Эро- и порнорассказы

Не только об одном онанизме же читать всю жизнь ;-)

Модератор: 0льгерт Палтус

Kurush

студент
студент
Сообщения: 150
Поблагодарили: 5 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 23 апр 2013 18:40

Всем пиветик! Вот мой добрый рассказ вам на почитать :) Для тех, кто любит, когда ему дрочат милые девушки :) Ну и для девушек, которые любят поработать ручками.
Дело было в Пекине, в одном из парков. В Пекин я приехал отдохнуть, и прогуливался по одному из великолепных парков этого города. Парк был не из первых достопримечательностей города, и потому в нем было очень мало народу. Мне захотелось в туалет, и я без труда нашел один — как всегда в Пекинских парках — очень чистый и аккуратный.

Заходя в туалет я столкнулся с двумя китаянками, которые, как всегда это бывает, сказали мне Hello и услышав в ответ то же самое захихикали. Такое происходит очень часто и я просто улыбнулся, как всегда, и пошел по своим делам. Каково же было мое удивление, когда выходя из туалета, я увидел одну из этих девочек прямо перед дверью. Это была милая хрупкая китаянка лет 14-ти, одетая в темные чулки и поверх них небольшую юбку колокольчик. Сверху у нее была одета какая-то кофта спортивного типа.

Она улыбнулась и на ломанном английском (для ясности писать буду по-русски):

— Не хочешь массаж?

— Массаж? Здесь!? — удивился я...

Она поняла мое удивление, сложила свои милые пальчики в трубочку, словно держала что-то круглое и недвусмысленно поводила вверх вниз. Намек был ясен — мне предлагали подрочить. Причем от одного вида ее милой ручки у меня началось шевеление в штанах. Я конечно кивнул.

— Сто юаней — ну конечно, просто девочка решила немного подзаработать простым способом.

— OK — ну разумеется, я согласился!

Она что-то крикнула подруге, сидящей неподалеку на лавочке, та ей что-то ответила, и мне жестом было предложено войти обратно в туалет.

Я вошел, открыл последнюю кабинку и зашел туда, девочка зашла следом, закрыла дверь и сразу стала расстегивать мой ремень. Я помог ей и вскоре джинсы и трусы были с меня наполовину сняты.

Девочка села на корточки и внимательно рассмотрела мой член, который от этого резко встал и уже торчал как кол. Она начала свое дело. Для начала своими длинными стройными пальчиками она начала мять мне мошонку. Это было очень приятно, а за некоторое время ее руки нагрелись и стали теплыми. Все это время она не отрываясь смотрела на мой член, что меня очень возбуждало.

Потом наконец она поднялась, взяла мой член в свой очаровательный кулачек, и стала надрачиватиь его. По началу ее движения были довольно медленными, а ее милый ротик что-то шептал мне не переставая, от чего я ощущал теплоту ее дыхания, что очень заводило, пусть я ни слова и не понимал.

Это было так приятно, что ноги сами подкашивались и я сел на крышку унитаза, как можно шире расставил ноги, выставив свой член на обозрение моей благодетельницы. Она улыбнулась, нагнулась к немцу и продолжила работать рукой, это было очень приятно. Я во все глаза смотрел на ее очаровательную тонкую ручку на моём члене, это было просто потрясающее зрелище.

Тут неожиданно с улицы донесся вопрошающий крик. Я сразу догадался, что это подружка заждалась и спрашивает скоро ли мы закончим. Моя девочка, чуть замедлив темп движений что-то ответила, и через некоторое время в нашу кабинку раздался стук.

Та девчушка, что дрочила мне член, отвлеклась на мгновение и открыла дверь. Вторая — того же возраста и не менее очаровательная — протиснулась внутрь, снова закрыла дверь и стала боку от меня. Девочки стали переговариваться и хихикать, видимо, обсуждали меня, и обе внимательно смотрели на мой член. Это было блаженство. Меня рассматривали две школьницы китаянки, а я сидел перед ними со спущенными штанами и трусами и одна из них увлеченно дрочила мне. Я понял, что сейчас кончу, но это было так прекрасно, что я сдерживался как мог. И, оказалось, не зря!

Через какое-то время вторая подружка, решила ускорить процесс, она вдруг задрала юбку, и спустила свои колготки до колен, а прямо перед моими глазами оказался ее нежный волосатенький лобок! Я рукой обнял ее за попку и привлек себе, уткнувшись в треугольник ее волос.

Конечно этого я уже выдержать не мог, я глухо застонал, вдыхая запах писечки 14-летней девочки и из моего члена брызнула сперма. Там много я не кончал ни разу в жизни. Я не видел, куда я кончаю, но так как дрочившая меня рука была на месте, я надеялся, что девочка позаботится о том, чтобы не забрызгаться. И она позаботилась, когда я наконец испытал последний приступ оргазма, я посмотрел на дело члена своего. Передо мной сидела милая китаянка, все лицо которой было забрызгано моей спермой.

Она начала смеяться, я тоже, вскоре и ее подруга тоже хохотала. Та, которую я обкончал, жестами показала, что мол лучше в лицо, чем на одежду, и пошла умываться, А мы со второй школьницей оделись. Я дал им обеим по сотне, и мы разошлись навсегда. Я точно знал, лучшего применения тысяче рублей и придумать сложно!

Аватара пользователя

гера шмидт

ассистент
ассистент
Сообщения: 3789
Благодарил (а): 18 раз
Поблагодарили: 39 раз

Эро- и порнорассказы. Коммуналка

Сообщение 25 май 2013 12:28

Вдохновленная литературными трудами кое-каких
членов АО, тоже решила попробовать написать рассказ.

Эро- и порнорассказы. Коммуналка.
часть первая
.

Олег Павлович сел в кресло перед компьютером, вошел в интернет и открыл закладку со своим любимым сайтом. На экране замелькали голые женские груди, он нажал на пуск и стал смотреть видео, где пухленькая сисястая девочка ублажала себя с помощью большого красного дилдо. Олег наблюдал, как искусственный елдак входит и выходит из ее раскрытой писечки, как двигаются ее бедра и трясется грудь, и от этого зрелища его член стал набухать. Он спустил трусы, и освободил член вместе с яйцами. Обхватив рукой, он стал водить по стволу, сдвигая кожу, то обнажая, то снова закрывая головку. С тех пор, как развелся с женой, Олег дрочил ежедневно, иногда и не по одному разу. Хотя он же всегда был большим любителем этого дела, и даже когда был женат, время от времени все равно предавался онанизму. Начал этим заниматься в десять лет, и вот сейчас, когда ему было уже за сорок, процесс самоудовлетворения не потерял для него своей остроты.

Глядя на экран, Олег яростно дрочил, думая о том, как хорошо было бы, если бы Миша разделил с ним это удовольствие, как было бы сладко наблюдать за движениями его руки, массирующей мальчишеский член, и знать, что он вот здесь, вместе с ним, доставляет себе наслаждение.
Мише было 16, он был сыном соседей, и в последнее время очень сильно занимал мысли Олега. После развода и размена жилья Олег переехал в коммуналку, занял одну комнату, а в двух других жила семья с сыном-подростком. Пока что общение между мужчиной и пацаном ограничивалось только короткими приветствиями, когда они сталкивались в коридоре или на кухне.

«Здрасьте, Олег Палыч!» — «Здравствуй, Миша!». Вот и все

Миша был симпатичным уже вполне сформировавшимся парнем, по-мальчишески тонким, но все равно в нем уже чувствовалась мужская сила.

Наверняка, он интересовался девушками и сексом, только вот, похоже, ни с кем не встречался. Проводил все вечера дома, в своей комнате. Мать говорила, что он усердно занимается, чтобы поступать в какой-то престижный вуз. Такая серьезность импонировала Олегу. Но ведь не только же за книгами пацан проводит время в своей комнате, — думал он.

В шестнадцать лет гормоны бьют в голову, сперма почти что из ушей льется, наверняка пацан предается убойной дрочке. Олег вспоминал себя в этом возрасте — он-то дергал свой член иногда и по 4-5 раз в день.

«Дроочишь, стервец!, — думал Олег, — Только так наяриваешь!».

Мысль о том, что через стену от него пацан предается бурному онанизму, возбуждала Олега покруче порно. И это его удивляло и ставило в тупик. Его никогда не тянуло на мужчин, не было никогда опыта с парнями. Разве что, в юности была пара эпизодов дрочки в компании, под влиянием алкогольных паров. А тут вдруг ему стало сносить крышу от фантазий на тему Мишиного онанизма.

Встречаясь с пацаном на кухне, он стал опасаться внезапной эрекции, и того, что парень это заметит. В ванной иногда сушилось белье соседей, и когда Олег ходил мыться, он трогал влажные Мишины плавочки, висящие рядом с семейниками его отца. Проводя пальцами по ткани, он представлял, как в этом месте член пацана соприкасается с тканью, как, возможно, вытекает и впитывается капелька смазки. Жалел, что не может потрогать и понюхать его нестиранные трусики. Но даже и чистые, они были для него мощным стимулом, и он не мог удержаться, чтобы не подрочить, держа их в одной руке, а второй работая.

В общем, Олегу казалось, что от отсутствия в его жизни полноценного секса, он начинает немного сдвигаться, раз уж его так сильно заинтересовал паренек. Но мысли не отпускали, и Олег понимал, что надо что-то делать. Либо избавляться от такого не к месту возбуждающего фактора, либо как-то попытаться реализовать свои фантазии. Но он осознавал, что любые попытки сближения с пацаном скорее всего, будут истолкованы как домогательства старого педика-извращенца. А ведь он даже не собирался заниматься с пацаном сексом. Ему хотелось только посмотреть, как тот дрочит, как обрабатывает свой юный член, и чтобы Миша увидел его дрочку. Ну, и как самая сокровенная фантазия — это подрочить друг другу. И в голове Олега родился план...
Продолжение будет обязательно.
Если у вас, господа, будет интерес ))

Аватара пользователя

Drocher10

студент
студент
Сообщения: 155
Благодарил (а): 262 раза
Поблагодарили: 18 раз

Сообщение 25 май 2013 21:30

Отличный рассказ!!! Очень возбуждает!)

Аватара пользователя

Boris Boris

аспирант
аспирант
Сообщения: 1953
Благодарил (а): 61 раз
Поблагодарили: 884 раза

Сообщение 26 май 2013 23:47

гера шмидт
Хотелось бы, чтобы каждый получил, что хочет. Олега Павловича и Мишку сближает не только коммуналка, но и онанизм. Что ждет подростка и зрелого мужчину в твоем рассказе? Будем ждать продолжение рассказа.

Аватара пользователя

Мурмурчик

лиценциат
лиценциат
Сообщения: 1087
Поблагодарили: 1 раз

Мальчишник для Маленького принца

Сообщение 05 ноя 2013 21:32

Мой небольшой вклад в рассказы этой тематики.
Не читать людям, не терпящим гей-тематику, романтику и групповой секс.
:arrow: Ссылки доступны только для зарегестрированных пользователей Автор: Save Our Souls

Мальчишник для Маленького принца.jpg
1
Все уже собрались, опаздывал только Федька. Не то, что бы Валера его жаждал видеть, но лучше б этот мелкий сученок пришел сегодня сюда, чем завтра заявился на свадьбу. В том, что эта маленькая дрянь обязательно замутит какую-нибудь пакость, Валера не сомневался. Потому заранее заказал для Аньки и её подружек столики в клубе с мужским стриптизом, чтобы быть уверенным, что девки не завалятся к нему в самый неподходящий момент. Что такой момент будет, Валера знал точно, слишком хорошо он узнал Федьку за год их отношений. Для этого и позвал его на свой мальчишник, что б уж наверняка избежать разборок при невесте. Лучше уж в кругу друзей, знающих, что к чему и умеющих держать язык за зубами. И вот, девки отправлены в клуб, полный холодильник алкоголя, стол заставлен закусью, парни уже развалились в креслах перед телеком, а Федьки нет!

* * *
Настроение у Федора с самого утра было ни к черту. Нет, он понимал, зачем его Валера пригласил и сразу решил, что придет, надо же оправдать ожидания бывшего. И хотя, он вовсе не собирался до этого никому устраивать сцены или мстить, но услышав на прошлой неделе по телефону сухой, равнодушный голос, приглашающий его на мальчишник, вдруг заметался, заискрил оскорбленным негодованием и решил, просили — получайте! Нет, он вовсе не собирался, как мультяшный попугай Кеша грозить кулаком в небо и кричать: «Обо мне узнают! Обо мне заговорят!», но показать Валере, что он потерял, кого он выкинул за борт своей комфортабельной жизни, захотелось со страшной силой. У Федора не было ревности или злобы за то, что оказался брошен. Да и какая может быть ревность, если он сам верностью никогда не отличался, спокойно погуливая от Валерки, да и прекрасно знал, что его бисексуальный партнер вовсю продолжает трахать девок. Но вот поворота со свадьбой и расставанием он не ожидал. Всё-таки все эти одноразовые клубные мальчики и в подметки не годились стабильному Валериному траху. Да и нравилось Феде знать, что у него есть постоянный партнер, он от этого балдел, как какая-нибудь девица. Ведь хочется порой, после качественного «домашнего» секса отрубиться в обнимку, зная, что вот оно, родное тело рядом, теплое, привычное, что можно утром проснуться и потянувшись, сладко потереться утренним стояком об бедро лежащего рядом любовника, а затем занырнуть под одеяло и разбудить того минетиком. Мол, вставай соня, твой маленький принц хочет кофе.
Собственно, Федор у Валеры ночевал чаще, чем у себя дома и их обоих это устраивало. Пока Валеркин младший брат не развелся с супругой и, оставив жене и сыну квартиру, вернулся жить в родимое гнездо, то бишь к Валерке и Федору, в соседнюю комнату. Нет, брательник тот, хоть и был натуралом, но ярым гомофобом не был точно. Да и против Федора вроде не выступал, это ж как раз он первым обозвал Федю «Маленьким Принцем», то ли за светлые волосы и невысокий рост, то ли за любовь к длинным шарфам. Просто, приехав навестить Валеру, где-то с год назад, он открыл дверь и, увидев стоящего в подъезде Федю, смеясь, крикнул:
— Валерий, тут к тебе какой-то Маленький Принц пожаловал.
Брат уехал, а прозвище осталось. Вот только, вернувшись жить после развода, братишка больше не смеялся, а всё больше ходил хмурый и серьёзный. А если приходил Федя, молча открывал дверь и уходил в свою комнату, а то и вовсе сваливал из дому, типа, что б не мешать «голубкам». А скорее всего, чтобы не слушать Федькины рулады, парень в сексе не любил ограничивать свои голосовые связки, а потому стоны, крики, матерок, были привычным делом. Сначала Федя, в свойственной ему манере, начал язвить и подкалывать мужика, но наткнулся на ледяную стену, а затем, не раз краем заставал кухонные ссоры братьев. Тогда-то, Федор, что б не нагнетать обстановку стал чаще зазывать Валеру к себе домой. Вот и пропустил момент, когда забытые ненароком женские трусы-колготки-помады, изредка попадающиеся у Валеры в самых неожиданных местах, стали одного размера, однотипные, и явно однохозяйственные. А на редко посещаемом им гнёздышке, угнездилась некая Аня. Сначала он думал, что это одна из девочек Валериного брата, затем, узнав, что это Валерина девица, спокойно решил, что это просто очередная шлюшка, каких было немало до него, Федора. Всё-таки, Валера мужчина весьма и весьма взрослый, он на тринадцать лет старше Феди, а значит, ему уже перевалило за тридцать пять, а в этом возрасте привычки свои менять сложно.
А потом, он стал непонимающе ловить сочувствующие взгляды общих друзей и около месяца назад, Валера безапелляционным тоном заявил, что он теперь с Анной, и их отношения с Федей себя изжили.
И у Федора, словно тормоза сорвало, он чуть ли не каждый день уходил с очередным мужиком или приводил кого-нибудь к себе. Снимал где ни попадя — в клубах, барах, общественных местах, даже в транспорте. Привлекательная внешность и умение себя подать, тому весьма способствовали. И каждый раз, уходил разочарованный и неудовлетворенный или выгонял недоумевающего ёбаря со словами: «Бля! зашибись! Ща предки из гостей вернутся! Давай, пока. Мне ещё постель менять, блеать!» А потом грустно курил на балконе с мыслью: «Ну что за МПХ, либо членом не вышел, либо трахает будто задремал, а если с размером и темпераментом порядок, так обязательно садист».
Нет, Федор любил поиграть в игры и всё такое. Имел неплохую коллекцию анальных услад, эротических костюмчиков и не имел комплексов, вот только кричать он предпочитал от удовольствия, а не от того, что его исхлестали, отдубасили до синяков и выебли на сухую, причём, не всегда хуем. Нет, мазохистом Федя определенно не был и потому, в погоне за членом счастья своего, снова и снова посылал щелчком окурок с балкона в спину очередного уходящего «ухажера».
Вот и сегодня утром, проснувшись в незнакомой квартире, посмотрев на спящего рядом парня, Федя с ностальгией вспомнил о Валерином стояке. Трахаться хотелось шописец, но не с этим сопящим недоразумением. Федор быстренько собрался и защелкнув за собой дверь очередной, МПХ ему не нужной квартиры, рванул домой. Надо было ещё подготовиться к мальчишнику и сделать пару звонков для подстраховки.

Всё складывалось донельзя благополучно, уже через час он выяснил кто приглашен кроме него. Список невелик, все «свои», Федора это весьма устраивало, вписываясь в придуманный сценарий. Посвящать в свои задумки он никого не собирался, но заручиться поддержкой было не плохо.
Тщательно нарядившись, взяв купленный заранее подарок, Федя вышел из дома. Осталось сделать последний звонок:
— Алло, Мих. ЗдорОво!
— Здорово, тебя где носит, все уже собрались.
— Мих, ты говорить можешь без свидетелей?
— Могу, я на балконе курю, стою.
— Отлично. Слушай, я уже еду, скоро буду. Нужна твоя помощь.
— Конкретнее.
— Уговори всех сесть играть в карты и вруби музло.
— Что задумал, пакостник? — в голосе приятеля зазвучала усмешка, стало понятно, он сделает, что попросили. — Решил своего Валерку в карты выиграть?
— Ничего уголовно наказуемого, Мих. Просто подыграй по ходу дела.
— Не вопрос. И что мне за это будет? Ты теперь у нас свободный, может, повторим как-нибудь «ошибку молодости»?
— А не много ли ты хочешь за игру в покер?
— Много, Федь, я очень много хочу. Ну, хоть пирсинг свой на сосочках покажешь? — Мишка уже откровенно ржал.
— Договорились, на соски ты полюбуешься уже сегодня.
Федор скинул звонок и довольно улыбнулся. К его приходу все будут восседать в креслах вокруг стола. Столик был не раз проверен на прочность страстными порывами ныне расставшихся любовников, значит, выдержит и задуманное. А задумал Федор не много, не мало, а прощальный стриптиз. Потому как до дрожи в коленях, до зуда в ладошках, до одури хотелось показать бывшему, какой он, Федька, заебательский. Ага-ага, весь из себя ахуительный, всеми желанный маленький принц. А может и соблазнить напоследок. А что, пуркуа, как говорится, па*! А ля гер ком а ля гер**, короче — попытка, не пытка, и Федя завернул в аптеку за «снаряжением».

__________________
*pourquoi pas(фр) — Почему бы и нет.
**A la guerre comme à la guerre (фр.) — На войне, как на войне.
2
Мальчишник протекал размеренно и уютно. Парни лениво резались в покер, перекидываясь ничего не значащими фразами. Хотя определенная интрига всё же витала, то в прищуренных взглядах бросаемых друг другу, то в уголках ухмыляющихся губ. Все ждали прихода Федьки, все ждали, что же отколет их опаздывающий друган.
И все равно оказались не готовы к ворвавшемуся белобрысому урагану, разметавшему сначала гору обуви, затем колонну пустых бутылок и с воплем: «Ну что, скучаете, подонки?», залетевшему в комнату.
Карты были забыты тут же, прямо в руках.
— А что так тихо-то? А где море алкоголя и девочки о-очень лёгкого поведения? Где, я спрашиваю, пьяный и счастливый виновник торжества? Я не вижу ваших жадных ручонок на попках стриптизерш. Как, вы не любите стриптизерш?!
Какие уж тут карты, все лыбились, уставившись на Федьку. А маленький ураганчик носился по комнате — сунул в угол подарок, схватил налитый ему стакан коньяка и махом осушил, с удовольствием ловя на себе взгляды приятелей. Ошалелый Витькин, довольный Михин, смеющиеся глаза Никитки и Димана. Ребята были довольны. Неожиданно Федор выхватил удивленный взгляд вошедшего Руслана, Валеркиного брата. Этого зрителя Федор увидеть не ожидал в «голубой» компании приятелей. Впрочем, ничего удивительного в том, что он пришел, нет — недалеко идти из соседней-то комнаты. И плевать Федя хотел, если его поведение покоробит угрюмого натурала. Если что, как обычно, свалит. И лишь Валерка прохладно смотрел из своего кресла, выжидая.
Парень метнулся к музыкальному центру, добавил громкости, вернувшись к столу, плеснул себе ещё и поднял стакан вверх:
— Ну, так что, девочки, будем развлекаться или носки внукам вязать?
Он обошел стол, допивая алкоголь и избавляясь от стакана. Коньяк натощак сделал своё дело, по телу побежало тепло, а сознание наполнилось азартом, какой-то веселой агрессией. Не хватало лишь искры, провокации, чтобы начать задуманное.
И тут выручил Миха:
— Да на кой они тебе нужны, стриптизерши? Нам и без баб нормально.
Федя широко улыбнулся и, встав со стороны Валеркиного кресла, присел на стол, опершись ладонью и наклонив голову набок, на плечо, посмотрел в упор на Валерку.
— Правильно, какие бабы, когда есть я. Ведь я лучше любой бабы, да, Валер?
Мужчина, холодно смотревший на бывшего любовника, лишь молча закатил глаза, показывая своё отношение к его словам. Он всё ещё был напряжен, вроде сопляк не скандалит, но кто его знает, что он может выкинуть в следующий момент.
А Федька смотрел на него и плавно покачивался в такт музыке. Он выжидал начало новой композиции, чтоб понять как двигаться.
Не отводя взгляда, откинулся назад упираясь локтями, и начал покачивать бедрами, белые обтягивающие джинсы скользили по ребру стола. Зазвучала новая песня, Федя мысленно поздравил себя: «Май и Шива* — то, что надо».
Под мелодичное вступление Федор развернулся, продолжая двигать бедрами, чуть приседая и потираясь пахом о край стола. Шоу началось. Ребята, до этого посмеивающиеся и прихлебывающие кто пиво, кто напитки покрепче, притихли и с видимым удовольствием уставились на него.
Парнишка, не прекращая двигаться, погладил себя по груди, животу, прошелся пальцами по поясу джинс, выгнулся, глянул через плечо на Валерку, вытащил футболку из пояса штанов и приподняв край, погладил животик. Подмигнув, приоткрывшему рот Витьке, соблазняюще облизнул губы и, заложив руки за голову, медленно, виляя задом и сверкая маленьким серебряным черепом в оголившемся пупке, двинулся вокруг стола, касаясь, а то и потираясь о колени сидящих парней. Остановившись с противоположной стороны стола, расстегнул ремень, ширинку и чуть подспустил узкие джинсы.
И понеслось.

«Сколько можно ждать?
Как пошло пререкаться
С Богом из-за пустяка.
Нет повода для жалоб,
Для воя, для тоски».

Оттянул за ворот футболку и перекинул за голову, оставив на плечах. Ладони пробежались по соскам, по бокам и нырнули в штаны, подчеркивая круговые движения бедрами. Распластался торсом на столе, выпятив попку и раскинув руки, скинул бумажными брызгами, оставленные кем-то карты.

«Но я устал гадать,
Я задолбался, ты б
Достал любого мужика.
На первом этаже
Найдёшь свои носки».

Привстав, вытянул ремень, перекинул между ног и фрикционными движениями потерся об него промежностью и пахом. Возбуждение нарастало, заставляя двигаться всё раскованнее и вульгарнее.
Валерка смотрел, Федя показывал.

«Я посылаю всё на МПХ.
Первым делом я шлю на МПХ тебя.
Именно тебя,
И никого другого, о-у-о»

Сознание сузилось, фиксируя реакцию зрителей, собственную эрекцию, не зажатую расстегнутой ширинкой и Валерку. Улыбка не сходила с лица. В голове ничего лишнего, только музыка.
Взобрался на стол, встав на широко расставленные колени, продолжая выгибаться и покачиваться. Поглаживания уже стали самой настоящей лаской и Федя отдался музыке и возбуждению, позволив им управлять своим телом.

«Сколько можно спать?
Хотя я помню, мы легли
В шестом часу утра.
Сколько можно плакать?»

Облокотившись о столешницу, несколько раз эротично прогнулся и, просунув руку между ног, погладив пах, ухватился за штаны и потянул их с попы, демонстрируя голубые боксеры. Раздвинув ноги, сел на шпагат и откинувшись на ягодицы, собрал их спереди вместе и поднял вверх. Оттолкнувшись руками, покрутился на попе, скользя по лакированной поверхности стола, остановившись, стянул до конца джинсы и кинул их Валерке.
И тут заметил почти беззвучно, но выразительно произнесённое, презрительно скривившимися губами:
— Шлюха.
И дернулся, как от боли, но взяв себя в руки, продолжил двигаться и улыбаться.
«Шлюха, значит. Эх, Валера, Валера. Шлюха, так шлюха. Миха подписался помочь, Никита с Диманом хоть и пара, но любители разнообразия, Витёк свой».
Извернувшись, встал на колени и...

«Я посылаю всё на МПХ.
И первым делом я шлю на МПХ себя.
Именно себя,
И никого другого, о-у-о»

...спустился со стола со стороны Мишки. Оперся одной рукой о подлокотник кресла, второй взял Михину руку и погладил себя по груди, выгнулся демонстрируя соски перед самым лицом приятеля и тихо шепнул:
— У меня в кармане куртки гандоны и смазка. Тащи живо сюда.
У Михи расширились глаза, и он отдернул руку.
— Федь...
— Ты обещал, Мих. Неси.
Оттолкнулся от Мишки и шагнул к креслу с Диманом. Никитка, уже сидящий у того на коленях, радостно улыбнулся и притянув Федю за шею, втянул в общий поцелуй. Руки парней побежали по спине, рукам, попе Федора, поглаживая, пощипывая, стискивая тело, будто давая понять, как он желанен и нужен им. Разорвав поцелуй, Никита принялся лизать Феде соски, а Диман улыбнулся:
— Мы тебя правильно поняли, Маленький принц?
— Да-а.
Здоровенный, накачанный Диман подхватил обоих парней сразу и ссадил на стол. Снова поцелуй на троих, любопытные настойчивые языки и жадные, бегающие по телу руки.
Вкус поцелуев на губах, чужие губы, блуждающие по телу, горячие ладони в трусах... Федя расслабился и закрыл глаза, сознание смазалось, и он уже не пытался понять, когда вернулся Миха, кто сунул ему стакан с коньяком, когда на его теле появились и Витины руки. Кто-то снял ему трусы, кто-то в это же время стащил с плеч футболку, кто-то забрал опустевший стакан и впился в рот жадными губами. Восприятие мира свелось к тактильным ощущениям, изредка подбрасывая мозгу картинки и звуки: шумное дыхание, шелест снимаемой одежды, щелчок захлопнутой двери. Федю целовали, гладили, вылизывали, смазывали и растягивали. Чьи-то губы ласкали член, руки мяли ягодицы, пальцы ласкали смазанный сжатый сфинктер. Лежащий рядом Никитка, вдоволь нацеловавшись, притянул Федину руку к своему возбужденному пенису. Ощущение горячего пульсирующего члена в руке распаляло ещё больше, тут же захотелось взять его в рот, немедленно, и Федя слегка потянул руку на себя. Никита, подался к нему и, перекинув ногу, навис над Федором, касаясь лица оголившейся головкой. Взять в рот и услышать раздавшийся сверху стон, было так же приятно, как и почувствовать раздвигающий стенки ануса, входящий в попку член. Хо-ро-шо! Сосал Федя умело и уже через несколько минут Никитка застонав, отстранился и, кончив в руку, улегся рядышком. Скосив вниз глаза, Федя увидел, что трахает его Диман, по сторонам стояли и дрочили Миха с Витьком. Выйдя из него, Диман стащил презик и шагнул к разлегшемуся Никитке. Его место тут же занял Миха, Витька продолжал гонять шкурку, ожидая своей очереди. Федор почувствовал себя переходящим красным знаменем, но это было даже прикольно. Вот только желанной разрядкой и не пахло.
Рядом зазвучали стоны, это Диман уже вовсю натягивал Никиту. Миха уступил место Витьку и Федькины ноги отправились на плечи, а Витька принял эстафету. Рядом оказались Никиткины губы и Федору пришло в голову, что это прикольно, вот так лежа целоваться, придерживая лицо руками, пока их обоих ебут. Витька надолго не хватило, застонав и конвульсивно дернувшись, тот кончил и, поцеловав Федю в живот, рухнул в одно из кресел, снимая наполненный презерватив. Снова между ног пристроился Мишка. Федор, почти не обращая на него внимания, продолжал целоваться, одной рукой подрачивая себе, второй удерживая Никиткино лицо. Синхронизироваться не получалось, поэтому поцелуй кроме улыбки никаких чувств не вызывал, но Федя продолжал держаться за приятеля — хотелось нежности. Поймать ртом стон кончающего Никитки было мило, следом зарычал в оргазме Диман и, отобрав Никиту, принялся его зацеловывать. Через несколько минут закончил и Миха.
Федька полежав несколько секунд и поняв, что желающих ему помочь справиться со стояком нету, соскочил со стола и, улегшись животом, выставил задницу.
— И это всё, что вы можете мне показать? — Федор призывно похлопал себя по ягодице. — Ну же, не поверю, что вы бросите меня на полпути. Лан, раз вы такие слабенькие, так уж и быть, теперь я вас выебу!
Парень кривлялся, подстрекая приятелей продолжить, вилял попкой и изгибался, когда наконец-то почувствовал чьи-то руки на бедрах и горячее тело прижавшееся сзади. Довольно ухмыльнувшись, Федя хотел обернуться, но встретил широко распахнутые глаза Никиты, лежащего рядом. Что-то было не так — Никитка был явно удивлён, да и Диман в секунду заграбастал своего парня и стащил со стола. Что-то точно было не так. Федор попытался оглянуться, но сильная рука жестко схватила его за шею и впечатала щекой в стол. В тоже время вторая рука резким движением раздвинула ему ноги, и в Федю ворвался чей-то член. Именно ворвался, несмотря на то, что Федина дырочка была разработана, член был такого размера и двигался так резко, что парнишка невольно прогнулся ещё больше и застонал. Это было ахуенно! Федя и думать забыл о попытках посмотреть на своего ёбаря, погружаясь в удовольствие и наслаждаясь чувством наполненности и резкими тугими толчками внутри себя. Как же хорошо-то. Не в силах сдерживаться, парень стонал и изгибался, подстраиваясь так, чтобы вобрать в себя всё, так что б глубже, резче, слаще. Так, чтобы здоровенный елдак, двигаясь как поршень, проходил по простате дальше вглубь и выходил обратно. Да, трахали Федю знатно, давно не чувствовавший такого кайфа парень скулил и рычал, предчувствуя скорый оргазм и гоня от себя мысль: «Кто?» .
Но мысль оказалась сильнее и взяв в помощники догадку: «Валера», все-таки засела в голове. Федьке было очень хорошо, но неожиданно промелькнуло в голове «Неужели Валерка, вроде не похож. Он, больше некому. Нет, только не эта сука! Не хочу! Бля-я!», и кончить не получилось.
Хватка на шее ослабла, а вскоре и исчезла. Державшая рука переместилась вниз и сжала Федин член, не ограничивая движения, но оборачиваться, вдруг, стало страшно. Стало ещё страшнее, когда парень понял, что ебут его без презерватива, от того-то, ему, всегда следящему за защитой, так сладко, так комфортно сейчас чувствовать в себе живую плоть. От терзаний его отвлек скрип двери и подняв голову Федор в шоке вытаращился на вошедшего. Его взгляд встретился с не менее удивленными глазами Валерки. И молнией проскочившая мысль: «Это не ОН!», принесла такое облегчение, что волна скопившегося напряжения накрыла и, закричав, Федька забился в оргазме. Почти следом он услышал сзади сдавленный стон и почувствовал пульсацию кончающего члена в себе.
С трудом подняв голову, он посмотрел на замершего в дверях Валерку и ухмыльнулся. Удивление на лице бывшего сменилось неприкрытым раздражением:
— Что, дорвался, сученыш?
— Да!
— Да! — двойное «да» прозвучавшее в ответ, окончательно вернуло на землю, и Федя резко обернулся назад.
Сзади, всё ещё не отдышавшись, стоял Руслан, с вызовом глядя на брата. В комнате стояла тишина, даже ребята притихли, в молчании наблюдая за разыгравшейся сценой.
Но Руслан отвел взгляд на Федора, вынул из него член и, подняв с пола голубые боксеры, вытер себя и парня. Отбросив, теперь уже грязные, трусы, он натянул висящие на щиколотках штаны и застегнул ремень. Затем, собрал Федины шмотки и, взяв парня за руку, потянул за собой:
— Пошли, Маленький принц.
И Федя беспрекословно слез со стола и как зачарованный двинулся за мужчиной. У двери, плечом оттолкнув Валерку, Руслан повёл Федора к себе в комнату. Но, пришедший в себя парень заартачился.
- Нет, ко мне.
Руслан не спорил и пока Федор одевался, вернулся одетый и показал ему ключи от машины.
— Я не пил. Пошли.


* * *
Ехали молча. Федор сначала искоса, а затем в открытую рассматривал Руслана, недоумевая, как так вышло, что зная его более полугода, он не замечал насколько мужчина красив. Неброской, спокойной красотой, но настолько притягательной, что Федька глаз не мог оторвать, от лица, от широких плеч, от рук, спокойно лежащих на руле. Это было как наваждение, тело ещё не забыло полученное ранее удовольствие и вынуждало протянуть руку и дотронуться до желанного мужчины. Но Федор держался — да, секс был ахуенный, но обстоятельства ему предшествовавшие... Черт его знает, как поведёт себя этот экс-натурал, и что у него в голове. Нельзя исключать возможность того, что довезёт до дома, высадит и уедет. И Федя понял, что случись такое, это будет его личная трагедия. Потому что вот именно такого он и искал, именно этот серьёзный человечек, показавший сегодня свой бешеный темперамент, ему и нужен. И он гнал от себя пугающие мысли и молча любовался водилой.

Как оказалось, волновался Федя зря. Едва закрылась входная дверь его квартирки, как парень оказался схвачен и прижат к стене телом новоявленного любовника. Раздевались они уже по дороге в комнату, почти не разрывая поцелуя. Целовался Руслан, как и трахался, горячо и страстно, до кровоточащих губ, до звездочек от нехватки воздуха. Повалившись на кровать, они яростным клубком катались, стараясь прижаться поближе, схватиться покрепче, распробовать, натрогаться, нанюхаться друг другом.
Казалось, что на постели сплелись два осьминога — руки были везде: в волосах, на щеках, на шее, на плечах, спине, ягодицах, бедрах. И им этого было мало.
Федька, в который раз кончая, вспомнил зло брошенное: «Дорвался...» и с удовлетворением, подумал: «Дорвались!»
Когда же, наконец, оба отвалились, потные, усталые, довольные, сил не осталось совсем. Руслан молча обнял Федора, прижал к себе и отрубился, как только шепнул на ушко:
— Спи, Маленький принц. Спи.

Утро встретило Федора приятной негой в теле, саднящим ощущением в заднице и ласковым взглядом лежащего рядом мужчины.
Сладко потянувшись, он обнял любовника за шею и чмокнул.
— Я думал, тебе мальчики не нравятся.
— Ага, не нравятся.
— А как же я?
— А ты нравишься.
— И давно?
— Давно.
— Сильно?
— Ну, раз от жены ушел, наверное, сильно, — мужчина улыбнулся.
— А что ж раньше-то молчал, бля?
— Я у своих, любимых не отбиваю.
— А почему сегодня позволил меня трахать?
— Решил, что надо тебе напоследок дать нагуляться. Считай, это был и твой мальчишник. Попрощался со свободной жизнью.
— В каком смысле?
— В прямом. Теперь ты мой. Только мой и больше никакого блядства.
— Смеёшься, что ли. Да после тебя, у меня на Бреда Питта не встанет! Ты лучший, слышишь, придурок! Узнаю, что ещё кого-нибудь кроме меня ебешь — кастрирую! Лучше меня для тебя никого нет, иди сюда — докажу!!!


_______________________________________
* Захар Май и Шива — Я посылаю всё на МПХ
Просмотр фотографий возможен только для клубных участников. Получить доступ >>

Mr.Froto

школьник
школьник
Сообщения: 79

Сообщение 08 июл 2014 15:11

Приятно, что я не одинок на этой планете.
Тему дочитал до 28 страницы, том 1, - в бурном восторге! Решил тоже пять копеек вставить.
Правда, возникло одно наблюдение. Вот все пишут про случаи, которые происходили уже в достаточно осознанном возрасте, а откуда возникли эти чувства и желания…
У меня интерес к спящим проснулся очень рано, и для меня до сих пор большая загадка – откуда у маленького ребенка вдруг проявляется такой не здоровый и очень манящий интерес к чужим гениталиям. Сам сколько не пытался углубиться в дебри своих воспоминаний, так и не получилось добраться до «первотолчка» этого интереса.
Впрочем, решил попробовать описать свой опыт, возможно, если я смогу это все изобразить на бумаге, то и смогу получить ответ на свой вопрос.
Поскольку в жизни возникало много случает, когда я «распускал руки», то думаю, логичней будет излагать их в хронологическом порядке и не камуфлировать под общей фразой «было один раз». Так как было и не один раз. Да, еще один немало важный факт. Когда читаешь истории других форумчан, то один из вопросов, который возникает, это - а сколько сейчас автору лет. Только по косвенным данным можно догадаться о возрасте говорящего. Поэтому я решил не делать секрета из факта своего возраста, поскольку нет причины и надобности его скрывать – мне скоро будет 45.
Все истории, которые я буду описывать, были со мной в реальности. Единственное, что я могу немного дофантазировать, так это возможные детали. Т.к. многие воспоминания очень давнишние. ( блин для кого я пишу такое длинное вступление, для потомков, что-ли?).
1. Детство
Ха, да у кого же, из здесь присутствующих, детство было обычным? Да ни у кого. У всех оно было необычным, в силу озабоченности маленьких мальчиков сексуальными вопросами. Я не исключение. Рос, как и многие в обычной трудовой семье. Родители на работе, дети на улице. И всем, что есть во мне озабоченного, я обязан УЛИЦЕ. А вернее моему самому первому другу.
Мы с ним, так сказать, с пеленок дружили. Дрались, сорились, мирились, куском хлеба и конфетами делились. Если вдруг один из нас хотел поссать, то всегда предлагал другу, пойдем поссым. И в этом не было ничего подозрительного. Более того, старались ссать всегда так, чтобы другой видел твою струю, да еще соревновались, кто дальше, либо выше, если ссали на гаражи или стенку, может попасть. Помню, что для этого даже немного надрачивали свои писюны, чтобы из стоячего дальше добрызнуть. Короче, кореша были в детстве. Когда еще учились в начальных классах, то часто бывали друг у друга дома. К сожалению спать вместе тогда не приходилось, т.к. жили в соседних подъездах. Но днем, когда родители были на работе, часто играли друг у друга дома. Секретов между нами вообще не было. И естественным делом было предложить потрогать друг-другу пиписьки. Трогали. В штанишках стояли и руками взаимно друг другу гладили прямо под трусами. Но штаны снимать ни когда не догадывались. Помню, что было очень приятно. Пробовали и друг на друге лежать, то он на животе, а я сверху, то наоборот, то один за спиной другого, то лицом к лицу. Позы бывали разные, то всегда неизменно рука бывала в трусах друга и ласкала член. Да, и к стати, иногда притворялись спящими, и типа, один спит, а второй «незаметно» его ласкает. Продержавшись несколько минут, обязательно менялись ролями. Я не помню своих ощущений от тех игр, но эмоции и до сих пор положительные. Эта игра просто с ума сводила. И в том возрасте мы не особо задумывались о размерах своих пиписек. Просто друг у друга трогали их и гладили, гладили яички, иногда зажимали попку руками.
Часто летом купались по вечерам без трусов, чтобы не ходить в мокрых штанах и не бегать домой переодеваться. Поскольку дворовая ватага это не группа детсада, то в ней всегда ребята разновозрастные. И естественно было интересно смотреть на писюны других старших пацанов. Особенно когда становились уже и сами постарше и когда начинал волос пробиваться на лобке. У старших там уже был лесок. Был среди нас один пацан, Серега, старше нас, в свои 13-14 лет у него уже был толстенький и волосатый член. Мы даже просили его нам показать специально, чтобы мы могли рассмотреть волосню. И даже просили разрешения его потрогать. Он смеялся и разрешал. Мы прикасались пальцами до его члена, до волосни, трогали его волосатые яйца. А когда он у него начинал возбуждаться, он прекращал эти наши исследования и мы спокойненько продолжали игры дальше.
В тот период был у меня один случай в тему. Родители моего друга и еще некоторые соседи собрались на рыбалку. Детей брали с собой. Ехали на своих машинах, тогда на предприятии выдавали по очереди новенькие Москвичи-412. А у нас еще машины не было. Меня родители отпустили поехать с ними. Рыбалка была с ночевкой. Поехали несколько человек взрослых из детей были только мы с другом. Я думал, что нас с ним положат в одной машине спать, и очень надеялся на интересную ночь. Но, увы, его мама распорядилась, что спать мы будем по раздельности. Друг с родителями в их машине, а я в машине с двумя мужиками. Я сначала очень обиделся, но противостоять взрослым не стал. Да и меня предупредили мои родители, что если я себя буду плохо вести, то получу дома ремня, и больше ни когда меня ни куда не отпустят. Поэтому я, как шелковый , отправился спать. Понятное дело, что взрослые сидели у костра и выпивали. Я задремал. Но скоро дверь машины открылась и в не завалился весьма подвыпивший один из мужиков. Думаю, что возрастом тогда он был около 45, как я сейчас, может быть старше. Но для меня это было не важно. Он улегся со стороны переднего пассажира на спину и практически сразу заснул. В брюках, свитре, носках, ну классика жанра. Перегаром несло просто амбец. Я, естественно, сразу проснулся. Еще бы, чужой дядька, храпит, воняет. НО! У меня возник интерес, а какой член у этого дядьки. Сердце начало так учащенно биться, что мне казалось, я разбужу его стуком пьяного мужика. . Попробовал положить руку возле его ноги, и немного прикоснуться. Почувствует или нет. Слава Богу, не почувствовал. Дрожащими пальцами стал продвигаться вверх по бедру. Ночь то темная, ни чего не видно, все только на ощупь. Вся острота чувств сконцентрировалась на кончиках пальцев. То что чувствовали пальцы и не видели глаза, очень бурно и быстро дорисовывала фантазия. Добрался до ширинки. Руки трясутся, в голове пульсация неимоверная, я конечно раньше не знал что такое адреналин, но наверное он долбал по полной, т.к. чувство опасности не могло перекрыть желание узнать запретное. Положил руку, а нащупать ни чего не получается. Давить не стал, решил что нужно залезть во внутрь. Пальцами я нащупал край ширинки. Она была на пуговицах. Тогда молнии на штанах еще были не распространены. Расстегивал ее очень аккуратно, по одной, прислушиваясь к дыханию дядьки. Спит, даже не шевельнется. Расстегнул все вертикальные пуговицы. Убрал руку. Лежу, и страшно и хочется дальше лезть. Решился. Просовываю руку в ширинку. Чувствую тепло от члена исходит. Руку глубже. Опа, вот они трусы. семейные, шов по середине, поискал рукой с какой стороны он у него лежит. Вот он… Дыхание сперло. Трясучку ни как не могу унять. По-моему меня уже всего била дрожь. Я замер. Держу руку на его члене. Размер сейчас уже не помню, да это было и не важно. Важно другое, моя рука на члене взрослого мужика. Кайф неописанный. Мужик себе спит. Я немного подождал, и дальше стал действовать. Неразбериха с рубашкой, майкой. Их концы путаются между пальцами, как крот рою себе ход рукой к резинке. Осторожно нащупал резинку трусов. Запустил под нее сначала один пальчик, потом все остальные. Оттянуть ее сильно возможности не было. Штаны-то на нем. У меня в распоряжении только ход для руки. Когда пальцами почувствовал его волосню, думал, что у меня разрыв сердца произойдет. И радость сумасшедшая и с страх неимоверный. Кучерявые волосики. Опять я затих и держу руку неподвижно. Вроде спит. Я продолжаю свое дело. Еще совсем немного и я коснулся его члена. Эмоции даже передать не возможно. Первый раз мужской @фу@ в руке. Положил на него руку. Теплый. Но абсолютно не стоячий. Пытаюсь яйца потрогать, но они куда-то между ног провалились, достать не реально. Вожу рученкой по стволу, осторожно, потихоньку. Останавливаюсь, прислушиваюсь - спит. Подробностей анатомии не помню, но @фу@ так вялым и остался. Я немного успокоился. Сколько времени я так лежал не могу сказать. Помню, что постоянно приходилось прислушиваться к шуму за машиной. Ведь там же гужбан у мужиков продолжался. Вдруг слышу, что к машине идет еще один дядька, владелец авто. Я быстро руку вынимать из штанов, а она там как-то запуталась. Я просто пересрался, что сейчас откроется дверь, загорится лампочка на крыше кабины и я тут с рукой в ширинке… Выдернул ее от туда, и типа сплю. Дверь открылась. Свет загорелся. Я типа поморщился сонный. А второй дядька мне говорит – давай подвинься на середину. Блин, а там между сиденьями не удобно… . Ну да делать-то нечего. Подвинулся. Он лег с другой стороны от меня. Тоже пьяный. Лег на бок, лицом ко мне. Водкой от него несло страшно. Это просто химатака была. Двое пьяных. Окна не открывали, комары бы просто нас зажрали. Уснул и этот дядька. И тут у меня возникла делема. Если тот дядька не знакомый, то этот-то работает с моим отцом вместе. Да и живет с нами в одном подъезде. А я уже посмелей, окрыленный только что проведенной операцией под названием «залезь в ширинку дядьке». Короче, решился провернуть такое же дельце и со вторым. Почти все проделывал так же, но поскольку дядька лежал на боку, и тоже в штанах и одетый , то возможности у него там пошурудить было еще меньше. Я добрался до желанного места, потрогал его, но его @фу@ был совсем какой-то невнятный. Пошалил я немного и с ним. Но, видимо, эффект от выброса адреналина начинал проходить. Я уже не чувствовал остроты ситуации. Еще немного погладил его и на этом закончил. Лег на бочек спиной к дядьке. А тут первый дядька тоже повернулся на бок. И оказался спиной ко мне. Ха, тут я решил немного погладить мужика по жопе. Ну погладил, поводил ладошкой между половинок, погладил ягодицы. А потом просто как мог прижался к его заднице своим стоячим писюном. Так тоже немного полежал. Однако сон уже начинал меня одолевать и через время я заснул. Утром я рассказал другу, что «е--л» дядьку всю ночь. А то, что лазил к ним в ширинки я почему-то от него утаил. Вот каким был мой первый опыт лапать спящего мужика.

Mr.Froto

школьник
школьник
Сообщения: 79

Сообщение 09 июл 2014 09:56

Поднятый
Отличная схема. Как на яву... У меня такое было лет в 16, только это была девушка и рука была не на животе, а на члене. через джинсы гладила. Но разговор был приблизительно такой же.

Mr.Froto

школьник
школьник
Сообщения: 79

Эро- и порнорассказы

Сообщение 14 июл 2014 10:33

2. Отрочество.
Да, пожалуй, самым бурным периодом в плане переживаемых эмоций является отрочество. Столько нового и необъяснимого возникает. Тело меняется, реакции неожиданные возникают, там где раньше в фантазиях принимали участие только голова и руки, прибавилась спонтанная реакция твоего, начавшего рости, члена. Эх...
После 6 класса отправили меня родители в гости к родственникам, в другой город, на два месяца. Это была моя первая поездка без родителей, да еще и так далеко. В том городе у меня были старший брат и одногодка сестра. Брат был выпускником 10 класса. Поэтому нам сказали, чтобы мы не мешали ему и мы целыми днями гуляли, ходили на речку купаться. Естественно, все два месяца дома держать двоих детей 12 лет, ни кто не собирался и нас с сестрой отправили в пионерский лагерь. Поскольку в лагере не оказалось для меня мест в обычном отряде, меня распределили в отряд спортивный. Он был сформирован из ребят спортивной школы и еще нескольких пацанов моего возраста.
Ребята спортсмены были в большинстве старше нас. Весь режим нашей жизни подчинялся строгому спортивному распорядку. Мы все постоянно были на каких-то тренировках. Возни было очень много. То бегали, то боролись, то в футбол играли. К вечеру с непривычки просто отрубались без чувств. Ребята спортсмены были, естественно более выносливые. К тому же, старшие ребята вообще были очень энергичные. После отбоя они сразу не засыпали, лежали тихо разговаривали, смеялись.
И вот в один из вечеров, случился для меня стрессовый случай. Был у нас в отряде один пацан, который постоянно храпел. И, естественно, спал с открытым ртом. Старшаки решили над ним пошутить. Но шуточка на самом деле была грубая. Кровать храпящего пацана находилась по диагонали от моей, так сказать в моих ногах, через проход. Поэтому я прекрасно видел всю картину, которая случилась. Один из старших пацанов, я не помню, как он выглядел, помню, что достаточно спортивно для своих 14 лет, подошел к храпящему, лежащему на спине с открытым ртом, мальчишке, вытащил из под трусов свой член, залупил головку, и встав одной ногой на край кровати у стены, стал, приседая, опускать свой член в рот пацана. Я был в таком шоке, что просто спрятался под одеяло. Но меня это дело так возбудило! Вид открытого рта пацана, и опускающийся в него член старшего подростка, вызвал во мне бурю странных эмоций. С одной стороны мне было страшно, что тоже самое могут проделать и со мной. А с другой стороны, мне так хотелось, чтобы мне, так же засунули в рот толстеньки член. Я выглянул из под одеяла, и стал подглядывать, что будет дальше. Ватага из нескольких мальчишек, стояла поодаль от кровати и, сдерживая смех, так же наблюдала за происходящим. Между тем, пацан немного погрузив член в рот храпящему вытащил его, тот не реагировал пока. Видимо, член не коснулся ни губ ни языка. Потом он вновь стал опускаться вниз. На этот раз хулиган действовал посмелее, и опустился ниже, так что член погрузился в рот и у мальчишки машинально сжались губы. Получилось, что он автоматически обхватил член губами. Конечно, он напугался, и не сразу смог высвободиться от предмета во рту, к тому же, пацан присел и придавил голову мальчишки к кровати. Тот стал вырываться и через пару секунд освободил рот. Ржачь старших пацанов разбудил всех в палате. А тот пацан естественно расплакался от испуга и обиды. Вся каверза происходящего была в том, что такой номер повторялся почти каждую ночь, были попытки и пристроится к другим пацанам. Я очень этого боялся, прятался всегда под одеяло перед тем как заснуть, но мне так сильно хотелось нарваться на эту «шутку». Однако, тогда моим мечтам не суждено было сбыться.
Но если о чем-то очень сильно думать и желать этого, то рано или поздно желание начнет воплощаться в жизнь.
По приезду домой, я конечно не забыл про тот случай. И мои мечты не давали мне покоя. Есть у меня двоюродный брат. Про этого моего брата стоит сказать отдельно, т. к. именно он сыграл в моей жизни и формировании сексуальных пристрастий самую важную роль.
Он был из деревни, я из города. И когда родители привозили меня к ним на каникулах, то мы с братом всегда ходили в колхозный сад за травой для кроликом. Нам давали два мешка, серпы и мы позавтракав отправлялись на сенокос. Нужно сказать, тогда брат был немного крупней меня, да к тому же еще и старший. Я просто заглядывал ему в рот, и внимал все, что он мне рассказывал. Про хулиганства, которые они творят с пацанами, и много скабрезных историй. К стати, на одну из таких проделок сельских пацанов я и нарвался. Как-то гуляя на улице, валяясь в травке после футбола на школьном поле, пацаны стали шалить. Меня решили взять на слабо, и сказали, что я не смогу разорвать травинку руками связанными за спиной. Ха! Конечно смогу. Руки за спину, даю связать мне руки. Раз, и травинка разорвана. Мне говорят, не так быстро. Надо на счет три. Ок. Еще раз связывают. Начинают медленно считать. Я готовлюсь. И вдруг чувствую, что на руки полилось что-то горячее. Не сразу понял, что это один и них просто ссыт мне на руки. Общий ржачь, мне обидно... Еще более обидно, что все это было подстроено и мой брат согласился чтобы надо мной так пошутили. Я направляюсь домой, конечно брат за мной побежал, стал уговаривать, чтобы я не сердился, типа шутка, и с ним такое было... Короче замяли.
Однажды брат, когда мы косили траву в саду, спросил меня, умею ли я целоваться. Я конечно сказал, что ни когда еще не пробовал. И он предложил научить меня целоваться. Мы завалились на травку, он обнял меня за плечи и за талию, прижался ко мне и обхватив мои губы своими стал толкать мне в рот язык. Мне это стало неприятно, я хотел отстраниться, но он сказал, что мне нужно открыть рот, немного, и разрешить ему просунуть свой язык в мой рот. А потом балдеть там языками, водя ими в разные стороны. После нескольких попыток у нас с ним стало получаться достаточно слажено работать языками. И в последствии, каждый день, когда мы ходили за травой, мы забирались подальше в сад, и целовались там под яблонями сколько душе угодно. Я стал от этого понемногу получать удовольствие. Мне нравилось, что он меня обнимает, прижимает к себе. Я стал чувствовать к брату очень большую тягу. Но лето подходило к концу и мне нужно было возвращаться домой.
Как-то осенью, мой брат приехал к нам на несколько дней. Он участвовал в каком-то конкурсе в городе, и естественно остановился у нас. Спать ему стелили в гостиной. И я спросил разрешение спать с ним. Родители, чистые души, разрешили без слов. А мне только этого и нужно было. Конечно, мы с ним опять целовались по ночам. А в одну ночь, нацеловавшись, мы вроде бы решили спать. Но не тут-то было. Я отвернулся от брата к стене. Лежал, и друг почувствовал, что он ко мне прижался ссади, и обнял одной рукой под одеялом. Я в начале не придал этому значения. Ведь мы же с ним столько раз обнимались. Но в этот раз все было по-другому. Он прикоснулся своими губами к моему плечу. Я сказал, что я уже устал и хочу спать. Но он не унимался. Через время я почувствовал, что мне в попу уперлось что-то твердое. Я думал, что он пальцем давит мне между ягодиц, хотел рукой убрать его палец, но неожиданно для себя наткнулся на его член, которым он через трусы тыкался в меня. Кровь сразу ударила в голову и лицо. Я немного испугался, ведь мы были в проходной комнате, а в соседней спальне были родители. Я сказал, что не хочу этого и отстранился на него. Но он опять прижался ко мне и лежал так долго, дыша мне в шею. Мне становилось приятно от его прикосновения и его уговоров. Он сказал мне шепотом, чтобы я не волновался, что все тихо. Я все еще держал руку за спиной и не мог убрать ее с его члена. Он стал тереться о нее еще больше. Мне было приятно ощущать его стоящий, толстенький член у себя в руке. Он попросил меня немного его посжимать. Я согласился. Делал это сначала через трусы, а потом он попросил засунуть руку под трусы. Я и сам этого уже сильно хотел. Поэтому с радостью так и сделал. Блин, какой же кайф я ощутил, когда он стал мне подсказывать как нужно ласкать член. Брат, обхватив мой кулак, стал водить руку мою по своему члену, то залупляя головку, то натягивая на нее шкурку. Мне было не удобно лежать в такой позе и я повернулся к нему лицом. Так стало гораздо удобней ласкать его член. Я потихоньку дрочил его, а он подсказывал как мне нужно делать. То я пальцами гладил его головку, то оттягивал кожицу, то брал в руки его яички, мял их, зжимал. Он просил сильнее давить на яйца, что я и старался сделать. Потом он попросил засунуть в трусы две руки и я во всю прыть играл его членом и яйцами. Потом я попросил его тоже самое сделать и мне. У меня уже во всю стоял член, аж гудел. Он не стал отказываться, спустил с меня трусы, и высвободив его, взял в руку мой член. И тут случилось для меня самое неприятное. Ему было 14, а мне 12, конечно у меня был член меньше размером. А он возьми да и скажи, что у меня такой маленький совсем, да еще таким насмешливым унизительным тоном... Мне стало так стыдно, что у меня маленькая писька, я застеснялся и он у меня упал. Я одел трусы и отвернулся от него. Он опять стал меня уговаривать, типа, я пошутил, не обижайся... Я лежал и мне было ужасно обидно, просто до слез, что у меня маленький. Вот именно в тот момент я и стал комплексовать по поводу своих размеров. Хотя со временем он у меня естественно вырос. Но даже и до сих пор, я с большой неохотой оголяюсь при чужих мужиках.
Однако, его приставания продолжались, и через некоторое время я опять почувствовал возбуждение от его уже теперь голого члена уткнувшегося в мою попу.
Я сам предложил снять свои трусы. Я их спустил до колен и лег на живот, а брат навалился на меня и стал сильно толкать членом в дырочку. Но конечно у него ничего так и не получилось. Почему-то я его попросил не кончать мне в попу. Хотя даже толком не знал, что это такое. Я не знаю, кончил он тогда в трусы или нет, но через время страх быть застуканными взял верх над страстью. Мы оделись и заснули. Утром, естественно как ни в чем не бывало общались и шутили. Но зато, теперь каждый раз, когда я приезжал к ним, мы всегда ложились спать в одной кровати, или шли в баню и там не только целовались, но я имел возможность трогать его член, дрочить его, ласкать руками, как хотел. А брат весьма терпеливо и стойко все это принимал и держался не кончая, все время моих ласк.
Однако в рот тогда я не брал у него, а очень хотелось. Так в периодических встречах прошли 2 года. Мне исполнилось 14, а ему 16 лет. Наши ночи продолжались, но я уже во всю дрочил тогда свой член, представляя в фантазиях, как мы с ним занимаемся сексом. Но до секса у нас так и не до шло, к сожалению. Я был уже готов его пустить в себя, но случилось несчастье в семье. Без подробностей опущу его суть. Но ночь после него была последней нашей ночью вместе. Мы как всегда легли спать вместе. Я лежал рядом с ним и ждал, когда он обнимет меня. Но этого не происходило. Я решил сам действовать, залез под одеялом в трусы к нему. Он руку мою не убрал. Но и возбуждения его не было. А у меня просто крышу уже сносило, как я хотел взять у него в рот. Я откинул одеяло, спустил с него трусы, он не сопротивлялся. Немного поласкав его не стоячий член, я решился и взял его в рот. Член так и не вставал. Я его и так и эдак, нет реакции. Видимо, стресс от события заблокировал эмоцию. Я еще немного попытался, но увы. Брат спал. Это был последний раз, когда мы с ним спали вместе. Больше между нами ни когда ничего не было. Но и до сих пор, он для меня остается весьма привлекательным в сексуальном плане мужиком. У него семья, двое взрослых детей. К сожалению, у нас нет возможности остаться вдвоем и поговорить о тех событиях детства. А ведь он изменил мою ориентацию весьма кардинально. И наиболее сексуально привлекательным для меня является типаж именно такого мужчины, каким является он, мой двоюродный старший брат.

Kurush

студент
студент
Сообщения: 150
Поблагодарили: 5 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 13 авг 2014 23:09

Вот еще рассказик, про мелких школьников
.

Мне было 9 лет и я только что закончил второй класс школы. Это была середина восьмидесятых... И вот в самом конце второго класса мои родители, как и, впрочем, родители всех моих одноклассников, пошли на родительское собрание, посвященное окончанию второго класса, а я остался дома ждать их один. Собрание затянулось, и я решил пойти в школу, посмотреть, где они там пропадают. И мне посчастливилось испытать одно из самых ярких своих приключений в жизни.
Придя в школу, я обнаружил, что в моём классе горит свет и вовсю идет собрание, но главное, я там встретил свою одноклассницу, Наташу. Наташа была крепенькой девочкой блондинкой, с длинными волосами и красивыми серыми волосами. И, должен сказать, она мне очень нравилась. Некоторое время мы с ней поболтали «ни о чем», потом бегали по пустым школьным коридорам, бросали к потолку Наташкины банты с длинными белыми лентами, и, наконец устали, и сели на подоконнике между этажами. За последние минут 40 мы сдружились больше, чем за прошедшие два года учебы. Еще бы, так как она мне нравилась, я просто боялся к ней подойти. Но тут...

— Слушай, а ты видел писи девочек? — неожиданно спросила Наташа.
— Да, мы в детском саду показывали друг другу — четно ответил я.
— Ух ты, а расскажи?
— Нууу... — затянул я — я спал рядом с девочкой Настей и все время во время тихого часа приставал к ней, просил ее показать мне ее письку.
— А как ты это делал?
— Я спускал трусы и выставлял свою письку ей напоказ, и просил ее показать мне тоже.
— И что, она согласилась?
— Да.
— Прям с первого раза? — Наташка засомневалась.
— Ну нет, не сразу, но согласилась.
— И дала тебе посмотреть свою письку?
— И не только посмотреть, но и потрогать — гордо сказал я.
— Ну и как, тебе понравилось?
— Да, очень.

Наташка замолчала, и, казалось обдумывала информацию, полученную от меня. И следующий момент она вдруг оживилась.

— Слушай, а получается, что Настя видела твою письку гораздо больше, чем ты ее?
— Ну... да, получается так...
— А больше ты ни с кем не пытался?
— Пытался, еще Свете показывал, но она мне так и не показала, — сказал я, чувствуя, как мой член уже упирается в школьные брюки. В детском саду у меня и правда был богатый сексуальный опыт, но такого откровенного разговора с девочкой у меня никогда не было. И мне это очень нравилось, сидеть рядом с красивой девочкой и обсуждать с ней всякие неприличные темы. Наташе это нравилось, видимо, ничуть не меньше, ее цечки покрылись очаровательным румянцем, глаза блестели озорством.
— Получается, ты показывал письку многим девочкам?
— Нуууу...
— А мне покажи! — Наташка смотрела на меня с надеждой.
— Ну, если ты так хочешь... — я уже успел подумать, что это — редкая удача, и не стоит отмазываться.
— Да да, мне очень хочется посмотреть, — затараторила Наташа, — пойдем в туалет на этаж выше!

Я конечно согласился и мы пошли в женский туалет на этаж выше того, где сидели нали родители. Мы зашли в туалет, закрылись в кабинке, Наташа села на крышку унитаза и уставилась на меня.

— Ну, давай, — скала она с придыханием.
— А ты видела раньше? — спросил я.
— Нет, у мальчиков нет, только у девочек, — сказала Наташа, — ну, покажи!
Я расстегнул ширинку и вытащил свой уже привставший писюн.
— Ух тыыы, — сказала Наташка, — какой милый! А потрогать можно?
Надо сказать, что дрочил к тому моменту я уже как минимум года 3, но никогда не испытывал прикосновения девочки к писюну, хотя этого мне очень хотелось.
— Конечно, Наташ, трогай, мне будет очень приятно.
Наташа взяла мою писькау в свою ручку и стала рассматривать так и эдак, от чего мой писюн стал резко увеличиваться.
— Ого, он растет!
— Конечно, — мой голос уже был прерывистым от счастья, — это же очень приятно.
— Слушай, а давай штаны спустим?
— Спускай, — сказал я и расстегнул пуговицу, удерживавшую мои штаны на поясе.
Наташа схватилась за мой ремень и мягко спустила с меня штаны с трусами так, что они оказались чуть выше колен. Мой писюн торчал прямо перед ее лицом и подергивался от возбуждения, а Наташа во все глаза смотрела на него восторженными глазами. Ничего не спрашивая, она взяла и чмокнула его в кончик, и засмеялась, и в этот моменты мы услышали скрип входной двери и притихли. Судя по шагам, зашла какая-то из взрослых учительниц. Мы с Наташей, конечно, очень испугались и затихли. Она обхватила мою попу руками и прижала к себе, при этом мой писюн оказался прижатым к ее щеке. Большего блаженства я не испытывал в жизни, но был вынужден не шевелиться и ничего не произносить. Учительница зашла в одну из соседних кабинок и закрылась. Мы с Наташкой посмотрели друг на друга и беззвучно захихикали. Она слегка отодвинула меня от себя, и неожиданно еще раз облизала мой писюн, в потом взяла его в рот и стала сосать, как конфетку. Это было сказочно приятно. Тем временем, в соседней кабинке раздалось журчание, затем наша соседка помыла руки у покинула нас. Все это время Наташа сосала мой писюн, доставляя мне просто сказочные ощущения.
— Тебе приятно? — в Наташкиных глаза гуляли озорные искорки.
— Наташ, очень, а тебе не противно?
— Нет, совсем нет. Поцелуй меня и сам поймешь! — Наташа встала с унитаза и ее лицо оказалось рядом с моим. И я стал ее целовать. Это был мой первый, и конечно, не умелый поцелуй, Но было так приятно ощущать ее губы, и легким привкусом своей собственной письки, и это просто дико возбуждало. Мой член терся о школьную форму Наташи и я не выдержал и задергался в оргазме. Спермы в то время у меня не выделялось, так что Наташину форму я не испачкал.
— Что с тобой? — испугалась Наташа.
— Н-н-ничего, это мне очень приятно, — сказал я и почувствовал острой чувство стыда, — Наташ, нас никто не заметил?
— Нет, давай, одевайся, скоро собрание закончится наверно.
— Ты не расскажешь никому?
— Нет конечно, но ты обещай мне, что будешь показывать мне письку, когда я попрошу?
— А ты мне будешь?
— Конечно, будем щекотать друг другу письки!
Тем временем, я оделся и мы, держась за руки, побежали к родителям, которые уже как раз выходили из кабинета, где шло родительское собрание.

Vanek_Chich

детсадовец
детсадовец
Сообщения: 7

Re: Эро- и порнорассказы

Сообщение 26 сен 2014 12:07

Да, что сказать? Задело этого мало, Кончил не прикасаясь к члену. Спасибо, больше нечего сказать.

Kurush

студент
студент
Сообщения: 150
Поблагодарили: 5 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 16 окт 2014 18:09

Еще немного творчества
.

Она сидела на скамейке в парке. Была золотая осень, теплый денек, и она, как котенок, щурилась на солнце. А я по этому парку ходил с фотоаппаратом и увидел ее. Кадр был отменный и я щелкнул затвором. Она открыла глаза и посмотрела на меня, улыбнулась, и закрыла глаза. Я щелкнул еще несколько раз. Она была молоденькая, лет 17-18, с длинными рыжими вьющимися волосами и некоторым количество веснушек на лице. Среди желтых листьев и на солнце она выглядела, как богиня осени, спустившаяся на землю. Я сделал еще пару кадров, и тут она, не открывая глаз, сказала.

— Может еще как-то сесть? Ты командуй...
— Нууу может ты поставишь одну ножку на скамейку?
— Вот так? — она села чуть боком и поставила одну ногу, согнутую в колене, на скамейку.
— Да, отлично, молодец! — я начал входить в привычный режим фотосессии.
— А фотки отдашь?
— Конечно, дам тебе телефон, как обработаю — пошлю куда скажешь.
— Вот ты хитрый, это тебе полагается у меня телефон просить, а не мне у тебя!
— Ну так я ж фотограф, все мы хитрые!

Еще некоторое время я снимал ее, она меняла позы по моим указаниям и без, а я все время поражался, насколько она красива, просто таки неправдоподобно. В какой-то момент я наконец не выдержал и попросил ее снять кеды и попозировать босиком. Она согласилась, расшнуровала и сняла свои высокие кеды и носочки, что были под ними.

Ее ножки были просто чудесны — небольшие, с аккуратными пальчиками, ухоженной бархатной кожей. Ногти не были накрашены и создавалось впечатление, что смотришь на красоту, такую, какой она должна быть, без всяких излишеств. Кадры, которые я стал делать, в основном были сконцентрированы именно на ножках моей прекрасной незнакомки. Она, конечно, это заметила.

— Эй, а ты что, фут фетишист?
— Ну почему сразу фетишист, просто нравятся мне женские ножки. Ну как цветы всем нравятся, а мне вот ножки.
— Тебя возбуждают цветы или не возбуждают ножки? — спрашивая это она подняла одну ножку и начала играть пальчиками. У меня аж ком в горле встал.
— Ммммм
— Скажи мне, что ты не извращенец... и что цветы тебя не возбуждают! — от неожиданного окончания фразу я расхохотался, а за мной и она. Напряжение прошло, и она продолжила — вот и славно, хочешь поцеловать?

Не говоря ни слова я стал покрывать поцелуями свод ее ножки, ее пальчики. Ножка немного пахла после ношения резиновых кедов и это жутко возбуждало!

— О, как приятно, — простонала она — мой парень никогда так не делает!
— Твой парень? — я даже отстранился от ножки.
— Ну да! Пожалуйста, не останавливайся, а? Мне так нравится... В конце концов, я ж тебе не отдаюсь, а всего лишь даю ножку полизать.
— Ммммм, — я снова занялся этим приятным делом.

Она сидела передо мной на скамейке, а я стоял перед ней, облизывая одну ножку, в то время как вторая путешествовала по моему лицу, нежно касаясь щеки, шеи, лба. Потом она поменяла ножки и я исцеловал и облизал ее вторую ножку.

— Слушай, спасибо тебе, очень приятно! Мне домой надо скоро, а то парень меня хватится, искать начнет. Но я понимаю, так не честно, тебе тоже надо приятно сделать. Не хочешь подрочить мне на ножки? Ты наверняка возбудился и много это не займет, и я успею у тебе приятно!

Меня, понятное дело, дважды просить не надо было. Я приспустил джинсы с трусами и достал член. Она же поднесла обе ножки прямо под него. Я наяривал со всей дури, водил членом по ее ножкам, по пальчикам, по своду ее стоп и это было умопомрачительно приятно. Я и забыл, что дело было на аллее парка. За время наших развлечений к мимо никто не прошел и я наивно полагал, что так и будет. Но тут из-за поворота появились две девушки. Они меня увидели, начали хихикать и быстро подошли к нам. Остановиться я уже не мог. А их появление лишь прибавило интереса и я начал бурно кончать, изливая сперму на ножки рыжей незнакомки. Подошедшие две девушки с интересом наблюдали, как моя рука двигается туда-сюда, и сперма брызгает на ножки сидящей напротив девушки.

Я закончил, стряхнул член и одел джинсы обратно. А моя богииня взяла носочки, вытерла ими ножки от спермы и бросила их в кусты.

— Ладно, слушай, мне пора! — сказал она, одевая кеды на босу ногу, — я позвоню, насчет фоток!
С этими словами она поднялась и побежала в сторону выхода. Две пришедшие девушки стояли как вкопанные. И тут я вспомнил, что телефон то я ей не писал.

— Черт, телефон то я ей не н6аписал! — сказал я расстроенно.
— Вы даже не знаете друг друга? — удивиласть одна из подошедших, блондинка.
— Нет, только познакомились, пофотал ее.
-А покажи фотки!
— Ну смотри, — сказал я, доставая камеру.
— Ооо, красивые фотки! А ты фут фетишист?

Но это уже другая история.

aleks_nik57

студент
студент
Сообщения: 166
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 5 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 05 ноя 2014 08:20

Мой опус, родившийся недавно как экспромт. Некий микс из реального и фантазий.

Сон Алекса
.

«Хочу ебаться» — решил Алекс, когда проснулся утром с мощно напряженным хуем и все еще наслаждаясь великолепным сном, в котором он вместе с каким-то приятелем "в две тяги" трахал волосатого мужика с шикарной жопой. Картина ебли вновь покрутилась перед глазами.
Вот он входит в комнату, в которой на широкой кровати на животе лежит то мужик, покрытый обильной, но короткой растительностью. Хорошо накаченные ноги, круглые, но упругие ягодицы и между ними чуть краснеет, затерявшийся в курчавых волосиках, анус. Тут откуда-то появляется еще один парень. Черты его лица, фигура, и прочие «причиндалы» не восстановились в памяти, но Алекс вновь четко представил как они с этим парнем взяв мужика за ноги (каждый за одну ногу) перевернули мужика на спину и согнули его пополам так, что его колени почти уперлись ему в грудь, хорошо тренированную и тоже обильно поросшую курчавым волосом. В таком положении ягодицы мужика раздвинулись и взорам приятелей предстал великолепный анус — чуть темный по окружности и розовато-красный внутри. Мужик сделал сократительное движение анусом и снова раскрыл его. МПХ Алекса уже дрожал от нетерпения. Алекс впился губами в шикарную плоть и языком старался раздвинуть как можно шире створки «раковины» и глубже проникнуть внутрь.

В это время мужик, который явно пришел в сильное возбуждение направил рукой напряженный МПХ Алекса себе в рот и стал страстно сосать. У Алекса мурашки побежали по телу от наслаждения, он непроизвольно стал двигать тазом и глубже проталкивать свой МПХ в рот мужику. А парень, с которым Алекс собрался выебать мужика раздвинул ягодицы Алекса и стал лизать его подрагивающий анус, который от сильнейшего возбуждения стал влажным. Алекс не был геем, тем более пассивным, хотя секс с мужчинами был, в том числе и в пассивной роли. Кроме того он давно уже увлекался анальной дрочкой и проникающий в него фалик или живой МПХ доставлял дополнительное, ни с чем не сравнимое удовольствие. Поэтому такие ласки его приятеля еще больше возбудили Алекса. Его МПХ уже был обильно смочен слюной мужика, анус которого тоже был хорошо смазан слюной Алекса и он решил, что пора приступать к самому главному.

Вынув свой МПХ изо рта мужика и потянув его за ноги он поставил его раком и, взяв в руку свой МПХ, стал залупой растирать слюну в «очке» мужика. Тот застонал и стал совершать жопой движения, которые ясно говорили о том, что он не меньше Алекса желает мощного вторжения в недра своего заднего прохода. МПХ Алекса не был супергигантом, но по толщине довольно мясистый, поэтом Алекс для начала стал аккуратно (хотя и не терпелось сразу «по самые помидоры») вводить залупу. Хорошо смоченная слюной мужика залупа легко проскользнула упругое кольцо ануса. Мужик застонал, Алекс вынул залупу и снова ввел ее, это еще больше возбудило мужика, который уже сам стремился насадиться на МПХ Алекса. Алекс, взяв мужика руками за бедра стал настойчиво натягивать его жопу на свой можно стоявший МПХ. Он любил вот так, не двигая своим тазом, натягивать на свой поршень жопу мужика или цензура бабы. МПХ Алекса туго прошел почти на половину длины, мужик застонал громче и не произвольно стал стремить соскользнуть с разрывавшего его внутренности горячего стержня. Алекс знал, что ебать по полной еще рано, сам испытывал такие ощущения, когда вставлял себе в жопу фалик потолще. Он снова вынул МПХ из жопы мужика, и снова, теперь уже решительно вставил ее в полураскрытые недра заднего прохода мужика.

Первый толчок снова вызвал стоны мужика и непроизвольное желание снять свою жопу с (ппи!) Алекса, но тот уже начал размеренными и все более мощными движениями вгонять его все глубже в жопу мужика. Тот уже не стонал, а удовлетворенно сопел, потому что рот его был занят хуем второго ебаря. Тот так же размашисто вгонял его в рот мужика, стараясь вставить как можно глубже. Мужик давился крупным поршнем, но не забывал страстно подмахивать жопой Алексу. Алекс все ускорял темп и все глубже старался вогнать своего «зверя» в недра шикарной задницы мужика, стал издавать рычащие звуки, что означало скорое извержение. Мужик, заметив это, сжал своими пальцами торчащие соски Алекса (а он разработал их, регулярно стимулируя себя таким образом во время дрочки) и стал крутить их все сильнее сжимая. Тут уже Алекс не выдержал и мощная струя густой спермы... брызнула на грудь и живот Алекса. Рыча от наслаждения, Алекс продолжал дрочить свой набухший МПХ, выдавливая остатки спермы себе на кулак. Постепенно успокаиваясь, Алекс слизал сперму с кулака, а потом пальцами собрал ее с живота и груди и отправил себе в рот. Натянув трусы, встал и пошел в ванную.

Начинался новый день!

Аватара пользователя

makxxxx

бакалавр
бакалавр
Сообщения: 718
Благодарил (а): 68 раз
Поблагодарили: 168 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 11 янв 2019 15:22

Новый рассказ
ЛЕТНИЙ ДУШ

Это было ещё в прошлом веке. Я только окончил 10 класс. По этому поводу мне был подарен отличный спортивный велосипед, о котором я давно мечтал. И вот, когда я катался на своём новом велике в сквере, который был рядом с моим домом, у меня стала соскакивать цепь. Соскакивала она раз за разом. Пытаясь понять, в чем тут дело, я положил велосипед на траву и присел рядом с ним.
— Натяжитель цепи надо регулировать, — услышал я голос за спиной. Обернувшись, увидел парня, судя по всему, моего ровесника, которого, видимо, заинтересовала моя возня с велосипедом. Внешность парня меня не насторожила. На босяка он был вроде бы не похож. Простое открытое лицо, нос немного картошкой, глаза серые, светлые волосы не сильно длинные, но и не короткие, по моде того времени. Одет в белую футболку и недорогие джинсы.
— Инструменты есть? — спросил он. Я кивнул и расстегнул бардачек, притороченный к раме, в котором было несколько гаечных ключей. Парень скептически посмотрел на них, покачал головой.
— Ерунда, а не инструменты. Ну, ладно, давай попытаемся хоть что-то сделать.
Он присел рядом со мной на корточки и стал колдовать с моим велосипедом. Я, молча, наблюдал за тем, что он делает. Железки, честно, говоря, никогда не были моей стихией.
— Ну, на время я тебе отрегулировал, а если хочешь по-нормальному, то можешь заехать ко мне. У меня всякие ключи есть, подтяну, отрегулирую, будет, как положено, — сказал парень, поднимая мой велик с травы и пробуя прокрутить педали. Руки он испачкал в масле, которым была смазана цепь.
— Щас, подожди, у меня тряпка есть, — я достал тряпку из бардачка и подал ему.
Парень вытер руки, протянул мне правую:
— Меня Виктор зовут. А тебя?
— Игорь, — протянул я свою руку в ответ.
— Игорёк, значит, понятно, — чуть улыбнулся парень.
— Ну, в общем, приходи хоть завтра ко мне со своим великом. Я живу на Южной, номер сто. Простой такой адрес, не забудешь. Южная, сто.
Улица Южная это частный сектор нашего города, кварталах в десяти от центральной части, где я жил тогда.
— А когда удобней будет к тебе зайти? — спросил я Виктора.
— Давай, наверно, после двенадцати, папка с мамкой уедут по делам к тому времени, я один дома буду.
— Ну, ладно, зайду, если тебя не ломает возиться с моим великом, — сказал я.
— Да нет, мне не трудно, — ответил Виктор, — для меня это дело знакомое, а ты, я вижу, в механике не силен.
— Хорошо, спасибо, тогда до завтра, — сказал я и, сев на велосипед, поехал в сторону дома.
Вечером я думал, идти, или не идти мне на Южную, «сто». Но почему-то мне захотелось снова встретиться с парнем, который просто так предложил мне помощь.
Было начало июля, но солнце к полудню уже палило нещадно. Пока я добрался до улицы Южной, моя майка промокла от пота. Капли пота текли по лицу и падали с кончика моего носа на пыльную дорогу, а тут ещё дом номер «сто» оказался на пригорке. Короче, пока я добрался до него, я был мокрый как мышь.
Дом номер «сто» был небольшим, всего в три окна. Рядом — высокий глухой забор, выкрашенный в зеленый цвет, такие же по цвету железные ворота, с калиткой, крупной цифрой «100», выведенной белой краской, и прорезью для почты. Я постучал в створку ворот. Через недолгое время ожидания, калитка открылась, и я увидел Витьку. Он улыбался и протягивал мне руку.
— А, пришёл, ну, давай заходи, здорова! Закатывай велик.
Витька был в одних черных плавках с красным пояском. Лицо его было так же, как и моё, мокрым от пота, русая челка прилипла ко лбу.
— Родаки уехали, а нам с утра кирпич привезли, — указал он на кучу стройматериала, сваленного ворот, — вот надо сложить, чтоб въезд не загораживался. Поможешь? А то я забодался уже.
— Помогу, конечно, — согласился да.
— Да ты сними майку, вон она у тебя вся мокрая, пускай сохнет, да и шорты сними. В трусах — самое то.
Видя, что я замялся, он добавил:
— Тут никто тебя не увидит, видишь к соседям стена глухая и тут везде забор. Давай, не стесняйся, щас кирпич покидаем, и великом займемся.
Часть кирпича Витька уже сложил в штабель у стены дома.
— Это мы летнюю кухню собираемся ремонтировать немножко, — пояснил он, кидай мне с кучи кирпич, а я буду укладывать его.
Я стащил липкую от пота майку, скинул шорты, повесил одежду на веревку, и остался в своих синих трусах плавочного типа. Затем я взял поданные Витькой строительные варежки и приступил к работе.
Мы приноровились достаточно быстро. Я брал из кучи по одному кирпичу, кидал Витьке, тот ловил кирпич, и укладывал в штабель.
Без одежды было легче, но солнце все равно палило нещадно, мы обливались потом, а тут ещё с кирпича летела пыль. Несколько раз мы делали небольшие перерывы, сидели в теньке у стены дома, потом принимались за работу снова.
Пока отдыхали, разговаривали. Витька сказал, что тоже окончил школу в этом году. Собирается поступать в автотехникум. Осенью пойдет на курсы водителей в ДОСААФ. В армии пригодится. Я сказал, что думаю поступить в институт, на химфак. Не то, чтобы я фанател от химии, но дело перспективное, да и моя мама работала инженером на химкомбинате.
— А отец? — спросил Витька.
— Отца у меня нет, — сказал я.
— Понятно, — мотнул головой Витька, и не стал задавать лишних вопросов, — а мой — водитель на автобусе. А мамка — нянечка в садике.
Наконец, от груды кирпича на асфальте у ворот осталась только кирпичная щебенка. Крупные куски Витька собрал и покидал к забору, потом ловко подмел жесткой метлой место выгрузки стройматериала.
— Ну, вот, с этим делом всё, — сказал он, улыбаясь, и утирая чумазое лицо. — Ну и грязные же мы, как черти. Пойдем в душ обмоемся. Я с утра полный бак воды набрал. Сейчас она уже нагрелась наверно.
В небольшом замешательстве, я пошел за ним вглубь двора. Я, мягко говоря, не рассчитывал на то, что буду где-то с кем-то мыться в душе. Дома я всегда мылся в ванне и притом — один. Даже в общей бане ни разу не был. Мытье в то время для меня было достаточно интимным делом.
Мы прошли мимо дома, мимо летней кухни к душу. Он представлял собой небольшую дощатую кабинку с черной бочкой наверху. Вместо двери — кусок полиэтилена.
— Погоди, я за полотенцами схожу, — сказал Витька и зашагал к дому.
Я остался ждать его у душа. Осмотрелся — рядом с душем росли фруктовые деревья и высокие кусты черной смородины, дальше виднелись огородные грядки с какой-то зеленью. В целом двор был не очень богатым, но вполне ухоженным. Пожалуй, я впервые был гостем в частном дворе. Все мои друзья и одноклассники жили в жактовских, или хрущевских домах.
Витька принес два белых вафельных полотенца и мыло в белой мыльнице. Полотенца он повесил перед душем на веревку.
— Давай снимай трусы и пошли, — кивнул он.
Я замялся. Трусы я ни перед кем из сверстников ещё не снимал.
— Ну, чё, ты, как не родной, давай, давай, не жмись, — подбодрил он меня. Сам стянул с себя плавки и мотнул головой, — пошли.
Отступать было некуда, я сделал над собой усилие, стянул трусы, повесил их на веревку рядом с его плавками и шагнул вслед за Витькой в душ. Сердце у меня забилось почему-то сильнее. Дело в том, что я к своим 17 годам ни с кем не был на таком близком расстоянии в обнажённом виде. А тут вплотную ко мне голый человек, пускай парень, но и я тоже голый! Для меня это было совершенно необычным делом.
Витька был примерно моего роста, сухопарый, жилистый. Крепкая уж немного загорелая спина, ниже — белые тощие половинки задницы. Ноги тонкие, но видно, что сильные. Спереди на лобке густые черные кучерявые волосы. Писюн чуть больше моего, головка, как и у меня, почти полностью закрыта шкуркой, но, на первый взгляд, крупнее, яйца тоже крупнее моих и отвисают сильнее Я первый раз так близко видел половые органы другого человека.
Пока я рассматривал его, Витька намыливался под теплыми струями воды, лившейся сверху.
— Давай мылься, чего стоишь, — сунул Витька мне мыло. Повернись, спину тебе помою.
Я послушно повернулся и почувствовал на своих плечах, спине, шее боках, его крепкие руки. Это было необычно, но очень приятно. Он мыл меня просто руками, без мочалки. Так меня мыла только мама, да и то довольно давно. С тех пор, как у меня стали расти волосы на лобке, а это началось в 13 лет, я стал мыться сам. Витька мылил меня, тер мне спину руками, а я застыл от удовольствия.
— Давай теперь ты мне спину помой, — сунул он мне мыло.
Я опомнился, повернулся к нему, и тут к своему ужасу обнаружил, что у меня привстал член. Хорошо, что Витька был ко мне спиной и моего позора не замечал. Бросив солидную охапку мыльной пены себе на низ живота, а стал мыть Витьке спину, бока, плечи, стараясь делать все так же, как он мне.
— Ага, нормально, дай мне мыло, буду ноги мыть, — сказал он и наклонился. Я тоже наклонился и стал мыть свои ноги, при этом я заметил, что у него между ягодиц виднеются черные волосы. На всякий случай я решил отвернуться и мыл ноги к нему спиной.
— Не стесняйся, яйца, конец, жопу помой, — сказал мне Витька, и, подавая пример, стал намыливать свои интимные места.
Куда там мыть, если у меня того и гляди встанет в полный рост. Но делать нечего, отвернувшись, я стал мылить себя спереди и сзади.
— Голову не будешь мыть? — спросил Витька, а наверно, помою, — и стал намыливать волосы.
Я последовал его примеру, надеясь, на мытье головы, отвлечет меня, и мое неуместное возбуждение спадет. Фокус не удался, и член встал в полный рост. Мне было дико стыдно, хоть бегом из душа в чем мать родила.
— Да не стесняйся, у меня тоже такое бывает от мытья, — услыхал я голос Витьки, на которого я боялся поднять глаза, — батя говорит, что естественно, то небезобразно.
Я заметил, что его член тоже заметно прибавил в размере.
— Ты же его потеребил, вот он и ожил, — успокаивал он меня.
— Неудобняк, — выдавил я.
— Фу, да перестань, — оборвал Витька. Он закатил шкурку на своей головке и промывал её под струёй воды. Головка заметно набухла.
— Вот у меня тоже стояк поднимается, — констатировал он, — и что такого.
— Ну, все же неприлично, — замямлил я.
— Чего неприличного? Что конец встаёт? Это отлично, а не неприлично! — улыбнулся Витька, — открою тебе тайну, я тут иногда дрочу. И не считаю это преступлением. Если не сдрочу, то спущу во сне в постель. Думаю, что ты тоже дрочишь. Так ведь? Ну чё тогда из себя целочку строишь? Давай погоняем, расслабимся, да и все.
Его член уже торчал в полный рост. Головка розовой шляпкой гриба качалась на стволе. Во рту у меня от волнения пересохло. Я был в неком ступоре. А Витька как ни в чем не бывало, играл со своим членом, обнажая и закрывая шкуркой свою крупную головку. Моя рука сама собой потянулась к моему члену. Конечно, дрочка была моим обычным и даже необходимым делом. Я дрочил с 13 лет почти каждый день, а то и того чаще, но вот так, при ком-то, да ещё так близко, это было для меня уже чем-то запредельным. Стыд и похоть боролись во мне в тот момент. Мелькающая головка члена моего нового приятеля меня буквально гипнотизировала. Я не заметил, как сам стал повторять нехитрые, но очень приятные манипуляции. До этого мою головку видел только врач на медосмотре и больше никто. Да и то, в кабинете врача она была бледная, вялая, а тут красная от наполнившей её крови, гладкая, распухшая, как слива. И её видит другой парень. Витька между тем подавался вперед, покачивался на ногах, то медленнее, то быстрее «гонял лысого», как говорили пацаны в нашем дворе. Другой рукой он иногда теребил или поглаживал свои яйца, которые уже подтягивались к корню члена.
— Давай, не стесняйся, тут все свои, — улыбнулся он, подбадривая меня.
Потом он стал дрочить более сосредоточенно, не обращая уже на меня внимания. Я тоже двигал рукой, не отрывая взгляд от его члена. И вот Витька весь напрягся, выгнулся и замер на секунду, с его головка полетели на стенку душа брызги спермы, залпов было несколько, но первый самый сильный, сперма повисла на стенке душа почти на уровне его головы. Я тоже дал залп. Моя сперма полетела, правда, не так высоко, как у Витьки. Он тяжело дышал, лицо было красным.
— Ну, вот и взрочнули, — улыбнулся он. — Давай подмойся, кивнул он на мой измазанный спермой член.
Ноги у меня были ватными, в ушах звенело. Такого мощного оргазма я ещё никогда не испытывал. Видно, что Витька тоже постарался на славу. Он мыл руки и писюн с мылом. Я тоже обмылся, ополоснул ещё раз и раскрасневшееся лицо.
Витька вышел из душа, стянул с веревки полотенце, обтерся им и, не надевая плавок, пошел в сторону беседки:
— Пошли, посидим, остынем.
Я последовал его примеру.
В беседке, увитой виноградом, стоял стол, пара стульев, широкая скамейка и раскладушка.
— Я иногда тут сплю днём, — сказал Витька, — давай полежи, отдохни, я тоже чуток прилягу на скамейке. Разморило меня после дрочки.
Меня разморило ещё больше, я еле держался на ногах и поэтому бухнулся на раскладушку и моментально уснул.
Меня разбудил Витька. Он предложил мне одеться, и сам был уже в шортах. Я натянул трусы, шорты майку. Потом мы занялись, в конце концов, моим велосипедом. Витька вытащил из гаража ящик с инструментом и довольно быстро отрегулировал все узлы моего велика.
Мне почему-то было как-то не по себе. Совесть не давала мне покоя. Зачем я пошел за ним в этот душ, думал я, зачем стал дрочить. Хотя, все это было очень и очень не плохо. Но стыдно до невозможности.
Несколько дней я находился под впечатлением от этой встречи. Думал, ругал себя, пытался оправдывать, снова вспоминал свои ощущения. На самом деле я поймал себя на мысли, что снова хотел бы пережить их, снова оказаться в летнем душе с Витькой. Но не идти же к нему с предложением, типа — а давай снова помоемся и подрочим.
Прошло какое-то время, и я снова случайно встретился с Витькой. Он окликнул меня на улице: «Привет, как оно? Чё не заходишь?».
— Здарово, да все в норме. Могу и зайти, — ответил я, чувствуя, как мое лицо предательски краснеет, а в трусах начинается «восстание».
— Ну, давай, заходи, нам завтра доски должны привести, поможешь сложить, — и он вдруг широко улыбнулся и озорно подмигнул мне.
MAKXXXX

Аватара пользователя

bf44

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2479
Благодарил (а): 126 раз
Поблагодарили: 355 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 11 янв 2019 22:36

makxxxx, ДУШевно и очень-очень читабельно.
Начало очень весёлое "Это было ещё в прошлом веке"
;)

Аватара пользователя

Гитон

детсадовец
детсадовец
Сообщения: 7
Поблагодарили: 2 раза

Эро- и порнорассказы

Сообщение 12 янв 2019 02:56

makxxxx!
Великолепный слог, хороший русский язык, лаконично, ничего лишнего и "вычурного"! Даже пикантные моменты описываете, не ударяясь в откровенную пошлость, что достаточно редко бывает в литературе такого рода. У Вас, несомненно, задатки хорошего писателя! Спасибо за рассказ (увы, кнопочка "Поблагодарить" мне недоступна).
Главное у мужика - не штаны! Главное - то сердце, что в них бьётся!!!

Аватара пользователя

R1969

аспирант
аспирант
Сообщения: 1695
Благодарил (а): 58 раз
Поблагодарили: 448 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 12 янв 2019 19:03

makxxxx, хороший рассказ! Прочитал с удовольствием!

Аватара пользователя

makxxxx

бакалавр
бакалавр
Сообщения: 718
Благодарил (а): 68 раз
Поблагодарили: 168 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 12 янв 2019 23:37

Уважаемые bf44, Гитон, ROCK69, большое спасибо за высокую оценку моего скромного сочинения. В этой теме есть ещё несколько моих рассказов прошлых лет. Если вам интересно, можете их найти и почитать.

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 58544
Благодарил (а): 437 раз
Поблагодарили: 2703 раза

Константин Ситников. Банник

Сообщение 18 июл 2019 07:52

Константин Ситников. Банник
.

День был очень жаркий, даже для конца июня, Вадим промок до ниточки. Он вытер лицо пальцами и почувствовал, что это вовсе не пот выступил у него на лбу, возле корней гладко зачесанных назад и стянутых на затылке волос, а растопившееся сало, жир, как будто он густо намазался вазелином. Он с раздражением достал из кармана джинсов скомканный платок и вытер об него пальцы. Еще совсем недавно Вадим был болезненно толстым и неуклюжим молодым человеком, но за последние два года сильно похудел, вытянулся и стал походить скорее на вышибалу в пивном баре, чем на учителя-словесника в средней школе.

Закатив мотоцикл в дощатый сарай, он вытащил из дорожной сумки большую двухлитровую пластиковую бутылку, до половины налитую желтой, вспененной, как моча, жидкостью, отвинтил крышку и жадно присосался к широкому горлышку. Он гулко глотал, не замечая, что липкая струйка просачивается в уголке губ и стекает по щеке на шею. Напиток был теплый, почти горячий. Вадим рыгнул приторной сладостью, сплюнул густую слюну в пыль и с отвращением засунул опустевшую еще на четверть бутылку обратно в сумку. Вытерев тыльной стороной ладони рот и щеку, он снова вышел на солнцепек и, поглядев на солнце, подумал, что если так будет продолжаться, то его хватит тепловой удар. Он и без того весь плавал в собственном соку, как тот лосось в жестянке, вдоль хребта стекали короткие струйки пота, джинсы прилипли к ляжкам, а на груди и под мышками на холщовой рубахе проступили темные пятна. Время от времени по всему телу начинало свербеть, как будто его кусали клопы, а чесотка за яйцами донимала его просто нестерпимо. Мало того, что от жары они сварились, должно быть, уже вкрутую, так он еще отсидел их, гоня из города в эту проклятую деревню на мотоцикле, — прищемил мошонку, не заметив этого, пока не слез с жесткого сиденья и в нее снова не начала поступать кровь. В первое мгновение он прямо взвыл от неожиданной боли, да и теперь отдавленная складка кожи горела и зудела так, что трудно было ходить.

Почти сразу вся выпитая вода проступила наружу, и ручейки под одежной потекли обильней. Вадим с вожделением поглядел на темную приземистую баню, стоявшую у самой воды большого деревенского пруда, затем с сомнением — на пылающее солнце и с еще большим сомнением — на высокую, почти в рост человека, сухую траву на соседнем участке. Настоящее стоячее сено, вспыхнет от одной шальной искры. Топить баню середь дня, в такую жару, — просто самоубийство. Можно себе вообразить банную духоту (как в кочегарке), от одной мысли тело покрывается потом... Но когда он посмотрел на наручные часы (кожа под черным ремешком покраснела и раздражилась, а сам ремешок блестел от влаги, как будто потел не хуже своего владельца), все его сомнения разом улетучились. Была уже половина второго, Лариса с матерью приедет шестичасовым автобусом: времени у него как раз на то, чтобы согреть пару котлов и дать бане настояться. Ему повезет, если он еще успеет сполоснуться до их прихода — нет-нет, не попариться и даже не вымыться как следует, а просто сполоснуться, разбавить разъедающий кожу пот теплой водичкой, в ожидании своей законной очереди после женщин. Замешкаться ему не хотелось. Лариса опять запоет, что не понимает, как можно возиться так долго и быть таким неповоротливым, а теща, поджавши губы, ледяным голосом скажет, что ничего другого она от него просто не ожидала. Он жил с Ларисой всего два года, а ощущение у него было такое, что прошло уже лет двадцать. Они поженились сразу после выпускных экзаменов, и их отношения до и после этого поворотного в его жизни события разнились так же сильно, как беззаботная студенческая вольница и выматывающая, отупляющая работа в школе.

Все еще морщась от боли в мошонке, Вадим прошел по узкой меже, разделяющей два участка, с отвращением поглядывая на чахлые, пожелтелые, со скрученными листиками, кусты картофеля. Подойдя к бане, он нашарил под рассохшимся порогом ключ, отпер дверь и повесил ключ на гвоздик в дощатом предбаннике. Сруб был сложен из еловых бревен, щелястых, пересохших, серых снаружи, а внутри темно-желтых, даже оранжевых. Крошечное, низкое запыленное окошечко предбанника пропускало мало света и совсем не пропускало прямых солнечных лучей. Для начала, чтобы прочистить дымоход, Вадим подпалил в калильной печи пару осиновых полешек, выдернутых из-под дощатого навеса. Затем, когда они прогорели, набил печь березовыми чурками, а сам принялся накачивать ручным насосом в трехведерный чугунный котел (колоду, по Далю) холодную воду. Когда все было готово, слезясь и кашляя от дыма, Вадим вывалился наружу и поспешил к сараю, где сразу добыл из сумки пластиковую бутылку и с жадностью осушил ее до самого дна, заработав мучительную икоту... За полтора часа он еще несколько раз подбрасывал дрова, поменял воду в котле и, наконец, окончательно умучившись, отправился в комнаты поваляться на диване...

К половине шестого баня была протоплена и хорошенько прогрелась. Вдоль стен стояло несколько лоханей с кипятком, в одной из них, под круглой крышкой, запаривались припасенные загодя веники: пахучий березовый, мягкий липовый, тяжелый пихтовый. В большой бадье с водой для споласкивания головы млели крапивные кусты. До приезда Ларисы с тещей оставалось не меньше сорока минут, хватит не только, чтобы сполоснуться, но и помыться. Стоя в предбаннике, Вадим снял с запястья механические часы и положил их на полочку, затем содрал с тела рубаху, стащил джинсы, обширные трусы, бросил все это на лавку и в ярком свете, падавшем через открытую дверь, критически оглядел себя сверху донизу. Кожа на груди и животе была белая и совершенно гладкая, без единого волоска, только от пупка до лобка чернела полоска жидковатых волос. На лобке волосы были гуще и жестче, пенис уныло свисал из них, как нос еврея. Вадим запустил пальцы в волосы и принялся с остервенением раздирать сопревшую кожу. Это было не просто остервенение, но остервенелое блаженство. Он не сразу заметил, что пенис его стал подозрительно подергиваться, а когда заметил, было поздно: он уже не мог остановиться и принялся действовать с еще большим ожесточением. Теперь он не просто расчесывал кожу на лобке и под мошонкой, но безжалостно, не щадя уздечки, щипал и крутил крайнюю плоть, пока боль и блаженство не слились в одно неразделимое целое; и тогда он извергнул из себя одну за другой три мутновато-белых, похожих на сопли струи, которые тяжелыми каплями упали на дощатый пол.

Он мастурбировал впервые после женитьбы. Почти сразу чувство облегчения сменилось легким приступом депрессии. Это было лишь слабое подобие тех жесточайших приступов, которые случались с ним несколько лет назад почти ежедневно. Сейчас это была даже не депрессия, а так, сильное, но сносное раздражение против всех и вся без какой-либо явной на то причины. Размазав большим пальцем правой ноги белые сопли по полу, он отворил дверь в парилку — его обдало горячим воздухом — и, ухая неестественно высоким бабьим голосом, тряся ягодицами, ввергся в этот адоподобный рай, который называется русской баней.

Очутившись во влажной, со всех сторон обволакивающей (как ватное одеяло) духоте, Вадим первым долгом сдернул черную резинку с косы и помотал головой, стряхивая волосы на плечи. Неприятное ощущение, что кто-то беспрерывно тянет его за волосы, пропало, кровь перестала приливать к голове так обильно, и странным образом это вызвало ощущение необыкновенной легкости в мыслях, словно бы мучившие его проблемы вдруг разрешились сами собой. Вадиму припомнился тот забавный немой фильм, в котором Чарли Чаплин, случайно усевшись на раскаленную каминную полку, решил, что у него начался любовный жар... Разбавив кипяток в тазике, он окатился горячей водой, смывая пот и грязь, и, разморившись, забрался на обжигающие доски полка. Теперь можно было полежать, отдохнуть, вздремнуть минуток пять... Он, конечно, понимал, что это не совсем здоровое занятие — дремать в жарко натопленной бане, но грешным делом не мог отказать себе в таком удовольствии. Поэтому он и предпочитал мыться после всех: жару оставалось еще достаточно, зато никто не ограничивал тебя во времени: можно валяться на полке сколько душе угодно.

Вадим повернулся на левый бок, лицом к стене, подтянул ноги к животу, упершись коленями в бревенчатую стену (его пенис вывалился сзади между сведенных ляжек и уткнулся головкой в горячую доску), и, прикрыв глаза, стал неторопливо думать о приятном. Самые приятные мысли были о статье, которую он писал для ежегодного филологического сборника, выпускаемого институтом. Статью нужно было представить на следующей неделе, а он уже почти закончил ее и потому имел все основания не торопиться — времени у него было еще достаточно. В этой небольшой по объему работе ему удалось затронуть вопросы нескольких смежных дисциплин: лингвистики, фольклористики, этнографии. Речь в ней шла о низших существах восточнославянской мифологии, а именно о многочисленных домашних духах: чурах, кикиморах, домовых. Банниках. Тех самых банниках, которые приходят мыться после трех супружеских пар и которым для этого оставляют на лавке исхлестанный веник, грязный обмылок и шайку остывшей воды. А уж ежели они рассердятся, то берегись: начнут швырять с каменки раскаленные булыжники, плескать кипяточком, а то и вовсе выпустят тебе кишки или живьем сдерут с кожу. Лучше сохранять с ними дружеские отношения и вовремя приносить им в жертву черную курицу. Что-то давненько я не приносил в жертву черную курицу, лет этак уже двадцать пять, — подумал Вадим, — пожалуй, банник еще на меня обидится... Но даже эта забавная мысль протекла по мозговым извилинам как-то вяло, замедленно, словно сквозь дрему... Сердце натужно бухало в груди... Кровь шумела в ушах... В голове стоял туман — горячий, плотный, отнимающий сознание...


bann2.jpg
А потом кто-то легонько прикоснулся пальцами к его свисавшему сзади пенису. Это прикосновение с трудом пробилось сквозь пелену тяжелой дремы, которая все еще обволакивала его мозг, — и пробудило в нем какие-то давние, потаенные воспоминания... Показалось Вадиму, что это Лариса притронулась к нему своими прохладными пальцами... Сон и явь путались у него в голове. Смутно помнил он, что лежит на горячем полке в жарко натопленной бане... что Лариса должна приехать с минуты на минуту, шестичасовым автобусом... Однако странным образом эта Лариса в его омраченном дремой сознании была не той Ларисой, какой она стала за последние два года, а прежней Лариской, какой она была до женитьбы... эти два года словно бы выпали из его памяти... о теще он даже и не вспомнил, будто и не знал никогда... И эта прежняя его Лариска (приехавшая шестичасовым автобусом), войдя в натопленную баню и увидав разлегшегося в откровенной наготе Вадима, не могла удержаться от искушения и, незаметно подкравшись к нему сзади, игриво прикоснулась к его пенису прохладными пальцами... Так маленькие детишки любят щекотать своим спящим товарищам пятки или нос перышком из подушки...

«Не надо, детка», — с улыбкой пробормотал Вадим, не предпринимая, впрочем, никаких попыток остановить ее руку, которая уже не просто водила по его пенису пальчиками, но крепко ухватила его в кольцо и принялась решительно двигать морщинистую кожу вверх и вниз, то надевая ее на головку, то стягивая ее в противоположную сторону до болезненного натяжения уздечки. Вадим и не хотел, чтобы она прекращала, он сладко улыбался сквозь сон, его пенис отяжелел, нервно задергался, словно пытаясь вырваться из этих приятных объятий, но те стали лишь еще крепче, пальцы с силой, почти до боли сдавили его, словно чувствуя его тайные желания и потворствуя им. Вадим не торопился кончать, он хотел продлить удовольствие, и это была не просто расчетливая похоть, но страстное, хотя и не осознанное, желание воскресить то счастливое время, когда у них с Ларисой все еще только начиналось, задержать, продлить его, вернуться к прежней Лариске, которая запросто могла вот так подойти к нему сзади и начать делать то, что она делала сейчас...


bann.jpeg
И вдруг, не переставая энергично двигать рукой, она воткнула ему в задний проход палку (или прут от веника?) и принялась крутить ее, проталкивая все глубже в кишечник. Вадим вздрогнул: это было что-то новенькое и совсем не похожее на Ларису: ни на ту, какой она была прежде, ни тем более на теперешнюю; она никогда не позволяла себе ничего подобного, ей это просто в голову не могло прийти. Сначала это было только щекотно и забавно, но затем, когда конец палки, крутившейся уже где-то в животе или даже в груди, уткнулся ему едва ли не в самое сердце (то же самое, наверное, чувствует Лариса, когда я не очень осторожно влажу в нее), Вадим екнул от боли и удивленно открыл глаза. Теперь он окончательно проснулся. Перед самым его лицом, возле бревенчатой стены с торчащей паклей, задрав кверху скрюченные лапки, лежал вареный жук. «Эй, что ты делаешь, детка?» — с изумлением спросил он, тяжело отрывая голову от досок (в нее словно раскаленный булыжник положили) и приподнимаясь на локте, чтобы посмотреть на Ларису. При этом он слегка повернулся с боку на спину, задев правым коленом за что-то жесткое, деревянное, постороннее.

Сперва он ничего не разглядел. В бане было сумрачно, перед глазами плавали цветные круги, но уж что-что, а это он ясно видел: пространство между полком и дальней стеной сруба было пусто. Может быть, Лариса, угадав, что он сейчас обернется, пригнулась и спряталась под полок, чтобы разыграть его?.. Нелепая мысль, но все же... это легко проверить... Он уже собрался заглянуть под полок, как вдруг сообразил... Господи! Только сейчас он сообразил, что кто-то по-прежнему крепко сжимает пальцами его пенис, хотя уже и не делает ими никаких возбуждающих движений, словно притаившись в ожидании, чем же все это кончится! Покрывшись испариной, Вадим попытался сесть на полке, но это ему не удалось — что-то мешало ему, что-то, забравшееся глубоко внутрь него (теперь оно колом стояло у него в груди, жесткое, прямое, затрудняющее дыхание), и единственное, что ему удалось сделать, это широко расставить колени, и, приподнявшись сзади на руках, взглянуть промеж ног на полок между его задницей и щекой печи.


bann1.jpeg
На полке, прямо перед ним, на расстоянии вытянутой руки, сидел крошечный сморщенный старичок с косматой гривой вокруг головы. (Банник! — ахнул Вадим.) Он был совсем голый, как и Вадим, и так же, как и он, сидел, расставив узловатые коленки тонких, как палки, жилистых ног, заканчивавшихся огромными ступнями — каждая с оттопыренным большим пальцем, на котором коробился коричневый ноготь. Из-под кругленького, как лоханка, пуза с вывернутым наизнанку пупком по доскам полка распластался сморщенный стариковский член весьма приличных размеров (хорошо, что он ЭТОЙ палкой не засадил мне в задницу). Правой рукой старичок держал Вадима за его раздувшийся, как дирижабль, пенис, а левая его рука тянулась куда-то ему в промежность...

Одно мгновение они оторопело смотрели друг на друга. В голове у Вадима все еще крутился образ Ларисы, и он никак не мог отрешиться от мысли, что это именно она трогала его сзади за пенис. И он не понимал, куда она в таком случае подевалась и откуда здесь взялся этот отвратительный сморщенный старичок (или каким образом она могла превратиться в этого отвратительного сморщенного старичка — если, конечно, с самого начала это действительно была она?) ...старичка, которого, кстати, вообще в природе быть не должно. Пенис у Вадима все еще возбужденно подрагивал в пальцах банника, и ни с того ни с сего ему вдруг припомнилось первое в его жизни половое сношение с женщиной... его нелепые опасения, что со страху он все перепутает и по ошибке задействует мочеиспускательный канал — просто-напросто написает ей во влагалище... Неожиданно, подумав об этом, Вадим, который по-прежнему сидел в неудобной позе, упираясь сзади на вытянутые руки, начал хохотать, да так, что заколыхался весь жировой слой на его груди, а что-то постороннее, засевшее у него под самым сердцем, отозвалось болью по всему телу. Он перестал хохотать и испуганно посмотрел на старичка. Старичок хитровато поглядывал на него своими маленькими блестящими глазками, левая его рука уходила Вадиму в промежность... ГОСПОДИ! — подумал Вадим, — ЭТОТ ПРИДУРОК ЗАСУНУЛ СВОИ ПОГАНЫЕ ГРАБЛИ МНЕ В ЗАДНИЦУ И НАМАТЫВАЕТ НА НИХ МОИ КИШКИ. И тогда его мочевой пузырь действительно не выдержал, вся выпитая за день вода, которая не успела выйти потом, хлынула из него через обмякший пенис. И лишь спустив все до последней капли, Вадим заорал.

Не помня себя от ужаса, он принялся молотить ногами по чему ни попадя, а затем, не переставая орать, рванулся с полка и с грохотом обрушился на пол. Он ударился о доски коленями и подбородком одновременно, но даже не почувствовал боли. За его спиной послышался громкий, похожий на треск деревянной трещотки, сухой смех. Не тратя времени на то, чтобы подняться на ноги, Вадим проворно засеменил на четвереньках к выходу, боднул дверь головой и выбрался в предбанник. В открытую дверь предбанника заглядывало вечернее солнце. Вадим глянул под себя и увидел под странно поджатым (словно бы опустевшим) животом свои бледные ляжки, заляпанные чем-то красным, хлещущим сверху. Позади болтающегося между ляжками пениса, на полу, виднелось нечто непонятное, серовато-желтое, похожее на толстую резиновую трубу, но не гладкую, а сложенную гармошкой. И ЭТО вываливалось у него из заднего прохода с таким звуком, какой бывает, когда шлепают шматок сырого мяса на сковородку. Вдруг эта падающая на пол толстыми кольцами, похожая на удава труба подскочила кверху и исчезла из его поля зрения, а позади опять послышался сухой, трескучий смех, в котором не было ничего человеческого. Обернувшись через плечо, Вадим увидел, что банник по-прежнему сидит на полке, свесив с него ножки с повернутыми внутрь ступнями, но теперь были видны обе его ладони, и на левую его руку был намотан конец этой самой трубы, которая больше не валялась грудой между коленями Вадима, а висела в воздухе, натянутая, как канат: она тянулась через всю баню, минуя раскрытую дверь, и через весь предбанник, исчезая у Вадима в заднем проходе. ГОСПОДИ! ДА ЭТО ЖЕ МОИ СОБСТВЕННЫЕ КИШКИ, — с удивлением и необыкновенным спокойствием подумал Вадим. — ЭТА СКОТИНА ВЫДРАЛА ИЗ МЕНЯ МОИ СОБСТВЕННЫЕ КИШКИ ЧЕРЕЗ ЗАДНИЙ ПРОХОД, А Я ЭТОГО ДАЖЕ НЕ ЗАМЕТИЛ. Я ДАЖЕ НЕ ПОЧУВСТВОВАЛ БОЛИ. ВПРОЧЕМ, ТАК ЭТО И БЫВАЕТ, КОГДА БОЛЬ СЛИШКОМ СИЛЬНА. И лишь додумав эту мысль до конца, Вадим почувствовал тошноту. Но вырыгнуть непереваренные остатки пищи он уже не успел, потому что в следующее мгновение его желудок, раздирая узкую дырку заднего прохода, вылетел из него вслед за кишками — Вадим судорожно схватил воздух ртом... глаза его вылезли из орбит... закатились под верхние веки... и, заливая дощатый пол предбанниками потоками хлынувшей из него крови, Вадим с хрипом повалился на бок — и больше уже не шевелился. На его лице застыла странная гримаса, похожая на веселую, даже радостную улыбку: широко раскрытые глаза и рот, обнаживший два ряда зубов, — только неподвижную, застывшую, как на фотографии. Банник исчез. Механические часы, как ни в чем не бывало щелкавшие на угловой полочке в предбаннике, показывали начало седьмого.

Через четверть часа во дворе раздаются два женских голоса:
— Ну, и где же твой благоверный? Похоже, он и не думал топить баню.
— Откуда я знаю, мам, чего ты меня спрашиваешь?
— ТЫ вышла за него замуж, девочка, не я.
— Ой, мам, перестань. Давит, наверно, диван в доме. Жарко, сил нет.
— А ты уверена, что он вообще сюда приехал? Вот будет здорово. Хотя от этого разгильдяя всего можно ожидать.
Лариса, красивая сильная молодая женщина, ничего на это не отвечает. Она на ходу стягивает с себя легкое ситцевое плате, оставшись в белых домашних трусиках и короткой маечке, вовсе не предназначенных для чужих глаз (но ведь кто здесь может увидеть? — сплошные пустыри вокруг, захирела деревенька), и направляется в дом. Но, еще не зайдя в крыльцо, она замечает поставленный в сарае мотоцикл.
— Да нет, он здесь, ма, — говорит она громко. — В бане, наверно, возится. Пойду гляну.
Бросив платье на лавочку в крыльце, она (как несколькими часами раньше Вадим) минует картофельное поле и подходит к бане. Еще издали она замечает неладное. Дверь в предбаннике широко раскрыта, и на полу лежит что-то огромное и белое... Она никак не может понять, что это такое. Точнее, она отказывается понимать, что это такое. Отказывается видеть в этом... Ее зрачки неестественно расширяются от ужаса... она непроизвольно зажимает рот кулаком... и все равно из ее глотки вырывается хриплый воющий нечеловеческий крик, а белая материя слегка отвисших на красивой попке трусиков темнеет и по внутренней стороне правой ноги, куда с вожделением заглядывал не один мужчина, сбегает тоненькая желтая струйка мочи.

* * *
Просмотр фотографий возможен только для клубных участников. Получить доступ >>
Окажите посильную помощь в сборе средств Ссылки доступны только для зарегестрированных пользователей. Мы — в минусе. Долг — 18,8 тыс. ₽

boba61

детсадовец
детсадовец
Сообщения: 5

Эро- и порнорассказы

Сообщение 27 авг 2019 13:54

В СССР сэкса нет

Пролог

Перестройка, перестройка! Какие были времена, какие возможности. Я был молод, полон сил и авантюризма. И сейчас, сидя в своём кабинете, я вспоминал эту историю...

-Здравствуйте, товарищи! Кто будет председатель? — спросил молодой человек, уверенно входя в правление. Его внешний вид говорил о том, что это «Представитель»! Ведь не каждый день им доводилось видеть, вот так, совсем рядом, человека в костюме тройка, да ещё и при галстуке... Бухгалтер, торопливо достав старенькие счёты, стал нервно пытаться отложить нужную сумму дрожащими и не слушающимися пальцами. Молодая и румяная селянка напряглась, выдавливая из себя ответ на вопрос незнакомца. От чего её румянец стал багрового цвета, и покрыл всё лицо. Но незнакомца ни чуть не смутила такая реакция народа, как будто для него это было делом обыденным. Он уверенной походкой подошёл к столу у окна, и представился:
— Виктор Сергеевич Колюжный, лектор Смолоблпросвет союза, вот моё удостоверение! А это командировка в ваш район на проведение лекций на тему «Сэкс и жизнь». — от вида предъявленных документов председатель вспотел. Заложенное в крови каждого советского человека благоговение перед документом с печатью сработало, и председатель встал со своего стула, вытянувшись в струнку. Но, услышав название лекции, стал медленно оседать на пол.
— Как, вы не в курсе?! Разве вам не звонил сам Николай Иванович? — удивлённо спросил гость. Имя секретаря обкома, произнесённое всуе, возымело обратный эффект, и за спиной гостя, поспешившего на помощь председателю, послышался шум падающего тела...
Уже через пол часа лектор, стоя перед председателем и бухгалтером, объяснял:
— Сейчас, когда вся наша страна, с большим энтузиазмом восприняла призыв партии и правительства об усилении трудовой и личной дисциплины, долг каждого советского человека взглянуть на себя и спросить: " А я сам, в своей личной жизни, так- же честен перед семьёй и обществом, как того требует оно, общество?" Вот вы, товарищ...
— Егор Кузьмич я! — неуверенно ответил председатель.
— Вот я и говорю... Вы, Егор Кузьмич, честны в семье, в этой ячейке общества?!
— А я чего — ж, я как все, значит...
— Как все, это как? Да говорите правду. Вы ведь советский человек, а не какой ни будь там американский денди, ведь так?!?
— ...............
— Вот именно! Вы наша кровь и соль земли! И поэтому именно вы и заслужили знать правду. Всю правду о сэксе!
— Чего? — непонимающе переспросил председатель, сглотнув слюну.
— Сэкс — это половые отношения между мужчиной и женщиной. И именно об этом я и прочту в вашем селе лекцию.
— У нас? — чувствуя, что снова теряет сознание, тихо спросил председатель.
— У вас, или вы что- то имеете против директивы обкома и лично Николай Ивановича?!
После того, как председателя снова привели в чувства, лектор спросил:
— А теперь извольте ответить мне, сколько в вашем селе проживает представителей мужского, а сколько женского пола?
Достав из шкафа потрёпанный журнал, бухгалтер передал его председателю. Тот начал читать:
— Авдеева Светлана Тимофеевна, одна тысяча девятьсот сорок пятого года рождения. Антонова Инна Сергеевна, одна тысяча девятьсот пятьдесят второго года рождения...
— Стоп, стоп, стоп! — перебил его лектор. Давайте, чтобы сэкономить силы и время, я сам быстренько ознакомлюсь со списком. — И он, взяв журнал, действительно быстро пробежал взглядом по нескольким страницам, лишь изредка делая пометки в своём блокнотике. — Ну, вот и всё, пожалуй! Да, не густо, не густо у вас с кадрами, товарищи. И тех, кто есть, девяносто процентов женщины! — он так грозно и укоризненно посмотрел на председателя, что у того сделалось такое лицо, словно он вот, вот бухнется на колени с мольбой о пощаде...
— Ладно, ладно, Кузьмич, прорвёмся! И так, начнём, пожалуй, с лекции для женщин, а после неё к ним присоединятся и мужчины. Но, перед тем, как я начну, подготовьте клуб. Занавесьте плотно окна, что- бы ни кто посторонний не мог заглянуть вовнутрь и помешать нам. Сколько вам на это, и чтобы собрать женщин, нужно времени? Я думаю, часа хватит. А пока, я уточню некоторые вопросы у...- И он посмотрел на селянку, стоящую у окна. Та, преодолевая смущение, тихо отозвалась:
— Катя...
— Вот и чудненько, Катюша! А вы, товарищи, за работу!
Когда за председателем и бухгалтером закрылась дверь, лектор выдвинул стул на середину комнаты и сел на него. Затем, достав пачку сигарет, он закурил.
— Нус, сударыня, и как мы тут поживаем? — спросил он, бесцеремонно разглядывая девушку. Та смущённо опустила голову и поправила платье. — Как? Ну скажите мне, как мог вырасти на таком болоте такой цветок? Где были все продюсеры и режиссёры? Кстати, сколько нам лет?
— Восемнадцать...
— Да это -же просто чудесно! Нет, непременно, по возвращении в город свяжусь с главным редактором журнала «Крестьянка», и расскажу ему о вас, сударыня. Ведь ваше место там, на глянцевых страницах модных журналов. В великолепных одеждах... Хотя нет! Любое, даже самое изумительное платье, будет только скрадывать красоту вашей фигуры. А её нельзя прятать! Ведь она уже не принадлежит вам. Она принадлежит всему советскому народу и является достоянием республики! Так сбросьте с себя эти жалкие лохмотья одежды и морали. Исполните свой долг гражданина и патриота. Явите миру свою красоту! — Слова лектора возымели своё действие, и селянка, как под гипнозом, стала медленно стаскивать с себя платье через голову, открыв его взору большую попу, обтянутую такими- же большими панталонами... Через минуту девушка, абсолютно голая стояла перед лектором, стыдливо пытаясь прикрыть одной рукой свои большие, как и всё у неё, груди, а другой лобок, обильно заросший густыми чёрными волосами. Причём волосы, своей порослью, захватывали как часть живота, так и ноги.
— Как жаль, что я не художник! Рубенс отдал- бы всё за такую натуру. Позвольте полюбопытствовать, вы девственница? — спросил лектор. И по её замешательству понял, что нет. — И кто- же тот счастливец? Говори, дитя моё, не стесняйся. Я- же доктор...
— Это Митричь...
— Митричь? И кто он будет?
— Митричь, это наш конюх.
— Конюх, просто прекрасно! И сколько- ж ему лет?
— Не знаю. Вроде лет пять, как на пенсию вышел.
— О времена, о нравы!!! Бедное дитя, он, наверное, тебя совратил?!
— Нет, только один раз. Я больше побоялась давать. Оно и тогда тоже очень больно было. У него- же ялда как оглобля! Но я больше не буду, честное комсомольское, не буду! Вы только батьке моему ничего не рассказывайте, а то он меня убьёт.
— Ну что- ты, что- ты, девочка моя! Ну разве я похож на предателя, а?! Конечно- же я никому ничего не расскажу... Но и ты тогда поможешь мне сегодня? Понимаешь, Я буду читать вашим женщинам лекцию, а плакаты забыл дома. Так что можно я на тебе буду показывать? И стесняться ничего не надо. Ведь в бане ты -же не стесняешься?! Вот и умница. А теперь подойди ко мне, я тебя что- то спрошу...- Девушка подошла к лектору и, повинуясь движению его руки, присела на корточки.
— Вот и хорошо! Просто понимаешь, мне предстоит трудный вечер. Большое напряжение лекции, ну и всё остальное. Да и как ты себе это представляешь, если лектор, то есть я, во время рассказа, например о клиторе, вдруг возбудится? Что подумают о нём, то есть обо мне, честные селянки?! Ты- то меня, я надеюсь, понимаешь?!
— Да...
— Умница! Тогда помоги мне... — И он стал расстёгивать ширинку. Девушка молча ждала. Вытащив член из брюк, лектор положил руку на голову девушки, и направил член ей в рот... Вопреки ожиданиям сосала она довольно неплохо и, буквально через минуту, лектор кончил. Подождав окончания процесса, девушка встала и, подойдя к мусорному ведру, сплюнула в него. Затем она довольно проворно оделась и вышла из правления...

В клубе собралось пятнадцать женщин, как говорится от сорока и выше. А у самого входа разместились ещё пять старушек. И только четыре девушки, одна из которых была уже знакомая лектору Катя. Выйдя на сцену, лектор начал:
— Добрый вечер, дорогие друзья! Я рад вас приветствовать в этом уютном зале, где все мы сегодня собрались, чтобы хорошо и, как говорится с пользой, провести время! Тема нашей сегодняшней лекции «Сэксуальные отношения между мужчиной и женщиной». Так что давайте откровенно, без стеснения, поговорим о сэксе. — На речь лектора население отреагировало волнением в рядах. Особенно встрепенулись бабки, сидящие у двери.
— А ты, милок, спрашивать чаго будешь, али сам чаго нам расскажешь? — громко сказала одна из них.
— В основном рассказывать...
— Жалко конечно! А то я такого бы тебе порассказала... — И она хрипло рассмеялась, а вместе с ней и другие старушки.
— Да замолчь ты, Петровна! — крикнула на неё, поднявшаяся со своего места женщина. — Уж мы- то знаем про твои похождения! Небось, тропинку к дому- то Митрича годами топтала?!
— Это кто топтал, а? Это я- то топтала?! Да, топтала, ну и что? Сначала я топтала, а потом уж и он меня топтал, как полагается! А ты на себя- то посмотри. Тоже мне, королевна нашлась. Всё ходить туды, сюды, а все ж ни кто не зарится на добро- то такое! Ни рожи, ни кожи, одни прожилки... — Последние слова старушки так разозлили селянку, что та хотела, было подскочить к обидчице, да разобраться по-простому, но лектор, вовремя вмешавшийся в спор, остановил её:
— Прошу соблюдать порядок! Иначе я прикажу очистить зал, и вы так и не услышите этой замечательной и полезной лекции! И так, что же такое «Сэкс»? Сэкс- это половое влечение мужчины к женщине. Но вначале, я хочу рассказать вам об отличии строения мужского и женского организма.
— А то мы сами не знаем? — не унималась всё та- же старушка. — У бабы, вона, сиськи болтаются, а у мужиков тоже болтается, тока меж ног! — и всё собрание разразилось громким смехом.
— Да, вы правы, но я хочу более детально рассмотреть это отличие...
— Это, милок, может у тебя надо детально рассматривать. А, скажем, у того- же Митрича и за сто метров видать, как язычок у колокола на колокольне! Прости Господи! — сидящие рядом с ней бабки одобрительно закивали головами, а одна попыталась руками показать габариты причиндалов Митрича. И, судя по тому, как широко она развела руки, Митричь действительно имел просто богатырский прибор...
— Очень хорошо, конечно, но давайте продолжим! Но вначале я хотел- бы пригласить на эту сцену мою помощницу, Катерину. — Катя, быстро встав, поднялась на сцену и, не дожидаясь команды лектора, стала скидывать с себя одежду. Зал замер. А Катя, словно она была одна, довольно фривольной походкой вышла на середину сцены, не стесняясь своей наготы, и не прикрывая её.
— Молодец, Катюха! Даёшь свободу сэкса! — пытаясь взобраться на свой стул, прокричала неугомонная бабка. Остальные бабки, пыхтя, подсаживали её на стул- трибуну. А она, в порыве страсти, уже расстёгивала свою старенькую кофточку.
— Делаю вам последнее замечание, и в следующий раз удалю из зала! — уже строго произнёс лектор. Бабка, недовольно бурча что- то себе под нос, села на место.
— И так, женщина! Женщина, как и мужчина, имеет эрогенные зоны. Эрогенные зоны, это места наибольшей возбудимости нашего организма. У женщин это лицо, шея, затылок...
— Точно говорит, лицо! Я, давеча, у себя в доме прибиралась, ну и поскользнулась на мокром- то. Да лицом об печку. Не поверите, но так возбудилась, когда в себя пришла, чуть печку не разобрала по кирпичику!
— Очень хорошо! Далее, грудь... — и он, подойдя к Кате, коснулся её груди. — Прошу обратить внимание на сосок и пятак вокруг него. Когда мужчина ласкает эти места языком, многие женщины испытывают непередаваемые ощущения.
— Эх, милок, да кабы они ласкали- то! Тогда- бы мы может и знали- бы те ощущения, а так. Завалит, как бревно, раздвинет ноги, вдует, и на боковую!
— Точно!
— Правду говоришь, Петровна! Разве от наших- то паразитов дождёжся ласки?! А женщина тоже человек! Да на нас всё и держится!
— Долой мужиков! Каждой женщине по оргазму!
— Тихо! Тихо, милые женщины! Вы правы, абсолютно правы! Но я за этим и пришёл, чтобы объяснить и научить вас, как правильно себя вести в сэксе, чтобы получить максимальное удовольствие!
— Так учи, раз пришёл! — крикнула женщина, которая в начале лекции ругалась с Петровной. Она быстро снимала с себя платье! Её примеру последовали и остальные женщины. И лишь трое девушек в нерешительности сидели на своих местах, не зная, что им делать. Но, глядя на совершенно свободно чувствующую себя без одежды Катю, медленно стали раздеваться...

Через несколько минут В помещении клуба был только один одетый человек, лектор. Он растерянно смотрел в зал, на эту массу обнаженных тел, и лихорадочно думал, как быть дальше...
— Вот, собственно, да... На чём я остановился?
— На грудях!
— Да, точно. Так вот, далее следует живот, лобок... — Называя очередную зону, лектор проводил указательным пальцем по ней. И от его прикосновения, Катя каждый раз вздрагивала и стонала. Женщины, сидящие в зале, повторяли движения лектора, прикасаясь у себя к тем местам, куда указывал лектор.
— Теперь мы подошли к женским половым органам, которые состоят из больших половых губ, малых половых губ, закрывающих вход во влагалище. Самого влагалища и клитора, который находится как раз между большими и малыми губами. Присядь, Катюша на стульчик, вот так. А теперь, разведи, пожалуйста, пошире ножки. Вот видишь, маленькую бусинку? Это и есть клитор! Во время полового акта мужчина трётся об него основанием своего члена, или лобком, в зависимости от позы. Это трение очень сильно возбуждает женщину. Некоторые из женщин, чтобы добавить себе ощущений, сами стимулируют клитор, потирая его нежно кончиками пальцев.
— Ой, бабы, а он не врёт, ей Богу! А- а — а — а!!! — простонала одна из женщин во втором ряду, интенсивно двигающая у себя меж ног рукой. Другие женщины проделывали тоже самое. Помещение наполнилось сопением и стонами. А Петровна, встав со своего места, быстро пошла к сцене. Вид её старческого, с обвисшей блинами грудью, и кожными складками, мог отбить желание сэкса у любого мужика на долго. Но её уверенное продвижение и взгляд чётко говорили о её намерении.
— Женщина, женщина! Сядьте, пожалуйста, на место! — испуганно произнёс лектор попятившись. Но старушка была настроена решительно.
— А чего- же? Я, может быть, хочу, чтобы ты на мне показал. Катька ещё своё возьмёт, а мне каждый раз дорог!
— Да вы что? Да как можно?!
— А как захочешь! Мы на всё согласные! — и она кивнула в сторону стоящих рядом старушек.
— Помогите! — поможем, поможем, ты не беспокойся, милый! А ну, бабаньки, придержите мужичка... — и она стала стаскивать с лектора брюки.
— Не надо, пожалуйста! Отпустите меня! — взмолился лектор и заплакал. Но тут в двери стали громко стучать и кто- то требовал их открыть...

Через несколько минут, когда все женщины были уже одеты, в открытые двери вбежал председатель.
— Ой, беда! — выпалил он, немного отдышавшись. — Беда у нас случилась!
— Да говори ты толком, что за беда- то? — переспросила одна из женщин.
— Митричь наш утоп!
— Это как так утоп?!
— А вот так, ехал пьяный по мосту, да телега и перевернулась. Он в реку упал, а телега и на него... В общем, нету больше нашего Митрича, царствие ему небесное! Я уж и в район позвонил... А вы извиняйте, что так вышло. — Обратился он к лектору.
— Да что вы, что вы! Я же всё понимаю...

Эрилог

— На-ка, Катюша прочти, чего они там пишут из области. Вишь, конверт -то казённый!
— На вашу просьбу, о повторном проведении в вашем селе лекции на тему «Сэкс и жизнь», отвечаем: Ни в августе прошлого года, ни в другие числа, мы не посылали лектора в ваше село. И лектора с указанными вами данными, в нашем штате не! С уважением, зам начальника отдела просвещения Смолпотреб союза, Шлыков В. В.

Аватара пользователя

bf44

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2479
Благодарил (а): 126 раз
Поблагодарили: 355 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 01 мар 2020 06:56

Mr.Froto писал(а):
08 июл 2014 15:11
Тему дочитал до 28 страницы, том 1, - в бурном восторге
И где же эта 28 страница?

kokshe

студент
студент
Сообщения: 196
Поблагодарили: 2 раза

Эро- и порнорассказы

Сообщение 08 мар 2020 17:35

Пашкины похождения


Пашка давно хотел попробовать анальный секс. Еще будучи подростком он подслушал разговор своей сестры с ее друзьями, пацаны делились опытом какой это кайф когда девчонка вводит палец в анус, доводя парня до оргазма. Что-то там говорили про простату но это уже были малопонятные 13 летнему пацану детали. Это было что-то новое для него. Он прекрасно уже знал что такое половой акт от которого наступает оргазм. Сестре его уже 17 лет, и о том что у нее бывает секс он понял еще год назад, и возможно даже не с одним парнем. По его представлениям там уже была целая оргия, Пашка достаточно насмотрелся и начитался в интернете, да и наслушался в школе от ребят. Вот и сейчас сестра в их кухне торчала с целой стаей пацанов и девчонок. Она одновременно флиртовала с несколькими пацанами, которые в свою очередь липли сразу к нескольким девчонкам, похоже там все и со всеми уже давно. И понять кто у нее бойфренд было трудно. Он только заметил, что из группы ее приятелей пацанов трое из пяти чаще всего крутились около нее и также из всей группы выделялась одна девчока, она всегда была около его сестры и этой тройки пацанов, остальные по ходу создали свои группы, где были особо тесные контакты сразу между несколькими девчонками и пацанами.
Он завидовал этим пацанам, у них все так было просто на его взгляд. Сегодня у тебя секс с одной, завтра с другой или вообще все вместе. Он уже давно привык к их разговорам на тему секса. Анальный секс они обсуждали так же обыденно как предстоящий ЕГЭ. Правда видно было, что парни возбуждены от таких разговоров, у тех из парней, кто были в трико явно была эрекция. Все разговоры как всегда проходили шумно, круглый кухонный стол как всегда завален банками пива, в середине стола стояла допитая бутылка Кавы, еще одна постоянно переходила из рук в руки. Его сестра сидела у одного из ребят на коленях, охватившись рукой за его мощную шею, а другой постоянно блуждала по его накаченной груди, по ходу комментирую как он хорошо занимается плаванием, не раз ее рука оказывалась на его штанах, там где его член, что его совсем не смущало, а только заставляло шире расставлять ноги, как бы приглашая ее действовать активнее. Пашке хорошо было видно это игрище из их сада. Именно от туда он за всем этим наблюдал, так как из-за слишком юного возраста его в компанию не пускали. По началу он тайком забирался на дерево и наблюдал за всем что происходило в кухне, правда слышно было плохо, но он решил главное не слышать, а видеть.
А видел он все, в том числе и то как девчонки развалившись на диванах как бы между прочим водили руками у себя между ног и по грудям, что разумеется не могло не заводить ребят. Пашка со своего дерева постоянно пялился на одну девчонку, он ее давно выделил из всех подруг своей сестры, и даже давно раздобыл бинокль, чтоб лучше все видеть. С ней он практически никогда не общался. В отличии от остальных друзей сестры, боялся что если задержится около нее больше чем на секунду то будет пялится туда куда не нужно, Пашка боялся быть пойманным на интересе к ней. Постепенно Пашка осмелился не прятаться в саду, он стал позволять себе ходить прям под окнами кухни, все отлично слыша и видя, ребята, привыкши к нему, уже не прятались от него.
Вот и в этот раз он следил за той же девчонкой как и всегда, она устроилась на колени к одному парню, вскоре в кухню зашел другой из ее бойфрендов, он был в тонких шортах, мягкая и тонкая ткань не могла скрыть его эрекции. Парень направился прямо к этой парочке, устроился сел рядом и тут же взял предложенную бутылку шампанского из рук сидевшего парня. Девчонка не долго думая улеглась на коленях обоих парней. Ее голова оказалась в паху пришедшего парня с эрекцией, а попа лежала на коленях другого бойфренда. Пашке почему то пришла мысль, что так лежать дико не удобно, и легла она просто ради того что головой почувствовать эрекцию парня, иногда она даже поворачивала голову так что его член был почти у ее рта, если бы не одежда и Пашка думал что она вот-вот дотронется до него через ткань, но до этого не доходило. Рука ее постоянно блуждала в паху у второго парня, похоже их обоих вполне устраивало, что одна и та же девушка заигрывает с их членами.
Пашку это совсем не смущало, в компании его сестры и у старших братьев и сестер своих друзей разделение было скорее не по парочкам, а по группам трех, четырех. Вот и у него самого было несколько подружек и еще пару друзей мальчишек. Как правило они всегда держались вместе, и четкого разделения по парам у них не было. Пашка решил, что скоро у него будет тоже самое, осталось только чуть подрасти, один из его друзей, Димка, уже давно опускает шутки на тему секса, и все бредит как они поедут куда-нибудь в Швецию или Данию на пароме из Питера только чтоб там искупаться все вместе на нудистском пляже с девчонками, а потом заняться сексом в сауне.
Понятно что одних их не отпустят и Димка предложил поехать всем классом с кем-нибудь из учителей, а там найти уже способ отбиться от основной группы и загулять на нудистском пляже. Он хорошо владел английским у давно уже исследовал все скандинавские сайты связанные с нудизмом. И четко представлял себе куда нужно ехать. Правда все упиралось в деньги, мало у кого была возможность из своей деревни уехать так далеко, тут Питер казался нереальной мечтой, а не то что круиз на пароме из Питера куда-то в Данию. Пашка скептически относился к этой затее. С английским у него было не очень, а точнее так же как и у большинства русских из глубинки. То есть хреново, если не сказать хуже, но вот с географией было лучше, и в его представлении, сформированных на уроках географии у него сложился довольно мрачный, с точки зрения климата, образ Дании, небо вечно затянутое облаками и всегда не спокойное белое от пены и холодное Балтийское море, его не очень притягивала мысль оказаться на вечно продуваемом балтийском берегу. Хотя идея оказаться всем вместе на нудистском пляже его заводила, но для этого у них есть дикие пляжи их местного водохранилища. Зачем Дания? Вопрос в том как девочек подбить на это, пацаны уже согласны. Собственно говоря его интересовало не столько купание с голыми девочками сколько самому оказаться голышом среди них.
К просмотру порно Пашка пристрастился где-то с 13 лет, тогда, когда стал следить за сексуальными играми сестры и ее друзей. Как-то Пашка наткнулся на тему CFNM, это когда парни голые среди одетых женщин. Пашка был любителем бани и частенько ходил в общественную баню. Конечно у них была своя собственная баня во дворе, но топить ее было лень, да и провести время зимой кроме как в школе было негде, сидеть все выходные дома не хотелось, вот и ходил с приятелями в баню не столько помыться, а сколько просто отдохнуть от семьи и подурачиться с приятелями. В баню ходили не только его приятели но и другие ребята из школы и даже учителя. По началу его смущало быть голым при учителях, и их видеть голыми, а посторонние взрослые мужики его не беспокоили, он на них ноль внимания, кроме как просто сравнивал и прикидывал каким он может быть когда вырастит.
Но однажды в раздевалке его окликнул учитель физры, судя по банке пива рядом с ним на скамейке и по голосу он понял, что учитель в хорошем состоянии, что бывает редко. Пашка подсел рядом, ему было интересно, что физруку нужно было от него. А физруку просто выпимшы захотелось пацана уму разуму учить, хотя до этого они особо не разговаривали, даже на уроках, просто игнорировали друг друга. И тут Пашка понял, что общение с преподом в такой расслабленной обстановке, да еще в чем мать родила (точнее препод прикрылся полотенцем, а Пашка сидел голышом) может принести свои дивиденды. Пашка делал вид, что внимательно прислушивается к каждому совету, но в реальности слушать он начал когда физрук заговорил о себе, и Пашка дабы показать, что слушает внимательно задавал где нужно всякие вопросы, по виду Пашки ясно было что он уже замерзает, и физрук предложил пойти в парную, согреться. Пашка, не особый любитель париться, с радостью согласился пойти согреться. Препод парил его не долго, пару минут и Пашке хватило, он предложил преподу поменяться ролями, это было прикольно, оказывается учитель простой мужик как и любой другой, забавно было хлестать веником по спине и особенно по заднице преподу, тому самому что запросто мог влепить ему двояк или нажаловаться на его прогулы. Потом они долго стояли рядом под душем, перемалывая кости всем одноклассникам Пашки.
Одна совместная помывка в душе убедила Пашку, что теперь у него особые отношения с физруком, на которые можно рассчитывать если нужно прогулять урок и таким же путем нужно пойти войти в доверие к другим учителям (разумеется мужского пола). Паша размечтался и подумал даже о их директоре, год назад в школе сменился директор, и сейчас это мужчина вместо женщины, но новый директор не пользовался общественной баней, что Пашка не учел. В целом по другим преподам подход сработал. Разными обходными, а иногда прямимы путями он выведал когда каждый из учителей ходит в баню (при условии что этот учитель вообще ходит туда). Благо село не большое и в целом все друг друга знают, поэтому выяснить кто и когда появляется в бане проблемы не составило, что-то его одноклассники могли сказать, что-то у банщицы можно было выведать, она любила со всеми болтать пока шваброй полы мусолила в раздевалке.
Ну так вот, возвращаясь к теме CFNM, как-то Пашка выйдя из помывочной застал интересную картину, по началу шкурившую его. Он конечно привык к тому что все мужики ходят в раздевалке в чем мать родила, и банщицы особо глаза не отводили, понятное дело прямо перед ее носом своим хозяйством не сверкали, но тем не менее если бы она захотела то все бы увидела. Как правило банщицей работала одна и та же бабка все время как он помнил себя, иногда ее подменяла другая старушка, но совсем недавно появилась достаточно молодая тетка, по возрасту как его мать, по началу его это смутило, в ее смены он старался побыстрее попасть из раздевалки в помывочную и лишний раз не ходил при ней голышом, ягодицами не сверкал, сразу же прикрывался полотенцем. Но как-то решив охладиться после парилки застал забавную ситуацию: на скамейке около шкафчиков сидела эта самая молодая банщица, в белом халате и мило беседовала с учителем трудов, тот даже не удосужился полотенцем прикрыться, просто ногу на ногу закинул, так и сидел, мило беседовал с ней. Пашку это возбудило, он хотел досмотреть это до конца. Ждать долго не пришлось, через пару минут банщица встала и начала вытирать полы, трудовик еще минуту сидел продолжая разговаривать с ней, потом как ни в чем не бывало встал чуть расставив ноги, нисколько ни смущаясь и не прикрываясь, запрокинул бутылку пика, и задержался в такой позе, допивая остатки пива.
Пашка раньше не обращал внимания на его достоинство, но сейчас когда он стоял чуть расставив ноги и запрокинув голову допивая остатки пива, все было отчетливо видно. Видно было, что хозяйство у трудовика достойных размеров, кожа у препода была белой, черная густая шевелюра обрамлявшая солидных размеров член особенно заметно смотрелась на белом теле. Поставив бутылку на пол трудовик направился в сторону помывочной, разумеется банщица со шваброй могла там увидеть все что хотела, проходя мимо Пашки ( а по другому он не мог пройти до помывочной) он подмигнул ему, Пашка в свою очередь поздоровался как обычно в школе. Препод прошел буквально в метре от него, и его член можно сказать проплыл на уровне Пашкиных глаз, в такой близи и так пристально Пашка еще ни одного взрослого члена не видел, от этого он казался еще больше.
Кода тот прошел уже мимо него он заметил, что тетка смотрит вслед уходящему белому заду, который не особо спешил скрыться за дверью помывочной. Смелость трудовика удивила Пашку, он бы так не смог.
Нечто подобное он еще раз наблюдал где-то месяц спустя, именно тогда он начал грезить темой CFNM. Точно так же выходя из помывочной его взору открылась еще более удивительная картина: посреди раздевалки стоял пацан его возраста приблизительно, он его точно не знал, так как учились в разных школах. Пацан стоял лицом к нему, расставив ноги и руки стряхивая с себя воду, при этом его член от этого изрядно болтался в разные стороны, член, как и у Пашки, был сверху увенчан маленькой но густой растительностью, с той лишь разницей что у Пашки волосы были черными, а у пацана светлыми. Но Паша был удивлен и потрясен не этим. Рядом с пацаном стояла все та же банщица и полотенцем вытирала пацана помладше, скорее всего второклашку, по разговору стало ясно, что она их мать. Пашку удивило, что уже взрослый пацан стоит совершенно голым перед матерью, совсем не пытаясь прикрыться, да еще к тому же практически трясёт членом перед ней. Пашка замер на месте на пару секунд, затем лихорадочно кинулся искать свой шкафчик, который оказался сзади пацана.
Усевшись Пашка оказался лицом перед пацанским задом, судя по фигуре тот занимался спортом. Впереди сразу заметны были кубики, а теперь видно было, что попа накачанная, пацан продолжал еще некоторое время трястись, явно от холода, он ждал когда мать отдаст ему полотенце, котором вытирала его младшего брата. Пашка обратил внимание, что ягодицы, которыми пацан нисколько не смущаясь тряс на виду у матери, были того же цвета, что кожа на спице и ногах. Явно загорал голышом, тут Пашка понял почему он совершенно не стеснялся матери, скорее всего это была семья нудистов или натуристов, Пашка особо не разбирал, главное, что и те и другие свободно могли разгуливать голышом. Пашка и представить себе не мог что так свободно будет стоять голышом перед матерью, перед отчимом можно, запросто мог пойти в парилку с дядьями, когда к ним в гости ходил, но только не перед матерью. Максимум он мог позволить себе появиться перед матерью прикрывши хотя бы перед рукой, когда мать приходила в их собственную баню во дворе забрать младшего, так как он не любил долго в бане быть на жаре, Пашка брал его с собой просто быстро помыться и сразу отдавал матери. А тут совершенно без стеснения. Пашку это завело, сразу как прошел стыд и шок от такого зрелища. Он сам захотел оказаться на месте этого пацана, около его матери или любой другой тетки, правда только не при своей матери.
Дома он активно начал искать в интернете все, что связано с темой CFNM. Пашка накопал полно историй по теме, он выяснил, что в США оказывается в 30х-60х годах и даже позже ученики школ бассейн посещали строго без плавок, причем только мальчики. Запрет на ношение плавок объяснялся тем, что ткань могла засорять фильтр в бассейне, причем девочек этот запрет не касался, и иногда на уроках плаванья присутствовали матери мальчиков и даже сестры и возможно просто любители поглазеть, девочки в том числе. Пашка читал непосредственно воспоминания участников таких уроков. Некоторые из них, как вспоминают они, не были в восторге от всего этого. Один рассказчик пишет как однажды урок плаванья у них вела женщина, это было по замене, и ему пришлось все время быть около нее, в чем мать родила естественно, в то время как остальные мальчики были непосредственно в воде, он ей там в чем то помогал, удовольствия от этого ему было мало. Читал Пашка рассказ одной уже наверно тетки в годах, тогда, в 50х она была младшей сестрой одного из мальчиков занимавшихся плаванием, она вспоминает как однажды с матерью пошли в школу поговорить с инструктором по плаванью об успехах ее брата. С ее слов, когда они вошли в зал с бассейном, инструктор был голым, и он так и разговаривал с ее матерью, как ни в чем не бывало. Черт его знает можно этому верить или нет. Может это уже всякие сочинения на эту тему, теперь не узнать. Встречал он и рассказы тех кто как минимум не возражал вылезти из воды под взглядами мамаш и девчонок, а некоторые даже были не против покрасоваться голяком при всем честном народе. Один из мальчишек даже после занятия побежал к трибуне, где сидели родители с сестрой, и начал им рассказывать что-то там о своих успехах в плаванье, как он вспоминает рассказ его затянулся, и отец, явно смущенный тем, что на его голого сына глазеют остальные сидящие в зале сказал сыну:
-ну все, иди, а то на следующий урок опоздаешь.
Мысль оказаться голым среди одетых женщин была для Пашки нова, до этого они с пацанами позволяли себе иногда купаться голышом в речке, если девочек не было рядом, при малейшем намеке на то, что их увидят и речи не шло о полном раздевании, так то Пашка любил поплавать в чем мать родила, мокрые плавки его не очень устраивали, к тому же без плавок ощущалась некая свобода, кожа что ли полностью дышала, и потом лежа на песке на берегу он ощущал как теплый ветер обдувает его голый, не стянутый тканью зад. Было приятно. Но теперь, после тех сцен в раздевалке с трудовиком мило беседовавшим голым с банщицей и голым сыном этой банщицы, он начал всерьез думать как ему устроить такое. Конечно он боялся, тут страх смешивался с желанием. Для начала, он решил нужно научиться не прятаться за полотенцем в раздевалке бани когда появлялась банщица, и даже попробовать о чем-то с ней заговорить, но о чем? Все время пока он читал все это и обдумывал как такое организовать его рука неотрывно лежала на его члене, точнее он просто не выпускал член из рук.
Мастурбацией Пашка начал заниматься давно, но сам процесс обычно не длился долго, он боялся что его застукают, поэтому все старался закончить быстро. Тут же по ходу чтения он просто держался за член, резких движений не делал, чтоб не закончить все быстро. Он читал и читал, практически все рассказы сопровождались фотографиями, где несколько голых пловцов фотографировались в окружении женщин в купальниках, все это время рука не отпускала члена, он то напрягался то расслаблялся, Пашка чувствовал что весь уже потный, а от туда еще и запах сильный идет, но он продолжал читать, смотреть картинки и мастурбировать, он хотел что бы это не кончалось.
Уже лежа в постели он грезил как как стоит голым среди всех этих одетых женщин и желательно чтоб других мальчиков рядом не было, он хотел испытать стыд и вместе с тем удовольствие от того, что девочки и женщины пялятся на его голый зад и член. Так он промучился всю ночь, заснув под утро и во сне он опять таки грезил все о том же.
Утром он проснулся и обнаружил, что трусы его так и были спущены до колен, а мошонка вся была мокрой от пота. Всю неделю он был одержим идеей оказаться голым среди женщин, Пашка мечтал поскорее пойти на медкомиссию в военкомат, там, он представлял себе как их обяжут раздеться до гола и ходить по коридорам из кабинета в кабинет, и возможно еще там будут студентки медики на практике, он напоролся на шведскую краткометражку, где парень на медкомиссии оказался на приеме у своей молодой соседки, которая сначала его не признала, но потом вспомнила что они из одного дома, в фильме парень чуть со стыда не сгорел, она все время одергивала его что бы он не прикрывался. Пашка у пацанов постарше все выспрашивал про медкомиссию в военкомате, к его огорчению раздеваться там полностью не приходилось, но у хирурга все же трусы спускают, хоть что-то.
Пашка вспомнил идею Димки про нудистский пляж, ему хотелось так все организовать что бы девчонки остались в купальниках, а пацаны разделись. В конце концов так было даже проще, не нужно уговаривать девчонок самих раздеться, пусть остаются в купальниках, сейчас Пашку больше возбуждало именно самому оказаться голышом среди одетых девочек. Нет, он конечно хотел увидеть что там у девочек, но после всего увиденного и прочитанного его лихорадило при мысли испытать стыд будучи голым при одетых девочках, что бы почувствовать некое унижение, как в военкомате, как тот парень из шведского фильма.
В общем, можно было попробовать подговорить пацанов поехать всей компанией на водохранилище, там рядом с берегом островок был, и устроить с пацанами что-то в роде борьбы на турецкий манер, это когда тело мажут маслом, и ясно дело раз в такой ситуации хвататься за тело будет не удобно то мальчики будут хватать друг друга за остатки одежды, то ест за плавки, и так нечаянно снимут плавки друг с друга и останутся голыми дальше бороться на виду у девочек. Оставалось только как-то пацанов подбить на это.
Пашка понимал что его интересы расходятся с Димкиными планами, тот хотел на нудистском пляже не столько себя показать, сколько на девочек поглазеть. Пашка решил предложить свой вариант, а потом после того как они уже оголятся, и девочки насмотрятся на них, подбить самих девочек раздеться, конечно Пашка не собирался этого делать, ведь его интересовало ощущение унижения, а при голых девочках этого не получить, все будут на равных, да и не был он уверен что удастся их уговорить на это, только добьются того что они нажалуются на пацанов, зачем это надо?
В общем нужно только лета дождаться, а это еще пару месяцев, а пока просто ходить в баню и ловить там момент оказаться голым при той новой банщице, что он и делал. И если раньше сидя в раздевалке на скамье он прикрывался полотенцем когда банщица моет пол рядом, то теперь он отважился демонстративно расставлять ноги по шире, когда она проходит мимо его шкафчика со шваброй. Разумеется, никакого полотенца.
Как-то он дождался когда в раздевалке никого не осталось кроме него и банщицы, Пашка немного под полотенцем подергал свой член, чтоб он чуть увеличился и с таким членом прошел мимо тетки в помывочное отделение, Пашка еле удержался что бы не прикрыть возбужденный член рукой, но все же сдержался и смог пройти во всей своей красе до двери, а красоваться и впрямь было чем, к 14 годам член и так подрос, а после манипуляции рукой еще больше стал, Пашка специально оголил головку чтоб выглядеть взрослее, копна густых волос придавала ему зрелости. Правда за дверью, в помывочной от Пашкиной храбрости и следа не осталось, он боялся что кто-то из мужиков увидит, что у него торчком, как будто он кому нужен там был.
Пашка не мог дождаться лета, когда можно будет воплотить свои мечты в реальность, если раньше он мастурбировал на образ какой-нибудь порнозвезды или представлял голой одну из своих подружек, представлял себе как со всей мощью сжимает ее ягодицы или грудь, в то время как губами он у нее между ног, а она при этом крепко прижимает его голову к себе, не давая ему отдышаться. Теперь же его мечта просто очутиться голым среди одетых девочек, он представлял себе как две дочери все то же банщицы (если у нее есть дочери) приходят к ней на работу, то есть в баню, проходят в коморку матери через мужскую раздевалку и видят его голым: он стоит голый и полотенцем вытирает голову, разумеется не видя и не слыша их, а они тем временем имеют возможно лицезреть его немного эрогированный член в копне густых черных волос (он гордился, что у него такие густые волосы на лобке, они создавали хороший контраст с бледным стройным гладким подростковым телом), либо же он стоит спиной к ним, нагнувшись ища что-нибудь в низу в шкафчике, а они видят его откляченую назад незагоревшую попу, при этом растопырив ноги, так чтоб, видно было его яички.
В другой раз он представлял как попадает на медкомиссию, где его голого осматривают женщины врачи и медсестры из их местного медучилища. Утром по пути в школу Пашка как всегда проходил мимо медучилища, что вызывало у него вожделенные желания о медосмотре. Ни один его проход мимо не заканчивался без эрекции, доходя до школы Пашка каждый раз чувствовал, что там у него все мокро и липко, ему казалось, что все вокруг тоже слышат его запах, который как ему представлялось, шел прямо оттуда. Придя в школу Пашка первым делом бежал в туалет, чтоб удалить все следы своего перевозбуждения, со временем он стал брать с собой влажные салфетки, сухой туалетной бумагой не обойтись.
Пашка перелопатил наверно все сайты связанные с медосмотром, где призывники голые при врачах и медсёстрах, зарегистрировался на самых разных сайтах нудистов, нашел он всякие ассоциации нудистов-христиан, подростков-нудистов, семей нудистов. Зачитывался воспоминаниями школьников, которым приходилось голыми посещать уроки плаванья, в том числе когда инструктора были женщинами или в зале среди зрителей были мамаши с сестрами мальчиков плававших в бассейне. Разумеется дело не обходилось без фотографий, как правило старых и черно-белых. Пашку возбуждали только фото реальных ситуаций, не постановочных. Он в восторг пришел и кончил сразу же когда нашел фото где в ряд стояли голые молодые пловцы, а сверху во втором ряду стояли девушки в купальниках, и тренера по бокам. С слева стоял голый мужчина, явно старше мальчиков пловцов, Пашка предположил что это инструктор. Он был в восторге, голый взрослый мужик при одетых девушках. Он это особенно близко примерял к себе, он ведь тоже пловец.
Пашка сильно хотел оказаться в Америке тех лет, он мечтал быть инструктором у девочек или можно у мальчиков, это более реально, но тогда напарником будет женщина, и он, как и положено мальчикам и мужчинам будет находиться в бассейне голым. Пашка, на волне своей страсти, взялся за английский, он хотел понимать все, что там написано, на русском было выложено явно не все, он хотел чатиться на форумах где обсуждается CFNM, для этих целей, интернет-переводчика явно ему не хватало.
Бывало Пашка проводил всю ночь за компом, если утром не в школу, и если раньше он просто расстегивал ширинку и мастурбировал, оставаясь в одежде, то теперь он закрывал дверь на ключ и полностью раздевался, он хотел максимально приблизиться к той реальности, когда он будет голым в окружении девочек, теперь он не мог мастурбировать просто спустив штаны, нужно было полностью раздеться.
С течением времени в качестве дополнительной физической стимуляции Пашка начал использовать свой анус, потихоньку вводил палец туда. Пашка проштудировал и эту тему, игры с анусом были своего рода продолжением темы раздевания и соответственно унижения перед одетыми женщинами и девочками, в его мечтах верхом унижения стало не просто раздеться, а отдаться в руки девочек полностью, чтоб они могли изучать его тело, играть с анусом, вводить туда пальцы или даже предметы потолще. С этой целью он твердо решил подготовить свой анус к таким играм. Начинал он с одного пальца, потом два. Он купил через интернет тонкий фаллоимитатор, вводить его было пока еще больно, уходило много времени, поэтому первое время он вводил до конца и оставлял его в покое, потом садился на твердый стул, одной рукой за член, а другой управлялся с мышкой в интернете. Его мечтой было чтоб его подружки Танька и Ленка занялись с ним анальными играми. В его мечтах Танька, как более активная, вводила бы ему в задний проход искусственный член, а Ленка тем временем мастурбировала его член.
Пашкины ягодицы были еще пока гладкими, но во круг ануса уже была поросль. Он боялся, что девчонкам это не понравится, от волос нужно избавиться, была его мысль. Пашка еще не начал бриться, так что как сбривать волосы, тем более около ануса он понятия не имел, да и бритвы своей у него не было. К отцу конечно не подойдешь с вопросом как попу брить. Тут как говорится, интернет в помощь. В общем купив дешевую одноразовую бритву Пашка заперся в ванной. С первого раза не умея пользоваться пеной он залил себе весь зад. В итоге размазал пену по всем ягодицам. До этого он заранее притащил напольное зеркало из кладовки, встал задом к нему и нагнулся, что бы хорошо все видеть. Пашка понимал, что кожа там нежная и водил бритвой медленно, видно конечно было мало что, так что Пашка скорее на ощупь чувствовал где нужно еще раз пройтись бритвой. В конце концов удалив все волосы, Пашка промыл ягодицы хорошенько водой и воспользовался отцовским, лосьоном после бритья. Кожа вокруг ануса и так чувствовала себя не очень от бритья, а тут еще лосьон на спирту, Пашка испугался, что так он себе кожу там всю сожжёт, так конечно дело не пойдет, надо как-то иначе. Ну а пока Пашка стоял нагнувшись задом к зеркалу, и разглядывал свой бритый анус, раздвинув как можно шире руками свои ягодицы, чтоб лучше видеть.
Потом он еще долго гладил руками между ягодицами, бритая там кожа ощущалась как-то по новому. Так много времени он еще никогда не уделял своему анусу, не трогал и не разглядывал. В общем было прикольно. После этого фантазии его стали еще бурнее, но не долго длилось счастье. Растительность дала о себе знать достаточно скоро. Да и разглядывая результат своей работы в зеркало в очередной раз он заметил покраснение. Сидеть было не удобно. В общем от бритья нужно как-то отказаться.
А как быть с девочками? Может они брезговать будут прикасаться к его поросшему анусу? В общем пройдясь по интернету Пашка решил, что депиляция кремом наиболее безболезненный вариант. Идти за депиляционым кремом в магазин Пашка стремался, так что еще раз воспользовался интернет магазином, банковская карточка у него была, отец подарил. Пашка подумывал удалить волосы и на лобке, но решил, что это слишком радикально, и ограничился просто легкой стрижкой в районе лобка. Получалось не сразу, в первый раз подстриженный лобок смотрелся нелепым, справа волос оказалось существенно меньше, чем слева, да и по высоте подстриг не ровно.
Со временем он приспособился правильно стричь лобок, так что бы над членом оставалась не очень большая по площади по достаточно густая поросль. Все это время Пашка старательно разрабатывал анус, в интернете он вычитал, что массаж простаты даже полезен мужчинам, так что каждый раз берясь за имитатор Пашка твердо уверял себя, что это не извращение и никак не связано с гейством, а именно медецински оправданная и полезная процедура. Ему это реально доставляло удовольствие. Пашка представлял как он лежит на пляже голым, в окружении девчонок, попой к верху, и девчонки занимаются его анусом, вводя туда сначала один, а потом и два пальчика, а он в этот момент движется вверх-вниз, как бы сам надеваясь на их пальчики и снимаясь, член тем временем твердый настолько, что проделал отверстие в песке. Это отверстие было для Пашки влагалищем одной из девчонок, в которое он динамично вводит и вводит свой член. Кончить Пашка хотел непременно себе не живет, так чтоб девчонки видели это, спустить все в песок было не интересно. В общем, к купальному сезону Пашка знал не только, что он хотел, но и как он этого хотел. Осталось только набраться смелости и воплотить свой замысел в реальность.

********************************
Продолжение следует...

Anatoly

школьник
школьник
Сообщения: 91
Поблагодарили: 9 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 25 мар 2020 17:58

В последние несколько теплых дней осени, когда природа уже увядала, мы с моим голубым другом Валерием поехали в лагерь натуристов. Народу там было уже немного, весь остальной контингент состоял из людей в возрасте, и в смысле новых сексуальных ощущений нам было скучновато, но погода была отличная, светило яркое солнце, и мы провели три дня, гуляя по лесу в чем мать родила, купаясь в уже холодном местном озере, и объедаясь свежайшими молочными продуктами с местной фермы.
В последний день мы отправились гулять в лес, и зашли уже так далеко, что и не ожидали встретить никого из натуристов. И только Валерий решил положить руку мне на член, чтобы начать заниматься любовью, как из-за кустов вышел обнаженный молодой человек с опознавательным зеленым браслетиком на правом запястье.
Увидев браслетики и на наших запястьях, он приветливо махнул нам рукой. Мы стеснительно и бочком подошли, думая о том, как немедленно опустить наши начинающие вставать члены, и тут я увидел две вещи: что член парня вообще бесстыдно стоит, и что это — мой коллега Валерий, человек давно и счастливо женатый и отличавшийся большим мужским достоинством, которое было очень хорошо видно через штаны.
У голого Валерия член оказался не таким уж и большим. Он стоял прямо вперед, светленький, почти белый, кожица на головке, тонкая и белая, сползла, яички в кремового цвета мешочке лежали тяжелыми овальчиками, а на лобке светилась яркой бронзой полоска волос.
— О, Илья, — сказал он мне. — Не думал встретить тебя тут, ты тут давно?
— Привет, Валера, — сказал я. — Три дня. Мы тебя не видели все эти три дня.
— А мы с женой только приехали, — сказал он.
— Познакомься, — сказал я. — Это мой друг, тоже Валера.
Два Валерия пожали друг другу руки.
И тут у моего друга Валерия, с которым я приехал, начал вставать член. Мой коллега Валерий немедленно обратил на это внимание.
— Я тебе нравлюсь, — сказал Валерий-коллега Валерию-другу вполне утвердительным тоном. — Но я натурал и женат, поэтому извини.
— Я не претендую, — сказал Валерий-друг. — А он, ты сам понимаешь, не спрашивает. Ты ему понравился, он встал. У тебя, я гляжу, тоже на что-то стоит.
— Ага, — сказал Валерий. — У меня на другое стоит. Я специально от жены сбежал. Меня другое заводит.
— А что, если не секрет? — сказал я, чувствуя, что мой член недолго останется равнодушен к такой беседе.
— Лес! — воскликнул Валерий-коллега. — Вот послушай, как листва хрустит.
И он переступил ногами в сандалиях. Листья под его ногами захрустели.
Валерий сжал губы, чтобы не застонать, его член приподнялся чуть выше.
— Люблю листья, люблю веточки, люблю деревья, — сказал он шепотом. — Листья шуршат, хрустят, веточки задевают всюду, деревья теплые такие...
И он несколько раз дрочнул свой стоящий член.
— Ребята, — сказал он нам. — Можете подрочить на меня, мне даже приятно, что вас возбуждает, но помогите мне кончить.
— Это мы с удовольствием, — сказал я, переглядываясь с другом-Валерием и дав своему члену разрешение встать. — А что делать-то надо?
— Закопайте меня в листья, — сказал Валерий. Всего, с головой. На пару минут. А потом давайте расчистим площадку, я покатаюсь по земле, а вы меня постегайте веточками. Ну а потом я на дерево кончу и все. Я жене, сами понимаете, такое предложить не могу.
— Легко, — сказал Валерий-друг. — А где?
— Да тут, — сказал Валерий-коллега. — Мы далеко зашли, тут никого нет.
И он лег на землю. Листья под ним зашуршали, он тихо застонал. Его стояк, до этого немного пружинивший, теперь встал абсолютно неподвижно.
— Закопайте меня так, чтобы только МПХ торчал наружу, — сказал Валерий. — И я полежу немного, совсем немного. Подождете?
— Конечно, — сказали мы и стали накидывать на него листья.
— Я стонать буду и МПХ всякую говорить, — сказал Валерий, — не обращайте внимания.
— Да пожалуйста, — сказали мы.
Валерий-друг принес целую копну сухих листьев и бросил на Валерия-коллегу. Я пригнал ногой поближе большую кучу кленовых и тополиных листьев, и Валерий-друг навалил их на грудь Валерия-коллеги.
— Лицо, лицо тоже закрывайте, — сказал Валерий. — (вырезано цензурой), кайф, какой кайф, шур-шур-шур.
Он пошевелил ногами под листвой, листья зашуршали, Валерий громко застонал.
Через пять минут мы завалили его листьями. Он что-то бормотал под ними, постанывал, шевелил руками и ногами, а потом вдруг стих. Но не успели мы испугаться, как из-под листьев показалась его рука и он несколько раз кулаком ударил себя по хую и яйцам. Громко застонав, он выкатился из-под листьев и стал кататься по ним взад-вперед. Валерий-друг неуверенно взял в руки прутик и стегнул Валерия-коллегу по вжавшимся ягодицам.
— Да, да! Бейте меня, бейте, по яйцам тоже, прошу вас! — закричал вдруг Валерий очень громко. — Стегайте меня, стегайте, всюду! Всюду, бля! Всюду! Оооох!
И он снова прокатился по всей куче листьев.
Его просьба не осталась неотвеченной. Мы взяли каждый по ветке и стали хлестать его, каждый раз, когда он прокатывался мимо нас по лужайке. Ветки оставляли на его коже красные полосы. Мы старались (почти подсознательно) не задевать чувствительных мест, но выкатившись в очередной раз на центр, он остановился.
— По яйцам, по яйцам, по хую, — прохрипел он, отплевываясь от листьев, которые попали ему в рот. — Несильно, пожалуйста, но побейте.
Мы хлестнули его по яичкам и члену, и он громко зарычал от похоти. Повернулся задницей кверху и стал тереться членом о землю. Перевернулся еще раз и подставил член и яйца, в земле и с несколькими прилипшими листикамми, под удары.
— Арррррр, бля, гррррррррр, бля-я-я-я-я-я, ооооох, — застонал и зарычал он, когда мы в очередной раз попали ему по яйцам. — Бля, кайф, кайф, кайф!
Он вскочил, и мы не узнали его искаженное похотью лицо. Шатаясь, как пьяный, он подошел к краю опушки, где лежало поваленное ветром дерево без коры, с гладким и теплым на солнце стволом. Подошел и... стал страстно гладить ствол обеими руками, лег на него всем телом, стал целовать и обнимать теплую его поверхность.
Мы стояли сзади и наблюдали не без удовольствия, как его большие яйца прижимаются к стволу дерева. А Валерий повернул к нам голову и снова хрипло сказал, с диким блеском в глазах:
— Я буду его ебать, а вы постегайте меня, поругайте, скажите, что жена ждет, где ты шляешься, пожалуйста!
Лег, обняв ствол, чуть приподнял зад и легонько провел стояком по теплой гладкой поверхности дерева.
— Вот ты где, сука, — сказал Валерий-друг не без удовольствия. — Его жена ищет, а он дерево ебет.
И хлестнул его веткой по заднице.
— Занозу в МПХ посадишь, будешь знать, — сказал я, и хлестнул его веткой между ног, откуда высовывались его яйца.
Валерий-коллега застонал громко и стал ритмично двигаться, потирая членом ствол, а руками непрерывно гладя его теплую поверхность.
— Не понимаю, бля, — сказал Валерий-друг и стегнул его еще раз, — что за кайф валяться в грязи. Стыдно в глаза людям смотреть.
Валерий-коллега в ответ сел и посмотрел нам в глаза.
— Стыдно, очень стыдно, — сказал он, надрачивая свою головку. — Но такое теплое, чистое, попробуйте. А какой звук!
И он постучал стоячим хуем по стволу и снова застонал. Потом нащупал в стволе маленькую ложбинку, уложил туда яйца и стал двигаться так, чтобы яйцами гладить эту ямку. Его голова оставалась на весу, а живот и грудь прикасались к стволу и дрожали от возбуждения, а красные полсоы от наших ударов расцветили его стену.
Мы обошли его с другой стороны, увидели крепко зажмуренные глаза, широко открытый от возбуждеия рот и то, как его стояк движется взад —вперед по ложбинке, и он животом прижимает тело члена к дереву. Потом движения остановились, и Валерий стал прижимать неподвижный член к стволу, а потом отпускать его снова. Головка то появлялась, то исчезала и это нас безумно завело.
Наконец Валерий сел, повозил еще яйцами по дереву, взял член в кулак и, ударяя ногами по стволу с обеих сторон, резко дыша, с покрасневшим от напряжения лицом, стал надрачивать головку, поднимая опустившуюся вниз кожицу и отпуская ее.
— Жена-то ищет, — сказал я. — Думает, куда делся, а он тут дерево ебет. Как просить прощения будешь?
От этой мысли Валерий застонал, привстал, пару-тройку раз сильно дернул и кончил четырьмя струйками на ствол перед собой.
— Вы же не расскажете ей? — спросил Валерий-коллега умоляюще.
В ответ Валерий-друг подошел сзади и ткнул его стояком в спину.
— Нет-нет, — сказал Валерий-коллега серьезно. — Нет, ребята, спасибо, но я не гей.
— Мы просто кончим на тебя, — сказал я. — Ложись.
Валерий лег на ствол назад, широко расставив ноги. Его опустившийся член и расслабленные яйца лежали в лужице спермы.
Мы подошли к нему с разных сторон, и, не сговариваясь, потрогали хуями его соски.
— Бля, ребята, — сказал Валерий.
— Ай-я-я-я-я-яй, — вдруг сказал высоким голосом Валерий-друг, еще раз задел сосок Валерия-коллеги, и несколько почти прозрачных капелек стекло ему на сосок.
Увидев это, я кончил вполне уважительными четырьмя фонтачиками ему на второй сосок.
— Все? — спросил Валерий-коллега зло. — Кончили?
— Да, — ответил я за обоих.
— Мерзость, — сказал Валерий и поморщился. — Мужская конча на теле, фу. Уберите.
Валерий-друг припал к его груди и слизал сперму со своей стороны, а я — со своей, плюс мы успели пободаться головами за сперму Валерия-коллеги на теплом стволе.
— Спасибо, что помогли, — сказал он. — Но бля, ребята, кончить на себя я дал только чтобы вы потом никому не говорили, хорошо?
— Услуга за услугу, — ответил я.
— Ну пока, — сказал Валерий-коллега, втянул виновато голову в плечи и вперед нас пошел обратно в лагерь.
Вечером через окно комнаты, в которой словно специально не были задернуты занавеси, мы увидели быстро двигающуюся знакомую задницу и яйца. Поставив раком жену, мой коллега-Валерий страстно трахал ее.
Надо ли сказать, что мы подошли поближе, и, даже услышав через стекло их стоны, подрочили на эту сцену еще раз. И как раз когда мы кончали, его задница дернулась, и он, по всей видимости, кончил внутрь своей жены. 

Anatoly

школьник
школьник
Сообщения: 91
Поблагодарили: 9 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 25 мар 2020 18:31

Кирилл, хоть и достаточно выпил, держался молодцом. Когда все уже начинали укладываться спать, он вдруг подошел ко мне с заговорщицким видом, улыбнулся светлой солнечной улыбкой и спросил, чуть заикаясь:
— Тем- темноты не боишься?
— Нет, — удивленно ответил я.
— Отлично, — сказал он. — Тогда сходим со мной на берег озера. Я там подстилку забыл для матраца. Загорал и забыл. Я как-то один стремаюсь, с детства боюсь темноты.
— Пойдем, — сказал я. — Но такая темень, ни черта не видно, как мы пойдем через лесок-то. Надо у кого-нибудь фонарик взять.
— Я телефоном посвечу, — сказал он. — У меня в телефоне отличный фонарик.
Так мы и оказались в полвторого ночи в конце августа в темном-претемном лесу на узкой лесной тропинке. Кирилл пустил меня вперед, и из-за плеча освещал мне узенькую тропку. Страшно не было — сзади шумел еще наш не совсем уснувший бивак, впереди на другом берегу озера сверкали огоньки еще одного корпоратива, в воздухе пели ночную песню комары. Мы без приключений дошли до берега, подобрали его подстилку и двинулись назад. Теперь огоньки другого корпоратива светили нам в спину, а нашего собственного костра впереди еще видно не было. Но мы уверенно шли по тропинке в сторону нашего лагеря.
Я шел впереди, а Кирилл сзади — держа руку на моем плече. И вдруг эту идиллию нарушило прикосновение к моей заднице горячего твердого члена.
Я оглянулся.
Кирилл от неожиданности споткнулся о что-то, схватил меня за шею, чтобы не упасть... как будто бы чтобы не упасть, и притянул меня к себе.
И я еще раз явственно почувствовал на своей заднице его горячий стояк.
— Бля, прости, — сказал он.
— Да ничего, — сказал я, и моя рука непроизвольно потянулась назад. Без сомнения, я вдруг схватился за достаточно тоненький и еще совсем не настолько твердый, как показалось вначале, вполне уважаемых размеров член в его еще не совсем высохших плавках.
— Мммх, — сказал Кирилл, и его член несколько раз радостно ткнулся в мою руку. Я сжал ладонь и погладил его по всей длине члена — сантиметров двенадцать-тринадцать, ощупал маленькую полностью открытую головку и небольшие, лежащие в свободном, абсолютно гладком мешочке яйца.
Вдруг, я почувствовал горячее дыхание на своей шее, щекотание небольшой бородки и... горячие губы и линия зубов страстно впились мне в шею, а дрожащие от возбуждения потные руки нашли в моих штанах мой собственный неспокойный стояк.
Было невероятно тихо. Кирилл сопел и двигал своим членом по моей руке, одной рукой он охватил меня за шею, а второй — умопомрачительно кайфово шевелил мне тремя пальцами кожицу на головке.
— Мне страшно, — объяснил свои действия своим чуть странноватым голосом Кирилл и довольно чувствительно дернул меня за кожицу на головке. — Мгггх, оооооох...
Теперь уже вполне твердый его член вдруг вырвался из моей ладони, я услышал, как щелкнула резинка трусов и вот я прикоснулся к уже твердому, прямому как палка тоненькому его члену с удивительно мягкой на ощущение и уже чуть мокрой головкой, а большие холодные яйца шлепнули меня по запястью.
— Я... тебя... — жарко задышал он мне в шею, — трахну тебя, а? Трахну тебя?
— Нет, — сказал я. — В задницу не даю. Хочешь, подрочим вместе, хочешь, я тебе пососу. А трахать — извини. Хочешь еще потрись, можешь.
И я нежно но уверенно взялся за его член и вытащил его из толстой складки между моими ягодицами.
Тут рука моего неожиданного ночного друга вдруг сжала мне шею и Кирилл простонал-прошипел мне в ухо:
— Бля, пидор, ты же пасс, ну ты же пасс, знаю, бля.
И он тесно прижался ко мне, практически не давая дышать. Это вдруг оказалось так кайфово, что я расслабился. Пахнущий виски, твердый как доска мускулистый парень придушил меня, а его мягкая головка и совершенно твердый как гвоздь член уперлись мне в промежность. Неожиданно для себя я нагнулся и почувствовал, что мой ночной партнер не теряет времени. Двумя пальцами он нащупал мою дырку, наслюнявил их и удивительно легко вставил их туда. Меня передернуло током прирожденного пассива, и я громко застонал, насколько давала сжавшая мне шею рука.
— Ну вот, — удовлетворенно сказал Кирилл. — А ты говорил.
И чуть пошебуршив пальцами, он вытащил их, повелительно схватил меня за шею, прижал к себе.
— Присядь, — сказал он. — Не бойся, я держусь.
Моя дырка затрепетала. Я присел на трясущихся от возбуждения ногах, мягкая головка потерлась о нее, и вдруг неожиданно быстро и легко вошла. Казалось, будто у меня в заду мягкий маленький пальчик, но судя по тому, что большие холодные яйца стали ритмично биться мне по заднице, внутри был уже тоненький член Кирилла.
Не успел он войти, как совершил ошибку. Пару раз вставил до конца, вытаскивая почти полностью, от чего я содрагался всем телом, пару раз снова сильно прижал меня к земле, и неожиданно вдруг впился зубами мне в шею. Борода его защекотала мою самую эротическкую точку, горячие губы сомкнулись на том участке шеи, которая посылала волны кайфа по всему моему телу, и вдобавок я почувствовал на спине его острый твердый сосок, а вторая его рука тремя пальцами вращалась вокруг моей почти готовой кончить головки.
— Ой бля, — только и успел сказать я, и кончил. Почувствовал, как сквозь зажатую в его руке кожицу на головке хлынул поток ильичей, как рука его разжалась, моя сперма плеснула по траве под нашими ногами, а яйцо подскочило и ухнуло вниз, посылая потоки электрического кайфа по всему моему обмякшему организму.
— Ни (ппи!) себе ты, — сказал Кирилл. — Ну я тоже, нагнись.
И он неожиданно жестко прижал мою голову книзу. Я оперся на дерево, наклонился под углом 90 градусов и...
— Шире, шире ноги, — сказал Кирилл требовательно. — Выебу тебя, выебу, вот так, так, так...
Я вполне ощутимо почувствовал, как мягкая головка его такого странного члена щекочет мою простату, твердое тельце заходило взад-вперед, член захлюпал вдруг неожиданно быстро, внутри стало мокро, а яйца Кирилла поджались и я стал чувствовать на своем заду скорее волосатый лобок.
— Ооооох, — взвыл я помимо своей воли, и мой уже опавший член неожиданно вдруг еще раз кончил простатой. Тонкая липкая ленточка ощутимо скользнула по моей уретре, перед глазами засверкали лампочки... горячие губы Кирилла сомкнулись снова на моей шее, шершавый язык облизал ту самую точку и несколько раз ткнулся в нее, а потом...
Кирилл дернулся всем телом, резко почти вытащил, а потом снова вставил свой прекрасный член, волосы на лобке уперлись в мой зад, головка внутри меня приятно запульсировала, он прикусил мою шею чуть ли не до крови, громко выдохнул (Ааааааргх!) и, задрожав, кончил тремя теплыми струйками. Дернулся четыре раза в такт, и не вытаскивая, снова несколько раз ощутимо куснул меня за шею. Оргазм сотряс меня в третий раз за эти десять минут...
Я застонал и ноги мои подкосились.
Неожиданно он вдруг поднес к моему лицу свою правую руку, и даже в темноте мои привыкшие к отсутствию света глаза различили блеск обручального кольца.
— Я женат, — сказал мне только что кончивший в меня этот огромный парень с бородой, твердым хуем и мягонькой маленькой головкой. — Понял? Я же-нат.
— Понял, — сказал я неожиданно высоким голосом.
Он вытащил свой уже наполовину опавший член, шлепнул меня им по заднице и убрал его в штаны. В моей промежности хлюпнуло.
... Только в городе я обнаружил застывшую большую каплю спермы на заднике своего черного кроссовка.

Anatoly

школьник
школьник
Сообщения: 91
Поблагодарили: 9 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 26 мар 2020 18:45

Фетиш, который я описываю в данном рассказе, относительно редкий, но вот встретился.

Когда я учился некоторое время в университете за границей, одним из соседей в моей большой коммунальной квартире был финский парень Альвар, студент-медик, одновременно женственный и строгий, тоненький, но сильный.
То, что он гей, было понятно буквально с первой секунды. Его движения были мягкими и плавными, фигура — женской, разговор — манерным. Когда он смотрел на парней, глаза его начинали сверкать, девушки относились к нему скорее как к брату, а его отношение к соседу по комнате было бережным и ласковым.
Как-то раз мы всей международной командой пошли в сауну, и я не мог оторвать глаз от прекрасного (ппи!), которым природа наградила Альвара. Тоненький, но пропорциональный, он свисал вниз на добрых сантиметров семь, головка была полностью закрыта кожицей, с небольшим венчиком, яички были маленькие и круглые, и в то время как сам он был совершенно гладким, лобок его прекрасного члена зарос ковриком темных густых волос.
Он очень быстро поймал мой взгляд на своем члене, сердито сверкнул глазами, но не отвернулся и не стал его прятать. Мне показалось даже, что маленькая сосисочка немного привстала.
После этого случая он ничем не выдал себя, все продолжалось в наших отношениях по-прежнему, до той поры, как в один прекрасный вечер меня не свалил приступ непонятной аллергии.
Надо сказать, что нос у меня чрезвычайно чувствительный, и если я начинаю чихать, то могу чихать без остановки раз двадцать, и вот в этот памятный вечер я расчихался в своей комнате на славу.
Дверь в мою комнатку была открытой, и буквально через минуту я увидел на пороге своего соседа. Если гейдар является реальностью, то в это время мой гейдар (гей-радар) зазвонил со страшным грохотом. Глаза моего соседа сияли невероятной страстью, в легких домашних шароварах, в которые он был одет, нарисовался прижатый плавками стояк.
— Чего чихаешь? — спросил он — не показалось ли мне — дрожащим от волнения голосом.
— Не знаю, а-а-а-а-апчхи! — сказал я. — Какая-то аллергия, наверное, ааааап....
— Сейчас, я тебя полечу, — сказал он и глаза его сверкнули.
Альвар вышел в свою комнату, и там что-то долго ворошил, потом затих и я решил пойти посмотреть, где он ходит. Я встал, и яростно чихая, открыл свою дверь. Дверь поддалась не сразу, и потом я понял почему — мой сосед стоял под моей дверью в медицинском халате на голое тело, на столике рядом с дверью лежали разные медицинские принадлежности, а сам он... стоял и дрочил свой длинный и тонкий стояк.
— Альвар, апчхи! — сказал я. — Ну где ты ходишь? О! Ого!
Во взгляде, который он бросил на меня, читались тома: «Я гей, я знаю, что ты гей, но вот меня возбуждает, когда чихают, ты так классно и много чихаешь, бля, дай мне подрочить на это!».
— Апчхи! — сказал я и гостеприимно распахнул двери.
— Прости, — сказал он и сглотнул. — Ну... ну ты все понимаешь, да?
— Понимаю, апчхи! — сказал я. — За... апчхи-чхи-чхи! — ходи.
Перестав теперь прятать свой МПХ, он раскрыл полы халата и я увидел его прекрасный член — первый финский член в моей жизни — тоненький, розовый, с небольшим венчиком и готовой сползти кожицей, с маленькой капелькой сверху. Руки его тряслись и были холодными и влажными от возбуждения.
— Бля, — сказал он, и рука его сжала головку его крепкого длинного стояка, на одну треть залупив его, — представляешь, впервые, впервые! Ты почихаешь для меня? А я тебя полечу...
— Апчхи! — сказал я утвердительно.
Альвару со мной повезло, потому что до определенного предела я и сам любил чихать, поэтому следующие пятнадцать минут мы провели очень весело. Он расстегнул халат полностью, и его член огромным шлагбаумом вывалился наружу. Я знал стереотипное мнение о том, что у финнов огромные хуи, но видел финскую эрекцию воочию впервые и она меня впечатлила.
— Сначала я просто послушаю, — сказал он, дыша громко и хрипло. — Отвернусь и послушаю, вот, почисти этим нос — и он дал мне ватные палочки, смазанные сверху какой-то мазью.
Я вставил две палочки в ноздри, и сильный мятный аромат невероятно сильно защекотал мой уже раздраженный нос, и я стал яростно чихать, даже с каким-то подвыванием. Альвар, как и обещал, встал ко мне спиной, заложил руки за голову, видимо, чтобы сразу не кончить, и стал качаться на носках и пятках. Его маленькая попка вжалась, а вся спина, как в фильме про Штирлица, говорила о том, что переживает сейчас ее хозяин. Каждый раз, когда я чихал, он немного вздрагивал.
Когда я наконец прочихался, из носа у меня потекло, просто ручьями. Он услышал, как я шмыгаю носом и повернулся. Помню, что поворачивался он как в замедленном кино, и я сперва увидел его бок, затем его впалый живот, а затем... медленно и торжественно... из-за поворота вывернул его член, совершенно прямой, невероятно увеличившийся в толщину с полностью открытой теперь темно-розовой головкой... а следом за головкой плеснула тонкая ниточка прикама, свисшая с этого великолепного члена сантиметров на десять вниз.
Дрожащей холодной рукой он протянул мне несколько ароматизированных платочков и сказал, сглотнув на половине фразы:
— Высмор... высморкайся сюда.
— Апчхи! — сказал я утвердительно. Удивительно было, как мгновенно очистился от этой замечательной финской мази мой нос. Я смачно высморкался туда, а он... выхватил у меня из рук платок, развернул его и с яростным стоном обернул обоспливенный платок вокруг своего члена.
— Вроде все прошло, — сказал я. — Отлично.
— Д-дай посмотрю, — сказал он, опять сексуально заикнувшись, подошел и действительно, внимательно заглянул в мои ноздри, одновременно совершая плавные движения рукой по члену. Его глаза, пылающие страстью, встретились с моими, он неожиданно наклонился, поцеловал меня быстро в нос, и слизал капельку, оставшуюся в одной из ноздрей.
Это было так приятно, что я невольно сказал «Ооох!».
— А если пощекочу, — сказал он, — еще чихнешь?
— Чихну, — сказал я. — А ты дашь потрогать?
— Дам, — сказал он. — А ты разденешься?
— Хорошо, — сказал я.
Через пару минут я голый сидел в кресле, а он стоял передо мной, склонившись в глубоком поклоне, его лицо напротив моего, а его стояк — в нескольких сантиметров от моего тоже давно стоящего (ппи!).
Когда я стал щекотать себе ноздри еще одной палочкой и (уже всухую) чихать, он наклонился, глаза его требовательно заглянули в мои, а горячий стояк тесно соприкоснулся с моим. Вдруг неожиданно откуда из глубин моего носа взялась еще целая лужа соплей, и когда я в очередной раз чихнул, все это плеснуло ему по лицу. Я в ужасе посмотрел на него и увидел, что именно это ему и понравилось больше всего. Он налег на меня теперь всем телом, пальцем собрал мои сопли и слизал их, а сам стал яростно ерзать членом по мне, так что его горячая твердая головка то попадала мне под яйца, то проходила выше, и тогда он задевал задней стороной члена мою уздечку, а яйца волочились по моим.
Вдруг он застонал еще громче, и (очень нежно) прикусил зубами мой нос, горячее дыхание ударило мне в переносицу и я еще раз чихнул, громко, с завыванием.
Альвар затрясся, еще несколько раз ударил влажной головкой по моим яйцам, еще раз его пышущий жаром член прошел над моим, ткнулся мне в пупок, и мой высокий, стройный, легонький друг с неожиданно грозным рычанием кончил. Четыре ленточки спермы попали мне в пупок и плеснули по животу, и я сам, до этого уже кончивший в этот день два раза, затрясся в мощном сухом оргазме, прижав к себе плотно это маленькое, но мускулистое и твердое тельце.
Кончилось тем, что наш сосед с другой стороны постучал нам в стенку и мы услышали:
— Ну ребята, ну бля, я все понимаю, но тише!
На утро мы не могли смотреть друг другу и нашему польскому соседу в глаза, и больше никогда сексом не занимались. А нос прошел совершенно.

Vitava

школьник
школьник
Сообщения: 34
Поблагодарили: 28 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 02 июл 2020 18:45

В парковом туалете
Нам было 12 лет и мы играли в парке, носились дурачились, плюсом было можно было зайти в туалет, если вдруг приспичит.

Как-то мне приспичило, еле добежал, быстро присел, хорошо. Стал подниматься и понимаю вытереться нечем, поворачиваю голову рядом мужик, я его спрашиваю, — а у вас бумажки нет? Он: — есть, конечно, — и мои глаза упали на его член.
Он стоял, он протягивает мне бумагу и сам его берёт в руку и начинает дрочить.
Я вытираю попу и смотрю на это, огромный член, по сравнению с моим, ну волосы появились, но размеры пока не набрал.
— Нравится? — этот вопрос так и застыл в воздухе, я стоял со спущенными штанами и смотрел как он дрочит.
Перегородка была невысокая, чуть выше колена он прикоснулся к моей попе. Мне было приятно и одновременно непривычно кто то гладит меня, я повернулся, и его рука легла на мой член, мой лежал, но от созерцания, что я вижу как он дрочит свой член и что он стал гладить мой, он стал привставать. Мой ещё не толстенький 12 сантиметровый член ожил в его руках, он потянул меня за член и я послушно пошёл, он меня завёл к себе, не нужно было тянуться, он взял мою руку и положил к себе на член, и подвигав её дал понять, чтобы я его дрочил. Его толстый член лежал в моей правой руке и я послушно его дрочил, он положил мне руку на плечо и стал давить.
— Присядь, — сказал его голос, я присел и его мокрая головка оказалась перед моим лицом.
Он касался губ, я что то хотел спросить и головка вошла мне в рот, он схватил меня за голову и стал вводить член, меня чуть не вырвало, но так как завтракал только утром, мне повезло, его член заполнял мой рот и его руки управляли моей головой.
Так как туалет был парковый кто-то входил, но я принадлежал этому члену что входит в мой рот.
Тут у почувствовал что чьи то руки приподняли мою попу и я стал в позу «раком», мокрый палец вторгся в мой анус, на задницу ещё плюнули вошёл второй палец, было уже больно, но меня держали крепко за голову и пояс. Пальцы покинули попу, я подумал всё, но нет, что то тёплое прижалось ко мне пытается войти туда где были пальцы, ещё плевок и его головка вторгается в меня, жуткая боль, я пытаюсь вырваться, но от этого только сильнее погружаю член в себя.
Теперь два члена двигаются во мне, хорошо он дальше не стал проталкивать, он медленно толкает, и тут мне в рот вливается щедрая порция спермы, руки ослабели, и я вырвался из этого туалета...

Аватара пользователя

SIMVOLRODA

школьник
школьник
Сообщения: 22
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 11 раз

Эро- и порнорассказы

Сообщение 14 ноя 2020 16:40

я пробежался, но так и не разобрал: это реал или выдумки? ну да ладно, вот моя история в стихах (сексуальные ролевые игры)
Медсестра и пациент

Я медсестра - ты пациент,
Мочой ударенный в головку,
Я подготовлю инструмент,
Уж член торчит наизготовку.

Головку я перевяжу,
Она от крови посинела
А яйца пальцами сожму
Прости, дрочу я неумело.

Очко, фигуры Лиссажу
Уже выписывает, ббоже!
От фрикций я с ума схожу,
И пациент, похоже, тоже.

Иди ко мне, мой пациент,
Халат пока я не снимаю,
Да под халатом ничего и нет,
И пациент об этом знает.

Он долго щупал мой халат
цензура под ним, и грудь, и жопу,
И был приятен мне разврат,
А он ещё по жопе шлёпал.

И устоять я не смогла,
Задрав халат, раздвинув губы,
Я член ему обоссала,
А он смотрел и скалил зубы.

Он рвал бинты, дрожали руки,
Стояла раком и ждала,
Ооо, эти сладостные муки,
Я восемь раз ему дала!

Дрых пациент, уткнувшись носом,
Я оправляла свой халат,
И затянувшись папиросой,
Кто там по списку? Аа, пират

Возьмёт меня на абордаж
Порубит саблей мои путы
И сбросит за борт такелаж
И отъебёт (!) за три минуты

Наполнит паруса попутный ветер
Умчится в море мой корсар
Зарядит пушку на рассвете
Кто там по списку? Комиссар!

В потёртой кожаной тужурке
С большим наганом на бедре
Сижу в землянке у печурки
На продырявленном ведре

Уже в окоп собрались наши,
А за пригорком казаки,
Подъесаул уж шашкой машет

-Ну, что примолкли, мужики?!

Я рассупоню портупею,
Отброшу в угол свой наган:
-Кто будет драться за идею?
Тому цензура сегодня дам!

Я предъявила им мандат,
Я грудь пред ними обнажала,
Но коммунистов было мало
Среди потрёпанных солдат,
И я цензура им показала

Никто из боя не вернулся.
Явились только казаки.
Подъесаул лишь ухмыльнулся:
- Кончайте бабу – мужики.

И сотня взмыленных казаков
В меня кончала день и ночь.
Что комиссару сотня (с)трахов?
Он пролетариата дочь

И утолив свои нУжды,
Они меня не расстреляли,
Из чувства классовой вражды,
А только шашкой порубали.

И вся, поруг(б)анная я,
Кончала(сь) медленно и долго.
Прощай ВКПБ моя,
Ушла, исполненная долга.

Фигуры Лиссажу — траектории точки, совершающей гармонические колебания
ВКПБ – всероссийская корпорация проституток и блядей
Среди своих товарищей онанист - как арабская лошадь среди битюгов (В.В. Розанов, Мимолётное)

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 58544
Благодарил (а): 437 раз
Поблагодарили: 2703 раза

замечание

Сообщение 16 ноя 2020 15:52

SIMVOLRODA, длинные тексты, родное сердце, если такие случатся в будущем, убирай под спойлер
Окажите посильную помощь в сборе средств Ссылки доступны только для зарегестрированных пользователей. Мы — в минусе. Долг — 18,8 тыс. ₽

Ответить