Мои фантазии

Не только об одном онанизме же читать всю жизнь ;-)

Модератор: 0льгерт Палтус

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии

Сообщение 18 дек 2015 08:34

Начало темы. Мои фантазии, родственные темы: Мои рассказы и приключения, Мои рассказы про эксгибиционизм на работе.
Алфавитный указатель тем «Литература»

Мои фантазии. Фантазия, приснившаяся во сне.
.

Несколько часов назад как я вернулся из больницы после операции.

Мне удалили член до самого его основания и мошонку с яйцами по моей просьбе. Потом один врач, который хотел эти мои части уже не нужные мне забрать себе, но я уговорил его их мне отдать, и он согласился, предварительно зашив концы чтоб ничего не запачкать, и чем-то пропитал их чтоб быстро не испортились. Хранить их он мне велел в банке со спиртом. Я обрадовался и неся свой бывший член в кармане вместе с яйцами мечтал куда их поставить и что делать дальше.

Дома я, конечно, выполнил все рекомендации и старался ничего не поднимать тяжёлого чтоб нормально всё зажило и не разошлись швы. Было как-то непривычно и неудобно ощущать что больше ничего не мешается между ног, а ведь раньше что только я не вытворял со своим членом и яйцами что иногда сам стал опасаться что сделаю что то такое что потом и врачи не смогут мне помочь и поэтому решился на этот необычный шаг.

Постепенно я привыкал, как вдруг слышу что кто то стучит в калитку. Открываю её и своим глазам не верю. Стоят обе мои сестры и смотрят на меня удивлёнными глазами.

— Вы что, не узнали меня? — спрашиваю я у них, а сам запустил руку в карман, чтоб прикрыть то, что там лежало, член и яйца.
— Да нет, ты уже дома? А нам сказали что тебя на операцию увезли, — сказали они друг за другом задавая мне вопросы.
— И кто это вам только мог такое сказать, — сделав непонимающее лицо ответил я.

Выяснять конечно мы не стали это да и зачем но я всё же им признался что был у врача и мне противопоказано поднимать тяжести чтоб не было ничего плохого, а объяснять не стал плотно сжимая член и яйца в руке.

Мы вошли в дом и долго общались, а потом сёстры стали мне помогать. Ольга пошла поливаться и не увидев шланг для полива пришла спросить меня. Я уже правда вытащив член и яйца из кармана и хотел их убрать но не успел и сжав как мог, с спрятать мои гениталии было трудновато так как член был двадцать четыре сантиметра да и яйца немаленькие. Правда в таком виде в котором я их держал в руке они были немного меньше но скрыть их было трудно. Я завёл руку за спину и пошёл следом за Ольгой чтоб показать где что лежит. Было какое то необычное ощущение у меня. Я вот так не прячась иду за своей сестрой а в руке за спиной прячу свой член и яйца. Теперь я мог их не только положить в любой карман но и убрать в шкаф и на полку и если бы у меня был член то он давно бы от этих мыслей стоял колом. Не стану скрывать, раньше когда у меня был член и меня посещали мысли о том что его у меня удалят, мой член всегда возбуждался и часто я кончал от этих фантазий. Сейчас всё свершилось и я хоть не мог кончить но получить те ощущения я мог сполна. Я показал Ольге всё что где лежит и подвесил шланг к бочке чтоб в неё накачать воду из колодца пряча при этом свой член и яйца где только мог чтоб она не заметила их.

Людмила вторая сестра в это время сидела возле кустарника смородины и собирала ягоды которые успели созреть пока я был в больнице. Она в школьные годы когда мне было лет шестнадцать а ей было четырнадцать, видела меня случайно на чердаке сеновала когда я дрочил свой член и никому об этом не рассказала. Я поздно заметил тогда что она смотрит и напугался и несколько дне ходил как в воду опущенный но всё как то рассосалось и я в последствии был очень осторожен хотя не раз мне хотелось чтоб она снова подглядывала за мной.
Объяснив Ольге что и как поливать я подошёл к Людмиле и сел с ней рядом на скамейку положив свой член и яйца рядом между нами. Видеть она, конечно, этого не могла, и у меня обе руки освободились.

— Смородина нынче хорошая, крупная, — сказал я.
— А у нас совсем нет почти, морозом во время цветения прихватило, — сказала она.
Я сорвал несколько ягод и закинув их в рот сказал.

— Набирайте себе а мне не нужно, у меня ещё с того года есть варенье.
— Ладно — обрадовавшись ответила Людмила и стала дальше собирать ягоды.

Я как ни в чём не бывало встал со скамейки и пошёл в дом совсем забыв про оставленные рядом с сестрой свои отрезанные гениталии. Случайно это вышло или так было суждено быть, я не знаю, но я думал когда увидел Людмилу что взять бы и показать ей свои яйца и член и что теперь она могла бы их и в руке подержать и даже с собой потаскать, но тут же эту мысль прогнал.

Люда продолжала брать ягоды и чтоб сдвинуть скамейку в сторону взяла её за один край и наклонив подтащила даже не заметив что яйца и член лежали совсем рядом от её руки и тут же свалились на землю. Переставив скамейку поставив одну ножку как раз на член, она снова села и продолжила собирать ягоды, вдавливая член глубже в землю.

Когда я опомнился то сразу побежал в огород и увидев что Люда как ни в чём не бывало продолжает собирать смородину. Посмотрев, что она немного сдвинулась в сторону, я подошёл к ней и ужаснулся. Как только она не видела то что лежало с ней рядом. Под правой ножкой скамейки был придавлен к земле мой член, а яйца лежали почти под самыми ногами Люды. Стоило ей только немного сдвинуть ноги под скамейку как она тут же бы, наступила на них. Я не знал как мне сделать так чтоб никто ничего не заподозрил и я подойдя к Люде поближе спросил:
— Может, перерыв сделаете, чай готов.
— Оль, может попьём чайку пока братец приглашает, — обратилась Люда к Ольге.
— Давай, — ответила Оля и она поставила лейку и закрыла воду, а Люда поставив ведёрко встала и отойдя от кустов смородины направилась в сторону дома даже не посмотрев под ноги.

Вроде пронесло облегчённо вздохнул я и проследовал за сёстрами оставив на потом то что я должен был незаметно подобрать. Мы немного посидели и я уже допив чай сказал сёстрам что я сейчас на двор схожу.
— Давай, а то мы тоже захотим — усмехнувшись, сказала Ольга.
Я быстро подобрал свой член и яйца и ополоснув их в баке с водой быстро растолкал в карманы. Яйца в один, а член в другой чтоб не так оттопыривались. После чего сделал вид что заправляю рубашку в брюки пошёл к дому откуда уже выходили одна за другой Ольга и Люда. Сестрёнки продолжили помогать мне а я не мог забыть то что только что чуть не случилось. Я ходил и думал и не мог устоять так как вряд ли мог бы снова представится такой случай. Конечно зная Ольгу я сразу же был бы поднят на смех и вскоре бы все родственники узнали бы про то что я сделал, а вот Людмила была для меня загадкой после того случая. И я решил уже сам повторить то что только что сделал неосознанно. Переложив член в карман к яйцам, я снова подошёл к сестре, и подсев рядом снова положил член уже с другого бока на скамейку рядом с сестрой. Перекинувшись несколькими житейскими фразами и расспросив как у неё дела дома и как мои племянники растут, я встал оставив член и яйца на скамейке и пошёл к Ольге поболтать и с ней чтоб не обидеть своим вниманием старшего брата.
Люда обобрав с этой стороны все ягоды, оставила уже почти полное пятилитровое ведёрко в сторону чтоб не опрокинуть и не рассыпать ягоды и повернувшись чтоб взять снова скамейку и переставить её поудобнее и поближе к ягодам, увидела лежащие на ней мои член и яйца которые выглядели словно только что отрезанные не потеряв ни цвет и даже не посинев ни чуть-чуть. Она замерла на мгновение и повернулась в мою сторону. Я вовремя успел отвернуться и продолжал разговаривать с Ольгой, как ни в чём не бывало. Будь-то, ничего не произошло. Люда была в растерянности и не знала что делать. Откуда это взялось. Она не понимала. Если Ольга увидит, то насмешек не обобраться будет, да ещё приплетёт невесть что. Люда взяла и потрогав член и яйца поняла что они настоящие и бросив на меня взгляд быстро взяла их в руку и затолкала в карман курточки в которой собирала ягоды и продолжила обрывать смородину и складывать в ведёрко постоянно поглядывая в нашу сторону.
Поняв, что свершилось то, чего я и хотел, я закончил разговор с Ольгой и пошёл в сторону дома. Люда увидела это и окрикнула.
— Сергей, у тебя ещё ведёрко есть, а то это уже полное.
— Есть, сейчас принесу — ответил я, и по всему телу пробежала дрожь. Такого волнения я не испытывал даже при возбуждении.
Взяв ведёрко, я пошёл к Люде, а ноги не слушались и были словно ватные. Подойдя ближе я протянул ей ведро и сделав вид что ничего не случилось наклонился за полным.
— Я отнесу, а то просыплется — сказал я.
— Да, и вот это тоже не забудь — произнесла Люда и вынув из кармана сначала яйца, а потом член сжав их в руке протянула мне.
Я смутился и не знал, что сказать и просто протянул руку и перехватил их из её руки и тут же отправил небрежно в свой карман. Люда молчала и смотрела на меня. Я на неё и не найдя ничего более подходящего сказал.
— Извини, забыл. Не привык ещё.
Люда промолчала и продолжила собирать смородину. Некоторое время было всё спокойно, но на душе была какая-то неопределённость. Ольга уже закончила с полевкой и присоединилась к Люде собирать ягоды. Я не зная что делать положив член и яйца в карман вернулся в дом. Повесив курточку на вешалку в прихожей, я поставил чайник и немного посуетился чтоб угостить сестрёнок так как они мне очень хорошо помогли. Вскоре зашла Оля и повесив джинсовый пиджак на вешалку ушла в бань помыть ноги и обувь. Люда же поставила в коридоре ведёрко со смородиной и попросив у меня что то стала завязывать ягоды марлей чтоб случайно не просыпались по дороге до дома. Жили они в соседнем селе, и скоро за ними должен был приехать муж Людмилы. В это время сама по себе оторвалась вешалка на курточке и она упала сначала на скамейку а потом сползла на пол. Естественно, так как карманы были простые и тем более не очень глубокие, яйца и член вывалились на пол в полуметре от ног Люды. Она глянула на них, как в этот момент услышала голос Ольги. Тут же быстро наклонившись, так как искать где-то в моей куртяшке карманы не было времени, сунула сжатые в кулаке и член и яйца в свой карман. Только она это сделала, как вошла Оля.
— Ну что, едем, там твой приехал — сказала она.
Я растерялся и не знал что делать. Люда тоже смотрела то на меня то на Ольгу.
— Вы чего — не понимая спросила Оля.
— Бери ведро и пошли, мне не унести — сказала Люда.
Люда первая взяла ведро с ягодами и направилась к выходу. Оля следом как навстречу им вошёл Денис муж Люды.
— Ну что давай те поскорее, а то я на работе. Потеряют — торопил он.
— Ладно, спасибо вам сказал я им в след, не зная что предпринять. Так Люда и уехала спрятав в своём кармане мой член и яйца которые мне конечно были не нужны но чтоб об этом кто то узнал мне тоже не хотелось.
Люда нашла возможность и на третий день приехала одна и уже не стесняясь никого спросила меня.
— Откуда это у тебя взялось и вывалив член и яйца из своего кармана бросила их мне под ноги на пол.
Я смутившись вжал шею и сделав невинное лицо ответил еле слышно.
— Своё.
— Что-что, не поняла — переспросила Люда.
— Это мои — уже понятливее ответил я.
В глазах у неё было такое удивление, и куча вопросов в последствии на которые, я ответил. Она была в шоке и тут же изъявила желание убедиться в этом и когда я стесняясь спустил штаны она увидел заживающие ровные швы и гладкий лобок с одной лишь маленькой дыркой — мочевым каналом.
— Зачем — вопрос в одном слове прозвучал из её уст и я ответил.
— Просто захотелось и всё.
Наступила какая то пауза и ни я ни она не говорили и ничего не спрашивали и тут Люда наклонилась и присев подняла сначала яйца а потом и сам член и положив их на ладонь посмотрела на меня и сказала.
— Я помню их не такими.
— Я знаю — ответил я.
— Можно я их заберу — попросила она.
— Да, мне будет приятно знать что они у тебя — ответил я.
Люда положила их на платок и аккуратно, уже не бросая небрежно, а наоборот бережно завернула и сунула в карман.
Вскоре она уехала, а я больше не видел свой член и яйца никогда и даже не спрашивал у сестры, где они и куда она их дела.

Когда она уехала, я проснулся и сразу руку сунул под одеяло. Мой член стоял колом, и я хотел пи-пи. Приснится же такое, — подумал я но ту же понял что расставаться с этим сном мне как то не хотелось.

Аватара пользователя

kamill

почётный профессор
почётный профессор
Сообщения: 13608
Благодарил (а): 419 раз
Поблагодарили: 498 раз

Сообщение 18 дек 2015 09:44

sergei0083
Это больше подходит для раздела "Литература" или :arrow: сюда

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Сообщение 18 дек 2015 09:46

Я просто не смог найти возможности выложить их в других разделах - вот и выложил сюда

Аватара пользователя

Shannimal

ассистент
ассистент
Сообщения: 3570
Благодарил (а): 325 раз
Поблагодарили: 481 раз

Re: Мои фантазии.

Сообщение 18 дек 2015 09:59

Какая страшная фантазия
Увидев безобразие,
Не проходите мимо.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Сообщение 18 дек 2015 10:03

На то она и фантазия, что в голову пришло и во сне приснилось - то и написал

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Волшебные капли

Сообщение 21 дек 2015 08:58

Мои фантазии. Волшебные капли. (эксперимент)
Часть 1
.

Это началось с одной поездки в город. Мне нужно было кое-что купить в магазине и ещё в вет. аптеке, витамин и лекарств для поросят. Закончив все дела, я зашёл в вет. аптеку и своим глазам не поверил. За прилавком стоял мой старый знакомый Семён. Мы с ним с самой школы не виделись и вот неожиданная встреча. Оставив за себя девушку, мы с ним вышли на улицу и разговорились. Болтали долго, но время поджимало и я извинился.
— Слушай Семён, у меня автобус скоро.
— Ну, будешь в городе, заходи — сказал он, и мы вернулись в аптеку.
В пакете уже стояло всё, что мне было нужно. Я рассчитался, и уже было собрался уходить, как Семён окликнул меня и я остановился.
— Вот возьми, — и он протянул мне небольшой флакончик с каплями.
— Что это? — спросил я.
— Это новинка, кабанчики от него без ума. Но только не больше одной капли, — сказал он и протянул мне маленький флакончик и инструкцию к нему.
— Что я должен? — спросил я его.
— Это пробник, если понравится, буду рад, приходи, — сказал он.
Я поблагодарил его и попрощавшись с ним и с его сотрудницей, которая загадочно улыбалась, уехал домой. Разложив всё по местам, я поставил и капли в холодильник, так как посчитал, что поросята пока маленькие, и они пока не понадобятся.
Прошло несколько дней или даже пара недель, как я что-то искал в холодильнике и наткнулся на них. Я посмотрел на капли и взяв инструкцию стал читать. Оказалось, что это был новый препарат, разработанный одним ветеринаром для улучшения поголовья свиней и их работоспособности на почве осеменения свинок. Короче просто — свиной возбудитель. Я поставил его назад и несколько дней не вспоминал про него и как то смотрел передачу по телику и услышал, что оказывается человеческий организм по многим параметром схож со свиным.
А что если мне попробовать капельку — осенила меня эта идея, но я тут же её отогнал.
Несколько дней мне эта мысль не давала покоя и вот я решился. Взяв мензурку из аптечки, я налил в неё двадцать грамм воды и открыв флакончик, осторожно наклонил его и капнул. Но вместо одной капельки по поверхности воды расползлись две. Я решил, что это не так важно и быстро выпил, пока не передумал. Несколько часов я проходил так и никакого эффекта.
— Ну, обманул меня Семён. Хорошо что хоть деньги не взял за это новшество — подумал я, и одев рубашку и штаны, пошёл в магазин.
Во время пути я ничего не чувствовал и всё было как и раньше. Ничего не возбуждалось и даже в магазине при виде соблазнительной продавщицы я ничего не почувствовал. На обратном пути, весь разочарованный и решив, что эти капли на человека вообще никак не действуют, я шёл домой, и смотрел по сторонам, приветствуя встречающихся на пути односельчан. До дома оставалось совсем немного, домов эдак десять, как вдруг я услышал, как в загородке справа визжат свинки, и орёт хозяин. Они видно у него вырвались из загона и начали рыть грядки. Он хлестал их прутиком и загонял обратно.
— Что, не хотят назад идти — спросил я.
— Подрыли под забором и вылезли — сказал сосед и принялся снова хлестать их прутиком.
И тут я почувствовал, глядя на хвост одной свинки и зад кабанчика и его огромные яйца, как у меня в штанах что-то стало щемить и ныть. Член стал возбуждаться и вставать. Чтоб это никто не увидел, я прикрылся пакетом с продуктами и поспешил домой. Когда я вошёл во двор, то мой член уже стоял колом, и его головка вылезла поверх опушки и была вся на виду. Яйца сильно ломило и я, закрывшись, поставил дома пакет с продуктами и чтоб успокоиться и разрядиться принялся онанировать свой член. Такого сильного возбуждения я не испытывал давно и решил что это подействовали те капли. Только я ждал мало времени, ведь в инструкции не было написано, через сколько они начнут воздействовать на организм. Я продолжал дрочить с такой яростью, что думал мои болтающиеся во все стороны яйца отвалятся, но этого не случилось. После наступившего состояния приятной истомы я испытал такой оргазм, что думал, мой член просто разорвётся и не выдержит такого напора извергаемой из него спермы. Я залил траву и землю вокруг себя густыми каплями и брызгами и конечно запачкал свои ноги. Когда поток ослаб, и член стал медленно опадать, я ещё несколько минут не мог придти в нормальное состояние и просто согнувшись, валялся и не мог пошевелиться.
— Вот это разрядка — подумал я, — видно Семён был прав, новинка действует и ещё как.
Разобрав продукты и разложив всё, я занялся домашними делами и тут вспомнил, что я забыл купить соль. Снова одевшись, я побрёл в магазин. До закрытия оставалось около часа, и я спешил. На обратном пути я как раз увидел соседа, который после свиней поправлял грядки. Я подошёл к нему и заговорил. Он тоже ответил взаимной беседой, и мы стояли по разные стороны забора и обсуждали, как лучше сделать, чтоб больше так не случилось и свиньи не могли вылезти в огород. Как было сделано у меня, ему понравилось, и он тут же побрёл исправлять забор и зарывать подкоп. Я же в свою очередь тоже поспешил, так как тогда ещё не знал что на меня подействовал запах от свинок и мой член снова начал возбуждаться. Тогда мне показалось, что просто действие капель ещё не закончилось совсем и я снова пришёл домой с торчащим членом и всё повторилось снова. Я так бешено дрочил его и мял свои яйца, что снова испытал сильнейший оргазм и потом ещё с полчаса валялся на траве во дворе приходя в себя. Подняв два пакета соли, которая валялась поодаль от меня, я шатаясь вошёл в дом и умылся, а потом подобрал свою обрызганную спермой одежду и пошёл отстирывать её в баню, чтоб она высохла до утра. Спать лёг от усталости чуть раньше обычного, а когда проснулся, то сразу не обратил внимания на свой член. Он не стоял как обычно по утрам, а болтался между ног. Да и в размерах и форме он немного изменился. Сал немного длиннее и головка чуть вытянулась и заострилась немного.
— Наверное от того что я его вчера так резко дрочил, — решил я.
— Умаялся вчера. — сказал я, как бы обращаясь к нему.
Затем накормив всех и позавтракав сам, я оделся и занялся своими обычными делами.
Так прошло несколько дней, и как то я снова вспомнил про те капли и решил снова испытать их. Желание мне не давало покоя и я проснувшись уже за полночь, достал капли и налив в мензурку воды капнул а так как я был сонным, то рука дрогнула и в стаканчик упало сразу несколько капель, примерно пять ил и шесть.
— Ничего страшного — подумал я и выпил одним залпом и лёг спать.
До утра как раз есть время чтоб они начали оказывать своё чудесное действие, решил я и повернувшись на левый бок, уснул.
Когда я проснулся, то сразу протянул руку к своему члену и потискав его и яйца и не найдя никакого возбуждения, встал и умывшись пошёл во двор кормить корову и телёнка и выгонять их на пастбище. На крылечке уже стояло разлитое по банкам молоко. Это соседка уже побывала и подоила корову Бурёнку. У нас с ней была договорённость, и она летом всегда так делала, чтоб не будить меня. Конечно, я не одевался никогда летом и даже осенью, если было тепло. Открыв дверь загона. Я встал за неё и выпустил животных на улицу, где мимо уже прогоняли хозяйки своих кормилиц. Закрыв дверь, я отправился в дом и накормил кота и собаку Дружка, а потом уж наладил корм для поросят и пошёл к ним в сарай. Там было всегда сыро, и они всё перерывали своими пятачками и поэтому я их кормил всегда последними, чтоб потом можно было помыться и заняться домашними делами. Я вошёл в сарай и вывалил корм из ведра в кормушку, а потом взял второе ведро и налил им воды для питья. Когда я посмотрел на виляющие хвостики свинок и огромные яйца кабанчика, то сразу почувствовал, как что-то защемило у меня внизу живота. Я опустил взгляд и заметил, как мой член, вздрагивая, медленно стал подниматься вверх. Я возбуждался очень быстро не так как обычно и был очень удивлён. Поставив ведро возле ног, я взял в руку член и стал его дрочить. Он был уже очень твёрд, и рука ходила по нему, как по черенку от лопаты двигаясь то вверх, то вниз. Он стал ещё длиннее, чем был раньше, а сама головка вытянулась и заострилась. От каждого раза отвисшие яйца болтались из стороны в сторону и ударялись в внутреннюю сторону бёдер. Я даже не смотрел на них, так как было даже немного страшновато и больно, но не мог остановиться и всё яростнее двигал рукой. Вскоре я почувствовал приближающийся оргазм и ускорил движения и почувствовав как член стал пульсировать, прижал руку у самого основания, оголив полностью головку и без того оголённую и направил свой член в сторону поросят и мощная струя спермы разлетелась над их спинами и частично упала на землю, потом ещё и ещё и когда напор стих, я как в тумане поднял ведро и вышел, закрыв за собой дверь. Сев на скамейку и минут десять не мог шевелиться и чувствовал, как всё внутри дрожит, и пульсирует кровь в жилах.
— Вот это да!!! — сказал я тихо и выдохнул.
— Такого я не ожидал — уже прошептал я про себя.
Немного погодя, примерно около часа, я снова зачерпнул ведро воды и пошёл в сарай к поросятам. Вылив ведро, я осмотрел всё по сторонам. Где было всё обрызгано спермой, всё уже перерыто и никаких следов не осталось. Я посмотрел на бегающих свинок и кабанчика и снова почувствовал возбуждение.
— Что снова — сказал я сам себе и поставив ведро в сторонку стал надрачивать член который вскоре уже стоял колом. Всё повторилось, как и в первый раз. От истомы и сильного возбуждения я уже не мог стоять на ногах и не думая о том, что кругом сыро и грязь, я сел прямо на разрытую землю и стал что есть силы дрочить свой член. Свинки бегали вокруг и похрюкивали, но близко ко мне не подошла ни одна, зато яйца мои постоянно подлетали вверх и с хлюпаньем опускались в грязь и навоз. Вскоре и яйца и сам член стали грязными, но мне было всё равно. Я двигал руками ноющий член и чем ближе приближался оргазм, тем быстрее были мои движения. Член был уже горячим от трения и вот он, сильный оргазм, сопровождающийся потоком спермы в разные стороны, закружил мою голову, и я чуть не упал. Хорошо что я удержался и как только вытекла последняя капля, на коленках выполз из загона и закрыв дверь так и остался лежать на траве. Провалявшись во дворе минут двадцать, я осмыслил, что произошло, и сказал сам себе.
— Нужно быть поосторожнее, а то потеряй я сознание у свиней в сарае, они точно бы клыками разорвали мне всю мошонку и член и ещё хуже того могло бы быть.
После этого случая, и того, как я себя чувствовал при этом, я снова около обеда пошёл кормить свинок и уже поспешил, вывалив ведро выйти поскорее и стал наблюдать за ними в окно и был удивлён, что глядя на них меня нисколько не смущал их запах и вонь исходившая от навоза перемешанного ногами с землёй. Словно что-то стало с моим обонянием. Я смотрел на поросят а член уже стоял колом и упирался в верстак, сколоченный вдоль стены на уровне пояса для того что можно было что то на нём делать. Рука сама потянулась к нему и высвободив из под верстака член стала двигать по нему и надрачивать. Прошло всего чуть больше трёх часов, как я уже в третий раз онанировал свой возбуждённый член. Подставив под ноги доску, чтоб было удобнее стоять, да и член был бы выше верстака, я стал глядеть на кабанчика и свинок и их виляющие хвостики и дрочить член, чтоб снова снять напряжение. Яйца сначала лишь слегка подскакивали, и плавно ударяясь о верстак, снова устремлялись за рукой вверх. С каждой минутой мои движения становились всё быстрее и яйца уже не плавно, а с силой и с глухим шлёпаньем не ударялись, а просто бились о доски верстака, но я на это не обращал внимания и глядя в окно на свинок дрочил свой член всё быстрее и быстрее. Как только сперма вылетела и сильными струйками полетела на стену и на верстак, я сжал свой член и уже медленно выдавливал из него последние капли. Потом он ещё долго вздрагивал и покачиваясь опускался вниз и только тогда я заметил что мои яйца стали синими. Да, они были похожи на огромные тёмно-синие шары. Это был синяк от ударов, и только осознав это, я почувствовал, как их нудно и неприятно ломит.
Отмывшись, я пошёл домой, немного перекусил и лёг на кровать, чтоб отдохнуть. Сколько я пролежал сказать не могу, может час или два. Я постоянно потирал ноющие яйца и член, но он так и не возбудился, но после последнего оргазма мои яйца стали ещё немного больше и уже были даже больше куриных, а член свисал до середины бедра или даже ниже. В тот раз под рукой не оказалось линейки, и я прикинул на глаз, что член вытянулся и был уже сантиметров двадцать пять даже в полу возбуждённом состоянии.
Когда мне надоело валяться, и ломящая боль немного утихла, я вышел во двор и заметил, как при каждом шаге мой член ударяется о внутреннюю сторону бёдер. Раньше я такое не замечал. Значит не обманулся, когда прикидывал на глаз длину члена. За последующие два часа я занимался делами во дворе и в огороде и мой член так и продолжал болтаться между ног. Я подумал, что действие капель закончилось и для себя решил, что пока синяк не пройдёт, то я не буду их больше пить. Зачерпнув ведро воды, так как кормить ещё было рано поросят, я открыл сарай и перешагнув через кабанчика, который рылся в земле прямо у меня под ногами, коснулся оголённой головкой его хребта и жёсткой щетины и как только я вылил воду и повернулся идти назад, я заметил что член снова стоит параллельно земле и медленно поднимается вверх. Я выскочил из сарая и закрыв его понял. Такой эффект достигается только тогда, когда в поле зрения попадают свинки или кабанчик или я улавливаю их запах, который почему то стал для меня не противным и даже приятным. Я отошёл от сарая и думал, что член станет опадать, но куда там. Он уже торчал как башня, и головка сверкала и поблёскивала на солнышке касаясь моей груди выше пупка сантиметров на пять, хотя раньше мой член как раз кое как доставал до пупка.
— Вот это фокусы — удивился я и стал дрочить свой член.
Яйца стали болтаться меду ног иногда раскачиваясь, доставали до ягодиц, улетая назад между ног.
— Вот разболтались — подумал я и взяв их в руку стал придерживать и мять. Было больно, но не так как они сами ударялись обо что то. Кончив, вскоре я перевёл дыхание и снова подошёл к окну свинарника, чтоб убедиться в своём подозрении и оказался прав. Как только я увидел поросят и уловил их запах, мой член снова встал и пока я не кончил, я не мог его успокоить, как я это не пытался сделать. Я даже пробовал его загнуть и зажать между ног, чтоб небольшой болью на излом снять напряжение, но мне это сделать не удалось. Так и кончил ещё раз, пятый за день.
Как только член опал, я вспомнил, как я им баловался, пытаясь головкой проникнуть себе в попу. Но тогда он был не такой длинны, и мне лишь немного удавалось это сделать. Сейчас я без труда раздвинув ноги и смазав мыльной пеной анус, затолкал в него свой член почти наполовину. Потом достал старые довольно тугие плавки и одев их зажал свой член в таком положении, чтоб он не выпал и попробовал так походить. Получилось просто здорово. Почти три часа я ходил с засунутым членом в собственную попу, и он даже не захотел возбудиться. Встретив корову и телёнка, я загнал их и накормил. Пришла соседка и подоила корову, и мне на время пришлось немного одеться. Как только я снова остался один, я снял с себя всё кроме плавок, которые удерживали член в попе, и пошёл кормить поросят. Вывалив им приготовленную еду в кормушку, я быстро вышел и сел на скамейку, перекинув через неё только одну ногу, и так получилось что я сидел как бы верхом и всем весом давил на попу и на член, который находился в ней. Я думал, что это удержит его от возбуждения, но я ошибся. Хватило тех секунд что я находился в свинарнике и мой член стал медленно вставать, находясь прямо в попе. Я тоже пытался его удержать, чтоб он не выскользнул оттуда, когда полностью встанет, хотя как бы это выглядело, я даже не предполагал, ведь он был изогнут дугой. Но сила возбуждения брала верх над моими усилиями и я взявшись руками за края скамейки стал слегка придавливать свою попу к ней, а член снова пытался выскользнуть и я снова прижимал его и заталкивал назад и само собой получилось что я непроизвольно стал делать поступательные движения, как бы сам себя трахая своим членом в попу. Мне это понравилось, когда я понял, что у меня получается, и я стал это проделывать уже специально, слегка приподнимаясь, сантиметров на пять над скамейкой, и снова опускаясь, заталкивая тем самым член в анальное отверстие. Одним словом, я трахал себя так минут двадцать. Когда был уже, а грани извержения спермы и член начал пульсировать и ещё сильнее напрягся внутри прямой кишки, я с силой прижал его к скамейке чтоб он не вырвался и услышал вначале хруст, а потом резкую боль или наоборот, точно не помню. Но вслед за хрустом я сел на скамейку и член больше не приподнимал меня и не пытался вырваться из попы. А внутри я почувствовал, как толчками поток спермы вырывается из члена во внутрь попы и разливается внутри прямой кишки. Я затих и наслаждался приятными ощущениями и даже не чувствовал никакой боли. Так я просидел с полчаса, а когда встал, то увидел что мои плавки все мокрые в области попы. Я снял их, и немного помогая, вытащил весь мокрый и в сперме свой член и он повис между ног весь такой скользкий и блестел в лучах закатывающего за лес солнца. Отмыв его, я стал осматривать место изгиба и заметил, как член немного припух у самого основания. Я понял, что я сломал его и нужен ему теперь полный покой, чтоб всё зажило и восстановилось.
После этого я не прикасался к каплям больше месяца. Мой член восстановился, но был гибким в месте перелома. Его длинна так и осталась, как вытянулась за эти несколько приёмов капель и достигла двадцати восьми сантиметров в свободном состоянии. Головка тоже вытянулась и заострилась и теперь никогда не закрывалась крайней плотью. Что касается яичек, то они остались такими огромными, и похожими на гусиные яйца от чего мошонка под их весом растянулась, и они болтались между ног и часто мешали мне. Я неоднократно на них садился и прищемлял их, от чего испытывал сильную ломящую боль, но мне это нравилось, и я ждал выходного, чтоб после долгого перерыва снова выпить те волшебные капли и насладиться сильными оргазмами и вот этот день настал.
Дождавшись пятницы и конца рабочего дня, я пришёл домой и первым делом достал капли и капнув несколько в мензурку, разбавил их водой и выпил. До прихода коровы из табуна оставалось часа четыре. Соседи уехали, и было безопасно ходить голышом в огороде. Я разделся и решил первым делом собрать помидоры и огурцы, которые выросли и поспели. Шёл конец августа, и наступила пора убирать кое какой урожай. Не удержавшись я подошёл к окну и заглянул в свинарник постояв минут пять разглядывая как они роют землю пятачками, почувствовал что начал возбуждаться и взяв вёдра пошёл в огород. Не прошёл и десяти метров как мой член уже стоял, но не совсем. Он был твёрд, но держался параллельно земле и как указатель показывал мне направление — куда нужно идти. При каждом шаге он покачивался вверх, вниз и из стороны в сторону. Яйца тоже отвисли и болтались, мешаясь между ног отлетая от одной ноги к другой и обратно. Я прошёл по всему огороду и выглянул на озеро. Кругом вблизи не было никого, и я смело вышел за калитку. Пройдя немного по открытому пространству, я встал на мостки, ведущие по мелководью к отрытому от камышей пространству, чистой воде. Присев на краю я опустил ведро в воду, чтоб зачерпнуть и увидел как мой член больше чем половиной длинны, лежит под ногами на досках.
— Как здорово, раньше я пробовал, но не мог, а сейчас я смогу наступить на него сам — восхитился я этим открытием, и тут же приподняв пятку, я подсунул под неё член и надавил. Такое было необычное ощущение, сознавая то, что я стою своей ногой на собственном члене. Я зачерпнул воду и под весом и усилием когда его вынимал на мостки, ещё сильнее надавил на член, потом так же зачерпнул и втрое ведро и снова вдавил член в доски.
— Вот и достоинства того что член стал длиннее — подумал я.
Дальше я стал при любой возможности, что-то делать над членом необычное, А потом и стал думать, что можно сделать над своими отвисшими яйцами. Я два часа копался в огороде и все почти два часа мой член торчал и болтался впереди. Я наступал на него, задевал им всё, чего он только мог коснуться. Садясь на скамейке, подкладывал под ягодицы яйца и придавливал их своей попой. Яйца поначалу начали побаливать, а потом привыкли и я уже не опасался ничего. Как закончив все дела, я подошёл к окну и стал надрачивать свой член и дёргал его до такого остервенения, что мои яйца бились то о тело, то о доски. Вскоре я кончил прямо на стену и присел отдохнуть и тут же подумал.
— А что если я сейчас снова зайду в свинарник. Что будет?
Я встал и вошёл внутрь. Через пару минут мой член снова начал подниматься и я прямо в сарае среди свинок стал его дрочить, а потом сел в грязь и так его уделал и измарал, что вдавив его в землю, я не мог визуально его отличить пока не нащупывал руками. Кончив, я решил не выходить из свинарника и к моему удивлению член снова стал возбуждаться. Я побоялся, что от полученных оргазмов могу упасть без сознания и вышел и стоя возле окна кончил ещё трижды подряд, пока не обессилев, и не сполз плавно, рухнул на траву во дворе. Я совсем забыл, что скоро пригонят табун так и провалялся больше часа, пока меня не разбудили щелчки кнута и рёв коров. Я встал и шатаясь подошёл к калитке и спрятавшись за ней открыл и впустил корову и телёнка. Потом отмывшись быстро приоделся и встретив соседку которая приходила доить, управился со всеми делами и пошёл кормить поросят перед сном на ночь, чтоб они от голода не разнесли стены ночью. Мой член снова возбудился, и я снова дрочил его отбив снова яйца о верстак и стерев кожу на члене до мозолей. Как уснул я, помню с трудом, только когда проснулся утром, то соседка уже подоила корову и возле крылечка разливала молоко. Хорошо, что я был одет покрывалом, и она не вошла в дом, а то было бы удивления, и ещё бы откачивать от шока пришлось.
— Ладно, я выгоню корову — увидев моё заспанное лицо, сказала она.
— Фу, пронесло — сказал я и скинув покрывало сам был шокирован. Мои яйца были снова синими и ещё стали больше, а член висел между ног и доставал почти до коленка.
— И что. Он теперь так и будет каждый раз расти от того что я дрочу его — спросил я сам у себя и чтоб как то спрятать его я снова затолкал его себе в попу и одел плавки, но даже и это не помогло. Яйца так выпирали и маячили огромным бугром спереди, словно я мучился стоячкой и так ходил с возбуждённым членом. Я вышел во двор, и всё повторилось снова. Член снова возбудился, но я не дал ему вылезти из попы и поэтому до вечера ходил, словно мне в попу затолкали кол, а когда садился на стул или скамейку, делая это осторожно, то слышал лёгкое похрустывание в месте изгиба. Зато вечером я кончил всего один раз и залил всё скопившейся за день в возбуждённом члене и яйцах спермой. Её было так много, что я думал, что она не кончится никогда. Потом почувствовав облегчение, я уснул.
Так прошли выходные и ещё несколько недель. Я оставил возможность возбуждаться утром и кончать только вечером держа свой член спрятанным у себя в попе, чтоб он не вылез случайно, где то в штанине возле коленка, я надевал двое тугих и плотных плавок.
За два месяца до моего отпуска, мои яйца увеличились ещё сантиметра на три в диаметре и висели, словно я их себе вставил, отобрав и пересадив от быка производителя. Член тоже вытянулся и хоть он увеличился в толщине всего на один сантиметр, то в длину он уже был ниже коленка, а когда вставал и был твёрд как палка, торчал впереди не в силах встать вертикально из-за перелома. Я брал его в руку и не наклоняя голову мог свободно касаться его языком и посасывать во время просмотра фильма, или поглядывая в окно на гуляющих по улицам девушек или женщин. Наверное, они были бы в шоке, увидев мня в таком ракурсе. Я так наловчился, что мог протолкать его в горло сантиметров на двадцать и кончить внутрь, правда после этого я не хотел есть больше суток, сперма заполняла мой желудок и долго не переваривалась, да и мне не хотелось после этого есть никогда. Прятать в попе с каждым разом приходилось его труднее и труднее и только в вялом состоянии он полностью весь мог поместиться внутри, а когда вставал и напрягался то сильно больно давил на внутренние органы и особенно на желудок и я старался ходить на работу чтоб он был в спокойном состоянии.
Капли, которые мне дал Семён подходили к концу и я планировал в отпуске съездить в город и узнать всё о них и о том, как вернуть всё обратно, или хотя бы приостановить рост яичек и члена. Но этого нужно было ждать ещё недели две. Вот и настал тот долгожданный день. Предварительно опорожнив свой член и яйца от спермы, я кончил раз семь подряд и отвалявшись без сознания больше часа, пришёл в себя уже перед самым обедом и стал собираться в город. Член висел и был довольно мягок и податлив и я его примотал бинтом к ноге, а яйца заправил в плавки. Пройдя по комнате я был доволен и взяв деньги и сумку, отправился на остановку. Уже через полтора часа я был возле аптеки Семёна. Не успев войти, я столкнулся с ним нос к носу в дверях.
— Привет! Ты что тут делаешь. Снова витамин купить приехал — спросил Семён.
— Да нет, помнишь, ты мне капли подарил — спросил я.
— Помню, а что не так. — спросил он.
— Я тщательно изучил инструкцию, но то, что меня интересует, там не описано — сказал я.
— А что, объясни толком. — задал вопрос Семён.
— Как я начал эти капли пить, у меня член и яйца стали расти — сказал я шёпотом, так как кругом было полно народу, и могли невесть что подумать.
— Да ладно тебе заливать — не поверил Семён.
— Если не веришь, потрогай ногу вот здесь — сказал я и показал на область ниже колена и поднял ногу, поставив на скамейку.
Семён двумя пальцами обхватил ногу и нащёпал мой член и сделав недоверчивое лицо сказал.
— Разыграть решил, так я и повёлся.
В это время мимо проходила женщина и сделала нам замечание, что мол мы тут ноги на скамейку ставим, а на ней мол люди сидят. Я извинился и убрал ногу.
— Ладно, помочь ты мне не можешь, тогда продай ещё один пузырёк капель — сказал я.
Я думал об этом всю дорогу и решил что если не узнаю ничего как вернуть всё обратно, тогда продолжу и узнаю до каких пределов мой член и яйца могут расти. Эта идея мне как то понравилась, и я зациклившись на ней даже не стал уговаривать Семёна, чтоб тот дал мне координаты где изготавливают такие капли. Семён зашёл в аптеку и через пару минут вышел, держа в руке точно такой же пузырёк.
— А у тебя, что тот закончился уже — спросил он.
— Да, а что — удивился я.
— Тут написано, что их должно хватить на два года, а прошло только три месяца. Ты что капли стопками пьёшь — усмехнулся он.
— Я же пью их каждый день, а свинкам их дают только раз в месяц — ответил я, чтоб дать знать, что я читал инструкцию.
— Вот держи, с тебя восемьсот рублей — сказал он и протянул мне бутылочку.
Я протянул ему деньги и поблагодарив собрался было уже уходить как Семён остановил меня и сказал.
— Серый, ты что, точно не разыгрываешь меня?
— А зачем мне это — ответил я.
— Если не врёшь, то покажи и я поверю. — сказал Семён.
— Что прямо здесь — удивился я и крутанув головой вокруг дал понять что кругом полно людей.
Семён понял, что сказал глупость и промолчал в ответ.
— Если хочешь увидеть, приезжай в гости, — пригласил я его и сказал, как меня найти.
— Знаю, я в той деревне часто в школьные годы на озере бывал на рыбалке — ответил он.
Я отправился на вокзал и уже через два часа был дома. Шла осень, и хоть ночами было прохладно, но в дневное время стояла очень тёплая и сухая погода. Я по прежнему продолжал принимать капли, и мой член продолжал расти. Яйца немного остановились в росте, но от тяжести мошонка стала растягиваться и они болтались на уровне середины бёдер или даже чуть ниже и доставляли много неудобств при ходьбе. Я стал думать, что с ними делать и меня осенило, если мой член уже не входит в мою попу, то может это место яйцами заполнить. От этой мысли мне даже стало как то не по себе. Я даже раньше не мог представить, как это бы я смог затолкать яйца в попу и не откладывая в долгий ящик, я отправился в баньку. Там была тёплая вода и сделав себе клизму, чтоб освободить прямую кишку, я намылил яйца и аккуратно стал вдавливать в слегка раскрытое анальное отверстие. Яйцо сначала сопротивлялось и выскальзывало, но когда я взял его двумя руками и надавил, то почувствовал ломоту от сдавливания и следом лёгкое облегчение. Яйцо заскочило внутрь моей попы, и я удивился, видя, как у меня болтается только одно яичко. Намылив и его, я тут же направил и его следом за вторым. Я встал и напрягая мышцу, сжал попу и чуточку свисающие и расслабленные часть мошонки втянулась следом за яйцами и плотно прилегла к освободившемуся пространству между ног. Я прошёлся по бане туда и обратно и сев на скамейку не нашёл ничего что бы сковывало мои движения.
— А здорово получилось, — сказал я сам себе.
Я вышел из бани и сделал несколько кругов по двору и проделал разные физические упражнения, садился, приседал, наклонялся в разные стороны, но яйца распирая попу, даже не делали никакой попытки выскользнуть назад.
— Видно им понравилось там, — усмехнулся я.
С того дня я почти всегда свои яйца прятал в попе и с трудом вытягивал их за мошонку только когда хотел очистить прямую кишку. Мне нравилось моё новое состояние. Теперь между ног не болтались яйца и не причиняли случайной боли и неудобства. Член продолжал расти и за две недели до середины октября вырос ещё на четверть и свисая доставал до земли. Я часто разгуливая голым по дому и работая то во дворе то в огороде, как бы играючи отпинывал его ногами и он отлетал в разные стороны и нередко оставлял на нём синяки. Это меня ничуть не тревожило, а когда член возбуждался после посещения мной свинарника, то я тут же старался его успокоить и яростно дрочил его, разбрызгивая и поливая спермой приусадебный участок. Её было много, и нередко небольшие лужицы стояли по несколько часов, не успевая быстро впитываться в почву.
Этот день мне запомнился особенно ярко, стоял пасмурный осенний день, хоть и было прохладно, и изредка моросил дождик, я ходил одетым и собирался идти в магазин, как вдруг открылась калитка, и вошёл Семён.
продолжение будет, если понравится

Аватара пользователя

Shannimal

ассистент
ассистент
Сообщения: 3570
Благодарил (а): 325 раз
Поблагодарили: 481 раз

Re:

Сообщение 21 дек 2015 09:04

sergei0083 писал(а):На то она и фантазия, что в голову пришло и во сне приснилось - то и написал
Пиши ещё. У тебя получается)
Увидев безобразие,
Не проходите мимо.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Волшебные капли

Сообщение 21 дек 2015 12:21

Мои фантазии. Волшебные капли. (Семён)
Часть 2
.

Этот день мне запомнился особенно ярко, стоял пасмурный осенний день, хоть и было прохладно, и изредка моросил дождик, я ходил одетым и собирался идти в магазин, как вдруг открылась калитка, и вошёл Семён.
— Привет, а тебя, оказалось, найти проще простого, соседи подсказали — сказал он и протянул мне руку.
— Здорова, коль не шутишь — ответил я.
— Проходи в дом, а я вот в магазин собрался, но ничего, схожу потом и указав на дверь пошёл следом за Семёном в дом.
— А ты неплохо устроился, озеро рядом, лес и тишина — сказал он.
— Мне нравится — ответил я.
— Ну что, может, покажешь своего чудо-богатыря — сказал он с порога даже не успев присесть. Семён ещё в школе считался несдержанным и говорил прежде, чем мог обдумать свои слова.
— Ты проходи, садись, а я сейчас переоденусь — сказал я.
— А что так вот просто засветить свой х... не желаешь — ругнулся он.
— Только без, я не привык — поправил я его.
— Извини, забыл, ты ещё в школе был таким как бы правильным, а на самом деле вот какой стал.
— Мы все не без изъяна — ответил я.
Я вышел на улицу и в веранде снял свои спортивные штаны, и надел брюки с вырезанной ширинкой, в которых я часто в плохую погоду ходил по дому и управлялся на улице, чтоб не прятать свой член и он всегда болтался и мешался под ногами. Мне это очень нравилось, и я решил предстать перед Семёном именно в этих штанах. Я часто думал о нашей встрече и остановился на этом варианте демонстрации своего члена. Яйца не стал вынимать из попы, решил, что не всё сразу. Когда я вошёл в дом, то увидел взгляд Семёна, как он от ехидной улыбки резко изменился. Его глаза округлились, и рот открылся и так застыл. Он сидел на диване и неподвижно смотрел на меня, а вернее на область моего член. Я прошёл в комнату и сел на кровать напротив. Мой член свисал до пола и примерно сантиметров около сорока просто расстелились перед моими ногами, я сдвинув ноги вместе поставил одну из них прямо на член и спросил его.
— Ну что, теперь поверил?
Семён ещё долго не мог ничего сказать и только кивнул головой. Потом он закрыл рот и я даже услышал как у него чакнули зубы и выдохнув он сказал что то невнятно.
— Повтори, я не понял — переспросил я.
— Сколько — только и выдал он.
— Чего сколько — опять спросил я.
— Сколько он у тебя длинной — уже уточнив, ответил он.
— Последний раз измерял, был сто тридцать восемь сантиметров, но это было дня четыре назад — ответил я.
— А где у тебя яйца — спросил он.
— В ж... е — ответил я и рассмеялся.
Его удивление так и не сходило с лица и тогда мне пришлось идти и высвобождать свои шары. Дома, конечно, я не хотел этого делать и сказал Семёну.
— Я сейчас вернусь и выходя из дома взглянул на его взгляд, который уставился на мои ноги и то как за ними волочится член перетаскиваясь следом за мной через пороги. Вытащив яйца и промыв их с мылом, чтоб они не пахли моей попой, я вернулся обратно и снова удивление в глазах и немая сцена. Я сел напротив и окинув Семёна взглядом, заметил, что его штаны сильно оттопырились. Я понял, что он возбуждён или даже перевозбуждён от увиденного, и сказал ему.
— Я пойду, чайник поставлю. Есть будешь что? — спросил я и добавил,
— А ты пока сходи в туалет и сними напряг с себя, а то штаны испачкаешь — и усмехнувшись поднялся с кровати и волоча сой член по полу вышел на кухню.
Семён оказался в шоке от моего совета и не решался некоторое время что ему делать, но потом встал и выходя из дома сказал.
— Я перекурю, и приду.
— Хорошо, приходи — подумал я и усмехнулся, но он этого не видел и не знал что я так расценил его слова.
Когда у меня всё было готово, я вышел во двор и волоча за собой свой член, подошёл к нему. Он стоял и дымил и поглядывал, как мой член переползает через дорожку и как змея, которую тянут за хвост, волочился по траве. Сев рядом на скамейку я отопнул свой член в сторону и поставив на него ноги сказал.
— Ну что, хорош стесняться, и пошли, перекусим с дороги.
Сделав ещё пару затяжек, он затушил окурок и ответил.
— Пошли.
Я встал и пошёл к дому, а Семён шёл за мной следом. Я специально шёл медленно, чтоб дать возможность ему собраться с мыслями и без моего пристального взгляда, наконец то разглядеть мой волочащийся за мной член. Побрякав головкой по ступенькам крылечка я затянул за собой член и бросив его на пол сел на стул. Семён сел рядом и снова глянул как я небрежно и бесцеремонно обращаюсь со своим членом и ставлю на него ноги. Мы молча поели и он не выдержав спросил.
— А тебе что не больно, я вижу, что ты не задумываешься когда наступаешь на него.
— Самую малость, но вполне терпимо — ответил я и взглянув Семёну в глаза добавил чтоб разрядить обстановку и расположить школьного товарища к разговору.
— Если у тебя есть желание, то можешь наступить.
Семён так удивился моему предложению и после короткой паузы ответил.
— Я осторожно, и приподняв ногу, поставил на изогнутый разными зигзагами мой член, расположившийся возле моих ног.
— Не бойся, можно и сильнее и взяв его ногу за колено, я надавил на неё.
Семён вроде вздрогнул и попытался убрать ногу, но потом расслабил её и дал мне возможность показать, как я это делаю и что при этом мне вполне комфортно.
Перекусив, мы пошли на улицу и долго болтали. А вернее у нас получилась односторонний разговор или вечер вопросов и ответов. Семён спрашивал и расспрашивал меня обо всём, а я рассказывал ему всё с самого начала. Вечер пролетел незаметно, и стало прохладно. Я успел управиться и закрывшись на засов, мы пошли спать. Семё ещё много задал мне вопросов, и я отвечал на них, пока не заснул. Утром я проснулся от пристального взгляда и повернув голову заметил как Семён лёжа в постели разглядывает мой член который выпал из под одеяла и свисая с дивана, валялся на полу. Диван был низким, и поэтому большая часть члена лежала на коврике. Увидев, что я проснулся, он спросил у меня.
— А что ты будешь делать, если он у тебя вырастет ещё раза в два длиннее.
— Я как то не думал об этом даже — ответил я и сам удивился. Я ведь и вправду об этом не думал даже.
Встав с кровати, я даже не подумал одеваться и прямо, как и спал голым, так и пошёл на двор. Ведь мне скрывать уже было нечего, и Семён видел всё, что только было можно. Вернувшись, я спросил у него.
— Ничего если я буду так ходить, сегодня тепло и хотелось бы насладиться последними тёплыми днями.
— Ничего, — ответил он, не отрывая глаз от моих яичек и члена.
— Я пойду корову выгоню в табун, а ты самовар (чайник) поставь.
— Хорошо — ответил Семён и стянув одеяло я увидел что его член с утра уже стоял колом. У меня тоже раньше было всегда так по утрам, пока я не опустошал мочевой пузырь, а сейчас он у меня вставал только когда я уловлю запах свиней или увижу их даже с небольшого расстояния.
Накормив всех, я вернулся уже с отвердевшим и возбуждённым членом. Хоть он и не торчал вверх и уже не мог от веса держаться параллельно земле, но он был практически прямой и как трость, которой пользуются слепые, тыкался головкой в любое препятствие на пути, и мне приходилось его постоянно приподнимать, чтоб не упереться и не сломать снова.
— Серёга, расскажи подробно, как ты его сломал? — спросил Семён.
Мы завтракали, и я рассказывал ему всё, как было.
— А ты не боишься его сломать, ведь вот так ходить опасно — спросил он.
— Нет, не боюсь, только сам не хочу этого делать, пусть всё сам происходит — объяснил я.
Небольшая пауза и ни я, ни Семён не решались спрашивать. Я первый не выдержал и задал ему вопрос.
— Слушай Семён, если ты что-то хочешь спросить, то не стесняйся, спрашивай. Знаешь ведь, что мне уже скрывать нечего. И ещё если что-то хочешь, то тоже говори — а то я не умею читать мысли, а вижу, что ты замялся и не договорил. Что ты хотел узнать?
Семён снова замялся и я, тогда не дав ему возможности мямлить и заикаться, подбирая слова, сказал сам.
— Если ты хочешь посмотреть или пробовать сломать его — и я, пнув ногой член, и он отлетел в сторону и ударился о ножку стола, — то так и говори. Я не против этого и даже будет интересно посмотреть. Но если ты стесняешься то я могу отвернуться, или отвернуть свой член и я тут же привстал со стула и отодвинув стул от стола, загнул свой член между ног и зажав его между ягодиц придавил своим весом и сел на него, повернувшись спиной к Семёну. Спереди было видно только два огромных яйца. А сзади, со стороны спины, из под моей задницы, высовывался твёрдый и возбуждённый член. Его головка, залезла где-то там под диваном, и он почти наполовину скрылся в пыли.
— Нет, я не смущаюсь, хотя так будет лучше — ответил Семён и пересел на диван.
Я включил телик, чтоб послушать и посмотреть последние новости и не мешать товарищу. Что там он делал, я не могу сказать, но минут пять я ничего не ощущал. Он наверное рассматривал его и я ещё сильнее возбудился и мой член напрягся. Тут я почувствовал прохладную руку и лёгкое прикосновение и даже внутренне вздрогнул, но не подал вида и дела вид как будь-то бы, ничего не происходит.
— Серёга, а тебе точно не больно — спросил он.
— Я же тебе говорил, что нет. Так что если что-то хочешь, то спрашивай или делай и можешь обо мне не думать даже. Я пока новости послушаю и чтоб не отвлекать его, я одел наушники и выключил звук. Возможно, это послужило или толчком или сигналом для Семёна и он вытащив член из под дивана отогнул его в сторону и наступил на него где-то в середине, потом ещё и ещё. А затем, взяв член за головку, стал изгибать его. Он был твёрд и загибался с большим трудом, наверное, вся кровь, которая была во мне, ударила в него и скопилась там. У меня даже кружилась голова и чтоб не упасть, я наклонился на стол и навалился подбородком на руки. Я чувствовал, как он продолжал изгибать его и поднимал член за головку вверх в то время, как нажимая ногой по середине, старался сдерживать другую часть члена возле самого пола. Я отодвинул в сторону наушники и прислушался. Было видно, что он боится и не может решиться.
— Гни сильнее, а то ты так до нового года будешь его держать — сказал я и Семён вздрогнул и резко согнул его. Я услышал хруст и сначала резкая, а потом ноющая, но вполне терпимая боль стала растекаться по всему телу. Уже через какое то время эта боль успокоилась и прошла почти, но тогда это было что то необычное и мощная струя спермы выстрелила прямо в руках у Семёна и ударив в верх разлетелась от потолка по всей комнате. Потом ещё и ещё и вскоре всё закончилось, но ещё небольшие толчки я ощущал минут пять. Член обмяк и повис.
— Тебе не больно было — спросил он заикающимся голосом.
— Если было бы больно, то я не кончил бы — ответил я, а самому не хотелось даже говорить и этого. Во всём теле была такая сладостная истома, что я готов был провалиться и некоторое время вообще отключиться и насладиться приятными ощущениями, но не стал этого делать, чтоб не пугать Семёна.
Немного придя в себя я повернулся и увидев удивлённого и обрызганного спермой Семёна, расхохотался. Семён был смущён, но выдавил из себя улыбку.
— Ладно, иди в баню помойся и замой всё, высохнет быстро, а я пока на озеро за водой схожу.
Я взял два ведра и вышел во двор. Семён выскочил за мной и окрикнул меня.
— Серёга, ты что, так пойдёшь? — сказал он ошарашенным голосом.
— Я всегда так хожу — сказал я спокойно и открыв калитку в огород стал удаляться к берегу. Семён некоторое время наблюдал за мной, а потом отправился в баню. Когда я занёс ему воду, он был уже голым и отмывался, а его член торчал как кривая дубинка и я понял, что он часто балуется онанизмом. Ведь у меня была точно такая же кривизна.
Минут двадцать или даже полчаса Семён мылся и замывал пятна от спермы, а когда он вышел завёрнутый в полотенце с тазом полным одежды, я понял, что он был голый и его член уже не стоял. Улыбнувшись про себя, я снова взял вёдра и пошёл за водой, чтоб напоить поросят. Естественно мой член волочился за мной и был во всяком дерме и грязи, которую он смог насобирать по дороге. Я вошёл в сарай и вылил воду, добавив свиного навоза на член, и волоча его по траве, подошёл к завёрнутому в полотенце Семёну. Я решил пошутить и слегка запустив руку под полотенце попытался нащупать там член, но Семён заметил это и быстро увернулся и отскочив в строну, пробежался по моему члену наступив на него два раза.
— Извини, я не хотел наступать, ты сам виноват. — сказал он.
— А, ерунда, если хочешь, то наступи ещё — сказал я и пододвинул к нему свой грязный член. Семён посмотрел на меня и одновременно произнося фразу. — а не больно будет, — тут же наступил на него обеими ногами.
— Видишь нет — ответил я и чувствуя, что член начал снова возбуждаться пошёл в баню чтоб помыть его и удалить запахи. А когда я вернулся, то член уже торчал и я его придерживал руками, чтоб он не касался земли и не замарался.
— Может, перекусим. — предложил я.
— Давай — ответил он, и мы вошли в дом.
Мы сидели за столом напротив друг друга и обедали, а мой член под столом упирался то о ножку от стола, то в табурет, на котором сидел Семён, то в его ногу и он не выдержал, и наступил на него своими ногами, плотно придавив его к полу.
— Ничего — спросил он.
— Нормально — ответил я.
После обеда я включил телик. Там шёл фильм о войне, который я смотрел все серии и пропускать мне не хотелось.
— Если тебе не интересно, то делай что хочешь — сказал я Семёну.
— Ничего, смотри, я сериалы не люблю. Не могу все серии просмотреть, надоедает. Ничего ели я и он замолчал на полуслове. Я понял что он имел ввиду и привстав на стуле загнул в его сторону свой уже возбуждённый и довольно твёрдый член. Сев обратно я прижал его к стулу своей попой и навалился на стол. Семён не стал ждать и смотреть на него и сразу почти взял в руки и стал крутить и разглядывать, а потом я почувствовал что он снова стал его гнуть и улавливая небольшие временные заминки, как бы молча спрашивая моего согласия, мол, продолжать мне или нет и в тоже время боясь что я вдруг скажу что сегодня хватит, Семён упорно гнул мой член но уже в другом месте. Я ещё сильнее возбудился но ничего не говорил и дал возможность ему самому принимать решение, которое и без того было понятно. Семёну понравилось переламывать мой член, и он хотел это повторить снова. Не буду скрывать, но мне тоже этого хотелось и даже сильнее наверное чем Семёну и я ждал когда же он насмелится и я услышу похрустывание. Сколько он сгибал его и как долго он растягивал это удовольствие для себя, но вскоре я почувствовал и даже услышал хруст и как он сложил член пополам. Голова шла кругом но я сжал под грудью кулаки и стиснув зубы чтоб не дать понять ему ничего через не могу, сделал вид что мне безразлично то что он там делает. Пауза тянулась несколько минут и Семён ждал, что я его остановлю, но я упорно пересилив всё молчал и смотрел телик или делал вид что смотрю его. Не дождавшись никакой моей реакции, он распрямил член и стал разглядывать и ощупывать место перелома члена. Потом передвинув руки в сторону ближе к основанию члена, а вернее где то в области коленок, если бы он у меня висел, стал снова его гнуть и всё так же медленно с небольшими перерывами. Такого возбуждения от того что с моим членом делал Семён я даже не испытывал сам когда с ним делал что то неординарное. Хоть я и испытал боль, и его ломило в области перелома, но член возбудился ещё сильнее и стоял как каменный. Семён был немного покрупнее меня в телосложении, а силой мы с ним никогда не мерялись и я понял что он снова затеял и решил не мешать ему и представлять это как некую романтическую ситуацию и вспоминая его глаза и удивлённый взгляд был уже на грани оргазма как спустя минут пятнадцать Семён всё же решился и снова согнул мой член и я услышал новый хруст и боль, и сжав зубы через силу сделал вид что смеюсь над сценой в фильме, а мой член не выдержал и стал пульсировать и снова мощная струя спермы вырвалась наружу. Семён почувствовал это и когда сложил и переломил член, то успел отвести его в сторону, и на этот раз всё вылилось на пол.
— Мне кажется, что я переусердствовал — сказал он виноватым голосом.
Я к тому времени уже пришёл в себя и сделал вид словно ничего и не было и повернувшись глянул в его сияющие глаза сказал.
— Что ты сказал, я не расслышал. А. Ничего, не волнуйся ты. Всё нормально. Я только сейчас фильм досмотрю и затру всё.
— Я и сам затру — ответил он и удивился, что я переживаю о грязном поле, ежели о том, что мне только что дважды сломали член.
— Где тряпку взять — спросил Семён.
— Там справа возле крылечка — ответил я.
Семён принёс тряпку и стал затирать пол. Его полотенце, которым он прикрывался, развязалось и упало на пол. Я искоса заметил это и увидел, что его член снова стоит, но не подал вида что заметил и смотрел в телик. Он положил полотенце на диван и затерев всё, снова замотался им и вышел во двор. Вернулся он уже, когда закончилось кино и признаков возбуждения, как и не было.
— Ты точно на меня не сердишься — спросил он.
— Нет, конечно, я же сам сказал тебе что если чего хочешь, то делай или сомневаешься, то спрашивай — ответил я.
Выключив телик, я пошёл во двор и заметил что в трёх местах, одном от первого раза и двух сейчас, на члене были видны синие пятна от перелома. Сейчас же член как хвост волочился за мной, и я чувствовал лишь лёгкую ломоту. Я сел на скамейку возле крылечка и специально отопнул член правой ногой влево, где было свободное место, чтоб сесть Семёну.
— Садись, в ногах правды нет — сказал я.
— Сейчас, только сигареты возьму — сказал он и уже через минуту подошёл ко мне и растерялся не зная как подойти так как перед скамейкой лежал мой член.
— Садись и не смотри на него — сказал я и Семён наступив на член сел рядом. Он всё так же был в полотенце и когда сел то сразу поставил ногу на ногу, чтоб мол я не видел его яйца и член Я конечно не придал этому значения а просто спросил.
— Если у тебя вдруг там будут такие ещё капли, то прибери парочку пузырёчков, вдруг мне понадобится ещё.
— Хорошо, как приеду так сразу припрячу — ответил он и поставив вторую ногу рядом с первой он снова наступил на член но теперь уже не специально а случайно и даже не обратил на это внимания. Мне это понравилось, и я попытался его разговорить, и мы просидели около часа, обсуждая и меня, и многое другое и он разоткровенничался. Семён признался, что ему сильно нравится наступать на член и переламывать.
— Ну так перестань стесняться и лови моменты — сказал я ему, но в этот вечер мы больше ничего такого не делали и только на другой день перед отъездом ещё не успев одеться, Семён спросил меня
— Можно я ещё раз его сломаю?
— Да сколько угодно, на нём много места ещё — ответил я и выпив капли пошёл в свинарник и когда вернулся то член уже стоял колом в предвкушении того что мне тоже стало нравиться хоть и были моменты когда было больно. Время поджимало, и в этот раз Семён получив моё разрешение, наступил на член и резко перегнул, и мы оба взглянув друг другу в глаза, услышали хруст и я улыбнулся, дав тем самым согласие на следующий перелом. Всё произошло так же мгновенно, и я не выдержал и ойкнул, хотя поток спермы устремился прямо на меня. Закрыв глаза, я чуть не захлебнулся ею, и Семён быстро сообразив, отвернул член в сторону, сломав его ещё раз.
— Извини, я не подумал, что ты так быстро кончишь — сказал он.
Я вытирая руками сперму с лица и сдерживая себя от боли и стона с трудом ответил.
— Подумаешь, ерунда какая, сейчас отмоюсь. Только вот глаз щиплет, — сказал я и направился к умывальнику выиграв тем самым немного времени, чтоб привести свои эмоции в порядок. Семён так и ничего не заметил, а может, сделал вид, что не заметил, так как я не подавал вида, что мне больно, а это было против его желания и он не хотел чтоб я отказался и больше не давал ему повода проделать это в другой раз.
Семён стал собираться, так как до автобуса оставалось не больше часа. Я пригласил его в гости, и он обещал приехать. Провожать я его не пошёл, так как был не приглядном виде и не было времени, чтоб как то замаскировать свой член и яйца.
Семён был не из тех кто так просто отказывался от того что ему нравится и он приехал но чуть позже и я об этом напишу в следующей части.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Волшебные капли

Сообщение 28 дек 2015 13:03

Мои фантазии. Волшебные капли. (новогодние каникулы)
Часть 3
.

После того раза Семён не приезжал долго. Я знал, что у него шесть рабочих дней и на один день никому не хочется ездить никуда, лишь бы успеть дома сделать то, что задумал.
Наступила зима, и я уже больше половины выпил из второй бутылочки эти чудо капли. Синяки от переломов прошли, и я даже привык, что мой член постоянно растёт, так как яйца вскоре перестали увеличиваться, остановившись в размерах как у большого трёхгодовалого кабанчика. Моя попа привыкла, и я уже без проблем почти постоянно прятал в неё яйца и так ходил на работу и везде, где бы я не был. Это было удобно и между ног ничего не мешало. Забыл про член. Член тоже придумал, как маскировать и для этого пришлось немного изменить гардероб и купить медицинский пояс-резинку для поясницы и несколько рубашек на выпуск, ну а зимой всё скрывал свитер. Так что я спокойно обматывал член вокруг живота и связав их бинтом или любой тесьмой, поверх натягивал пояс и это всё маскировал под выпущенную рубашку или свитер. Несколько раз я ездил в город на служебной машине, но не смог заглянуть к Семёну. Готовился встречать Новый год.
В декабре были сильные морозы, и особых приключений у меня не было, а вот в канун Нового года, морозы ослабели, и установилось тепло. На градуснике днём я замечал нулевую отметку, а на солнышке даже капало с крыши. В такие дни я надевал свои штаны с вырезанной ширинкой и спрятав свои яйца выпускал член на ружу, и он волочился за мной и по дому и даже тогда когда я выходил на улицу. Было интересно наблюдать, как проваливаясь в снег почти полутораметровая кишка, не считая того что ещё свисало до пола, это мой член, тянулся и волочился за мной. Хорошо, что он рос не только в длину, но и в толщину, и стал около шести-семи сантиметров, и то когда был возбуждён, а в спокойном состоянии были всё те же три сантиметра. С возбуждением мне приходилось уже бороться и тут мне помогли те сделанные Семёном переломы, я не тянулся к головке, а просто сгибал его в месте излома и дрочил чтоб как можно скорее сделать его гибким и способным принимать любые формы. Иногда мне удавалось даже сходить на озеро за водой, и не прятать его и лишь на снегу оставался след, словно кто-то за мной полз, или тащили что-то круглое. Соседи зимой на озеро не ходили, у них был колодец и поэтому я ничего не опасался. Летом я мог прятаться за кронами кустарников и деревьев, а сейчас было всё голо и хорошо просматривалось. Но даже это меня не удерживало, и я проделывал такие трюки только в тёплые дни и потом, свернув член калачиком, отогревал его в тазу с тёплой водой после таких прогулок по снегу к озеру.
Когда были морозы, и я постоянно был дома, я научился завязывать член в узел и часто этим развлекал своё одиночество, иногда навязав на нём до десятка узлов. Единственное чего я боялся, что завязанные узлы в момент возбуждения могут сильно затянуть член в петлю, и я не смогу его развязать и поэтому баловался этим только вечером когда уже кончил, раза два, или три, и больше не собирался заходить в свинарник.
Новый год прошёл, и я был рад, что тёплая погода позволила мне многое переделать на улице и убрать накопившийся снег во дворе. Я даже прочистил узкую дорожку до самой проруби, чтоб было удобнее ходить по воду. Однажды возвращаясь с озера с двумя вёдрами воды в обеих руках и с волочившимся по снегу уже начинающим замерзать членом с оголённой головкой, так как она в последнее, время у меня вообще перестала закрываться, увидел во дворе мужичка и испугался. А когда он повернулся в мою сторону я чуть не присел в сугроб голой задницей, но вовремя узнал в нём Семёна. Мы поздоровались и поздравив друг друга с Новым годом, пошли его праздновать — вернее продолжать праздновать так как было уже второе января.
— Не боишься отморозить? — спросил Семён.
— Нет, он у меня привыкший и закалённый, — ответил я.
— Вижу, вырос и довольно заметно, — сказал он, но уже не так смущаясь как в первый свой приезд.
— Капли всему виной. Без них не стоит, а с ними растёт — ответил я.
Семён вошёл в дом, и отряхнув снег с ботинок, разулся у порога. Я вошёл следом и затянул ногой член. Поставив вёдра с водой на скамью, я взял его и стряхнул с него снег ударом о косяк.
— Не больно — спросил Семён.
— Привычка с лета так и осталась — ответил я.
К моему удивлению, когда мы стали накрывать еду и закуску на стол, Семён без всяких вопросов постоянно наступал на мой член, и я чтоб сильно не дёргать его стал передвигаться более медленно, чтоб успеть во время остановиться, и дать ему время сойти с члена. А потом мне и самому было приятно и необычно это ощущение. Семён уловил это и стал наступать при любой возможности. Одним словом он не столько помогал, сколько топтался на члене. Сидя уже за столом его ноги постоянно двигали, давили и пинали член в разные стороны. Мы хорошо пообедали и выпили немного, и вдруг Семён спросил меня.
— Серёга, ты ломал ещё член, пока меня не было?
— Нет конечно, я это право оставил за тобой как и обещал во время твоего отъезда.
Семён улыбнулся, и я заметил, что ему было приятно, и я ещё хотел его удивить. Вытянув член из под стола я взял головку и сделав петлю просунул её в неё и затянул и на глазах у Семёна получилось как я член завязал в узел.
— Можно я попробую — спросил он.
Я передал под столом ему член и он вытянув его к себе завязал рядом ещё один узел и затянув его сразу же следом завязал ещё несколько и улыбнулся. Мне было не видно, но я чувствовал, что его член уже давно стоит колом и сам предложил сходить проветриться, а то жарко натоплено, мол, не пора ли вдохнуть свежего воздуха. Семён с радостью согласился, и накинув на себя телогрейки мы вышли. Я так и вышел с завязанными на члене несколькими узлами, которые тащились за мной волоком по снегу.
— У меня есть идея — сказал Семён и подойдя ко мне наклонился над ухом и встав на завязанные узлы ногами, шепнул.
— А не попариться ли нам в баньке, а то в этом году я ещё не мылся даже?
— Я только за, там тепло со вчерашнего, но для пара нужно немного протопить, - сказал я, и пока Семён курил и ходил в туалет, я затопил баньку и мы снова вернулись в дом. До того пока мы не сели за стол, Семён ещё несколько раз наступил на завязанные на члене узлы, и виновато улыбаясь, отвечал.
— Извини, не увидел. Извини, не заметил.
— Ничего страшного, пусть под ногами не мешается — отвечал я, и мы смеялись над глупой шуткой.
Как банька была готова, я развязал все узлы на члене и сходил управился, и уже с возбуждённым членом, позвал Семёна мыться и париться. Я шёл первым, а он шёл за мной и снова наступил мне на волочившийся за мной член.
— Сколько он у тебя сейчас — спросил Семён.
— Последний раз был два восемьдесят, сейчас, наверное, уже больше трёх метров. — ответил я.
Мы вошли в баню, и раздевшись, залезли на полок, чтоб попариться. Семён помог мне затянуть на полок член и уложил его, согнув в нескольких местах по старым переломам. Член у него уже давно стоял и я делал вид, что не замечаю этого и полностью занят только баней.
— Поддай пару, ты поближе сидишь, сказал я Семёну.
Он зачерпнул полковша воды, и плеснул на камни, и по всей бане прошла волна горячего воздуха. Взяв веник, я стал хлестать и себя и Семёна и несколько раз легонько попарил ему член.
— Осторожно, жарко же, обжечь можешь — сказал он.
Напарившись, красные как раки, мы вышли в предбанник и выпив по кружке пива снова вошли в парилку. Мой член был возбуждён до предела и когда я залез на полок, он распрямился и снова свалился. Семён шёл за мной следом и наступив на него, наклонился и поднял его и положив на полок между делом согнул его и кинул на меня вопрошающий взгляд. Я не прореагировал никак, и продолжал ёрзать на попе, удобнее устраиваясь на полке. Семён ещё сильнее стал сгибать член, и я снова не прореагировал и он понял, что мне всё равно и это как бы знак, что, мол, если тебе хочется его гнуть, то гни, а ко мне не приставай. Тогда Семён, видя моё безразличие ко всему происходящему, согнул член ещё сильнее, и мы услышали хруст. Он сдавил его со всей силы и сложил вдвое и посмотрел на меня. Я чтоб не выдать себя и он не заметил что мне больно, взял ковш воды и стал лить на голову, приговаривая.
— Фу как хорошо, жарко только. Что там стоишь на полу, залезай и устраивайся поудобнее. Прогреемся хоть — сказал я, приглашая Семёна наверх.
Он стал залезать и я увидел, что его член, по-прежнему торчал колом. Когда он сел рядом то стал подтягивать к себе мой член и найдя место где нет перелома стал снова его гнуть. Я молча наслаждался паром и стиснув зубы делал вид что мне хорошо. Он продолжал гнуть и периодически поглядывая на меня и не найдя ничего, по какой причине можно было бы прекратить изгибать член, гнул его ещё пуще. Я чтоб развеять его опасения протянул руку к его члену, и он почувствовав мои прикосновения вздрогнул, но не отстранил меня и я взяв в руку его член стал потихоньку надрачивать делая короткие и медленные движения. Семёна это устраивало и он расслабился и снова занялся моим возбуждённым членом. Он снова стал гнуть его и вскоре снова я услышал хруст. Семён снова переломил мой член и посмотрел на меня. Бросив короткий и незаметный взгляд в его сторону, я увидел на его лице сияющую улыбку и понял, что он очень доволен. Я молча и в прежнем ритме играл с его членом и он снова стал ломать мой член уже в другом месте и как только он переломил член в очередной раз я не выдержал и выбросил мощную струю спермы которая ударив в потолок растеклась по стенам и упала на нас. Член стал медленно опадать, и я, усилив свои движения, вскоре дал возможность кончить и Семёну. Мы сидели молча, и тяжело дышали.
— Может, в снегу остудимся, — сказал я.
— Давай — ответил он.
Мы выскочили голыми на улицу, и тут же возле бани упали в снег. Нам было даже жарко. Мы стали барахтаться и Семён несколько раз, ухватив меня за член, дёргал и я не устояв на ногах, снова заваливался в сугроб. Вскоре, мы почувствовали прохладу и снова забежали в баню и залезли на полок. Немного посидев, я встал и вышел, одев только валенки. Семён не понял куда это я отправился, и вышел за мной следом и увидев что я зашёл в сарай где жили поросята, улыбнулся и вернулся в баню.
Когда я вернулся, он протянул мне бокал и спросил.
— Пиво будешь?
— Давай, — ответил я, и взяв бока сел рядом. Член стал возбуждаться и медленно выправляться.
— Что снова встаёт? — спросил он.
— Наверное, ему понравилось, — ответил я, не зная, что Семён подсмотрел за мной и понял, что я ходил в свинарник, чтоб возбудить снова член и дать возможность Семёну поиздеваться над ним. По крайней мере, мне это понравилось и хотелось продлить удовольствие. Да и Семёну это тоже очень нравилось и я не раз видел как он улыбался, когда перегибал член и раздавался лёгкий хруст и то когда член складывал вдвое и со всей силы сдавливал его как бы выжимая из него всё что только можно, хотя что я даже и не знал. Но ему нравилось и мне тоже и всё.
— Тогда идём париться — сказал он, и мы снова вошли в парилку.
Я залез на верх а Семён встал рядом и подхватив член стал гнуть его, я навалился на стену и попытался уловить каждое мгновение его действий. В этот раз он не стал выжидать и наблюдать за моей реакцией. Семён понял, что я тащусь от этого, но не знал другую сторону, что я с трудом сдерживаю себя от боли чтоб не застонать в тот самый момент когда член ломается в его руках. Он нашёл место где член не был переломлен и согнув его стал сдавливать, а потом резко перегнул и сложил пополам и я услышал хруст и пока я переводил дух и чтоб отвлечь себя от боли я стал рассказывать ему историю про то, как я пробовал сам сосать свой член в первый раз когда смог дотянуться до него. Семён слушал внимательно, а сам продолжал гнуть и ломать мой член Я слышал один хруст за другим и это меня сильно возбудило. Я даже не представлял как это приятно когда кто- то вот так просто переламывает тебе член и не выдержав снова разрядился мощной струёй спермы обрызгав и себя и Семёна. У него член тоже встал и я подрочив ему тоже дал ему возможность разрядиться и мы вышли в предбанник и допив пиво, я захотел пописать. Семён тоже составил мне компанию и мы два голых парня стояли посреди огорода голыми и поливали сугроб рисуя на нём жёлтые узоры. Семён наступал периодически на мой член и струя прекращала бежать и он смеялся.
— Что, шланг перемёрз или передавило где то?
Вернувшись в баньку, я снова залез на полок и стал греться. Семён сел рядом и взяв мой уже обмякший член, смочил его в чистой воде и провёл головкой по моим губам. Я приоткрыл рот и он стал медленно вводить его, двигая им туда и обратно.
— Наверное, мой рассказ про то, как я сосал сам себе, заинтриговал его и он сразу же решил проверить это — подумал я. Но это были всего лишь предпосылки, а о его намерениях я даже не догадывался, и выяснилось это уже позднее.
С каждым разом член проникал всё глубже и глубже и вот уже мой член заполнил весь мой рот, и протискиваясь через узкий проход проник в горло. Я сделал глотательное движение, и втянул его внутрь, и это облегчило действия Семёна. Он стал медленно, дёргая член туда-сюда, толкать его глубже и я чувствовал, как мой член движется у меня в груди. Вот он уже по пищеводу спустился ниже и Семён затих. Затем он снова сделал короткий толчок члена в самую глубину и снова затих. Я чувствовал, как головка члена уже движется где-то внутри, и не ожидал, что от это испытаю удовлетворение. Сам я не мог так глубоко протолкнуть свой член, всё боялся чего то.
Сделав ещё несколько поступательных движений, Семён протолкнул мой член ещё глубже и снова затих и так несколько раз и вот я почувствовал, как головка во что-то упёрлась и вдруг, под давлением руки Семёна провалилась куда-то. Семён тоже это прочувствовал, так как его рука постоянно держала член у меня возле губ. Он толкнул его ещё раз и ещё и снова остановился и уже теперь каждый раз член продвигался не по сантиметру или два, а по три- пять. Сделав так несколько толчков подряд, он снова остановился и прощупал рукой мой живот сразу под рёбрами, и стал дальше, слегка подталкивая член.
— Всё, он у тебя уже в желудке — сказал он.
Я видел его сияющие глаза и радостный взгляд и мне тоже было приятно что у него получилось то чего не получалось у меня. Дав мне передохнуть, Семён стал с короткими паузами проталкивать член ещё глубже. Я не мог ничего спросить и поэтому покорно сидел и молчал и наблюдал, как мой член как змея заползает в меня. Прошло ещё минут пять, и после нескольких проталкиваний Семён сказал.
— Ты посиди немного, а я сейчас приду и накинув на себя телогрейку, сверкая голым задом он выскочил из бани. Его не было минут десять, и вот он вернулся, держа в руке шнурок и метр.
— Кое-как нашёл — сказал он.
— Мог бы и у меня спросить, хотя я всё равно бы ему ничего не сказал, так как рот заполнен собственным членом. Он шнурком перетянул член у самых губ и стал медленно вынимать его. Вскоре я почувствовал лёгкое жжение в пищеводе и понял, что это желудочный сок оказывает такое воздействие на гортань. Вскоре Семён вытянул член, и мы оба увидели на области головки несколько бледных красных пятен и лёгкое покраснение члена возле головки.
— Выпей воды и прополощи пищевод, будет легче — и я тут же проделал это и действительно, лёгкого жжения, как и не было.
— Что это — спросил я показывая на пятна и красноту.
— Это твой желудок начал свою работу — ответил Семён и улыбнулся.
— Как? В смысле я сам стал переваривать собственный член — удивлённо переспросил я.
— Именно так — с гордостью подтвердил он.
Я был в шоке. Мне просто не верилось, что когда то мой собственный желудок будет вживую переваривать меня самого, вернее мой собственный член, который не отпал и не отвалился, а есть и даже функционирует.
Закончив мыться, мы вернулись в дом, и я развалился на кресле возле печки, а Семён лёг на кровать. Мы так и пришли голыми, оставив всё в предбаннике, да и кого было бояться. Был уже вечер, и на улице было темно. Вспомнив про сигареты, Семён встал и вышел. Не было его минут десять. А когда он вернулся, то произнёс.
— В тебя вошло восемьдесят семь сантиметров твоего член.
Я взял член в руки и посмотрел на него. Там всё ещё был привязан шнурок. Взяв у Семёна метр, я растянул на него свой член и поправил его.
— Девяносто один.
— Не может быть. Я вроде правильно измерял — сказал он.
— Просто метр у меня с одного края длиннее чуток — сказал я и показал небольшой кусочек без делений.
— Всё понятно — ответил Семён и сел за стол и налил себе пива. Я навалившись на спинку кресла запрокинул голову и закрыл глаза чтоб ещё немного отдохнуть и пробежаться мысленно по всему случившемуся. Семён же это понял по своему и подойдя ко мне, он взял мой член и обмакнув головку в стакан с водой, провёл ей по моим губам. Я даже не шелохнулся, и член снова оказался у меня во рту. Семён стоял рядом и медленно проталкивал мой член снова в мой желудок, я опустил руку и взяв в неё его член стал тискать и слегка подрачивать и он не сопротивлялся. Было так хорошо и мне хотелось чтоб он снова затолкал его как можно дальше и когда он снова делал паузу и останавливался, я молча сидел и даже не открывал глаза и продолжал играть с его членом. Вскоре я снова почувствовал, как головка стала проваливаться, и Семён стал проталкивать член гораздо быстрее по несколько сантиметров за раз. Сделав так до десятка проталкиваний он остановился и прощупав рукой живот под рёбрами стал толкать дальше. Я даже стал помогать ему и участил делать глотательные движения, что помогало продвижению члена по пищеводу. В бане я делал это довольно редко. Семён улыбнулся и, снова вталкивал член мне в рот, практически вдавливая его внутрь. Я сглотнув продвигал его дальше и так ещё несколько минут пока уже глотательные движения перестали помогать.
— Вроде бы всё, больше уже не влезет — сказал он.
Я выпрямил голову и посмотрел на него, не выдав ничего своей мимикой.
— Прикуси немного, чтоб не выползал — сказал он, и я сжал зубы, сдавив ими член.
— Смотри не перекуси, а то на самом деле съешь собственный член — сказал он рассмеявшись.
Сколько мы так просидели, я точно не помню, но мне показалось, что дольше, чем в бане. Семён смотрел телик и я тоже, и мы молчали, так как я не мог говорить. Как только передача закончилась, он подошёл ко мне и медленно вытянул член и мы снова увидели, но обильное покраснение, по поверхности члена, которая находилась в желудке и небольшие язвочки на головке и рядом. Семён промолчал и ничего не сказал мне. Мы перекусили и легли спать.
Три последующих дня, не отличались особым разнообразием. В течении дня Семён тщательно доламывал мой член перегибая его в разных местах. Днём было тепло и когда мы выходили на улицу или шли за водой на озеро, он часто наступал на мой член, который как дохлый уж, волочился за мной следом. Я возбуждался и кончал по несколько раз в день и позволял Семёну делать всё, что он захочет, разрешая это своим молчаливым согласием и не делая ему замечаний когда он ломал член или наступал на него. Вечерами раз или два раза Семён тренировался и толкал мой член мне в пищевод до самого желудка, и я так сидел, не мог сказать ни слова. Семён сам решал, сколько мне так сидеть и я был не против. После обеда третьего дня, а это было пятое января, Семён днём затолкал мне член в рот как мог и сколько мог, а сам ушёл в магазин. Его не было долго, и я уже стал волноваться. Не уехал ли он. Но вскоре услышал шаги и увидел, как он поставил пакет полный чего-то купленного в магазине.
— Завтра же каледовщики придут, а у нас ничего нет — сказал он.
Я совсем и забыл про это и сидел молча, так как даже не мог оправдаться.
— Извини, бабки очередь создали, пока всех переждал — ответил он.
Вытянув осторожно член, он удивился. Несколько небольших язвочек и обильное покраснение. А в некоторых местах кожа была немного разъедена желудочным соком и чуточку кровоточила.
— На вот, смажь его, это поможет — сказал он и подал мне тюбик с мазью.
— Давай завтра отдохнём и покаледовать сходим. — предложил он.
— Куда я с таким то — ответил я, и настроения нет и желания.
— Ну тогда так просто посидим, а то вдруг кто придёт а ты на кресле свой член доедаешь — пошутил он.
В течении дня к нам заглянуло четыре компании и ещё потом две ребятишек наших деревенских. Было весело и всё прошло хорошо, а на другой день Семён вдруг спросил меня.
— А ты про корову серьёзно сказал?
— В каком смысле. — не понял я.
— Ну то, что ты согласен летом под её ноги свой член подложить — пояснил Семён.
— Да, конечно, если ты будешь рядом — ответил я. Одному неинтересно.
— А давай сейчас попробуем немного, ну чуть-чуть — сказал Семён и я согласился, так как не мог ему отказать, хотя и знал что сейчас холодно.
Мы вошли в коровник и осмотрелись. Бурёнка моя стояла возле кормушки и рылась там в объеди (остатки недоеденного сена)
— А что если прямо там. Бросим ей сена и подложим под задние ноги — предложил Семён.
— Ты лучше знаешь. Давай.
Взяв охапку сена, я положил его в кормушку, а потом сел рядом с правой стороны у задних ног. Семён зашёл с другой стороны, и пока я похлопывал по бокам Бурёнку и разговаривал с ней, Семён успел свернуть весь мой член в кольца и разложить его спереди перед задними ногами. Я подложив под попу доску сидел и ждал, когда корова устанет стоять и переступит ногами. Семён тоже наблюдал с интересом и его глаза просто сияли.
— Летом бы ей пауты и мухи уже давно надоели, и она раз десять бы переступила — сказал я, указывая на то, что мы зря это всё затеяли. Но пока я это произносил, глядя под коровой на Семёна, она, слыша мой голос мотнула головой и переступила, наступив прямо правой ногой на сложенный в несколько раз мой член. Я с трудом сдержался, чтоб не ойкнуть и не напугать и её и не спасовать перед Семёном. А вскоре она подставила к правой ноге и левую, и уже обеими задними ногами стояла на моём члене. Я смотрел на всё происходящее и старался не глядеть на Семёна, так как на глазах выступили слёзы. Я быстро стёр их и снова уставился на свой расплюснутый копытами Бурёнки член. Глаза у Семёна просто сияли от удивления. Вот корова снова переступила, и снова её ноги остались на члене, но сместились чуточку левее. Я видел, что в местах, где член выглядывал из-под копыт, он был толщиной несколько миллиметров, и я боялся, что она передавит его совсем. Но я не учёл, что под ногами была мягкая подстилка из соломы и часть члена была вдавлена в неё. Мы просидели с полчаса, и Бурёнка ещё переступила несколько раз с ноги на ногу и смещаясь то влево, то вправо. Сена в кормушке оставалось ещё много и мы не знали, как её согнать в сторону. Пугать было нельзя, так как она может резко сорваться с места в сторону и тогда давление её задних ног усилится в несколько раз. Семён встал и вышел во двор. Вскоре он вернулся с ведром воды и насыпанной в него дроблёнкой(измельчённое зерно). Поставив его в сторону, он таким образом отманил её и она спокойно сделав пару шагов стала пить, а я поднял расплющенный свой член и мы пошли в дом. Он был холодный и весь синий. Налив воды в таз, и разбавив её кипятком, я прогрел его и осторожно размял. Член стал восстанавливаться в форме, но синяки никуда не деть.
На следующий день мы больше не мучили, и не ломали член и Семён собрался уезжать. Перед отъездом он снова затолкал мой член мне в желудок и я просидел так с полчаса, а когда мы убрали и вытащили его, я намотал член вокруг талии и надев пояс тоже оделся и пошёл провожать его. На остановке мы были одни, и Семён спросил меня.
— Тебе понравилось член свой переваривать?
— Да, получилось здорово, я до такого точно не додумался бы— ответил я.
— Если надумаешь ещё, то сообщи, приеду — сказал он и вскоре сев в автобус уехал.
Семён не приезжал всю зиму и даже в начале весны. У меня уже заканчивались капли, так как оставшись один, я по несколько раз в день дрочил свой член и он рос как говорится не по дням, а по часам. В середине апреля член был у меня уже больше четырёх метров, и я, чтоб замаскировать его, обматывал вокруг живота в несколько раз. А мои яйца так и находились постоянно в прямой кишке. Я периодически принудительно очищал её и им там в течении недели было вполне комфортно. Я даже иногда забывал про них и привык, что их у меня нет на виду.
Перед майскими праздниками я поехал в город и заглянул к Семёну в аптеку. Купив у него капли, я пригласил его в гости.
— Что надумал — спросил он.
— Почти сразу же после твоего отъезда — ответил я.
— Я только на майские смогу приехать. Через неделю — ответил он.
— Хорошо, я пойду, мне ещё в магазины нужно — сказал я и ушёл.
Я с таким нетерпением ждал приезда Семёна…


Мои фантазии. Волшебные капли. (жена Семёна)
Часть 4
.

Я с таким нетерпением ждал приезда Семёна и был счастлив, когда он открыл калитку и вошёл, но тут же испугался, что всё срывается и ничего не будет. Рядом с ним стояла небольшого роста симпатичная женщина.
— Знакомься, моя жена Вика — представил её Семён.
— Сергей, одноклассник и друг Семёна — сказал я.
Я пригласил их в дом и за разговором так и не понял, почему Семён приехал не один. Пообедав, мы вышли на улицу и Вика спросила.
— Семён говорил, что у вас тут есть большое озеро. Можно посмотреть.
Мы прошли по тропинке через огород и оказались на берегу.
— Вот наше озеро — сказал я.
— Как тихо-то тут у вас, не то, что у нас в городе. Я как узнала, что Семён в деревню едет, и стала уговаривать его. Он и согласился. Я никогда не была в деревне — сказала Вика.
— А в детстве тоже не была в деревне — спросил я.
— Мы городские и у нас в деревне вообще нет родственников — объяснила Вика.
— А почему тогда профессия больше деревенская, чем городская — поинтересовался я.
— Просто люблю животных — ответила она коротко.
— Вот тут у меня есть скамейка и можно посидеть и подышать свежим воздухом, и я показал на Иву, под ветвями которой стояла небольшая скамейка. На ней вмещалось только двое и я сел немного в сторонке.
После небольшой паузы Вика спросила.
— А это правда что мне рассказал Семён про капли, или это плод вашей с ним фантазии. Я знаю, что многие мужчины мечтают, чтоб у них достоинство было больше чем у всех.
Я был в шоке и не знал что ответить. Я посмотрел на Семёна и понял, как он отвёл глаза в сторону. Он не сдержал слово и растрепал всё. На меня нахлынула какая-то обида на него, но в тоже время я был благодарен судьбе. Теперь кроме меня и Семёна об этом знала ещё и женщина и довольно симпатичная, и она была его женой, а это значит, что она не станет никому рассказывать, ведь тогда придётся и рассказать про мужа.
— Ладно, вижу, я тебя застала врасплох, и ты не знаешь что ответить. Мне Семён всё рассказал, так что не волнуйся. Исследовать я тебя точно не буду. Простое женское любопытство — ответила она.
Я посмотрел на Семёна и понял по его взгляду что мне нужно всё рассказать, а вернее подтвердить уже всё рассказанное Семёном.
— Да, это правда и от приёма капель у меня действительно стали расти гениталии. — ответил я вежливо.
— Извини, что я смутила тебя, но мне очень бы хотелось самой убедиться в правоте ваших слов. Вдруг он за моей спиной, тут шашни развёл, и мне заливает про разные чудеса — сказала она.
Я понял, что показа не избежать и стал поднимать вверх рубашку. Затем стянул пояс на резинке и развязав шнурок, стал разматывать намотанный на живот член. Когда он весь лежал возле ног, я расстегнул штаны и вышагнул из них и стоял, смущаясь, и весь красный как рак, впервые перед незнакомой и симпатичной женщиной.
Её глаза в момент округлились и она, открыв рот, жадно глотала воздух, словно рыба выброшенная на сушу. Вика молчала, уставившись в мой член, который валялся под ногами и не могла произнести ни слова. И только спустя несколько минут она спросила.
— А яйца у тебя есть?
— Да, ответил я и протянув руку стал вытягивать их и они одно за другим вывались из прямой кишки и свисая ниже середины бёдер выглядели очень впечатляющими. Снова молчание и тишина. Мы с Семёном тоже молчали и переглядывались. Вика, придя в себя, произнесла дрожащим голосом.
— Чем м это о пахнет так. Твои яйца случайно не протухли там???
— Ка а а а а к ты с ним управляешься то.
-Яйца в порядке. Привык, иногда Семён помогает — ответил я.
— И что вы делаете, я просто не могу себе представить это, что можно с ним делать. Ведь он ни для чего не годится в смысле секса. — спросила она.
Семён понял что сюрприз удался и видя, что это сыграло положительный эффект и заинтересовало Вику, стал рассказывать. Я сидел и слушал его рассказ и удивлялся, как он хитро и ловко изворачивается и преподносит всё так красиво и романтично. Даже заслушался сидя на небольшой дощечке лежавшей неподалёку. Мой член и яйца валялись рядом на песке, и это всё не переставало удивлять Вику. Тут Семён встал, и направился в сторону дома, проходя мимо Вики и меня даже не выбирая место, наступал прямо на мой член и шёл по нему как по тротуару. От увиденного у Вики снова округлились глаза.
— И тебе не больно — спросила она. Нет, но иногда вполне терпимо — ответил я двусмысленно.
Вскоре Семён вернулся и снова сел рядом с Викой и продолжил рассказывать. В конце он сказал.
— Если хочешь убедиться, то кое-что можем и сейчас показать. Его лицо сияло, и глаза просто сверкали от восхищения. Как он был хвастуном, так им и остался. И почему только я повёлся и поверил ему — подумал я. Мы вернулись в дом и я пошёл к свинкам, чтоб накормить их и налить им воды. Вернулся в дом уже минут через двадцать и с возбуждённым членом, чем снова ввёл в шок Вику. Семён тут же встал и подошёл ко мне и сел рядом. Взяв член в руки, он стал перегибать его и как только нащупал участок, который с трудом поддавался, стал сгибать его и когда согнул, почти сложил его вдвое, и мы услышали хруст. Вика сжалась вся и вздрогнула от испуга.
— Ты что, сума сошёл, ему же больно. — сказала она.
Семён положил эту часть члена на пол, и наступил на неё ногой, сдавив ещё сильнее, и мы снова услышали хруст чуть слабее предыдущего.
— Если было бы больно, то он сказал бы — ответил он.
Затем последовало ещё и ещё, и хруст не переставал доноситься то с одного конца члена то с другого. Вика сидела и открыв рот смотрела на всё происходящее, как вдруг уже до изнеможения возбуждённый член стал пульсировать и мощная струя спермы одна за другой стали вылетать из головки и ударяясь о стену стекать вниз. Это произвело неописуемый эффект на Вику и она долго не могла ничего сказать, а когда пришла в себя, произнесла.
— Ну вы даёте, сума сойти можно.
— За мной не ходите, мне нужно побыть одной — сказала она и вышла во двор. Я выглянул в окно и увидел, как она вошла в сторону озера, и понял, что она снова пошла на ту скамейку. Вернулась Вика, где-то, через час.
— Сергей, а ты правде не боишься того, что любая оплошность и ты можешь получить травму или рану или того хуже, потерять то что целый год отращивал — спросила Вика глядя мне в глаза. Мне даже стало неловко, и я отвёл взгляд и ответил.
— Иногда нет, а иногда боюсь.
Вика промолчала, и сев с нами за стол налила себе кофе. Мы сидели и просто разговаривали. Я постарался, как можно прикрыться, чтоб мой внешний вид не смущал её, но было видно что это её меньше всего волнует. Семён мне подмигнул и я снова пошёл в свинарник, и сев там на порог бросил свой член им под ноги и стал следить за ними поглядывая в окно искоса и вскоре увидел как Вика и Семён тоже наблюдают за свинками. Я уже купил новых, и им было по два месяца. Они резвились и бегали друг за другом и постоянно наступали своими маленькими копытцами на мой член, вдавливая его в грязь и свои какашки. Мой член снова возбудился, и я чувствовал как он твердеет с каждой минутой. Я встал, и подтянув его, вышел во двор. От меня и от члена сильно пахло, и я отправился в баню отмывать его. Вернувшись в дом Семён снова продемонстрировал своё умение ломать его и чуть ли не каждые две минуты мы слышали хруст перегнутого и сломанного члена и сложенного пополам, придавленного ногой Семёна на полу. Закончилось всё тем же мокрым фейерверком спермы о стену. Вика уже не вздрагивала так и не боялась, что Семён отломит член совсем.
Уже вечерело, и мы отошли с Семёном, чтоб приготовиться встречать корову Бурёнку. Мы стали делать небольшой временный загон возле кормушки, чтоб моя бурёнка не могла подойти к ней с другой стороны. Вколотив в землю два кола, на расстоянии метр друг от друга мы по бокам прибили по две доски, и получился как бы узкий проход до кормушки. Как только Бурёнка пришла, и соседка её подоила, мы вышли в летний загон и я сел у самого начала прогона, где и должны примерно находиться задние ноги Бурёнки. Как только я был готов, Семён открыл коровник и выпустил корову. Она почуяла запах зелёной травы и сразу направилась к кормушке. Вика и Семён стояли в двух шагах и наблюдали за всем происходящим. Вика, сперва попробовала отговорить меня, но когда узнала, что мы уже делали так один раз, перестала и только наблюдала. Земля в коровнике насыщенная влагой и навозом проваливалась немного, так как ещё не совсем оттаяла, и Бурёнка, наступив передними ногами на сложенный в несколько раз член, подошла к кормушке, а её задние ноги как раз встали на член и вдавили его в грязь.
— А ему точно не больно — спросила Вика у Семёна.
— Если было бы-бы больно, то он бы сказал или дал бы знак. У нас с ним договорённость. Если он молчит, то согласен и у него всё нормально — объяснил Семён.
Хоть и немного, Но уже появившиеся мухи стали надоедать ей и она переступала с ноги на ногу, сдвигаясь то влево, то вправо, то просто подняв ногу, дрыгала ей, сгоняя назойливых насекомых. Каждый раз она вдавливала своими задними ногами член всё глубже и глубже в землю, и мне даже немного пришлось придвинуться, чтоб ослабить натянутый член у самого основания. Я вспомнил слова опасения Вики и подвинулся ещё чуточку и член заметно ослаб. Но пока Бурёнка ела траву, она переминала ногами и втоптала член так, что не было видно ни единой его части, виднелся лишь небольшой участок сантиметров шестьдесят под углом углубляющийся в грязь. Вскоре трава закончилась, и Семён поставил приготовленное ведро с водой. Бурёнка вышла задом обратно, и развернувшись подошла и стала пить воду. Я попытался встать, но длинны члена не хватало, чтоб выпрямился и стал тянуть за член, вытягивая его из глубин грязи утрамбованной ногами коровы. Семён подоспел на помощь и помогая откопать член стал тоже тянуть его.
— Вы так оторвёте член — крикнула Вика.
— Мы осторожно — сказал Семён и снова стал тянуть. Всё обошлось и вытянув член из грязи мы вытянули его и я зашёл под крышу, из под которой был вход в коровник. Бурёнка уже выпила ведро и собралась заходить внутрь. Я быстро сел возле двери и бросив перед порогом свой скомканный в кучу грязный член, стал ждать.
— Что он делает? — спросила Вика.
— Хочет, чтоб корова, заходя во внутрь, наступила ещё раз — пояснил Семён.
— Вы что совсем с дуба рухнули — возмутилась Вика, но было уже поздно. Бурёнка передними ногами уже стала на мой член и перешагнув через порог сделала шаг и уже задние ноги плющили мой член на досках. Как только она вошла, я толкнул дверь и встав закрыл её на засов.
— Она же могла раздавить тебе всё на деревянном полу — ворчала Вика.
— Ну ведь зимой на ледяном полу не раздавила, а сейчас лето — ответил я.
Положив член в таз с водой, я стал тщательно отмывать его и чистый выбрасывать на траву, он был весь в синяках и ссадинах, но открытых ран не было. Продолжив начисто отмывать горячей водой уже в бане, а когда вернулся в дом, то стол уже был накрыт и мы сели ужинать. Весь ужин Вика ворчала на нас и возмущалась, и я не удержался и сказал.
— Вика, чтоб понять нас ты должна сама попробовать это.
— В смысле? — удивилась она.
— Ну вот например возьми и пройди по нему и ты поймёшь в чём тут разница. Смотреть со стороны или самой потрогать. — сказал я.
— Да не буду я ничего трогать — ответила она.
А Семён без лишних слов взял и ногой аккуратно придвинул сложенный в несколько раз член к ногам Вики и мы стали наблюдать. Вика была в колготках и тонких носочках, и сидела на кровати, поджав ноги. Потом ей стало неудобно так долго сидеть и она, спустив ноги, нащупала ими член и наступила и вздрогнула. Мы сидели и как ни в чём и ни чего не чувствуя продолжали разговор.
— Вика, у тебя чайник рядом, подлей чайку — сказал Семён
— Да, и мне тоже и мы оба подставили свои пустые бокалы. Вика привстала с кровати, и так как ей деваться было некуда, стала обеими ногами на член, и тоже не подавая вида, стала наливать чай. Так тайно друг от друга мы ненароком втянули её в нашу игру, и она увлеклась и больше уже не ругалась на то, что мы делали. Ужин был плотным, и мы решили глотание члена перенести на завтра.
С раннего утра Семён снова стал ломать мой член пока он по хрустывал, о потом потерял к этому интерес. Вечером мы снова дали Бурёнке возможность стоять на моём члене и втаптывать его в грязь и так делали все майские выходные. Вика стало уже интересно и когда бурёнка съедала траву, она просила, чтоб мы ещё подсыпали, и чтоб корова подольше потопталась на нём. Мы делали это с радостью и я уже позволял что корова затаптывала практически всю длину члена оставив лишь небольшой участок сантиметров 25-30, которые тянулись от основания до уровня земли. Чем дольше Бурёнка топталась, тем труднее было выковырять его из утрамбованной земли. Семён как то пошутил и напугал Вику. Он взял лопату и подойдя ко мне сказал.
— Давай я его лопатой выкопаю.
Я тоже испугался, но потом увидел, как он подмигивал и сказал.
— Копай, не жалко.
Вика аж взвизгнула, пытаясь его отговорить. Между делами ходили гулять на озеро и в лес, и мой член всегда волочился за мной сзади. Вика первое время не решалась, а потом уже смело наступала не него в своих сапожках, и тоже топталась на нём, не боясь, что может как-то его повредить. Иногда Семён специально собирал весь волочившийся член в кучу и просил Вику пройти по нему и она улыбаясь делала это. А вечером её ждал сюрприз и она просто была потрясена им. Я сел на кресло возле печки и запрокинув голову закрыл глаза и приоткрыл рот как бы дремал и отдыхал.
Семён подошёл и подняв с пола головку валявшегося под ногами скомканного члена, опустил её в стакан и провёл ею по моим губам, а потом стал толкать в рот. Вика что то хотела сказать, но он показал пальцем, что мол тихо и стал толкать дальше. Он действовал как обычно, пока головка члена не упиралась во что то, он двигал его короткими поступательными движениями, то внутрь, то обратно. Вика, открыв рот, наблюдала за происходящим. Вот уже головка двигалась в области груди и опускалась ниже. Ещё несколько движений и головка упирается а потом проваливается, открыв себе проход в желудок. Семён почувствовал это и стал толкать член уже более уверенно. Член погружался всё глубже и глубже. Потрогав под рёбрами он стал толкать ещё и ещё сильнее. Вот движения замедлились, и Семён больше не мог продвинуть и сантиметра, и я сделал пару глотательных движений, как бы попытался что-то проглотить, застрявшее в горле. Член продвинулся, и Семён ещё смог продвинуть несколько сантиметров и так несколько раз пока и мои глотания уже перестали продвигать его.
Я открыл глаза и прикусил член легонько, чтоб тот не стал вываливаться.
— Ты сколько ему затолкал — спросила Вика.
— Сантиметров восемьдесят или больше чуть-чуть — просто без пафоса сказал Семён.
— Ты что с ума сошёл, он же в желудок попал. Пищевод у человека всего-то сантиметров сорок и то если человек большого роста — возмутилась Вика.
— Ну и что. Мы знаем это — сказал Семён.
— Но ведь желудок, когда в него что-то попадает, включает процесс переваривания пищи — возразила Вика.
— Согласен, пищи, но никак ни его члена, который трудно какому желудку переварить — парировал Семён и мы рассмеялись.. Я конечно не мог смеяться и скривил только улыбку которая явно не получилась.
— Если так, тогда я вам открою один секрет — ехидно сказала Вика. Пусть же вам же будет хуже.
— Какой секрет — переспросил Семён.
— Когда человек сидит, его внутренние органы сжимаются, а когда стоит, они расправляются. Так что когда человек сидит, то он сутулится и органы сжимаются, а когда встанет выпрямится, то и растягиваются — ехидно выпалила она.
— А мы сейчас вот и проверим — сказал Семён и попросил меня встать. Я встал и выпрямился и расправил плечи.
— Раскрой рот — сказал Семён.
Я раскрыл рот и он согнув член возле носа сделал небольшую петлю из члена которая доставала до лба.
— Давай глотай — сказал он и я начал делать глотательные движения и член тут же втянулся и распрямился, прям у всех на глазах. Семён сделал ещё петлю, и я снова два раза сглотнул, и член снова провалился внутрь.
— А теперь попрыгай пару раз — сказала Вика.
— Это ещё зачем — возмутился опять Семён.
— Во время встряски всё, что находится внутри, уплотняется и опускается вниз — снова съязвила Вика. Я подпрыгнул пару раз, и почувствовал, как что-то под рёбрами немного раздулось и опустилось вниз.
— Ну что провалилось, и я мигнул глазами, ответив так на вопрос Семёна.
Он снова стал толкать в меня мой член и я делая глотательные движения, проталкивал таким образом его внутрь. Сделав так раз восемь, всё снова застопорилось, и член больше не двигался.
— Вроде бы всё — сказал Семён.
— Видишь сколько ещё вошло — улыбнулась Вика.
— И что дальше. Раз начала, так советуй — пристал Семён.
— Сидеть и ждать когда переварится, и после снова попрыгать и тогда что было сверху, снова опустится — сказала она так просто без иронии, как будь-то, так должно было и быть.
Я не хотел этого и стал мотать головой и мычать. Семён понял мой сигнал, но подыгрывая Вике сказал.
— Вот Видишь, и Серёга согласен, так что подождём пару часов а потом продолжим процесс переваривания — сказал он и отправился на улицу. Вика растерялась и не знала что делать. Толи это была шутка, толи Семён на самом деле хотел чтоб член стал перевариваться, Одним словом она тоже побежала за ним и я испугался и взяв член руками стал сам медленно вытягивать его запрокинув голову. Получалось тихо, но получалось, а когда услышал их шаги, то сделал вид, что ничего не делал, и прикусил снова член. Я не знал тогда что Семён и Вика специально разыграли эту сцену, а потом вышли и обговорили дальнейший план моего розыгрыша.
— Хорошо, давай вытаскивать — сказал Семён и стал вытягивать член из моего пищевода и как только он сделал это, Вика сразу бросилась рассматривать его и тыкая пальцем говорила. Показывая на красноту, небольшие язвочки и разъеденную кожу на члене.
— Я же говорила, что он стал переваривать то, что в него попадало.
— Согласен, но это всё мелочи — сказал Семён.
А я тем временем выпил воды и прополоскал горло и мне полегчало. Член бы переломан и делать было нечего, Корова приходила только вечером и мы в течении дня занимались работой в огороде, посадкой грядок и я как всегда с самого утра проглатывал свой член и прикусив его так и ходил во дворе и по огороду. Я даже за водой так ходил, и всё это удивляло Вику. Семён каждый раз увеличивал время нахождения члена у меня в желудке, и я уже мог так ходить минут сорок, не вынимая член. Вечером Его топтала Бурёнка, а потом мы ложились спать. Праздники пролетели быстро и Семён сказал, что они собираются уезжать после завтра. Оставалось два неполных дня. Я снова стоял, и Семён вталкивал в мой пищевод мой член и заставлял меня прыгать. Он толкал и сильно старался, заставляя глотать меня как можно сильнее и чаще, и это помогало. Член хоть и медленно, но опускался внутрь. Потом мне Вика поставила укол, сказав, что это противовирусный. Так как я глотаю член после того как его топчет корова, хотя я всегда его тщательно промывал. Я не возражал. Потом сел на кровать и сам не помню, как уснул или отключился. Когда я пришёл в себя, то ни Семёна и не Вики в комнате не было. Я лежал на кровати и мой член всё ещё свешивался вниз, и был протолкнут внутрь.
— Могли бы и вытащить, раз я уснул — подумал я про себя, но позвать их не мог и поэтому, отодвинув свисающий с кровати член, сел на край, опустив вниз ноги, и тут что-то вызвало во мне подозрение. Когда я садился, мне ничего не мешало. Я даже почувствовал, что голодный и хочу есть. Я потянул за член и увидел, что он отрезан, а сам край перетянут нитками. Откинув одеяло, я увидел, что на месте торчал член длинной сантиметров тридцать, и хотел писать.
Неужели это всё был сон, и не было никакой Вики и Семёна, и вспомнил, что не могу говорить. Я потянул за член и вскоре вытянул его. В руках у меня был всего небольшой остаток чуть больше полутора метров. А где же те почти ещё три метра — вертелось у меня в голове. Ведь когда приехали Вика и Семён, мой член был более четырём метров. Я встал и вошёл в дом, так как спал на кровати в веранде. Разглядев то, что у меня осталось, я заметил небольшие стежки и наспех сформированная головка из отрезанного остатка. Крайняя плоть, которую срезали с члена, была сдвинута, и её было много, чтоб закрыть некрасивую и всю в швах головку.
На столе на кухне лежала записка с извинениями. И я только тогда всё понял, что Семён и его жена было всё фикцией. Они заранее ехали с целью освободить меня от такой ноши. А рядом стояло два флакончика с теми же каплями и приписка. Далее твой выбор — решай сам. Вика, Семён.
На этом закончилась моя история с волшебными каплями. Но всё произошедшее не давало мне покоя, да и капли стоявшие на столе вызывали у меня сомнение — а не обман ли это.

Добавлено спустя 7 минут 40 секунд:
Волшебные капли. Часть 5.
(Эпилог.)
Я долго ходил вокруг стола и смотрел на капли и не мог поверить. Был ли это сон или явь и тут я вспомнил про свои яйца и проведя рукой между ног, не нашёл их. Я потянул за сморщенную мошонку, и они одно за другим вывались из попы, и были такими огромными, что сомнений уже не осталось. Да и валявшийся на полу член тоже говорил о том что это всё было со мной и я так заскулил, что не смогу больше повторить то что делал и решился в порыве чувств и эмоций и капнув себе несколько капель, залпом выпил их.
Пока не закончились капли, я снова несколько месяцев отращивал свой член и представлял, как снова ко мне приедут Вика и Семён и как только капли стали подходить к концу, а член был уже больше четырёх метров, я снова поехал в город, и всё повторилось снова.
Вика и Семён приехали ко мне на длинные выходные и уже без стеснения вдвоём ломали мой член. Семёну это нравилось, и он всегда растягивал удовольствие на все выходные или праздники, которые они у меня проводили. Много раз зажимал волочившийся член в дверном притворе и смеясь оправдывался.
В последующие разы они приезжали ко мне два-три раза в год, давая возможность мне восстановиться и отрастить член. Они привозили с собой это чудо капли, а иногда я сам покупал их если бывал в городе.
Моя бурёнка тоже им помогала в этом и летом и зимой топтала мой член, и они подкладывали ей под задние ноги его каждый вечер в свой приезд. Бурёнка топтала его, сама не зная об этом. Вика и Семён не хотели смотреть в течении часа, когда корова съест траву, а подсыпали ей побольше и когда она втаптывала член и ничего не было уже видно, оставляли меня и уходили или гулять, или в дом и долго не появлялись. Дважды мне корова оттаптывала его совсем и отрывала копытами. И это случилось тогда, когда Семён разрыхлил землю в том месте, где она стояла задними ногами. У меня даже была любимая поза лежать возле Бурёнки рядом, что позволяло ей топтаться почти на всём члене. Я ложился на спину и поднимал ноги вверх, а свою попу, придвигал чуть ли не к самым ногам, поэтому когда корова наступала и втаптывала член в землю ногами, на поверхности оставалось не больше двадцати сантиметров. Это однажды и сыграло роковую ошибку, когда грунт под её задними ногами был очень рыхлым и промок от её мочи и мой член просто был втоптан в грязь и легко достиг самой глубины натянувшись до предела что мне казалось что скоро она и меня затопчет. И только я хотел ослабить натяг члена и подвинуться ближе, как она переступила ногами, и член оторвался практически у самого основания. Было и то, что один раз кабанчик ухватил клыками и разорвал пополам роясь пятачком в земле и отрыв мой член который они втоптали. Подумал наверное, что это что то съедобное и я лишился тогда половины.
К моему счастью или сожалению, но это стало возбуждать и Вику и Семёна и они часто оставляя меня одного, отлучались, а потом поженились на самом деле и продолжали мучить мой член вместе и когда он вырастал длинным, опускали его в мой желудок и я сам переваривал его, но уже не во сне а сидя с ними за одним столом.
Вика была большая выдумщица, и она придумала два новых развлечения, после которых они всегда уезжали, а мне приходилось больше месяца зализывать и залечивать раны. Вике нравилось, когда мы гуляли по летнему лесу и мой длинный член волочился за мной. Она брала его в руки или просила Семёна сделать это и они забрасывали его в кустарник чтоб потом, когда я его вынимал и вытаскивал из него занозы и колючки. Часто это делали они, вытягивая его бесцеремонно, на нём всегда оставалось много заноз, царапин и рваных ран по всей длине. А весной когда снег уже весь растаивал, и было полно грязи, они просили меня сесть за забором, а мой член вытаскивали на дорогу и раскладывали вдоль по колее. Дорога проходила рядом с плотным забором, и почти весь член был вытянут и уложен в грязь и иногда проезжавшие мимо машины закатывали и затаптывали его, оставляя на нём травмы от шипов. Зимой тоже перетягивали через дорогу и присыпали снегом, маскируя его таким образом и редко проезжающие машины переезжали его много раз что иногда приходилось отрывать его от дороги так как он примерзал просто и они его сразу же спускали в мой желудок чтоб я не мучился и не лечил его а сразу переварил и нет проблем.
Много раз Вика протыкала член своими туфлями или сапожками на тонких каблучках. Она любила по нему прогуливаться и даже не смотрела под ноги, когда на него наступала. Часто она делала это, когда мы гуляли в лесу. А вечерами им больше всего нравилось, когда я сам ем свой член и не могу при этом сказать ни слова. Однажды я переваривал свой семи метровый член несколько часов, и они всё подталкивали его в желудок и смеялись.
Да, совсем забыл одну маленькую новость. Это произошло как раз перед тем как я решился написать эту историю так как ещё не решил и не знаю что делать дальше. Семён как то в коровнике специально возле кормушки разрыхлил землю поглубже и перемешав её навозом и жидкой грязью образовавшейся после мочи Бурёнки и присыпал сухой землёй. Ничего не подозревая, я вечером снова подложил свой член, который был больше пяти метров под ноги бурёнки, и когда она стала его втаптывать, а я в это время как обычно лежал на спине, высоко подняв ноги и как можно ближе придвинув попу и член к её ногам. Она вдавила член очень глубоко и оторвала его под самый корень. Ну остался торчать пенёк сантиметра три и всё. Закончилось всё конечно хорошо. Правда мой втоптанный в грязь член, всё ещё там и лежит и даже Вика с Семёном не захотели его откапывать. Я жив и здоров и пишу эту историю, и жду пока Семён и Вика, привезут мне снова капли, но их нет уже больше месяца, и я стал думать. Может закончить на этом и всё, а два больших яйца в попе никогда не помешают, ведь пенёк то от члена остался?????????

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Сон как явь

Сообщение 26 янв 2016 13:44

Часто в жизни, мы видим сны, и нам кажется, что это было на самом деле, а когда что-то происходит такое необычное в жизни, нам кажется, что это было с нами во сне, и скоро мы проснёмся, и всё будет как прежде. Мне такой сон приснился уже не однажды, но всегда с одними и теми же людьми, моими сродными сёстрами и мне хочется рассказать этот сон и то, что было позже, домысленное моим воображением. Вы спросите меня, хотел бы я чтобы такое произошло со мной на самом деле? Не стану лукавить — иногда бы хотел вот тк подержать свои яйца и член отдельно от себя и показать всем кто захотел бы на них посмотреть, но иногда боюсь этого, что останусь без своих мужских знаков отличия.

Мои фантазии. Сон как явь.
.

Конец лета, август, стояла тёплая погода. Я ходил дома в одних шортах и рубашке. В руке я держал свой член и яйца, которые мне несколько месяцев назад по моей просьбе ампутировал знакомый хирург и чем то обработал их так что они не теряли свой вид и член почти двадцати четырёх сантиметровый находился в постоянном возбуждении. Поднеся их близко к лицо внимательно рассматривал. Член и мошонка с находящимися в ней яйцами были как одно целое и только в том месте, у самого основания, где они соединялись, когда-то с моим телом, кожа была чуть стянута и аккуратно зашита, что строения ни члена, ни яичек которые не были видны в мошонке, разглядеть было невозможно. Я просто ходил по комнате и перекладывая их из одной руки в другую, иногда подбрасывал как бы играя ими вот так просто. Ведь они были так просто отделены от меня, и меня это ничуть не пугало и не волновало, а наоборот было очень интересно внимательно рассмотреть их.

Я вышел во двор, чтобы налить воды собаке, как вдруг к моему дому подъехала машина. Я растерялся и не знал что делать, куда спрятать член и яйца, которые держал в одной руке, а в другой у меня был ковш с водой. Хлопнула дверка и я услышал знакомые голоса. Я не ошибся. Это были мои сродные сёстры старшая Людмила и младшая, которую я в юности, постоянно защищал от пацанов, Ольга. Люда была старше меня на два года и по характеру вся в свою маму и мою тётю. Она любила давать наставления, поучать и чтобы всё у неё было нормально, и как подобает. Ольга же была полная её противоположность, болтушка и хохотушка. Никогда не унывала и всегда находила тему для общения. Я понимал что если Ольга сейчас увидит спрятанный за спиной в руке мой член с яйцами, то тут же разболтает это всем сама того не подозревая, как бы между прочем. Поэтому я быстро сунул свой член и яйца в карман шорт и прикрыл рубашкой, которая была надета навыпуск, поверх значит.

Что касается Людмилы, то её как то я даже побаивался и знал что если она увидит, то начнутся бесконечные расспросы и нравоучения, хотя и я и она прекрасно бы понимали что обратно бы ни член, ни яйца уже пришить было невозможно.

Оля и Люда жили в соседнем селе в шести километрах от моей деревушки и приехали ко мне неожиданно, хотя я их сам приглашал на помощь в уборке овощей и картофеля. Начинались росы, и нужно было кое-что оснимывать и прибирать. Сам же я не любитель был консервировать, и часть урожая отдавал сёстрам, а они мне уже готовые соления и маринады. В основном конечно, всем этим занималась Людмила. Она хорошо готовила И когда приезжала то всегда угощала меня вкусным борщом или ещё чем-нибудь. Ольга же была противница готовить, но в помощи никогда не отказывала. Денис Люды тут же уехал на работу, обменявшись со мной только рукопожатием, даже не вылез из машины.

Мы быстро распределили обязанности и Люда пошла снимать овощи, огурцы помидоры и прочее, а мы с Ольгой пошли копать картошку, которая уже начала сохнуть и ботва практически была еле заметна. Держать такой сюрприз в кармане было неудобно, он постоянно когда я наклонялся или приседал пытался вывалиться из кармана и я боялся что Оля заметит их. Хорошо что рубашка была длинной и скрывала то что было в кармане. При первой же возможности я решил избавиться от него и спрятать чтобы сёстры не нашли мой член и яички. Накопав две полутора ведёрных бадьи картошки, я взял их и понёс под крышу так как Оле было тяжело. Оля же взяла два простых десятилитровых ведра и пошла выбирать картошку в них. В сенях послышались шаги Людмилы, и я быстро вытащив свой член и яйца и бросив их на землю под крышей в сарае, сразу же засыпал из бадьи картошкой, которая в мгновение ока скрыла мои гениталии. Вторую бадью вывалил рядом. Пока мы копали и насобирывали следующие четыре ведра, Люба оснимала помидоры и огурчики и подошла к нам.
— Помощь нужна — спросила она.
— Нет, мы сами справимся — ответил я.
— Ну тогда я пойду обед приготовлю — сказала она и ушла.
Ничего не подозревая и ни о чём не думая, мы разговаривали с Олей, смеялись и просто говорили о жизни. Я не думал, что могу засветиться со своим удалённым членом и яйцами, так как мне казалось, что я очень хорошо их спрятал и до тех пор пока я не буду перебирать высохшую картошку, а это не раньше чем дня через три произойдёт, то их там никто не обнаружит. Мы копали и подтаскивали вёдра с картошкой в сарай под крышу и рассыпали ровным слоем. Людмила поставив вариться борщ, решила ещё пожарить картошку, но мытой в блюде картошки не оказалось и она зашла под крышу и стала выбирать ту которая покрупнее как раз из первой кучи где картошка уже подсохла. Положив несколько картошин, она вдруг обнаружила грязную, всю в земле, необычной формы картошку и улыбнулась.
— Надо же, вот так чудеса природы. Надо же такой вырасти — сказала она про себя и взяв её в руки тут же испугалась и отбросила в сторону. Картошка причудливой формы была не такая твёрдая как все. От удара о землю с непонятного предмета отпала земля и Люда увидела то чего она даже не могла подумать. Это было похоже на мужской член вместе с яйцами. Она некоторое время рассматривала его а когда услышала наши разговоры и то что пора нести вываливать вёдра, быстро подобрала находку и бросив в ведро с картошкой закрыла другими клубнями и поспешила в дом. Дома отмывая картошку она отмыла и то что было похоже на мужской орган. Теперь она уже не сомневалась что нашла именно его, но откуда он взялся и почему ни я ни Оля ей об этом ничего не сказали.
— Может они не заметили что выкопали — подумала Люда и поспешила спрятать отмытый и найденный член с яичками, которые так легко перекатывались в мошонке. Люда была в растерянности и не знала что делать.
— Может снова зарыть в картошку — подумала она, вытащив член и рассматривая его.
В это время мы решили с Олей попить кваску, так как было жарко, и я решил снять рубашку, так как всё тело покрылось потом. Услышав нас, Люда быстро сунула находку в карман халата, и продолжила чистить намытую картошку. Уталив жажду мы снова ушли в огород. Люда была в смятении и не могла решить, как поступить с найденным ею членом и откуда он взялся в картошке.
Вскоре борщ и жареная картошка были готовы, и Люда позвала нас на обед. Мы ели, разговаривали и обсуждали простые житейские проблемы. Люда старалась не подавать вида что с ней что то не так но сама наблюдала и за мной и за Олей. Но минут черед десять она сделала своё заключение, что мы тут совсем не при чём, и решила не показывать находку никому.
Когда мы ушли Люда снова достала из кармана член и рассмотрев его положила рядом. Он оттягивал карман и мешал. Мы, накопав снова четыре ведра картошки, зашли попить кваску и застали Люду, чуть ли не врасплох. Она конечно услышала наши шаги и машинально сбросила член с яйцами со стола в угол под шкаф в котором стояла вся посуда и разная кухонная утварь ещё оставшаяся после бабушки. Я жил в её доме и много чего просто не стал менять. Член только сбрякал о пол и залетел под шкаф. Люда выдохнула, что пронесло, и никто ничего не заметил и предупредила.
— Вам долго ещё копать, а то Денис скоро приедет.
— Ещё ведер шесть накопается и всё. Этот угол будет закончен — ответил я.
Переведя дух, и чуток отдохнув, мы попили с Ольгой и снова ушли копать. Люда же, как только мы скрылись за углом, быстро взяла веник и стала выковыривать залетевший под шкаф член с яйцами. Веник соскальзывал и тогда Люда взяла стоявшую возле печи клюку и заведя её под шкаф выгребла оттуда не только член с яйцами который был весь в паутине и пыли и по нему ползал паук, но ещё носок и тряпку и кусочки засохшей картошки которые неизвестно как туда попали и сколько там пролежали. Рядом стояло ведро с грязной водой в которой Люда мыла картошку. Она смочила в нём тряпку и протёрла пол возле шкафа и сколько смогла дотянуться, под ним. А затем взяла член и ополоснула его в этой воде. Ну не нести же его в таком виде на улицу к бочке с водой. Там могли увидеть и я и Ольга. Обтерев его тряпкой, она положила его в целлофановый кулёк и спрятала к себе в курточку. Потом прибрала всё и вынесла воду на помойку. Закончив с копкой картошки, мы пришли в дом. Обед был уже готов и мы сели за стол. А через полчаса приехал Денис, муж Людмилы. Как мы его не приглашали за стол, он отказался и поторапливал сестёр. Люда переоделась и они уехали, а я ещё долго не подозревал и не догадывался что произошло и только на другой день, когда стал перебирать обсохшую картошку, и не найдя среди неё самим же зарытый под ней член с яйцами, испугался и не знал что делать. Дважды пересмотрев и перебрав картошку с места на место я не обнаружил среди неё до боли знакомую часть своего тела которая с какого то момента существовала от меня отдельно. Теперь я не знал куда она — вернее мой член и яйца, делись. Мысли приходили в голову разные и то что могла чья-то собачка забежать и унюхав его вырыть и утащить. Могли и бегающие соседские коты и кошки тоже самое сделать. А то, что он попал в руки Людмилы, я даже не мог подумать, да и характер у неё был не такой скрытный. Люда сразу бы решила поставить все точки над И, и узнать откуда он взялся и как оказался у меня в огороде среди картошки.
Одним словом настроение было ужасное. Я сильно расстроился и не знал, что делать и у кого спросить. А если это кто-то увидит, как с ним или собаки или кошки таскаются. Разговоров на всё село будет, и подозревать станут всех, особенно одиноких мужиков, а нас таких в селе раз, два и обчёлся.
Два дня я ходил как тень и с опаской смотрел на соседей и встречающихся на улице односельчан, пока под вечер ко мне не приехала или не пришла Людмила.
— Серёж, у тебя есть овощи на засолку? — спросила она.
— Да, полно — ответил я.
— Денис за мной заедет и мы заберём их, а потом ты возьмёшь когда и что тебе будет нужно. — сказала она.
— Да-да, конечно — сказал я. Она всегда, таким образом, мне помогала заготовки на зиму делать, и в этот раз я нарастил и на свой пай овощей и сёстрам, так как огород был большой, а мне много ли надо было.
Люда была в той же самой ветровке и засунув руку в карман она смутившись и покраснев опустив глаза спросила меня протягивая зажатый в руке целлофановый кулёк с моим членом и яйцами.
— Это я у тебя в картошке нашла. Откуда?
Я растерялся и не мог найти нужных слов для ответа. Быстро сказал первое что пришло в голову.
— Я не знаю. Первый раз вижу — произнёс я пытаясь придать словам уверенность.
— Я так и думала. Значит, к тебе кто-то их специально подкинул — добавила она следом.
— А где ты их нашла — спросил я.
— В картошке, когда накладывала в блюдо, чтобы обед приготовить — объяснила она.
— А вы что когда копали, не заметили что ль? — спросила Люда следом.
— Я копал не видел, всё в земле ведь. А Ольга. Она болтала и складывала в ведро. Думаю, что просто просмотрела и приняла за картошку — как бы попытался я объяснить.
— Да, я тоже, когда в блюдо положила, думала что картошка, а когда мыть стала, то поняла что это никакая не картошка, хотя и всё было облеплено землёй и грязью — объяснила Люда.
Наступила пауза, и чтобы как то её сократить я перевёл разговор на другие темы. Мы болтали обо всём только не о находке, а сами между тем складывали помидоры и огурцы в коробку и вёдра, чтобы быть готовыми к приезду Людмилкиного мужа. Люда иногда поглядывала на часы и продолжала разговор, а когда время уже подошло, и Денис должен был вот-вот приехать, она достала из кармана свёрток с моим членом и яйцами и сказала.
— Никому не говори об этом, я найду, где дома спрятать. Потом узнаем чьё это.
Я не знал, как ей признаться, что это моё и кивнул головой в знак согласия и сказал.
— Конечно, не скажу.
— Даже Ольге не говори, а то она разболтает всем — добавила Люда.
— Ага — понятно.
Вскоре приехал Денис и погрузив всё, они уехали а я остался один. Волнение, конечно улеглись, и я уже не боялся что мои яйца и член найдут на улице или у кого то в ограде. Они были у сестры, которая даже не догадывалась, чьи они и поэтому был спокоен, но не знал, как ей рассказать всю правду.

Прошло недели две, когда Оля и Люда снова приехали мне на помощь и такой случай представился. Весь день до вечера прошёл как обычно. Потом заехал Денис, но так как Люда ещё не всё закончила, а ему ждать некогда было, он забрал только Ольгу и некоторый груз, а я пообещал проводить Люду до их села. Они жили в нескольких километрах, а через лес дорога была ещё короче и прямее. Люда согласилась, и Денис с Ольгой уехали.
Как только нам никто не стал мешать и не мог подслушать, Люда первая спросила у меня.
— Не слышал кто бы мог, вернее чьё хозяйство у тебя в огороде зарыли?
— Нет не слышал — ответил я снова не решаясь сказать правду и после небольшой паузы добавил.
— Люда, если ты никому не расскажешь, то я хочу открыть тебе одну тайну.
— Я не Ольга, говори не бойся — ответила она.
Немного поволновавшись я выдавил собравшись с духом.
— Это ты мои гениталии нашла.
Люда взглянула на меня и хотела что то сказать но так с открытым ртом и смотрела, словно её кто то заколдовал.
— Чьи, не поняла? — переспросила она через некоторое время.
— Это мои, — ответил я коротко.
— Как твои? — снова не верила Люда.
Я не стал рассказывать подробности как и почему мне пришлось их удалить, просто сказал что по другому не мог поступить. Пришлось согласиться на удаление.
Я ушёл чтобы дать возможность Людмиле свыкнуться с этой новостью. Когда Люда поняла и осознала, она сама стала меня успокаивать и вынув из кармана свёрток, протянула его мне.
— Тогда они должны находиться у тебя — произнесла она тихо.
Я взял и развернув посмотрел на свой член и яйца спокойно лежавшие в кулёчке и произнёс.
— А они ничуть не изменились.
— Серёж, а как они попали в картошку то? — спросила Люда.
— Когда мы пошли копать, я положил их в карман, так как не мог спрятать их где то. Ольга как хвостик ходила постоянно за мной и рассказывала все свои новости. Ну, тогда я и решил их засыпать картошкой, и пока она отвернулась, сунул их в ведро и сыпнул земли и поверх положил пару картошин. Оля даже не заметила ничего, хотя головка была отчётливо видна между картошинами. Ну когда пошли вываливать то вывалив одно ведро я сразу вывалил и второе и всё — объяснил я Люде как было всё.
Закончив дела, Люда засобиралась домой, и я пошёл её провожать. Хотя и нечего было бояться, чужие у нас не ходили по лесам, просто сам захотел и всё. Я такое испытывал облегчение, что поделился тем, что со мной произошло впервые спустя почти полгода, что как сунул в карман, вытащенный из свёртка член с яйцами, так и пошёл с ним. Люда шла на легке так как Денис увёз всё, а я ещё нёс пакет с парой арбузиков для племянников.
Мы шли не спеша, и даже сам не понял как, когда мы стали подниматься на небольшую горку, за которой начинался лес, мой член вывалился из кармана и плюхнулся прямо под ноги в полу засохшую лужу. Конечно немного он замарался в грязи и вымыть его было негде. Люда увидела и сказала.
— Давай мне, я его оботру платком.
— Не стоит из за него платок марать — ответил я и подняв член с болтающимися яйцами небрежно забросил его в кусты которые находились в паре метров от дороги.
— Ты зачем его выбросил — возмутилась Люда.
— Обратно пойду и подберу — ответил я.
— А вдруг кто увидит раньше и заберёт — сказала Люда.
— Вряд ли кто тут ходит сейчас. Уже вечереет — ответил я.
— Нет, я его тут не оставлю — сказала Люда и направилась к кустарнику.
Я опередил её и залез в середину и нащупав там свой член с яйцами выбросил его обратно на дорогу.
— Ты зачем его бросил — возмутилась Люда.
— А что ему будет. Ничего — ответил я и подбежав к члену лежавшему в песке поднял его и бросил далеко вперёд метров на двадцать. Он пролетел по воздуху и с глухим шлепком плюхнулся на дорогу.
К моему удивлению на этот раз Люда ничего не сказала, а когда подошла к нему лежащему рядом с лужицей, сказала.
— А если тут его оставить?
— А вдруг кто подберёт — ответил я.
— Но ты сказал, что тут никто не ходит сейчас.
— А вдруг кто то и пройдёт — ответил я опровергая ответом свои же слова.
Тогда люда присела и подняв мой грязный член, размахнулась и снова бросила его вперёд. Он пролетел чуть больше десяти метров и упал на дорогу. Так мы шли через весь лес все три с небольшим километра и бросали мой член с яйцами по очереди предварительно договорившись, на чью колею он упадёт, тот и бросает его дальше. Иногда мы смеялись, придумывая разные истории и случаи, что если бы кто нас увидел и что-то нам бы сказал или что мы бы ответили. Было весело и мы незаметно дошли до села в котором жила Люда с мужем и двумя детьми, и Ольга со своим новым женихом(гражданским).Мы даже не обратили внимания на то что член и яйца вывозились до неузнаваемости.
— Может, я заберу их и отмою — спросила Люда.
— А не боишься, что Дениска увидит — поинтересовался я.
— Я осторожно, когда дома никого не будет — настаивала Люда.
Я спорить не стал и согласился. Она подобрала грязный член с яйцами и завернув в платок сунула сверху в пакет и пошла в село.
— Не забудь из пакета то выложи — крикнул я вслед.
— Само собой — обернувшись, с улыбкой на лице, ответила Люда и ушла.
Я вернулся домой и занялся своими делами а вечером, вспоминая весь прошедший день лёг спать и заснул.
Людмила, чтобы никто не увидел свёрток, зашла в дом со стороны огорода и спрятала его в кустарник в дальнем углу и присыпала опавшими листьями. Дома старалась себя вести как обычно, но мысли о спрятанных гениталиях, ей не давали покоя. Она боялась, что их могу случайно кто-то найти. Утром, дождавшись, когда Денис уйдёт на работу, а дети ещё будут спать, она перепрятала свёрток в другое, как ей показалось, более надёжное место, затолкала их за поленницу в дровеннике. Но часа через два она и это место посчитала не сильно надёжным, и улучшив момент, перепрятала член и яйца у погреб зарыв их картошкой. На душе стало немного спокойнее. Когда дома никого не было, она достала их и тщательно отмыла, но спрятать не успела. Услышав голос Дениса во дворе, она машинально их бросила в печку. В августе всё равно её не топили, и она решила, что это не опасно. Два дня она не могла яйца и член достать из печки, так как дети находились постоянно дома, а на улице моросил дождик. На третий день Люде удалось выскрести клюкой яйца и член из самого конца печной топки. Когда она увидела их, то даже ахнула. Они были все в золе и саже, серо-чёрного цвета. В этот раз Люда отмывала их несколько часов, так как её постоянно кто-то отвлекал, и она прятала их в кулёк и занималась другими делами. Совсем измучившись, она позвонила мне.
— Сергей, ты когда своё заберёшь, а то я боюсь что их найдут и мне не оправдаться будет откуда я их взяла. Я уже не знаю, куда их прятать. Всё, кажется, что там их найдут.
— Дня через два буду у вас и заеду. А пока спрячь там, где никто никогда ничего не ищет — посоветовал я и сам даже не сообразил. Разве такое место есть в частном доме.
Люда ломала голову и не знала, куда спрятать мои яйца и член. Зарыла в огороде, но уже через час выкопала руками обратно, так как боялась, что со временем забудет и может повредить лопатой. А когда пошла в туалет, то её сразу осенило. Это было то, что она даже не подозревала. Взяв шнур, она обмотала его вокруг яичек и завязала на два узла для верности. На второй конец к шнуру она привязал большой гвоздь, чтобы воткнуть его в землю и присыпать, замаскировать. Подойдя к туалету, Люда бросила член в выгребную яму. Он только булькнул, упав на самое дно. Воткнув гвоздь в землю за туалетом она присыпала его землёй и притоптав ногами успокоившись ушла в дом. Сомнения и волнения куда-то ушли, улетучились. Два дня прошли в полном спокойствии. Людмила даже не волновалась что их там кто то найдёт. Сама дважды заглядывала в выгребную яму но кроме противного запаха там ничего не было видно.
Я как и обещал, навестив родителей, на обратном пути заехал на своём мотоцикле к сестре. Люда была дома и племянники тоже, так как занятия в вузах ещё не начались, и они отдыхали. Я тогда ещё не знал, куда она спрятала мои гениталии, и с намёком спросил у сестры.
— Ну что, я заехал, как и обещал.
Люда замялась немного и я понял что при детях она не может их мне передать. Идея возникла моментально.
— Ну что молодёжь, мороженного хотите?
— Да — в голос ответили они.
— Ну тогда сгоняйте в магазин и мне купите газводы и сигарет а себе мороженного — и подал им две сотни.
Племянник с племяшкой быстро убежали, а Людмила взяла ведро и налив в него воды подала мне. Я взял но не понял зачем. Она взяла два целлофановых кулька, сунув их один в один для прочности и пошла в сторону туалета.
— Зачем это — подумал я.
Людмила мимо двери зашла за туалет и выдернув гвоздь стала тянуть за шнур и тут я увидел на втором конце что-то бесформенное.
— Это что? — спросил я.
— Надёжное место, где никто ничего искать не станет. Сам же подсказал — ответила она держа за верёвку раскачивающийся член и яйца и опустила в ведро с водой.
— Не это имел ввиду. Просто у всех есть такие места куда они годами не заглядывают — пояснил я.
— Извини, что я так подумала — сказала Люда и ойкнула.
— Что — спросил я.
— Дети возвращаются — сказала она.
Подняв за шнур член из ведра мы быстро опустили его в кулёк и бросив туда и шнур тоже, я замотал своё хозяйство и спрятал в карман.
— Запаха нет? — спросил я у Люды.
— Вроде бы нет — ответила она.
Мы вышли из города навстречу племянникам и я поблагодарив их не стал долго задерживаться а взяв сигареты и газводу сел на мотоцикл и уехал.
Дома я несколько раз отмывал член и яйца с шампунем в тазике пока не исчезли все запахи, а после положил в комнату на тумбочку, чтобы они обсохли.
Вечером позвонила Люда и я её успокоил что всё мол нормально. После этого случая мы не виделись больше двух недель, а когда они приехали с Ольгой снова мне помочь убрать остатки урожая, то всё обошлось без разного рода эксцессов. Правда за Олей приехал её парень, а Людмилу я снова провожал через лес до самой деревни и по дороге мы снова бросали в разные стороны мой член и яйца. Он летал как мячик, падая то в траву, то на дорогу, издавая необычного рода шлепки. Людмила на этот раз отказалась и не взяла мой член и яйца, и я с ними вернулся домой.

В следующий раз мы встретились только в начале декабря когда на полях и в лесу было полно снега и стояла зима хотя и не очень морозная но минус десять — двадцать градусов ниже нуля колебалось в течении суток. Сугробы были по колено, а в некоторых местах можно было провалиться по пояс. Дорогу через лес постоянно прочищали местные трактора, так как она была вдвое короче, чем объездная.
Во второй половине дня я напросился проводить Людмилу до деревни. Мой член и яйца лежали в кармане моей телогрейки. На градуснике было всего минус девять и я не стал переодеваться в пуховик. Перчатки тоже лежали у меня в кармане и когда мы вышли из дома и пошли по улице в сторону леса, я решил всё же надеть перчатки чтобы рукам было теплее так как я нёс сумку. Когда я вытягивал перчатку из карманов то вместе с ними и вывалились на дорогу мой член и яйца. Люда сразу отреагировала и оглянувшись по сторонам, не видит ли кто, сказала.
— Не боишься заморозить их. Зачем с собой носишь?
— Просто забыл вытащить — ответил я и отопнул гениталии в сторону с середины дороги.
Люда с таким выражением на лице посмотрела на меня но ничего не сказала.
Я когда подошёл к ним, одиноко лежащим на обочине дороги, и пнул их в сторону Людмилы, сказал при этом.
— Если хочешь, то погрей, чтобы не замёрзли у себя в кармане.
— Больно надо — ответила она и тут же пнула мой член и яйца, уже на мою сторону.
— Я не могу, карманы распороты и снова выпадут — ответил я, и пнул гениталии на сторону, по которой шла Люда.
— Я тоже не могу их в карман положить, у меня там конфетки. Хочешь? Угощайся. — сказала она и пнула по члену что он пересёк дорогу и упал на моей колее по которой шёл я.
— Ты хочешь чтобы я потерял их? — спросил я сестру и наклонившись поднял член за яйца и размахнувшись бросил далеко вперёд. Упав на дорогу они ещё метра два или три пролетели по снежному накату.
— Нет, не хочу. Просто я не могу их взять. — ответила Люда и пнула их на мою сторону.
— Я тоже не могу — и пнул их на противоположную сторону дороги.
Так мы шли по лесной дороге перепинывая яйца и член с одной стороны дороги на другую. Людмила даже иногда смеялась когда он её удара яйца с членом улетали слишком далеко. Потом она сказала.
— Помнишь как в школу ходили? Всё дорогу льдинки пинали чтобы не холодно было.
— Да помню — ответил я и пнул по члену.
Остальную часть пути мы даже как то не обращали внимания на то что мы пинаем. Шли и разговаривали про разное. Люда пригласила меня отмечать Новый год у них и я согласился машинально что то пнув шёл дальше. Пройдя метров сто или двести, Люда вдруг ойкнула.
— А где твои причендалы — спросила она.
— Вот и я показал на лошадиную замёршую глызку которую мы уже пнули по несколько раз и не поняли, что это не то что было раньше. Обернувшись, мы не увидели ни члена и ни чего, что походило бы на него, вернулись назад, и только пройдя чуть больше сотни метров, увидели, как мой член с яйцами одиноко лежал в снегу на обочине дороги.
Остаток пути мы старались не терять его из виду, а когда вышли на опушку леса, Люда подняла его и протянула мне сказав при этом.
— А он замёрз, словно кусок льда стал.
— Ничего, не впервой. Оттает — ответил я.
— Тебе Серёга, что его совсем не жалко — спросила сестра.
— Как тебе сказать, когда жаль, а когда нет. Так бы и выбросил — ответил я.
— А сейчас — спросила Люда.
— Сейчас. — я немного подумал и сказал.
— Сейчас не очень.
— Тогда может тут его оставить. Я когда пойду к тебе, то принесу — спросила Люда.
— Тут могут найти или трактор загребёт куда нибудь — ответил я.
— А если туда — и Люда показала в сторону от дороги, где росли небольшие кустарники. До них было чуть больше десятка метров.
— Там никто не найдёт, но туда идти снега по пояс будет — ответил я.
Людмила поняла, что я согласен и тут же ответила.
— А мне это не трудно — и размахнувшись, забросила член с яйцами даже за кусты, где росли небольшие сосёнки и берёзки.
Я что-то хотел сказать, но махнул рукой и просто выдохнул.
— Ладно, не бойся я сам их потом найду — ответила Люда.
Мы попрощались, и я ушёл домой. Позднее перед самым Новым годом Людмила мне позвонила, напомнив о приглашении. Я пообещал быть и был уверен что Она мне передаст мой член и яйца. Вечером, когда я курил во дворе, она подошла ко мне и сказала.
— Я два раза ходила искать, но замело снегом и непонятно где они лежат. Остаётся ждать когда снег начнёт таять.
— Что поделаешь. Подождём — ответил я и добавил.
— Может лиса откопает и полакомится.
— Хи хи. У нас тут лис нет, только зайцы. — ответила сестра.
Я хоть и не постоянно, но до самой весны вспоминал про свои гениталии и гадал, что с ними стало. Люда иногда мне звонила, а когда я бывал у них, то на дне рождения, то просто на празднике, она мне говорила что ходила и искала, но ничего не нашла. Я, было уже, махнул рукой и понял, что они утеряны навсегда и даже стал забывать про них, когда в конце марта раздался звонок от сестры.
— Я нашла их, правда они вмёрзли в лёд и лежат в ямке. Я ветками закрыла их так что придётся подождать когда лёт растает и можно их будет взять. Я обрадовался и не стал ждать, а в первые же выходные, отправился к сестре. Она встретила меня на опушке и показала то место. Оказывается, она искала в стороне метрах в трёх от этого. Вот и не могла найти. Раздолбив лёд, я извлёк из него свой член и яйца и прямо с примёрзшими льдинками положил в сумку. За всю зиму в снегу он особо не изменился. Дома я оттаял его и вымыв в тёплой воде положил на полку сохнуть.
После этого случая в течении всего лета что у меня, что у Людмилы было какое то странное желание. Хотелось что-то проделать такое, чтобы мурашки по телу бегали от осознания этого. Когда Люда и Оля приезжали ко мне на помощь, я часто подкладывал свой член и яйца Людмиле радом с ней именно в тот момент, когда она этого не видела и быстро уходил. Люда реагировала каждый раз по разному. Иногда ворчала и говорила, что Ольга могла ведь заметить, а иногда её глаза горели как маленькие огоньки и я понимал, что ей это нравилось. Правда после каждого раза она забирала мои яйца и член, и увозила домой, и мне приходилось за ними ездить спустя несколько дней.
Однажды произошёл самый настоящий казус. Точно не помню, зачем Люда приезжала, но когда за ней приехал её муж, мы загрузили в машину овощи и ещё что-то. Погода была скверная, уже несколько дней моросил дождик, и Люда отказалась идти пешком. Мне тоже не хотелось мокнуть. Я был в лёгкой курточке с боковыми карманами, куда положил, привезённые Людой, мой член с яйцами. Так в этой курточке и пошёл их провожать. А когда они отъехали от дома, я ещё с минуту смотрел им вслед, как увидел, что их машина забуксовала в грязи. Я сразу же побежал им помочь вытолкать её и уперевшись руками в багажник стал раскачивать машину. Люда была в галошах и в такую грязь выйти не могла, сразу бы начерпала. Денис давил на газ и грязь летела из под колёс мимо меня. Со второго раза мне удалось в раскачку вытолкать их и они посигналив уехали, останавливаться не стали чтобы не засесть снова. Я сам, не зная почему, толкнул руки в карман и ахнул. Если бы Людмила была рядом, она сразу бы по взгляду поняла, что что-то случилось. И действительно. Моих гениталий, которые ещё пять минут лежали в кармане, теперь отсутствовали там. Я стал оглядываться по сторонам, но тут же опомнился. Возле калитки стоял сосед и что бы я ему сказал, найдя их.
— Потерял что-то? — спросил он.
— Да нет, смотрю, как из грязи выбраться, чтобы в сапоги не начерпать — ответил я.
— Да, развезло дорогу — молвил сосед и добавил.
— Удачно сели, а то на днях тут вчетвером кое-как вытолкали жигуль.
Я больше на стал болтать и медленно смотря под ноги вышел на противоположную сторону. Конечно сапоги замарал сантиметров пятнадцать-двадцать, но яйцам и члену в такой грязи достаточно чтобы скрыться даже вертикально если бы они упали. Одним словом я так и не нашёл их разглядывая дорогу до самого дома. Через час где-то позвонила Люда и сказала что они доехали нормально. Я тоже пожаловался и услышал на том конце молчание. Она была в полной растерянности что не могла сказать ничего или Денис был рядом. На другой день она сама перезвонила.
— Ну что, нашёл?
— Нет ответил я. Искал несколько раз но рядом соседи и окна и я не решился грязь цедить граблями — ответил я.
— Попробуй ночью, может получится. — предложила Люда.
Прошло четыре дня. Лужу потихоньку растаскивали, и стала образовываться яма на дороге. Я стал ходить то в магазин, то ещё куда-то и всё время всматривался в подсыхающую грязь. Ночные вылазки с граблями тоже не дали ничего хорошего. Я выскреб несколько палок и пустые бутылки из под пива, но члена не было среди всего этого.
Людмила интересовалась каждый раз когда могла мне позвонить. А в последний раз уже согласившись с потерей сказала.
— Серёж, не переживай. Ты уже раз потерял их а теперь это уже не так важно. Жаль что на память не остались но ничего. — и она положила трубку. Я тоже уже стал привыкать и понимать, что вдавленные ногами и колёсами, мой член с яйцами уже не найти. Где он там и куда его вдавило, я даже не мог предположить. Прошло ещё с неделю или чуть больше. Я возвращался с работы в шестом часу вечера и поглядывал на дорогу. Колеи уже почти не стало. Грязь подсохла и постепенно стала закатываться и сравниваться. Дорога становилась глаже и по ней ездили машины и ходили люди — мои соседи. И тут меня словно током ударило. Мне показалось что-то очень знакомое на дороге и еле заметное. Я резко остановился и присел, сделав вид, что развязался шнурок, хотя шнурков на моих туфлях и в помине не было. Уставившись, я одну точку я стал рассматривать и не ошибся. Из земли по краю колеи виднелась головка и то наполовину оголённая, и лишь небольшое отверстие уретры придавало этому, что это мой член. Всё остальное было скрыто в обочине колеи, и не там где буксовал Денис, а метрах в двух дальше. Возможно, его утащило колёсами от других машин. Поэтому я и не мог их найти. Доставать сейчас было опасно, и я чтобы не потерять то место для себя сделал пометку на заборе, как раз напротив сломанной штакетины от палисадника. За вечер, пока не стемнело, я несколько раз прошёлся мимо этого места, чтобы не потерять из виду свои гениталии, которые я искал долгих три недели. Ночью а взяв лопату осторожно выкопал их и принёс домой. Мошонка с яйцами были на месте, да и член тоже был подавлен, но цел. Когда отмыл их то разглядев понял, Одно яйцо было раздавлено и имело приплюснутую форму.
— Ну и что, зато всё на месте — успокаивал я себя.
Утром пока Люда не ушла ещё на работу, я сообщил ей приятную новость. Она очень обрадовалась. Забросив отмытые гениталии в шкаф, я занялся домашними делами и как то забыл про них совсем, пока однажды не приехали Оля и Людмила. Они мне помогли много чего переделать, как вдруг за Олей приехал её новый муж и она уехала. Людмиле нужно было со мной посекретничать, и она нашла предлог, чтобы остаться.
— Может ты мне отдашь ну хотя бы на время свои причендалы — спросила Она.
— Пожалуйста, они в том шкафу валяются — ответил я.
Люда сразу же нашла их и положила себе в карман курточки. Была глубокая осень, но ещё не выпал снег, хотя ночами иногда даже подмораживало. Я пошёл провожать Люду и мы не спеша шли по лесной дороге, иногда перекидывая друг другу мой член с яйцами. Кто не успевал ловить потом вынимал их из грязи и отмыв в луже снова кидал другому. Так мы прошли больше половины пути, когда услышали сзади шум мотора. Я узнал его сразу. Это был сосед дядя Миша, немного подслеповатый и без прав на вождение. Он всегда ездил тайными тропами. Ехал он к своим в деревню и вся машина была забита мешками с травой или сеном. Мне пришла в голову дурная идея. Мой член и яйца как раз были у меня в руке. Я медленно опустил их из рук и они упали на дорогу в колею.
— Давай отойдём, а то дядька слеповат и ещё переедет нас — сказал я Люде.
Мы отошли и тут что-то Люда вдруг дёрнулась.
— Ты куда — остановил я её.
— Там твой член на дороге — сказала она.
— Если мы побежим за ним то д. Миша заметит это. А так мимо проедет — ответил я.
Люда пыталась поспорить, но я держал её крепко, и ей ничего не оставалось, как наблюдать что будет. Вот старенький Жигуль подъехал ближе. Ещё пара метров и его левое переднее колесо накатило на член и вдавило его в грязь. Переехав через него, машина поехала дальше и мы уже наблюдали, как левое заднее колесо вдавливает член в дорогу и оголившаяся головка так напряглась, что готова вот-вот лопнуть. Когда машина уехала, мы подбежали к дороге и сразу подняли член за головку, вернее подняла его Люда и внимательно осмотрела. Всё было на месте, и только оголённая головка была более или менее чистой.
— Надо помыть его — сказала она.
Метрах в десяти была лужа, и она там отмыв член с яйцами, осмотрела ещё раз и сказала.
— К счастью он цел и невредим — и тут же положила его в карман.
Впереди виднелась опушка леса и я проводив сестру до неё вернулся домой. Люда не звонила мне недели две, да не было для этого повода. Начиналась зима. Мы стали встречаться редко. Люда постоянно вспоминала тот случай на лесной дороге с д. Мишей и сама не понимала что её во всём этом возбуждало. Ей хотелось повторить это ещё раз но пока была зима сделать это было невозможно. И вот как то уже в начале марта Люда сидела дома у окна и смотрела, как валит снег. Он сыпал сплошной белой стеной что были видны еле-еле соседние два дома. Внутренний голос подтолкнул её и она не выдержала. Денис что то делал в сарае и она достав из под шкафа весь в пыли и паутине член с яйцами, положила его в карман телогрейки и вышла во двор. Дениса было не слышно и тогда она открыв калитку вышла на улицу и проходя мимо палисадника как бы случайно обронила член с яйцами. Они упали и наполовину утонули в пушистом снегу. Какая-то дрожь охватила Людмилу, и еле сдерживая себя, она прошла ещё пару шагов вперёд, затем развернулась и пошла обратно. Увидев член, она наступила на него, тем самым вдавив его глубже в снег, и вошла во двор. Поспешив к окну она снова уселась в кресло и стала смотреть как сыплет белый и пушистый снег. Минут пять ещё было видно тёмное пятно на дороге, но вскоре оно было скрыто снегом. Даже следы вскоре засыпало и уже было не найти вот так сразу то место где Люда обронила член. Вскоре пришёл Денис её муж и они сели обедать. После обеда Люда снова села в кресло и взяв книгу сделала вид что читает. Снег уже перестал идти но на белом снежном полотне ничего не было видно.
— Может пойти поискать — подумала она и тут же себя остановила.
Её могли увидеть соседи и что она тогда бы им объяснила. А вскоре она услышала шум приближающейся машины. Чёрная иномарка проехала мимо окна и удалилась на соседнюю улицу. Спустя ещё полчаса проехали Жигули и Москвич. А ещё какое то время проехало ещё две или три машины. Люда испугалась, что они раздавят член и яйца, вернее одно оставшееся яйцо и сказала Денису, что сходит в магазин. Она вышла на улицу, и медленно шагая по свежее накатанной колее, смотрела под ноги, но ничего похожего на гениталии она не увидела. Поверхность была ровной и гладкой. На обратном пути она снова всматривалась в дорогу но ничего не заметила. Искать даже вечером Люда идти не решилась. Так прошёл день, наступил второй, пятый и двадцатый. Снег ещё дважды подваливал и его тут же прикатывали. Колеи становились шире и глаже. Но то, что было похоже и напоминало бы мужской член с яйцами, из под плотного слоя снега видно не было.
Наступило тепло, подходил к концу март. Кругом всё таяло, и Люда боялась, что член вытает, и его кто-то обнаружит раньше её. Она стала чаще прогуливаться возле дома, но ничего не было видно. Ровная колея вскоре растаяла и смешавшись с землёй, превратилась в грязь и не очень глубокую канаву. Машины продолжали проезжать мимо, и Люда представляла себе как машина Дениса давила на член, так и эти тоже не подозревая ничего, раскатывают член и яйца её брата по улице. Это волновало её, что она не сможет их больше найти, но в тоже время и сильно возбуждало. В разговоре со мной она призналась мне в том что случилось и теперь я стал её успокаивать. Люда поняла, что я не сержусь, и стала меньше об этом думать как вдруг, возвращаясь с работы, она увидела что-то напоминающее мошонку. Она хотела было уже зайти в грязь и выковырять её, но вовремя одумалась. Переодевшись дома и спустя час она вышла с ведром, дескать мол мусор и золу из печки решила вывалить в колею. А сама прикрыв собой то место и опрокинув ведро стала вытягивать за яйца весь член и бросив его в ведро поспешила во двор. Она даже радовалась, что нашла его. Когда она осталась одна, и дома никого не было, Люда отмыла его и убедилась, что всё было на месте. Тут же Люда поспешила обрадовать и меня. Но я даже не выразил восхищения, так как уже полгода не видел их и свыкся с тем, что больше и не увижу. Возможно, Люда почувствовала это по интонации моих ответов и решила продолжить эксперименты, которые продолжали её сильно возбуждать, а тем более что я отнёсся к этому как то хладнокровно. Значит, мне было всё равно, нашла она или не нашла. К такому выводу пришла сама Людмила единолично и первое что она решила сделать, это подёргать себе нервы дома и выйдя во двор на тех местах где остались следы и накатанная колея от машины на которой ездил и работал Денис, муж Люды, она выкопала небольшую канавку см полтора глубиной и положив в неё член с яйцами намела на них мусор и землю со всей ограды и ровно разровняла. Головка и небольшая часть мошонки, слегка проглядывали сквозь слой песка и земли. Вечером приехал муж и открыв ворота загнал машину во двор проехав как раз по тому самому месту вдавив гениталии в землю и придавив на них мусор. Люда всё это видела и по всему телу пробежала волна возбуждения. Она впервые открыто и явно видела как кучка с мусором среди которого лежали яйца и член медленно сплющивалась под колёсами газели. Ей это понравилось и она в течении нескольких недель только подправляла чтобы член не просвечивал и не выглядывал из под мусора. Денис ничего не знал и даже не подозревал об этом, но заметил, что Люда за последний год сильно изменилась. Ей нужно было больше времени для секса и всегда чего-то не хватало, но ему нравилось это, и он даже подумал, что после сорока пяти она снова стала той, безалаберной и безшабашной девчонкой, что в двадцать лет. Было всё как нельзя лучше, и он даже не спрашивал, отчего она стала такой, дабы не сглазить или не испортить то что было и происходило каждый день и вечер. Если бы он знал в чём причина и «где собака зарыта», то предположить только могу, что он был бы в шоке.
Как то я заглянул к ним. Люда была одна во дворе, и я спросил у неё.
— Ну что не потеряла снова?
Она поняла о чём идёт речь и махнув головой в сторону машины тихо произнесла.
— Вон под колесом Денискиной машины лежит.
В это время вышел её муж и больше мы не говорили об этом но я понял что тот случай не остановил её и не заставил задуматься.
За день до приезда детей Люда решила не рисковать и выкопав из ямки мои гениталии стала думать куда бы их спрятать и ничего не нашла лучше чем снова выбросить на улицу. Накануне как раз прошёл дождь, и на улице было грязно. Она выглянула в окно и увидев что соседка напротив подметает возле палисадника и сыплет мусор в образовавшиеся колеи.
— А что, это то что надо — подумала Люда и почувствовав сильное возбуждение тут же насыпала разного мусора в ведро засыпав им лежавший на дне член с яйцами и не долго думая вышла за калитку.
— Привет соседка — сказала Люда.
— Привет. Тоже решила чистоту навести — спросила та.
— Глядя на тебя тоже решила пару ведёрок вывалить, а то стоят и мешаются под ногами — ответила Люда и подойдя как можно ближе к колее рядом с которой была её соседка, немного наклонилась и вывалила сор из ведра в канаву и тут же приступив ногой на член с яйцами вдавила их в грязь.
— Чё ты его утаптываешь. Машина пройдёт и всё разровняет — подсказала соседка.
Они постояли немного и обсудили последние новости а потом взяв вёдра и метлу разошлись по своим дворам. Люда перед уходом оглянулась ещё раз и увидев что половина члена торчит из грязи и часть мошонки уже было хотела вернуться и притоптать их, но в это время появилась из-за угла машина и она отошла в сторону. Легковушка проехала по самой колее вдавив всё что было и смешав с грязью укатила дальше. В течении часа Люда ещё посматривала вслед проезжающим машинам, прокручивая в мыслях тот момент, что под их колёсами только что валялся член и яйца её брата, и они не зная этого, вдавливали его в грязь и раскатывали по дороге.
На другой день приехали дети на лето, и Людмила совсем забыла за заботами про мои яйца и член. Дорога высохла, и все неровности постепенно загладились и закатались колёсами. Как то возвращаясь из магазина она вдруг вспомнила про этот момент и стала всматриваться в дорогу. Шедшая рядом с ней её дочка и моя племяшка заметили это и спросила.
— Мам, ты что то потеряла?
Люда вздрогнула от неожиданности и даже покраснела немного, но тут же нашла в себе силы и придумала на ходу.
— Мне показалось, что я десятку выронила, когда мы пошли в магазин — пояснила она.
— Так вот же она и Дочка показала на мелочь в её руке.
На этом и закончилась эта история. Люда больше не видела ни моего члена ни яичек. Они так и остались в дорожной пыли под слоем грязи. Возможно, их расплющило в лепёшку или уже съели черви, но как то ей показалось, что на поверхности валялся небольшой кусочек похожий толи на яйцо толи на головку. Она хотела уже наклониться и поднять, но вовремя одумалась. Ведь она снова шла не одна, и просто наступив ногой, прошла дальше. Больше на её пути ничего похожего не попадалось, и остались всего лишь возбуждающие душу и тело воспоминания.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Муравейки

Сообщение 28 янв 2016 10:27

Муравейки

В тот день как и во многие другие дни, я просто гулял по лесу голышом. Было так тихо и светило солнце, что я на время потерял бдительность и не заметил грибников, двух парней и двух девушек. Они первые заметили меня и улучшив момент, навалились и связали мне за спиной руки. Я ничего не мог поделать и лежал на траве с завернутыми за спину и связанными руками. Они смеялись и рассматривая меня комментировали мой внешний вид. Что может быть за вид у голого парня. Единственное что я тогда себе позволил когда шёл гулять, это перетянуть у основания член и яйца. Возможно это их и удивило очень. Особенно сильно надсмехались девушки. Им было лет по двадцать пять или чуть постарше, да и парням тоже около этого.
— Ну что с этим извращенцем делать будем, — спросил один из ребят.
— Надо его как то наказать, чтоб больше не бегал тут, — сказала одна из девушек.
— Да, точно. А если бы мы без вас были — добавила вторая девушка и тут же взвизгнула.
— Что такое, — спросил парень стоявший с ней рядом.
— По мне кто-то ползает, — пищала она.
Я понял что они не местные раз не могут различить и понять кто это. Парень тут же залез рукой под футболку девушке со стороны спины и вытащил из под неё простого рыжего муравья.
— Это муравей, — сказал он девушке.
— А как он попал на меня, — спросила она.
— Да ты стоишь рядом с муравейником, — сказал ей второй парень.
Девушка оглянулась и отскочила в сторону, а потом посмотрела на свои брюки и стала стряхивать с них ещё нескольких успевших заползти на неё муравьёв.
— На вот, брызни на штаны и они к тебе больше не подползут — сказал парень и подал ей флакон со спреем. Девушка пшикнула на одну ногу и на вторую и успокоилась.
Но тут вторая девушка прыснула от смеха и говорит.
— Смотрите, а муравьи уже по его члену ползут.
— Ну и что тут такого, — сказал парень.
— А они есть наверное захотели, — сказала девушка которая только что визжала что по ней муравей ползал.
— А они человеков не едят, — ответил один из парней.
— Ты сам у них спрашивал, — сказала первая девушка которая заметила на мне муравьёв.
Парень что-то хотел ответить, но не успел. Девушка которая только что говорила вдруг снова засмеялась и что то шепнула другой девушке и они обе залились смехом.
— Вы чего это, — спросили чуть ли не в голос парни.
— А давайте его, — и они показали в мою сторону, посадим вон на тот пень у дерева рядом с муравейником и привяжем к сосне чтоб не убежал. Пусть его муравьи покусают чтоб больше по лесу голый не бегал — сказала всё та же девушка которая заметила на мне муравья.

Все с ней согласились. Мне помогли подняться и подвели к сосне, я сел на пенёк, который видно когда то давно остался от спиленного дерева и теперь рядом с ним или даже из него уже выросло другое дерево толщиной сантиметров двенадцать. Меня попросили поднять руки над головой, и когда я это сделал, их снова связали, но уже по другую сторону сосны. Теперь чтоб освободиться, мне нужно было перекинуть руки через её вершину. Девушка которая визжала от ползающего муравья подошла ко мне и взяв спрей пшикнула мне в разных местах, а потом взяв сухую веточку, воткнула её в муравейник и наклонив прижала к моим гениталиям.
— Ну ты посиди тут, подумай, а мы пока грибов поищем, — сказал один из ребят и они ушли.

Более или менее спокойно я сидел минут пять, как муравь стали заползать на мой член и яйца и что заразы такие, хоть и лесные, а не ползли туда, где девушка набрызгала какой то вонючей жидкостью. Вскоре я почувствовал один, другой, третий укус. Резкая боль стала медленно расползаться по низу вокруг гениталий и я хотел бы закричать и позвать на помощь, но звать было некого. Вдруг из леса вышел один из ребят и подошёл ко мне. В руке у него было два прутика ивовых с очищенной корой. Сейчас он меня сечь начнёт — подумал я но ничего не сказал. Я знал что любое моё слово сказанное мной в защиту или в опрадание может быть против меня и я только попросил.
— Может, отпустите меня. Обещаю, что больше не буду голый гулять вообще.
— Ага, сейчас, разбежался, — сказал он.

Он подошёл ко мне и выдернув сухую ветку, поставил вместо неё оба прутка и навалил их на мой член и яйца и я понял чего он добивается. Мы в детстве часто так делали. Голые без коры ивовые прутики клали на муравейник и уже через пару минут облизывали их. Они были такие кислые, и нам это нравилось и муравьям тоже видно — так как только он воткнул их, то сразу по прутику вверх поползли несколько муравьёв и вслед за ними ещё и ещё.
— Наслаждайся, — сказал он и исчез в кустарнике.

Вскоре я уже не знал что делать. Я начал стонать и чуть ли не кричать от болезненных укусов муравьёв. На коже члена и мошонки, стали появляться белые молочного цвета пятна. Я понял, что это от муравьиной кислоты, которую муравьи впрыскивают во время укуса и кожа почти мгновенно немеет и начинает отмирать и появляется такое пятно. Ещё минут пять а может и меньше я чувствовал боль от укусов, а потом вдруг она стала уменьшаться и мне стало легче. Я поначалу понял, что муравьи перестали меня кусать и просто ползают по члену и яйцам и изучают их, но ошибся. Они кусали и это было видно как они впиваются в кожу и прокусывают её. Тогда я понял, что нервные окончания уже перестали реагировать на укусы и поэтому я перестал чувствовать боль. Я сидел и просто наблюдал за муравьями посматривая то на них, то в заросли кустарника куда ушли грибники и надеялся что они вернутся и помогут мне. Конечно я не сложил руки так просто, а продолжал ими крутить и вертеть чтоб растянуть узел и вытащить ладони из верёвок. Но у меня это практически не получалось.
Мой член и яйца уже были почти полностью белыми. Это можно было назвать полным ожогом муравьиной кислотой. Кожа побелела и скоро начнёт отслаиваться и отставать. Хорошо, что хоть член и яйца я не сильно перетянул, а то бы сейчас он у меня и совсем отпал бы от посинения и отмер бы из-за нарушения кровообращения. Я и хвалил себя и ругал, но делать было нечего.

Тут я услышал треск веток и снова тот же парень, который, подставил к моим яйцам и члену, ивовые палочки, вышел из кустарника и посмотрел на меня, вернее на мой член и яйца.
— Ну что, сидишь? Ну сиди, сиди. — сказал он и присел рядом.

Достав из кармана кошелёк в котором как я заметил были и деньки и его права и много разных бумажек. Из одного раздела он вытащил маленькие ножнички с изогнутыми кончиками и щёлкнув ими взял в руки мошонку. Я не понял что он хочет делать, но не успел даже подумать как он проткнул кожу и стал чикать ножничками разрезая её. Я чуть не заорал на что он мне сказал.
— Цс, тебе же не больно?
Я тогда только понял что мне действительно не больно. Укусы муравьёв блокировании неравные окончания и кожа после их укусов почти ничего не чувствовала. Пока я воспринимал что происходит, парень уже расстриг сантиметра полтора и продолжал стричь дальше.
— Отпусти меня, зачем тебе это? — попросил я его.
— Хочу тебе твои яйца показать — ответил он и надавив вывалил наружу одно яйцо. Оно было такое необычное и немного не то серого не то голубоватого цвета. Взяв его в руку он немного потянул его и оно вылезло ещё больше и свисало даже ниже члена.
— Хочешь, второе тоже покажу? — спросил он.
Я не знал что и сказать. Мне было и страшно и любопытно и он понимал это и снова спросил. Я не удержался и кивнул головой в знак согласия. Он снова пощёлкал ножничками и чем то смазал края расстриженной мошонки и вытащил наружу второе яйцо. Оно было чуть больше первого и свисало ещё ниже.
— А они у тебя разные, — удивлённо сказал он.
Я промолчал, а парень взяв оба яйца стал тянуть за них как бы пытаясь их вытянуть из меня со всем с чем они там внутри соединялись. Мне стало немного больно, и неприятно и я ойкнул. Он тут же прекратил тянуть и опустил их. Они так смешно болтались, доставая почти до поверхности муравейника.
— Ну ты посиди пока, а я пойду ребят поищу. Хочется показать им какие у тебя яйца, — усмехнулся он и ушёл.

Я сидел и рассматривал свои болтающиеся на канатиках яйца, по члену и мошонке продолжали ползать муравьи и уже некоторые из них пытались заползти внутрь в месте разреза — а в одном месте они уже были внутри и я слабо почувствовал их укусы. Нескольким удалось спуститься по болтающимся канатикам на вытащенные яйца, но они не кусали их, а ползали, ища выход как спуститься на муравейник.
Снова я услышал треск, и из кустов один за другим вышла вся компания. Второй парень и обе девушки, открыв рот, рассматривали мои вытащенные яйца, и то каким стал мой член от укусов. Они молчали и ничего не говорили и спустя несколько минут, когда я вздрогнул от того что моё яйцо укусил муравей, одна из девушек спросила своего друга.
— Зачем ты это сделал?
— Он сам попросил, — ответил, он не задумываясь, а сам за спиной показал мне свои ножнички. Я понял что он ими может ещё что-нибудь сделать и сказал.
— Да, я сам согласился, — просто не хочу, чтоб меня увезли и разоблачили, и не опозорили.
— Ну тогда понятно. Выбор был не велик — снова сказала девушка и посмотрела на друга.
Я понимал, что если они поругаются из-за меня, то он мне точно отрежет яйца и я сказал.
— Я честно сам попросил делать, что он хочет, но только чтоб о том что я голый бегал по лесу никто не узнал.
— Ну и что ты будешь делать дальше? — спросила она своего парня.
— Если хочешь, то освобожу его или дам ему ножичек и пусть он сам себя освобождает — сказал парень.
Тут включились в разговор вторая девушка и парень.
— Лучше дай ему ножичек и уже поедем. Пусть сам высвобождается — сказали они.
— Ну а ты что скажешь? — спросил парень у своей девушки.
— Я согласна, только мы сразу же уезжаем, — ответила она.

Неужели это всё и сейчас они меня оставят в покое и уедут. Парень подошёл ко мне вместе со своей девушкой и вложил мне в руки перочинный ножичек. Девушка всё это видела и даже улыбнулась. Первая пара уже скрылась в кустах, а за ними следом пошла вторая девушка. Парень на мгновение задержался и зацепив ногой муравейник придвинул к моим яйцам большую кучу хвои, так что немного мои яйца были даже присыпаны ей. Муравьи тут же зашевелились и забегали в месте разрушения. Последовали укусы один за другим, а мои яйца хоть и до этого свисали между ног, а сейчас практически лежали на поверхности муравейника, покрылись слоем кишащих насекомых.
— Ну пока — счастливо оставаться — сказал он и помахал мне рукой.
Девушка наблюдала за ним хотя и не заметила его последний жест ногой.
— Ну поехали уж — говорила она ему.
Вскоре они скрылись и я остался один, а немного вдалеке загудела машина и уехала. Я приловчившись стал ножичком тереть по верёвке и понял что быстро мне её не перерезать. Ножичек был тупой и предназначен лишь для срезания грибов. Муравьи тем временем кусали мои яйца и ползали по канатикам вверх и в них. Больше меня всего удивило то что они смело стали заползать через разрез в мошонку и вскоре некоторые из них тащили уже туда мелкую хвою и прочий материал чтоб строить там свой новый домик.
— Если я буду пилить верёвку долго, то скоро обрасту весь муравейником, — сказал я сам себе и ускорил движения, которые были очень ограничены, и мне с трудом удавалось сделать ножичком по полтора-два сантиметра вперёд и назад.
— Да, такими темпами мне верёвку до ночи не разрезать будет.

Во время возни и движений я всё равно немного покачивался, и мои яйца дразнили и злили муравьёв. Укусы то стихали, то снова усиливались, а внутри мошонки уже нестерпимое было движение, от которого страшно всё зудело, и мне хотелось просто вывернуть мошонку наизнанку и вытряхнуть от туда всех муравьёв.
Прошло уже наверное больше часа судя по тому как сместилось солнце и медленно стало сваливаться за лес. Скоро начнёт смеркаться, а я ещё и половину не перетёр верёвки. Нужно было шевелиться. Боль уже почти не чувствовалась и я просто перестал на муравьёв обращать внимание. Хорошо, что хоть побрызгали чем-то на ноги и живот что муравьи по всему телу не ползают — подумал я и снова взглянул на свои гениталии. Там творилось невесть что. Муравьи двигались кто куда — одни спускались по канатикам вниз, другие ползли вверх и что-то тащили за собой следом. Внутри мошонки вообще их кишило, а мои яйца постепенно уже стали заваливать хвоёй и разными соринками муравьи которые копошились и заделывали разрушения в основном муравейнике, так что яйца почти скрылись наполовину. Я снова отвёл глаза в сторону и ускорил перетирание верёвки. Назвать что я её перерезал было бы неуместно. Тупым ножом перерезать невозможно. Хорошо что на лезвии была одна или две небольшие зазубрины и я чувствовал как они цеплялись за волокна и разрывали их. И в добавок ко всему я ещё осторожничал чтоб не выронить нож из руки — а то тогда мне было бы его не поднять и пришлось сидеть пока меня никто не нашёл бы. Так я просидел ещё больше час и только тогда почувствовал, как натяг стал немного ослабевать. Больше половины я уже перетёр и волокна стали медленно расползаться, давая слабину верёвке. Что творилось у меня в области гениталий, сказать было трудно. Мои яйца уже были погребены под пока ещё тонким слоем хвои и частей из разрушенного муравейника. Внутри мошонки уже тоже было что то невероятное. Из разреза были видны соринки и сухие иголки. Муравьи сновали то вверх то вниз. А про член и говорить уже было нечего. Я видел как на головке скопилось много муравьёв и как вроде бы из мочевого канала выползали — но утверждать не мог так как головка уже почти касалась основного муравейника.
— Если я тут просижу до утра, то мой член и так сказать яйца будет уже не видно. Они за ночь всё восстановят и зароют их внутри муравейника. Что касается боли, то я уже не чувствовал ничего и понял что могу рассчитывать на чудо если у меня после этого ещё заживёт.

Я ещё больше часа усиленно тёр верёвки и наконец то почувствовал свободу. Руки словно не мои, упали вниз и висели как плети вдоль тела. Я стал медленно шевелить и двигать ими, что восстановить работоспособность мышц. Потом сидя на пеньке я стал растирать бёдра которые тоже затекли и я боялся что если встану то ноги могут подкоситься и я упаду и только потом я вспомнил про свои член и яйца и приложив немало усилий я опёрся руками о дерево и стал подниматься. Половина члена которая была уже зарыта в муравейнике медленно вышла наружу. А где же яйца — недоумевал я ожидая их появления, но поверхность муравейника оставалась неподвижной, а у меня между ног свисали два тонких канатика, на которых всё ещё ползали муравьи поднимаясь в мошонку. Я тут же взялся за края разреза мошонки и стал выворачивать её наизнанку как и хотел это сделать часа три назад, но к моему удивлению от мошонки стали отваливаться кусочки белой молочного цвета кожи и моя пустая мошонка вместе с муравьями и тем что они успели натаскать внутрь её, стала разваливаться у меня в руках. Они кислотой сожгли всю кожу и внутри и снаружи и она превратилась в так сказать пепел или что-то похожее на него. Остались торчать только кусочки чуть ниже перетяжки по полтора —два сантиметра.
— Всё, моим яйцам конец, — сказал я сам себе и разрыв муравейник увидел их под слоем хвои. Они были все изъедены и прямо изнутри их уже выползали несколько муравьёв.
— Пируете, — сказал я им и отошёл в сторону.
— Да, лакомства им на весь муравейник хватит, пока они из моих яиц всё высосут и источат их, — подумал я.

Я взял, вернее попытался взять в руки висячий член, но тут же его отпустил. На руках сразу же остались кусочки кожи. Стряхнув их, я не знал что делать. Выйдя на поляну, где было ещё светло, я сел не пенёк и стал рассматривать свой член, не прикасаясь к нему. Из мочевого канала вдруг выпал один муравей, за ним следом другой. Они, упав на траву, сразу же стали уползать подальше от меня.
— И туда пробрались — подумал я.

Взяв корзинку, я подвёл её снизу и приподнял член. В области мочевого канала было проедено несколько дырок, а кожа практически была полностью разъедена от укусов муравьиной кислотой и была уже омертвевшая. Спасать было нечего, и тут у меня появилась идея. Я вернулся к муравейнику и снова сел на пенёк. Мой член полусвисал, полулежал на поверхности. Взяв в руки валявшийся рядом сучёк, я сделал в муравейнике небольшое отверстие и плавно опустил в него свой член, а потом подгрёб к нему хвою. Навалившись на сосну спиной, я задремал. Уснуть конечно я не уснул, но то что там что-то муравь творили с мои членом я немного чувствовал. То слабые укусы, то зуд внутри его, а спустя часа три, когда луна уже поднялась высоко и было хорошо видно лесную дорогу, я встал и так не отряхиваясь, немного попрыгал не месте и пошёл домой. Как только я вошёл в дом и включил свет, то был просто в ужасе. Ошмётки кожи между ног от отвалившейся мошонки были все в мусоре. От члена осталось только процентов 15-20, и то это было нечто необъяснимое и ни на что непохожее. Из нутра выползали муравьи падали на пол и я их тут же придавил чтоб не расползлись по дому. Ощущение было такое, что мне воткнули в область паха укол, который ставят перед выдёргиванием зуба и у меня там всё онемело, и я ничего не чувствовал.

Наладив в тазик воды, я сидел и отмачивал грязь и пыль, а потом промыв, выпил стакан водочки и пошёл рано утром к нашему сельскому ветеринару и объяснив ему всё как мог чтоб ссылаясь что уснул и ничего не помню. Он долго сопротивлялся, но я пообещал, что об этом никто не узнает и он согласился. Обрезав всё лишнее, он зашил мне и мошонку и окомёлок от члена, выведя наружу тонкий катетер. Особой боли я не чувствовал, но пока заживало, была ощутима тупая ноющая ломота, а когда всё зажило, то стало даже как то легче и свободнее чувствовать себя и передвигаться.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии

Сообщение 05 фев 2016 07:02

Бред сивой кобылы

Эта история, которая не вошла в серию моих рассказов и приключений, уже несколько дней не даёт мне покоя. И мне не терпится вам рассказать её не потому, что она имело место быть, а потому, что она будоражит моё воображение. Поэтому и название я придумал для неё не очень обычное.

Я работал на заводе в большом городе, наконец то выбравшись из своей глухой деревни, но мои увлечения и желания играть и экспериментировать со своими гениталиями не давали мне покоя и здесь. Иногда оставляя после очередной игры с перетягиванием члена и яиц синяки на своих гениталиях, я не мог после работы идти мыться со всеми в душ и поэтому мне приходилось в конце рабочего дня делать всё медленнее, чтоб был повод задержаться и спокойно вымыться одному, а заодно перед дорогой до дома перетянуть себе что-нибудь. Так шли дни и недели, и в начале зимы я как то задержался снова и спокойно, ничего не подозревая, отмывался в душе. Шум воды заглушал любые посторонние шумы, а моё внимание было направлено на мои гениталии, перевозбуждённые и перетянутые шнуром и покачивающиеся под напором воды. Это было необычно, и я так часто баловался и стоя спиной к двери, я не заметил, как вошёл охранник с проходной, Андрей. Он работал до шести вечера и после пересменки тоже иногда приходил в душ. До этого мы как то не сталкивались, а тут на тебе, он застал меня за неприличными играми и я не знал, что делать. А он стоял и смотрел на меня и мой посиневший и покачивающийся член, который, то попадал под струю воды, то уклонялся от неё. Я словно кол проглотил и не знал что сказать.
Андрей был старше меня на несколько лет и спортивного телосложения, он ещё не успел раздеться, чтоб принять душ, но видно от моего вида у него спереди возвышался бугор, и видно было, что у него там не маленькая пиписька, а нечто большое и огромное.
— Не боишься, что отвалится? — спросил он.
Его голос был спокоен и не вызывал опасения.
— Нет — коротко ответил я.
— Не будешь против, если я тоже приму душ, — сказал Андрей.
— Нет, конечно.
Андрей прошёл в раздевалку и быстро разделся. Когда он вошёл, то я сразу обратил внимание на его член. Он не торчал, как у меня и не был перетянут, конечно, но он и так был толще моего и если длиннее, то чуточку, хотя у меня был 21, 5 при сильном возбуждении, больше как я ни старался, я не мог его возбудить. Член у Андрея слегка оттопыривался и покачивался при каждом его шаге. Он вошёл в моечную и открыв кран, стал мыться. На спине было видно как играют его мышцы и я на какое то время загляделся на них и вдруг одумался и отвернувшись стал домываться. Выйдя из моечной я быстро подошёл к своему шкафчику и развязав всё что было напутано и намотано, стал одеваться. Когда я оделся и уже собрался идти, я приостановился возле моечного отделения и заглянул внутрь. Андрей уже закончил мыться и собирал все принадлежности.
— Пожалуйста, не говори никому — обратился я к нему.
— Валяй, мне как то всё равно, сам ведь когда-нибудь доиграешься — ответил он.
После этого случая я стал более осторожен и не рисковал, но спустя недели две снова попался в поле зрения Андрея и снова мои гениталии были перетянуты. Я уже вымылся и одевался идти домой и заправлял весь этот возбуждённый до посинения бугор в штаны, как вошёл он.
— Ты что, так идти собрался — спросил он.
Я засмущался и не зная что сказать, просто кивнул головой. Мы разошлись, но на другой день при встрече он первый спросил у меня.
— Зачем ты это делаешь?
Я как мог, попытался объяснить ему в обмен на его молчание и вроде бы он понял, но в ответ не сказал ничего, а на следующий день, когда мы мылись в душе и я пытался как обычно за ручки тереть себе мочалкой спину, он предложил помощь. Я не отказался и подал ему свою мочалку. Потом он попросил меня тоже ему натереть спину, и я сделал это с удовольствием. Так мы стали помогать друг другу, и я всё больше стал доверять Андрею. Через несколько дней я уже не стеснялся его и когда он приходил мыться в душ, а я уже мылся с перетянутым членом, я не прятался и не отворачивался от него. Он иногда бросал косые взгляды на мой член, если тот был уже синего цвета, а так просто вёл себя, как будто, его не касалось.

Перед новым годом наступила небольшая оттепель, и я решил немного удивить Андрея. Я и раньше так часто делал, ходил в своих обрезанных брюках со штанинами, закреплёнными с помощью резинок на бёдрах, а поверх короткий свитер и шуба, которая закрывала все дефекты одежды, устроенные моими же руками.
Я уже одевался, когда Андрей вышел из душа.
— Ты что так собрался и не боишься отморозить своё хозяйство? — спросил Андрей.
— Не а, я уже так много раз ходил, — ответил я.
— Подождёшь, я оденусь? — спросил он.
— Да, конечно, — ответил я и сел на скамейку.

Мои перетянутые гениталии торчали из под полы шубы и свисали немного вниз. Одевшись, Андрей окинул меня взглядом, но ничего не сказал. Мы вышли из цеха и направились к проходной. Разговор был так ни о чём. На остановке мы стояли минут десять, и первым пришёл его автобус. Он сел и уехал. Я ещё подождал несколько минут и тоже уехал. На следующий день всё повторилось, и я сказал что мне нужно в магазин, купить что то к новому году. Андрей согласился составить мне компанию. По дороге мы разговорились и я рассказал где я живу и даже пригласил в гости. Андрей тоже был из деревни и жил в общежитии и не знал, куда податься на праздники. Пьяные разборки по вечерам ему уже надоели.
— Давай ко мне, — предложил я ему.
— Хорошо, если не буду дежурить, — ответил он.

За неделю до нового года мы сдружились, и однажды мылись в душе и Андрей тёр мне спину. Он так сильно давил, что меня качало из стороны в сторону и соответственно болтались мои перетянутые яйца и член. Я решил взяться за трубы, и чуток наклонился. Когда Андрей стал тереть лопатки, то нечаянно прикоснулся к моим ногам возле ягодиц своим членом. Я подумал, что это случайность и не подал виду, даже не отодвинулся в сторону. Потом ещё раз и ещё и вот я уже чувствую, что его член прижался к моим ягодицам, потом Андрей отодвинулся в сторону и провёл мочалкой по всему позвоночнику и коснулся ягодиц и тут он бросает мочалку и прижавшись ко мне, раздвигает ягодицы своим членом. В считанные секунды входит мне в попу своим огромным членом, который уже видно торчал у него от моего вида, а я этого не видел. Я был в растерянности и сразу не отстранился. Но что случилось, то случилось. Как Андрей кончил, то сразу же ополоснулся в душе и даже не домылся, оделся и ушёл, оставив и мыло с мочалкой и шампунь. Я ещё некоторое время стоял, осознавая, что произошло, а потом убрал его и свои вещи, оделся и пошёл домой.
Два дня мы не виделись и на третий столкнулись возле проходной. Андрей подошёл ко мне и сказал.
— Ты извини меня, я даже не понял, как это всё произошло — сказал он, отводя глаза в сторону.
— Ладно, я не сержусь. Ну, дак как насчёт нового года? — спросил я.
— Хорошо, тогда давай сегодня что-нибудь купим, а то морозы обещают. В холод как то не хочется по магазинам шататься. — сказал Андрей.

После работы мы вымылись в душе, и я оделся минимум и с перетянутыми яйцами и членом, болтая ими на свежем воздухе, мы с Андреем пошли в магазин. Набрав всего два пакета, мы отправились ко мне. Идти было не так далеко, всего три остановки и мы пошли пешком. Погода стояла тёплая, что-то около минус семи градусов и пролетал снег. По тротуару нам на встречу шли две женщины средних лет и с ними девушка лет двадцать пять. Так мне показалось издалека, и я сказал Андрею.
— Хочешь прикол увидеть, тогда иди впереди и как поравняешь с теми женщинами, обернись в мою сторону.
Андрей согласился, потому что времени объяснять ему у меня не было и ускорив шаг, он ушёл вперёд. Я присел, как будь то у меня что то с ботинком и незаметно расстегнул пуговицы у шубы. Потом встал, держа в одной руке пакет, а другую засунул в карман и с распахнутыми полами пошёл навстречу. Женщины сразу заметили и уставились на меня, а девушка как увидела это, сразу прыснула от смеха. Они приближались, и Андрей не выдержал и обернулся, взглянув на меня. Я шёл и полы от шубы при каждом шаге разлетались в стороны, и я ещё одной рукой помогал их раскрыть посильнее. Мой перетянутый уже почти час член и яйца были синими и торчали, готовые лопнуть от перенапряжения и сдавливания шнурками. Женщины шли медленно навстречу и все трое обсуждали меня и смотрели как я приближаюсь и смеялись. Да, настроение у них было весёлое — подумал я тогда. Повезло мне. Андрей не знал что делать и как реагировать и уже за несколько шагов до того как поравняться с женщинами, оглянулся на меня и покрутив возле виска, сказал, чтоб слышали женщины.
— Во придурок.
— Ещё какой, — ответила девушка, минуя Андрея и они снова расхохотались.
Пройдя мимо меня, они просто ухохатывались и их взгляд был такой удивлённый, когда они с двух метров увидели мои видоизменённые гениталии. Я прошёл мимо и потом оглянулся. Они тоже оглянулись и одна из них так не очень громко сказала.
— Вали отсюда, а то оторвём всё, — и они все трое рассмеялись.
Я ускорил шаг и вскоре за поворотом догнал Андрея.
— Ты что, совсем того? — сказал он как бы с наездом в мой адрес.
— Я же тебе говорил, что так часто хожу и иногда хорошей компании могу показаться — прикольно же получилось.
— Да, куда уж прикольнее, а если они тебя узнают.
— Откуда, я по этой улице раз в год хожу — ответил я.
Уже через десять минут мы были у меня дома и Андрей спросил меня.
— Ну что, не отморозил?
— Он у меня привыкший, я даже в снегу его купал, так что он и они у меня закалённые и потрогал свои гениталии.
— Как в снегу? — удивился Андрей.
Я поставил пакет на скамейку возле крылечка и оперевшись руками об неё, стал отжиматься и при каждом отжиме мои гениталии погружались в снег. Я так сделал около десятка отжиманий и тут Андрей сказал
— Ты отжимаешься, словно сугроб трахаешь.
Мне показалось это смешно, и я лёг на снег и расхохотался, погрузив при этом свой член полностью в сугроб. Потом я встал, и мы вошли в дом. Всё, расставив в холодильник и подпол, решили немного попить пивка, так как Андрей был у меня впервые в гостях. За столом мы обсуждали предстоящий праздник и то, что я только что вычудил. Я ещё рассказал Андрею о своих увлечениях, и он не удержался и спросил меня о том случае в душе.
— Да не обиделся я, просто как то неожиданно и быстро всё произошло, что я не успел ничего сообразить — сказал я Андрею.
— Серёга, а прикольно это смотрится как ты сугроб трахаешь — сказал Андрей.
Я уже был чуток навеселе и тут же спросил.
— Хочешь ещё посмотреть — и не дожидаясь ответа, встал и стал перетягивать член.
Потом одел шубу и так как я всё ещё находился в своих обрезанных штанинах, вышел во двор. Андрей оделся и вышел следом. Я взял лопату и бросил немного снега рядом со скамейкой. Тот, что там был, я уже весь растолкал по сторонам в прошлый раз. Потом лёг и начал отжиматься и смотреть в сторону Андрея и вдруг вижу, что у него растёт бугор в штанах и он, расстегнув ширинку, вытащил свой член. Я даже прекратил отжиматься, и лежал на снегу, воткнув свой член в сугроб. Я подумал, что Андрей тоже хочет попробовать сунуть свой член в снег. Но он подошёл ко мне и просунув руку между ног нащупал мои яйца и стал их ощупывать, а потом вдруг лёг сверху меня и стал направлять свой член мне в задний проход. Я снова растерялся и с малодушничал и не сопротивлялся. Минут десять он таранил мою попу, и я елозил своим членом и яйцами по сугробу. А когда всё закончилось, и он встал, то сразу сказал.
— Извини, просто не удержался, глядя, как твоя задница, на снегу сверкает.
После этого он даже не стал заходить в дом и сразу ушёл. Я так и лежал в растерянности в сугробе с воткнутым в него членом и яйцами. Потом я встал и пошёл в дом отогреваться. Налил в таз тёплой воды и весь вечер просидел, подливая горячей, что мои гениталии и попа стали красными.
На другой день мы встретились с Андреем, и как ни в чём не бывало, обговорили встречу нового года. Ни он, ни я просто решили эту слабость его не обсуждать.

Новый год прошёл просто здорово, мы хорошо посидели, и конечно не обошлось без того, что я оделся в свои штанины и на улице показался нескольким подвыпившим компаниям женщин. Мой вид вызвал у них и смех и даже легкую угрозу оторвать мне всё, и мы ретировались и быстро убежали вместе с Андреем. Он как всегда наблюдал за все со стороны.

Далее в течении полутора месяцев ничего такого не происходило, о чём бы я не рассказал. Андрей, всегда удивлялся, как я так одеваюсь, и не мёрзну. А я продолжал его удивлять, каждый раз по разному перетягивая и член и яйца. Во время совместных походов в магазин или ко мне в гости, я всегда одевался легко, и мои яйца и член болтались на морозе.

То, что произошло, случилось как раз в феврале перед самым 23 числом. Мы решили вместе посидеть и поквасить пивка. Хоть я и не служил в армии, но так составить компанию был не против. Мы сидели за столом, а по телику в это время показывали новогодние мультики, про то как волк на хвост рыбу ловил. Прикольный мультик и вдруг Андрей говорит.
— А ты не пробовал на свой хвост в проруби рыбу ловить?
— Неа, а откуда у нас тут прорубь то. Пруд и тот в километре от нас.
— А давай попробуем сами пруд сделать, — не отставал Андрей.

На улице было хоть и не так холодно и я долго отказывался, но он меня уговорил. Вытащив пластмассовое ведро с водой во двор, мы вышли во двор. Я наклонился и накрыв его своим телом, как амбразуру и опустил в воду свои гениталии. Вода была холодная, только что из колодца, но я постепенно стал согревать её или мои гениталии стали привыкать и остывать — ну в общем уже минуты через две я вполне лежал и терпел.
— Не так уж и холодно, вполне можно и зимой в воде купаться. А я всё удивляюсь, как это зимой люди купаются, ведь можно всё хозяйство в ледяной воде отморозить. — рассуждал я вслух с радом стоящим Андреем.
— И долго ты так собираешьяся полоскать свои причиндалы? — спросил он.
— Могу сейчас встать, а могу и позже, — ответил я.
— Ладно, верю, что можешь, пошли в дом — сказал он.
Я встал и увидел, что на волосах вокруг образовался тонкий ледок, а мне не было холодно. Я потрогал свои яйца и удивился. Они были просто ледяные, да и член тоже. Я стал их растирать и греть. А Андрей глянул на градусник и сказал.
— При такой температуре было минус двадцать три, можно и совсем их отморозить.
— Но ведь я не отморозил, — ответил я на ходу.

Мы ещё долго дискуссировали и обсуждали моржевание и закаливание. При какой температуре можно и нельзя купаться, а потом, захмелев, разошлись по своим местам. Я лёг на свою кровать. А Андрей на диван.
Погода резко менялась и как раз к 23 февраля установились сильные морозы. Мы встретились в магазине и кое что купив, отправились ко мне. По дороге я снова поморозил свои яйца и член и даже показал одной женщине, в результате чего она пожелала, чтоб они у меня отмёрзли и отвалились. Я посмеялся и пошёл дальше. Мы немного посидели и снова стали спорить с Андреем о том, что я зря так делаю и что когда-нибудь по настоящему приморожу свои член или яйца. Я всё отшучивался и вдруг встал и стал переодеваться.
— Ты куда? — спросил Андрей.
— Хочу сегодня попробовать половить на хвост, как волк — усмехнулся я.
— Но ведь сегодня минус тридцать и ветер ледяной — стал отговаривать меня Андрей.
Спорить со мной было бесполезно, если я что решил доказать, то пока не докажу, не успокоюсь. Уж такой у меня был характер.
— Поможешь — спросил я у Андрея.
— Ладно, уговорил — ответил он.
Андрей налил воды в трёхлитровое пластмассовое ведёрко для сбора ягод и вынес во двор, потом ещё несколько раз выбегал с полным ковшом воды. Я пока надевал свои штанины и тёплый свитер под шубу. Хоть я и боялся мороза, но лежать без движения было холодновато. Потом перетянул член и яйца и вышел во двор. Возле скамейки стояло ведёрко с водой уже покрывшись корочкой тонкого льда и кругом обсыпано снегом и облито водой.
— А это зачем — спросил я.
— Чтоб ты не смог его уронить — ответил Андрей.
Потом Андрей бросил старое ватное одеяло прямо на скамейку и сказал.
— Так теплее будет лежать.
Я присел и оперевшись стал медленно опускать свои гениталии прямо в ведёрко с водой. Лед ещё был тонкий и легко проломился под давлением члена. Я лёг и даже вздрогнул маленько, а потом, устроившись поудобнее сказал.
— При таком комфорте и зимовать можно — и рассмеялся.
Андрей тоже улыбнулся и посмотрел на градусник.
— Минус тридцать один — произнёс он.
Я лежал и смотрел на Андрея. Он на меня и чтоб не продрогнуть, переминался с ноги на ногу. Мне же в валенках до колен было вообще тепло и мой член и яйца уже оклиматизировались в воде и я подумал что я сейчас даже согрею воду. Используя член, как кипятильник и про себя улыбнулся. Глядя на меня у Андрея, не взирая на мороз, стал набухать и вставать член и чтоб как то подбодрить его или подразнить, я завёл руки за спину и приоткинув подол шубы стал показывать ему голую попу. Его даже передёрнуло от холода и моего вида, и он не долго думая, достал свой возбужденный член и лёг на меня сверху и сразу же стал загонять свою огромную болванку в мою холодную попу. Он делал всё медленно, чтоб не пролить воду и даже когда вошёл в меня, стал двигаться медленно, и часто останавливаться делая минутные паузы. Я подумал тогда, что как только он кончит и я сразу встану и пойду отогревать свои замёршие гениталии и тазике с тёплой водой. Но Андрей не спешил и трахал мою попу долго и медленно. Я догадался, что ему интересно узнать, сколько я так смогу продержаться и стал подыгрывать ему, бросая короткие фразы.
— Смотри не пролей воду. — или.
— Ты там не замёрз ещё — и многие другие в таком плане.
Прошло наверное минут пятнадцать или двадцать и Андрей больше не мог сдерживать себя и стал заполнять мою попу своей спермой. Часов у нас не было с собой, и мы полагались, что всё равно долго не сможем находиться на морозе. Андрей ещё полежал на мне несколько минут и как только его член выскользнул из моей попы, встал и зашёл в дом, чтоб отмыть его. Я лежал и ждал его, даже не подозревая ничего, мне было не больно, и я вообще ничего не чувствовал.
Андрей уже через минуту выскочил с испуганным видом.
— Серёга вставай, уже больше часа прошло.
— Как больше часа — не поверил я и стал медленно приподнимать попу, но она не поднималась.
— Я кажется примёрз — уже испугался я и сообщил об этом Андрей.
Андрей подошёл ко мне и присел возле ног. Просунув руку между ягодиц к ведру, он нащупал кромку и стал шарить рукой.
— Да, ты прав. Вода в ведёрке замёрзла и лёд уже толстый, что я не могу его продавить рукой. Нужно постепенно отогревать, чтоб не повредить твои гениталии — сказал Андрей.
— Но как — уже испуганным голосом спросил я.
— Я не знаю — ответил Андрей.
— Надо скорую вызывать, к ним с обморожением каждую зиму кто-нибудь попадает. — настаивал Андрей и я согласился.
— Но как? — спросил я.
Чтоб не вмешивать этот позор Андрея, мы придумали короткий и быстрый сценарий. Он вынес сотовые свои и мой и я тут же позвонил ему и попросил вызвать скорую. Андрей тут же набрал 03 и сообщил что мне нужна скорая и что случилось он не знает, что связь прервалась и я не отвечаю и сообщил мой адрес. Сам взял пакет и вышел на улицу и отойдя от моего дома метров сто, стал медленно идти в мою сторону и тут вывернула скорая. Андрей прибавил шагу и почти одновременно пришёл с машиной. Врач была женщина лет тридцати и с ней фельдшер парень тоже того же возраста.
— Это я вызывал — сказал Андрей и стал объяснять что и как, сам не зная что случилось и одновременно открывая калитку и пропуская вперёд врачей.
Они увидели меня лежащим на снегу, а в стороне лежал мой сотовый.
— Что случилось, вы упали, где болит — стала расспрашивать меня врач.
— Я примёрз, дрожащим голосом сказал я.
— Как это примёрз — спросила не понимая девушка.
Я протянул свою рук к подолу шубы и отогнув его указал на область гениталий. Наступила минута молчания и шок в лицах девушки врача и парня фельдшера. Потом они пришли в себя и спросили, а что ж не звонили и тут увидели возле стены мой телефон. Он пикал. Разрядились батареи, и мне до него просто было не дотянуться.
Андрей взял лом, стоящий рядом и стал отдалбливать лёт, которым сам же вморозил ведёрко с водой. Девушка врач постоянно твердила, чтоб не делать резко, а то можно повредить. Как только ведёрко шевельнулось, Андрей подтолкнул под него ломик и стал медленно приподнимать. Я пошевелился и стал поворачиваться на бок. Фельдшер придерживал ведёрко и когда я уже лег на спину, я снова увидел в их лицах шок. Пластмасса на морозе треснула и стала рассыпаться прямо на глазах, а под ней появился прозрачный ледяной усечённый конус, по всей высоте которого внутри хорошо как через увеличительное стекло просматривался мой вмороженный член перетянутый и посиневший и очень большой и яйца которые были чуть сбоку и тоже синие и казались очень большими. Это было похоже на то, что во льдах нашли что то первобытное. Никто из присутствующий и даже сам Андрей стояли, раскрыв рты и пялились натуральным образом на всё это.
— Надо раздолбить лёд и разогреть — сказал Андрей.
— Ни в коем случае, громко заговорила девушка и уже дрожала от холода.
— Срочно в больницу — произнесла она и побежала в машину вместе с фельдшером.
Через пятнадцать минут я уже ехал на каталке по этажу больницы в операционную, прикрытый сверху простынёй и возвышающимся бугром в области паха. Там нас уже ждали не без удивления и эффект был тот же самый. С минуту обсуждений и рассматриваний и только когда врач сказал что кому делать, все забегали. Врач проверил чуствителность в местах вокруг гениталий, где мог дотронуться и расспросил подробно, что и сколько времени прошло. Я рассказал всё подробно, и не утаивая, что перетянул перед этим себе всё, что было можно. Тут одна медсестра вдруг ойкнула и говорит, это тот парень, которого мы видели, и назвала с кем и в каком виде. Он тогда тоже был с перевязанными генталиями, и нам показывал на улице. Я узнал весёлую, и смешливую девушку и мне стало очень стыдно. Я тут же извинился.
— Так вот ты какой — сказал доктор.
— Доигрался, значит — снова добавил он.
— Простите меня — твердил я и просил помочь мне.
— Мы тебе, конечно поможем, но вот спасти твоё хозяйство нам уже не удастся. Ты его лишился ещё час назад. Года лежал во дворе и даже не думал что уже отморозил всё и он мне тут же прочёл короткую лекцию о всех стадиях обморожения и омертвления тканей после обморожения. Я понял тогда, что когда меня трахал в попу Андрей, мой член и яйца уже были превращены в лёд и я ничего не мог ими чувствовать.
— Но ведь не так холодно было — спросил я у врача.
Он подошёл к окну и произнёс.
— Минус тридцать семь сейчас. При такой температуре им хватит и десяти минут, а по времени тебя привезли спустя час пятьдесят.
— Придётся ампутировать — заявил он и стал всё готовить для этого.
Я был в шоке, но делать было нечего, и согласился. Меня обкололи уколами и обложив вокруг чем то, медсестра приподняла один край ледяного конуса, а врач стал отпиливать мой член и яйца ножовкой с мелкими зубчиками, вслед за которыми посыпались мелкие опилки моего члена и падая на ноги и бок медленно таяли и растекались оставляя розоватый след. Через минуту конус с моим членом и яйцами отвалился и остался в руках у медсестры.
— Куда его? — спросила она.
— Там его спаситель друг в коридоре, отдай ему на память. Пусть в морозильнике хранят — сказал врач и рассмеялся вместе с медсёстрами. Я конечно всего этого уже слышать не мог и погрузился в сон. Когда очнулся, то лежал уже в палате. Рядом сидел Андрей.
— Ну как ты? — спросил он.
— Вроде ничего, только щемит там и указал на область, где раньше были гениталии.

Весёлая медсестра ещё раза два заходила ко мне и всё напоминала — «Тебе же говорили, что доиграешься и отморозишь» и поставив укол уходила.
Через неделю я уже был дома и только ходил на перевязки. Всё было отпилено подчистую, и только была видна одна маленькая дырочка от мочевого канала и ровный шов по всей длине сантиметров восемь примерно.
Через месяц уже всё зажило, и я себя чувствовал нормально и вышел на работу. Андрей не оставлял меня и постоянно помогал мне. Свой экспонат я держал в морозилке, на улице уже таяло и шла весна полным ходом, а потом Андрей выпросил у меня мои замороженные гениталии и унёс. Мне они были не нужны и тем более что воспоминания угнетали меня.
В майские праздники мы с Андреем хорошо посидели и после он как бы снова случайно оттрахал меня уже не как парня, а как оно — я только так теперь называл свой пол. Потом это стало происходить чаще, и мы уже иногда спали вместе. Он придумал способ, чтоб не вынимать свой член из моей попы всю ночь и мы это стали практиковать. Он вначале заталкивал одно яйцо, потом второе, а потом с трудом изгибая член и когда все три его части были в моей попе, они не давали друг дружке выскользнуть, сами себя запирая.

Вскоре Андрей стал приходить ко мне реже и месяца через два вообще перестал. Он встречался с той смешливой медсестрой и ей же подарил мои замороженные гениталии. Он мне не сообщал об этом, чтоб не расстраивать — они начали встречаться почти сразу, на другой день после моей операции и она попросила его выпросить у меня мои замороженные гениталии. Вскоре они поженились, и я их вижу очень редко. Перед Олей мне очень неудобно за свои поступки, а она одного Андрея ко мне не отпускает, не хочет, чтоб мы квасили пиво, как это мы устроили однажды. Про то, что у нас с Андреем было несколько раз — она не знает, да и зачем. Сейчас это не имеет вообще никакого смысла.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Монолог о рыбалке

Сообщение 08 фев 2016 08:03

Мои фантазии. Монолог о рыбалке.
Часть 1
.

Я не стану описывать подробно своё детство и школьные годы, хотя они то и сыграли основную роль в моей дальнейшей судьбе. Я рос обыкновенным мальчишкой, правда худеньким и небольшого роста и в восьмом классе меня всегда считали, что я ещё учусь в пятом или шестом. Обижать, правда меня не обижали, но насмешек я натерпелся, да и в свой адрес я наслушался разных броских фраз типа как «Не в коня овёс» или «В корень вся сила ушла» и тому подобное. Я этого не понимал, пока случайно не увидел своих сверстников купающимися на дальнем омуте голышом. У всех пиписьки были не более 12-15 сантиметров, хотя по толщине были немного даже толще чем у меня. У меня же был хоть и тоньше, но длиннее почти вдвое и я всегда перед купанием заправлял его между ног и ягодиц и прижимал плавками. Особо никто не вглядывался и не знал этого. После этого случая я стал сторониться всех, и купался всегда один. Особенно мне было неудобно, и я не знал что делать, когда моя пиписька возбуждалась и высовывалась из плавок чуть ли не на пять — десять сантиметров. В армию меня не взяли, посчитали что я очень дистрофичный и комиссовали. Надо мной снова стали смеяться, но после школы все разъехались, кто куда и я остался сам с собой. Устроился на работу и между делом в свободное время увлёкся анатомией, чтоб узнать причины своего внешнего вида и его особенности. Когда я много прочитал книг и учебников, то мне стало всё понятно. Мой половой орган был непропорционален моему телу больше чем в два с половиной раза. Я даже его измерял сорокасантиметровой линейкой, потому что другой не хватало длинны. А был мой член в мои 19 лет длинной 32 сантиметра и то когда болтался головкой вниз.
Каким-то образом об этом узнали наши деревенские девки и стали подшучивать надо мной и не верили. Думали, что я сам специально распустил такой слух, чтоб привлечь к своему маленькому росту, сто пятьдесят два сантиметра, больше внимания. Вечерами лёжа в постели, я много думал обо всём этом и развлекался со своим пенисом и вот однажды одна отчаянная девчонка, которая была старше меня года на четыре, уговорила меня и заманила к себе в гости. Мы посидели, и когда дело дошло до постели, она охнула, увидев, как мой член медленно стал подниматься практически от колена и рос у неё на глазах. В тот вечер я испытал свой первый стресс, так как опыта в сексе у меня не было, ведь я воспитывался у бабушки и ничего об этом не знал. А при виде обнажённой девушки, которую звали Юля, он вообще стал как деревянный и я ничего не зная, как только Юля направила мой член себе во влагалище, стал толкать его внутрь и наверное очень быстро. Не прошло и нескольких секунд, как она заорала и из её глаз полись слёзы.
Мой член не успел войти и на половину, как Юля выскочила из под меня и убежала в другую комнату. Она долго не выходила, а когда успокоилась, то выдала мне всё, что думала обо мне.
— Тебе нужно на конюшне кобыл осеменять, а не с девками трахаться — мягко выражаясь, ответила она мне. На самом деле было куда больше эмоций и обидных слов высказано в мой адрес.
Долго я потом переживал это и старался не общаться с женским полом. Слух как то разошёлся. Возможно, сама Юлька проболталась, но все девки, стали меня сторониться.
Через несколько лет попытка испытать все прелести секса у меня снова провалилась с одной приехавшей в гости женщиной. Она не поверила слухам и сама решила убедиться и потом долго ругала меня вслед, когда я уносил ноги из её дома.
Вот так тихо и без новых острых ощущения я работал и жил один, никого не искал, да и моя персона тоже никого не привлекала. Увлёкся саоудовлетворением, так так было на чём и где поразвлечься. Много читал и эротическую литературу и кое-что узнавал из книг. Иногда позволял себе прогулки на удалении от дома голым и развлекался со своим несоизмеримым для нормального человека членом. Мне нравилось его привязывать к ноге и так ходить, чтоб он не выпячивался и не компрометировал меня перед женщинами. Было мне тогда уже за тридцать. Стало поступать в продажу много разных видеокассет и конечно были и эротические. Я их смотрел и как и все это знают — просто мастурбировал. Потом придумывал для себя разные развлечения со своим членом и получал от этого массу удовольствия. Сравнивать мне было не с чем, так как полного секса с женщиной у меня не было, и что такое оргазм я не знал. Я просто дрочил и кончал, и все мои наслаждения на этом заканчивались, пока случайно на страничке одной газеты — обычно их называли в то время жёлтой прессой, мне попалась короткая заметка про одного парня, как с ним поступила его жена, узнав о его измене. В голове стали крутиться разные образы и картины и я даже сны стал видеть об этом, хотя очень редко. Я снова стал читать медицинские книги и даже купил себе кое-что — но долго не мог им воспользоваться и выбросил. Спустя несколько лет я снова вспомнил это и уже не мог не думать. Желание сделать что то необычное преследовало меня и дома и на работе и даже во снах. Но что я так и не мог понять. Чтоб как-то отвлечься, я ходил на дальний омут и раздевшись там до гола, купался и загорал. Мне нравилось плавать голышом, когда мой член опускался в воде и скользил по водорослям и песку на мелководье. Видеть конечно я этого не мог, но всегда представлял как тонкая кишка в смысле мой член, свисает и волочится вслед за мной. В те моменты я даже подумать не мог, что на этом же самом омуте со мной случится необычное и изменит мою дальнейшую жизнь. Немного поплавав, я перебирался на другой берег и часами гулял по бурьяну и смотрел, как мой член болтался и ударялся то о ногу, то цеплялся за траву. Иногда оставались на теле члена, да и на ногах тоже царапины от сухой или твёрдой травы, но это меня не останавливало, и я мог так бродить часами.
В один из вечеров я разбирал старые ненужные вещи, оставленные прежними жильцами, и пылившимися на чердаке и нашёл сломанный спиннинг. Я его достал и починил. В нашей реке водились щуки и нередко попадались небольшие щурагайки весом до одного килограмма. Старики рассказывали что покрупнее щук ловили на омуте и дальше на повороте реки. Желание поймать самому такую рыбину меня на время отвлекло от моих мыслей и вот я уже сижу на берегу и кидаю спиннинг в воду и тяну и каждый раз вытаскиваю пустую блесну с пустыми крючками. На другой день я отправился на рыбалку с раннего утра. Идти было минут сорок, но я даже не заметил, как уже был на месте. В этот раз мне повезло больше. Не помню на какой раз, я поймал небольшую щучку около тридцати сантиметров и ещё несколько карасей. Улов был очень хороший, но когда я стал отцеплять щучку с крючка, толи я неосторожно что то сделал, толи она так изловчилась, ну в общем прокусила мне палец и из нескольких крохотных дырочек выступили капельки крови. Было немного больно, но я перетерпел и вскоре всё прошло. Теперь я понял, что попавшая в пасть щучке мелкая рыбёшка, не сможет вырваться из её острых и цепких зубов. По дороге домой меня даже дрожь охватила, когда я представил себе как во время купания голышом, меня за член, свободно болтающийся в воде, схватила бы такая щучка. Потом я забыл об этом и вскоре во время купания снова вспомнил, и эта мысль стала меня посещать всё чаще и чаще. Я стал чаще ходить на рыбалку и иногда возвращался с удачным уловом. Маленькие щучки мне попадались редко, но когда я их ловил, то был предельно осторожен и хоть сидел на берегу голышом, старался чтоб её острые зубы не приближались близко к моему лежащему на песке члену.
Спустя некоторое время я уже стал сам провоцировать пойманную щучку, чтоб она схватила меня за мой член, но в последний момент отскакивал или убирал в строну свой член. И вот однажды я не смог удержаться и поставив себе обезболивающий укол в область паха, я просто не обращал внимания на извивающуюся на песке щучку. Садился совсем рядом и даже касался членом её, но она просто извивалась и стремилась к воде, даже не обращая на лежащий без движения мой член и тогда я взяв её, просто посадил в ведро с водой и прежде чем идти дальше ловить рыбу, решил напоследок подразнить её и сказал
— Не хотела ловить добычу, ну и сиди теперь в ведре.
Но я не успел и опомниться, как только опустил чуток своего члена прямо в ведро с водой и булькнул им пару раз, как сразу же почувствовал как меня за него схватили. Да, да, прямо и схватили. Это была та самая щучка сидевшая в ведре. Мне не было больно, но сразу выступила кровь. А щёчка билась хвостом в ведре и раскрыв пасть пыталась выпрыгнуть как можно выше из ведра и заглотить мой член как обыкновенную маленькую рыбёшку. Ощущение было необычное и я в добавок ещё и испугался. Схватив её в руки возле самой головы, я вставил в пасть нож и стал разжимать её и мне это удалось. Пострадала только небольшая часть крайней плоти закрывающей головку. Возможно, щучка была небольшой и не смогла с первого раза сразу заглотить больше — вот и билась, чтоб таким образом поспособствовать добыче, продвинуться вперёд в самую глубь её голодного живота. Я тут же перевязал кончик своего члена, и уже минут через двадцать кровь перестала проступать сквозь повязку, и я снял её. Через несколько дней я уже и не вспомнил про это, но когда шёл на рыбалку, я брал с собой всё так на всякий случай и этот случай снова представился.
В этот раз мне удалось поймать щучку больше килограмма и длинной сорок с лишним сантиметров. Я не стал терять время и проделав всю подготовительную работу, снова опустил свой член прямо в ведро с водой, в котором и был мой улов. Всё случилось как и в тот раз. Щука подумала что это очередная её добыча и собрав все свои силы и ловкость, она бросилась на мой член, которым я булькал о поверхность воды и прямо на моих глазах вся головка и ещё несколько сантиметров оказались в её пасти. Я не стал высвобождать свой член, а наоборот присел и опустил его в воду. Ну в общем получилось что я своим телом полностью накрыл ведро, в котором плавала щучка и болтался мой член весь полностью. Хотя уже не болтался, а его часть находилась в пасти речной хищницы. Я слышал, как плещется вода в ведре и трепыхается щука и чувствовал, как мой член продвигается куда-то внутрь по её пасти. Каждый раз она сжимает его своими челюстями и делает какие-то движения телом и мышцами, чтоб продвинуть заглоченную добычу, как до селе ещё неизвестную ей рыбину, подальше внутрь своей утробы. Я так пролежал закрывая ведро своим телом всего пару минут и решил что не стоит с этим шутить и решил закончить на этом. Но просто так уже заглоченные около десяти сантиметров члена мне вытащить не удавалось, да и щука было больше и сильнее той предыдущей и ничего не оставалось, как вспороть ей пузо и таким образом освободиться от её острых зубов. Рыбу я умел чистить и разделался с ней в один миг и вытащил свой израненный член. Тут же промыв и перевязав его, я отправился домой. Уха получилась вкусной, но сознание того, что хоть немного, но внутри этой щуки находился мой член, меня постоянно возбуждало и не давало покоя.
Как только всё зажило, а ушло на это чуть больше трёх недель, я снова повторил попытку, и снова мне пришлось разделывать щучку прямо на весу на своём члене. Это повторялось несколько раз, пока не наступила осень и рыба перестала ловиться.
На другой год я с ранней весны стал в любое свободное время пропадать на рыбалке, и если мне удавалось поймать щучку, то я всегда ей давал возможность отомстить мне и покусать мой член, прежде чем попасть в кастрюлю. Эти игры с каждым разом затягивались на более продолжительное время, и я стал позволять очередной пойманной речной хищнице заглотить как можно глубже мой член. Потом я давал время зажить ранкам и повторял всё снова, пока мне не пришла в голову совсем дурная идея, и отказаться я от неё уже был не в силах. Это случилось спустя года четыре или пять, как я увлёкся рыбалкой на спиннинг и на свой член.
Шёл июнь месяц. Стояла жара, и я рано утром снова отправился на рыбалку. В этот раз я пошёл чуть дальше и нашёл укромное и удобное место с хорошим подходом к реке недалеко от поворота. От деревни было шесть километров, и я не опасался, что кто-то сюда может приехать, а тем более придти пешком. Дороги рядом не было, и я сразу же разделся и стал кидать спиннинг. После нескольких неудачных бросков я почувствовал, что что-то зацепил, и вскоре показалась пятнистая голова щучки. Подтащив её к берегу, я подхватил её и выбросил на траву. На первый взгляд она мне показалась не очень-то большой, но как потом выяснилось, почти три килограмма и длиной была почти полметра, без двух сантиметров. Я обрадовался такому удачному улову и тут же поспешил повторить свой эксперимент, положив щуку в ведро с водой. Через полчаса я уже стоял присев возле ведра и опускал в воду свой член и начал бултыхать им. А потом просто принял позу, как будь то бы хотел отжиматься и стал то опускать, то вынимать свой член зависнув в таком положении над ведром. Щурагайке это не понравилось и она улучшив момент и проявив свои умения и ловкость, встрепенулась и ухватила мой свисающий и начинающий опускаться в воду член. Я тут же опустился и снова закрыл животом ведро и оставил свой член наедине с речной хищницей. Как и прошлые разы, так и сейчас я слышал её трепыхания и как дёргался мой член и как она сжимала его проявляя все возможности и способности своего организма, заглатывать добычу целиком и потом её сдавливать и проталкивать внутрь своего желудка или что там у рыб находится. Так и теперь я чувствовал как мой член то сдавливает кто-то и тянет его от меня, то снова ослабляет и снова открывая пасть она перехватывает его свои острыми зубами имеющими уклон внутрь её и не дающих не какого шанса добыче выскользнуть. Так мой член, медленно, миллиметр за миллиметром, щука проталкивала в свой живот. Я не чувствовал боли а мне на оборт было интересно узнать, на сколько она сможет его проглотить. В ведре ей было тесно и моя идея, чтоб проделать всё это в её естественной среде должна была сбыться в любую секунду. Всё зависело от меня и моей решительности, и я решился.
Встав на колени и взяв ведро за душку, я пошёл к реке. Выбрав удобное место я зашёл в воду и на небольшой глубине примерно сантиметров тридцать, сел в воду и опустил в неё ведро, в котором была щука и медленно наклонив его и перевернув, опустил щуку в реку и выбросил ведро на берег. Уплыть конечно она не могла, так как в её пасти был мой член, который уже она успела заглотить чуть ли не на половину. Она металась и билась хвостом в воде и делала всякие замысловатые движения, помогая себе чтоб добыча как можно быстрее пролезла внутрь. Места в реке было больше и движения у щуки были гораздо энергичнее и давали свои результаты Оставшиеся пятнадцать сантиметров моего члена, медленно, но гораздо быстрее чем в ведре, исчезали в её пасти вслед за проглоченными семнадцати. А минут через двадцать она практически полностью затянула в себя мой член и пара сантиметров отделяла её пасть от моего живота. Я был просто в шоке и сильно удивлён тому что я только что сделал и на что решился. Речной хищник, добычей которой были небольшие рыбки, полностью заглотила внутрь мой член длинной 32 сантиметра и я чувствовал как она проводит там внутри себя какие-то манипуляции своим телом и мышцами или внутренними рыбьими органами, то сдавливая его, то куда то тянула его. Одним словом включила процесс переваривания ещё не полностью проглоченной добычи. Успокоившись она просто лежала на моих ногах и не шевелилась. Я понял, что она действительно уже устала и насытившись чтоб быстрее протолкнуть остаток добычи, решила спокойно и никуда не спеша, переварить начальную её часть, а там просто было бы дело её обычной техники. Если бы мой член вдруг оторвался от меня, то думаю вскоре бы он весь прошёл через её челюсти и исчез в её желудке. Всех этих нюансов я тогда не знал и побоялся дотягивать до этого и немного посидев в воде и почувствовав как неведомая мне сила не оставляет в покое мой член, взял щуку за туловище возле головы и встав из воды, вышел на берег. Как и прежде, мне пришлось распороть щуку по всей длине и высвободить свой покусанный член и обработав раны, перевязать его. Ничего такого, что указало бы на то, что мой член был подвергнут процессу переваривания, я не заметил и поэтому спокойно закончив почти месячное лечение, повторил всё снова.
В последствии я как ловил щуку подходящих размеров в пределах полуметра и чуть даже больше или меньше, я позволял им полностью заглатывать мой член и увеличивая время, сидел в воде и наслаждался невидимым процессом происходящим у неё в животе. Я даже иногда испытывал слабое возбуждение, но старался чтоб этого не происходило. Мягкий и легко гнущийся член менее подвержен риску получить серьёзную травму в пасти у речного хищника. Таким образом я за два года уже мог терпеть несколько часов и лишь с небольшими повреждения кожи и то в области головки и крайней плоти, я вызволял свой член обратно, хотя на нём были сотни мелких ран от зубов щуки.
Однажды я забыл нож для разделки рыбы дома, и мне после всего пришлось приподнять щуку хвостом вверх и закрепить на поясе, чтоб она не тянула мой член своими зубами вниз и не содрала кожу. Так и шёл всю дорогу, а щука как колпак, закрывавший мой член, торчала на нём головой вниз. Это было в начале лета, а уже в августе я просидел в реке со щукой заглотившев мой член до самого вечера, после чего мне пришлось полечиться почти два месяца. Кожа на головке и крайней плоти была повреждена, возможно, пищеварительным процессом. Всю зиму я вспоминал и представлял эти случаи в своих мыслях и даже видел сон, в котором у щуки в животе как бы стояла мясорубка и она медленно перемалывала мой член превращая его во вкусную и полезную для неё пищу. И тут до меня дошло смысл моего сна и то о чём я думаю. Я перестал считать свой член, как элемент своего мужского достоинства, хотя возможно достоинством то он и был, только пользы от такого достоинства было ноль. Больше меня стали одолевать мысли о том, что мой член вовсе не мой, а это просто пища или продукт для питания речным хищникам и чем ближе становилось лето, тем больше я об этом думал.
Как только вода в реке прогрелась и я мог купаться, плавать и загорать и чем дальше от деревни я это делал, тем безопаснее и реальнее мне становилось осуществление мысли, которая мне не давала покоя. И вот как то поймав очередную щуку я повторил всё как и раньше, но просидел в реке почти весь день пока не стемнело. Пролечившись и заживив все раны, я повторил это и увеличил время ещё на два часа, а так как на берегу в темноте не возможно было снять щурагайку с члена, я вернулся домой с ней. Потом снова лечение и снова повторение. Я не буду говорить, что это повторялось каждую неделю или даже чаще — это просто нереально и невозможно. За летний период я проделывал это три — четыре раза, а иногда и два. Просто не ловилась нужная щучка, а заставить её я не могу. Хоть и говорят, что природа подвластна человеку, но не в этом случае. В этом же году я уже чрезмерно рисковал, и в этот раз пошёл на рыбалку, когда ещё было темно. Удача просто преследовала меня и я как только забрезжил рассвет, почти с третьего или четвёртого закида, поймал приличную щуку около пятидесяти сантиметров, но по весу она была даже более чем я ловил раньше. Далее всё пошло как обычно и вот я уже сидел недалеко возле берега в воде. Вещи мои были спрятаны в кустах, чтоб случайно не привлечь внимания — мало ли что. А сам я спрятался под нависшими над водой кустами плакучей ивы и меня ни с этого, ни с другого берега не было видно. Небольшой сухой паёк я тоже взял с собой и привязал его к веткам. Всё это я приготовил за ранее и чтоб лишний раз не выходить из воды. Когда я сел в оду и освободил ведро, то щука немного побуянила и успокоилась. Она стала работать хвостом и плавниками, то открывая пасть, то снова её сжимая, как бы шла на таран моего члена. Её слабая активность была скорее всего из за того, что у неё в животе ещё была не переваренная рыбёшка и она не спеша подталкивала новую добычу. Наверное, поэтому и она была немного толстенькая и на такая агрессивная. В спокойной и прозрачной воде я наблюдал за всеми действиями хищницы, и почему не зная сам, просто наслаждался этим.
А щука в свою очередь, медленно, но уверенно и в своём обычном для неё процессе, затягивала добычу, которой являлся мой член, всё глубже и глубже в себя. Я снова чувствовал эти знакомые мне движения. А если говорит одним словом, получал от этого удовольствие, в то время как щука получала очередную порцию пищи. Я тогда ещё не знал, сколько я смогу протерпеть, хотя с собой у меня были запасные обезболивающие уколы. Всё шло как то само собой. Закрыв глаза, я просто пытался представит весь этот процесс превращения моего члена во что то иное, и снова чувствовал возбуждение, от которого тут же пытался избавиться.
После обеда к реке подъехала Нива. Из машины вышли двое парней. Им было по двадцать с небольшим лет и двум девушкам, приехавшим с ними, примерно столько же. До них было, не более полутора сотен метров, но ветер был в мою сторону и я слышал их голоса. Им очень понравилось это место и они решили здесь отдохнуть. Это конечно не было мне на руку. Но встать вот так и прогнать их, я не мог, да и с моей внешностью это тем более было невозможно, хотя я и старше их тогда был лет на пятнадцать. Ничего не оставалось, как сидеть тихо, да и щука была спокойная и сильно не плескалась, чтоб не привлекать внимание. Я стал чаще поглядывать в сторону отдыхающей компании и успевать следить, как мой член постепенно исчезает в пасти щуки. Было уже не видно большей части, около двадцати сантиметров и лишь оставшиеся двенадцать ещё просматривались в воде и как они медленно уходят внутрь рыбины. Я закрывал глаза и думал. А что дальше делать и как только ближе к вечеру щука уткнулась в низ живота, я решил, что буду сидеть, пока что-то не подскажет мне, что пора уходить. Солнце уже скрылось за лесом, и компания уже уехала, а я продолжал ощущать не прекращаемый процесс каких-то движений в животе щуки и естественно касающихся моего члена. Я снова поставил себе обезболивающее и следил, пока ещё сквозь воду было что-то видно. Чем быстрее начинало темнеть, и я уже не мог ничего видеть, тем я отчётливее чувствовал и даже представлял весь этот процесс по перевариванию моего члена, происходивший в желудке у хищницы. Я наслаждался, как ребёнок просмотром мультфильма и снова закрывал глаза и передо мной проплывали представленные мной картины. Иногда это была знакомая уже мясорубка, перемалывающая мой член. Иногда это маленький повар, который жил в желудке у щуки и готовил ей разные блюда и тех продуктов, которые она могла проглотить, и сейчас он готовил ей вкусную еду из моего члена. Мне было не больно, да и спать я не очень-то хотел, и поэтому меня осенила идея.
— А что если я останусь тут до утра — подумал я и даже произнёс это чуть слышно. Ведь я уже уходил от реки домой почти в полночь. Да и щука тоже думаю захочет спать. Эта идея мне понравилась, и я решил остаться. Всё чтоб не голодать у меня было и даже с запасом — ведь я никогда не знал, на сколько, я задержусь, и каков будет мой аппетит. Хотя сейчас шла речь не о моём аппетите, а щуки, да и о процессе её пищеварения я ничего не знал, какой он длительный и что я буду чувствовать когда начнёт перевариваться мой член и я чтоб не дать ему раствориться в желудке щуки, стану освобождать пусть даже и в полной темноте. Ведь я и ранее доводил дело до критического момента и успевал вовремя остановиться. Иногда мне хотелось это увидеть, вернее то, во что превратиться хоть небольшая часть моего члена, потом я пугался и останавливался. Сегодня же я как никогда чувствовал в себе решительность и не хотел раньше времени останавливаться.
Уперевшись пастью в низ живота, щука не могла продвигаться дальше и какая то сила внутри её пыталась тянуть мой член внутрь неизвестности. Сама же щука только делала движения челюстями, то сжимая их, то снова открывая. Возможно она таким образом пыталась ускорить процесс, но у неё это практически не получалось. Заглотив все 32 сантиметра, ей наверное казалось что ещё не всё, ноя не мог ей добавить ещё ну хотя бы пять и даже пару сантиметров.
Как стемнело, щука действительно успокоилась и даже не виляла хвостом. Она просто лежала на сведённых вместе моих ногах в образовавшейся между ними ложбинке, и возможно ей было удобно. Я в свою очередь вслушивался в тишину ночи и ощущал своим телом даже саамы малейшие колебания воды и веток ивы, ну и конечно же что происходило внутри щуки. Там практически процесс не прекращался всю ночь и только на рассвете я почувствовал, как она встрепенулась и махнула хвостом, но видно забыв что она всё ещё не проглотила добычу, стала делать всё что закончить с этим. Лёгкая ноющая боль от прокусов зубов и лёгкое жжение меня ничуть не насторожили и я снова воткнул в область паха последний укол. До обеда можно биться, ну а там придётся идти домой — решил я и стал вглядываться сквозь воду на телодвижения хищницы. Она снова была такая же спокойная, но кое-что изменилось. Я стал более сильнее ощущать весь процесс, который происходил внутри её желудка и даже подумал — не прекратить ли сейчас. Но сам не знаю что, и кто меня удержал.
Ближе к обеду я снова стал ощущать боль от зубов у самого основания члена, в котором щука постоянно, то сжимала челюсти, то разжимала, и я решил, что пора выходить. Оглядевшись по сторонам, я взял щуку возле головы и вышел на берег. Её движения не были агрессивными, а живот был по прежнему полон. Обычным способом я освободился от неё и вытащил свой член, который был сильно искусан у самого основания. На его головке и по всей длине была тонкая плёнка или ткань от внутренностей щуки. Я сел на траву и подложил чистое полотенце. Потом стал аккуратно снимать от основания члена и в сторону головки всё что окутывало длину моего члена. К моему удивлению искусанная верхняя часть или половина члена кровоточила еле-еле или там вообще нечему было проступать. Если бы член вдруг резко возбудился и из за прилива крови в него, мог бы получиться необычный фонтанчик, но к счастью этого не произошло. Освобождая член сантиметр за сантиметром от кишечника или от стенок желудка речной хищницы, я вдруг заметил, чем ближе к головке я продвигался, тем я не стал обнаруживать кожу своего члена, но это в принципе было не так и важно, кожа нарастала и не раз и сейчас могла бы нарасти. Дело было совсем в другом. Мне показалось что мой мягкий член был очень мягким, что стал казаться короче и я аккуратно поспешил убрать с него все оставшиеся стенки желудка. Член с каждым сантиметром его освобождения становился всё тоньше и тоньше и вдруг я убрав последние несколько сантиметров желудочной ткани, увидел кашеобразную массу непонятного мне цвета. Ни головки, ни части члена возле головки я нигде не видел. Она просто растворилась и превратилась в это противное месево. Измыленная и измочаленная часть члена, которая была сейчас вместо головки, была тонкая и длинная похожая на морковку и слегка кровоточила. Я испугался, но сделал то что как раз нужно было в тот момент. Наложил жгут у самого основания и достав чистые салфетки, просто перебинтовал то что уже было не похоже ни на что. Вывернув на изнанку все оставшиеся кишки у щуки, я везде видел одну и ту же серую или что то между серым и зелёным, массу. Это был мой член который превратился в тот фарш, который я видел во сне. Бросив всё, что я прятал я быстро оделся и побежал домой. Я не знал что делать и поэтому проводя обработку растворами и делая дезинфицирующие перевязки, я просидел дома два или три дня и потом ничего не оставалось, как ехать в город.
То что было в городе, я описывать не стану. Куча вопросов у врачей, насмешки и всё такое. Ну в общем мне чуточку укоротили и объяснили что делать и как. Пролечился я несколько месяцев. Наросла кожа, розовая такая и тонкая. Но член стал похож на морковку.
На другое лето я снова не удержался и снова пошёл на рыбалку. В этот раз я перешёл все рамки и терпел пока щука не сорвалась сама с моего члена и не уплыла с большей его частью внутри, оставив мне всего около четырёх — пяти сантиметров. Сделать ей это помог я сам. Просто когда она его заглотила полностью, я немного повернул её и сжимая её челюсти помог ей его перекусить или пережевать. Просидел я тогда в реке почти два дня и чувствовал весь процесс переваривания моего члена. Но вторую ночь без сна я не мог высидеть и ускорил процесс. Я стал сам насаживать щуку на свой член и она повернула голову, так как ей мешал мой живот, а потом нехитрыми движениями с моей помощью отжевала его и уплыла и я ни сколько не жалею об этом.
Конечно процесс обращения к врачам вызвал много негатива, но я живу в деревне и они меня не знают и поэтому слухи пока не разошлись. Теперь из за своего маленького члена я могу делать совершенно другие вещи и вдавив его полностью внутрь, ходить только с одними яйцами, а по необходимости выковыривать его и снова прятать. Возможность онанировать у меня осталась. Вот такая история.
Если вы прочитали мой рассказ полностью, то поймёте где в нём правда, а где вымысел и моя фантазия.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Сообщение 08 фев 2016 11:38

Раньше не думал об этом, а сейчас нет нет да подумаю, а вдруг?
Просмотр фотографий возможен только для клубных участников. Получить доступ >>

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Монолог о рыбалке

Сообщение 09 фев 2016 07:05

Мои фантазии. Монолог о рыбалке.
Часть 2
.

Я думал что на этом моя история закончится и желание экспериментировать пропадёт, но ошибся и причиной этому стал совсем обычный день и у меня даже желания никакого не было. Я просто шёл в магазин за продуктами и случайно увидел хоть не совсем соседку, но она жила от меня всего в нескольких домах. Звали её Даша. В школе она училась на три года младше меня и я её даже не замечал, да и кого я мог заметить в то время со своим ростом и насмешками одноклассников. Я всех избегал и больше вёл уединённый образ жизни. Даша же за эти годы после окончания школы выросла и стала очень красивой девушкой. Замужем она пока не была и не слышно было, что собиралась. В деревню она приезжала каждое лето на время отпуска. Работала она в городе учителем в школе после окончания института и отдыхала почти два месяца. Даша почти не общалась со мной и лишь при встрече только здоровалась. В этот раз она сама начала разговор.
— Куда спешишь?
— В магазин за продуктами — ответил я, чуть при остановившись.
— А что на рыбалку уже не ходишь, в магазине покупаешь — с ухмылкой спросила она.
— Почему. Хожу, только редко и когда настроение есть — ответил я, не понимая её подвоха.
— А я уж подумала, что удочка сломалась или большая рыба тебя утащила — засмеялась она, добавила следом.
— Раньше ты на омуте сутками пропадал, а сейчас я тебя там вообще ещё ни разу не видела.
Что-то ёкнуло у меня внутри, и по телу пробежал мороз. Кожа покрылась мелкими пупырышками, и я оторопел, не зная, что ответить. В голову лезли всякие мысли и догадки. Неужели она видела и всё знает. Я стоял и тупо смотрел на неё и не понимал ничего. Если бы она меня не окрикнула в тот момент, то я сам не знаю, сколько бы ещё простоял.
— Ты чего застыл как вкопанный — сказала она.
Я пожал плечами и промолчал.
— А это правда что у тебя щука член откусила — вдруг выдала она и так громко, что если бы рядом кто был, то легко мог бы услышать.
— Кто тебе сказал — спросил я испуганным голосом.
— Никто, сама видела и не один раз, как ты щуку со своего члена снимал — ответила Даша.
Я растерялся и покраснел как рак. Я не знал что сказать и ответить и тупо мотал головой в разные стороны тем самым говоря что это не правда.
— Ладно, не бойся. Я никому не скажу — уже тише и спокойнее ответила Даша.
Но для меня это было лишь успокоением на мгновение. Что делать дальше и как быть. Скрывать, что я вру, я не мог, мне всегда становилось стыдно, и я краснел, и многие это понимали и пользовались моей беззащитностью. Иногда так угадывая мои слабости к онанизму и я ещё в школе от этого бывало пропускал по несколько дней учёбы. Потом мама брала справку, что я болел, и я снова шёл на занятия, как на эшафот.
Сейчас при разговоре с Дашей была почти такая же ситуация и хоть мне было уже за тридцать, я всё равно краснел перед девушками как школьник.
Как и о чём дальше разговаривать с Дашей, я не знал и поэтому спросил, что пришло в голову.
— А где ты была тогда на омуте, я тебя там никогда не видел?
— Конечно, как ты мог меня увидеть, ведь ты кроме поплавка и своего члена вообще никого не видел, а меня так и вообще никогда не замечал.
Минутная пауза и Даша продолжила.
— Я как раз всегда на омуте загораю на другом берегу. Там никогда никого не бывает — объяснила она.
Тут я вспомнил, как много раз переплывал на другой берег и бегал по низине в высокой траве голышом и даже не мог подумать, что рядом кто-то мог быть. Меня снова бросило в пот и кожа покрылась пупырышками. Я даже говорить не мог спокойно и ответил дрожащим голосом.
— А почему я тогда тебя не видел?
— Да ты мимо меня пробежал в трёх шагах и вертел головой в разные стороны, а под ноги даже и не смотрел — объяснила она.
Я снова покраснел и уже не знал, куда я шёл и за чем. Мне хотелось вернуться домой и спрятаться от всех, но смысла в этом я не видел. Ведь сидеть дома закрывшись я не мог всю жизнь и я посмотрел на Дашу и произнёс дрожащим голосом чуть не плача. Такую слабость и беззащитность я испытывал впервые в своей жизни. Возможно, Даша поняла меня и не хотела мне ничего плохого причинять, а может просто решила воспользоваться моей слабостью в тот момент и использовать это в своих интересах, я тогда не знал.
— Ладно, успокойся же ты наконец то — сказала она уже без доли иронии.
— Можешь на меня рассчитывать, я никому не скажу. Только скажи мне, зачем тебе это было нужно?
— Я не знаю — ответил я и пожал плечами.
— Ну хорошо, ты пока иди и подумай, просто мне непонятно всё это, а я как освобожусь и мы с тобой поговорим. Хорошо? — спросила Даша.
— Ладно — не многословно ответил я.
— Ну тогда через четыре часа на омуте — сказала Даша и встав со скамейки, вошла в открытую калитку своего двора.
Я понуро побрёл в сторону магазина. Ведь я не знал что из всего этого получится и как себя поведёт Даша. Возражать не было смысля, так как у неё было много аргументов против меня, а у меня ни одного ни в свою защиту и ни против её.
Вернувшись домой и разложив продукты, я не мог найти себе места и решил что для успокоения мне нужно просто прогуляться и я решил идти на омут и там подождать Дашу. Я сидел на берегу реки и смотрел на воду и вспоминал, как совсем ещё недавно я сидел вот в этом самом месте, а мой член был полностью невредим и находился в открытой пасти щуки. Это были необычные ощущения и жаль что они уже больше не смогут повториться. Я так задумался и даже не услышал, как меня окрикнула Даша. Она тоже не смогла усидеть дома и пришла на полчаса раньше.
— Ты давно здесь? — спросила она.
— Около двух часов — ответил я.
— А что такой скучный, член свой жалеешь, который со щукой уплыл — улыбнувшись спросила Даша.
Я промолчал и встав с берега поприветствовал Дашу.
— Привет!
— Привет. Дак мы уже сегодня виделись — ответила она.
— А я думал, что это вчера было — тихо ответил я.
— Ладно, проехали — сказала Даша и окинула меня взглядом.
— Что то не так — спросил я сопровождая бегающие её глаза, которыми она водила по мне сверху вниз.
— Просто интересно, как ты теперь обходишься без него? — вдруг спросила она.
— Покажешь мне — не дав мне даже открыть рот, чтоб ответить, попросила она меня следом.
Мне было так неудобно это делать, но ничего не оставалось, и я сказал.
— Если не будешь смеяться и никому об этом не расскажешь.
— Если бы я хотела кому то об этом рассказать, то ещё четыре года назад всё рассказала бы — ответила она.
Я почему то поверил ей, ведь я начал усиленно интересоваться щуками как раз четыре года назад или вдруг она просто угадала, но делать ничего не оставалось и я спросил её.
— А где мне раздеваться, может вон там, там точно никто не увидит.
— А, по полю голым бегал, так никого не стеснялся, а тут кругом ни души и ты вдруг стал стеснительный. — ответила она и добавила следом.
— Снимай всё тут и нечего стесняться или может тебе помочь?
— Нет, я сам — сказал я и стал медленно снимать рубашку, потом штаны и трусы и перед Дашей открылся необычный вид моих гениталий. Низко свисающие яйца в мошонке и остаток от члена сантиметров пять — семь, который уже возбудился и торчал как, даже сравнить на знаю с чем.
Даша стояла и внимательно рассматривала всё, что у меня было, и вдруг сказала.
— А у тебя и яйца очень большие, не то, что я у своего парня видел, и свисают очень низко.
— Я не знаю — ответил я.
— Ты что ни у кого из парней не видел их яйца и член — вдруг удивилась она и посмотрела на меня.
— Только когда в классе восьмом учился — тихо ответил я.
Даша всхохотнула и улыбнулась.
— Извини, ты такой необычный и смешной — произнесла она как то дружелюбно и уже мягче, чем обычно.
Мне показалось, что она стала меня понимать, и я рассказал ей про тот случай, когда я впервые сравнил свой член и то, что увидел у одноклассников и после этого случая стал стесняться и сторониться всех. Даша снова улыбнулась, выслушав меня и спросила.
— А у тебя сколько сантиметров был?
Я снова покраснел и тихо ответил
— Тридцать два.
На лице и в глазах у Даши я увидел неописуемое удивление. Она минуту молчала, а потом спросила.
— Ты не разыгрываешь меня?
— А зачем, ведь его всё равно уже нет и я не смогу что-то больше добавить в своё оправдание.
— Жаль, что такое осталось в желудке у той щуки. Сейчас, где то плавают переваренные частички твоего члена в этой реке — произнесла она с грустью в голосе.
Даша отошла в сторону и села на обрыв. Я тоже присел рядом, и хотел, уже было одеться, как Даша вдруг тихо попросила меня не спешить. Мы ещё долго сидели на берегу, свесив с обрыва ноги. Она была одета, а я, совсем голышом. Мой член уже не стоял и лишь чуть-чуть свисал, слегка прикрывая самую малую часть моей мошонки. Мы молчали и смотрели на воду.
— А что ты дальше собираешься делать? — вдруг спросила она.
— В каком смысле? С чем? — не понял я вопроса.
— Ну — и она покосилась на меня, опуская взгляд на мои яйца и окомёлок от члена.
— Я не думал об этом — ответил я.
— А ты не хотел бы снова повторить со щукой — вдруг спросила Даша.
— Хотел бы конечно, но с такой длинной мне и щуку то нужно не больше четверти. В смысле двадцать сантиметров длинной. — ответил я.
— Да, тут большой щуке заглатывать нечего будет — улыбнувшись, Даша посмотрела на мой огрызок.
— А что если поймать маленькую — вдруг радостным голосом произнесла она.
— Можно конечно попробовать, но на это уйдёт всё лето если не повезёт — объяснил я Даше.
— Ну а если большая попадётся, то мы ей твои яйца отдадим, или ты против? — спросила она меня в упор.
Этим вопросом, я был застигнут врасплох и не знал что ответить. Лишиться последнего мне тоже не хотелось, но поймать маленькую щучку, чтоб она отгрызла у меня последний остаток — меня как то приободрило и возбудило. Член снова встал и торчал вверх, и Даша сразу заметила это и усмехнулась. Выглядело это конечно смешно и я непроизвольно прикрылся рукой.
— Ну, вот видишь, даже твой карлик со мной согласен и хочет сам побыстрее в пасть к щуке, а ты сопротивляешься — сказала Даша.
Я снова пожал плечами и ничего не ответил. Мы ещё посидели на берегу, потом искупались и одевшись пошли домой. Даша была в очень миниатюрном купальнике, состоящем и треугольников ткани и верёвочек соединяющих их в одно целое. Я старался не очень то смотреть на неё, но её присутствие и сознание того, что она в таком купальнике, который почти ничего не закрывал, держало меня в постоянном возбуждении. На обратном пути Даша предложила мне завтра снова встретиться на этом же месте и просила меня подумать о её предложении. Я пообещал, но весь вечер был в полной растерянности. Мне было не страшно, но что-то меня всё же сдерживало. Какая-то часть моего сознания подталкивала меня и говорила мне внутренним голосом — соглашайся, соглашайся. А другая часть противилась и твердила — береги что осталось, береги что осталось. Как я уснул, я не помню, но разбудил меня утром крик петуха и мычание коров на улице. Уже было шесть утра и мне тоже пора было вставать.


Закончив все свои дела, и не дожидаясь обеда, я снова побрёл на омут, так и не приняв окончательного решения. Даши ещё там не было. Я сел на тоже самое место и стал смотреть на воду и снова перед глазами всплыли те приятные моменты моих приключений, и я снова захотел это испытать. Даша пришла даже с небольшим опозданием и к моему страху и удивлению не одна. С ней была её одноклассница в прошлом — Юля. Жила она почти рядом со мной и я помню как в школьные годы я смотрел на неё из за занавески и дрочил свой член. Она мне нравилась, но подойти к ней даже когда мне уже было за двадцать, а она уже училась вместе с Дашей в институте, я не решился. Хотя Юля была и росточку почти моего, и по телосложению тоже. Мы с ней даже в чём-то похожи были друг на друга. Юля с Дашей всегда дружили и в школьные годы ходили везде вместе. Сейчас Юля была очень красивой девушкой, а вернее молодой женщиной и у неё рос сынишка. Она в деревню редко приезжала, ведь кроме бабушки у неё здесь и никого не было. Жила и работала в городе, как и её родители. Позже я узнал, что Юля приехала навестить бабушку и встретиться со своей школьной подругой Дашей.
Каким путём Даша уговорила её идти на встречу со мной на омут и что она знает обо мне, я не знал и это меня больше всего насторожило. Я всегда придерживался одного: «Знает один человек, то кроме него уже никто не знает, а если знают двое, то вскоре могут узнать и все». Поэтому я и Даше с трудом рассказал самую малость, в основном она мне рассказала всё, что она знала, и меня это как то успокоило — так как она об этом знал очень давно и никому не рассказала. Сейчас же я начал уже сомневаться в этом. Юля теперь тоже могла знать, но что? Это был вопрос времени и я не ошибся.
— Серёж, я тут подумала, что Юля если будет знать, то нам с ней веселее будет и тайны скрывать не нужно будет. Ты как, не против?
— Не знаю, пожал я плечами.
— Но я ей уже сказала немного из того что я сама видела — ответила Даша.
— Серёжа, а это правда что у тебя член щука откусила — глядя на нашу словесную перепалку, спросила Юля.
Я как стоял с открытым ртом, хотев что то сказать, так и застыл. Даша шевельнула рукой и я краем глаза увидел что она Юле показала кулак и понял, что всё что знала Даша, то знает и Юля. Я понял, что надеяться на тайну, которую могут хранить девушки, уже нет смысла и моя тайна уже стала достоянием гласности пока двух девушек, а что могли устроить они я не мог даже предположить.
— Серёж, если ты согласишься, то мы клянёмся тебе, что больше никому не расскажем — сказала Даша.
— Да Серёжа, и я тоже клянусь — добавила Юля.
События принимали непредсказуемый оборот, и мне нужно было решать. Я долго сидел и думал и потом, повернувшись к Даше и Юле, сказал.
— Хорошо, с завтрашнего дня будем ловить маленькую щуку — произнёс с трудом я.
— Ура, ура — в один голос обрадовались Даша и Юля и запрыгав взявшись за руки, стали вдвоём водить хоровод, а потом Даша и говорит.
— Пойдёмте купаться.
Я был в этот раз без трусов и сказал что не смогу. Мне было стыдно оказаться голым так скоро перед Юлей, но Даша и Юля ничего не хотели слушать и прямо в одежде меня столкнули с обрыва в реку. А когда я вылез из воды, то мне волей или неволей пришлось снимать её и сушить. Так и так я оказался голым перед двумя девушками, одна из которых мне очень нравилась, когда то в школе. А сейчас мне, почему то стала нравиться Даша. Что-то было в ней такое интригующее, что я был готов сделать для неё всё, что она попросит.
Юля же увидев то, что болталось от моих гениталий и окомёлок моего члена, стояла и смотрела на это, открыв рот и округлив глаза, как и вчера Даша. Мне даже стало как-то неудобно, и я как бы случайно отвернулся и пошёл в сторону реки и стал купаться голяком. Вскоре ко мне присоединились и Даша с Юлей. Со временем я успокоился, и мне стало проще общаться и отвечать на вопросы девушек. А вопросов было много и почти все касались моего члена и то, как я это решился проделать.
Утром следующего дня я раным рано отправился на омут со своим спиннингом. Долго вытаскивал только пустую блесну и вот мне повезло. Я вытащил щучку средних размеров что то около сорока сантиметров. Потом поймал пару окуней и несколько карасей на удочку. Щучки больше так и не попались. Когда пришли Юля и Даша, я уже собирался домой. Когда они увидели мой улов, то расстроились. Посмотрев на щёку, они со мной согласились, что такая не пойдёт, у неё голова длиннее чем мой окомёлок. Я им отдал рыбу и вернулся домой. В течении двух недель я каждое утро ходил на рыбалку и всё безрезультатно. За это время я поймал всего три щучки и все они были больше чем нам хотелось. Наступил июль и два дня шёл дождь. Я сидел дома и не переставал думать о предложении Даши. Она хоть и не говорила прямо об этом, но в её словах прослеживалось то, чтоб я согласился отдать щучке и свои яйца тоже. Они конечно больше об этом не заикались, но мне это не давало полного покоя.
После дождя я снова пошёл на рыбалку, Толи из за смены погоды, толи просто случай, я поймал небольшую щучку, около двадцати с небольшим сантиметров. Посадив её в ведро с водой, я стал ловить дальше и ждать, когда придут Даша и Юля. Они как и всегда пришли ближе к обеду и очень обрадовались. Дальше нам было уже не до рыбалки и спрятав всё в кустарнике, я поставил себе обезболивающий и отвернувшись от девушек, перетянул свой окомёлок у самого основания чуть-чуть даже подвытянув его. Когда я вышел к ним, то они очень удивились моему виду, но ничего не сказали. Я подошёл к ведру со щучкой и вылил половину воды и наклонил ведро. Сидя на траве я положил свой член на край ведра и стал ещё больше его наклонять, чтоб дать возможность щучке подплыть ко мне ближе. Потом я немного побулькал остатком своего члена и снова стал наклонять ведро. Инстинкт хищницы сработал и щучка, открыв пасть ухватила мой член. Девушки стояли затаив дыхание и наблюдали, как щука сжимает свои челюсти и извивается. Вода в ведре вскоре стала розовой, а мой член, вернее те оставшиеся пять — семь сантиметров, оказались в пасти у речной хищницы.
— А тебе не больно — вдруг спросила Юля.
— Он же укол себе поставил — тут же за меня ответила Даша.
— Нет, просто интересно, что будет дальше — уже ответил я.
Мы долго наблюдали как щучка мучает мой член оказавшийся у неё в пасти, а потом вдруг Даша и говорит.
— А если её взять за хвост и поднять вверх.
— Давайте попробуем — ответил я и ухватив щучку за хвостовую часть, вытащил из воды и стал держать вверх хвостом над своим животом, ослабляя и медленно опуская. Щучка трепыхалась и открывая и закрывая пасть ещё больше заглотила мой член. Чтоб она не задохнулась на воздухе, мы снова пустили её в воду и стали наблюдать. Мешалась часть ведра и мы решили спуститься к реке. Сев в воду у самого берега на мелководье, я опустил щучку в образовавшийся между берегом и ногами треугольник, заполненный водой. Глубина была около десяти — пятнадцати сантиметров и всё было хорошо видно. Даша и Юля сели напротив меня и уставились в воду. Время тянулось медленно и скучно. Щучка мало двигалась, а проглотить мой член дальше просто не могла — не позволяла его длинна, хотя он не стоял уже давно и был мягким и легко сдавливался в её пасти.
— И долго она его так держать будет — спросила Юля.
— Прошлый раз я ждал двое суток и ничего не изменилось — она смогла только головку начать переваривать в желудке — объяснил я девушкам.
— А сейчас что — спросила Даша.
— Ну сейчас мой член заканчивается где то вот здесь и я примерно отмерив около семи сантиметров, показал чуть подальше головы рыбины.
— Он хоть попал в желудок к ней или нет — спросила Юля.
— Ну если самую малость — ответил я.
— Тогда мы так долго просидим — уже скучным и уставшим голосом ответила Юля и в такт ей поддакнула Даша.
— Может, мы завтра придём, а ты тут посиди — вдруг сказала Даша.
— Я чё, я не против — ответил я и девушки ушли, захватив с собой мою рыбу и дав мне поужинать, чтоб я не вылезал из воды.
Я остался один. Начинало уже вечереть и солнце скрывалось за лесом. Прошло часа два, как девушки ушли домой. Как вдруг, я услышал шорох, и из-за кустов появляется Даша, а за ней Юля. Они запыхались и тяжело дышали.
— Что случилось — спросил я и сам испугался.
— Да ничего, просто мы бежали и запыхались — ответила Юля.
— У нас есть идея, чтоб тебе не сидеть тут всю ночь — сказала Даша и я увидел в её глазах озорные искорки.
— Что вы опять придумали — спросил я, и одновременно меня охватила дрожь.
— А давай тебе эту часть, которая в пасти у щуки, просто отрежем и она показала большие ножницы.
Я растерялся и не знал что ответить. Я не ожидал этого от них, хотя сам понимал, что уже практически ничего не чувствовал. Жгут, которым я перетянул член у самого основания был на мне очень сильно затянут и находился более восьми часов. Я всё это знал и до этого и готов был, но чтоб Даша и Юля сами это мне предложили, я не ожидал.
— Я сам не смогу это сделать — ответил я им.
— Я тоже — следом за мной сказала Юля.
— Тогда чё, я осталась — уже немного глуховато и тихо ответила Даша.
— Выходит ты — сказал я.
— А ты не против этого — спросила меня Даша.
— Нет конечно, мне и самому уже надоело кормить комаров тут — сказал я и приготовился встать.
Чуть приподнявшись и подставив ведро с водой, чтоб щучка оказалась в нём, я подошёл к Даше. Она раскрыла ножницы и подвела их к самому носу щучьей пасти и слегка сдавила ими мой член.
— Ну что, ты не передумал — спросила она напоследок.
— Нет — ответил я, и в это время она с силой сжала ножницы. Мы услышали щелчок и увидели, как режущие части ножниц сомкнулись, а щучка медленно вильнув, сползла по стенке ведра в воду. Воды было не так много и мы видели как щука стала делать движения и раскрывать и закрывать пасть и вскоре её челюсти плотно сомкнулись.
— Ну вот и всё — сказал я.
— Да, она сожрала твой последний кусочек твоего члена — сказала Даша.
Мы помолчали немного и достав аптечку, которую я собрал и таскал много лет с собой в таких случаях, обработали то место, где совсем недавно что то ещё торчало и возбуждалось и даже извергало сперму. Теперь на этом месте сиял тёмный пятачок в диаметре двух с небольшим сантиметров.
— Ну что идем дом — сказала до этого молчавшая Юля.
— Идём — тихо сказал я и вышел на берег.
— А её куда — спросила Даша, показывая на ведро со щукой.
— Возьмите себе, уху сварите — сказал я и впервые за это время улыбнулся.
Просто мне стало немного смешно, как они будут потом есть эту щучку, которая проглотила на их глазах хоть и остаток, но это был мой член.
— Я не могу, у меня бабушка сразу всё поймёт, когда её чистить будет.
— Ну тогда я возьму — сказала Даша.
— Завтра я буду одна дома и могу спокойно сварить уху. Так что приглашаю отведать — сказала она и засмеялась.
По дороге домой разговор как то не клеился и Они постоянно меня, то одна, то другая спрашивали, как я себя чувствую. А что я мог сказать им, когда у меня отняли то, что я считал ещё частью того, что я мужчина. Боль правда я не чувствовал после укола, но что то ныло и лёгкая ломота вызывала неприятные ощущения.
Утром я проснулся рано, от того что мне показалось жарко дома. Меня чуточку пошатывало, и кружилась голова. Смерил температуру, она была повышена, и я решил ехать в больницу. Возможно, к моему счастью или просто случайность, дежурил тот же врач, что и в прошлом году, и он сразу меня узнал. Он в шутку спросил меня, не отрос ли у меня мой пенис и я ему немного исказив события и сославшись что уснул с перетянутым, как и тогда, вообще лишился последнего. Возможно, он мне не поверил, но обработал рану и воткнул несколько уколов и я уснул. Проснулся в палате на другой день. Чувствовал себя вполне нормально и когда меня спросили об этом, то я сразу сказал, что хочу домой, и меня отпустили. Дома я уже был под вечер и встретил Дашу и Юлю на скамейке возле их дома.
— Ты где был, мы вчера два раза за тобой приходили на уху звать, — сказала Юля.
— Да, да. Юлька два раза бегала — добавила Даша.
— Я в больницу ездил, температура утром поднялась, — ответил я.
— А сейчас как себя чувствуешь — спросила Даша.
— Уже нормально — ответил я.
— Но мы уху всю съели и угостить тебя нечем — добавила она следом.
— А Дашка твой варёный член попробовала — ляпнула Юлька и получила толчок локтем в бок.
— Ну и как — вкусный — спросил я и даже сам себе удивился, что это не было для меня такой неожиданностью. Как и то, что эти две подружки и веселушки в школьные голы, сейчас вот обо всём этом говорят спокойно с чувством иронии. Даша правда сразу чуток смутилась и покраснела и я спросил у неё.
— Ну и как на вкус?
Она посмотрела на меня и на Юльку и погрозив ей кулаком уже спокойно и даже с улыбкой, ответила.
— Сыроват и жестковат, наверное недоварился — и они вместе с Юлей рассмеялись.
— Но зато Дашина кошка его съела весь — тут же выпалила Юля.
— Ну ладно, я пойду домой, мне полежать нужно — сказал я, так как не знал что ответить и ушёл.
Несколько дней я провёл дома, соблюдая все рекомендации врача, и у меня стало заживать. Даша и Юла долго не видели меня и пришли навестить и не удержались, чтоб не посмотреть, что у меня осталось. Я прямо при них убрал катетер, так как уже всё почти стало заживать, и не выступала сукровица. В последствии, мы стали встречаться всё реже и реже. Вскоре Даша и Юля уехали куда-то и вернулись только через несколько дней. На улице мы только обменивались приветствиями, и я слышал за спиной их смех и хохот. Я понимал что они обсуждают меня и будут обсуждать мой поступок ещё долго и долго. Но пока они держали своё слово и об этом никто не догадывался. А если и жители замечали, что надо мной смеются, так я привык к этому ещё со школы и просто не обращал на это внимания. В августе вначале уехала Юля, а потом и Даша и перед отъездом она мне сказала, что приедет на следующее лето и посмеявшись велела мне снова отрастить мой член и что ей понравилось это приключение. Я ничего не сказал и ушёл к себе домой.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Монолог о рыбалке

Сообщение 10 фев 2016 07:38

Мои фантазии. Монолог о рыбалке.
Часть 3
.

Зима прошла как-то неопределённо, с одной стороны вроде и не так скучно и быстро, а с другой стороны монотонно и обыденно. Я привык обходиться без своего члена и писал постоянно снимая штаны, ведь больше высовывать в ширинку мне было просто нечего. Вечерами и лёжа в постели, я иногда забавлял себя, тиская свои яйца, то сдавливая их, то перетягивая их, и наблюдая, как они меняют свой цвет. Иногда заправлял их назад ближе к ягодицам и садился на них, постоянно ёрзая и как бы катаясь на них. Они отвисали у меня довольно низко, и поэтому я мог их так же далеко отводить назад. Иногда я стоя перед зеркалом прятал из назад и смотрел на себя вообще без гениталий и смеялся сам над собой, произнося почти одну и ту же фразу
— Было тридцать два сантиметра, а сейчас только маленькая дырка. Всё щука сожрала — говорил я сам себе.
Прошла весна и снова наступила летняя жара. Шёл июнь месяц. Я иногда чтоб отдохнуть и развеяться ходил на рыбалку в свободное от работы время и вот однажды возвращаясь домой с неплохом уловом, до двух десятков карасей, я увидел как из рейсового автобуса выходит Даша.
— Серёга, привет! — крикнула она мне.
— Привет, привет, — ответил я.
— Подожди меня, вместе пойдём — сказала она.
Я постоял когда Даша подойдёт ко мне и взял её сумку, а она садок с рыбой.
— Хороший улов, — похвалила она меня.
— Хочешь, я тебе его отдам, у меня ещё есть дома, — сказал я.
— Спасибо, с радостью — ответила Даша.
Идти было с полкилометра, и мы дальше шли, лишь изредка обмениваясь короткими фразами. Возле дома, Даша взяла у меня свою сумку, и ещё раз поблагодарив за карасей, окинула взглядом и спросила с улыбкой на лице.
— Ну как, больше щук не ловишь?
— Нет — ответил я.
— Кормить больше нечем или... — снова спросила Даша.
— Или — ответил я и пошёл домой.
Конечно, было обидно, что она смеялась надо мной, хотя на лице не было видно ничего. Но это было ещё обиднее ведь она стала ещё больше мне нравиться и часто зимой вспоминая нашу встречу и всё что произошло, я возбуждал себя поглаживая и тиская яйца и хоть и долго, но доводил до оргазма и заливал свой живот спермой. Я делал это не так часто, но всегда когда я это делал, я думал о Даше. И вот она снова приехала, и я был рад этой встрече, что снова услышал её голос и увидел её. Вечером на меня нахлынуло такое возбуждение, что я не удержался и вспоминая каждое её слово, массировал свои яйца и ждал пика наслаждения, который наступил хоть и не так скоро, но я забрызгал весь пол перед собой спермой и даже несколько капель текли по ногам.
В течении нескольких дней мы с Дашей встречались только на улице. Обмен приветствиями, несколько рядовых фраз и снова расходились. Ближе к выходному прошёл сильный дождь, и на улице стояла непролазная грязь. Я сидел дома и пялился в телик. Вдруг слышу, что кто-то во дворе шабаркается. Вышел и сам удивился. Даша в плаще и с полиэтиленовым ведром. Как ни странно, это ведро было даже прозрачным и сквозь его стенки можно было увидеть, что в него налито.
— Ты куда собралась, дождь моросит и грязюка вон какая — спросил я.
— Что не видишь, что к тебе пришла — ответила она обходя приличную лужу во дворе.
— А ведро то тебе зачем? — интересовался я.
— Я тебе его принесла, на рыбалку ходить. — ответила она.
— Но у меня есть.
— Это совсем не то что у тебя есть. В этом ведре всё видно. Оно практически прозрачно — пояснила она.
Я пригласил Дашу в дом и мы ещё несколько часов сидели и пили чай и болтали. Перед уходом Даша изъявила желание полицезреть на отсутствие моего члена и как теперь у меня всё выглядит. Ведь прошёл почти год. Я немного смутился, ведь с такими просьбами ко мне никто не обращается, но пересилив себя стянул штаны. После того как я лишился своего члена и у меня теперь ничего не возбуждалось и не оттопыривало штаны, я перестал носить трусы и плавки. Поэтому, как только штаны слетели на пол, перед Дашей открылась картина моего низа живота с некоторой отсутствующей частью, и с измученными яйцами, с отвисшей мошонкой. Я часто их перетягивал и привязывал к ним разного рода грузы и так ходил по дому. Было необычно и интересно узнать, что они смогут вынести. Самое большое что мне нравилось делать, это перетянув яйца, второй конец шнура привязывать к ступне и ложиться спать. Во сне я шевелился и двигал ногами и ступня натягивая шнур, непроизвольно дёргала меня за яйца. Иногда мне снились красивые эротические сны, а иногда я видел свой член, который когда то был ещё цел и причинял мне много и неудобств своими размерами и в тоже время приятного, что с ним можно было делать много разных приятных вещей.
— А они тебе не мешают? — спросила Даша, оторвав меня от раздумий и воспоминаний.
— Иногда мешают, но я с этим справляюсь, — и тут же вдавив оба яичка во внутренние подкожные кармашки и передавив мошонку, объяснил как я это делаю и что после такой манипуляции у меня болтается только пустая мошонка. Даша видно не знала этого и удивилась.
Она ещё раз окинула взглядом меня и сев на стул как бы непроизвольно и про себя, но чтоб я мог слышать, сказала.
— Мог бы и яйца тоже щуке скормить.
— Ты что-то сказала — переспросил я, хотя и понял смысл сказанного.
— Да нет, это я про себя размышляю — схитрила Даша.
Вскоре Даша ушла и перед уходом повторила свою фразу снова, но уже не срывая этого.
— А ты Серёж не думал половить щуку на свои яйца, говорят что клюёт гораздо лучше чем на член. — она рассмеялась и ушла.
Несколько дней её слова не выходили у меня из головы и при очередной встрече, как она снова съязвила и посмеялась над моей мужской некомплектностью, я ответил.
— Ну если ты приглашаешь меня на рыбалку, то можем хоть завтра идти.
— В каком смысле — растерялась Даша.
— В прямом, как ты хочешь. Рыбы тебе наловим в прозрачное ведро и может щучку поймаем. — ответил я.
Даша обрадовалась, хотя и не знала точности моего принятого решения. Я же просто хотел с ней посидеть на берегу и половить рыбу и подарить ей весь улов. Ну, в общем, побыть с ней наедине, а не под пристальными взглядами соседских бабулек и сплетниц.
Утром рано я уже был на нашем месте, а Даша пришла спустя два часа. В прозрачном ведре уже плавало несколько карасей и пара окуней.
— Как успехи — спросила она.
— Всё в ведре — ответил я и пристально наблюдая за поплавком, вытянул очередного карася..
— На пирог и на небольшую уху тебе уже хватит — ответил я.
Даша села рядом и стала смотреть на воду. Я стал периодически забрасывать спиннинг, но вытягивал его всегда пустым.
— Похоже, после дождя рыба ушла на глубину — объяснил я пустой крючок.
Полно летало комаров, и было неприятно. Трава ещё была сырой, и земля тоже намокла хорошо.
— Может, домой пойдём? — спросил я у Даши.
— Ага, — дрожащим голосом произнесла она.
Мы всё собрали и пошли в деревню. По дороге болтали обо всякой ерунде, а перед её домом я отдал Даше ведро с уловом. Позже мы ещё около месяца ходили хоть и не каждый день, но щука ловиться не собиралась, да и если честно сказать, то просто я не готов был к этому и брал всё такое, при чём щука, никогда бы на это не клюнула. Конечно, Даша этого не знала и просто надеялась на случай. А мне просто было приятно с ней разговаривать и обсуждать то чего я не знал из-за того что жил в деревне, а она в городе.
Уже подходил к концу июль месяц, и я так привык к обществу Даши, что как только просыпался, быстро заканчивал свои дела дома и бежал на наше место. В сильную жару я уже не стеснялся и купался при ней голым, а она не решалась этого сделать, да и я не просил и даже не намекал об этом. Чем ближе подходил её отъезд, тем сильнее становилось у меня желание удивить её, и я стал просыпаться с одной мыслью — сделать это сегодня, но на реке я снова откладывал и откладывал на потом. Однажды, когда мы купались на омуте, Даша сказала мне.
— Да, неудачное нынче лето, даже ухи из щуки не поела ни разу.
— Я бы рад, но не ловится. Сама же видишь. — ответил я.
— Через две недели я уже уезжаю. Отпуск заканчивается — сказала Даша.
— А я только собираюсь идти в отпуск — ответил я.
Потом мы ещё какое то время купались и отдыхали, а как начало смеркаться, пошли домой.
— Завтра суббота и я смогу идти на рыбалку рано утром — на восходе всегда клюёт лучше. — сказал я Даше.
— Я высплюсь и тоже приду, а то надоело одной дома, и Юлька зараза в этом году не приехала — сказала Даша.
Уже лёжа в постели я решил, что хвать тянуть кота за хвост. Взял утром любимые свои наживки для спиннинга и отправился на рыбалку. Мне действительно повезло. Кроме нескольких карасей, я с шестого или седьмого заброса вытянул небольшую щучку, сантиметров двадцать пять — тридцать. Выложив карасей в садок, я опустил её в прозрачное пластиковое ведро подаренное Дашей. Она плавала по кругу, то останавливалась, то поднималась вверх ближе к поверхности. Я сквозь стенки всё прекрасно видел и представлял, как будет смотреть Даша. Вскоре и пришла она.
— Что уже поймал — спросила она с улыбкой в глазах.
— Да, можешь забирать и идти варить уху — ответил я.
— Да ещё вон с десяток карасей тоже забери — и я показал в сторону садка.
— А ты Серёжа не хочешь щучку подразнить — вдруг лукаво с подходом издалека спросила Даша.
— Как подразнить — переспросил я.
— Ну у тебя ещё есть чем подразнить. Просто очень хочется увидеть, как она кидается на добычу — пояснила Даша.
— Ты хочешь сказать, что добычей должны стать мои яйца — спросил я удивлённым голосом.
— А что, ты не хочешь — смутившись, и уже поникшим голосом спросила Даша.
— Я догадывался об этом ещё в прошлом году, но думал что ты передумала, раз Юля не приехала и поэтому решил что ты действительно захотела ухи из щурагайки. — сказал я.
— Да ну её, не приехала ну и не приехала. Она же за мужем, а я свободная и не собираюсь ждать её ещё лет десять. — сказала Даша как то обидевшись на свою подругу, с которой они не виделись до прошлого года около десяти лет.
Я растерялся и уже не знал, продолжать мне прикидываться дурачком ничего не понимающим или согласиться и сделать то что она предлагает своими намёками. Даша не дала мне на это шанса выбрать и тут же сказала.
— Если тебе мало того, что я одна буду смотреть, то я могу ещё позвать хоть Вальку, хоть Машку.
— Нет, нет. Только не их — за возражал я. Я знал, что они сплетни разносили по селу быстрее радио и положиться на них было нельзя даже в самой пустяшной мелочи.
Даша увидела в моих глазах испуг и тут же сказала.
— Ну ладно, ты пока лови рыбку, а я эту унесу и девчонок позову.
— Нет, не надо, я согласен — чуть ли не со слезами на глазах проговорил я заикаясь.
— Ну хорошо, уговорил — улыбнувшись сказала Даша.
Я отложил в сторону удочки и взяв сумку с аптечкой, пошёл готовиться за кустарник. Вернулся уже минут через двадцать и полностью голый с отвисшей мошонкой, подошёл к Даше.
— Я согласен. Что ты хочешь, только чтоб об этом никто не узнал — спросил я.
— И даже Юля — поинтересовалась Даша.
— Ну это ты сама решай, она твоя подруга — ответил я и понимал что скрывать от Юли не было смысла, она и так всё знала. Ведь в прошлом году они постоянно о чём то шептались и смеялись глядя в мою сторону. Я был почему то уверен, что обсуждали это, что должно было случиться сейчас.
— Ну тогда начинай, корми свою щуку — произнесла Даша и рассмеялась.
Я подошёл к ведру и стал примеряться. Хотел как и раньше, сесть и наклонить ведро, но Даша остановила меня и говорит.
— А ты ложись на ведро сверху и закрой его собой, а яйца опускай в воду.
Сейчас я только понял, зачем она мне подарила прозрачное ведро, а говорила совсем другое. Ну ладно, пусть будет так, бубнил я про себя и готовился накрыть ведро своим телом, как амбразуру у дота. Ценой этому были мои яйца, и если повезёт, то они останутся целыми до следующего раза, а если нет, то...?
Даша села рядом и стала наблюдать. Вот мои яйца полностью опустились в воду, а кромки ведра стали давить на живот и бёдра. Даша хлестала по ведру веткой ивы и тем самым пугала щуку, чтоб та не лежала на месте. Она то поднималась вверх, задевая плавниками или хвостом мошонку, то делала круги по низу ведра и снова затихала, но никак не хотела хватать меня за яйца. Спокойная попалась — подумал я.
— Серёж, а ты побултыхай своими яйцами в воде — вдруг сказала Даша.
Я понял её и стал чуть приподниматься и опускаться. Мои яйца то выныривали из воды, то с бульканьем опускались в ведро снова. Сделав так несколько раз, я вдруг почувствовал всплеск в ведре и следом смех Даши. Это было то, что и должно было произойти. Щука увидев, что что-то трепыхается над головой, изловчилась и проявив всю свою ловкость и изворотливость в замкнутом пространстве, резко поднялась вверх и открыв пасть, ухватила меня сразу за оба яйца. Как только её челюсти сомкнулись и сдавили мошонку, проткнув кожу острыми клыками, вода в ведре стала окрашиваться в розовый цвет, который становился всё более насыщенным. Даша сидела на траве и смеялась, придвинувшись ещё ближе к ведру и комментируя все действия щурагайки.
Вскоре уже ничего нельзя было разглядеть, и Даша предложила сменить воду. Я согласился. Набрав воды в железное ведро, которое всегда было на берегу, я ухватил щуку за хвост и поднял его вверх. Щука думала, что у неё хотят отобрать добычу и стала проделывать манипуляции мышцами, как бы спеша проглотить свою жертву, в качестве которой были мои бедные яйца. Даша быстро сменила воду, и мы снова опустили в ведро щуку, крепко вцепившуюся в мошонку и не желающую разжать пасть. Потом мы ещё несколько раз меняли воду и наблюдали, как каждый раз пасть щуки всё ближе и ближе прижимается к низу живота и как только крайние её клыки оказались возле места перетяжки яиц, я сказал.
— Всё, она заглотила их полностью.
— А где сейчас у неё в животе твои яйца — спросила как то сумбурно Даша.
Я понимал её волнение и то что она только что увидела своими глазами, для неё было небольшим шоком.
— Если судить по тому, что она их тянет в себя, то должны находиться примерно вот здесь — и я показал как раз на середину щуки.
— Это значит они уже в желудке — удивилась Даша.
— Я их не чувствую, но возможно — ответил я.
Даша улыбнулась и посмотрела на меня, а потом снова на щуку.
— Серёж, а ты чувствуешь что то, когда твой член раньше и сейчас яйца начинают перевариваться в её желудке — спросила она.
— Вот когда укол перестанет действовать, возможно и буду чувствовать, но не сильно. А сейчас вообще ничего не чувствую, только слегка как бы кто то тянет мою мошонку и всё.
— Это у неё наверное так пищевод работает — пояснила Даша.
Я конечно не знал всего этого и только мог догадываться и поэтому просто промолчал.
Мы просидели так до самого вечера, не сводя глаз с ведра. Даже обедать не стали, а лишь перекусили бутербродами. Зато щука, наслаждалась наверное таким деликатесом, ведь не каждый день и не каждой щуке так везёт — отведать мужские яйца на вкус.
Когда я произнёс эту фразу, Даша рассмеялась и долго не могла успокоиться и как только она бросала на меня взгляд, снова заливалась хохотом. Возможно, я как то выглядел в то время сильно по дурацки и то что я говорил тоже было смешно — я не знаю.
— Давай уберём всё и пойдём домой — предложил я Даше.
— Нет, я хочу досмотреть всё до конца — ответила она.
— Ну тогда нам придётся тут заночевать и возможно завтра тоже — сказал я.
— Я согласна — весело сказала Даша и предложила развести костёр.
Мы нашли укромное место, чтоб огонь костра не был виден ни откуда и приготовились коротать ночь. Особых телодвижений щука уже не делала, так только иногда виляла хвостом как бы стараясь сдвинуться или подвинуть и заглотить добычу полностью. Даша не выдержала и уже часа в два ночи уснула. Я же не мог уснуть, так как постоянно лежал на ведре. Ещё несколько раз я обезболивал себя, так как чувствовал лёгкое жжение в области яиц. Было понятно, что начался и медленно шёл процесс переваривания. Перетянутая мошонка уже больше не кровила и потемнела. Вода перестала менять цвет, и была всегда прозрачной. Если бы Даша захотела сделать как тогда, то мы уже спали бы каждый у себя дома, но желание увидеть то что невозможно было увидеть, заставляло нас торчать на берегу всю ночь. Утром картина ничуть не изменилась. Щука была по прежнему с закрытой пастью на моей мошонке и слегка виляла хвостом или лежала как неживая.
— Долго ещё — спросила Даша.
— Что именно — переспросил я.
— Ну когда она у тебя откусит их полностью — спросила Даша и в голосе у неё уже не было вчерашнего веселья, а была усталость от недосыпания и зуд от комаров, хотя мы мазались мазью.
Я тогда ещё не знал, что процесс переваривания пищи у щук длится по несколько дней, а то и неделю и сказал, что уже чувствовал, как что-то жжёт мои яйца. От этих слов глаза у Даши загорелись, и появилась искорка любопытства. Но даже эта новость уже ближе к обеду не приносила ей радость.
— А может домой пойдём — сказала вдруг Даша.
— А щуку отпустим или себе на уху возьмёшь — спросил я.
— Себе возьму — ответила Даша.
— Ну тогда освобождай меня, я же не могу с ведром на пузе домой идти.
Даша рассмеялась и спросила.
— А как?
— Ну или распарывай щуку и вынимай мои яйца...
И не успел я договорить, как Даша тут же стала возражать.
— Мы что тогда зря тут вторые сутки торчим — сказала она.
— Ну тогда — и снова я не досказал.
Даша достала ножницы и подошла ко мне.
— Я сейчас — сказала она и разведя концы ножниц, подвела их к самой голове щуки и не предупреждая меня — чик и щука упала в ведро с водой.
Наступила пауза. Ни я ни Даша не проронили ни слова. Мы прижгли ранку йодом, и пошли домой, бросив всё кроме рыбы на берегу. По дороге мы слышали, как щука плескалась в ведре и наматывала круги. Даша молчала, и я тоже не знал что сказать. Разошлись возле Дашиного дома, молча. К моему счастью утром я проснулся и в первую очередь потрогал лоб. Температуры не было.
— Фу. Хорошо. Хоть в город не нужно будет тащиться — подумал я и вышел во двор и тут почувствовал, что мне было легко делать шаги, хотя и чувствовал лёгкую ломоту и саднящую боль. Это первое положительное ощущение, которое я заметил в то утро. Позже таких ощущений было много, и я не ругал и не казнил себя за то, что я сделал.
Дашу я увидел только под вечер
— Ну как уха, не пригласишь попробовать — спросил я.
— А мы её вчера ещё с родителями съели — сказала Даша и я сразу сделал огромные глаза по пять копеек.
Она поняла, чего я испугался и запустив руку в карман халата, достала целлофановый кулёк, в котором одиноко без мошонки лежали оба мои яйца без мошонки.
— А где остальное, съели — спросил я.
— Да, только не мы, а наши кошки и представь себе — в драку — ответила Даша и улыбнулась.
— А их ты куда понесла. По деревне показывать — испуганно спросил я, так как застал её как раз на полпути к магазину.
— Вначале хотела тебе вернуть, а потом вдруг захотелось себе оставить — сказала Даша.
— Ты не будешь против — спросила она следом после небольшой паузы молчания.
— Нет конечно, если тебе нравится, чтоб они были с тобой, то я даже буду рад — ответил я.
— Спасибо Серёжа. А ты как себя чувствуешь?
— Вполне терпимо, температуры нет, а боль скоро пройдёт — ответил я.
Так мы дошли до магазина и разошлись, а утром на следующий день Даша уехала, даже не попрощавшись. С той последней встречи прошло хоть и не так много времени, но мы с ней больше не встречались, а вернее когда она приезжала в деревню, то всячески избегала со мной встречи, и я видел её лишь издалека. Сам конечно я не решался к ней зайти в гости и не подкарауливал, чтоб поговорить, да и особого желания уже как мужчина не испытывал.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для …

Сообщение 11 фев 2016 06:52

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для ...
Часть 1
.

Это произошло со мной совсем не давно, всего несколько дней или недель назад — в сентябре. В основном всё основано на моих реальных приключениях, хотя и не обошлось без фантазии в завершении моего рассказа.
Вчера закончил ремонт трактора и немного устал. Желание что-то делать не было вообще. Я слонялся по двору и в преддверии осени прибирал всё, чтоб не завалило снегом. Ведь зима прихоть всегда, когда её не ждёшь и ещё куча дел недоделанных. Светило солнце и было довольно тепло, что я закрыв калитку, разгуливал голышом. Спустя некоторое время, мне захотелось передохнуть и немного расслабиться, вернее всего уделить немного внимания своему дружку и болтающимся в мешочке двум шарикам.
Я решил найти жучка и посадить его на свой член, чтоб поползал по нему, пощекотал и если повезёт, то и покусал чуток. А кусаются они все по-разному, и иногда так возбуждает эта процедура, что крышу сносит. Я, обошёл все уголки во дворе, и даже заглянул под несколько досок на земле, но только под ними ползали и спешили спрятаться дождевые червячки — жучка, ни одного не нашёл. Я не знал, что придумать и тут вдруг меня как, что-то кольнуло — а почему я дождевых червей не беру во внимание. Я вспомнил один случай, и это меня натолкнуло на очень интересную мысль, и я решил попробовать. Ничего опасного мне в этом не казалось тогда.
Подняв первую доску, я сразу же увидел двух приличных, сантиметров по двенадцать, а то и больше, дождевых червей. Одного мне сразу удалось ухватить, а другой от яркого света сразу скрылся в норке. Ополоснув его в баке с водой, я нашёл его переднюю часть, и направил в отверстие в головке. Червяк весь извивался и выворачивался, но никак не хотел в мочевой канал заползать. Я оказался намного терпеливее его, и вышло, по-моему. Сантиметр за сантиметром и вот уже одна треть дождевого червяка затолкана в уретру, а оставшаяся часть от сопротивления устала и свисает с головки вдоль по члену. Я взял за кончик и поднял червяка вверх, а второй рукой продолжал придерживать его возле отверстия в головке. Чувствуя, что обратно червячку не выползти, он стал пробовать двигаться вперёд и с небольшой моей помощью заполз ещё сантиметров на пять. Я продолжал держать его так сказать за хвост и не давал ему углубиться дальше. В мочевом канале я ощущал приятное движение, где то посередине члена и было так щёкотно и немного пощипывало. Мой член был предельно возбуждён, и я не выдержал и стал выплёскивать струйки спермы. Вместе с ними и вылетел мой возбудитель моего члена и весь в сперме упал на траву. Он наверное задохнулся и практически не шевелился и не спешил уползти. Я был восхищён, что от такого маленького и скользкого червячка, я испытал такой сильный оргазм и так бурно кончил.
На этом я решил не успокаиваться и взял лопату и пошёл в огород, где земля была намного сырее. Копнув раза два, я сразу нашёл до десятка дождевых червей, но только четыре из них были толстенькими и длинными. Я взял их и положил в банку и вернулся во двор. Взяв одного червячка, я стал снова его толкать в уретру, и мне удалось гораздо быстрее это сделать. Сантиметр за сантиметром и второй червяк был в мочевом канале уже, где то посередине моего члена. Мне было щекотно и приятно пощипывало и что-то так необычно шевелилось внутри. Я замер и наслаждался этим чувством. Когда червяк старался заползти глубже, то я его немного притормаживал и вытягивал назад. Так продолжалось минут десять, а может и меньше, пока червяк не повис и больше не щекотал внутри мой член. Я вытянул его и положил на землю.
— Устал, — подумал я тогда и взяв из банки другого. Стал снова толкать его внутрь мочевого канала.
Так я развлекался примерно с час и ещё дважды ходил копать новых червей, пока мне не попался сине-фиолетовый с красноватыми пятнами. Он был чуть толще всех и даже длиннее сантиметра на три. У меня сразу появилась неплохая идея и я взяв дома шнурок, перетянул свой член у самого основания, так на всякий случай и решил дать такому красавцу право выбора, но сам себя подстраховал, что если выбор у червяка будет не в мою пользу, то дальше места перетяжки он всё равно не уползёт. Ополоснув его в воде, я его переднюю часть, которая то сжималась и была закруглённая, а то растягивалась и меня свой цвет на тёмно-красный и заострившись вытягивалась вперёд сантиметра на два. Придерживая его двумя пальцами, чтоб не раздавить, я второй рукой стал подталкивать его внутрь мочевого канала, и получилось почти со второго раза. Дождевой червяк стал заползать внутрь. Я убрал руку и стал наблюдать. Увидев что он вроде пытается выползти. Я снова придержал его пальцами и подтолкнул внутрь на пару сантиметров. А потом стал наблюдать. Одна треть его была уже внутри уретры, а дальше, то сжимаясь, то извиваясь вокруг головки, червячок стал щекотать мой член изнутри и продвигаться в глубину. Он был длинный и уже вскоре я почувствовал его где то в глубине своего члена. На поверхности оставалось ещё около пяти, шести сантиметров. Я сидел на ступеньках крыльца и навалившись на дверь наблюдал за всем происходящим. Возбуждения медленно нарастало и мой перетянутый член начинал подниматься и расти в размерах. Червяк медленно двигался то вглубь, то чуть-чуть обратно. Возможно он достиг того места. Где с помощью шнурка я перетянул свой член и не мог продвигаться дальше.
— Молодец что перетянул — похвалил я себя и тут на какое то время отвлёкся.
На улице рядом с моей оградой я услышал разговор и шептал как заклинание: «Только бы не ко мне, только бы не ко мне»
В это время мой член уже совсем возбудился и стоял как свечка в подсвечнике, а из отверстия в головке торчало всего около сантиметра того самого дождевого червяка. Я испугался и быстро ухватил его за медленно исчезающий кончик и стал тянуть обратно. Червяк продолжал, за что-то держаться или прилип там к чему-то внутри мочевого канала и не хотел выползать. Мне с трудом удалось его сдвинуть с места, и я с облегчением вздохнул. Сантиметр, два, три. Вот уже и пять сантиметров вытащил. Ещё два и тут та часть, которая была у меня в руках, оторвалась. Я бросил её на землю и попытался ухватить торчащий несколько миллиметров кончик червяка, но мой член предательски сильнее ещё возбудился, и чёрная точка исчезла в мочевом канале. Наверно две третьих червяка или может половина остались внутри, и их не было видно. Я сильно перепугался и не знал что делать. Первое что пришло в голову, что нужно сходить и пописать, но я не хотел, а капля, выдавленная через силу, червяка из мочевого канала не выгонит. Возможно, тут я и совершил ту глупость, что взял и развязал член в месте перетяжки и стал онанировать. Я был возбуждён и думал тогда, что выплеском спермы выскочит и оборвавшийся внутри часть червяка. Когда я развязал шнурок и стал, как бы выдавливать из члена всё что было там, то увидел, как из мочевого канала выступило несколько капель крови. Тут я вообще перепугался и стал яростно дрочить. Вскоре мне удалось добиться того, чего я хотел. Несколько струек молочного цвета спермы, выскочили из мочевого канала и плюхнулись перед ногами на землю, но среди этой массы даже намёка на кусочек дождевого червяка не было, а следом за спермой снова вышла несколько капель крови.
Я бросился в дом и выпил сразу две таблетки мочегонного, а потом стал есть арбуз и пить воду, но чтоб сходит в туалет и пописать, у меня на это ушло минут сорок и когда я захотел это сделать, то так сильно напрягся, что думал что щёки лопнут. Струя получилась конечно сильная, но я сразу почувствовал резь и цвет мочи был чуток розовый, а когда я закончил, то на земле не нашёл ничего, что могло бы напомнить мне дождевого червяка. До самого вечера я выгонял из себя всё и пил воду и ел арбуз и потом ещё выпил мочегонных пару штук, но так ничего и не вышло. Я испугался и решил написать друзьям и знакомым, с кем общался по интернету, но никто ничего такого никогда не слышал, и все меня посылали к врачу. Так я и заснул. Утром я проснулся и бегом во двор. Снова ничего, но резь при мочеиспускании исчезла, и я вполне нормально себя чувствовал. В течение дня я ничего не чувствовал в ухудшении своего самочувствия, а после обеда прошёл дождь и я сидел в доме. Вечером приехали мои друзья Димка и Лена помогать копать картошку. Из-за дождя мы просидели весь вечер дома, и я им рассказал, что со мной произошло. Они вначале слушали с интересом, потом рассмеялись, а когда рассказал что червяк остался внутри — испугались, и Лена как фельдшер тоже посоветовала приехать в ЦРБ и провериться. Я конечно отказался — было очень стыдно рассказывать про это. Могло через нашего сельского фельдшера быстро разнестись по деревне. Ведь потом всё равно бы к нам в медпункт сообщили, от чего я лечился. Лена обещала всё разузнать на работе после выходного и проверив температуру и на всякий случай дала мне противовоспалительного. Так мы потом и уснули.
Проснулся я утром рано, мочевой разрывался, да и привык я в деревне вставать рано, и вышел во двор. Чуть на телегу от трактора не налетел. Туман стоял, в нескольких шагах уже ничего не было видно. Я даже ругнулся по моему, и стукнул кулаком по бортам телеги. Шум, конечно, услышали Дима и Лена и вышли следом и застали меня как раз, когда я стоял голый и поливал колёса у телеги накопившейся за ночь мочой.
— Ты что брякаешь? — спросил Димка.
— Да чуть на телегу не налетел в тумане, ничего не видно — ответил я.
— Да, такого тумана я давно не видел — ответил Димка.
Лена наклонилась к Димке, так как она стояла на ступеньку выше и что-то шепнула ему на ухо. Он улыбнулся и окрикнул меня.
— Сергей, а мы уж было подумали, что ты с утра пораньше по деревне голышом решил прошвырнуться — сказал он и засмеялся.
— Да, прям уж, хотя в таком тумане и днём никто не увидит — ответил я.
— А что боишься — подначивал, Димка.
— Да нет, не боюсь, просто силы тратить не хочется, ещё картошку копать — ответил я.
Лена снова что-то шепнула Димке на ухо и он тут же сказал:
— А что если мы с Леной вдвоём копать будем, без тебя, тогда согласишься?
Я подумал. Копать жуть как не хотелось, и ответил.
— А вот возьму и соглашусь, что тогда без меня будете делать.
— А что, мы будем копать, а ты что хочешь, только если ты согласишься, то половина что осталось, остаётся за нами — сказала Лена и Дима ей поддакнул.
Половина это сотки три будет. Я уже две почти выкопал, значит около шести осталось — рассудил я и дал своё согласие.
— Ну хорошо, жди нас, мы сейчас оденемся — сказала Лена и они с Димкой скрылись в доме и уже через несколько минут снова вышли.
— Ну что пошли — сказали они.
— А можно я вначале оденусь, а то тут вдруг соседки увидят — они рано встают. — спросил я.
— Ну ладно — сказал Димка, он прав — обратился он к Лене.
Я одел трико и футболку, и мы вышли на улицу. Пойдя метров двести или чуть больше, Лена напомнила мне про одежду, и я тут же снял её и отдал ей. Она положила её в пакет, и мы пошли дальше, да и одежда была при Лена так на всякий случай — вдруг туман резко рассеется. Кругом стояла такая тишина, что если бы было слышно что кто то разговаривает, то наверное бы долетело с другого конца деревни. Так мы не спеша и оглядываясь по сторонам и прислушиваясь дошли до магазина, который конечно был ещё закрыт. Осмотревшись и прислушавшись, Лена спросила.
— А где тут у вас клуб?
— Там дальше — показал я в противоположную сторону от дома.
— Может, до него прогуляемся — предложила она.
— Я не против, — ответил Димка.
Мне ничего не оставалось, и я тоже согласился. Мы прошли ещё несколько сотен метров и остановились возле администрации сельского совета. Тут же находился и медпункт. Клуб стоял чуть дальше, а рядом была небольшая аллея, и стояли две скамейки. Раньше там всегда молодёжь собиралась. Сейчас они пустовали и только днём иногда ребятишки бегали вокруг закрытого клуба. Мы вошли в аллею и сели на скамейки. Лена что то шепнула Димке на ухо и встав сказала.
— Ну что, до обеда сидеть будем или домой пойдём?
Мне эта фраза показалась странной, но я промолчал и мы встали и пошли обратно. Возле магазина Лена вдруг ойкнула и спросила у Димки.
— Моя сумочка у тебя?
— Нет, ты же с ней тряслась — ответил он.
— Ой, я её, наверное возле клуба оставила, сходи — обратилась она к Димке.
— Ты оставила, ты и иди — ответил он зевая.
— Серёжа, а может, ты сходишь — обратилась она ко мне.
Я не хотел, чтоб она так расстраивалась и согласился. Одному было конечно идти опаснее и я прислушиваясь и прячась пошёл к клубу. Шёл, наверное, уже восьмой час, так как кое-где вдалеке был слышен рёв коров. Обычно табун у нас около восьми собирают за околицей и пасут все по очереди. Ну сейчас ещё и коров погонят испугался я и стал поторапливаться. Впереди не было видно ничего и я постоянно крутил головой по сторонам, чтоб успеть вовремя заметить, если вдруг кто появится на улице.
Дима и Лена, чтоб попугать меня, об этом я узнал уже перед их отъездом, тихонько обошли меня и сделали вид что будь то кто то идёт по улице мне навстречу и Димка стал покашливать, а Лена чихнула несколько раз. Я конечно не знал этого и сильно перепугался, что ещё замедлило мой продвижение. Возле клуба я не нашёл сумочку и подумал что её нашли те, кто мне встретился и побрёл обратно. Несколько раз пришлось сидеть в траве и пережидать пока мимо прогонят коров и каждый раз с присматривался к туману, не стал ли он слабее. От испуга мне уже стало казаться что меня все видят и я припустил в шаге. У магазина никого не оказалось.
— Ну наверное подумали что я испугался и пошёл домой вдоль озера — решил я про себя и пошёл в сторону дома. Справа от меня крикнула женщина. Она звала соседку чтоб та прихватила и её корову и выгнала за околицу. Та отозвалась справа и я вообще перепугался и сжавшись в комок возле забора стал ждать когда голоса удалятся. Пробежав сотню метров я снова спрятался и снова пережидал пока кто то пройдёт мимо. Когда всё стихло, я вышел на середину улицы — так было безопаснее и меня не могли видел ни справа ни с лева и пошёл в сторону дома. Оставалось несколько сотен метров, как вдруг лёгкий шум шагов и я чуть не столкнулся с Викой, внучкой моей соседки т. Вали.
— Здравствуйте дядя Серёжа — весело проговорила она.
Я промолчал и кивнул головой. Я был испуган и растерян и не знал что сказать.
— Вы тоже на утреннюю прогулку вышли? — спросила она и не останавливаясь пробежала дальше. Я стоял и не знал что делать В голове был полный кошмар и испуг что меня застукали и теперь все об этом узнают. Собрав последние силы, чтоб не быть застигнутым врасплох ещё кем-то, я побежал к дому. Влетев во двор я думал что сердце у меня выскочит наружу.
— Ты где был — спросил вышедший Димка.
— Вас искал. А сумочки там не оказалось — тут же выпалил я.
— А мы думали что ты берегом пошёл и не дождавшись тебя пошли домой — ответила вышедшая на наши голоса Лена.
— Ну что, я выиграл — спросил я у Димки с Леной.
— Да, половина наша, как и обещали — ответила Лена.
— А что хочешь и вторую половину на нас свесить — тут же не делая паузу спросила она.
Она посмотрела на Димку и говорит.
— Если ты сейчас сходишь в лес и принесёшь два берёзовых свежих веника, чтоб после картошки в бане попариться, то считай, что половина твоей половины будет нашей — сказал Димка.
— Прямо сейчас — спросил я.
— Да, пока туман ещё не рассеялся — ответила Лена.
— А вторая часть — спросил я.
— Когда придёшь с вениками, то и про вторую поговорим — объяснила Лена.
Предложение было конечно интересное, да и копать то мне сильно не хотелось и я согласился. Мы вышли во двор и я открыв калитку, в полном ещё тумане вышел снова голый на улицу и направился в сторону ближайшего лесочка. Там было много молодых берёзок, да и дорога рядом. Выйдя за околицу я услышал голоса и хруст травы. Коровы щипали траву, а хозяева держали их на верёвках, чтоб в тумане не разбрелись, а то потом бегай по лесу и полю и собирай их в кучу. Я осторожно обогнул их и возле озера прошёл дальше. А там уже свободно по дороге добежал до леса. Стояла тишина и даже листики не качались от ветра. При такой погоде туман ещё простоит долго, подумал я и стал сламывать веточки. Вдруг слышу лёгкие шаги и перед носом на дороге остановилась Вика.
— Вы всё ещё дядя Серёжа гуляете — спросила она не обращая внимания на мой вид.
Мне ничего не оставалось как сказать что нужно веников к бане наломать, хотя они были уже почти готовы и сломив ещё пару веток, я сказал.
— Вот и всё, можно и домой идти.
— Пойдёмте вместе — предложила Вика.
Мы просто шли и болтали ни о чём. Вика рассказала мне что в этом году наконец то поступила со второй попытки на физфак и теперь каждое утро бегает, чтоб не терять форму, а иногда и вечером если есть время. Про мой вид она даже и слова не сказала. И как только мы стали приближаться к деревне, и уже были слышны голоса, она сказала.
— Дальше я пойду одна, а то вдруг увидят. А вы как в таком виде — тут же спросила она.
— А я вдоль озера — ответил я и отвернул в сторону.
Снова обогнув опасный участок, чтоб не попасть на глаза, я вышел на улицу и несколько десятков метров просто пролетел, прикрываясь вениками. Дима и Лена уже позавтракали и сидели во дворе.
— Вот веники — запыхавшись, положил я кучу веток перед ними.
Лена посмотрела на Димку, а потом на меня и позвала в сени. Она подошла к доске, которая была не так давно ещё полкой в шкафу и показала на отверстие посередине. Оно было аккуратно обработано и гладко зачищено. А потом ещё эта фанера с отверстием четыре сантиметра была покрашена мной же. Почему я её тогда не убрал — я даже не знаю.
— Ты это к нашему приезду приготовил — спросила Лена.
Я немного замялся и только кивнул головой. У нас зимой был опыт развлечения с просунутыми моими гениталиями в отверстие доски, но кромки были острые и хорошего ничего не вышло, так только чуточку попробовали и всё убрали. Зачем я решил сделать нормальную доску из толстой фанеры — я даже не могу сказать. Просто сделал и всё.
— Если ты не против, то это и будет то, что мы тебе не досказали — ответила она.
Мне стало понятно, к чему они клонят и в тоже время я понимал что мне будет больно, да и когда они собираются копать картошку, если время уже девять утра, а они всё для меня новые задания придумывают. Я только заикнулся про боль, как Лена меня перебила и не дала досказать.
— У меня есть для тебя укол, если боли боишься — ответила она лукавой улыбкой и такой снисходительной просьбой, чтоб я согласился.
Я ещё чуточку подумал и только хотел сказать, как снова Лена перебила меня.
— Если хочешь, то мы потом и похлопала по плечу своего Димку, уберём всё в огороде. — сказала она.
— Она имела в виду ботву от картофеля — поправил Димка.
— Да и сложим её в твою телегу во дворе — добавила Лена.
— Хорошо, я согласен — ответил я.
— Ну, тогда я пошёл готовить всё — ответил Димка и выскочил во двор.
— Куда это он — спросил я у Лены.
— Скоро узнаешь, сюрприз тебе хотим сделать — ответила она.
Лена поставила мне обезболивающий, один разделила, или три в разные места вокруг гениталий поставила, мне было не так важно, главное чтоб было не так больно, и меня интересовал их сюрприз. Димка пришёл минут через двадцать и сказал что у него всё готово.
— Серёга, а где у тебя ненужные тряпки можно взять — спросил он.
— Там под крышей слева — ответил я.
Димка вышел и уже через несколько минут вернулся и говорит.
— Ну что, готов.
— Да, готов, уже не чувствую ничего почти — сказал я и мы все вышли во двор.
Пройдя в огород, я увидел неглубокую канаву на дне которой лежали старые ремки.
— Ложись, — сказал Димка.
Я лёг, как сказал он и поднял руки вверх по их же просьбе. Дима немного подсыпал землю и разравнял её. Потом он положил полку от шкафа с отверстием посередине, и вначале протолкнули одно яйца, затем второе, а потом с трудом согнули начинающий возбуждаться член и тоже протолкнули его в это отверстие. Придерживая доску, Дима взял мои гениталии в руку и подтянул вверх, чтоб они как можно больше вылезли сквозь отверстие. Потом он поправил всё и подсыпал ещё земли, чтоб не болталась и не качалась доска. Затем он просто закидал мои ноги и грудь остальной землёй и разравнял всё. Даже показалось что никакой канавы и не было, только посередине дорожки вдруг из земли вылезли мужские гениталии.
— Смотрится прикольно — прокомментировала Лена.
— Да, необычно — согласился я.
Моя же голова и руки запрокинутые под неё сверху находились под кустом смородины и практически их не было видно, если не приглядываться.
— Ну что, начнём — сказал Димка.
— Пора, а то некоторые тут отлынивать будут — съязвила Лена и сняв галоши, прошлась по тропинке наступив на мои гениталии босой ногой, как и договаривались.
Димка попробовал за ней следом. Потом они вернулись и ушли во двор. Обратно они уже шли с вёдрами и лопатой и несли в руках галоши. Протопав по моим гениталиям он свернули с дорожки и начали копать. Лена выбирала и складывала в ведро картошку, а Димка копал выворачивая гнёзда на пустое место. Насобирав два ведра, они взяли их и пошли по тропинке мимо меня и наступая на мои член и яйца, вывалили картошку под крышей и вернулись обратно, снова наступив на мои гениталии. На месте они обулись и снова стали наполнять вёдра.
Я лежал и наблюдал как мои член и яйца расплющиваются под их ногами а потом медленно восстанавливаются. Мой член иногда возбуждался и становился твёрдым как палка и даже приподнимался над землёй и под давлением ног Лены или Димки придавливался, или точнее сказать вдавливался в насыпанную на доску землю. Яйца тоже под давлением старались выскользнуть, но рыхлая земля не позволяла им это сделать, да и наступали они на них неожиданно и на со сей силы — чтоб не расплющить совсем.
Так прошёл час, другой. Каждый раз им приходилось отходить от меня всё дальше и дальше. Картошка уродилась, и им приходилось ходить мимо меня и наступать на мои гениталии довольно часто и поэтому мой член и яйца уже ничем не отличались от земли. Они, были такие же чёрные, как земля, и все перепачканы. Почва у нас такая — после дождя еле пролезешь, всё к ногам липнет. Хорошо что дождь вчера был слабый и не так намочил.
Тут Лена и Дима вдруг остановились и спросили меня.
— Ты не против пообедать?
— Я как и вы — ответил я.
Мы пообедали, я конечно прямо под кустом смородины, потом немного отдохнули и продолжили копать. Лена снова мне воткнула укол и я ничего не чувствуя лежал и наблюдал то за ними, то как мимо проходят их ноги и давят мои яйца и член. Они вывалив очередные пару вёдер, прошли мимо меня и продолжили копать, как вдруг в огород заходит Вика и прямо мимо меня, слегка наступив на мой член, подходит к Диме и Лене. Они даже испугались и растерялись.
— Дядя Дима, а где д. Серёжа — спросила она.
— Он скоро будет, а что, что-то срочное — спросила Лена.
— Да нет, просто мы с бабушкой сейчас уедем, и она не сможет вечером подоить корову — сказала она.
— Хорошо Вика, мы ему передадим. Если что то вон Лена сможет подоить — ответил Дима.
— Ну тогда я побежала — весело ответила Вика и развернувшись быстрым шагом, который вот-вот перейдёт в бег, стала обратно выходить из огрода следуя по дорожке и поравнявшись со мной, снова слегка наступила на мой член и сделав пару шагов, обернулась и сказала.
— Дядя Дима, вы тут на тропинке несколько картошин просыпали, я чуть не раздавила — и вышла.
Дима и Лена вытерли пот со лба и тихо произнесли.
— Пронесло.
— Кто не закрыл калитку — спросила Лена.
— Я наверное — ответил я из под куста смородины.
И тут все вспомнили, что когда я ходил за вениками, то даже плотно не прикрыл её, а лишь прижал за собой дверь, и это было просто чудо, что никто кроме Вики не зашёл, да и Вика не заметила под ногами ничего. Димка быстро сходил и закрыл калитку, чтоб больше не было нежданных гостей. До самого вечера с перерывами Дима и Лена продолжали копать картошку и проходя мимо меня, топтать мой член и яйца. На член они наступали, не соблюдая осторожность, а вот на яйца всё же сдерживали чуточку свой вес и только лишь приступали, но иногда и этого хватало, чтоб сдавить их чуть-ли не в лепёшку.
Вечером, когда все уже устали и большая часть была выкопана, мне помогли выбраться и я отмывшись в бане, вернулся в дом. Продолжили на другой день, и снова получив укол, я занял своё место. Дика замаскировал меня и даже разборонил граблями землю вокруг, чтоб ничего не было видно и только пока ещё белое пятно из трёх предметов, член и два яйца, лежали на рыхлой и чёрной с глиняными включениями земле. Вскоре мои гениталии снова стали одного цвета с землёй и ничем не отличались — если не приглядываться, то издалека можно и не заметить.
Перед обедом Лена сходила в магазин и снова забыла закрыть калитку. Они копали и ничего не подозревали, как и я тоже. Вика снова влетела как порыв ветра и пробежав мимо меня, даже не наступив на гениталии, подбежала к Димке и спросила у него где я.
— А что то опять случилось — спросил Дима.
— Да нет, просто мне д. Серёжа разрешает иногда пользоваться его компьютером, вот я и хотела написать подругам что завтра задержусь и опоздаю на занятия — объяснила она.
— Ну что ж, компьютер в доме. Иди и пиши. А как бабушка? — спросил Дима.
Т. Валя учила его и меня в школе, и было бы не вежливо не спросить об этом, да и как то внимание Вики нужно было отвлечь от того, что лежит под ногами на дорожке. Дима подхватил ведро с картошкой и пошёл проводить Вику в дом, а заодно и ведро освободить. Проходя мимо, меня Дима прямо в галошах, не разуваться же перед Викой, прошлёпал по моим гениталиям. Вика прошла рядом. Возле дома он сказал ей.
— Как закончишь писать, то калитку потом закроешь.
— Хорошо д. Дима — весело ответила Вика и оглянувшись в сторону огорода, вошла в дом.
Дима освободил ведро и проходя мимо меня сказал.
— Вроде бы пронесло, только бы снова не зашла в огород.
— Будем надеяться — ответил я из куста смородины.
Следом за Димкой пошла Лена вываливать своё ведро и заглянула в дом. Вика сидела и что то писала. Лена зашла для вида как бы попить воды и спросила у неё.
— Ну что, получается.
— Да т. Лена, я уже заканчиваю — ответила Вика.
Лена подхватила ведро и пошла к Диме и проходя мимо меня сказала.
— Она сейчас уйдёт.
Лена ещё не успела подойти к Димке, как вдруг услышала звонкий голос Вики. Она стояла в открытых воротцах, отделяющих огород от двора и глядя в их строну мимо меня крикнула им.
— Я всё закончила. Бабушка вечером придёт. Ну я пошла.
— Ладно, хорошо. Валентине Ивановне привет — крикнул в ответ Дима.
Ещё раз окинув огород беглым взглядом, Вика развернулась и исчезла. Мы все облегчённо вздохнули и снова закрыли калитку. Остаток дня особых приключений не было. Дима и Лена устали и поэтому я сказал им, что почистить в огороде они смогут в другой раз.
— Мы согласны, если ты снова будешь на своём месте под кустом — ответила Лена.
— Я согласен — тут же ответил я.
Освободив меня, они вымылись в бане и стали собираться домой. Наложив овощей, я помог им донести сумки до остановки. А за картошкой они обещали заехать на машине попутно. Я снова остался один и стал разглядывать свои гениталии, которые мы с трудом вынули из отверстия в доске. Они немного припухли, и на них было несколько синяков, а так вроде бы всё было в полном порядке. Уже ближе к вечеру я добрался до компа и увидел по центру рабочего стола новый файл. Открыв его я увидел письмо написанное крупными буквами и с первых слов меня как иглами прокололи. Писала Вика.
«Дядя Серёжа, зачем вы позволяете своим друзьям так над собой измываться. Ведь это же больно и может плохо сказаться на вашем здоровье. Уж лучше быть нудистом и бегать голым, чем позволять делать такое. Они же могут всё вам раздавить»
Я испугался и был в шоке. Значит, Вика всё видела там, в огороде и просто не призналась в этом, а сказала, что, будь-то они, картошку рассыпали. Я усмехнулся и прочитал, что было написано уже мелким шрифтом.
Если вы боитесь, что я об этом кому то расскажу, то не бойтесь — мне лично всё равно. Вика.
После этих слов я немного успокоился, но всё равно не знал как при встрече смотреть ей в глаза.
Дима и Лена приехали через неделю и застали меня за ремонтом телеги. Я как раз прикручивал задний борт, чтоб вывозить мусор и он не сыпался.
— Ну что, как ты — спросил Димка.
— Всё нормально, телега готова — ответил я.
— А то Лена всю неделю трындела мне про твой член и яйца что ей снова хочется их потоптать. Готов? — спросил Димка.
Он был вроде немного навеселе и Лена сказала.
— Он дорогой бутылку пива вызюзил. — пока Димка бегал в туалет.
Мы весело провели вечер и наутро стали заканчивать с огородом. С помощью Лены и Димы я снова оказался на своём месте под кустом, а мой член и яйца обезболенные уколом лежали на запорошенной доске просунутые сквозь дырочку. Дима вокруг всё разборонил граблями, и выглядело всё так необычно. Посередине ровной очищенной площади в огороде лежали пока ещё чистые и беленькие мои член и яйца. Но лежать такими им долго не пришлось. Лена стала носить руками по несколько веток, а Дима взял вилы, и тоже не цепляя по многу, стал носить ботву в телегу, которая стояла во дворе. При этом они каждый раз проходили мимо меня и наступали на мой член и яйца. Я лежал и лишь мои глаза сквозь ветки куста смородины, на котором ещё полно было листвы, разглядывали небольшой участок огорода, и модно было видеть как мой член и яйца сплющиваются по их ногами и потом медленно приобретают свой прежний вид. Уже после нескольких минут мои гениталии стали испачканы в земле. А через полчаса их вообще было трудно отличить от земли, если только по тем признакам, что они были чуть выше уровня. Чистка огорода почти подходила к завершению, как вдруг Лена ойкнула и подошла ко мне. В руках у неё был большой дождевой червяк.
— Я забыла тебе сказать — произнесла она.
— Что — спросил я.
— Я узнала про дождевых червей и про то, что ты его затолкал себе. Так что самое плохое, что может быть, это лёгкое воспаление мочевого пузыря, если его не предотвратить. Нужно попить таблетки и ещё мочегонку — объяснила она.
— Я сейчас тебе принесу — после небольшой паузы добавила она и убежала, оставив червяка рядом на земле.
Димка как раз проходил мимо и увидел его.
— Это не твой выполз — сказал он и усмехнулся.
— Нет, Лена принесла — ответил я.
Лена как раз появилась из дома с бокалом воды и таблетками и подала мне. Я выпил и передал ей пустую кружку.
— Ты его зачем принесла. Хочешь Серёге затолкать, чтоб тому не скучно было — спросил Димка.
— Нет, просто увидела под ботвой и хотела спросить, такого он упустил или нет — ответила Лена.
— А что, если Сергей не будет против, то я запущу этого, вон какой длинный — с улыбкой и иронией добавила следом Лена.
Я посмотрел на Лену. А потом на Димку и в их усмешках и улыбках на их лицах подумал что они просто надсмехаются надо мной и решил им подыграть.
— А что, я не буду против, если ты его затолкать туда сможешь — обратился я к лене.
— Запросто — тут же ответила она.
— Ну тогда я жду — сказал я и думал что на этом всё закончится.
Лена подняла червяка с земли и ополоснув его в бочке с водой, подошла ко мне и склонилась возле моего члена. От возбуждения тот стоял как кол и я чувствовал такую приятную дрожь в низу живота, что стал наблюдать за её действиями. Она стала пытаться затолкать червяка в мочевой канал, но он выворачивался и не хотел туда заползать. Димка стоял рядом и смеялся над ней и комментировал как бы за червяка. Было действительно смешно. Лена промучилась минут десять, а то и больше и уже начала сердиться.
— Ты наверное нам наврал, что червяка туда затолкал — сказала она.
Конечно вруном меня никто не называл и это возбудило мои амбиции.
— Я не врал, просто ты не так это делаешь — сказал я и стал ей подробно объяснять, как нужно брать червяка и каким концом его толкать и как при этом придерживать его прижимая к отверстию мочеиспускательного канала и не раздавить его. Лена поняла и в точности стала выполнять всё что я ей говорил. Вскоре уже измученный червяк стал проникать в глубину моего члена. Так было щёкотно и приятно, что я пытался и следить за её действиями и в тоже время на мгновение закрывая глаза наслаждаться приятными пощипываниями и шевелениями внутри уретры. Вскоре половина червяка уже была внутри и ухватив его за хвост, Лена приподняла его над возбуждённым членом и стала слегка сдавливать двумя пальцами. Червяк как бы старался утянуть свой хвост и обезопасить себя и стал вторую свою половину втягивать внутрь. Когда осталось сантиметра четыре — пять, Лена опустила его совсем и мы все стали наблюдать, как он медленно извиваясь заползал внутрь. А когда осталось всего пару сантиметров, то Лена посмотрела на меня и спросила.
— Серёжа, вытаскивать или оставить.
— Решай сама — ответил я, давая ей выбор.
— Ну, Серёжа, оставить или вытащить, говори скорее, а то он уже почти заполз — говорила она взволнованным голосом.
В это время ей кто-то сел на плечо и она свободной рукой стала отмахиваться толи от мухи, толи от паута. Поймав паута, она держала его двумя пальцами и смотрела на меня, а потом взглянув на мой член и червяка, который уже почти заполз, торчало всего около сантиметра, она опустила мой член и решила ухватить его. Хоть и член был возбуждён и торчал как кол, но когда его Лена опустила, он лёг на землю головкой ко мне. Бросив паута и ухватившись снова за член, Лена стала второй рукой цеплять кончик дождевого червяка, но было уже поздно. Червяк полностью скрылся внутри мочевого канала. Лена посмотрела на меня виноватым взглядом.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для …

Сообщение 12 фев 2016 07:54

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для ...
Часть 2
.

— Извини, не успела. Да и ты сам виноват. Решай сама, решай сам. Член то ведь твой — пытаясь оправдать себя, ворчала она в полголоса.
Я лежал и уже не так волновался, как наслаждался шевелениями червяка внутри моего члена. Он продвигался всё глубже и глубже и я его чувствовал уже где то внутри, где мой член выходит из моего таза. Было так необычно и чувствовалась разница его температуры, и моей — даже какая-то прохладца пронзала мой член и приятно его щекотала изнутри. Ещё минут десять я наслаждался его шевелениями, пока они вскоре не прекратились. Димка и Лена стали снова дотаскивать траву и ботву и сгружать в телегу, не переставая наступать на мои яйца — на член они старались временно не давить, чтоб не раздавить там внутри червячка. Мне было не больно, и укол помогал, да и я уже как то привык и боль в области гениталий ощущал слабо. Вскоре Димка тащил небольшую охапку ботвы и в руке держал длинного, извивающегося дождевого червя. Он вроде был ещё больше чем предыдущий.
— Вам ещё одного не надо — усмехнулся он и бросил его на землю недалеко от меня.
Лена посмотрела на него и удивилась.
— Какой он длинный. — произнесла она удивлённым голосом.
Потом посмотрела на меня и произнесла.
— Извини, я просто подумала.
Я улыбнулся и мигнул левым глазом, так как правый закрывали листья смородины. Лена заметила это и спросила
— Ты не против?
— Если тебе нравится, то нет — ответил я.
Мне и самому было приятно, когда лена держала мой член в руке и постоянно его, то сжимала, то сдавливала головку, когда пыталась затолкать внутрь уретры червяка, и я хотел, чтоб это продолжилось.
Лена сказал спасибо и присев возле меня подняла его и тут же ополоснула в воде и взяв мой член стала направлять червяка внутрь мочевого канала. Сейчас у неё получалось уже лучше и червяк весь извиваясь, вскоре стал медленно под контролем Лениных пальчиков заползать внутрь. Он очень сильно крутился, и было так приятно, что я на мгновение закрыл глаза и стал наслаждаться, как вдруг Лена сказала.
— Серёжа извини, он так быстро крутился, что я не уследила, и он тоже туда заполз.
Я чувствовал, как внутри меня извивается червяк, а с наружи ничего не было видно.
— Ничего, где один, то там и другой. Одним больше, одним меньше. Какая теперь разница — ответил я.
Димка стоял рядом и смотрел за всем происходящим.
— Может вам накопать побольше, полную банку — с усмешкой наблюдая, как Лена всё ещё держала в руке мой член — сказал Димка.
— Я честно не хотела — попыталась оправдаться Лена, опуская мой торчащий член и вставая на ноги.
— Мне не трудно, если хотите, я вам хоть ведро накопаю. На берегу их полно — вновь сказал Дима.
— Ладно, не сердись, я честно не вру. Просто так получилось — снова стала оправдываться Лена перед Димой.
Мне не хотелось, чтоб они поссорились из за меня и я сказал.
— Дим не сердись, это я сам разрешил и если хотите, то можете ещё толкать. Мне всё равно не больно — даже приятно.
— Ты слышал. Сергей сам разрешил и ещё разрешает. Ты не хочешь сам попробовать — спросила Лена у Димки.
— Нет, уж лучше я поеду и мусор увезу, а вы тут толкайте хоть всех червей в округе — ответил он и подхватив вилами последнюю кучку понёс её в телегу. Лена подобрала мелкую траву руками и пошла следом за ним. Во дворе они о чём-то говорили, но мне не было слышно. Вскоре Димка с лопатой и Лена с обрезанной пластиковой бутылкой подошли ко мне.
— Ты это серьёзно или пошутил — спросил Димка.
— Если бы я шутил, то и первого червяка не разрешил затолкать — ответил я.
— Ну, тогда оставляю вас пока я езжу — можете толкать сколько угодно, а там пора будет обедать — сказал он и ушли вместе с Леной и стали копать. Лена выбирала червяков и складывала их в ёмкость. Дима не переставал копать. Было плохо видно, и я подумал.
— Толи червей мало, толи ни и правда хотят всех собрать.
Лена что-то ему говорила, но мне не было слышно, и я мог только предполагать или фантазировать, что мне бы хотелось услышать. Обратно они шли, чуть ли не в обнимку. Дима в одной руке держал лопату, а другая лежала на плече ей Лены. Лена же несла в руке банку чуть ли не наполовину наполненную землёй и червяками, а второй рукой обхватив Димку в области пояса со спины, и что-то ему весело рассказывала. Когда они подошли ко мне, то все разговоры прекратились. Лена поставила половинку обрезанной пластиковой бутылки возле меня, оборвала несколько листьев. Чтоб было видно моё лицо, и спросила.
— Серёжа, а может не стоит.
— Как хотите, если вам не нужно, то не стоит, мне, хоть как — ответил я.
Лена взглянула на Диму и в её взгляде можно было прочесть что она сомневалась и не могла решиться.
— Разбирайтесь сами, а я поехал — сказал Димка.
— Только долго не езди — попросила его Лена и подмигнула ему.
Я конечно это видел но даже не подумал что это означает. Только уже спустя месяц, перебирая всю эту историю, я понял, что она так ему дала сигнал, чтоб он задержался. Хотя это было только моё предположение.
Димка выехал и закрыв за ним ворота и калитку, Лена подошла ко мне и выбрав первого червяка ополоснула его в воде и направила мне в мочевой канал. Вскоре он уже заполз наполовину, и я почувствовал первые щекотания и шевеления и стал ловить каждый миг приятных ощущений. Я наблюдал за действиями Лениных пальчиков и как она осторожно сжимает и можно сказать дрессирует червяка. Он крутится, но под её настойчивыми пальчиками, продолжает углубляться внутрь всё глубже и глубже, и вот уже не спрашивая меня, Лена его просто в самый последний момент отпускает и он исчезает. Она лишь лукаво улыбается и смотрит на меня. Я смотрю на неё и ничего не говорю. Она берёт следующего и вот он уже сам заползает внутрь моего члена. Так приятно и чувствуя его шевеления, и прохладу я возбуждаюсь, всё сильнее и сильнее. Лена держит мой возбуждённый член вертикально вверх и направляет в него следующего червяка, наблюдая, как исчезает хвост предыдущего. Сжимая головку вокруг уретры она легко раскрывает её шире и червяк сразу окунается внутрь на сантиметр и Лена придавив его пальцем, перебирает другими пальцами и подталкивая его внутрь, не обращая внимания как его хвост извивается в её руке, помогает ему и вот уже следующий сам заползает внутрь. В её лице нескрываемое удивление и наслаждение тем, что она это делает. Я уже просто не мог терпеть и как только очередной червяк заполз внутрь и стал шевелиться там и щекотать внутренние стенки мочевого канала, я не выдержал и стал извергать струи спермы. Они вылетали и падали за двадцать, а то и тридцать сантиметров от места выброса и облили руку Лены, которой она придерживала мой член. Вместе со спермой и вылетел последний червяк.
— Ну что ты наделал. Червяка испортил — сказала Лена и сама рассмеялась над своими словами.
Как только выдавилась последняя капля, Лена взяла нового червяка и ополоснув его стала направлять внутрь. Он не хотел лезть, но с ней спорить было бесполезно, и вскоре сдался. Лена прищемляя пальчиками ему хвост, заставила его поспешать, и вскоре он исчез внутри моего члена. Так один за другим Лена толкала туда уже и десятого, и пошёл уже двадцатый. Далее я уже не стал считать и лишь снова наслаждался и ловил приятные ощущения. При Димке Лена иногда стеснялась и старалась делать так, чтоб он не ревновал её ко мне. Она не показывалась при нём голышом, да и вообще старалась при мне не раздеваться, хотя отношения у нас были полностью доверительные. Тут же запуская червяков одного за другим и сидя на маленькой скамеечке, которая была высотой не более двадцати сантиметров, Лена вообще забыла про себя и сидела как ей было удобно и я в один момент уловил, что её ноги были раздвинуты, а на ней были узкие плавочки, которые вообще ничего не закрывали. Чтоб не смутить её, я иногда обращал на её внимание, а потом снова наблюдал за действием её рук, которые с такой ловкостью и умением запускали в мочевой канал моего члена одного дождевого червяка за другим. От вида её аккуратно выбритой промежности и вылезающих за края плавок половые губы, я снова стал сильно возбуждаться и это облегчило ей возможность запускать внутрь червяков, а я вскоре снова выплеснул порцию спермы и снова облил Лене руки. Как только мой член обмяк, то Лене стоило немалых усилий заталкивать в него червяков и вот она посмотрела на меня и произнесла.
— Черви закончились, а Димки всё нет.
Это прозвучало так как будь то у неё отобрали самую любимую игрушку и она расстроилась. Я не знал что сказать и молчал наслаждаясь как последний червяк медленно исчезает внутри члена и ползёт по нему в самую глубь, где сам не знает что его ждёт. Я и сам не представлял что меня ждёт, но лишить себя такого наслаждения я был не в силах. Лена посмотрела на часы и сказала.
— Уже сорок минут как уехал и... — она не договорила и замолчала.
Лена ходила то в одну сторону, то в другую мимо меня и каждый раз наступала на мои яйца и член. Он был весь грязный и практически ничем не отличался от комков земли под ногами, но мне показалось что она изображая волнение делала это специально. Я тогда ничего не почувствовал, но в её лице вдруг заметил изменения. Лена посмотрела на меня и увидев что я спокоен, отошла в сторону и остановилась, посмотрев на часы.

— Ладно, не расстраивайся. Приедет Димка и ты сможешь восполнить попусту потерянное время — сказал я.
Лена вздрогнула и повернулась ко мне. Она посмотрела на мои гениталии, которые лежали на дорожке, потом на меня и спросила.
— Ты это серьёзно.
— Да — ответил я. Мне тоже от этого очень приятно.
— Уже двадцать минут мы ничего не делаем — напомнила она взглянув на часы.
— Ну и что. Я даже согласен на штрафное время, раз так получилось — ответил я.
— Как это на штрафное — переспросила Лена не понимая моих слов и продолжая ходить взад и вперёд, но уже как то осторожно наступая и в основном на мой член.
— Ну ко всему времени можешь добавить ещё минут пять — объяснил я.
Лена посмотрела на меня и присела на скамейку. Я снова увидел у неё между ног её половые органы и тонкую полоску плавочек разделяющих их пополам.
— Серёжа, ты на меня честно не сердишься — спросила она.
— Нет конечно, мне даже очень приятно что ты сама решилась это сделать. Сам бы я не смог предложить — ответил я.
— Ты это серьёзно — радостным голосом спросила она.
— Да, вполне — ответил я.
— Я так рада — и она наклонилась и засунув голову под куст поцеловала меня.
Минут через двадцать мы услышали шум трактора и вскоре он заглох возле калитки. Вошёл Димка и сразу спросил у меня.
— У тебя что, телега сама не сваливает?
— Я забыл тебе сказать, что подъёмник отключен — ответил я.
— Пришлось всё вилами скидывать — протерев лоб рукавом, ответил он.
Потом посмотрев на меня и на Лену, спросил.
— А у вас что? Где дождевые черви?
— Там — ответила Лена и показала на мой член.
— Как? Все? — удивлённым голосом спросил он.
— Да, ещё не хватило. Я уже тридцать пять минут тут без дела мотаюсь — ответила Лена.
— Но ведь там их было много — возмущённо сказал Дима.
— А оказалось мало. Я же тебе говорила, что давай больше накопаем — сказала Лена.
— Ладно хватит вам спорить, а то есть хочется. Накопайте ещё и заканчивать пора — сказал я из куста.
— Вы что серьёзно — спросил Димка.
— Вполне ответили в один голос я и Лена.
— Ну вы блин даёте — возмутившись и бурча что то себе под нос, Димка взял лопату и проследовал мимо меня в конец огорода наступив мне на член. Лена взяв банку, пошла следом и что-то ему на ходу объясняла. Уйдя в конец огорода, они остановились, и Лена стала ему что-то говорить. Он несколько раз посмотрел в мою сторону, а потом стал копать. Лена выбирала и складывала червей в обрезанную бутылку. О чём они там говорили я не могу даже предположить. Обратно они шли не так как первый раз. Лена шла впереди и несла червей, а Димка шёл чуть приотстав. Подойдя ко мне Лена прошлась по моим яйцам и мне показалось тогда что она наступила на них как то по другому, что они у неё оказались не под серединой ступни, в ямке, а под передней частью и когда она сделала шаг вперёд, то весь вес пришёлся как раз на них. Потом они выскользнули и уже через несколько секунд на них наступил Димка и проходя мимо сказал.
— Пойду помоюсь, пока вы тут неизвестно чем занимаетесь.
Лена уже не так откровенно, присела рядом и стала проделывать тоже самое. Вскоре первый червяк уже под напором её пальчиков устремился внутрь. За ним другой, третий, десятый. Я наблюдал и наслаждался, но в этот раз не испытал оргазма и не кончил, хотя желание было — не получилось. Было интересно и щекотно. Лена же наслаждалась тем что под её чуткими и мягкими пальчиками в мой член вползает один за другим червяки и исчезают внутри в неизвестности, а вернее в моём мочевом пузыре. Вскоре время вышло и Лена посмотрела на меня.
— Что такое — спросил я видя её виноватый взгляд.
— Время вышло, а ещё семь штук осталось. Выбрасывать жалко — сказала она.
— Ну тогда что стоишь, Димка вон уже вымылся — сказал я. Лена снова присела и направила очередного внутрь моего члена. Димка как раз подошёл и стал наблюдать за нами. Лена не обращая на него внимания, запускала одного за другим и наблюдала как они уползая внутрь, исчезают в моём члене.
— Не надоело — спросил он.
— Ещё два осталось — сказала Лена.
— Как, и эти все уже закончились — удивился Димка.
— У тебя что там внутри ведро, а не мочевой пузырь — удивлённо переспросил он.
— Не знаю, — ответил я.
— Вот и всё — сказала Лена, отряхивая друг о друга руки, и мы увидели, как последний червяк показал нам кончик хвоста и исчез. Я ещё с десяток минут чувствовал его шевеление, а потом всё стихло. Лена встала и пятясь в сторону наступила снова на мой член и яйца
— Ой извини, не заметила — сказала она как будь то делала это впервые.
Димка подошёл и помог мне подняться, а потом придерживая доску, которая висела на моём члене, стал помогать лене вызволять его. Вытолкнув член через отверстие они стали выталкивать поочерёдно яйца и при каждом разе Лена ощупывала их и сжимала. Как только доска оказалась в стороне, то Лена посмотрела на меня, а потом на Димку и нерешительным голосом произнесла.
— Серёжа, мы кажется тебе яйца, раздавили.
— Как это, вначале испугался я. Я ведь только что кончил, и мне было хорошо. Хватит меня пугать и разыгрывать — сказал я.
— Потрогай сам, когда в бане отмываться будешь — сказала она и пошла в дом готовить обед. Я пошёл мыться и когда весь отмылся, вспомнил слова Лены и ухватил себя за яйца. Я стал сдавливать их и почувствовал что при сжатии в определённом месте палец углубляется внутрь и причиняет некую ломящую боль, хотя и вполне терпимую. Я всё же не поверил им и когда пришёл в дом, то снова спросил.
— Вы правда меня решили напугать и разыгрываете.
— Нет, твои яйца правда лопнули, только почему ты этого не почувствовал — вот что меня удивило — сказала Лена.
Мы долго ещё обсуждали случившееся и потом легли спать. Я от такой новости не спал всю ночь, ощупывая руками свои яйца, и уснул только под утро.
Когда Димка и Лена проснулись, они не стали меня будить, а вышли во двор и о чём-то разговаривали. Так сидящими на крыльце я их и застал, жаль, что подслушать, о чём они говорили, мне не удалось.
Я присел рядом и сказал.
— Если мои яйца спасти нельзя, то их нужно удалить.
Все молчали и тут Лена спросила.
— Ты хочешь дома или всё же в больнице.
— Нет, в больницу я не хочу — ответил я.
— Но я только отрезала яйца телятам и то когда училась в меде — пояснила она.
— Тогда пусть будут такие.
— Но они опухнут, и может начаться заражение и тогда придётся всё удалять — объяснила она.
— Как, и член тоже — спросил я.
— Да и даже может быть и больше — объяснила она.
Я конечно испугался и согласился, но только у меня дома. Лена тоже после долгих уговоров согласилась, но при условии если что не так, то она везёт меня в больницу. Я согласился.
Мы ещё посидели немного, каждый думая о своём и Лена вдруг спросила меня.
— Серёжа, ты не будешь против, если я напоследок ещё ... и замялась не зная как сказать.
— Что ещё — спросил я.
— Ну мне хочется ещё наступить на твои яйца — выдавила она нерешительно и тихо.
— Ступай сколько угодно, всё равно уже выбрасывать их — ответил я.
После небольшой паузы, я ждал что она скажет делать, но не дождавшись спросил сам.
— Мне что снова зарываться в огороде.
— Нет, не стоит, помнишь как зимой в доме.
— Да — ответил я.
Димка сидел смурной и как то нехотя вступал с нами в диалог.
— Дим, можешь нам помочь — попросила его Лена.
Дима встал и взяв доску уже отмытую и мы вошли в дом. Лена вколола мне уколы и я лёг возле порога. Дима подставил брусок и положил один край доски на порог, а второй на брус поверх меня. Я вытолкнул свои яйца сквозь дырку и уже собрался выталкивать член, но Лена остановила меня. Взяв мои яйца в руку, она потянула их и Димка перетянул их как можно ближе к доске, а потом, завязав двойной узел, спрятал концы в отверстие. Я лежал, и на доске лежали только мои шарики. Лена встала и прошла в тапочках по ним, наступив как обычно. Сделав это несколько раз и убедившись, что мне уже не больно, она надела свои туфли, которые стояли у порога. Они были на высоком каблуке, хотя шпильками их не назовёшь, но тоже тонкие и не такие высокие. В них икры у ног Лены преобразились, и я бы смотрел и не отрывал глаз. Так было красиво и возбуждающе, но мой член не реагировал, а просто лежал придавленный под доской. Если бы у меня было сотня яиц и такая женщина как Лена, согласилась топтаться по ним, тоя бы не стал раздумывать и согласился — так лежал я и думал. А Лена подошла ко мне, стуча каблуками, и поставила носок одной ноги, закрыв им отверстие, из которого были вытащены яйца, а второй наступила сразу на оба, и прижала их к доске, переминаясь с ноги на ногу. Я, лежал и наблюдал за ногами Лены, как мошонка, то выдавливалась из под её туфлей, то снова скрывалась. Дима не стал на всё это смотреть и спросил у Лены.
— Завтракать скоро будем.
— Как приготовится. Сходи лучше в магазин за хлебом.
— Давай деньги — сказал Дима.
Лена в спешке прошла по моим яйцам и взяв пакет и деньги вернулась обратно пройдя снова по моим шарикам, придавив их каблуками к доске. Как только Дима ушёл, Лена постоянно ходила по дому из комнаты в комнату и при каждом разе наступала то носком, то каблуком на мои уже раздавленные яйца. Дима не торопился обратно, видно Лена, что-то ему сказала, когда отдавала деньги. Сама же она стала накрывать на стол и бегая туда, сюда с каждой мелочью, топтала мои шарики. Иногда встав на них, она как бы вспоминала, что что-то забыла, и повернувшись, не отрывая каблука от яиц, возвращалась обратно, прокрутив мои шарики вокруг каблука. Я не чувствовал боли и молча наблюдал как мои яйца в последний раз причиняют радость Лене, да и я себя чувствовал вполне довольным тем, что происходило. Лене понравилось поворачиваться стоя на моих яйцах и она это стала делать почти каждый раз. После перетяжки прошло уже больше часа и шарики и мошонка уже посинели, а под каблуками Лены кожа на мошонке даже лопнула в двух местах, но Лена на это даже не смотрела. Так она минут тридцать — сорок ходила туда — сюда и когда Димка пришёл и принёс хлев и ещё что то, то она как будь то это норма и ничего в этом нет, прошлась по моим яйцам и повернувшись на них что то сказала Диме, а потом крутнув своей ногой, пошла к столу и положила хлеб. Дима тоже прошёл и наступил своими туфлями на мои шарики и сел рядим на кровать. Я не видел его взгляда, так как моя голова была частично скрыта и находилась именно под той кроватью, но Лена при нём ещё несколько раз прошлась по моим яичкам и каждый раз прокручивалась своими каблуками.
— Мойте руки и за стол — вдруг сказала она.
Дима встал и пройдясь по моим яичкам, пошёл к умывальнику. Лена просто носком туфли выдавила мои шарики сквозь отверстие в доске и убрала её. Я тоже умылся, и мы сели завтракать.
Потом я ходил часа три, пока яйца не превратились в тёмно фиолетовые и местами даже появились белые и чёрные пятна. Они болтались как лепёшка непонятной формы с множеством ссадин на мошонке от каблуков. Подождав ещё немного, Лена сказала.
— Пора.
Обколов мошонку обезболивающими, она развязала узел и разрезала мошонку, вытащив наружу семенные канатики. Было видно, то место, в котором они были пережаты. Она чуть выше перевязала белыми нитками и чикнула по каждому канатику ножницами. Мои яйца отвалились и упали в мошонку. Оттянув мошонку, она ещё раз стригнула ножницами и бросила мою мошонку вместе с яйцами в угол. Затем она обработала чем то и стала сшивать образовавшуюся дырку. Сделав несколько узелков, она распрямилась и сказала.
— Всё, только у телят мы мошонку не отрезали и не зашивали — так зарастало.
Отойдя в сторону, она посмотрела на место, где не так давно болтались мои яйца, и сказала вполне спокойным голосом.
— Вроде ничего получилось.
Дима тоже посмотрел, выйдя из другой комнаты, и промолчал. А вечером они уже уехали. Как Лена и говорила, через несколько дней я почувствовал, что-то неладное и температура поднялась, хоть и не большая. Я собрался и поехал к ним. Вечером осмотрев меня, она ничего не сказала, а куда то позвонила и утром отвела в больницу. В кабинете была врач женщина лет сорока.
— Ну показывайте что там у вас. — сказала она.
Пока я раздевался, она отозвала врача в соседнюю комнату и что-то там ей рассказывала. Я несколько раз слышал только, как врач ойкнула и говорила с ума сойти.
Когда они вышли, врач спокойным голосом сказала.
— Меня зовут Вера Васильевна.
— Сергей — коротко ответил я.
Я не привык к отчествам. Она посмотрела на мой низ живота и сказала.
— Шов вполне нормальный и чистый, здесь ничего такого не может быть, а вот здесь, — и она показала на небольшую опухоль выше члена, — есть воспаление.
После нескольких перекрёстных вопросов и ответов я рассказал, как велела Лена. Я не стал выдавать её и Димку и признался, что я сам натолкал себе в член дождевых червей. Вера Васильевна только охала и возмущалась, а потом стала готовить меня к срочной операции, в результате которой удалось прочистить мочевой пузырь и спасти его — мой член.
Через две недели я уже был дома, а пока меня не было, Димка взял срочно две недели в счёт отпуска и жил у меня. В доме много чего он успел сделать и прибрать в огороде к зиме. Я же после приезда вот уже несколько дней описываю эти события и думаю о встрече с Викой. Её письмо на компе мне не даёт покоя. А когда она приедет, я даже и не знаю, а спросить, боязно, не хочется вызвать подозрения у её бабушки.
Это произошло спустя месяц. На улице стояла по осеннему тёплая погода и я часто выбирал время и бегал за деревней по той самой дороге, по которой бегала Вика. Я не мог целыми днями сидеть возле окна и ждать когда она приедет, а встречу с ней и её спокойствие я просто не мог забыть.
Выбежав за околицу поздним вечером, я спокойно бежал по дороге, а мой член слегка покачивался из стороны в сторону, ударяясь то об одну ногу, то об другую. Конечно было непривычно ощущать что ниже члена уже не болтаются мои яички и не ударяются о ногу и друг о друга и я не чувствую лёгкую ломоту от того что иногда запуская руку я сжимал их до боли. Сейчас сжимать было нечего, и я придумал себе новую забаву. Я много пил воды и когда мочевой готов был лопнуть, я бежал по дороге и на ходу старался пописать, и это получалось так смешно, что брызги разлетались по сторонам и стекали по ногам прямо в галоши. В таком виде и увидела меня Вика. Она выбежав из за берёзового колка, и лёгким бегом стала приближаться ко мне.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для …

Сообщение 15 фев 2016 07:49

Мои фантазии. Хороший клёв, или наживка для ...
Часть 3
.

— А я гадаю, кто это грязь на дороге разводит — сказала она на ходу и подбежав ко мне остановилась.
Я смутился, хотя уже сотню раз, прокручивал в голове нашу встречу.
— Ну чего вы дядя Серёжа смущаетесь. Решил перед сном пробежаться? — спросила она
— Не спится что то, вот и взял с тебя пример и теперь каждый вечер бегаю — ответил я.
— У вас вроде чего то не хватает — опустив взгляд ниже пояса сказала она с усмешкой.
Я промолчал и не знал что и сказать.
— Я же вам писала, что не позволяйте д. Диме и его жене топтать ваши.... — сказала она смутившись и не закончив фразу, и замолчала.
Я тоже не знал что сказать и после небольшой паузы ответил.
— Ну вышло так, что теперь сделаешь.
— А вам не жалко — спросила Вика.
— Не а, даже наоборот как то легче стало. — ответил я уже немного набравшись смелости и уверенности.
Вика ещё раз посмотрела на меня, а потом на мой член и отсутствие яичек и спросила
— А что делала т. Лена, когда я к вам зашла во второй раз. В первый я даже поначалу и не заметила вас.
— Я это понял, когда ты краем своих кроссовок, наступила на мой член — сказал я и почувствовал как щёки и уши мои загорели. Я так пытался уйти от прямого ответа, но не получилось.
— Я не про это д. Серёжа. т. Лена сидела на корточках и что то делала с вашими... — и Вика снова недоговорила.
Ничего не оставалось, и я сказал, что она делала. У Вики глаза сразу округлились, и она стояла, смотрела на меня, потом на мой член, потом снова на меня с полуоткрытым ртом и ничего не говорила. Я тоже молчал, так как не знал, что сказать. После минутной или больше паузы она спросила тихим голосом, как будь то, боялась, что её могут услышать.
— Прямо туда?
— Да — ответил я.
— И много — спросила она.
— Я не считал — объяснил я.
— А куда они потом делись? — спросила Вика, всё больше удивляясь моим ответам.
— Я не знаю, врач сказала, что всех вынула из мочевого пузыря.
После моего ответа Вика подошла поближе и увидела ровный шов внизу живота. Был вечер и уже смеркалось и она не сразу его заметила. После этого она ещё задала мне с десяток разных вопросов и спросила меня бегаю ли я утрами. Я ответил да, хотя утром и холодно и я ещё ни разу не делал этого.
— Ну тогда надеюсь что завтра встретимся во время пробежки — сказала она и ещё раз с удивлением и улыбкой окинула меня взглядом и убежала.
Я ещё некоторое время стоял и смотрел ей в след, а когда она скрылась, тоже вернулся домой. Я долго не мог уснуть и представлял нашу завтрашнюю встречу. Утром я проснулся ни свет, ни заря — ещё было темно. Выскочив во двор я почувствовал всем телом осеннюю прохладу. Пробежавшись по кругу, я сделал руками несколько вращательных движений и почувствовав прилив тепла, решил сразу же, пока ещё было темно, бежать за околицу. Открыв калитку, я выглянул на улицу. Было тихо, и только у соседей в маленькой комнате горел светильник. Я знал, что там жила Вика и ещё с минуту постояв, бросился бежать на окраину деревни. Утренняя прохлада как бы и обжигала и одновременно согревала моё обнажённое тело. Мой член от быстрого бега болтался из стороны в сторону, и лишь смачные шлепки о ноги, разносились в полной тишине. Вот и последний дом и можно сбавить шаг. Там меня уже никто не увидит, и я постепенно перешёл на шаг. Я брёл по дороге вокруг озера в сторону берёзового леса и вдруг сзади услышал скрежет и лёгкий скрип. Я резко обернулся и стал всматриваться в ранее утро и сквозь мглу увидел светлое пятно, отделившееся от дома соседей. Да, это Вика вышла на улицу, на свою утреннюю пробежку. Вскоре она удалилась и исчезла. Мне спешить было некуда и я медленно размахивая руками, чтоб не замёрзнуть, удалялся всё дальше от деревни. Вот и берёзовый колок и берёзы с облетевшими листьями. Я остановился и прислушался. Было тихо. Чтоб не замёрзнуть я всё же решил немного пробежаться и стал удаляться всё дальше и дальше. Начинало светать и вдруг вдалеке я увидел, как навстречу мне приближалась Вика. Поравнявшись со мной, она остановилась и не обращая внимания на мой обнажённый вид, спросила.
— Вы тоже д. Серёжа утрами бегаете?
— Да, для здоровья говорят полезно — ответил я как будь то стоял в спортивной форме, а не трёс своим одиноко болтающимся членом.
— Ну тогда до встречи на другом конце деревни. Я ещё один круг сделаю — сказала Вика и убежала.
Я был в полной растерянности. Бежать ей навстречу. Это было опасно, да и светать уже начало. Оглянувшись назад я увидел её стройную быстро удаляющуюся фигурку и решил — будь что будет и медленно побежал в противоположном направлении ей навстречу. Обогнув озеро я увидел как из за крайних домов показалась Вика. Она бежала легко и непринуждённо. Деревня была как на ладони и водяная гладь отражала восходящее солнце. Я понимал, что вернуться домой мне сейчас будет очень сложно, ведь на мне кроме галош ничего не было. Пока я раздумывал, подбежала Вика.
— Ну что д. Серёжа — бежим обратно — весело сказала она и сбавила темп
Я развернулся и эмитируя что стараюсь из всех сил трусцой бежал за ней следом. Вика ещё сбавила темп и поравнялась со мной.
— Если мы так будем бежать, то только к обеду до дому добежим — сказала она.
— А мне хоть до вечера — днём мне всё равно по деревне не пройтись, а тут возле озера коров пасут — ответил я.
— Извините д. Серёжа, я и не подумала об этом, ведь вы же без ничего — сказала она и улыбнулась окинув меня взглядом.
Она впервые разглядывала меня при солнечном освещении так близко, хотя придерживалась небольшой дистанции в несколько шагов. Возле берёзового колка я остановился.
— Что, устали — спросила Вика.
— Нет, просто дальше мне нельзя, вон уже коровы ходят, и пастух стоит — ответил я.
— Хотите, я вам чего-нибудь принесу — спросила Вика.
— Нет, не нужно, а вдруг бабушка твоя спросит — ответил я.
Вика посмотрела на меня и спросила, отведя глаза в сторону.
— Д. Серёжа, вам было хорошо, когда т. Лена вам туда толкала червяков?
— Да, было приятно — ответил я коротко не ожидая этого сам.
— А если бы я вас попросила, разрешили бы мне это тоже сделать? — спросила Вика и покраснела.
— Мне не жалко, конечно — ответил я и сам был в шоке от её вопроса.
— Вы здесь будите пока — спросила она.
— Да, мне больше негде прятаться — ответил я.
Вика убежала, и я остался один. Внутри что-то трепетало и покалывало низ живота. Это было чувство сравнимое с возбуждением, но мой член лишь слегка напрягся. Возможно от холода, хотя я его и не чувствовал, а возможно и от того, что сказала Вика. Я бродил по леску и обдумывал сказанные Викой слова и сильно перепугался, когда услышал голос за спиной.
— А вот и я — весело сказала она.
Я вздрогнул и повернулся. Вика стояла всё в той же спортивной форме и в руке держала пакет.
— Это вам поесть принесла — и она выложила на траву немного хлеба и овощей и несколько ломтиков колбасы.
— А это — и Вика снова покраснела. Она достала банку с дождевыми червями и поставила рядом.
— Вы, д. Серёжа, не передумали — спросила она следом.
— Нет, я сейчас — дожевав бутерброд ответил я.
Может Вика чего то и побаивалась, но она старалась держаться от меня на небольшом расстоянии. Она отошла в сторону и предложила мне лечь на сухие листья. Я ещё наскрёб побольше, чтоб было удобнее и мягче лежать. Получилось даже лучше, чем я думал. Толстым слоем жёлтые листья в небольшой канаве создавали вид уютной лежанки. Я лёг на листья и потянулся.
— Как на перине — ответил я усмехнувшись.
Сзади за головой стояла небольшая берёзка и я ухватившись за неё руками немного подтянулся, чтоб удобнее было голове.
— А можно я вам руки свяжу — спросила Вика.
— Ты что боишься — спросил я
— Нет, просто мне так спокойнее будет — ответила она.
Я поднял руки в её направлении. Вика подошла к голове и взяв меня за руки, своими нежными руками, и опустила их за головой. Я чувствовал, как она чем-то мягким обмотала одну, а потом другую руку и завязала узел. Когда она встала и отошла в сторону, я решил руки положить на живот, но вдруг, когда стал поднимать их, почувствовал обеими руками ствол берёзки. Оказалось, что руки были связаны по обе стороны от берёзки, и чтоб освободить их мне нужно было или сломить её — это было нереально, или перепрыгнуть, что тоже было невозможно сделать. Ну что ж, пусть будет так — подумал я и посмотрел на Вику.
Вика взяла банку и подошла ко мне. Присев на корточки возле моего члена, она впервые разглядывала его с расстояния в несколько десятков сантиметров.
— А вам не больно было, когда вам операцию делали — спросила она.
— Нет, я не так ощущаю боль как другие — мне не было больно.
Вика достала червяка и обхватив мой член своими руками, стала его толкать в мочевой канал. Он извивался и не хотел заползать. Я не хотел вмешиваться и наблюдал за всем происходящим. Вика долго мучилась и червяк уже перестал подавать признаки жизни и не выдержав сказала.
— Он не хочет туда заползать.
— Просто ты не так делаешь — сжалился я и рассказал ей как нужно его держать и направлять внутрь.
Вика взяла второго червяка и выполняя все мои рекомендации вскоре заулыбалась и стала наблюдать как он стал сам заползать внутрь мочевого канала, оставляя лишь по краям отверстия остатки земли. Мыть их было негде, и Вика тоже не догадалась принести воды. Я, конечно, не стал возражать и даже не напомнил об этом. Вскоре он скрылся внутри, и Вика довольная и радостная от восхищения смотрела на мой вялый и мягкий член, внутри которого только что скрылся ею запущенный дождевой червяк. Взяв второго она уже не стала ничего спрашивать и легко и непринуждённо запустила его во внутрь, потом последовали ещё и ещё и часа через два с небольшим, банка опустела. Всё это время Вика как заворожённая следила, как червяки исчезают внутри моего члена и опомнилась, когда они закончились.
— Ой, а банка пустая — как бы извиняясь сказала Вика и встав отошла в сторонку.
Я понял что она себя ощущает виновной в том что сделала и даже не спросила можно ли ещё. Мне не хотелось видеть её такое лицо и я сказал.
— Ну и что, что закончились, если ещё хочешь, то можешь ещё принести.
Вика не ожидала от меня такого ответа и стояла в недоумении. Потом опомнилась и быстро произнесла, почти на ходу.
— Подождите, я скоро.
Я уже давно не ходил в туалет и решил воспользоваться моментом. Повернув туловище набок, я стал поливать сбоку всю листву, а потом облегчённо вздохнул. Ни один червяк не вылился, но я не чувствовал даже малейшего сопротивления при мочеиспускании. Лёжа в лесочке дорогу не было видно, да и Вика перед уходом пнула в мою сторону несколько раз чтоб слегка присыпать меня листвой. Вернулась она действительно скоро, но не одна. В руках у неё была банка с червями, а рядом стояли Димка и Лена.
— Вот он где. А мы его ищем по всей деревне, а он в лесу загорает — сказала Лена.
В голосе чувствовался укор и какая-то обида. Я не понимал конечно этого, но Димка потом растолковал, что Лена меня приревновала к Вике и то что Вика узнала тайну наших развлечений и игр. Я не стал оправдываться и объяснять, что Вика уже давно знает о моих увлечениях и догадалась обо всё в последний раз там в огороде. Да и Лена с Димкой знать этого не могли, они же не читали её послание для меня на компе. Я промолчал и выслушал Лену спокойно и то что она продолжила читать мне мораль о моём здоровье — выглядело по крайней мере смешно.
— Значит тебе всё же неймётся после того случая?
— Не а — ответил я.
— Ну тогда держись — Вика толкай пока из ушей не полезут — сказала Лена и отошла в сторону.
Димка только поздоровался и ничего больше не сказал, а вскоре они просто ушли, оставив меня с Викой в лесу. Лена была немного раздражена, но старалась не подавать виду. Димка же в тайне от неё показал мне знак рукопожатие в знак поддержки. Вика ещё долго упражнялась с червями, и ей удалось хоть и косвенно, но выполнить просьбу Лены. Она из второй банки тоже всех червей запустила в мочевой канал и они, ползя по нему, щекотали внутренние стенки и заползали в мочевой пузырь. Я лежал со связанными руками и только наблюдал и ощущал нутром всё, что со мной происходило. Когда всё закончилось, и банка опустела — Вика встала, посмотрела на меня и улыбнулась. Закидав меня листьями, оставив лишь лицо, чтоб я мог видеть, она ушла. Я долго лежал под слоем жёлтой листвы и ждал когда она придёт. Мне казалось, что она снова пошла за червями. Мимо несколько раз проехала машина, и прошло несколько человек в дальний лес, возможно за грибами, а ближе к вечеру я услышал голоса и увидел Лену и Димку. Они развязали меня и дали мне одежду. Мы все вернулись домой и проходя мимо я увидел в окне Вику. Она смотрела на меня, не сводя глаз.
На верстаке стояла полная банка дождевых червей, и Лена посмотрев на меня, спросила.
— А для этих у тебя место найдётся?
— Я не знаю, но Вика последнего легко отправила внутрь моего члена — ответил я.
После этого я сел на ступеньку крылечка и Лена приступила к отправке червячков. На всё это у неё ушло около двух часов и когда оставалось уже около десятка, как вошла Вика. Она была раздражена и чем-то расстроена. Возможно, я и ошибаюсь, но она никак не ожидала приезда Лены и Вики и тоже ревновала меня к ним, что они отняли у неё интересную игрушку.
— Бабушка сейчас корову придёт доить — сказала она и глянула на меня и как в мочевом канале исчезает очередной червяк запущенный туда Леной.
Вика взглянула на меня, потом на Димку и Лену и подойдя ко мне, размахнулась и со всей силы припечатала мне по самому члену и оголённой головке своими кроссовками. Мой член перегнулся и прижавшись вначале к обуви, потом отлетел в сторону и шлёпнувшись о низ живота, стал сползать вниз. Я как сидел, так и остался сидеть на крыльце и лишь слегка почувствовал, что меня что-то хотело приподнять. Все сразу оглянулись на неё. Вика стояла, и в глазах её что сверкало, и искорки готовы были вылететь как бенгальские огоньки и засиять. Никто ничего не понял и Вика следом за первым ударом сразу же нанесла ещё два или три, а потом развернулась и молча вышла. Я прикрыл свой член руками и забежал в дом. На полу остались тонкой полоской красные капельки, которые капали из моего члена. Димка остался встречать соседку — бабушку Вики, а Лена присев возле кровати стала осматривать рану. Повреждение было серьёзным и Лена ничего не сказав, вышла во двор. Что она делала и с кем разговаривала, я не видел, так как сидел и держал тампон на ране, что не запачкать ничего. Когда Лена вернулась, она сказала.
— Я очень сожалею, но твоему стручку пришёл конец. Вика своими кроссовками тебе его чуть не оборвала совсем. Нужно ехать в больницу.
— Я не поеду — категорически стал я возражать.
— Тогда ничего не остаётся — сказала Лена и подошла ко мне.
Она взяла мой член и повернув его ко мне раной, стала объяснять что и как нужно делать, что восстановить его. Я продолжал отказываться и она, не предупредив меня, взяла со стола небольшой нож, с которым я всегда ходил по грузди и за грибами и оттянув мой член, перетянула его у самого основания и провела по нему в месте раны. Мой отросток оказался у неё в руке и она его бросив на пол стала прижигать рану йодом, а потом забинтовала мне всё. Больше ничего у меня дома не было.
— Ну а теперь ты сам понимаешь. Что должен будешь ехать в больницу. Я сделала лишь минимум, чтоб не занести инфекцию, да и у меня под руками ничего не было кроме того что нашла в твоей аптечке. — сказала она.
Я посмотрел на неё и на Димку, который стоял с округлёнными глазами и молча смотрел то на меня, то на Лена. Лена прошла мимо и наступив, на валяющийся на полу обрезок моего члена, пнула его под кровать и пошла мыть руки. Ну а далее сами понимаете, придуманная история для врача в своё оправдание, больница, знакомый врач Вера Васильевна, и через три недели я вернулся домой. Теперь мне не о чём было волноваться и беспокоиться. В низу живота добавилось ещё два небольших шва, и снова мой мочевой был опустошён от червей и зашит, а вместо члена был короткий рубец, вокруг которого появились волоски по несколько миллиметров.
Когда я стал прибираться и мыть пол у себя в комнатах, из под кровати я выгреб свой член, который столько времени валялся в пыли и испортился, заплесневел и в нём появились маленькие черви — опарыши. Они кишили в нём и от моего бывшего члена очень сильно воняло. Мне ничего не оставалось, как выкинуть его в яму в туалет. Постепенно всё зажило, и я уже освоился со своим новым видом и приспособился к обязательным физиологическим потребностям — писать приходилось сидя, как и женщинам. Вику я увидел только спустя месяц и рассказал ей обо всём. На её лице я увидел только лёгкую улыбку и чуточку сожаления и то наверное потому, что ни ей, ни Лене с Димкой больше не придётся ничего делать с моими гениталиями, хотя сам я не успокоился и постепенно исследовал свой новый мочеиспускательный канал, который был коротким и уже через три — пять сантиметров погружённой в него трубки катетера, из него начинала вытекать моча. Я подумал про червячка и понял, что теперь он не успеет заползти, как его одна половина будет купаться в моче, а вторая извиваться, находясь с наружи.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 19 фев 2016 11:01

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 1
.

Было мне тогда тридцать шесть лет. Я не был женат и жил один в небольшом домике на краю деревни с выходом к озеру. Девушки тоже у меня не было, и я часто снимал стресс и напряжение сам своими руками или что-то придумывал для себя необычное. В этот вечер я лежал на траве у себя во дворе и смотрел на голубое небо, на котором не было ни единого облачка и оно было такое чистое и красивое, что я смотрел и не мог оторваться, размышляя о том, что там где-то далеко кроме нас ещё кто-то живёт. За этими мыслями я не заметил, как пролетело время и стало уже смеркаться. Было тепло и я хоть и лежал голым, но даже не почувствовал что приближается вечер. Следом за ним наступила ночь, и на небо высыпало тысячи ярких и не очень ярких звёзд. Я стал смотреть то на одну звезду, то на другую и меня так и не покидала мысль о том, что сейчас в это же время кто-то там, на далёкой звезде так же лежит и смотрит на нашу планету, и она так же ему кажется неизвестной и загадочной. Мои мысли и раздумья прервала падающая звезда, которая в один миг пролетела и исчезла. Я снова стал осматривать небо и вскоре снова увидел, как стремглав пролетела звезда и растворилась в ночи. Было так тихо и красиво, что мне даже не хотелось уходить, и я решил, что ещё полежу немного и потом как сильно захочу спать, то уйду в дом. Сколько я так наблюдал за небом и звёздами, я не помню, но то, что случилось и произошло потом, я не могу забыть, и по сей день.
Я пристально смотрел на небо и вдруг увидел как по нему, что-то быстро движется. Первое что я подумал, что это спутник, но потом понял, что они так быстро не летают, и стал ещё пристальнее следить за ним. Вскоре яркое свечение было почти надо мной и вдруг оно остановилось и замерло. Я испугался и понял, что это НЛО. Я стал пристально смотреть на него, не отрывая взгляда, и вдруг яркая вспышка ослепила меня, и я резко закрыл глаза. За тем последовало что-то непонятное и это что-то, как бы коснулось меня, и я провалился в бездну. Что было потом, я не помню. В моей памяти так и осталось эта яркая вспышка и тишина. Очнулся я в полной темноте всё также лёжа голышом на траве у себя во дворе. Когда наступило утро, я осмотрел всё кругом и не нашёл ничего, что могло бы меня насторожить. Да и со мной тоже всё было в полном порядке. Единственное что я заметил, что мой член стоял как никогда и я его с трудом мог отвести в сторону, чтоб пописать и мне пришлось устроить вертикальный фонтан, в результате чего с небольшими порывами ветра я обрызгал себе грудь, и даже попало на лицо. Я думал, что после этого он у меня станет мягким и опадёт, но не тут-то было. Член по-прежнему, торчал головкой вверх и не собирался опадать. Я решил не думать о нём и вошёл в дом. Дома тоже всё было на месте, только кое-что изменилось. Купленный вчера хлеб, лежавший на столе, был покрыт плесенью.
— Такого никогда не было, неужели, мне продали сырой хлеб — подумал я про себя.
Я осмотрелся и ещё нашёл заплесневелые продукты, а потом прочитал записку, лежавшую на столе.
«Сергей, ты почему не предупредил, что уезжаешь. Я всё сделала как обычно, а молоко, чтоб не скисалось, забирала себе. Приедешь, сообщи. — Валентина Ивановна»
Валентина Ивановна всегда помогала мне и постоянно доила корову и выгоняла её на пастбище. Я тоже всегда благодарил её и если уезжал куда-то, то она всегда молоко забирала себе. Но было ещё раннее утро и корова была в сарае, как это могла случиться за одну ночь, не понимал я ничего и включил телевизор и дождавшись утренних новостей, был ошарашен услышанным. Сегодня была пятница. Я ничего не понимал, ведь только вчера вечером ещё был вторник, как вдруг после ночи стала пятница — не понимая ничего не находил я для себя ответа. Отойдя немного от шока, я стал всё вспоминать и анализировать. Но даже не смотря на это мой член так и продолжал стоять колом. Скоро должна придти т. Валя и я оделся, так как одежда лежала на спинке стула там куда я её и положил. Рубашку пришлось выпустить поверх, чтоб скрыть чрезмерное возбуждение. Вскоре пришла Валентина Ивановна и сразу напустилась на меня.
— Ты что предупредить не мог, что уедешь — ворчала она.
— Хорошо, что Вика приехала, и помогла мне — продолжила она ругать меня за непонятно какой проступок.
Вика стояла в дверном проёме, и слушала всё, молча, иногда поглядывая на меня и окидывая взглядом. Конечно она не могла не заметить оттопыренные штанины и бугор спереди торчавший из под рубашки.
— В общем давай в следующий раз предупреждай меня, со скотиной мы всё управили, а вот бардак в доме сам убери, неужели даже продукты не смог прибрать, так спешил? — сказала т. Валя.
Я только кивал и соглашался, так как сам не мог ничего понять и вообще где я находился двое суток. Это было загадкой. Как только Вика и т. Валя ушли домой, подоив корову, я вышел во двор и стал вспоминать. С трудом вспомнил всё, что было до того как я увидел, что, что-то быстро летело по небу. Потом свет и я ничего не помню. И тут меня как током ударило. Я много читал необычных историй и про пришельцев и неужели это произошло. Другого объяснения я не мог найти всему этому, и пока я не мог больше ничего вспомнить, я не переставал думать про инопланетян.
Немного решив переключиться к земному, я посмотрел на свою собаку, которая смотрела на меня, и виляла хвостом и решил, что нужно всех накормить, а потом уже снова пытаться вспомнить всё. Я закрыл калитку и снова снял с себя всё. Мне больше нравилось ходить дома голышом, чтоб ничего не стягивало моё тело и не резали резинки. К моему удивлению мой член по-прежнему торчал, и я решил его успокоить. Я стал онанировать и крутить его в разные стороны, но он с трудом изгибался и сопротивлялся при любом моменте, когда я его пытался согнуть.
— Не хочешь по хорошему, будет по плохому — сказал я своему члену и сам рассмеялся. Совсем крышу уже сносит. Я с собственным членом уже начал разговаривать.
Накормив куриц и поросят, я взял шнурки и стал перетягивать себе член у самого основания. Сдавить его оказалось не простым делом, по сравнению как раньше я сжимал его шнурками, чуть ли не вдвое и он под собственным весом сам наклонялся. Я снова намотал концы шнура на руки и стал затягивать узел и у меня получилось. Шнур дрогнул и стал затягиваться. Я обидевшись на собственный член, который торчал и сопротивлялся мне, стал затягивать со всей силы, сколько мог, а потом сделав ещё парочку узлов, отрезал болтающиеся кончики. Член в месте перетяжки сжался почти вдвое и стал сгибаться, медленно опуская налившуюся вишнёвую головку параллельно полу.
— Ну вот и всё, а ты сопротивлялся — сказал я ему и снова одёрнул себя. Я снова разговаривал с членом. Раньше я никогда к нему ни как не обращался, а просто играл, как мне этого хотелось.
Как только мой член стал более податлив и мог сгибаться в месте перетяжки, я решил с ним поиграть и стал сдавливать его головку и яйца одновременно, но к моему удивлению я чувствовал только приятные ощущения от того, что я дотрагиваюсь до него и провожу с ним какие-то манипуляции. Боль даже при сильном сжатии яичек не чувствовалась. Прошло около часа, и я развязал свой член в месте перетяжки, чтоб он не посинел и ткани не стали отмирать. Член снова поднялся вверх и стал стоять как кол.
— Ну что с тобой делать — сказал я вслух обращаясь снова к члену и решил подрочить его. Ушло на всё это у меня около пятнадцати минут, как струя спермы вылетела и со шлепком упала в метре от меня. За ней вторая и третья, образовывая узкую дорожку из спермы.
О сколько накопилось — подумал я и обтерев головку, решил спрятать свой член в плавки, но так и не смог согнуть его и он наполовину торчал из них. Раньше после того как я кончал, член всегда становился мягким и легко гнулся. Что с ним случилось и почему он был такой твёрдый, я не понимал. Услышав шаги, я быстро вышел в кухню и закрыл в комнату дверь. Это вернулась Вика.
— Забыла кофточку — сказала она, и снова окинув меня взглядом, сказала.
— Стояк замучил.
Её слова как обухом по голове ударили по моим ушам.
— Бывает, сам не могу понять с чего это — краснея, ответил я.
— Подрочи, поможет — сказала с усмешкой Вика и направилась к выходу.
— Уже, но не помогло — сказал я вслед и она тоже на ходу мне ответила.
— Ещё — и ушла.
Тут я вспомнил, что всё ещё не накормил свою собаку, своего пса Дружка. Мой пёс был не маленьких размеров, хотя и был простой дворнягой или помесь дворняги с овчаркой. Ростом он был до колена, а когда закидывал свои лапы мне на грудь, то мог даже лизнуть меня языком в лицо.
Я взглянул на себя в зеркало и решил снова перетянуть свой член и яйца заодно. Я немного уже сердился и расстраивался что в течении нескольких часов мой член стоит и не собирается опадать, даже после разрядки. Взяв шнур, я обмотнул у самого основания вокруг члена и мошонки, оттянув её предварительно подальше, и затянул первый узел. Я не боялся и тянул, как мог, вернее, сколько было сил. Член у основания сразу стал тоньше раза в два и медленно стал опускаться.
— Не слушаешься хозяина, тогда будешь так болтаться — снова сказал я обращаясь к члену, как к чему то одушевлённому и как будь-то бы он слышал и понимал меня. Это стало меня настораживать, и я снова задумался.
-Что же со мной произошло всё же в ту ночь — думал я.
От этих мыслей меня отвлекло потявкивание Дружка. Я взял чашку с приготовленной для него едой и вышел голышом во двор. Я часто утрами кормил его в таком виде и он не трогал меня, а иногда в знак признательности и благодарности даже мог лизнуть болтающийся между ног член. Как только я подошёл поближе к псу, он вдруг зарычал. Я поставил чашку с едой и стал разговаривать с ним, пенять ему, что он как так мог не узнать меня. Дружок завилял хвостом и приседая подполз ко мне. Я стал гладить его по голове и присед рядом. Я даже не мог предположить этого, и чтоб было удобнее сидеть возле пса на корточках, непроизвольно развёл ноги в стороны и тем самым открыл свой перетянутый и возбуждённый член. Он резко дёрнулся и ухватил за него. Мой член оказался в его пасти вместе с яичками, а крайняя половина с разбухшей и блестящей на солнце головкой свисала с другой стороны. Я попытался отстраниться и оттолкнуть его, но он зарычал ещё сильнее и стал сжимать свою пасть на моём члене. Я был в шоке, а так как боль не чувствовал совсем, то и не закричал даже. Я по прежнему пытался оттолкнуть Дружка в сторону и освободить свой член и яйца, но всё было напрасно и как только мне удалось пса отстранить от себя, я увидел в его пасти свой член и яйца. Он порычал ещё немного, предупреждая меня, чтоб я даже не думал отобрать у него добычу и опустив оторванные или откушенные мои гениталии на траву, прижал их одной лапой и стал отрывать по кусочку поглядывая на меня и продолжая тихо рычать и проглатывать кусочки моего члена. Вскоре и член и яйца были съедены моим Дружком, и он снова стал вилять хвостом.
— Больше ты у меня ничего не получишь — сказал я сгоряча и развернувшись пошёл в дом. Я был всё ещё в шоке и не знал что делать. Так как член был перетянут, то крови почти совсем не было. Я промыл рану и решил, что сегодня я не поеду никуда. Если будет хуже, то завтра на первом автобусе поеду в городскую больницу. В месте отрыва или откуса кровь свернулась и была видна одна круглая рана примерно около четырёх сантиметров в диаметре. Меня всего трясло после случившегося. Я только что лишился по собственной глупости своего члена и яичек и кто бы мог подумать, что их у меня откусил и съел мой пёс, мой Дружок, который даже кота никогда не гонял и не мог никого не кусить. А может он эти два дня, что я отсутствовал и ничего не помнил, был голоден и ничего не ел. Нужно было спросить у т. Вали. Я тут же оделся и заклеив рану бинтом и пластырем, отправился к соседям. Т. Валя жила в десяти метрах от меня в доме напротив. Меня встретила Вика и сразу окинула взглядом.
— Ну что, помогло, а что я говорила — сказала она с усмешкой.
— т. Валя дома — спросил я.
— Дома, проходи — ответила Вика и снова зашла на террасу.
Я вошёл в дом и увидев т. Валю на кухне, спросил у неё.
— Валентина Ивановна, а вы моего Дружка кормили, пока я был в отъезде?
— Да, а как же. На цепи он себе еду не найдёт — ответила она.
— Да просто он как то странно себя ведёт, чуть не укусил меня — сказал я.
— Нет Серёжа, я его кормила и он вёл себя вполне нормально, даже лизал мне руки — сказала она.
— Спасибо Вам — и я вышел во двор.
Дома я лёг на кровать и стал думать, что делать дальше и как мне всё объяснить в больнице. В голову лезло невесть что. Постоянные страхи и усмешки, как только про это узнают, то все будут смеяться надо мной. С этими мыслями я и уснул лёжа на террасе, на своей кровати голышом. Так как не хотел, чтоб повязка сбилась штанами и стала кровить. Я летом всегда спал на террасе. Там было прохладно и не так нагревалось от солнца.
Проснулся я от взгляда и даже испугался. В дверном проёме стояла Вика и смотрела на меня. Я быстро натянул простынь и прикрылся.
— Лето, а вы спите д. Серёжа — сказала она.
Вика иногда обращалась ко мне по простому — Сергей, а когда рядом были бабушка или кто то постарше, то всегда д. Серёжа.
— Бабушка корову доит, где банки взять — спросила она.
Я стал обматывать себя простынёй, и хотел было уже встать, как Вика сказала.
— Да вы скажите, я сама возьму, а то у вас снова вон какой стояк.
Вика иногда не стеснялась в выражениях и могла прямо в глаза сказать правду и называть вещи своими именами. Я опешил и быстро положил руку на область своих откушенных гениталий.
— Нашла время смеяться — подумал я.
Когда рука коснулась того, что выпирало и поднимало простынь, я округлил глаза и не поверил сам себе. Забыв про Вику, я быстро убрал простынь и оголив свои гениталии уставился на них. Мой возбуждённый и торчащий член вместе с яйцами были на месте, как будь то ничего и не произошло. Я не мог ничего понять. Ведь это был не сон сегодня утром и у меня не было слов, чтоб объяснить всё это.
— Что давно не виделись — спросила Вика глядя на мой возбуждённый член.
— Как будь то впервые увидели, — не дождавшись от меня ни слова продолжила она.
Я опомнился и быстро прикрылся.
— Возможно и впервые — сказал я.
— д. Серёж, вы не болеете, а то даже побледнели немного вроде — спросила Вика.
— Тут пожалуй станешь больным, когда такое происходит — ответил я.
— Вика, я сегодня к вам приходил — спросил я.
— Да, утром заходили к бабушке, про своего пса спрашивали — ответила она.
— Значит это не сон, тогда что же — в слух пробормотал я.
— Что случилось д. Серёж — снова спросила Вика.
Я не знал, что сказать и как быть. То что произошло и терзало меня и пугало. Я не понимал что стало со мной происходить. Утром откушенный собакой член вдруг после сна снова оказался на месте. Это было необъяснимо, и я спросил у Вики.
— А ты чего в институте изучаешь?
— Растениеводство и животноводство — ответила она.
— А может такое быть, что оторванные части снова вырастали — спросил я.
— Ну я как про ящериц даже не слышала такое, ну бывает ещё у растений и то счас и не вспомню этого — ответила она.
Я что-то стал про себя бормотать, а потом снова позвал Вику. Она меня видела голым, и стесняться её мне было уже бессмысленно, так как она относится к этому вполне нормально.
— Вика, я сегодня утром кормил собаку и она у меня откусила и показал рукой на свой торчащий член. Потом я расстроился и не зная что делать, лёг спать, а когда проснулся, то ты сама видишь, он на месте. Как это объяснить — спросил я.
— Д. Серёж, вы померяйте температуру, у вас наверное жар и вам это приснилось или показалось и она ушла на кухню. Забрякали банки, и забулькала вода. Вскоре Вика вышла, когда её позвала бабушка и взяв ведро с молоком, пошла процеживать и разливать в банки. Поставив одну банку с молоком в сумку, она проходя мимо, заглянула на террасу и сказала
— Выпейте таблетку и поспите ещё — завтра будет легче и вы сами смеяться будете над этим.
— Вика, я не шучу — это было на самом деле. Я могу доказать — сказал я.
— Снова дадите псу свой член оттяпать — засмеялась она и пошла к выходу.
— А что и дам, что доказать — сказал я.
— Вы что серьёзно — спросила Вика остановившись.
— Вполне — ответил я.
— Тогда погодите, я сейчас вам принесу жаропонижающее, у вас точно жар — сказала она и ушла.
Вика вскоре принесла два таблетки и сказала что одну нужно выпить перед сном, а вторую утром. Я снова попытался ей доказать что это не сон а правда и встав с кровати обернувшись в простынь вышел на кухню.
— Вот потрогал лоб, он холодный — сказал я.
Вика положила свою горячую руку мне на лоб и удивилась.
— Действительно холодный.
— Если ты мне не веришь, что со мной что то странное происходит, то я готов доказать тебе — ответил я.
— Но как — удивлённо спросила Вика.
— Как, только Дружок мне может помочь — сказал я и ушёл в дальнюю комнату, попросив Вику не уходить.
Вернулся я минут через пять с перетянутым у основания членом и мошонкой, а чтоб концы шнура не болтались, я их просто отстриг покороче, и чтоб не видно было.
— Разрядился и успокоился — сказала Вика.
— Нет, просто чтоб кровь потом не пошла, пришлось жгут наложить — ответил я.
Вика наклонилась и удивлённо взглянула на меня. Она была в шоке от того, что я серьёзно задумал это, но я не мог так больше, чтоб она не верила мне и не подсмеивалась надо мной. А больше я и объясниться не перед кем не мог. А жить с такими непонятными происшествиями было уже невыносимо. Я стал себя бояться, так как не знал, что со мной такое происходит.
— Серёжа, может не нужно, я боюсь — сказала она.
Но я уже шёл по двору по направлению к псу. Дружок снова зарычал на меня, а когда я подошёл ближе и стал трясти своим немного повисшим после перетяжки членом и яйцами, он схватил их своими зубами и стал рычать, и дёргать всё сильнее сжимая челюсти. Вскоре мой член и яйца оторвались от меня и оказались у него в пасти. Вика ойкнула и отвернулась. Дружок прижал откушенные гениталии к траве и снова стал их есть и вскоре от ничего не осталось.
— А как же ты теперь — спросила Вика.
— А так даже лучше и легче и ничего не мешает и не торчит — ответил я с иронией.
Вика всё ещё не верила своим глазам, что минуту назад у неё на глазах собака откусила мужской член и яйца и при хозяине съела их. Это не укладывалось ни в какие рамки и не было этому объяснения.
— Я же тебе говорила, что не нужно. Давай срочно в больницу езжай, а то вдруг заражение будет — твердила она.
— Хорошо, я утром рано поеду — сказал я.
— Вот видишь, к чему приводит не доверие. — сказала она и продолжила ругать и одновременно жалеть и удивляться всему произошедшему.
— Вика, только не говори об этом никому, даже бабушке — попросил я её
— Само собой, я чё дурочка чтоль — сказала она.
Вика ушла, а я лёг спать. Проснувшись рано утром, я приготовил воду и ведро для дойки коровы и три трёхлитровых банки под молоко. Потом выглянул в окно и снова лёг спать. Мой член и яйца снова были на месте и так же как и всегда, член торчал от возбуждения. Вдруг скрипнула калитка, и я услышал, как в дом вошла Вика. Забрякало ведро и она, сказав что-то бабушке, вошла снова в дом. Я приоткрыл глаз и стал наблюдать. Простынь лежала рядом, а мой возбуждённый член лежал на животе, упираясь в пупок. Вика при отдёрнула штору на двери и заглянула на террасу, где я всегда спал летом. В такой позе с открытым ртом она и замерла разглядывая меня. Я не стал испытывать её терпение и открыв глаз как будь то не зная сам ещё ничего, спросил.
— Сколько время?
Вика молчала.
— Я сейчас соберусь и поеду — ответил я и стал потягиваться.
— Не нужно о о ехать — заикаясь сказала Вика.
Я опустил взгляд на свою промежность и сделав удивительный взгляд, с радостью произнёс.
— Вот видишь, а я что тебе говорил, а ты не верила!
— Теперь вижу — сказала Вика и подошла ко мне.
Она много задавала мне разных вопросов, ответов на которые у меня не было. Потом позвала её бабушка, и она ушла. Я встал и умывшись стал делать все свои дела. Вика не могла долго сидеть дома и вскоре прибежала ко мне. Чтоб окончательно убедиться в том что со мной происходит, она предложила мне повторить всё ещё раз. Теперь ею двигал только интерес и необъяснимый факт, который имел место существовать. Мы не стали долго откладывать всё на потом, а сразу перетянув член и яйца, Вика сама захотела отрезать мне всё и я вытащил из дома нож и стал точить его. Вскоре он стал очень острым и я подал его Вике. Мы подошли к столу, на котором я всегда резал овощи для корма животным. Я положил член и яйца на стол и сказал.
— Ну что, давай режь.
— А что я-то? — сказала Вика.

Я уже много думал об этом и не зная ответ заметил что член всегда восстанавливался, когда его терял я не своими руками. Вернее не прикладывая к этому своих рук, как бы это происходило от кого то. И в первых двух случаях это была моя собака. Ещё мне об этом подсказывал внутренний голос, что я сам не должен был бы этого делать и я как мог, объяснил это Вике. Она, выслушав согласилась и взяла у меня нож. Наставив его в месте отреза моего члена, закрыла глаза и стала водить им туда-сюда, постоянно надавливая, и после нескольких таких движений мой член и яйца вместе с ним отделились и остались лежать на столе. Я же отошёл в сторону и стал смотреть на рану, из которой капнуло на траву несколько капель крови, и она тут же свернулась. Вика ещё долго разглядывала валяющийся на столе мой половой орган, и вертела его всяко разно, разглядывая каждый сантиметр.

Я же не стал на это смотреть и сказал Вике:
— Как насмотришься, то брось Дружку, пусть пообедает. А то вдруг кому на глаза попадёт.
— Хорошо, — сказала Вика.

Я лёг на свою кровать на террасе и приоткрыв окно, стал следить за Викой. Она вертела мой отрезанный член и оголяла то головку, то выдавливала яички из мошонки и потом вкладывала их обратно. Потом вдруг Вика то ли случайно, то ли специально уронила отрезанный член и яйца на пол и высвободив ногу из кроссовок, наступила на него. Потом проделала это уже ногой в обуви и размахнувшись ногой, пнула по валяющемуся члену и он отлетел прямо к собачьей будке. Затем она так небрежно подхватила двумя пальчиками вывалившееся яичко и тоже бросила его Дружку, и он поймал его на лету и тут же проглотил. Отряхнув руки, Вика подошла к бочке с водой, держа их на расстоянии от себя, как будто, вывозила их в чём-то противном и не хотела запачкаться.

Отмыв руки, она крикнула мне:
— д. Серёж, я пошла домой.

Скрипнула калитка и всё стихло. Остаток дня я провёл не о чём не заботясь. Прикрыв рану, я много успел переделать за день и уставший лёг спать. В голове происходило непонятно что. Только мысли о члене и как это он за ночь способен восстановиться и вырасти. Это была загадка и я так и уснул.
Когда я проснулся утром, то был поражён, а вернее шокирован тем, что со мной произошло за ночь. Не меньше меня была тоже поражена и Вика, которая вскоре пришла вместе с бабушкой доить корову. На том месте, где у меня должен был за ночь вырасти и восстановиться член и яйца, было чисто и гладко и даже не видно было ни единого шва и ни единой ранки. Шнурок, которым был перетянут член перед тем как его Вика отрезала, лежал на постели. А вместо члена виднелась одна маленькая дырочка образующая мочевой канал. Даже намёка на то что тут вчера только что торчал член, не было. Это было вообще, что-то необъяснимое. Я понимаю, что раны и порезы имеют свойство заживать и затягиваться и то остаются небольшие следы от них, а тут было всё так чисто и гладко и мой низ живота, скорее всего, походил на низ живота женщины или девушки. Он был такой красивый и необычный для меня, ведь я часто думал об этом и вот оно свершилось. Тут же меня осенила и другая мысль, а как же теперь без члена и вообще кто я теперь. Вика тоже рассматривала меня, молча, и ничего не могла сказать.

— Что это? — вдруг спросила она.
— Я и сам ничего не могу понять,  — ответил я.
— Это что, значит, у тебя теперь не будет члена? — спросила Вика.
— Я не знаю, может завтра появится, — ответил я.

Весь день прошёл в раздумьях и попытках найти всему происходящему объяснение. Но ничего не получалось. На другой день я снова проснулся с таким же гладким и ровным низом живота, плавно уходящим между ног к попе. Я не скажу, что мне это не нравилось. Наоборот. Мне было как-то необычно себя чувствовать таким, и ещё была положительная черта во всём этом — мне было легко и удобно ходить и бегать. Между ног ничего не болталось и не сдавливалось. Я мог не осторожничать, перед тем как хотел, куда-то сесть. Просто я не мог ничего себе прижать и прищемить. На третий и последующие дни тоже ничего не менялось. и я уже стал свыкаться с мыслью, что навсегда останусь таким, с гладким и ровным животиком и ничем не мешающей мне промежностью. Мне даже стало это нравиться, и я научился писать сидя, чтоб моча вырывающаяся фонтаном не брызгала по сторонам, а лилась туда, куда было положено. Мне было легко и ничего меня не беспокоило. Я стал много успевать сделать и радовался жизни, пока не наступил этот день.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 20 фев 2016 08:19

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 2
.

Прошло двадцать пять дней с того дня, когда я впервые проснулся и не обнаружил у себя между ног ничего, а только гладкий и ровный низ живота с маленьким отверстием, мочевым каналом, на месте которого когда то торчал мой член и никак не хотел опадать. Я свыкся с тем, что больше никогда его не увижу и после очередного рабочего дня лёг спать. Вика уже уехала в город на занятия — она училась в институте на третьем курсе. А мой друг Димка всё никак не мог собраться приехать. Я был один со своими мыслями, переживаниями и радостями. Как уснул, я не помню, да и что снилось, тоже не могу припомнить. А вот своё пробуждение я не забуду никогда.

Открыв глаза, я потянулся и замер. Моя простынь торчала огромным бугром, в том месте, где должен по идее находиться член и яйца. Я не поверил своим глазам и быстро стянул её. Действительно на своём место снова торчал мой член, и внизу болтались оба яйца. Я даже подскочил от радости и тут же взял его в руки и стал осматривать. Это был действительно он, мой член, такой же длинный, 21 сантиметр и кривой. Так же на нём отсутствовала уздечка, которую я порвал ещё в школе. А внизу болтались оба яйца, одно было чуть больше второго и свисало почти на два сантиметра ниже первого, как мне объяснили что это от того что у меня в детстве была паховая грыжа. Но сейчас это было не так важно. Мой член снова был при мне, и я от радости решил немного подрочить, так как не делал этого больше трёх недель. Много времени мне на это не понадобилось, уже через пару минут первая струя спермы вылетела из уретры и со шлепком ударилась в метре о забор, затем вторая и третья, а потом ещё вытекло сколько то.

— У сколько накопилось, — сказал я про свой член и обтерев головку и выжав всё до последней капли, отпустил свой член. Но он как раньше снова не хотел опадать и продолжал торчать. Я подумал, что от длительного воздержания такое с ним и снова довёл его до семяизвержения и снова обрызгал забор потоком спермы. Но мой член снова продолжал торчать и клониться на бок из-за своей кривизны.

— Неужели он снова такой, как был до его исчезновения. Нужно найти, кого-то чтоб проверить это, — подумал я и посмотрел на Дружка.
Вики не было в гостях у бабушки, а мой друг пока ещё ничего не знал о том, что со мной происходят такие странности и я решил проверить всё сам и мне снова помог в этом мой пёс. Я наладил ему еду и подошёл поближе и как тогда, он снова стал рычать. Я поставил ему чашку и пошёл перетянуть себе член и яйца, чтоб не было крови. Немного походив так, я снова подошёл к собаке и присел. Дружок тут же отреагировал и рыча ухватил меня за член и вскоре отгрыз его и яйца и слопал на моих глазах. Я не чувствовал ни боли ни жалости и только удивлялся что мне было приятно смотреть как мой член и яйца исчезают в пасти собаки.

— Ну вот, пообедал Дружок, сказал я ему и пошёл в дом и залепил салфеткой и пластырем рану, из которой выступило всего несколько капель крови, которые тут же свернулись.

Весь день прошёл в ожидании вечера и сна. Я не хотел рано ложиться, но желание узнать что будет одолевало меня. Ночью я снова спал крепко и даже несмотря на полную луну не просыпался ни разу, а утром меня снова ждал сюрприз. Мой член снова был на месте. Что это? Постоянно я задавал себе этот вопрос и сидя на крылечке, смотрел поверх крыши сарая в сторону озера и вдруг увидел, как из-за облаков уже почти скрылась за горизонтом, показалась огромная полная луна. Меня что-то кольнуло, и я понял. Виной всему происходящему является полная луна. Я быстро забежал в дом и открыл календарь и стал перелистывать листочки, чтоб посмотреть, когда была полная луна в прошлый раз. К моему удивлению всё совпало изо дня в день. Начало полнолуния, за два дня до полной луны я попал под её влияние и этот яркий свет на небе. И тот день, когда у меня рано утром после сна не появился снова член, и я остался на двадцать пять дней без него, это был на второй день после полнолуния. А сегодня был второй день перед полной луной, и у меня снова после ночи вырос откушенный собакой член и яйца.

— Сегодня в ночью, будет полнолуние, а там, через день луна снова потеряет свою силу на меня и член может снова не вырасти.
— Это полная луна так действует на мой член и яйца и он постоянно стоит в полнолуние, а вот будет ли он стоять, когда не будет луны? — задал я этот вопрос и сам же задумался.

— Если он не будет стоять, тогда я буду нормальным человеком и мне не нужно будет скрывать свой торчащий член от посторонних глаз и не нужно будет носить одежду на выпуск поверх штанов, которая всё равно не скрывала моего возбуждённого члена. — рассуждал я вслух сидя на скамейке возле дома и пристально смотрел на скрывающуюся луну. В голове была каша из догадок и рассуждений. Я был в растерянности и не знал, что делать и с кем посоветоваться. Мне ничего не оставалось, как снова подойти к собаке и чтоб она снова откусила мне всё моё хозяйство. А иначе бы я не смог сходить на почту и позвонить своему другу Димке. Завтра суббота и если он настоящий друг, то приедет. Я решил и приступил к действию.
Уже через час я с повязкой на месте члена шёл по улице в сторону почты. Я позвонил Димке и вызвал его, чтоб он срочно приехал. Он сказал, что только рано утром сможет это сделать. Я даже обрадовался. Ведь встретить его в таком виде без члена было как то не по себе. Первый автобус приходил очень рано, и я ещё спал, как услышал женский и мужской голос во дворе. Я быстро прикрылся, хотя и Димка и его жена Лена меня много раз видели голым и после бани и на озере и поэтому ничего нового бы они не увидели. Но я не хотел им показывать свой торчащий постоянно член.
— Наверное, ещё спит — сказал Димка Лене.
— Ну, так пошли, разбудим — сказала Лена.
Я постучал в окно и помахал им рукой. Они увидели меня и вошли в дом. Я быстро замотался простынёй, так как она более или менее скрывала моё возбуждение, и вышел их встречать.
— Что случилось, зачем такая срочность — спросил Димка.
— Вы проходите, с дороги перекусите, а потом и обсудим — сказал я, хотя даже не знал с чего начать. А начинать было нужно, впереди была последняя ночь в которую я мог доказать что то, а если нет, то меня могли просто посчитать тронутым и нуждающимся в лечении психом допившимся до белой горячки. Хотя я и не пил вообще — так немного по случаю и то редко.
Я старался тянуть время, чтоб Димка и Лена не собрались и не уехали обратно, выслушав мой бред — для них конечно, но не для меня. После того как я переоделся и как мог, замаскировал своего торчка, я снова вышел к Диме и Лене. Они сразу почти заметили это, и Лена усмехнулась, глядя на мой оттопыренный бугор в области гениталий.
— Что стояк замучил — спросил прямо Димка.
Я так виновато улыбнулся, глядя на Лену и Димку и пожав плечами, ничего не ответил. Время ещё было утреннее, и Дима снова спросил.
— Ну, так зачем звал?
Я стал объяснять издалека и подтверждая, что я вполне нормальный и что всё это правда. Получалось как-то сумбурно и непонятно, и Лена сказала.
— Ты как то загадками говоришь, говори прямо, что нужно.
Ну тут я и выдал им. От моих слов у них аж рты открылись от удивления.
— Серёга, а ты случайно не того — сказал Димка, отойдя от шока.
— Нет конечно, я же пытался вам подробно всё объяснить, но вы не захотели слушать. — сказал я им и опустил голову.
— Если это так, но от нас то что ты хочешь — спросил усмехаясь Димка с трудом сдерживая хохот.
— Вы не верите мне — уже стал я обижаться.
— Верим, верим — с улыбкой на лице сказала Лена.
— Ну тогда я вам сейчас докажу — сказал я с обидой в голосе и вышел из дома. Вернулся я уже через пять минут с перетянутым членом, и яйцами, которые вместе всё равно образовывали в моих штанах огромный бугор.
— Сходи разрядись — сказал Димка.
— Всё равно не помогает — ответил я.
— Что так и стоит — спросил он.
— Уже сутки — ответил я. Хотя пришлось соврать, но они всё равно не поверили.
— Я хочу его отрезать — сказал я им и у них улыбка и смешки на лице сразу исчезли.
— Ты что больной? Точно больной — сказали они наперебой.
— Ну вы же мне не хотите верить, даже слушая смеётесь — сказал я.
— Ладно, Серёга, хорош херню разную нести. Хочешь режь, хочешь не режь, мы завтра утром уезжаем. Можем с собой взять и до больнички подкинуть. — сказал Димка.
Ну раз они едут утром, то у меня есть шанс доказать им, обрадовался я и больше не заводил об этом разговор. В течении дня я постоянно поглядывал на часы. Ждал когда пройдёт последний автобус, и они уже точно не поедут. Тогда я мог бы им не на словах, а на деле всё объяснить и показать. В течении дня, я постоянно слышал хихиканья Лены и усмешки со стороны Димки в мой адрес, а вернее про мой торчащий весь день член. Как только про пикало 19-00 и больше не было ни одного автобуса в город, я снова сказал им.
— Как ты сказал, хочешь режь, а не хочешь не режь?
— Ты чего — округлив глаза спросил Димка.
— А вот чего — и я выйдя во двор, на ходу стянул с себя трико и покачивая перетянутым членом и яйцами, которые уже посинели, направился к собаке держа в руках чашку с едой.
— Ты что задумал Серый — крикнул Димка. Хоть мой пёс и знал и не лаял даже на них, но подходить к нему они всё же опасались. Когда я подошёл, Дружок стал рычать. Я поставил чашку и подошёл ближе и повернувшись боком, чтоб Димка и Лена могли это видеть, подставил свои гениталии. Он рыча сразу вцепился в них зубами и стал грызть и кусать.
— Ты что совсем спятил — кричала Лена.
— Дим, убери его — чуть не плача проговорила она.
Димка подбежал ко мне и стал протягивать руку, чтоб оттащить меня, но пёс зарычал и чуть не схватил его за руку, отпустив мой наполовину откушенный член. Димка отскочил, а собака в это время снова схватив меня зубами за член и яйца, сжала челюсти и дёрнув, оторвала всё и стала грусть разрывая на кусочки. Я стоял рядом и отойдя немного в сторонку наблюдал за всем этим. Димка и Лена со слезами на глазах тоже открыв рот смотрели то на меня, то на Дружка, который проглотив последний кусочек, стал вилять хвостом и облизываться. Я подошёл к нему и потрепал за шиворот, потом поладил по голове и чуть ли не чмокнул в мокрый нос. Потом я подошёл к Диме и Лене и сказал.
— Мне даже и не больно.
— Нужно срочно в больницу, а то заражение может быть — сказала Лена, она работала на скорой.
— Ты что совсем тут один с дуба рухнул, — чуть ли не с кулаками хотел на меня наброситься Димка испытав от всего увиденного шок, да и за Лену испугался, что привёз её не к другу а к психу.
— Хорошо, только завтра утром на первом автобусе и поеду вместе с вами, а там уж вы мне поможете куда обратиться — сказал я.
Немного отойдя от шока, Димка спросил меня уже спокойно. Наверное, Лена попросила, ссылаясь на то, что мне и так не сладко. Ведь не каждый день человек гениталий лишается. — подумал я.
— Зачем ты это всё сделал?
— Не могу, когда он стоит постоянно — ответил я.
— А подрочить ты не мог — сказал Димка.
— Сегодня нет, а вчера много раз и толку нет — ответил я.
— Тебе нужно было жениться, и тогда бы не было стояка, а не к собаке лезть с торчащим членом — сказала Лена, выходя из дома.
После небольшой паузы она спросила меня.
— Болит?
— Нет, ни капельки — ответил я.
В этот вечер ни усмешек с их стороны, ни сострадания я больше не слышал. Они легли спать в комнате на кровати, а я на террасе. Через какое то время я услышал как они шепчутся о чём то и стал прислушиваться. Они обсуждали меня.
— Ты видел как ему собака оторвала член — раздался шёпот Лены.
— Ага — ответил Димка.
Потом они ещё шептались, но уже тише и я ничего не понял, а потом заскрипела кровать. Было всё понятно, они отошли от шока и возбудились от увиденного — подумал я. И сейчас сексом занимаются. С этой мыслью я и уснул. Утро предвещало, что-то необычное, и я сам боялся ошибиться в своих предположениях и если я ошибся, то они точно меня упекут в психушку.
Я проснулся от пристального взгляда. Димка и Лена завели будильник, и проснулись, когда ещё не было пяти часов. Я то, никуда ехать не собирался и поэтому спал как убитый. Открыв глаза, я увидел испуганный взгляд Димки и ещё более испуганный Лены. Простынь на мне была огромным бугром в области паха.
— Я же тебе говорила вчера, что нужно срочно в больницу. Смотри, как всё опухло — испуганно проговорила Лена.
— Как вот теперь поедем. Нужно срочно скорую вызывать — добавила она следом, не давая мне сказать ни слова.
Я улыбнулся, и молча, откинул в сторону простынь. Я чувствовал что мой член на месте и снова стоит возбуждённый и несломленный. А когда Дима и Лена увидели это и не найдя ни одной раны на теле, просто потеряли дар речи и только мычали пытаясь что то сказать. Я для пущей верности взял свой член за головку и оттянул, как мог к нокам и отпустил его. Он спружинил и резко шлёпнул меня по животу. Раздался громкий звук, и Лена с Димкой аж вздрогнули.
— Это что — спросила заикаясь Лена.
— То что я вам вчера хотел объяснить и вы чуть меня в психушку не заперли — ответил я уже посмеиваясь над ними. Дима ещё долго молчал и не мог ничего толком сказать. Лена осмотрел вблизи мой член и весь пах и ничего не сказав, отошла в сторону. Они не верили своим глазам, то что видели и не находили как и я перовое время, всему этому объяснение. Забыв про автобус и про то что им нужно ехать, мы чуть не попались в таком виде на глаза т. Вале, которая вскоре пришла доить корову. Хорошо что я успел среагировать и закрыл их в комнате, потому что скрыть их удивление на лице было просто невозможно, и тогда пришлось бы выдумывать и врать что у нас произошло. Как только мы снова остались одни, я стал всё подробно объяснять Диме и Лене и теперь они не перебивали меня, а слушали открыв рот. Как только я закончил, Лена спросила меня.
— А что каждый раз как ты лишаешься его, он у тебя за ночь снова вырастает?
— Нет, только в полнолуние — ответил я.
— И как долго это длится — спросил Дима.
— Два дня до начала полнолуния, ночь на полнолуние, и один день после полнолуния — объяснил я.
— Лена взглянула на календарь с сегодняшним днём и сказала.
— То есть завтра он у тебя уже не вырастет, если его откусит твоя собака?
— Да — ответил я.
— А что будет — тогда.
— Я буду похож на тебя — и я показал рукой на Лену.
— У тебя, что влагалище будет? — удивлённым голосом спросила она.
— Нет, живот будет такой же гладкий, как и у тебя, а вместо члена мочевой канал, вот такая маленькая дырочка и всё — пояснил я и показал на пальцах.
— А если его не отдавать псу и он останется на месте — спросил Димка.
— Я не знаю, наверное, будет вот так постоянно торчать — ответил я и показал на свой торчащий и упирающийся в пупок член.
Они посмотрели на меня и переглянулись.
— А если его оставить так — спросила Лена.
— Думаю, что тогда я помру с голоду. С таким торчком мне ни в магазин не сходит, ни на люди не показаться — объяснил я.
— А если он не вырастает, то как — спросил Димка.
— Вполне нормально, мне ничего не мешает и ничего не отвлекает от дел — объяснил я.
— А это точно завтра утром произойдёт — спросила Лена.
— Прошлый раз так и случилось. Что будет завтра я не знаю, я вообще пока сам не могу ни в чём разобраться, вот и позвал вас помочь мне. — сказал я.
— Может, завтра поедем — сказал Лена, обращаясь к Димке.
— А как работа — ответил он.
— Ну ты успеешь, а я сегодня позвоню и предупрежу — сказала Лена.
— Ну ладно, завтра так завтра — согласился Димка.
Позавтракав, они сходили на почту и позвонили в больницу, где работала Лена. Купив продуктов, так как я в магазине не был уже три дня, они вернулись через полтора часа. О чём они разговаривали и как они обсуждали меня, я не знаю. Да и спрашивать мне не хотелось ничего. После их приходя я снова перетянул свой член и яйца, так как было очень неудобно с таким ходить перед Леной, да и Димка косяка постоянно бросал в мою сторону. Наверное, завидовал, что у меня стоит постоянно.
— Ну что поможете мне, или мне снова с моему пёсику обращаться — спросил я у Димки.
— Я пас — коротко ответил он.
— Ладно, не привыкать — ответила Лена.
Димка так посмотрел на неё, но ничего не сказал.
— Я уже много раз и фурункулы вскрывала и раны обрабатывала, так что с этим думаю справлюсь. Нож острый есть — сказала Лена.
— Есть конечно — ответил я и подал её воткнутый в стену небольшой нож, которым я обычно режу овощи поросятам и корове.
Сунув его в чайник с горячей водой, Лена обтёрла его чистой салфеткой и сказала.
— Ну что, давай своего неугомонного.
Я спустил штаны и подставил Лене свой член.
— Ну так на весу я не могу, нужно положить его куда то — сказала она.
— Можно во дворе, там стол хороший — сказал я.
Мы вышли во двор и подойдя к столу я положил на него свой член и яйца, перетянутые у самого основания. Лена встав с другой стороны, взяла член и яйца в левую руку и оттянула их в сторону, а затем, направив нож рядом с местом перетяжки, стала двигать им, одновременно нажимая на мой член. После нескольких движений мой член отделился и остался лежать на столе. Несколько капель крови, выступившие в месте среза, тут же засохли. Член был перетянут около получаса, пока мы собирались, кровь, находившаяся в нём без движения уже стала остывать и загустела, и поэтому, наверное, быстро так свернулась на воздухе. А может это всё от того что я был необычным после того случая. Как сказала Лена — не от мира сего. А может частично имел необъяснимые качества инопланетного существа. Пока я залеплял рану салфеткой и пластырем, чтоб не запачкать одежду, Дима и Лена вертели в руках мой отрезанный член и рассматривали его. Я не стал мешать и остался на террасе, лишь искоса поглядывая в узкую щель между штор. Прошло минут десять, а может и меньше, как Лена крикнула меня.
— Серёж, ты где запропастился?
— Иду уже, — сказал я и вышел в одних трико. Теперь у меня ничего не торчало и можно было даже ходить в одних трусах, но я на такое не решился. Если бы Димка так ходил, тогда ладно — за компанию и я не против.
— Куда его девать, — держа в руке мой член и яйца, спросила Лена.
— Да куда хочешь, твой трофей — сказал я.
Лена взглянула на Димку и сделала такую просящую рожицу, как бы выпрашиваю у него что то себе купить такое ценное.
— Если хочешь, то мне всё равно — сказал он.
— А можно я его себе заберу — спросила Лена.
— Да забирай — ответил я.
Лена убежала в дом и вскоре вернулась.
— Я его в морозилку положила, ничего — сказала она.
— Ничего, я там уже хранил один, потом собаке скормил — ответил я.
Остаток дня прошёл уже более легко и непринуждённо. Иногда Дима и Лена задавали мне вопросы, и я отвечал на них, если знал. Спать легли рано, так как им нужно было на первом автобусе ехать в город и сразу на работу. Я тоже завёл будильник, чтоб не проспать и как только он зазвенел, сразу откинул простынь и осмотрел себя. Всё было, как и двадцать семь дней назад. У меня снова был очень гладкий низ живота, и только одна маленькая дырочка красовалась на том месте, где раньше красовался мой член. Вокруг всё было гладко и ровно, даже шва и ранки никакой не было видно, словно я таким и родился. Дима и Лена, увидев это, снова были в шоке. Они долго не могли сказать ни слова, и всё пялились на мой лобок.
— Вы не опоздаете — спросил я.
Они быстро стали собираться всё время, поглядывая на меня, так как я ходил при них голым, и мне нечего было стесняться — так как половых органом кроме дырочки для пис пис у меня не было. Попу я во внимание тогда даже не брал.
— Если хотите, то я приеду к вам на неделе или вы приезжайте в любое время — сказал я.
— Ладно, ты нас проводишь — спросила Лена.
— Ну конечно — ответил я и натянув трико и футболку, подхватил их сумку с гостинцами в виде овощей и мы отправились на остановку. По дороге я ответил ещё на несколько незначительных вопросов, но самым главным был тот, что Дима спросил меня.
— А когда он у тебя снова должен отрасти?
— За два дня до полнолуния — ответил я.
— И что ты будешь делать — спросила Лена.
— Закуплю продуктов и буду отсиживаться дома, чтоб мой бугор никто не видел — ответил я.
— А потом? — спросила Лена.
— Наверное, так же как и сегодня, отдам его собаке, если никто не попросит подарить, — ответил я с юмором.
— А можно мы приедем снова — спросили они, чуть ли не в голос.
— Да, конечно, — ответил я.

Мы увидели вдалеке автобус и прибавили ходу. Они успели и помахав мне рукой, уехали. Когда я вернулся домой, то решил что-то поесть и заглянул в холодильник. В морозильной камере лежал мой замороженный член. Они забыли его взять в спешке. Я недолго думая, переделал быстро все дела дома и предупредив т. Валю, что еду в город наверное на ночь, собрался и уже после обеда сидел в рейсовом автобусе и поглядывал на проносившиеся в окне берёзовые и сосновые перелески. Я знал их очень хорошо, так как часто бродил по ним голышом, наслаждаясь свежим воздухом и слушая пение птиц. Мне было легко и удобно сидеть, ничего между ног мне не мешало, да при ходьбе чувствовалась какая-то необъяснимая лёгкость. Что меня ждало в городе, я не знал, хотя конечно мог предположить, что весь вечер придётся отвечать на Ленины и Димкины вопросы и быть для них экспонатом. Но по приезду всё оказалось совсем по-другому.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 25 фев 2016 07:26

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 3
.

Когда я приехал в город, то решил прогуляться, так как до конца рабочего дня ещё было почти два часа и вряд ли Димка или Лена были дома. От вокзала до них было идти не больше двух километров, и я решил пройтись пешком. Было так легко и свободно идти, что мне хотелось не останавливаться, а ходить и ходить. По пути зашёл в парк и немного посидел на скамейке, положив ногу на ногу, и снова нашёл преимущество того, что у меня между ног ничего не болталось и мне не пришлось поправлять свои отвисшие яйца, чтоб случайно не сдавить их между бёдер. Я посидел немного и поменял ноги, теперь уже левую ногу закинул на правую и радовался как ребёнок только что получивший новую игрушку. Дома в делах и заботах я не замечал этого преимущества, жизни без члена и яичек, а сейчас просто им наслаждался. Хоть это явление было и временным, я сам ещё полностью не изучил все его стороны, но знал одно уже точно, за два дня до начала полнолуния у меня вновь вырастал член и яйца.

Я взглянул на часы и встал со скамейки. Было без десяти пять. Пора было идти к Димкиному дому, так как они должны были вот-вот появиться. Лучше подождать несколько минут во дворе, решил я и стал переходить улицу. С той и другой стороны приближались машины, и я решил успеть проскочить до их приближения. Я ускорил шаги и побежал. Как оказался я на противоположной стороне, это было чудо просто. Я не шёл, а просто как бы парил, или летел над землёй, делая длинные шаги по несколько метров. Это было вообще, ни с чем несравнимое чувство — чувство полёта. Я остановился и посмотрел назад. Водители проезжающих машин смотрели на меня удивлёнными глазами. Я сам не поверил в это и решил удостовериться.

Дождавшись, как мимо проехала последняя машина, а до следующей ещё было несколько десятков метров, я сделал два быстрых шага и оттолкнувшись от поребрика, чтоб сделать первый прыжок и быстрый шаг, я просто перелетел через проезжую часть на расстоянии тридцати сантиметров над дорогой и уже поставил ногу на противоположной её стороне. Это было похоже и на длинный шаг или прыжок, с вытянутой вперёд правой ногой, и тянущейся сзади как бы эмитируя шпагат левой ногой. В третий раз я проверять это не стал, так как на дороге больше машин не было и мне тоже спешить было некуда. Зайдя во дворе, я всё ещё был взволнован открытием своих новых возможностей. Я сел на скамейку возле подъезда и стал ждать. В конце двора появился Димка. Он шёл не спеша, и дымил как паровоз, делая затяжку одну за другой. Лена на него ворчала и не давала ему курить в квартире, вот он и успевал, пока ещё был на улице. А спускаться во двор после работы ему не хотелось.
— Привет — поздоровался он увидев меня возле подъезда.
— Привет — сказал я.
— Какими судьбами — спросил Димка.
— Да вот, забыли вы в спешке — сказал я и открыл пакет, в котором в кульке всё ещё замороженный и не успевший совсем растаять, лежал мой член и яйца.
— А. Лена вспомнила только в автобусе, но не стала кричать тебе — сказал Дима.
— А почему — спросил я.
— Как почему, ты что? Что бы люди сказали если бы она закричала — "Серёжа, Я, твой член с яйцами в морозилке забыла" — процитировал Димка.
— А что, вот бы смеху то было на весь автобус, наверное. Ты что шуток не понимаешь — сказал я улыбаясь.
— Ну и шуточки у тебя стали — успокоился Димка и пригласил меня в квартиру.
Мы ещё не успели подняться и разуться, как подъехала скорая к дому.
— Вот и Лена приехала — сказал Димка.
Как только она вошла, я торжественно ей вручил забытый подарок и усмехнулся. Лена тоже улыбнулась и спросила.
— Как доехал?
— Нормально, но могу заверить, что на это — и я показал пальцем на пакет с замороженными гениталиями, — никто не покушался.
Мы все рассмеялись и Лена на пригласила на кухню, пить чай и перекусить после работы, предварительно поблагодарив, за то что я довёз в целости и сохранности. В самый разгар если можно сказать так, нашего ужина, зазвонили в дверь и Дима вышел в коридор, чтоб открыть её.
— Всем привет — раздался в дверях звонкий голос молодой женщины, примерно того же возраста, как и Лена.
— Здравствуйте — сказал я.
— Это Нина, мы с ней вместе работаем — представила её мне Лена.
— А это Сергей, друг Димы — тут же представила Нине и меня.
— Нина — протянула она мне руку.
— Сергей — ответил я взаимностью и тоже с ней поздоровался рукопожатием.
— Садись с нами — пригласила Лена Нину за стол.
— С удовольствием выпью чашечку кофе — сказала она.
Нина села за стол как раз напротив холодильника, сверху на котором лежал прозрачный пакет с моими яйцами и членом и окинув кухню беглым взглядом, как заворожённая уставилась поверх Димкиной головы на холодильник. Я и Димка даже не обратили на это внимание, а Лена увидев, сразу всё поняла.
— Это я суповой набор купила по дешёвке — сказала она.
Димка и я сразу всё поняли, о чём идёт речь, и прыснули от хохота.
— Вы чего — спросила Лена.
— Смотри, чтоб суповой набор не убежал — покатываясь от хохота, прокомментировал Дима.
— И что тут смешного, ну забыла убрать в морозилку, только что с работы пришла — сказала Лена как бы оправдываясь.
Нина сидела, и ничего не понимая, и наш смех и то, что ей показалось. Лицо у неё моментально стало красным, и она не знала, куда спрятать свой взгляд. Её мысли её полностью выдали, и ей было стыдно. Она опустила взгляд и смотрела в пол и иногда в свою чашку с кофе, когда хотела сделать очередной глоток. Лена, чтоб больше не было таких казусов, обошла Нину и подошла к холодильнику. Взяв пакет сверху, она немного прикрыла его собой и стала открывать холодильник. Толи он выскользнул у неё из рук, так как был мокрый и подтаял за три часа, пока я его вёз, а может целлофан порвался, и мой член и яйца просто вывалились из кулька на пол и упали как раз между мной и Ниной. Она сидела справа от меня. Она в какие-то секунды стала красной как рак и не знала что делать. Из кухни она не могла выйти, так как проход закрывала Лена, которая в мгновение присела и стала подбирать всё с пола и вталкивать обратно в кулёк. Я тоже сильно перепугался и не знал что будет. Ведь огласки ни я ни все сидящие рядом не хотели. Нина тоже не знала как себя вести и с одного глоток за глотком швыркала кофе. Один Димка с трудом сдерживал смех и что-то пытался сказать, но из-за смеха у него ничего не получалось. Потом он собрался с мыслями и молвил.
— Ну яж тебе сколько раз говорил, не выкладывай свои протезы на кухне — обратился он ко мне и прыснул от хохота.
Эти слова вообще ввели в полное смущение Нину и она встав из-за стола, направилась к выходу. Лена уже успела толкнуть пакет в холодильник, тут же последовала за ней. Они ушли в другую комнату и долго о чём-то шептались. Потом Лена вошла и стала ворчать на нас.
— Хватит Нину смущать, бессовестные.
— Да мы то что — сказал Димка.
— В общем, мне пришлось ей всё рассказать, а иначе сами понимаете, где я работаю и откуда бы у меня это взялось — сказала она.
Я стал волноваться и что-то хотел возразить по этому поводу, как Лена меня перебила.
— Не волнуйся Сергей, она обещала никому ни слова, но ей очень хочется посмотреть. Только не смейтесь и не смущайте её. Хорошо? — сказала Лена.
— Я не могу на всё это спокойно смотреть. Пойду, покурю — сказал Дима.
Я встал и пошёл вместе с Леной в комнату. Нина сидела в кресле и румянец на её лице, выдавал её смущение.
— Сергей, покажи нам что с тобой случилось — сказала Лена.
Мне тоже было не очень то удобно, но нужно было спасать ситуацию, сложившуюся после Лениной оплошности. Я расстегнул ремень и стал спускать брюки. Больше на мне ничего не было, так как скрывать, и придерживать в штанах, тоже ничего не нужно было. Как только открылся полностью гладкий и ровный лобок и показалась маленькое отверстие мочевого канала, Нина снова покраснела, но собравшись с духом, спросила.
— А где швы от ран, ну после того как собака откусила?
— В том то и дело, что всё заросло за одну ночь и без единого шва, как будь то он так и родился — сказала Лена.
— Вы что, разыграть меня хотите — сказала уже обиженным голосом Нина.
— Нет, никто тебя не разыгрывает и не смеётся над тобой. Только мы сейчас не сможем тебе доказать это — объяснила Лена.
— А почему — спросила Нина.
— Для этого нужен определённый день, полная луна, — объяснил я и стал одевать и застёгивать свои брюки.
— Я всё равно не верю в это, такого не может быть, — возразила Нина.
Лена взяла со стола календарь и стала его листать. Найдя нужную страничку, она сказала.
— Вот в пятницу в конце месяца начинается полнолуние, если захочешь поехать с нами, то сама сможешь всё увидеть своими глазами — предложила Лена и посмотрела на меня.
— Я согласен, — ответил я так как тоже не мог предложить ничего другого.

Вскоре Нина ушла, и мы тоже успокоились. Вечером сидели и обсуждали случившееся, а Димка постоянно смеялся, когда речь заходила о валяющемся члене и яйцах на полу под ногами Нины. Каждый раз он высказывал вслух её мысли и предположения, что она могла подумать, глядя на них и это было действительно смешно.
Утром я уехал домой и только по приезду на второй день вспомнил тот случай, когда я переходил дорогу и я решил попробовать это при обычной обстановке у себя дома. Я вышел на берег озера и осмотрелся по сторонам. Кругом было тихо и ни души. Ускорив шаг я решил прыгнуть как бы в длину и вдруг мой шаг стал таким длинным, что я в нескольких сантиметрах просто пролетел над песком и коснулся земли за десять-двенадцать шагов от того места, где я оттолкнулся. Это было так здорово, ощущать чувство хоть и небольшого, но полёта над землёй. Я ушёл подальше от деревни, чтоб меня не мог никто видеть и решил сделать не один такой шаг, а несколько и перейдя на лёгкий бег, я оттолкнулся и снова пролетел около десяти метров, а затем коснувшись одной ногой земли я снова толкнулся и так трижды и все три моих шага были очень длинными и я их как бы не прыгал, а пролетал над самой землёй. Это было так здорово и необычно, что в этот же вечер я решил совершить свою первую прогулку голышом по лесу, после всего случившегося и не так важно для меня было то, что я не имел в тот момент у себя ни члена, ни яичек. Мне хотелось ощутить это неописуемое чувство полёта и парения над землёй. Я всегда смотрел по телику, как лыжники прыгают с трамплина, и завидовал им и сейчас я сам мог это испытать и ощутить. Одев повязку на голову, чтоб волосы не закрывали глаза и не мешали мне, я вышел в поле и побежал, а потом стал совершать прыжки и я просто летел, нет не летел, а парил над землёй, лишь изредка отталкиваясь то одной ногой, то другой от земли, чтоб совершить новый и продолжительный прыжок, который можно было сравнить с маленьким полётом человека. Это было так легко и здорово, что я сам не заметил, как убежал от дома на несколько километров, а когда взглянул на часы, то был не меньше удивлён. Расстояние до соседней деревни в семь километров я преодолел всего за двадцать минут или даже чуть меньше. Я был восхищён и повернул обратно к дому. Весь вечер я не мог придти в себя от случившегося, и мне хотелось всем этим с кем-то поделиться. Димка и Лена приедут только к концу месяца. Два дня прошли в предчувствии чего-то непонятного и необъяснимого, а в пятницу вечером приехала Вика. Она снова пришла вместе с Валентиной Ивановной ко мне вечером и спросила у меня.
— Ну как дела?
— Всё очень здорово, ты даже не знаешь что я у себя обнаружил — сказал я на радостях.
— Там — и Вика показала рукой на мой пах.
— Нет, там как и раньше. До полной луны ещё далеко. Хочешь посмотреть — спросил я.
— Ага — сказала она.
После того как бабушка подоила корову и ушла, мы с Викой вышли на берег озера и я продемонстрировал ей свои прыжки или так сказать полёты в прыжке. Вика была очень удивлена и не находила слов, как это объяснить. Я тоже терялся в догадках. Мы ещё долго беседовали, а потом Вика убежала на свою тренировку вокруг деревни. Я хотел ей составить компанию, но она отказалась, так как не хотела, чтоб нас видели вместе.
Две недели пролетели быстро, и наступила пятница. Начало нового полнолуния. Я проснулся с уже торчащим членом и наличием мошонки с яичками и ждал вечернего автобуса. Должны были приехать Дима и Лена, а вместе с ними и Нина. Изменилось ли что у них или нет, я не знал и поэтому очень ждал с ними встречи. Я лежал на террасе, как вдруг услышал скрип калитки. Выглянув в окно, я увидел всех троих. Я встал с кровати и поправив рубашку, которая была одета поверх и закрывала торчащий член, вышел к ним. Мы поздоровались, и я пригласил всех в дом. Нина зашла и стала осматривать всё по сторонам. Лена мне потом сказала, что у неё нет никого кто бы жил в деревне и поэтому он приехала сюда впервые.
Пока мы с Леной собирали кое-что на стол, а я успел заранее кое-что прикупить в магазине, так как в полнолуние я не ходил в него. Дима кое с чем познакомил Нину и объяснил, где что находится, в первую очередь показал баню и туалет на улице, что очень удивило Нину. Когда Нина проходила мимо меня, она посматривала на оттопыренные штаны и не удержавшись, спросила у Лены.
— Лен, у него же нет там ничего, почему тогда штаны так выпирают, как будь то член стоит.
— Он же тебе сказал, что вырастет, как только начнётся полнолуние, а оно началось вчера ещё — объяснила Лена.
— Так что, у него сейчас там всё на месте — удивлённым голосом, даже я услышал, спросила Нина.
— Да, всё как у всех — сказал я подходя ближе и неся в тарелке нарезанный хлеб.
Мой ответ снова смутил Нину, и она покраснела, но вскоре всё прошло, как мы только сели за стол и сменили тему разговора. Чтоб не смущать никого, я тихо на ухо сказал Лене, что может сейчас всё рассказать и показать Нине. Она согласилась со мной и пошла к ней для разговора. Нина хоть и смутилась снова, но согласилась. Мы решили не травмировать её сразу же в первый раз, и не давать мой член моей собаке отгрызть, а просто решили отрезать. Я тут же удалился и перетянул его, а через двадцать минут мы уже всё сделали во дворе и мой отрезанный в очередной раз член, одиноко валялся на столе. Лена заклеила место отреза пластырем, и я одел штаны, тем самым вообще перестал кого либо компрометировать своим видом. Мой член и яйца одиноко лежали и Нина не отрываясь смотрела на них.
— Если хочешь, то я дарю их тебе — сказал я.
Нина снова покраснела, но согласилась и с помощью Лены, упаковали всё в целлофановый кулёк и положили в морозильник. Потом мы ещё долго обсуждали и случившееся и вообще разговаривали на посторонние темы. Я ушёл спать на сеновал, а свою постель предложил Нине. Дима и Лена легли спать в комнате, как и всегда.
Утром я встал чуть раньше и встретив т. Валю, отдал ей ведро и потом процедил молоко на улице, чтоб никого не будить. Вскоре вышел Димка и окинув меня взглядом, сказал.
— Да, с тобой сейчас не соскучишься. Снова вырос — сказал он.
— Ага, снова торчит и мешается — ответил я.
— Ну так отрежь его снова — сказал он.
— Тогда Нина не увидит, что он снова появился — сказал я.
— Что вы там про меня говорите — услышали мы голос с террасы.
Нина проснулась и вышла к нам. Следом за ней вышла и Лена. Они ушли в огород до туалета, так как Нина чувствовала себя неудобно в гостях. Когда они возвращались обратно, то мы с Димкой уже выставили стол во дворе, что всем вместе позавтракать на свежем воздухе, а не тесниться в маленькой комнатке.
— Здорово, давно мечтала на свежем воздухе позавтракать — сказала Лена и повернулась к Нине, которая в свою очередь, уставившись, пристально смотрела на мой бугор в штанах.
— Это правда или я во сне это вижу — сказала она.
— Ты уже проснулась давно, а это правда — пояснила ей Лена и пощекотала под мышкой.
Нина взвизгнула и вывернувшись отскочила в сторону.
— Ты же знаешь, что я боюсь щекотки — сказала она.
— Значит, ты не спишь — ответила Лена.
— А разве так бывает — сказала Нина и показала рукой на мой бугор.
— Ну я же тебе объяснила, как всё произошло. Теперь ты сама увидела, что это есть на самом деле — сказала Лена и села за стол.
Мы позавтракали и девчонки убрали всё, чтоб мухи не садились и не ползали по продуктам. Потом обсудили, как мне быть дальше, и было решено, что в этот раз мне его откусит собака. Так и сделали. Нина снова была в шоке и несколько минут не могла придти в себя, пока Лена не привела её в чувство. После всего мы отправились на озеро купаться, хоть и было уже поздно, но вода была ещё тёплой. Правда Лена не решилась зайти в воду, и мы не стали настаивать. Как только мы вышли на берег и сели на траву, чтоб обсохнуть, я вспомнил про свой бег и прыжки и решил ещё удивить своих гостей.
— Давайте прыгать в длину, хоть согреемся — предложил я.
— Давайте, я в школе дальше всех прыгал — сказал Димка.
Нина и Лена тоже согласились и мы нашли доску и присыпав её песком, чтоб она не могла после толчка отъехать назад. Определили, откуда будем разбегаться и начали. Первой прыгнула Лена и в месте приземления поставила свою веточку от ивы с одним листиком — что означало, что она первая. Затем Нина перепрыгнув Лену на четверть, а потом Димка, который прыгнул дальше их сантиметров на девяносто. Наступила моя очередь и я разбежавшись от отметки, оттолкнулся и прыгнул. Я снова летел над песком, вытянув одну ногу вперёд, и оттянув левую назад, как бы пытаясь в полёте изобразить шпагат и приземлился ровно за пятнадцать с половиной шагов от места толчка. Все трое стояли, и молча открыв рты, смотрели в мою сторону.
— Что это было? — спросил Димка.
— Я это обнаружил когда приезжал к вам и перебегал дорогу — сказал я.
— А почему нам не сказал тогда — спросила Лена.
— Я просто не был ещё уверен, что это не случайность и приехав домой убедился что могу так лететь над землёй в прыжке. — объяснил я.
— И как, вернее, сколько ты можешь так лететь — спросил Димка.
— По-разному, — ответил я.
Я отбежал от них подальше и повернул назад. За несколько десятков метров я оттолкнулся, и сделал подряд три прыжка, в мгновение, пролетев мимо них. Серия из трёх прыжков вызвала у них удивление и мы ещё несколько раз повторили это. Потом купались и отдыхали. Я между делами успевал ещё делать кое что по дому, так как мне ничего не мешало. Заканчивалась суббота и завтра они все должны уехать. Вечером подошла ко мне Лена и спросила меня.
— А что будет, если не отрезать член и яйца?
— Они так и будут торчать — ответил я.
— А если не отрезать их совсем и в конце полнолуния — спросила Лена.
— Я не знаю, мы же об этом уже говорили — ответил я.
— Ах да, я совсем забыла — извинилась Лена.
— Серёж, а если... — и Лена замолчала.
— Что ты хотела сказать, — спросил я.
— Да это неважно, ведь мы всё равно завтра уедем, так что если не забуду, то в другой раз спрошу — сказала она.
— Хорошо — ответил я, и мы спокойно закончив ужин, разошлись кто куда. Лена повела Нину на экскурсию по деревне. Димка лёг спать, так как всю неделю не высыпался. Я дождавшись Валентину Ивановну, закончил все дела и забрался на сеновал. Вскоре пришли девчонки и все уснули.
На следующий день Лена проснулась раньше всех и разбудив меня, предложила чтоб не шокировать Нину в очередной раз, удалить мой торчащий член. Я согласился и мы быстро всё сделали даже до прихода т. Вали. Отрезанный член она снова заморозила и взяла себе, сказав, что тот уже не такой красивый. После обеда я их проводил и вернулся домой. В этот раз ни Лена, ни Нина не забыли мои подарки и увезли их с собой, пообещав что больше никто об этом не узнает. Я лежал на кровати и думал о словах Лены, что она имела ввиду, и не захотела мне сообщить. Это мне не давало покоя несколько дней. Я снова позволил своей собаке, в последний день полнолуния, отгрызть мой член и яйца, и впереди было двадцать с лишним дней лёгкости и даже не знаю, как это выразить. Но слова, сказанные или недосказанные Леной, не давали мне покоя до нового их приезда и начала нового полнолуния.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 29 фев 2016 07:31

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 4
.

Время пролетело не заметно, было много работы, наступала осень. Я занимался уборкой урожая на огороде и совсем забыл про полнолуние. Хотелось до дождей всё собрать и убрать на хранение в подпол. Приезжала Вика, и мы с ней сидели на берегу озера и разговаривали. Я показал ей, как могу прыгать и она была очень удивлена. Потом она уехала, и я снова погряз в домашних делах.
Дима и Лена свалились как снег на голову. Нина была на дежурстве и отказалась подмениться и ехать с ними. До начала полнолуния оставалось всего одна ночь, и на утро я снова должен был получить свои гениталии обратно — вернее они должны были вырасти у меня снова. Всё так и случилось, и хоть это была уже не новость для Димки и Лены, но это всегда вызывало у них удивление и восторг. Ведь объяснения этому, ни они ни я не могли найти, как это вечером я ложился с гладким животом и отсутствием половых органов, а утром просыпался с перевозбуждённым членом, напряжение с которого было невозможно снять и было не важно, один раз я онанировал или пять, он по прежнему торчал как телеграфный столб.
Рано утром Лена подошла ко мне и сказала.
— Ты помнишь, в прошлый раз я не договорила, что хотела у тебя спросить.
— Да, помню — ответил я.
— Если ты не против, то мне хотелось бы проверить, что будет, если твой член и яйца не отрезать совсем — сказала она и я не дал ей договорить, перебил её.
— Но ведь мы уже пробовали так — стоит и стоит.
— Я не досказала, если твой член не отрезать, а разрезать по всей его длине. Он снова срастётся? — спросила Лена.
— Я не знаю — ответил я.
— Ну а если нам попробовать, ведь отрезать мы и потом сможем тоже. — спросила Лена.
— Если тебе хочется, то я не против, мне тоже стало интересно на это посмотреть — сказал я.
— Ну тогда как только Димка проснётся, то и приступим — предложила Лена.
— Это что вы без меня хотели делать — вдруг услышали мы голос у себя за спиной и повернулись.
Димка стоял на крылечке в одних трусах и у него тоже торчал член. Он хотел в туалет и так спешил, что не стал одеваться. На улице было уже прохладно, но вполне терпимо. Шёл сентябрь. Мы с Леной как по команде взглянули друг на друга и Лена сказала.
— С него начнём или с тебя?
От этих слов мы оба просто заржали от смеха, и Димка заворчал на нас. А когда он уже оделся и справил нужду в туалете, Лена ему всё объяснила.
— Вы что совсем с ума по сходили — стал возмущаться он.
— Ну ты чего, его так и так или отрежем или собака отгрызёт. Так хоть посмотрим что там внутри — стала оправдываться Лена.
— А дома ты не насмотрелась, то замораживаешь его, то оттаиваешь и разглядываешь — ворчал он.
— Ты что ревнуешь меня — засмеявшись, подошла к нему Лена и чмокнула в губы, а рукой ухватила за причинное место, и стал сжимать её.
— Ну ладно, ладно, делайте что хотите, только я вам не помощник — сказал Дима.
Мы не стали долго ждать и после завтрака сразу вышли во двор. Я уже полчаса ходил с перетянутым, и он стал даже чуточку холодным. Тут Димка постарался и затянул у самого основания от всей души. Это единственное что он помогал мне делать, а в остальном он только смотрел со стороны. Я положил свой член и яйца на стол во дворе, и Лена, ухватив его за головку, прижала к поверхности стола и стала разрезать на две половинки по всей длине, как будто она, резала обыкновенную сосиску или сардельку. В самый последний момент она разрезала головку, и член раздвоился, и мы все увидели, как он выглядит изнутри. Это было необычно, хотя и трудно было, что-то ладом разглядеть. Ощущение того, что вместо одного, у меня вдруг стало сразу два члена, меня возбудило, и я стал чувствовать лёгкий озноб во всём теле, как тогда в первый раз, когда мой Дружок откусил у меня член и яйца. Несколько минут мы вертели обе продольные половинки и потом, положив их на стол, Лена одела на каждую презерватив.
— Это чтоб грязь не попала, и ты одежду не испачкал — объяснила она.
Лена посмотрела на меня, а потом на Димку и взяла в руки яички.
— Может, и их тоже посмотрим — таким загадочным голосом произнесла она.
— Если есть желание, то смотрите — сказал я.
Лена оттянула мошонку и стала раздваивать её пополам. Потом она вытянув одно яичко, положила его на стол и придерживая пальцами руки, осторожно раздвоила его пополам и мы все увидели его внутреннее строение, хотя оно было не очень то понятным и всё можно было разглядеть. Для этого половинки яичек нужно было промыть, а Лена что-то не захотела этого делать. Потом она проделала то же самое и со вторым яичком, и у меня ниже члена на канатиках теперь болталось много ремков. Две половинки мошонки и четыре половинки яичек. Они висели так беспорядочно, что действительно было похоже на множество болтающихся хаотично частичек моих гениталий. Обе половинки члена, развалившись в разные стороны, свисали справа и слева от всего этого, что осталось после моих яичек. Всё это Лена аккуратно обернула марлей, и я уложил в свои плавки. До самого сна я больше старался не ходить и только лежал в постели, так как было много всего и это всё очень сильно выпирало. То, что случилось утром, нас удивило всех, и даже Димку, которому как мне показалось, стало уже всё надоедать. Я лежал на кровати, а Лена и Дима стоя рядом с открытыми ртами рассматривали две мошонки, в которых было по два яйца и обе они свисали снизу двух членов, правда ни у того, ни у другого не было мочевого канала. Это были два торчащих вверх члена, твёрдых и упругих, которые трудно было согнуть, но мочевой канал был виден у самого низа живота, откуда и был начат производиться разрез члена по всей его длине. Это было похоже на какое то уродство, и мне ни чуть не понравилось. Хотя в глазах Лены и Димки было можно увидеть огромное удивление.
— А с таким тебе удобно ходить — спросил Димка.
Я прошёлся во дворе от калитки и до бани и вернулся обратно. Яйца болтались и сдавливали друг друга, смотря какая пара, первая вылезет наверх, то вторая пара обязательно попадала под давление между ног. Сами же оба члена то синхронно, то наперебой при каждом шаге, как барабанные палочки колотили меня по низу живота.
— Если ходить голым, то совсем не удобно — ответил я.
Тут же взял трусы и брюки и одел их и снова прошёлся во дворе.
— А в брюках совсем неудобно, всё мешается — ответил я.
— Конечно, ты теперь привык ходить с такой промежностью, как и мы и теперь тебе даже маленькая писька будет мешать — сказала, рассмеявшись над собственными словами Лена.
Больше часа я не смог ходить с таким богатством у себя между ног и мы всё удалили, а на утро у меня снова вырос самый нормальный член и пара яичек в мошонке. Рассмотрев всё, Лена сказала, вернее, сделала своё заключение.
— Неважно как мы его тебе исковеркаем, а потом отрежем или твоя собака его откусит, всё равно он потом станет нормальным.
На другой день они уехали, а я ещё два раза кормил своего Дружка своим членом, ведь я сам не мог его себе отделить — я просто не знал, что после этого будет, но что-то мне подсказывало, что я сам не должен был этого делать и я придерживался своего внутреннего голоса.
Когда я последний раз отдал своё хозяйство полакомиться Дружку, я лёг спать, и вспомнил, почему то Нину. Почему и сам не знаю, но мне вдруг показалось, что она была бы искренне удивлена тем, что сделала его коллега по работе. Так и заснул с мыслями про Нину, и о том, что мне приготовил завтрашний день. А приготовил он мне действительно огромный сюрприз, которого не ожидал ни я ни кто другой, если бы перед этим я им рассказал об этом.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 01 мар 2016 07:43

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 5
.

Я проснулся как обычно, и немного поёжился от утренней прохлады. Скоро уже октябрь и пора перебираться в дом, подумал я и сев на кровать, положил руки перед собой. Я снова ничего не почувствовал под простынёй и даже обрадовался, что больше трёх недель, можно наслаждаться лёгкостью и свободой от своего торчащего постоянно члена и мешающихся между ног яичек. Я потянулся и встал с постели, оставшись голышом, как обычно. Я не любил спать даже в трусах, так как резинки постоянно оставляли след на поясе, который постоянно, зудел. Я в то утро даже не сразу осмотрел себя, ведь в таком состоянии я себя видел уже сотни раз, и ничего нового моё перевоплощение мне не предвещало. Но я ошибся. Как только я вошёл в туалет, чтоб справить утреннюю нужду, я присел, так как мне это было удобно делать сидя без члена, и стал писать. Сильный поток скопившейся за ночь мочи точно ударил в отверстие на полу, что мне даже не пришлось изменять своё положение и регулировать направление. Я удивился и наклонив голову, взглянул на то место, где ещё вчера торчал мужской половой орган. От увиденного внизу живота, я чуть не сел прямо в туалете, в эту самую дырку в полу. Я был в шоке и быстро побежал в дом к зеркалу. Когда я сел на кровать и подставил небольшое зеркало, чтоб разглядеть что у меня между ног, я снова был огорошен. Две ровные и красивые складки, а между ними красивое розово-красноватое отверстие и ещё несколько складок. Это был женский половой орган. В общем у меня вместо мочевого канала, что было должно восстановиться, было влагалище с выступающем в верхней его части небольшим клитором. Я растерялся и в течении нескольких часов не мог даже себе представить, что я скажу об этом кому то из своих друзей и знакомых и только к вечеру я более или менее успокоился и сам себе сказал.
— Ну это же наверное временно, всего до начала нового полнолуния.
Хорошо бы если так, а то вдруг останется постоянно в отместку за то что я постоянно свой член удаляю хоть и не сам, а с помощью своих друзей. Ведь я всё ещё ничего не знал о себе, что со мной происходит, и что я могу сам. Вечером я написал Лене письмо, так как рассказывать об этом Димке было стыдно. ОН бы меня точно обсмеял. Ведь я стал почти женщиной только без груди. Уже ночью я сбросил письмо в почтовый ящик, тогда у меня ещё не было интернета, и вернулся домой. Каждое утро я проверял почту, но ответ так и не пришёл, зато Лена и Димка приехали в конце недели и сразу с расспросами ко мне. Я постарался им всё рассказать подробно начиная с того момента, как проводил их. Они выслушали меня и Димка сказал.
— А ну покажи, что у тебя там.
Я снял штаны и показал им своё влагалище. Лена и Дима были в шоке.
— Можно посмотреть — спросила Лена.
— Да, конечно, — ответил я.
Я сел поудобнее и развёл ноги, а Димка и Лена сели напротив и стали рассматривать видоизменённую область моего паха. Лена даже раздвинула половые губы и рассмотрела что скрывалось за ними.
— Да, ничем не отличается. Всё как у нас — вынесла она своё заключение.
— А что внутри, ты не проверял — спросил Дима.
— А как я проверю и что я знаю что ль, что там должно быть — ответил я.
— Может мне проверить — сказал Димка и тут же получил от Лены хорошую затрещину по загривку.
— Я тебе проверю, сейчас так проверю, что забудешь совсем, что и знал — сказала она.
— Всё, всё. Я пошутил — стал защищаться Димка и отскочил в сторону, чтоб не получить ещё.
Весь вечер мы только и обсуждали моё перевоплощение. А потом легли спать. Утром Лена подошла ко мне и спросила.
— А ты хотел бы узнать новые ощущения — спросила она.
— Какие — спросил я не понимая о чём речь.
— Ну вчера Димка тебе предлагал проверить твою дырочку изнутри — пояснила она.
— Это что, он хотел трахнуть меня — спросил я.
— Ну не совсем, а просто провести некоторое исследование, чтоб понять ты полноценно преобразовался или только поверхностно. — пояснила очень заумно Лена.
Я задумался и хоть и сомневался, что это мне нужно, но попробовать что чувствуют женщины во время секса, очень хотелось. Вдруг больше не будет такой возможности и я согласился. Димку, уговаривать долго не пришлось. Мне было стыдно и неудобно, и я лёг на кровать, а на лицо накинул свою простынь. Дима и Лена ничего не сказали. Вскоре я почувствовал, как он прикоснулся к моим ногам и развёл их пошире. Потом он погладил моё влагалище пальцем и раздвинув половые губы, стал слегка вводить его. Я почувствовал, что-то очень приятное подкатывает, и хоть и был под простынёй, всё равно закрыл глаза. Через пару минут Димка лёг на меня сверху и подставил свой торчащий член к моему влагалищу и стал медленно вводить его. И вдруг его член, во что-то упёрся.
— Он целка — сказал Димка, обращаясь к Лене.
— Как — удивилась она.
— Я не знаю. Что делать — снова спросил Димка.
— Продолжай, раз уж начал — посоветовала Лена, и Димка стал нажимать своим членом на девственную плеву. Я почувствовал лёгкую боль, и что-то внутри меня стало напрягаться и растягиваться, и вдруг это что-то лопнуло, и член провалился внутрь. Первые мгновения мне было немного больно и неприятно, а потом исчезнувшие ощущения стали возвращаться. Мне снова стало хорошо, и я стал испытывать нечто необыкновенное. Димка продолжал двигать своим членом туда-сюда. Наслаждение всё возрастало и возрастало, и внизу живота появилась какая-то приятная и доселе мне неизвестная истома. Внутри стало пульсировать, и я стал проваливаться, сам не знаю куда. Всё поплыло, и я на мгновение потерял счёт времени и что со мной происходит. Позже я узнал от Лены, когда ей всё рассказал подробно, что я испытал оргазм. Димка тоже кончил и ещё несколько минут лежал на мне, не вынимая свой член. О своих ощущениях он ничего не сказал, наверное, чтоб не обижать Лену и чтоб она не ревновала меня. Единственное что он произнёс.
— Пи... а, она и есть пи... а, как у всех, так и у Серёги.
Лена даже смутилась от его слов и ушла во двор. Димка оделся и вышел следом за ней. Я тоже надел штаны, и вышел во двор и увидел , что они сидели под крышей на скамейке и о чём-то шептались. Я не стал им мешать и вернулся в дом. Когда они вернулись, то предложили сходить в магазин и я переодевшись отправился вместе с ними. По дороге мы разговаривали так ни о чём, но я старался понять, как я себя чувствую после всего случившегося. Настроение и состояние было просто отличное, я даже скажу что превосходное. Всё та же лёгкость и свобода при передвижении, но появилась одна особенность, которая мне не давала покоя. Всю неделю я этого не испытывал, а сейчас я чувствовал возбуждение, когда смотрел на Димку или встречающихся по дороге односельчан мужчин. Вернувшись, домой, я сказал об этом Лене и Димке, так как не хотел скрывать ничего. Одному тяжело это всё пережить и понять, а они могли хоть что-то посоветовать. Димка, конечно же, нашёл что сказать.
— Я могу тебя в город, у нас на заводе познакомить кое с кем, и тебе будет там очень хорошо — и рассмеялся.
Лена в этот раз промолчала, она прекрасно понимала, что если она даст своё согласие, чтоб Димка трахал меня, то ей после этого вряд ли что достанется.
— Лен, а ты что скажешь — спросил я её.
— Думаю если в этом вся проблема, то идея неплохая, но решать тебе. — сказала она.
На другой день они уехали. Я ещё два дня мучил и себя своими догадками и сомнениями и не знал что делать. Желание испытать те чувства, что с Димкой, начинали овладевать мной всё сильнее и сильнее и я собрался и поехал в город. Димка согласился и провёл меня на завод. На самом краю в дальнем цехе, он показал мне возле раздевалки укромное место и велел мне для смелости выпить чуток, ну грамм сто или двести. Меня жутко трясло, и я согласился. Потом он велел мне, одеть юбку и лечь на брошенные в угол тряпки и ветошь. Когда я всё выполнил, он провёл грязным пальцем по щеке и задрал подол, оголив мои ноги, и перевоплощённый низ живота, и велел притвориться, что я сплю. А сам тут же ушёл. Я боялся всего, каждого стука и шороха и хотел было уже всё бросить и уйти, как вдруг кто-то заглянул, чтоб взять кусок ветоши для обтирки рук или станка, я не знаю этого и увидел меня. Я замер, а по всему телу пробежала дрожь то ли от волнения, то ли от испуга. Мужик стал толкать меня, наверное хотел проверить, сплю я или нет, но у него ничего не получилось и тогда он закрыл эту коморку, где была свалена ветошь и вытащив свой член, лёг на меня сверху и стал трахать. Я сравнивал все его движения с Димкой и понял, что у них много разного и даже половые органы движутся внутри моего влагалища с разной скоростью и причиняют мне разные приятные ощущения. Вскоре он напрягся и стал кончать прямо в меня. Я был в шоке, что это происходит со мной, но только простонал и снова сделал вид, что мне всё равно.
— Ну, вот и молодец — сказал он и встав, одел штаны и вышел.
Пора было выходить, но как это сделать незаметно, я не знал и решил, что подожду до конца рабочего дня, но ждать пришлось не долго. Вскоре дверь снова открылась, и щёлкнул засов. Кто-то снова пришёл, и я почувствовал прикосновение к своему гладенькому лобку и как чья-то рука раздвигает мои половые губы. И тут я почувствовал как что-то горячее и большое начинает продвигаться внутрь моего влагалища. Было немного больно, но вскоре я привык, и мне снова стало хорошо и приятно. Этот незнакомец в полной темноте продолжал трахать меня всё сильнее и сильнее и вот он затих, и я почувствовал, как мощная струя ударила мне внутри. Да, этого ни с первым и ни с Димкой не сравнить — подумал я и продолжал притворяться спящим и бесчувственным.
— А ты ничего, я потом ещё загляну — сказал он и вышел.
До конца рабочего дня ко мне ещё многие рабочие из цеха заглянули и оттрахали меня, так и не рассматривая, кто я и кого они таранят своими членами. Тот мужик с большим членом тоже зашёл второй раз, как и обещал и на этот раз потратил гораздо больше времени, чтоб кончить. Я думал, что он разорвёт меня или раздолбит мою голову об стену, о которую я уже несколько раз под его напором легонько ударилась. Но он даже не обращал на это внимания, а с яростью вгонял свой член в моё влагалище. Кое кто, из приходящих ко мне, пробовал нащупать у меня грудь, но не найдя ничего только пощипал соски и сказал что я плоскодонка и продолжал трахать. Уже после окончания рабочего дня, где то через час всё стихло, и ко мне больше никто не заглядывал. Я встал и подошёл к двери, но открыть её не мог. Она была чем-то приставлена снаружи.
— Значит, решили меня оставить здесь до завтра, чтоб снова трахать — подумал я.
Обшарив в темноте все углы, я нашёл небольшой металлический пруток и стал им проковыривать щель в притворе, а потом, вставив его туда и используя как рычаг, отжал дверь, которая была старой и не очень крепкой, и выбрался наружу. В цехе было уже темно и я вспоминая как меня вёл сюда Димка, добрался до дыры в заборе и выбрался наружу. Сняв юбку, я переоделся и стерев с лица всю грязь, пошёл в сторону вокзала. Там по пути нашёл водоём и умылся и стал ждать рассвета. Утром я спокойно уехал домой, даже не заходя к Лене и Димке. Мне просто было неудобно после того что меня отрахали неизвестно сколько рабочих, показываться им на глаза.
Дома я постепенно забыл всё случившееся, но вспоминал только приятные моменты и не жалел, что решил пройти и испытать эту сторону жизни и благодарил судьбу, что она мне предоставила такую возможность. Время пролетело незаметно, и я снова перед началом полнолуния проснулся с торчащим членом. Всё стало на свои места. Несколько дней я ничего не делал со своим членом и наслаждался, играя с ним. Я уже стал забывать, как из него вылетает сперма и при любой возможности дрочил его и поливал спермой траву и стены. За день до окончания полнолуния, я снова отдал свои гениталии на съедение своему Дружку, чтоб наслаждаться свободой движения и ничего мне не мешалось между ног. На утро ничего не обычного не произошло. Я снова обнаружил у себя маленькое отверстие мочевого канала и даже был рад, что не появилось влагалище.
Уже шёл октябрь, и меня ждало новое испытание, о котором я даже не мог предположить. Ведь прошло уже почти четыре месяца, со дня моего перевоплощения и впереди ещё много было неизвестного, как я себя буду чувствовать зимой, и весной, и когда пройдёт год и наступит тот роковой день. Но это было ещё впереди, и я не думал об этом. Я даже не знал того, что будет завтра, а это что-то совсем скоро поджидало меня, и я был как всегда не готов к этому.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 02 мар 2016 06:33

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 6
.

До начала полнолуния оставалось около недели. Дима и Лена уже не показывались после того моего посещения завода больше месяца. А вчера к т. Вале приехала на несколько дней её внучка Вика. Мы снова встретились и поболтали так ни о чём. Вика всё время что то хотела спросить у меня или сказать но никак не могла насмелиться. Я тоже не хотел подталкивать её к этому и просто поддерживал разговор и если что то её интересовало, то рассказывал. Так прошло два дня и накануне отъезда, Вика сама пришла ко мне и не глядя мне в глаза, спросила меня.
— Серёж, я тут случайно проболталась подруге и она мне не поверила, а стала смеяться надо мной при каждой встрече. Ты мне сможешь помочь?
— Вика, а что я смогу сделать — спросил я.
— Ну она мне не поверила, что ты предлагал мне в подарок свои гениталии и я сама отказалась от этого — смутившись объяснила она.
Я задумался и сказал.
— Я же просил никому не рассказывать. Сейчас мне проходу не будет от любопытных.
— Я же не специально, как то само собой получилось. Мы видео смотрели, и она сама завела разговор, а я под впечатлением возьми да и скажи, что отказалась от такого подарка. Ну, она и стала приставать, попроси, чтоб подарил. А сейчас смеяться начала. Я же не могу это привезти в общагу — стала оправдываться Вика.
Мы оба сидели и молчали, и я действительно не знал, как мне поступить. Потом расспросил про эту девушку, и оказалось, что она с четвёртого курса и живёт вместе с Викой в одной комнате. Потом у меня появилась одна очень интересная идея, и я её выложил Вике. Она выслушала меня и даже обрадовалась. Вскоре она уехала, а я стал ждать начало полнолуния. Как только оно наступило и у меня снова появился член и яички, я собрался и как обещал Вике, поехал в город. Мне с наступлением холодов стало проще скрывать свой постоянно возбуждённый член и я даже решил попробовать, оставить его, но пока ещё рано было об этом думать — нужно было помочь Вике и я был настроен решительно. Как только я вышел на вокзале, я нашёл укромное место и перетянул себе член и яйца у самого основания и затянул так сильно, чтоб шнур даже не был виден. Потом я отправился по указанному Викой маршруту, по односторонней улочке рядом с её общежитием. Оставалось только одно, удастся ли Вике уговорить свою сожительницу прогуляться с ней вместе. Навстречу попадались одинокие прохожие и вдруг я увидел вдали знакомое пальто Вики. Рядом с ней шла девушка такого же роста и чуть полнее телосложением. Может мне это показалось тогда, но верхняя одежда много скрывала как у них, так и у меня. Как только я поравнялся с девушками, я поздоровался с Викой и пошёл дальше. Теперь оставалось слово за Викой. Она решилась и окрикнула меня.
— Серёжа, можно вас на минутку — сказала она.
Я обернулся и подошёл к ним.
— Да, слушаю — сказал я.
— Мне неудобно говорить об этом, но моя подруга не верить, что вы предлагали мне подарить свои гениталии — сказала она смущаясь.
— Да, а что тут такого — ответил я.
— Вы что это серьёзно — спросила подруга.
— Вполне — ответил я.
— Вы что вот так незнакомой бы девушке взяли и подарили свой х.. и яйца — прямо и ничего не стесняясь, сказала подруга.
— Да, а что. Если мне девушка понравилась, то почему бы и нет — сказал я.
— Но ведь вы её видели я не знаю сколько раз, один или два, не больше. — не понимая ничего возмущалась подруга.
— Да, всего два раза, один на улице и один в магазине — ответил я.
— И что сразу захотели это сделать — не унималась она.
— Да, я и сейчас готов это сделать — сказал я.
— Как сейчас. Прямо тут на улице или где то? — спросила Викина подруга.
— Да, а что тут такого. Прямо и тут готов — ответил я.
Подруга была в шоке, и оставалось её только огорошить своим решением, и она больше никогда бы не стала смеяться над Викой. Я решил не отступать, и уже был уверен, что наш с Викой план сработает. Я огляделся по сторонам. Моросил лёгкий дождик, а кругом не было ни души.
— Если у вас есть чем отрезать, то могу хоть сейчас вам его отдать — сказал я.
Вика стала шариться у себя в сумочке и нашла канцелярский нож, которым она подстрагивала карандаши.
— Этот пойдёт — спросила она.
— Да, вполне — ответил я.
Подруга испуганно смотрела то на меня, то на Вику.
— Вы что с ума по сходили — сказала она.
— Нет, я вполне серьёзно — добавил я и стал расстёгивать свою курточку, чтоб достать свой уже готовый и перетянутый член. Вика смотрела на подругу, подруга на Вику.
— Ну что, кому из вас подарить его, тот пусть и отрезает — сказал я.
Подруга посмотрела на Вику, а Вика, как мы и решили, перекинула всё на неё и сказала.
— Ну ведь ты сама хотела, вот и режь — и тут же сунула ей в руки канцелярский нож.
— Ну что, готова, а ты возьми пакет, чтоб не испачкаться, — обратился я к Вике и расстегнул ширинку.
Подруга была в полной растерянности и не знала что делать. Я вытащил член и яйца и повернулся к ней. Мой член уже начал синеть, и был такой напряжённый, что выглядел довольно внушительных размеров. Подойдя почти вплотную к подруге, я спросил.
— Ну что, режь и забирай, или я ухожу. Не хочется простыть, а то дождь уже усиливается.
Подруга в нерешительности посмотрела на меня, а потом на Вику.
— Ну что растерялась, отрезай да пойдём, а то стоим как дурочки посреди улицы — сказала она.
Вика подставила пакет снизу под самые яички и посмотрела на подругу. Та в нерешительности подошла и приставив нож у самого основания, ещё раз посмотрела на Вику.
— Режь, или я ухожу — сказала Вика.
Подруга стала двигать ножом поперёк члена. Вика стала ей подсказывать, чтоб та давила сильнее и подруга стала надавливать ножом и через несколько движений мой член и яйца отвалились и упали прямо в пакет. Подруга стояла сама не своя. Она тут же бросила нож на землю и стала оттирать руки, хотя там и оттирать то было нечего, ни одной капли даже не попало, так как член после получасовой перетяжки, стал уже остывать, и кровь в нём просто свернулась и загустела. Лишь только несколько пятнышек осталось на лезвии. Вика наклонилась и подобрав канцелярский нож, бросила его в пакет и сказала.
— Ну ты чего стоишь как ворона, побежали быстрее.
Подруга толком не поняла, что ей говорят и когда Вика схватила её за руку, и потянула за собой, сообразила, что от неё хотят, и так припустила, что Вика еле-еле успевала за ней. Я отошёл в сторону и достав пластырь, заклеил себе рану и пошёл прогуляться по городу, чтоб спустя два часа, вернуться на остановку, где мы договорились с Викой встретиться.
Вика пришла без опоздания.
— Ну что, больше подруга не пристаёт и не смеётся — спросил я.
— Нет, спасибо тебе. Она больше часа рассматривала твой член и яйца и всё не могла поверить, что сама отрезала их, а ещё она не могла поверить, что ты сам решил их отдать так просто прямо на улице. Я прочитала ей пару статей, нашла в интернете, в которых описывались подобные случаи, и только тогда смогла её убедить, что она ни в чём не виновата и что это я хотел, чтоб у меня отрезали, а не она этого хотела.
Позже мне Вика ещё рассказала немного интересного о путешествии моего члена и яичек. Подруга постоянно хранила его в дальнем углу в морозилке и однажды собираясь домой в деревню, она купила колбасу и ещё кое что, нужно было заморозить и всё это втолкала в морозилку. А когда поехала, то скидала всё и вместе с продуктами положила, и мой член в целлофановом кульке в свою сумку и уехала. Уже в деревне у бабушки, когда она стала выкладывать всё, обнаружила в сумке мой член и яйца и растерялась. Она быстро закрыла сумку и вышла во двор. Выпал уже немного снег и она спрятала мой член и яйца в кучку снега и присыпала всё сверху. Вернувшись в дом, она посидела с бабушкой и пошла к своим родителям, они жили на соседней улице, и решила взять, чтоб перепрятать член и яйца. Сунулась в снег, а там ничего не было и только тогда она увидела, что в дальнем углу двора собака бабушки бегает а у неё из пасти торчать мои яйца и часть члена. Она так перепугалась, что кто-то может увидеть это и около часа следила за собакой, пока та полностью, не сожрала, мой замороженный член и яйца. Только потом она побежала домой отогреваться.
Когда подруга это рассказывала Вике, та еле сдерживала смех. Мне тоже было очень смешно, когда я всё это услышал от Вики, и хотел было уж повторить и сделать ещё один подарок, чтоб успокоить её подругу, но передумал. Это могло бы разоблачить меня и возникло бы у Викиной подруги много ненужных вопросов, на которые пришлось бы отвечать и мне. Больше подруга не заводила разговор про этот случай и не приставала с усмешками к Вике. А Вика и сама могла посмеяться над ней, но не стала этого делать.

А я тогда после инсценировки вернулся домой и стал ждать, когда закончится полнолуние. Покормил своими гениталиями своего Дружка и лёг спать. В голове постоянно вертелась та сцена на улице, когда Викина подруга в нерешительности смотрела на мой член и не знала что делать, хотя сама мечтала иметь у себя отрезанный член и яйца в подарок. Возможно, это снова сыграло со мной злую шутку, и я утром проснулся, а в месте, где должно быть отверстие мочевого канала, снова появилось влагалище. Это и раскрыло секрет того, почему я, то перевоплощался в парня, то в женщину, а то в бесполое существо. Причина была в том, с какими мыслями я засыпал, то в того и превращался и это ещё больше напугало меня утром, когда я понял это.

Я снова посетил завод в тайне от Димы и Лены и снова меня трахали рабочие цеха в течении всей смены и я снова испытал и боль и наслаждение и снова вернулся весь измотанный и уставший домой в свою деревню. А впереди меня ждали новые испытания и боязнь подумать в последний день полнолуния о том, в кого бы я ни за какие деньги не захотел превратиться. Но это будет потом, а сейчас шёл ноябрь, пролетал снег, и ночью было холодно и неуютно, что я сидел возле протопленной печки и вспоминал всё, что со мной случилось.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 03 мар 2016 06:21

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 7
.

Дальше до декабрьского полнолуния, я прожил без особых приключений. Оно началось как то неожиданно, и я даже не готов был к нему. Я узнал ещё кое-что о себе и теперь боялся его. На мой взгляд, это было простое полнолуние в начале зимы, а следующее должно было произойти уже в следующем году. Мне предстояло решить, каким и в каком обличии я буду его справлять и это меня пугало больше всего. Два своих образа я уже знал очень хорошо, это жить почти месяц вообще без половых органов и ни о чём не думать и наслаждаться полной свободой. Или пожелать и захотеть, чтоб на все праздники у меня появились женские половые органы, и искать, чтоб кто-то оттрахал меня. А оставаться полноценным мужчиной с постоянно торчащим и возбуждённым членом. Я ещё не пробовал, хотя и зимой мне проще скрывать свою возбудимость и рано или поздно это всё равно должно будет произойти.

Как только началось полнолуние, и у меня снова вырос член, и появились яйца, я не стал искать способа от них избавиться. Мне хотелось узнать и эту сторону своего перевоплощения, и все четыре дня я ждал конца полнолуния. Вот и наступила последняя ночь, но я не удержался и снова покормил свою собачку. Я лёг спать и старался не думать ни о чём, чтоб не накликать на себя беду, но как будто, кто-то руководил моими мыслями и воспоминаниями. Мне вдруг приснилось как мы с отцом на нашем Бубенчике (это у нас был конь) возили сено с сенокоса и как я впервые увидел, когда пас его вечером, у него вылез член длинный предлинный и болтался между ног свисая и волочась по траве. Я был удивлён и тогда сильно возбудился от этой картины и пока пас нашего Бубенчика, я не прекращал дрочить и свой член.
Утром, я проснулся в какой-то тревоге, и сразу ощупал свой пах. Член и яйца были на месте. Но член всё так же был возбужден и показался мне какой-то большой. Я свесил ноги с кровати и случайно прижал свои яички и не понял ничего. Мне показалось, что там нечто большее, чем было когда-то у меня. Я быстро отдёрнул одеяло и ужаснулся. Между ног болтались два огромный по размеру с мой кулак яйца и оба были волосатыми, а вдоль живота торчал большой член и поверх футболки, в которой я спал, он чуточку не доставал до моего подбородка. Это был конский член и чем-то похож на член нашего Бубенчика. Я чуть не закричал от ужаса и не знал что мне делать. Быстро оделся, так как должна придти была Валентина Ивановна доить корову, и чем только мог, замаскировал свои выпуклости на груди и между ног. Ходить было жутко неудобно. Огромные конские яйца сильно выпирали спереди, а о торчащем конском члене и говорить было нечего. Мне ничего не стоило взять его и укусить или пососать, но его вид с одной стороны и восторгал меня, а с другой стороны мне было как-то неприятно. Я попробовал его отогнуть и отвести в сторону, но он был очень упруг и не хотел сгибаться. Член был очень тёплый и очень толстый, сравнить его можно было с палкой варёной колбасы около семи сантиметров толщиной. Я растерялся и не знал что мне делать. Как только т. Валя ушла, я пошёл кормить поросят и куриц, а потом уже и свою собаку Дружка. Как только я приблизился к нему, он стал лаять и рычать. Даже попытался ухватить меня за телогрейку. Я поставил ему еду и вернулся в дом. Прошла последняя ночь полнолуния и мне придётся ходить с такой огромной палкой почти месяц, вертелось в моей голове, но подсказка пришла сама и неожиданно.
Вечером, я снова стал кормить всех своих животных и свою собаку. Она даже не прикоснулась к утренней еде и снова стала на меня лаять. Я понял, чего она это на меня голос свой повышает, но ведь полнолуние уже прошло, и я раньше ничего не предпринимал после него. А что если попробовать — решил я и вернувшись в дом, достал капроновый шнур и стал перетягивать себе член и яйца. Мне пришлось сильно повозиться, чтоб сломить его сопротивление, но вскоре я сдавил его и пережал, чуть ли не в половину его толщины. Толстый и длинный член стал опадать. Он очень сильно торчал спереди. Надев штаны, и вытащив член и яйца через ширинку, я стал разгуливать по дому, а потом что-то меня потянуло на улицу, хотя на градуснике было минус восемнадцать. Я, надел рукавички, и взял в руки лопату и стал чистить снег и убирать его со двора в огород, присыпать кустарник и вокруг стволов яблонь, чтоб им было тепло зимой. Мой член болтался спереди на морозе и постоянно мешался. То я его чем-то задену, то проходи мимо полуоткрытой калитки, он трётся о штакет. Немного устав я сел на корточки, чтоб отдохнуть и мой член опустился и лёг прямо на снег. Было прикольно и необычно на это смотреть. Мне даже понравилось, и я приблизился к небольшому сугробу и присел возле него. Мой длинный конский член тут же провалился в снег, и я взял ещё и присыпал его сверху. Мне понравилась эта игра со снегом, и я ещё дольше протянул удовольствие. Я подходил к сугробу, и приседал возле него, погружая в снег свой член, сколько мог. Я даже подумал тогда, что если бы кто был у меня в гостях, Вика или Димка с Леной, то они точно, что-нибудь бы придумали. Я снял рукавичку и потрогал член и яички. Они были холодными. Отставив в сторону лопату, я подошёл к собаке и покачал перед ним своим огромным дрыном. Он отвисал ниже колен и Дружок сразу даже не прыгая, вцепился в него зубами. Я стал наблюдать, как от моего члена он отрывает и проглатывает кусочки уже холодной плоти, и ждал, когда же он со всем этим справится. Но пёс был голодным, так как утром не стал, ничего есть, и уже минут через двадцать от моего члена и яичек ничего не осталось. Он тут же стал вилять хвостом и лизать мне в знак благодарности руку.
Вернувшись в дом, я залепил рану и написал письмо Димке. До выходного оставалось два дня, которые прошли, так же, как и предыдущий.
Дима и Лена приехали вместе, и я им всё рассказал, хотя уже был вечер и я покормил свою собаку своим членом и яйцами, но они с интересом меня выслушали. Рано утром они сами убедились в достоверности моих слов и были не меньше удивлены, чем я в первый раз, когда увидел у себя этот огромный конский член и большие с кулак яйца. Член торчал почти под самым подбородком, и я попросил Димку помочь мне и перетянуть его. Он с радостью согласился. Сжал он его и яйца у самого основания ещё сильнее, так как он всегда был сильнее меня физически и это у него здорово получалось. Член стал опадать и вскоре болтался ниже колен.
— Ну и как тебе с таким — с усмешкой спросила Лена.
— Постоянно мешает, очень неудобно — ответил я.
— А все мужики мечтают, чтоб у них член был до колен — добавила она следом.
— Ну не все — с укором ответил Дима, затягивая последний узел и отрезая болтающиеся концы от шнура.
— Я, не имела тебя в виду — парировала Лена.
— Я тоже могу сказать, что многие женщины смеются, когда у мужчин небольшой член, — сказала Дима.
— Ну не такая же оглобля — сказала Лена и качнула мой член, что он ударился о ногу и раздался шлепок.
Мы ещё перекинулись несколькими фразами и стали одеваться. Я показал друзьям, как вчера убирал снег, и они были удивлены, что мне было не холодно. На что я ответил:
— Холодно или нет, но всё равно его собаке скармливать.
— Ну, если подаришь, то я такой с собой бы увезла, — сказала Лена.
— Я, не против. Завтра с утра свежий будет твоим, — ответил я.
— Договорились — сказала Лена и искоса посмотрела на Димку.
— А тебе-то, зачем такой? — спросил он.
— Нинке покажу, вот удивится, — сказала она.
После этого мы ещё много и долго валяли в снегу и морозили член и яйца, а Лена даже своими сапожками несколько раз втоптала его в сугроб. Было конечно необычно на всё это смотреть, толстый член больше полуметра валяется под ногами на снегу, и то что это происходило именно со мной. Я вспомнил, что когда то в детстве представлял себе, что если бы у парней были такие же, как и у коня, то, как бы они купались и ходили, когда их члены волочились бы по дну озера, или по земле выпадая из штанин. То, о чём я раньше думал в детстве и уже в юности, начало происходить со мной после того случая с ярким светом и полной луной. Я вначале думал, что это со мной происходит из-за того, что я перед сном думаю, о том или ином и со мной это происходит. Сейчас я стал понимать, что мои мысли сами приходят ко мне и хочу я об этом думать или нет, а потом всё случается. Как это было когда я мечтал чтоб мой член всегда стоял, как думал после того когда мне ударили по яичкам и я ненавидел их и хотел чтоб их вообще не было. Завидовал девчонкам, что у них нет, ни члена, ни яичек и им, наверное, совсем не больно. Потом всплыли воспоминания про нашего Бубенчика. И если это так, то меня сразу охватил озноб, хотя это и само собой разумелось, ведь я сидел на снегу, а мой Дружок на глазах у Димы и Лены доедал мои гениталии. Но меня беспокоило не это, а то, что если это со мной происходило потому, что я об этом думал в раннюю пору своей жизни, и теперь всё происходило на самом деле, мои мысли и несбыточные желания. Если это так, то мне было страшно даже подумать, что ещё ждёт меня впереди.
Когда Дружок закончил свои дела и облизнулся, мы все втроём вернулись в дом.
— Как только он не лопнет, сожрав такую длинную колбасу — сказала Лена, имея в виду, мой член.
— Наверное, привык, — ответил Димка.
— Да, тут не захочешь да привыкнешь, если хозяин каждый день своими гениталиями кормит, — сказала Лена и усмехнулась.
— И совсем не каждый, а всего неделю — ответил я.
Потом мы просто веди разговоры на посторонние темы и вечером легли спать. На другой день уже в воскресенье я как и обещал, подарил Лене свежий свой орган и она сама его отрезала и уложила в пакет, свернув калачиком, а то он не входил весь и что бы подумали прохожие, когда увидели, что из пакета торчит конский член. После обеда они уехали, приняв мои приглашения провести новый год вместе. Я снова остался один, и мне предстояло ещё две недели бороться с этой огромной оглоблей между своих ног. А что сулил мне предстоящий праздник и новое полнолуние, я даже не мог представить. Так, как получается, от меня совсем ничего не зависело.
Время в ожидании Нового года тянулось очень медленно, возможно из-за того, что мне каждый день приходилось бороться с вновь отросшим конским членом, а может в ожидании чего-то необъяснимого. Тридцать первого декабря рано утром приехали Дима и Лена и вместе с собой захватили Нину. Ей нужно было второго января на дежурство, а родители жили далеко, в другой области и одной справлять новый год не хотелось. Может её уговорила Лена, а возможно она и сама напросилась. Я всех этих подробностей не знал, да и зачем мне всё это было нужно. Мы стали готовиться к встрече нового года, Лена и Нина копались на кухне, а мы выполняли все поручения на улице и во дворе. Даже несколько раз за всякими мелочами нам с Димкой пришлось сбегать в магазин. Елку мы нарядили, чем попало, и поставили во дворе, так как в моём небольшом домике для неё совсем не было места. Как только пробили куранты, и мы встретили новый год, предварительно проводив старый, я почувствовал себя не очень хорошо. Я даже не мог понять, что со мной происходит, только позже сам себе объяснил, что всегда после полуночи у меня начинается процесс восстановления. А в новогоднюю ночь я не спал, и этим всё было сказано. Я как сказал гостям, что себя чувствую неважно и разобрав раскладушку на кухне, застелил её и лёг. Кровать и диван оставил для Нины и Димы с Леной. Пока я пытался заснуть, у меня всё плыло в голове и какое то головокружение происходило, что я приоткрывая глаза, с трудом понимал где я и почему потолок кружится надо мной. Дима и Лена с Ниной ещё около двух часов смотрели телик и веселились. Мне они не мешали, так как я вскоре уже куда-то провалился или улетел и уснул. Проснулся я под утро, когда все ещё спали, по привычке и как и прежде всё было на своих местах. Одевшись, я вышел на улицу, чтоб управиться и всех накормить. Корова уже не доилась, так как должна в конце месяца была отелиться. Спустя час, я вернулся в дом и затопил печь. Возможно, мои шаги и стук разбудил Нину, и она вышла из комнаты.
— Сколько уже времени? — спросила она.
— Скоро восемь — ответил я, и затолкав в печь последнее полено, закрыл дверцу и встал.
Я совсем забыл, что Нина меня в таком виде, вернее с таким членом не видела, и понял это только по её выражению на лице.
— Прости, я думал, что Лена тебе всё объяснила — сказал я.
— А что она мне должна была сказать — спросила Нина.
Наш разговор разбудил Лену, и она вышла на кухню.
— Вы что такую рань бубните, спать не даёте — сказала она.
Потом она взглянула на Нину и на то, куда её взгляд был направлен, всё поняла и рассмеялась.
— Всё ещё маешься — спросила она у меня.
— Не могу дождаться полнолуния — ответил я.
— Нин, хочешь посмотреть, чо у Серёги выросло — спросила она у подруги.
— А что у него выросло — спросила Нина.
— А вот, смотри — и она подойдя ко мне, задрала вверх мой свитер, который хоть как то скрывал мои половые органы. Нина как стояла, так и села чуть не мимо табурета. Я кое как успел поддержать её и поправить сиденье.
— Что так сразу то пугать — возмутился я обращаясь к Лене.
— А сами то какими глазами смотрели — добавил я следом.
— Ладно, бросьте вы, вот какая кисельная барышня нашлась, ну большой, может даже слишком, но что тут страшного то — стала успокаивать Лена Нину.
Нина кое как пришла в себя и выдохнув, спросила.
— А давно это... и она не нашла больше слов, чтоб закончить фразу.
Я всё понял и ответил.
— С начала месяца.
— Но вчера вроде ничего не было — спросила она снова.
— Просто я рано утром ещё до вашего приезда успел покормить Дружка — сказал я.
— Как, этим? — удивилась Нина.
— А чем же, ну не ходить же мне с таким целый месяц, я хоть в течении дня от него отдыхаю — ответил я.
Нина растерялась и не могла ничего сказать. Нужно было ей всё понятно объяснить, и Лена взяла это на себя. Я же решил, чтоб больше не пугать её своим видом, вышел на улицу и как мог, снова перетянул себе всё. Димка ещё спал, похоже, он вчера немного расслабился и выпил лишнего, и поэтому ему было всё равно, о чём мы там, на кухне болтаем. Я минут тридцать ходил на улице, чтоб мой член немного остыл, и кровь загустела в жилах. Лена и Нина ждали меня и не дождавшись, вышли искать. Я сидел на ступеньках возле бани, а мой член свисал между ног и упирался головкой в кучу снега.
— Ты где ходишь, — спросили они.
— Да вот, решил избавиться, чтоб не смущать Нину, — ответил я.
Было неудобно с ними разговаривать, когда ни стояли у меня за спиной и я отойдя в сторону, повернулся к ним и присел на корточки. Мой член упёрся в снег и расправившись разлёгся возле ног. Нина смотрела на него с удивлением.
— Может его просто отрезать — сказала она.
— Я не против, а то и так уже замёрз. На улице минус восемнадцать — это не лето, — ответил я.
Лена сбегала в дом и уже через пять минут мой член вместе с яйцами валялся на снегу и тут Нина ойкнула и посмотрела на Лену.
— Что случилось — спросила она.
— Мне соседка рассказывала, что она где то недели две назад пошла в магазин и увидела на снегу рано утром валялся конский х.. — так и сказала. Это не тоже самое — и Нина показала на мой валяющийся член.
Я тоже напрягся и стал смотреть на Лену. Ей ничего не оставалось, как признаться.
— Когда я привезла тот твой подарок, то Димка сразу сказал, чтоб в холодильнике его не было. А куда я его дену, не в сетке же в форточке держать — увидят. Ну я утром пошла на работу и у соседнего дома выронила на тротуар как бы случайно. Темно было, и никто не заметил — объяснила Лена.
— Значит правильно, я не ошиблась, глядя на него, что это про твой член тогда бабки на улице шептались. Мол, выбросили конский х.., лень до мусорного бака дойти, а то там же, где люди ходят. Потом кто-то сказал, что собаки, откуда-то притащили. На другой день я пошла и ничего не увидела. Только потом снова соседка говорила, что когда шла из магазина, то слышала, как собаки лают и рычат — а конского х.., уже не видела. Наверное, они его рвали на части. — поведала нам Нина.
— Было довольно интересно её слушать, если бы у меня было чему возбудиться, то уже точно бы всё выпирало в штанах — подумал я и подойдя к валяющемуся члену, пнул его и он долетел до будки Дружка, который тут же стал его грызть.
После обеда мы проводили Нину и ещё три дня отмечали Новый год. Во время полнолуния у меня по-прежнему вырастал тот же самый член, длинный и толстый, как у нашего Бубенчика. Димка каждое утро помогал мне его перетягивать, а Лена чтоб он мне в течении дня не докучал, но всегда перед этим она мне его морозила в снегу или даже могла и потоптать своими сапожками. После их отъезда я ещё дважды справлялся с ним, а когда полнолуние закончилось, и я лёг спать, в надежде проснуться и чтоб у меня его не было больше. Так и получилось. У меня снова на месте члена виднелось отверстие для мочеиспускания и чистый и гладкий лобок, чему я очень обрадовался.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 04 мар 2016 06:49

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 8
.

В течении всего января я себя чувствовал вполне нормально, даже скажу больше, просто отлично. Ничего не мешало, и не нужно было ни о чём беспокоиться. Я занимался домашними делами, а иногда мог себе даже позволить прогуляться по ночной деревенской улице голышом — если конечно на улице не было ветра, и температура была около нуля, но зима редко меня такими погодными условиями баловала.
Приближался февраль, и меня ждали новые испытания, о которых я теперь даже не мог догадываться. С каждым разом со мной происходило что то новое и необычное и я сравнивая всё это со своей юностью, стал уже догадываться, что это претворяются в жизнь мои юношеские мечты или просто мысли. Так и случилось в полнолуние в начале февраля. Несколько дней прошли как обычно, а в самую последнюю ночь я лёг с мыслями, чтоб всё осталось так же, и мне снова не нужно было бы ни о чём заботиться, но вышло всё совсем не так. Когда я утром открыл глаза, то увидел, что у меня под одеялом что-то шевелится и ползает. Я подумал, что это кот, замёрз и решил погреться возле меня. Но когда повернул голову, то увидел его лежащим возле печки на стуле. Я быстро откинул одеяло и опешил. То что я увидел, было выше моего сознания. Мой член извивался как уж на сковородке и был очень длинный. Позже мне его удалось измерить с помощью деревянного метра, так как он мне с трудом дал это сделать. Получилось что-то около 120-130см. Я был у ужасе. В добавок, ко всему этому у него головка была рассечена пополам по всей его длине. И тут я вспомнил случай из детства. Тогда мне было лет пятнадцать, и мы купались с Димкой на озере и он поймал небольшого ужа. Я взял его и приставил к своему члену и стал вертеться и смеяться, какой у меня неугомонный член, говорил я тогда. Сейчас получилось то же самое, только против моей воли и желания. Член сам извивался и вертелся, как хотел и я не мог этому помешать. Я постарался его удержать, но держа его в одном месте, я не мог его контролировать в другом. Я сильно испугался, так как не знал, что со всем этим мне делать. Хоть он был и не такой толстый, около четырёх сантиметров, но при его длине моему псу его хватит на двое суток, а что я буду с ним делать, вторые сутки — думал я и ломал себе голову сидя на кровати и рассматривая свой член и яйца. Хорошо, что хоть они не такие агрессивные — подумал я и сам над своими мыслями усмехнулся.
Нужно было вставать и как то идти кормить всех домашних животных. Я встал и натянул свои брюки, но член, провалившись в одну штанину, вылез из неё и продолжал извиваться. Мне даже идти было трудно, так как он постоянно путался под ногами. Тогда я вспомнил про свои брюки с распоротой промежностью, в которых я часто ходил зимой, проветривая свои гениталии на морозе. Я достал их из шкафа и одел, высвободив свой член и яйца на свободу. Потом надел телогрейку, и вышел во двор. На градуснике было минус семнадцать. Почувствовав холод, мой член стал сразу залезать мне под телогрейку, но я не стал его туда пускать.
— Если будешь себя так вести, то будешь волочиться по снегу и мёрзнуть — сказал я ему и снова поймал себя на той мысли, что разговариваю со своим собственным членом.
С этим что-то нужно делать, решил я и для того чтоб полностью успокоиться и утихомирить своего агрессивного друга, решил сходить на озеро за водой. Взяв пешню, чтоб пробить во льду прорубь и ведро с ковшом, я осмотрелся и пошёл на озеро. Идти было метров сто пятьдесят. На озере не оказалось ни кого к моей радости, и я спустился по тропинке и вышел среди камыша на лёд. Прорубь за ночь, конечно покрылась людом и я стал долбить его, мой член постоянно мешался под ногами и чтоб по нему не ударить пешнёй, я прижал его ногой и пробив лёд, тогда только отпустил его, а сам присел и стал счерпывать кусочки льда ковшом и откидывать их в сторону. Мой член, отполз в сторону. Он лежал на снегу, подняв вверх свою раздвоенную головку.
— Ну, настоящая змея — подумал я глядя на него.
Потом я начерпал воды в ведро и отправился обратно домой. Мой член уже устал и просто как верёвка волочился сзади по тропинке, ударяясь головкой о выдолбленные на спуске ступеньки. Вылив воду в котёл в бане, я затопил печь и пошёл снова за водой, но уже с двумя вёдрами. Так я сходил несколько раз, пока бак не наполнился. Мой член уже не подавал признаков сопротивления, а просто волочился за мной и я несколько раз даже случайно наступил на него. А последний раз, когда я набрал воды и решил убрать кусок льда от самого края проруби, я перешагнул через прорубь и мой член, вернее его часть вместе с головкой сантиметров около сорока окунулись в воду и тут же выскользнули за мной следом, погрузившись в снег. Снег сразу облепил часть члена и примёрз к нему. Было необычно смотреть на всё это, но нужно было нести воду, и я вернулся в баню и там немного отогрел его. Член ожил и снова стал крутиться и вертеться.
— Если не успокоишься, то выброшу на мороз — сказал я ему и он сразу стих.
Мне даже как-то смешно стало, мой член меня слышит и слушается. Два дня мы с ним вполне ладили, и он мне сильно не докучал, а однажды утром снова стал вести себя как какой-то неслух, и не понимал моих угроз и тогда я вышел на улицу и снова стал его морозить, а потом отправился на озеро. Я вспомнил тот случай с попаданием его в прорубь и решил повторить. Раздолбив лёд, я присел над прорубью и полностью, сколько было возможно, окунул его в ледяную воду. Вскоре его изворотливость, куда-то исчезла, и он просто повис в воде. Я встал и вытащил его на лёд и сразу окунул в снег. Потом ещё несколько раз проделал так, что нижняя часть моего члена покрылась корочкой льда. Мне было интересно на него смотреть, и я в последующие дни часто прохаживался на озеро, волоча за собой свой член, и купал его в проруби, а потом валял в снегу.
Вечерами, когда всё на дворе было сделано, я сидел дома и забавлялся со своим членом, я накручивал его на руку и даже пробовал наказывать его, шлёпая по нему, то ладонью, то ремнём. А однажды утром я почувствовал, что что-то ползает у меня под попой между ягодиц. Я открыл одеяло и увидел, что мой член пытается протиснуться в мою попу. Я был в шоке от этого, но это мне показалось очень даже забавным, и я не стал ему мешать, а даже немного помог, взяв мыло и намылив попу. Потом взял головку и сжав её раздвоенную часть, направил прямо в анус. Член не долго думая стал заползать внутрь и щекотать меня изнутри, но далеко он не мог проползти и мне пришлось вытащить его и поставить себе клизму и не одну. После этого он сам раздвинул колечко ануса и заполз внутрь, проникнув туда, я даже не знаю на сколько, но я чувствовал его в разных частях своего живота, а снаружи осталась только лишь небольшая часть около десяти сантиметров.
— Ну вот ты и попался — сказал я ему и тут же сел на попу, прижав его своим весом. Член попытался вылезть назад, но не тут-то было. Так я и ходил по дому с табуретом под попой, чтоб не дать ему вылезти назад и мне это понравилось, правда не моему члену. Он скоро совсем затих и даже не шевелился.
Я надел тугие плавки и пошёл в магазин, чтоб купить запас продуктов на несколько дней, хотя сейчас я мог себе это позволить, так как знал, куда в случае чего прятать свой неугомонный член. Так впоследствии я и поступал, засовывал член в попу и шёл куда мне было нужно, прижав его тесными плавками и старался почаще хоть где то, но приседать и не давать ему слабину, чтоб не вырвался.
Возможно, такое моё отношение к нему вызвало у него негативное отношение ко мне и как то ночью, когда я спал, мой член попытался заползти мне в полуоткрытый рот. Хорошо, что сон у меня был чуткий, и я его прикусил, что он вырвался и спрятался под одеяло, но это меня снова натолкнуло на то, о чём я часто думал в детстве и завидовал гибкости гимнастов. Которые как мне казалось, могли так изогнуться и достать своим ртом свои гениталии. Ну мне так казалось, а сейчас мне не нужно было этого делать, член сам легко доставал до моего рта и я решил попробовать. Я запустил руку под одеяло и нащупав головку, вытащил его наружу и открыв рот, стал его облизывая и посасывая, медленно заглатывать, сантиметр за сантиметром. Но из-за неумения и неопытности, а возможно, что у меня было маленькое горло, я смог только взять в рот сантиметров пятнадцать и стал кашлять и давиться и чуть меня не вырвало. Немного передохнув, я снова решил попробовать и снова пока я сосал лишь небольшую часть своего члена, то было хорошо и мне нравилось, а как только он стал проникать глубже, что я снова стал задыхаться и кашлять. Со временем мне удалось преодолеть этот барьер, и я стал сосать член на голодный желудок, и чувство тошноты притупилось и вскоре совсем исчезло. Я после частых и продолжительных проб и ошибок, стал уже позволять своему члену самому проникать ко мне в горло. Он заползал сантиметров на тридцать, а потом и ещё больше, пока не достиг желудка и не получил лёгкий ожёг желудочной кислотой, я страдал гастритом с повышенной кислотностью и это сыграло свою роль в проникновении моего члена внутрь через рот. Больше он так не проникал глубоко, да и я сам этого не хотел особо то, так только чуть больше четверти и всё. И я тогда ещё впервые попробовал на вкус свою сперму, которой как мне показалось, что выливается из меня слишком много. После проглатывания очередной порции я не хотел есть в течении половины дня. Но это не так важно. Главное было то, что я осуществил свою несбыточную мечту и сам мог сосать свой член, ну а для пущего комплекта всех удовольствий, он периодически в течении всей ночи находился у меня в прямой кишке и иногда ночью давал о себе знать, если вдруг я хотел писать, но я не особо на это реагировал и вся моча ночью, если мой член был у меня в попе, вытекала внутрь прямой кишки.
Не смотря на всё это, больше всего мне нравилось гулять с ним вытащенным наружу по морозу на улице и я часто ночью, когда у нас в деревне все уже спали, выходил на улицу и просто прогуливался по деревне. Член вначале старался сопротивляться и поддерживал сам себя на весу, но вскоре уставал и волочился по дороге между ног. Иногда я наступал на него, а иногда, чтоб не наступить, просто отпинывал его ногой в сторону.
Близилось новое полнолуние, и я понимал, что после него со мной, что-то случится новое, ведь все свои мечты и желания, пусть даже мимолётные, я запомнить не мог, и это всегда для меня оказывалось шоком, хотя я уже привык ко всему и старался ничему не удивляться.
Димке и Лене я решил об этом не сообщать, так как мне самому было очень интересно узнать всё о своей такой случайной возможности. Вика тоже уже давно не приезжала, и поэтому я варился сам в собственном соку и своих проблемах.
Больше всего мне было интересно побывать на сильном морозе, и они настали как раз за три дня до полнолуния. Я утром проснулся и одевшись как привык, в брюки с дырой между ног, вышел на улицу и взглянул на градусник. Было минус двадцать восемь. Мороз пробирал до костей, и я снова зашёл в дом. Надев свитер и дублёнку, я стал таскать воду в баню и тут же протапливать её, так как нужно было кормить поросят и поить корову. Мой член почти сразу, а вернее минут через десять стал волочиться за мной по дорожке и уже не поднимал свою голову, которая отлетая от каблуков одной ноги, ударялась о другую. На озере я постоянно окунал свой член в ледяную воду, приседая, чтоб набрать воды и делал это медленно, черпая ковшом по половинке и пока я набирал два ведра, мой член почти весь болтался в проруби, а потом мокрый и обледеневший волочился сзади. В тот день я его так сильно переморозил, что он просто обломился, где то посередине, когда я стал входить в баню с вёдрами воды и случайно его изогнул в притворе. Я поднял обломок сантиметров шестьдесят и покрутив его в руках, бросил собаке. А утром у меня вырос снова такой же длинный член, и с раздвоенной головкой.
Все несколько дней напоследок, я успевал попробовать всё. Я сосал его вечерами, а потом разрешал ему заползать в свою попу и спать там внутри. Днём же я его морозил, и он у меня постоянно волочился за мной и по снегу и в сарайках по коровьим и свиным какашкам, после чего мне приходилось его отмывать. В курятнике куры не раз клевали его своим клювом, пока я не насыпал им зерна. В общем, потаскал я его за этот месяц, где только мог. А в самый последний день полнолуния, я скормил его своему Дружку и он, виляя хвостом, благодарил меня. Впереди была ночь, ночь без моего длинного члена. Что она мне готовила, я тогда не знал, но всю ночь я искал свой потерянный длинный член, чтоб пососать его или запустить в попку и пощекотать свой кишечник.
Продолжение следует.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2529
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 137 раз

Мои фантазии. Полнолуние

Сообщение 04 мар 2016 09:02

Мои фантазии. Полнолуние.
Часть 9
.

Утром я проснулся ещё затемно. Рука сразу потянулась под одеяло, но к моему сожалению или к радости, там ничего не нашла. Я включил свет и увидел уже ставшую привычной, обыкновенную картину. Ровный и гладкий живот и маленькое отверстие на месте моего члена. Мне снова ничего не мешало и ничего не болталось между ног. Снова чувствовалась лёгкость, и появилось желание летать. Не знаю почему, но я был действительно очень рад этому и счастлив. Никаких впереди забот, и проблем, только живи и делай, что тебе нравится. Так прошли месяц, другой и третий, у меня всё оставалось по прежнему, за исключением того, что появление члена и яичек мне доставляли немного проблем в период полнолуния, а потом всё становилось как раньше. Мне действительно стало казаться, что член и яйца мне раньше доставляли много хлопот и неприятностей с одной стороны, но с другой были и положительные и очень приятные мгновения. Но чем дольше я жил без своих гениталий, тем больше мне их не хотелось, чтоб они снова у меня появились.
В самый разгар огородных работ, вскопка и посадка, снова наступило полнолуние, но мне удалось совсем справиться, да и Дружок всегда был рад помочь. Вот и последняя ночь, и я шептал перед сном, чтоб она снова всё оставила, как и раньше. Но вышло не по моему желанию. Когда я проснулся, то почувствовал что внизу живота между ног что-то не то, что я ожидал. Я откинул одеяло и ахнул. У меня между ног болтался большой, как у моего Дружка, тёмно красный с синими жилами и огромной шишкой посередине, похожий на собачий, член, а ниже два яйца немного больше чем мои родные, но они сильно низко отвисали, наверное, сантиметров на пятнадцать. Я был в шоке от своего нового члена, и тут же встал и подошёл к зеркалу. Смотрелось действительно очень уродливо, и необычно и тут я вспомнил случай.
Много лет назад я ехал на велосипеде, а впереди на дороге стояли в связке две собаки. Я не знаю почему, но не стал их объезжать, а поехал посередине. Они рванули в разные стороны и разбежались. У кобеля выпал огромный член с огромной шишкой на нём, и болтаясь между ног, мешал ему бежать и пёс не бежал, а расставляя широко, задние лапы, улепётывал с дороги. Это было тогда также в мае, вот и сейчас со мной тоже случилось в мае. Я взял член в руку и стал рассматривать шишку. Она была тёплая и чуть ли не в три раза толще члена. Я обхватил член у основания и стал сдвигать её дальше к головке, которую я не мог разглядеть. Мне казалось, что собачий член весь одинаков, хотя были небольшие и перепады и неровности. Огромная шишка с большим трудом стала продвигаться, и вскоре она уже была ближе к концу члена. Я толком не знал, что она собой представляет и думал, что сдвинув её, я уменьшу её диаметр, но оказалось не так. Она не уменьшилась, а в таком же размере продолжала болтаться на самом конце и оттягивала член вниз. Оставив её в покое, я пошёл на улицу. Было много дел и некогда было заниматься ерундой. Так как меня никто не мог видеть у себя во дворе и в огороде, я одел только рубашку и занялся посадками, присев возле грядок. Мой новый член просто волочился или лежал на земле, и мне было на него как то даже наплевать. Я знал, что это временно и не обращал на него внимания. Проходя возле будки Дружка, я немного сторонился его, но оказалось напрасно. При моём приближении пёс сам убегал в будку и прятался от меня.
— Вот это новость — подумал я, а потом, проанализировав, понял, что это и проблема.
Сам ведь я у себя его откусить и отрезать не могу, а пёс морду воротит, видите ли он своих не ест. Подумал я и рассмеялся. Ладно, поживём, увидим, подумал я и решил, что с этой минуты вообще не буду обращать внимания ни на член, ни на яйца, ни на эту противную вздутую шишку. Так я и сделал. Я скажу, что новообразовавшийся член был не маленький, около тридцати сантиметров, и всё это время он висел у меня между ног и валялся под ногами на земле, когда я делал что-то присев очень низко. Иногда я на него мог случайно наступить, переступая и сдвигаясь в сторону, а иногда и сесть неловко, подмяв его под себя и сдавив своими ягодицами плотно прижав к скамейке. За день он у меня становился таким грязным, что даже страшно было с ним ложиться спать, и я одевал на него, целлофановый кулёк и привязывал. Так прошла неделя, вторая.
Вечерами я осваивал свой компьютер, который мне помог приобрести Димка и научил, как им пользоваться. Денег у меня хватило только на половину, так что он мне подарил свой старый монитор, и я рад был этому. Скоро должны были подключить интернет, и я ждал этого дня и боялся, как я смогу в таком виде встретить тех, кто придёт мне настраивать его. Писать письма и просить помочь мне Димку или Лену, было опасно. Письмо могло попасть в чужие руки и стало бы ясно кто я, и какие у меня проблемы. За день до прихода настройщиков, я стал готовиться. Я испробовал множество разных способов и остановился на одном, чтоб мой огромный член с разбухшей шишкой на конце не выпирал в штанах, я решил его любым способом затолкать себе в попу и весь вечер потратил на это. Попа уже сильно болела от растяжения разными предметами, и особенно когда я садился на бутылку. Но делать было нечего, и когда я решил, что пора пробовать, я взял в руки одно яйцо и стал задавливать его. К моему удивлению оно легко проскочило сквозь наружное отверстие ануса и оказалось внутри. Так же легко и проскочило второе яйцо. Проблема с отвисшими и большими яйцами, кажется, была решена. Оставалось решить проблему с членом, но больше всего меня волновала его шишка.
Я взял её в руки и стал сдавливать и разминать, как будто, что-то хотел лепить из пластилина, и как только мне удалось её сделать немного податливой, я быстро направил её в отверстие ануса и стал заталкивать её внутрь. С большим трудом и сопротивлением попы, мне удалось её протолкнуть, а следом за ней и легко пролез весь остальной член. На виду осталось лишь несколько сантиметров, которые легко скрывались под плавками. Я их одел специально, чтоб в случае чего не дать выпасть члену и яйцам обратно. Так я проходил почти до обеда, пока не приехали специалисты и не настроили мне интернет. Я тут же сел за компьютер и написал первое письмо Димке. Всего два слова.
— Нужна помощь.
Я ещё долго сидел и смотрел на монитор и ждал ответ, но его всё не было. Я забыл, что была рабочая неделя, и он был на работе. А когда я это понял, то решил освободить свою попу, от непрошенного гостя, и стал вытягивать член, но тут возникла вторая проблема. Я его размял, и затолкать то затолкал, но вот как теперь мне его внутри себя снова размять и вытащить. Пришлось очень долго повозиться, но часа через два мне удалось это сделать, правда, не без небольшой травмы. Когда я вытягивал узел, то моя попа не выдержала, и появились в двух местах небольшие трещины, которые потом долго заживали. Яйца так же выскочили легко, как и заскочили туда.
Димка ответил только вечером и я ему подробно всё написал. Писал я очень долго, так как не мог найти нужные буквы и плохо ещё ориентировался в клавиатуре. Он пообещал приехать, как только сможет и не обманул. До начала полнолуния я ещё больше недели таскал, так будет сказано точнее, свой член между ног и по земле и иногда доводил его до такого ужасного и плачевного состояния, что мне его даже становилось немного жалко.
С приездом Димы и Лены проблема была решена. Я снова ждал окончания полнолуния и надеялся, что мне снова повезёт, и я буду чувствовать себя, как и до этого — легко и свободно. Я даже уже согласен был и на то, чтоб вместо члена и яичек у меня снова появились женские половые органы, но я думал, а кто за меня решал, я не знал и даже не мог догадываться.
Продолжение следует.

Ответить