и мне пришлось взять в руку болтающиеся яйца, чтобы они не опустились в снег. Заодно и согрел их, а когда машина еле-еле проползла мимо, то мы вылезли и пошли дальше. Часов у нас не было и мы даже не знали сколько времени. Даже прилегающие к трассе небольшие леса , было еле заметно, и Таня спросила.
- А мы не заблудимся?
- Нет, конечно, если с дороги не свернём – ответил я.
Так мы дошли до развилки и прочитав название села которое находилось от трассы в семи километрах, по просьбе сестры повернули назад. Таня испугалась и за меня и то, что мы ушли от дома слишком далеко. Свёрток от нашего села находился в одиннадцати километрах. Теперь нам нужно было это пройти обратно. Шли молча, и я видел, что Таня устала, и как то пытался заговорить с ней, но не всегда мог услышать от неё ответ, и тогда задав каверзный вопрос, я услышал её возмущённый ответ.
- Таня, больше не уговаривай меня на такие длинные прогулки – сказал я.
- Нет-нет, я не устала, просто захотелось помолчать и подумать, погода располагает – ответила она.
Мы шли некоторое время молча, как вдруг снова увидели впереди свет. Мы снова спрятались и переждали, пока мимо пройдёт большой грузовик. Дальше снова шли и снова прятались, так как снег стал реже вылить, и видимость стала больше. Мы не успели пройти и половины пути как снег совсем перестал. Таня взглянула на меня и спросила.
- Что будем делать, как ты дальше то пойдёшь?
- Пойдём, пока никого нет, а там посмотрим – ответил я.
Так мы прошли ещё два-три километра, и вот уже вдали показалось знакомое поле, и остановка, которую было видно издалека из-за яркой окраски.
- Вроде добрались – сказал я, как Таня вдруг меня одёрнула, и показала рукой в сторону трассы сзади.
Я оглянулся и увидел, как дорогу чистит грейдер, и мы быстро забежали в лес. Пережидать пришлось с полчаса, пока трактор прошёл мимо и исчез за поворотом. Дальше мы шли уже довольно легко так как ноги не проваливались в снегу и пересидев пару раз проезжающие мимо машины добрались до остановки. Переведя дыхание и осмотревшись вокруг, мы решили добираться до дома, пока совсем не стало светать. Таня ушла вперёд, чтобы взять дома одежду и принести мне, а я пошёл за ней следом. Местами снега выпало более тридцати сантиметров, словно его какая то сила закручивала в это место. Вскоре сестра скрылась из вида а я продолжая прятаться шаг за шагом только добирался до средины села как вдруг услышал шум трактора и понял что у нас в селе тоже стали чистить улицу. Нужно было, куда-то срочно прятаться и я забежал в заброшенный дом. А когда увидел как Таня с пакетом идёт по улице окрикнул её и одевшись мы удачно добрались до дома. Там отдышавшись, Таня отругала меня, а я, быстро собравшись, поторопился, чтобы не опоздать на работу. Ближе к обеду мне позвонила Таня и сообщила неприятную новость.
- Серёж, я после обеда уезжаю домой, извини, что не дождалась тебя с работы. Дела срочные.
Остаток дня я думал и ругал себя, что это из-за меня Таня срочно уехала и обиделась на меня. Какие только мысли мне не приходили в голову. Даже забыл позвонить Семёну, чтобы он мне заштопал назад мошонку и вспомнил об этом только ближе к выходным. Дважды пытался позвонить сестре но телефон был в не зоны доступа и я вообще расстроился и в тоже время испугался когда мой телефон зазвонил спустя три дня. Я сидя на работе за столом даже подпрыгнул от испуга, а когда увидел что звонит Таня быстро выбежал на улицу чтобы наш разговор никто не слышал и мы долго с ней болтали и я понял что я тут совсем не при чём. Её действительно вызвала срочно дочь. Таня пообещала, что приедет обязательно, и мы продолжим наши прогулки. Это было такое счастье, что я был сам не свой весь вечер и долго не мог уснуть.


Продолжение дальше…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:39

Часть 5. Ранняя весна

Каждый день я ждал или звонка от сестры или когда она приедет и снова думал, зачем я снова заштопал свою мошонку, придётся опять обращаться к Семёну и одновременно ругал себя. Как то от нечего делать Семён сам позвонил мне и спросил, как у меня всё заживает и я признался ,что заживает то хорошо, но как бы не пришлось всё по новой распарывать. Семён испугался и спросил меня.
- Что то случилось? Нагноения или боль?
- Нет, просто сестра позвонила и обещала снова приехать – ответил я.
- Ну, это не страшно, надо зашьём, а надо распорем – ответил он и добавил.
- Мошонка то не моя, так что мне всё равно, что ты будешь с ней делать. Звони, как понадоблюсь – сказал он и положил трубку.
Ожидания приезда сестры тянулись мучительно долго. Прошла зима и наступила весна. Шёл март месяц, как вдруг раздался поздно вечером звонок.
- Серёж это я. Я приеду через пару дней, не прогонишь – узнал я голос сестры.
- Да конечно приезжай – обрадовался я.
Утром я позвонил Семёну и договорился с ним о встрече, а вечером был уже дома в том виде, в котором последний раз видела меня Таня, с вытащенными из мошонки яйцами, свисающими на канатиках ниже головки члена и спрятанной в пах мошонки, лоскуты которой не было видно.
Наступил день приезда, и я ждал звонка, чтобы встретить сестру. Она позвонила уже после работы и попросила меня встретить её. Я с радостью в голосе сказал, что встречу обязательно. Таня сказала, что приедет на последнем автобусе, который мимо нашего села проходил около 21-00 и действительно, это было поздно и сестра, возможно, боялась одна.
- Таня приезжай я буду ждать тебя на остановке – радостным голосом произнёс я.
- Серёж, а ты мог бы меня встретить в том , в чём ты был одет, когда мы последний раз гуляли во время снегопада – вдруг притихшим голосом спросила Таня видно она была не одна или боялась что кто-то мог бы услышать, если бы она сказала прямо.
- Да, конечно - ответил я, немного удивившись.
Шла вторая декада марта, но погода стояла тёплой, и иногда порошил снежок, а днём капало с крыш и даже кое-где образовывались лужи. Взглянув на часы, я стал думать, как мне добраться голышом до остановки. В запасе было ещё три часа свободного времени. По улице пройти было невозможно, и я решил обойти село по полю и выйти к остановке из леса. Прикинув сколько мне для этого понадобится времени я протопил печи и надев обувь и спортивную шапочку чтобы не продуло голову, (хотя уверен что кто читает этот рассказ подумают что продувать нечего, и так сплошной сквозняк в голове). Ближе к приходу автобуса я обойдя село стороной был уже на остановке и спрятавшись за сосёнки так как там ещё были женщина и мужчина, стал ждать приезда сестры.
Вот и показался долгожданный автобус. Остановившись открылась дверь и вышла Таня вертя головой и оглядываясь по сторонам , она искала меня. Женщина и мужчина зашли в автобус, и он тронулся. Как только он отъехал метров тридцать или чуть больше я вышел из-за сосёнок и помахал Тане рукой и понял, что она меня в темноте не заметила даже. Тогда я негромко окрикнул её.
- Таня, я тут.
Она быстро повернула голову в мою сторону и заметила меня и была в шоке, что я выполнил её просьбу, сказанную в шутку зная о моём увлечении. Просто у сестры было отличное настроение, и она так пошутила, а я не понял и принял шутку всерьёз.
- Ну и как мы домой пойдём, смотри, сколько огней в деревне. Как только ты сюда дошёл то. – сказала сестра.
- А я вокруг села по полю пришёл – ответил я.
- Ну, я не смогу на каблуках по полю идти с тобой – ответила Таня и окинула меня взглядом.
- Серёж, неужели ты не понял, что я пошутила – уже более мирно с усмешкой произнесла она.
- Даже в голову не пришло такое – ответил я.
Постояв немного спрятавшись за остановкой и переждав, когда мимо пройдут несколько машин, мы перешли дорогу и пошли в сторону деревни. Снег под ногами поскрипывал, и приходилось часто останавливаться и прислушиваться. Так медленно черепашьими шагами мы дошли до поворота в улицу. Я нёс сумку, а Таня налегке прошла вперёд и осмотрелась по сторонам и махнула мне. Я быстро подошёл и казал ей.
- Ты иди по улице, а я берегом за огородами.
- Ну что же, охота пуще неволи – ответила сестра и взяв у меня одну небольшую сумку, пошла по улице, а я перебежав улицу по проулку спустился к озеру проваливаясь в снег где по колено а где всего на несколько сантиметров. Снег уже подтаял, и не везде ещё оставались большие сугробы. Когда я вошёл в дом, то Таня уже переоделась и разбирала свои вещи. Поставив её сумку на табурет, выдохнув, я произнёс.
- А вот и я.
Таня, увидев меня запыхавшегося в снегу рассмеялась, что и мне тоже стало смешно над собой. Мы пили горячий чай и разговаривали и Таня, впервые бросив на меня взгляд, сверху вниз, произнесла.
- А я, было уж, подумала, что ты за зиму или отморозил свои бубенцы или они у тебя отвалились сами. А, вижу, что нет, болтаются ещё и она снова рассмеялась. Я не узнавал её. Она шутила, смеялась и бросала шутки чего раньше за ней не наблюдалось. Понял, почему она была такая весёлая я только на другой день, когда она мне призналась что была на дне рождения и прямо оттуда поехала ко мне.
- Серёжа, извини, если я что-то вчера, ляпнула обидное – сказала она утром.
- Всё нормально. Мне даже понравились твои шутки – ответил я.
После этого вечера я уже не стеснялся сестры ничуть и всегда как приходил с работы ходил дома и во дворе голышом соблюдая все рекомендации Семёна я так и болтал своими яйцами висевшими на канатиках в разные стороны. Когда погода позволяла мы совершали с сестрой лыжные прогулки по лесу, катались с горок на карьере, а когда погода была не ахти, то сидели дома и общались. Когда Таня смотрела интересный для неё фильм, я занимался домашними делами, носил дрова, воду. Топил печи и чистил снег во дворе, если он был.
Ближе к концу марта, когда снега почти растаял, и только в тени лежали небольшие оазисы и сугробы, мы с сестрой гуляли по лесу пешком, снова вышли к той деревне, в которой жили мои родители и старший брат.
- Я так и не навестила твоих. – снова сказала Таня.
- Давай выберем день и сходим – предложил я.
- Если бы ты мне показал, где они живут, то я могла бы и сейчас сходить. Тебя не зову – сказала Таня и окинув меня взглядом улыбнулась.
- А то перепугаешь их всех своим видом – смеясь, добавила она следом.
Я был голышом и не собирался идти в село, а потом даже если бы и были при нас мои вещи чтобы надеть, всё равно бы не смог. Мои ноги и попа так как много раз приходилось приседать и прятаться, чтобы не увидели ну и конечно мои бубенчики что ложились в грязь во время приседания было всё грязным и было бы неприятно ходить так в одежде. Она сразу бы промокла и сияла бы мокрыми пятнами.
- Хорошо, пообещал я.
- Ну, тогда говори, куда мне идти – спросила Таня.
- Надо обойти село – сказал я, и мы по опушке леса двинулись в путь.
Сделав небольшой крюк вокруг села мы оказались на противоположной его стороне за огородами на небольшом пригорке.
- Вон видишь зелёные ворота и большую иву рядом – сказал я показывая в ту сторону рукой.
- Да вижу – ответила Таня.
- Вот там и живут мои родители – сказал я.
- Ну тогда я пойду – сказала сестра.
- Стой, а где мне тебя ждать – спросил я.
- Тут и жди – ответила сестра.
- Ты не знаешь моих родителей. Они обязательно пойдут тебя провожать и ещё гостинцев наложат. Ты что их прямо ко мне и приведёшь. – спросил я.
- Я об этом не подумала – сказала сестра.
- А ты где предлагаешь – спросила она.
- Думаю на остановке. Они тебя всё равно туда проводят а когда уйдут то я буду рядом в лесу. Он на пригорке и ты меня сразу увидишь. Ну а если что то не так будет там по обстановке сама смотри. Только обо мне не говори ничего – объяснил я.
- Я поняла – сказала сестра и ушла.
Я обогнув село и перебежав через дорогу оказался в лесу за остановкой. Дорога, ведущая к селу, и вся улица, были, как на ладони, так что я был уверен, что увижу всё ещё заранее, как они будут подходить к остановке. Ждал долго и уже проголодался, но еды мы с собой не взяли и я не знал, что бы перекусить. С северной стороны кое-где ещё лежал снег, и были проталины и лужи, но пить из них воду я не решался. Самое большее, что я мог себе позволить это, утолить жажду, пососав снег и растопив его во рту. Я так и делал время от времени и это помогало. Иногда проезжающие машины могли заметить меня так как лес был так же как и я голый, без листвы и скрыться в нём было сложно и лишь редкие сосёнки помогали мне это сделать но всё равно иногда мне приходилось при виде машин приседать и прятаться за ствол берёз. Так само собой и нашёл себе новое развлечение в период ожидания. Когда я приседал мои яйца, болтаясь на канатиках, опускались и ложились то на землю, то на мокрую листву, то прямо в грязь. В итоге они стали чёрными и ничем не отличались от комков земли. Только спустя несколько часов, как мы расстались с сестрой за огородами, я вновь увидел её в сопровождении трёх человек и сразу понял, что это были мои родители и жена брата. Его, наверное, снова не было дома.
Они подошли к остановке и стали ждать. О чём-то разговаривали и смеялись. Таня стояла и весело смеялась иногда покручиваясь на каблуках и оглядываясь по сторонам. Я присел за сосёнками чуть ли не попой прямо в грязь и наблюдал за ними. Вот мимо проехала одна машина, другая и вдруг останавливается фургон. Что за ним происходило, я не видел, но когда он отъехал, то я увидел как родители и жена брата удалялись в сторону своего дома, а Тани нигде не было. Они поймали попутку и отправили её. Я сильно расстроился и выйдя из-за укрытия побрёл по опушке в сторону своего дома. Путь был не близкий, больше двенадцати километров. А вдалеке виднелась задняя часть фургона, и тут я увидел, как фургон остановился и из него кто-то вышел и он поехал дальше. А силуэт направился в мою сторону и я понял, что Таня что-то придумала и вылезла, и я бросился бежать к ней навстречу по опушке леса и когда только поравнялся с ней, то вышел так чтобы она меня заметила. Таня свернула с дороги и подошла ко мне. Увидев меня в такой грязи, она спросила.
- Ты это где лазил – и рассмеялась.
Она снова была весела, разговорчива, и шутила, как в первый день приезда, и я понял, что родители угостили её своей домашней наливкой.
Я наплёл кучу всякого как пробирался к остановке и прятался чтобы меня не заметили и спросил её.
- А поесть у тебя есть что-нибудь.
- Да вот держи, я подумала что мы с вечера ничего не ели и прихватила для тебя как бы в гостинец и Таня раскрыла пакет и я увидел там домашние сметанные шанежки которые я любил и когда я приходил к родителям мать всегда их стряпала. Я сел прямо на траву и под ней было сыро и грязно но мне было всё равно и взяв шанежку стал всухомятку уничтожать её. Когда я её съел, то выдохнул и произнёс.
- Вот сейчас можно и до дома топать.
На обратном пути Таня часто поглядывала на меня и смеялась, когда я прятался и садился или приседал в грязь, и она смеялась, и я старался это делать чаще, чтобы повеселить её. Иногда она бросала в мой адрес каверзы типа.
- Ты там в луже ничего не оставил? – и смеялась.
Когда пролезали через кустарник, то Таня, смеясь, говорила.
- Смотри не зацепись, а то украсишь кусты своими игрушками.
Так незаметно мы вскоре добрались до нашей деревни и обойдя её стороной с огорода попали во двор. Таня, пошла, готовить поздний обед или ранний ужин, нам тогда было без разницы, так как мы сильно хотели есть. А я протопил баньку и пошёл отмываться. Весь вечер Таня рассказывала мне про встречу с моими родителями, а я про то, как прячась, ждал её. А потом мы крепко заснули. А утром нас ждал новый сюрприз.

Продолжение дальше…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:39

Часть 6. Друг Димка и его жена Лена

Таня проснулась раньше меня и выйдя на кухню стала готовить завтрак как вдруг увидела что к дому подъехала машина. Она растерялась и забежав в комнату разбудила меня. Я выглянул и успокоил её.
- Это мой друг с женой приехали, помнишь, я тебе про них рассказывал?
- А, да, помню – ответила Таня и глянув на меня чуть ли не крикнула.
- Иди быстрее одевайся.
Объяснять, не было времени, и мне пришлось одеться. Дима открыл калитку, и они вошли в дом. Мы поздоровались, и я представил свою сестру своим друзьям.
- А мы знакомы – сказала Лена.
Мы с Димой в недоумении переглянулись.
- Как это? – спросил я.
- Я и Лена , одним словом мы учились в школе вместе – пояснила Таня.
- Вот ничего себе сюрприз – ответил Дима.
- А мы и не знали даже – сказал я.
- А иначе как бы я узнала, где ты живёшь и твой номер телефона, - сказала сестра, и тут я только подумал, а действительно как.
Мы тут же стали копошиться накрывать на стол и устроили настоящий праздник. Дима загнал машину во двор, и мы с ним хорошо приложились к пивку, которого у него в машине было предостаточно. Он купил его, так как знали, что Таня у меня в гостях и хотели просто приятно провести время. Когда подвыпили все, и было весело, я набрался смелости и спросил у Тани.
- А что тебе про меня Лена рассказала?
- Серёжа не переживай, я сказала что ты неисправимый зануда, вернее нудист – тут же ответила за сестру оказавшаяся поблизости Лена.
- Серёжа, она сказала правду, увидела гораздо больше, чем узнала от неё – ответила Таня.
- И что ты увидела – зацепилась за это Лена.
Увидев мой насупившийся взгляд, Таня сказала.
- Серёжа не переживай, от меня они не узнают ничего - и тут же налили с Леной по стопочке ликёра и выпили.
К вечеру уже всем было всё равно, кто про кого что говорил. Как ложились спать, я не помню. Только когда проснулись утром с Димкой на одной кровати. Вернее Димка ещё спал, а проснулся я, то увидел возле нас, стояла Лена, с широко открытым ртом и округлившимися глазами и что-то пыталась сказать Тане.
- Лен, извини, я раз брыкался и тут же стал натягивать на себя, сползшее на пол покрывало. Дома было тепло или даже немного жарко, но я спал голым и как я лёг, и как разделся, я не помню. Не знаю почему мне вдруг было неудобно при Лене лежать голым хотя она даже при Димке видела меня не раз и в более неприглядном виде и тут я вспомнил что у меня нет мошонки и она увидела то чего не знала ни она ни Димка. Я быстро накрылся, как тут пришла сестра, и Лена её спрашивает.
- Таня, это, правда, или мне показалось?
- Что показалось – переспросила Таня.
- То что у него яйца без скорлупы – хихикнув, ответила Лена.
- Ну, да – смущаясь и сдерживая улыбку, как бы подтвердила сестра, хотя и обещала вчера ничего не говорить. Виноват был я, и не надо было в этом кого-то винить. Напился как свинья и показал всё в полном объёме и развёрнутом виде, а теперь виню кого то.
- Он ещё в том году скорлупу выбросил куда-то, и тут Таня не сдержалась и громко рассмеялась. Её смех передался Лене и они, согнувшись и держась за животы громко смеялись. Не просто смеялись, а ржали до слёз. Я только и слышал, как запинаясь, и заикаясь, от смеха, повторяла сестра.
- Ну и придумала же ты, скорлупа и они снова громко смеялись, что разбудили Димку.
-Дайте поспать. – возмутился он.
Лена и Таня вышли на кухню и ещё долго шушукались и смеялись. До меня долетали только отдельные слова, но связать их воедино и понять о чём они говорят, я не мог. Голова просто раскалывалась и я натянув штаны вышел на улицу. Закурив и сделав пару затяжек мне стало легче. Таня вынесла мне что то попить и сделав пару глотков мне совсем стало хорошо. Вскоре с таким же напитком вышел, и Димка и попросил у меня закурить. Мы сидели с ним и дымили как паровоз. Ещё через полчаса нас позвали на завтрак. Таня, откопав у меня в холодильнике рыбу, сварила уху или суп, и мы с удовольствием его похлебали, и сразу захотелось жить.
К вечеру Дима и Лена собирались уезжать, и я помог им нагрузиться картошкой и кое-какими солениями. У нас все заготовки были давно общими, но хранились у меня в погребе. В квартире хранить было негде, и они часто приезжали, чтобы пополнить свои запасы ну и конечно весной и осенью, не говоря уже и про лето, они всегда помогали мне с моим огромным огородом. Вот и в этот раз, когда мы загрузились, Лена спросила меня.
- Серёж, когда тебе рассаду привезти? – и окинув меня взглядом рассмеялась. Её смех снова подхватила сестра, и они убежали в дом.
- Серёга, чего они всё утро ржут как лошади – спросил Димка.
- Кто их знает. Давно не виделись, и может, что-то вспомнили – притворился я, что будь то, не знаю.
Шли последние числа марта, и Лена перед отъездом сказала.
- В следующие выходные мы привезём рассаду, приготовь место.
- Хорошо – ответил я, и они уехали, а Таня в течение двух дней, ещё смеялась, когда видела мои болтающиеся на канатиках яйца. Видно слово скорлупа в применении к моим яичкам и мошонке казалось очень смешным.
В свободное время мы часто с сестрой гуляли в лесу, общались и разговаривали, и Таня рассказала мне, как она однажды встретилась с Леной и они сидели в кафе и за разговором, Таня узнала, что её муж Дима мой друг и попросила адрес и телефон. Таким образом, и состоялась наша первая встреча, которая для меня была чистым сюрпризом, но Таня уже много чего про меня тогда знала, но делала вид, что её это не интересует и что она относится к моим увлечениям и странностям ровно и спокойно.
Ближе к выходным я стал потихоньку подчищать в огороде, собирать прошлогоднюю траву и листву и готовить огород к вспашке. Таня попросила накопать земли, чтобы посадить семена для рассады. Ей очень хотелось развести цветник, и я показал, где у меня пустует много места. Она очень обрадовалась, что может реализовать своё желание вырастить много разных цветов и с энтузиазмом занялась грядками и клумбами, и я ей в этом помогал, рыхлил землю и обустраивал клумбы. В итоге к вечеру я зачастую был грязным с ног до пояса и естественно не раз приседая, поскальзывался, и садился попой на землю. И вот как то вечером Таня спросила меня.
- Серёж. А ты не боишься, что можешь грязь занести в рану - и глазами показала на область паха.
- Нет. Семён зашил и залепил там так, что не боюсь, даже могу грязевые ванны принимать – сказал я.
- Могу себе представить, что из этого получилось бы – сказала сестра.
И тут у меня появилась ещё одна идея как удивить сестру, но я пока не знал, как её осуществить. Вечером в пятницу приехали Дима и Лена и привезли несколько ящиков с разного рода рассадой. Мы, стаскали всё в дом, и расставили что на столе, а кое-что, на подоконники. Я так и бегал с ящиками голышом, болтая своими яйцами перед всеми. Стесняться было некого, да и нечего, и так все знали про это из присутствующих. Просто я чувствовал как Диме и Лене неудобно перед Таней, а ей перед ними за меня. Только после того как мы всё разместили и вышли с Димой покурить он мне сказал.
- Серёга, может, оденешься, а то при твоей сестре как то неудобно и Ленка смущается.
- Ладно, только докурю – ответил я и затушив окурок натянул на себя штаны и футболку.
Когда мы вошли в дом, то Лена и Таня удивились, видя меня в столь необычном наряде, и Таня спросила.
- Что у нас ещё кто то придёт?
- Нет – ответил я.
- Странно как-то, никого не ожидаем а ты вдруг оделся – сказала она и глянув на Лену обе закатились громким смехом.
Все выходные пока Дима и Лена гостили у меня, Таня и Лена смеялись, шутили. А перед отъездом Таня сказала.
- Серёжа, я с ребятами в городе еду.
Я расстроился но сдержав себя в руках с трудом собравшись спросил.
- Когда снова приедешь в гости?
- Созвонимся, думаю скоро, ведь надо будет садить рассаду – сказала она и улыбнувшись села в машину.
Проводив их, я закрыл калитку и снова разделся и бродил по дому голышом в удручённом состоянии. Мне снова стало одиноко и я часто лёжа на кровати и тиская в руках свои шарики вспоминал наши с сестрой прогулки как пешком, так и на лыжах.

Продолжение дальше…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:40

Часть 7. Огородные работы

В течении всего месяца вплоть до середины мая я готовил огород к посадке, вспахал, разборонил и надела грядок для овощей. Вставил над ними дуги и приготовил материал, чтобы укрывать на случай поздних заморозков. У нас это иногда случалось даже в период цветения. Как всё было готово, я позвонил Диме и сообщил, что можно сажать бахчи и картошку и он пообещал, что в выходной приедут и Таню тоже с собой захватят. Я очень обрадовался и стал готовиться к их приезду. Ночами было уже тепло, и я себе постелил и заправил кровать на террасе, чтобы не мешать гостям. Для себя решил, что даже под покрывалом я не замёрзну. В пятницу вечером я снова встречал своих друзей и сестру и безумно был рад, что они приехали все вместе. Оставшись на минуту с Таней, я спросил.
- Надеюсь, что ты не уедешь с ними обратно?
- Нет, я остаюсь, не прогонишь? - ответила сестра улыбаясь.
- Нет, конечно, даже буду очень рад – ответил я.
За выходные мы рассадили всю картошку, и кое-что Лена и Таня, успели посеять. В этот раз мне никто не делал замечаний и я всё время провёл голышом и только ловил на себе усмешки Лены и Тани, особенно когда случайно оступался или падал, садясь на попу, в результате чего к вечеру наполовину стал грязным. Когда нужно было носить воду чтобы приполевать грядки, я бегал голым прямо на озеро, и Таня всегда волновалась, что меня могут заметить соседи, но я знал что могу пройти незамеченным и не боялся этого.
Два дня пролетели незаметно и Дима с Леной уехали. Мы с Таней остались вдвоём и я не удержавшись как-то вечером стал расспрашивать её почему они смеялись когда мы сажали картошку и Таня сказала.
- Ленка говорит, что интересно вырастет, если Серёгины яйца в ямку отвалятся, и их засыпать? Я и сказала дерево с яйцами, но без скорлупы – вот над этим мы и смеялись.
- Понятно. – коротко ответил я.
- Ты что обиделся – спросила Таня.
- Нет, просто я думал, что я их в земле вывозил, и вы над этим смеялись – пояснил я.
- И над этим тоже. Сам подумай ведь смешно, два чёрных комочка болтаются – и сестра снова хихикнула.
На неделе, когда я уходил на работу, Таня рассаживала цветочки и поливала что было уже рассажено. Вечером я снова натаскивал ей воды в бак и подскребал остатний мусор в кучу возле дома, чтобы потом вывезти и тут у меня появилась идея, которая до конца недели мне не давала покоя. Я захотел Тане устроить сюрприз. Ночи были уже тёплые, и я постоянно ходил голым, даже ничуть не чувствуя холода. Выкопав небольшую яму глубиной сантиметров двадцать, а длинной метра полтора и разрыхлив в ней землю, я налил туда воды и перемешал всё. Получилась хорошая густая грязь, словно сметана. Под кучей мусора и ботвы прошлогодней я выскреб небольшое углубление, чтобы можно было спрятаться и наблюдать за сестрой.
Протопив вечером баню, я отпросился на работе, и раной утром выйдя на улицу, лёг голым в эту грязь, измазавшись весь. Чистыми остались только шея и лицо, которое я затолкал в нишу мусорной кучи, и немного замаскировавшись, спрятал и руки в той грязи. Мой член и яйца, вывоженные в грязи, лежали на её поверхности, и только если пристально разглядывать их, можно было понять что это.
Проснувшись чуть позже обычного и не обнаружив меня, сестра стала заниматься своими делами, пробежав мимо меня в туалет и обратно, она даже не обратила на приготовленную мной накануне грязь. В течении всего дня, она много раз ходила мимо и ни разу не бросила в мою сторону даже взгляд. Больше всего меня напугала соседка, которая пришла зачем-то к Тане и они несколько минут стояли почти рядом возле грядок, и обсуждали, что и как сеять, и рассаживать. Я боялся, что соседка меня заметит, но она много раз бросала на грязь косые взгляды, но так ничего и не поняла. Только спросила у Тани.
- А это зачем и показала рукой на грязь.
Таня не поняла и подумала про кучу мусора и ответила .
- Да Сергей мусор в кучу собирает, чтобы вывезти потом.
- Я про грязь спросила – уточнила соседка.
- Я не спрашивала, для чего он её развёл. – ответила сестра, и соседка ещё раз посмотрев на яму с грязью ушла.
Таня потом ещё много раз ходила мимо и даже ничего не подумала, и я решил, что пора вылезать и тут подумал, а что если Таня перепугается. Когда Таня в очередной раз вышла во двор, я позвал её. Она вздрогнула и стала оглядываться по сторонам. Я снова позвал сестру и она уже целенаправленно, смотрела в мою сторону, но не могла понять, откуда мой голос. Она сделала несколько шагов и окликнула меня.
- Серёжа, ты где?
- Под кучей мусора – ответил я.
- Как ты туда забрался? Зачем? – не понимала сестра, подходя поближе.
- Помоги выбраться, объясню – ответил я.
- Что надо сделать - Таня подошла поближе и встала возле кучи.
Я шевельнулся и Таня, увидев мои ноги и то, что до этого момента лежало на поверхности, ойкнула и резко отскочила в сторону.
- Дурак!? – сказала она и убежала в дом.
Я лежал и ждал когда она снова выйдет. Грязными руками убирать мусор с лица и головы было не с руки. Таня ждала когда я сам вылезу но не дождавшись вышла во двор и спросила.
- Серёж, ты ещё тут?
- Тут конечно, как я выберусь то – ответил я.
- А как залез? – спросила сестра.
- Ну тогда руки были чистыми, а сейчас как я грязными руками глаза и лицо очищу от мусора – пояснил я.
Таня подошла поближе и убрав руками сухую траву и листья с моей головы придержала их и я вытащил голову из небольшого укрытия и сел в вырытую яму. А когда встал во весь рост, Таня рассмеялась, и спросила.
- Зачем ты это сделал?
- Сюрприз тебе хотел сделать – ответил я.
- Ну и где он? Сюрприз твой – спросила она.
- Ты весь день мимо ходила и даже меня не заметила – ответил я.
- Но ты же не предупредил меня – возразила сестра.
- А если бы предупредил, то это не было бы для тебя неожиданностью – ответил я на её возражение.
- Ну и что в этом такого, я смысла не вижу. И потом тебя мола твоя соседка заметить она как раз заходила – сказала Таня.
- Но ведь не заметила! – парировал я.
- С тобой как со стеной разговаривать, тебе одно, а ты своё – уже возмущённым голосом ответила сестра.
Закончив с посадками в начале июня, Таня уехала в город, я снова остался один. Она за лето приезжала много раз, так как её желание вырастить много разных цветов было для неё реалистично, и она пропалывала свои клумбы, поливала их, и мне помогала с прополкой. Эти приезды были довольно частыми, но не долгими и особо ничем не отличались друг от друга. Уезжая в город, она всегда забирала собой красивый букет из выращенных цветов и добавленных в него полевых, которые я ей часто приносил из леса. В лес на прогулку сестру вытянуть было невозможно, так как там было полно комарья, и паутов, и только в конце августа, когда началась уборка урожая в огороде, и в лесу стало тише. Кусачих насекомых было мало и можно было снова гулять.
Во время уборки я часто, и как бы случайно, измазывался в грязи и земле, и как то Таня взглянув на мой стрёмный вид, хихикнула и улыбнувшись, намекнула мне.
- Что снова хочешь сюрприз мне устроить?
- Пока не до этого, надо урожай убирать – ответил я.
- Ты что снова хочешь залезть в эту грязь – удивившись моим ответом, сказала сестра.
- А что, прикольно получилось тогда – ответил я.
- Ну, ну. – сказала сестра и ушла в дом.
Больше к этому вопросу Таня не возвращалась пока не приехали помогать копать картошку Дима и Лена. Погода стояла просто как по заказу, тепло, светило солнышко и мы выкопанную картошку рассыпали сразу во дворе, чтобы быстрее её просушить. Два дня работали в поте лица, и под конец осталось совсем чуть-чуть, и мы оставили это на следующий день. Вечером после баньки мы с Димкой курили на улице как к нам вышли Лена и Таня. Они посмотрели на нас раскрасневшихся. Я был голышом как всегда, а Димка в трусах. Никак он не хотел составить мне компанию.
- Долго ещё дымить будете, а то мы уже на стол накрыли и вас ждём – сказала Лена.
- Сейчас покурим и придём – ответил Дима.
Лена сделала пару шагов в сторону чтобы не дышать дымом и оступившись чуть не соскользнула в ту канаву в которой я лежал в грязи.
- Ой, чуть не упала – сказала она и посмотрев на меня спросила.
- Серёж, ты в этой канаве, что ли лежал в грязи?
Я глянул на Таню и ответил.
- А что я не могу принять грязевую ванну, ведь на курорты мне не съездить. - и все засмеялись услышав мой шутливый ответ.
Я понял, что сестра уже поделилась этой новостью со своей подругой, и мне оставалось только подыгрывать им, чтобы не оказаться в неприятной ситуации. Когда сели за стол и немного выпили с устатку, то Лена спросила меня.
- Серёж, а ты мог бы снова принять ванну. Уж очень интересно посмотреть, как это выглядит. Таня так рассказывала, что не поверить просто было невозможно.
- Надо картошку сначала прибрать, а то вдруг дожди грянут, а потом уже и ванну принимать можно – ответил я.
- А мы завтра без тебя всю картошку выкопаем, и перебирать будем, а ты можешь хоть весь день ванну принимать, правда Дима – сказала Лена, обратившись к мужу.
Я задумался и не знал, что ответить, как в разговор вступила Таня.
- Ладно, Серёж, считай, что мы пошутили.
- И будете считать меня трусом, если я не соглашусь. Я согласен – ответил я, и все переглянулись.
Ещё с вечера размешав грязь и добавив в неё воду, чтобы была не очень густой, мы легли спать, а рано утром я занял свою ванну на весь день, погрузившись в грязь и затолкав голову под кучу мусора. Все ещё спали, и я хотел их удивить, когда утром они меня не увидят ни в доме, ни во дворе. Сюрприз удался и когда начали просыпаться и один за другим ходить в туалет, то проходили мимо и даже не обращали на меня внимания, думали, наверное, что я ещё сплю на террасе. Когда завтрак был готов и стол накрыт, Лена окрикнула меня, но не услышав ответа вышла на террасу и тут же спросила у Тани и Димы.
- Вы Серёгу не видели ? Куда он ушёл?
- Нет, с самого утра его не было – ответила Таня.
- Спит, наверное ещё. – сказал Димка и тоже заглянул на террасу.
Меня нигде не было и тут до них дошло. Они все вышли из дома во двор, и подошли к канаве и разглядели, как на её поверхности плавает мой член и яйца, разложенные в разные стороны. Ни ног, ни рук и ничего другого, не было видно.
- Он уже ванну принимает – съязвила Лена, и все рассмеялись, а дальше произошло то, чего я даже не ожидал.
Позавтракав, все снова вышли во двор, и кинули в мою сторону улыбчивые взгляды. О чём они говорили за столом, я не знаю, могу только догадываться. Но тут я услышал то от чего даже дрожь по телу пробежала.
- Дима, выгони машину на улицу, а то картошку рассыпать некуда – сказала Лена.
- Сейчас – ответил Дима и открыв большие ворота он выехал на улицу и свернул чуть в сторону в результате чего был полный обзор того что происходило во дворе. Дима хотел было снова закрыть створки ворот, но Таня его остановила и сказала.
- Пусть открытыми будут, на сквозняке картошку к вечеру просушит.
Дима вошёл во двор и они, взяв вёдра и лопату, пошли в конец огорода докапывать остальную картошку, а я остался лежать в канаве в грязи на виду всей улицы. Машина стояла сбоку от ворот, и был виден только передний бампер. Я видел, как редко, но всё же мимо проходили то соседки то сосед или кто-то проезжал, и было видно, что у соседки, напротив, в окнах, сидел её муж инвалид, который передвигался только по дому и то с помощью, а в основном сидел у окна и поглядывал на улицу. Теперь он, пялился в мой двор, и то, как Дима Лена и Таня копают картошку. То Таня, то Лена с полным ведром картошки проходили мимо и рассыпали её во дворе, бросая на меня взгляды. А тут вышла соседка и прямо во двор и пройдя мимо меня пошла в огород. Назад она уже вернулась с Таней и я услышал как она спрашивала у неё, где мол Серёга, и что он то не копает а гостей заставил. Таня, медленно идя рядом с ней, остановилась почти у самой канавы, в которой я лежал, и стала говорить.
- Он вчера спину надорвал и долго не мог уснуть. Поставили ему укол Лена, и он спит, а мы решили не ждать его и докопать. Там немного осталось.
Тут подошла Лена, и Таня сказала ей, что соседка Серёгу спрашивала и в трёх словах подмигнула ей что и рассказала соседке. Лена подошла к ним и они уже втроём стояли и болтали Я наверное даже не дышал чтобы грязь не шевелилась. Димка, видя, что женщины сцепились языками, сел на пень в конце огорода и закурил. Когда соседка ушла, я выдохнул, а Таня и Лена ушли к Димке и ещё два часа до обеда копали не спеша. Соседка ещё дважды заходила, но так и не признала в грязи ничего, хотя каждый раз бросала на кучу мусора или грязь свой взгляд.
Как вся картошка была выкопана, все поочерёдно пошли мыться в баню, а потом ушли в дом обедать и даже не прикрыли ворота. Я так и продолжал лежать на обозрение всем, кто проходил мимо. После обеда немного отдохнув, Дима и Лена стали собираться в город, и взяв с собой немного овощей, загрузили в багажник, и вскоре уехали, предварительно подойдя к куче мусора, то есть ко мне и попрощались. Таня продолжала ходить мимо меня, поглядывая в мою сторону, но ничего мне не говорила. Так я и пролежал на виду у всех, при открытых воротах, пока не стало смеркаться. Когда я вылез, стряхнул всю грязь и отмылся, стало уже совсем темно.
- А я уж подумала, что ты на ночь остался – сказала Таня, когда я пришёл из бани.
- Пришлось бы, если бы ты ворота не закрыла. Дед, так и пялился, в наш двор, весь день. – ответил я.
На другой день мы с сестрой прибирали подсохшую картошку в погреб. Таня насыпала в вёдра, а я относил и рассыпал в яме. Через два дня Таня тоже уехала в город, сказав, что скоро приедет. Ей кто-то позвонил, и она быстро собралась, и я снова остался один.
Таня и Дима с Леной ещё дважды приезжали ко мне в сентябре, чтобы сделать заготовки овощей, мариновали и солили, а мы с Димкой вывозили и чистили огород, чтобы на следующий год было меньше возни.


Продолжение дальше…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2263
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 112 раз

Мои фантазии

Сообщение 07 ноя 2018 10:40

Часть 8. Осенний экстрим

Это произошло, когда в огороде всё было убрано, и мы собрались чтобы справить борозду. Вечер прошёл весело. После застолья мы пошли прогуляться перед сном по улице. Если спросите, как я был одет, то нормально, как и мои друзья. Было ещё светло, и люди были на улице, и другая бы форма одежды, вызвала нездоровое мнение обо мне.
Проходя мимо заброшенного дома, возле которого улица немного делала поворот, мы увидели большую лужу, и грязь у самого палисадника ветки сирени растущей в котором прямо свисали над ней и касались воды. Мы прошли правее, где было сухо, и где все ходили и ездили, и пошли дальше, как вдруг Дима пошутил.
- Серёга, хорошее место для приёма ва_а_а_нн – произнёс он с усмешкой и протяжно.
Таня и Лена обернулись назад и посмотрев на лужу возле развалин тоже хихикнули и сказали.
- Да, и самому грязь разводить не нужно. Тут её больше, чем где либо.
Меня эти усмешки и подначки зацепили за живое и в течении всей прогулки по селу я не переставал думать об этой луже. А когда возвращались обратно, я внимательно разглядывал её, но моим спутникам было не до неё, и они даже не вспомнили про ту шутку и прошли мимо Димка дымил как паровоз, а Таня и Лена о чём-то разговаривали и смеялись. Уже начинало смеркаться, и мы разошлись по кроватям. Я как обычно лёг на террасе, а Димка на мою кровать в доме с Леной, а Таня, на своей. Я долго думал о том, что сказал Димка и как над этим посмеялись Лена и Таня. Спать совсем не хотелось. Я вышел в огород и развёл грязь, измазавшись ею, я по берегу добрался до разваленного дома, и стал ощупывать лужу. Выбросив из неё пару кирпичей. Пустую бутылку и ещё что-то я стал обустраиваться. Ветки сирени плотно смыкались над грязью и я затолкав под них голову устроился поудобнее. Потом подложил под ягодицы какую-то старую тряпку так чтобы мой член и яйца были видны на поверхности лужи и лежали на этом зеркале грязи, словно выброшенные ветки и камушки. Сбоку от веток сирени, я положил два грязных пенька, которые тоже вытащил из лужи. Это нужно было для того чтобы возле этих пней никто не ходил и не обнаружил меня. Получилось довольно красиво и при первых лучах солнца, пока ещё все спали, я осмотрел грязь и понял, что замаскировался здорово. Теперь нужно было лежать так, чтобы грязь не шевелилась, и я стал ждать первых прохожих, а самого всего колотил озноб от волнения и испуга, ведь я не знал, как это всё смотрится со стороны дороги и боялся, что могут узнать и разоблачить меня.
Когда мои друзья и сестра проснулись, они не сразу обратили внимание, что меня нет и только когда стали садиться завтракать Таня позвала меня.
- Серёж, вставай, а то завтрак остынет.
А в ответ полная тишина и тогда Димка вышел на террасу и заглянул. Кровать, на которой я спал, была пуста.
- А его там нет, сказал он, входя в дом.
- Опять со своими завихами – сказала Таня.
- Ладно, давайте завтракать, а то остынет. Семеро одного не ждут – сказала Лена.
Во время завтрака вдруг кто-то вспомнил про вчерашнюю прогулку и предположил.
- А что если он к тому разрушенному дому ушёл?
- Что гадать то, набегается, придёт – ответил Димка и сказав спасибо лёг на кровать чтобы отдохнуть.
- Ты как хочешь, а мы с Таней прогуляемся до магазина и посмотрим – сказала Лена.
- Ну и идите – ответил Дима.
Выйдя во двор и осмотревшись, Таня и Лена не найдя взглядом ни где Сергея, вышли на улицу. Они шли не спеша, внимательно посматривая по сторонам, и потом до открытия магазина, было, ещё минут пятнадцать, и спешить было некуда. Подходя ближе к разрушенному дому, Таня и Лена уставились в грязь, и стали присматриваться и тут Таня ойкнула.
- Что случилось? – спросила Лена.
- Он тут, видишь на поверхности грязный член и яйца его по разные стороны лежал – пояснила сестра.
Лена присмотрелась и говорит.
- Нет это не похоже на его член, вроде как какая то палка валяется и комки грязи. – сказала она.
- Но вчера не было тех пней я точно помню – сказала Таня.
- Ты права, я их тоже не помню. Если бы они лежали давно, то были бы сухими, а они словно недавно вывернуты из лужи – сказала Лена.
- Ладно, пошли, а то скоро на нас будут больше обращать внимание, чем на эту лужу – сказала сестра, и они прошли мимо.
Купив хлеба, Таня и Лена на обратном пути снова пристально поглядывали на необычные выпуклости, на поверхности лужи. Когда они рассказали о своём предположении Димке, то он не поверил поначалу и решил сам убедиться и пошёл за сигаретами в магазин, хотя у него в машине было ещё две пачки. Когда он вернулся, то тоже сказал, что ему странно изменённой показалась лужа. В течении всего дня они так и не нашли меня и несколько раз ходили по улице поглядывая на ту грязь и лужу. Наблюдали за проходившими мимо жителями деревни и сделали своё заключение.
- Похоже, всем без разницы, что валяется в этой грязи. Все проходят мимо, и никто даже не смотрит – сказала Лена.
- А ты что хочешь чтобы разглядывали как мы и гадали, что они там увидели – возразила Таня.
- Да, могу себе представить собралось всё село, и гадают, Серёгин там член лежит или нет – рассмеялся Димка.
Вечер подходил к концу, но так никто из проходивших мимо сельчан не заметил ничего подозрительного. Я вылез, как стемнело, и за огородами направился к озеру, где смыл основную грязь. А потом ещё долго отмывался в бане. Когда я вошёл в дом, то все уже давно поужинали и кто смотрел телик, а Таня и Лена разговаривали сидя на кровати.
- Во, и потеря нашлась – с юмором сказал Димка. Он первый меня заметил.
- И где это ты столько времени пропадал – с язвительностью в голосе спросила Лена.
- Как будь то, не знаете, дайте что-нибудь поесть, а то я голодный – сказал я.
Таня налила мне суп, который она часто готовила и он мне нравился и я, стал есть, а они все наперебой кто что хотел, расспрашивали меня и я то мычанием, то успевая пару слов сказать между ложками отвечал на их вопросы.
- Серёж, а тебе понравилось там лежать или нет – спросила Таня, и все трое уставившись на меня, ждали моего ответа.
Я, подумав, сказал, как было.
- Я ждал от этого большего, ведь был, по сути, весь день на глазах у людей, но всё же чего-то не хватало.
- Ты хотел чтобы тебя увидели и стояли напротив и обсуждали – спросил Дима.
- Нет, конечно, но что-то на грани этого хотел бы испытать – ответил я.
Все задумались и обещали мне подумать. А утром Дима и Лена уехали, и я снова остался с сестрой вдвоём. Шла осень и иногда пролетал снег. Мы с Таней часто гуляли и мой вид у неё уже не вызывал никаких эмоций. Она даже не спрашивала меня, как и в чём я пойду на прогулку. Чтобы мне легче было перепады температур я постоянно закаливался и умывался и обливался холодной водой на улице, а когда выпал первый снег и его намело очень много я развёл в огороде грязь и зарывшись в ней ждал когда Таня пойдёт в огород. Пролежав минут двадцать, я увидел как сестра, выйдя во двор и оглядевшись по сторонам, пошла в сторону бани. Увидев грязь и узнав на её поверхности мой член и яйца и мой живот, чуть торчащий поверх грязи, сказала.
- Не боишься простыть?
- Нет, я же закалённый – ответил я.
- Ну тогда ещё давай закаливайся – и она взяла возле бани лопату и стала снегом закидывать грязь и меня и накидала большую кучу, а я лежал и наблюдал за ней. Вдруг открылась калитка и во двор вошла соседка. Я забыл закрыть её когда ходил на улицу отскребал снег. Соседка, увидев Таню, направилась прямо к ней и сестра в мгновение смогла подхватить валявшийся грязный мешок и бросит мне на лицо, чтобы соседка не могла меня увидеть. А после пока соседка шла до бани бросила ещё несколько лопат прямо на то место, где было моё грязное тело.
- А где Сергей то, что он тебя снег то чистить заставил – спросила она.
- Ушёл куда-то, а мне в баню надо – ответила Таня.
- Понимаю. Я вот чего зашла то – сказала она и стала расспрашивать сестру как готовить одно блюдо, которым Таня как-то на днях угощала её. Таня стала рассказывать всё по порядку что и как а соседка если что не понимала то переспрашивала. Так они простояли некоторое время, и сестра, поняв, что соседа может всё перепутать позвала её в дом.
- Давай я тебе лучше запишу, - и они ушли.
Я лежал в грязи под слоем первого снега, и боялся пошевелиться, ведь соседка могла в любой момент выйти. Было тепло и мне даже было ничуть не холодно. Когда Таня проводила соседку и закрыв калитку подошла ко мне и убрав старый мешок отругала меня, сказав, что я дурак, и то что если мне наплевать на себя, то подумал бы о ней, что сказала бы соседка если бы заметила тебя. После этих слов она ушла в дом. Я стал выбираться из под снега и грязи, и потом долго отмывался в бане. Когда я пришёл в дом, то гнев сестры немного утих, и я извинился перед ней. На что она мне ответила.
- Если хочешь в грязи валяться, то валяйся, когда меня не будет, или вон на улице - и она махнула рукой в ту сторону, где я пару недель назад весь день пролежал голышом в луже.
Я ничего не ответил, а через несколько дней, когда стало тепло, и весь снег растаял, и на улице была непролазная грязь, я задумался о предложении сестры, но одному было трудно, как то спрятаться. Было не лето и погрузившись голым в лужу мне было бы не пролежать. К моему счастью приехали Димка и Лена и я после того как сестра рассказала о моей выходке предложил Димке помочь мне и он на удивление всем согласился.
Не сказав ничего Лене и Тане, мы пошли с ним пройтись по улице и присмотреть место моего пребывания. Он пытался меня отговорить, но я стоял на своём. Подойдя к магазину, и купив сигарет, мы вышли и пока прикуривали, мне на глаза попалась куча забрызганных грязью срезанных с деревьев веток и сучков. Димка поймал мой взгляд и с ехидством сказал.
- Что новое место присматриваешь?
- Да, а чем тебе это не подходит – добавил он следом.
- Место то интересное, но боязно, магазин рядом и грязи нет, одни ветки – ответил я.
- А мы тебя под гнилую корягу замаскируем – сказал Димка и засмеялся.
Проходя мимо ,я заметил, что под кучей веток есть небольшая канава и ответил.
- А что, я согласен, если рядом ещё пару кривых сучков положить, то будет непонятно, что там снизу валяется.
- ты что серьёзно – спросил Дима.
- Да, а что. Поможешь мне замаскироваться ночью – спросил я Димку.
- Дело твоё, помогу, коль охота есть – ответил он и мы, пройдя мимо, отправились к дому.
Ближе к вечеру я снова в огороде намесил грязь и как стемнело уже ближе к утру разбудил Димку и измазавшись с головы до ног отправились к тому месту. Сдвинув в сторону старые ветки, я устроился удобнее, а Димка, изваляв в грязи пару веток от клёна, положил их вдоль меня и частично на меня. Затем попросил изогнуть руки и ноги, словно они не мои части тела, а ветки гнилого дерева забрызганного грязью. Поверх набросал тонких веток, и в довесок придавил ещё парой грязных корявых сучков, от засохшей яблони предварительно вывозив их тоже в грязи. Как маскировка была готова и Димка, при слабом свете луны осмотрел всё, он просунул руку между веток к моему члену и приподняв его перевесил через ветку, тоже самое он проделал и с яйцами перевесив одно через одну ветку а второе через другую.
- Вроде всё – сказал он и отошёл в сторону.
- Меня, то, хоть не видно – спросил я.
- Да совсем забыл, - сказал Димка и принялся срывать траву и маскировать моё лицо и голову и как только он это сделал, то сказал.
- Вот теперь всё.
Рано утром я увидел спешивших на работу несколько человек, и они даже не обратили внимания на кучу веток. А позже мимо проехала одна, а затем вторая машина и забрызгала грязью меня и всю кучу и следы что натоптали ночью мы с Димоном. Позже мимо проходило много людей и возле магазина стояли и разговаривали, поглядывая то в мою сторону, то мимо в улицу. А ещё позже пришли Таня и Лена, а следом за ними и Дима. Он стоял возле магазина и поглядывал на своё творение, а я сквозь сухую траву поглядывал на него и на тех, кто проходил мимо. Свисающие на ветках яйца и член были на самом видном месте, но никто даже подумать на них не мог что это именно они. Со стороны казалось, что просто ветки и сучки все в грязи и сброшены в кучу. Когда Таня и Лена прошли мимо меня и пристально разглядывали кучу, то Димка им что-то сказал, и они громко рассмеялись и ушли домой. Позже они ещё дважды проходили мимо и поглядывали в мою сторону и смеялись. Несколько раз проезжали мимо машины и обрызгивали кучу грязью. Иногда совсем рядом кто-то останавливался и разговаривали, даже не подозревая, что в метровой доступности развешано на ветках. Так я пролежал в том месте весь день, и только как стало темно, я сам осторожно выбрался и берегом добрался до дома. Позже мы часто обсуждали это моё приключение и всегда смеялись, и я и Лена с Таней и Димка.
Когда Димка и Лена уехали в город, Таня прогостила у меня ещё две недели, и мы часто с ней гуляли под снегопадом и разговаривали. С наступлением морозов она уехала, и я снова остался один. Чего-то необычного и интересного о чём я мог бы ещё рассказать больше, не происходило, а только повторялось, и нет смысла мне это ещё неоднократно повторять.
Буду рад, если кто оставит отзыв о моей фантазии и реальном приключении с сестрой, объединив которые я написал такой рассказ.
sergei0083@rambler.ru

fg51

лиценциат
лиценциат
Сообщения: 1068
Благодарил (а): 37 раз
Поблагодарили: 182 раза

Мои фантазии.

Сообщение 08 ноя 2018 14:51

sergei0083 писал(а):
07 ноя 2018 10:40
Буду рад, если кто оставит отзыв о моей фантазии и реальном приключении
Слог повествования прекрасный, а всё остальное в личку
Держите руки не над одеялом, а на пульсе своих желаний

Ответить