Коты. Истории с ними

Здесь собраны анекдоты, смешные и весёлые картинки, истории; темы, так или иначе имеющие отношение к юмору..

Модераторы: 0льгерт Палтус, kamill

Аватара пользователя

Ingvar2016

аспирант
аспирант
Сообщения: 1609
Откуда: Москва
Благодарил (а): 111 раз
Поблагодарили: 252 раза

Коты. Истории с ними

Сообщение 25 янв 2018 11:36

.
У вас нет необходимых прав для просмотра изображений в этом сообщении. Получить доступ >>

Аватара пользователя

kamill

почётный профессор
почётный профессор
Сообщения: 12564
Откуда: Москва
Благодарил (а): 307 раз
Поблагодарили: 357 раз

Коты. Истории с ними

Сообщение 01 фев 2018 10:34

.
У вас нет необходимых прав для просмотра изображений в этом сообщении. Получить доступ >>

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 53651
Откуда: #1428 Elm Street
Благодарил (а): 216 раз
Поблагодарили: 1174 раза
Контактная информация:

Коты. Истории с ними

Сообщение 03 фев 2018 11:56

История четвёртая. Просто наберитесь терпения
Хотите верьте, хотите нет. Возможно кто-то уже слышал об этой истории. Вот что поведал один ходок на просторах интернета.

После развода, для реализации своих тайных желаний меня занесло в кабак. Отдохнув по полной, познакомился с очаровательной девушкой. Представилась Лидой, дала телефон. На следующий день, решив форсировать события, позвонил ей. После недолгой беседы, договорились встретиться. Взяв все необходимое для праздника души (бутылку водки, красное вино, и закусь) и как мартовский кот рванул на встречу.
Она пришла на свидание, как все дамы с опозданием на полтора часа и заявила:
— По пути мы зайдем к подруге.
В голове пронеслось: «Повезло!»

Вечер вырисовывался стать незабываемым. Симпатичная хозяйка квартиры, улыбнувшись очаровательной улыбкой, представилась:
— Ирина, располагайтесь как дома.
За порогом была уютная однокомнатная квартира, аккуратная и красивая с примечательной большой кроватью, сразу притянувшей мой взгляд. В голове второй раз всплыло: «Повезло!!!»
Ира включила чайник:
— Проходите на кухню сейчас будем пить чай, а мы пока пошепчемся.
Обе подруги закрылись в комнате. У меня промелькнула мысль «ЧАЙ…?, ну да ладно, может здесь такая прелюдия», — с этими мыслями и направился на кухню.

Вот тут и началась первая часть Марлезонского кордебалета.
Только переступил порог кухни, из под дивана, как из норы вылетел пушистый зверь и вцепился мне в ногу. От неожиданности, рефлекторно, как заправский футболист ногой отправил пушистую тварь с троекратной скоростью обратно в логово. И, как ни в чем небывало, стал накрывать стол. Водку пока доставать не стал, но бутылку вина заранее откупорил и поставил в центр сервировки. Сел за стол и стал ждать развитие событий.
Закипел чайник. Из комнаты послышался веселый и полный задора девичий смех вселявший в меня надежды.
Распахнулась дверь на кухню, хозяйка с милой улыбкой на лице, взяла чайник в руку…. и в туже секунду на ней повисла озверевшая кошка, разрывая когтями ногу в клочья. Ира, заорав благим матом, метнула на стол горячий чайник.
Выплеснувшийся кипяток ошпарил лучшую половину меня. Я взвился в воздух вместе с сервированным столом. Кромкой падающего стола кошку срезало с ноги, и расплющило пальцы на ноге хозяйки. Все заметались по тесной кухне, попутно круша обстановку и изрыгая матерные проклятия.

На грохот и вопли погибающих людей в дверях кухни нарисовалась моя подруга. Обезумевшая кошка, обнаружив путь к спасению, метнулась в сторону выхода. Уткнувшись в ноги подруги она продолжила свой галоп, но уже по женскому телу, стремительно приближаясь к симпатичному личику Лиды.
Я, чтобы не допустить вандализма, взяв поправку на упреждение, размахнулся могучим кулаком от начала кухни и…. от всей души ВМАЗАЛ в район «кошки».
Ноги Лидочки медленно оторвались от пола и она беззвучно, головой вперед скрылась в недрах темного коридора. Что-то громыхнуло. Наступила тишина.

Весь пол кухни был залит кровью и вином. Хозяйка была с ног до головы красного цвета, из ноги текла кровь, в коридоре было тихо, жгло ошпаренную плоть. Адский зверь улетел вместе с подругой.
Мы с Ирой, озираясь по сторонам, двинулись по коридору. В самом конце коридора лежал упавший массивный шкаф. Из под него эротично торчали соблазнительные ножки Лиды.
Убрав в сторону мебель, с осторожностью, опасаясь кошки начали раскапывать одежду. Под кучей одежды откопали милое лицо моей подруги. На нем сияла перекошенная кровавая улыбка в стиле терминатора перед смертью. Лида пребывала в глубоком нокауте.

Кое-как привели ее в чувство. К счастью память у нее отшибло удачно подвернувшимся шкафом.
Из комнаты донеслось жуткое рычание. Мы спешно вернулись на кухню и стали зализывать раны. Мне со стороны дам было уделено особое внимание. Висящую в ванной простыню пустили на бинты. Первая часть кордебалета была окончена.

Немного прибрав, стали размышлять, что делать дальше, хотя и так было понятно: «Тварь надо мочить!» Хозяйка решила уладить конфликт миром и пошла спросить у кошки, почему она так себя неоднозначно ведет.
Послышалось милое: «Кис-кис» … затем шипение, рычание и вопли хозяйки. Ира выскочила из комнаты с располосованной рукой.
«Надо усыплять» — процедила она сквозь зубы. Руку перевязали. Все погрузились в свои «МОГИЛЬНИКИ» в поисках ветеринара-убийцы. Выходной день, почти ночь, поиск не приносил результатов. Наконец один врач согласился, договорились о цене и стали ждать.

Около двух в дверь позвонили. На пороге появился лысоватый, невысокий дядечка, с небольшим чемоданчиком в руке. Внимательно посмотрев на нас, он поинтересовался:
— Кого усыплять и где клиент?.
Хозяйке сразу стало плохо, она сползла по стенке.
— Пусть пока полежит, а вы будете помогать, — сказал врач, указав на нас пальцем. Мне доверили шубу, чтобы накрывать жертву, а Лида вооружилась стальной трубой от замененного стояка воды.

Далее он разъяснил подробный план убийства. Набрал в шприц яду и мы выдвинулись на передовую.
Зайдя в комнату, мы услышали утробное рычание из под кровати. Ткнув в меня локтем ПИЛЮЛЬКИН скомандовал: — Подымай кровать!!
На полу под ней, сжавшись в комок, сидело милое существо и смотрело на нас. И тут доктор нарушил весь тщательно разработанный план. Встал на колени и «кыская» пополз к «кошке».

И тут началась Вторая часть кордебалета. Дикая тварь с дикого леса узрела цель и ринулась вперед. Вцепилась в доктора, тут же завопившего:
— СУ-У-К-А-А!!!!!!!!!!
Лида не растерялась и ловко махнула трубой. Удар был жесток, точен… и пришелся мне чуть выше локтя. Подумав о вечном, я отпустил кровать на спину врача-убийцы, подтолкнув его в гостеприимные объятия кота-убийцы.
Позже, контуженного ветеринара мы оттащили на кухню. Весь окровавленный, он изрыгал проклятия. Бросив шприц с согнутой иглой на стол, он сказал:
— Кошка-то — бешеная!
— А сразу по нашему виду непонятно было?!! — прошипела Лида.

Простыня кончилась, но нам повезло, в чемоданчике у эскулапа было много перевязочного материала. Пока шла очередная перевязка хозяйка пришла в себя и спросила:
— ВСЕ?
— Еще нет, но уже скоро, — процедил сквозь зубы доктор.
Порывшись в чемодане спец по ликвидации домашних животных достал пистолет, очень похожий на настоящий, и сообщил нам:
— Сейчас я с ней разберусь!
Хозяйка опять сползла по стенке.

— За мной, — прозвучала команда.
«А как же план?» — подумал я, но переспрашивать у вооруженного, неадекватного человека желания не было.

Ворвались в комнату. Кошка сидела на шкафу и всем своим видом говорила: «РАЗОРВУ ВСЕХ!!!»…
Киллер вскинул наган и почти в упор выстрелил. Кошка потеряла очередную жизнь и телепортировалась на лысую голову ветеринара. Все опять завертелось. Тыкая наугад пистолетом возле своей макушки , ветеринар вел беспорядочную пальбу. Две пули разнесли окна. Мы залегли.
«Сейчас сам застрелится» — с надеждой подумал я. Ситуация накалялась.
Лида, решив положить конец вакханалии, подскочила, с визгом оторвала кошку от головы доктора, лишив его бережно лелеемых остатков волос и швырнула ее на пол.
— Трави!!! — заорала она.
— Я шприц не взял, — проскулил окровавленный врач.

Мы опять отступили. Все по старой схеме: заматывание бинтами, проработка плана и снова в очередную атаку.
Я ворвался в комнату и успел удачно накинуть шубу на животное. Навалились втроем. Франкенштейн вонзил шприц, выдавил содержимое. Кошка дернулась, вытянулась и умерла. Все было кончено. Меня потряхивало, очень захотелось домой.
Док принес пакет и запихнул в него труп. — Пойду похороню в помойке, — сообщил он.

На пороге комнаты нарисовалась бледная хозяйка. В ту же секунду пакет ожил и разорвался. К всеобщему ужасу тварь вернулась из Ада. Все оцепенели.
Лида впала в агрессивное состояние и как «горец» размахивая своей трубой уничтожила все остатки роскоши в комнате. Досталось всем включая кошку и дока. У него тряслись руки, когда он набирал в шприц очередную порцию яда.
— Набирай все что есть !!! — орала Лида. Кошка умерла в очередной раз, отдав последнюю тринадцатую жизнь.
Все сидели вокруг трупа и тяжело дышали. Док произнес:
— Мне завтра ротвейлера надо идти усыплять. И глядя на Лиду, добавил:
— Пойдёшь со мной?

Все впали в бесконечную истерику.
Было уже утро. В дверь позвонили. На пороге стоял наряд полиции, остолбеневший от панорамы. Перед ними стояли «Всадники Апокалипсиса». Забинтованные, окровавленные с перекошенными лицами. Док держал за хвост мертвую кошку, у его ног лежала хозяйка.
Старший наряда произнес:
— Шумим. Соседям мешаете спать. ГДЕ ОСТАЛЬНЫЕ ТРУПЫ?!!
Далее объяснения, протоколы. Неинтересно и банально. Док ушел так и не спросив об оплате, но абсолютно счастливый.
Этот вечер в обществе двух красоток, действительно стал НЕЗАБЫВАЕМЫМ. Хотя и не так, как я ожидал.
У вас нет необходимых прав для просмотра изображений в этом сообщении. Получить доступ >>

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 53651
Откуда: #1428 Elm Street
Благодарил (а): 216 раз
Поблагодарили: 1174 раза
Контактная информация:

Коты. Истории с ними

Сообщение 05 фев 2018 23:22

Ссылки доступны только для зарегестрированных пользователей.
Станционные коты
Феликс — это на самом деле кошка, она ловит мышей на станции Хаддерсфилд IMG_5242.JPG Феликс — это на самом деле кошка, она ловит мышей на станции Хаддерсфилд
Самый известный из станционных котов — на самом деле не кот, а кошка, с мужским Феликс. Она живет на станции Хаддерсфилд. О ней часто пишут в местной газете, ей посвящена книга и существует целый ряд товаров под ее именем.
IMG_5243.JPG Кошка Сноуи встречает пассажиров на станции Харрингей
На станции Харрингей на севере Лондона живет всем известная белая кошка Сноуи, которая гуляет сама по себе — она относится к числу "говорящих" кошек и всегда отвечает на приветствие.
И таких котов при железнодорожных станциях множество в самых разных уголках страны.
Они не только охотятся на мышей и крыс, но приветствуют пассажиров, которые всегда рады их видеть. Многие специально приезжают на такие станции, чтобы повидать станционных котов.
IMG_5244.JPG
У вас нет необходимых прав для просмотра изображений в этом сообщении. Получить доступ >>
Дата регистрации АО в сети — 5/I-2003. Вот так незаметно пролетело 15 лет.
coffee Thank you for coöperation

Аватара пользователя

ScreenSaver

студент
студент
Сообщения: 189
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 78 раз

Коты. Истории с ними

Сообщение 07 фев 2018 08:51

У меня – кошка. Культурная, но порой, как дикая. Загородит, например, монитор, и попробуй её отодвинь. Отодвинул... Всё. Надо сразу набирать разгон с места за две секунды, чтобы успеть добежать до кухни, пока есть эти пару секунд на её обдумывание. Вот в это время нужно уложиться. Иначе, издерёт... .
А пока она бежит за мной, забывает, зачем бежала. Беготня переходит в игру. Начинаем играть в догонялки. А с кухни уже я её гоню до комнаты, а около комнаты разворачиваемся? и она снова бежит за мной...Так и носимся...туда-сюда.

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 53651
Откуда: #1428 Elm Street
Благодарил (а): 216 раз
Поблагодарили: 1174 раза
Контактная информация:

Коты. Истории с ними

Сообщение 08 мар 2018 07:38

История шестая. Мазай и Герасим
или

Подарок на крылечко

История стара, как мир. Такие коты были, есть и будут.
Одна женщина ходит к нам в клинику каждую весну-лето. Каждый раз она приносит котят, все новых и новых. Котят лечит, раздает и в следующем году приходит снова. За год ровно 1 раз, но пачкой по 5-7 малышей, иногда даже разных возрастов.
Но нет, она не из тех, у кого «кошечка ежегодно испытывает "радость" материнства». И не из тех, кто специально ходит подбирает котят. И не из тех, у кого в квартире много мурчаще-хвостатых. Ей просто достался такой кот. И кличка у него такая... говорящая - Мазай.
Сначала кот носил домой своих котят. Где-то на стороне гулял и приносил. Как весна к концу подходит - так начинается. Всегда черных нес, таких же, как он, как будто другие у него и не получались. Может быть и чужих воровал, чтоб только черные были, кто ж на даче там разбираться будет. Когда он приносил всех (по одному в день, мол, хозяйка так и было, ровно столько, а плюс-минус один - кто ж заметит) и делал перерыв на несколько дней, котята собрались в большую коробку и везлись в клинику. Лечить - вакцинировать - раздавать. Если кот прервался - значит всех, кого хотел уже притащил.
Потом хозяйке надоело. Однажды в дождливый осенний день Мазай приехал на кастрацию. Весной все радовались. До конца мая. В конце мая бедная женщина влетела в клинику и поставила коробку с котятами на стол, устало проговорив «Вы представьте себе, этот стервец чужих котят теперь тащит! Зато хоть разноцветных теперь!»
Вылечили, раздали. Одного, белого, женщина оставила себе. Назвала Герасимом, кастрировала и на следующую весну коты поехали на дачу вдвоем. Не брать с собой Мазая люди не могли, так как ехали насовсем, аж до зимы, но надеялись, что Герасим охладит его пыл.
И вот, конец весны. Каждое утро хозяйка тревожно выглядывает в окно, нет ли на крыльце котенка. Котят не было. Летом тоже. Коты мирно играли во дворе, занятые исключительно друг другом.
В сентябре женщина пришла ко мне в слезах, при этом истерически хихикая. За ней заходит муж, на руках у него...
«Вы представляете, смотрю я в окно, а два этих засранца под забором что-то на участок протаскивают, да еще натужно так! Аж надрываются! И дружно волокут к крыльцу нечто испачканное в земле, вдвоем. А оно отбрыкивается. Я на крыльцо выскакиваю, придурков разгоняю, а там - щенок! В два раза больше их обоих вместе взятых! Вот...» и протягивают мне лохматого малыша, месяцев полутора от роду.
Сейчас малыш подрос. В свои 10-11 месяцев он уже весит полных 40 кг. А Мазай с Герасимом в полнейшем шоке оттого, что притащили домой, пока сидят тихо как мышки и не выходят с участка.
Ждем конца лета и осени.
Дата регистрации АО в сети — 5/I-2003. Вот так незаметно пролетело 15 лет.
coffee Thank you for coöperation

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 53651
Откуда: #1428 Elm Street
Благодарил (а): 216 раз
Поблагодарили: 1174 раза
Контактная информация:

Коты. Истории с ними. Туалетто

Сообщение 13 апр 2018 07:42

Дата регистрации АО в сети — 5/I-2003. Вот так незаметно пролетело 15 лет.
coffee Thank you for coöperation

Аватара пользователя

kamill

почётный профессор
почётный профессор
Сообщения: 12564
Откуда: Москва
Благодарил (а): 307 раз
Поблагодарили: 357 раз

Коты. Истории с ними

Сообщение 27 май 2018 12:43

Кот на базе ВКС России
У вас нет необходимых прав для просмотра изображений в этом сообщении. Получить доступ >>

Аватара пользователя

:jgf

профессор АО
профессор АО
Сообщения: 53651
Откуда: #1428 Elm Street
Благодарил (а): 216 раз
Поблагодарили: 1174 раза
Контактная информация:

Сообщение 09 авг 2018 12:22

История седьмая. Как мне отрезали яйца

Конечно, я первым делом психанул. Ну а что? Нормальная реакция на услышанное заявление хозяйки: "Паш, завтра свозишь меня к ветеринару? К девяти. Я договорилась с Потаповым, Ваську кастрировать". Я сначала застыл, как вкопанный, так и не дойдя до кухни. Потом подпрыгнул, как ужаленный, и метнулся в комнату, как ошпаренный. Я даже не слышал ответа хозяина, про то, что может не стоит, может не надо: "Далась тебе эта кастрация?! Оставила бы его в покое. А? Пончик? Ну, забей".
Пончик, мя. Эту зверюгу можно было бы и похуже называть. Хотя "пончик" тоже довольно несъедобная кличка. В общем, я бесился. Разрыл все горшки с цветами на подоконнике. Идиотский кактус укололся в ответ и был тут же сброшен на пол. Потом тюль. Прыжок, зацеп двумя лапами и спуск, с треском рвущихся узорчиков, спуск с наслаждением, до самого пола. Истерика прекратилась в момент, когда хозяева зашли в комнату, и застали меня ссущим на диван.
Помутнение вмиг прошло, я сразу понял, что натворил и, поджав уши, забился под кресло. Хозяин закусил нижнюю губу, оценивая ущерб. Рыжая стерва "пончик" уперла пухлые ручки в рыхлые бочки и поставила штамп под приговором.
- Паш, ты видишь? А кастрируем, и будет он у нас спокойным и ласковым. Подумай, это же лучше, чем выкинуть его на улицу?!
Паша безвольно вздохнул, буркнул под нос, что, мол, отвезет, и поплелся за веником и совком.
Я судорожно соображал. Если бы коты могли потеть, то меня бы прошиб пот. А так лишь хвост истерично бился, и дрожали усы. Сконцентрироваться и подумать не получалось. Успокоиться тоже. А надо было бы.
Пока хозяева копошились на кухне и в коридоре в поисках средств ликвидации моего буйства, я выскочил из-под кресла, слинял на балкон и сиганул на поручень. Изогнувшись крючком, я миновал перегородку и попал на смежный балкон. Там прыгнул прямо в форточку, сетка против комаров на которой уже неделю как была оторвана. Уже неделю как хозяева Машки были в отъезде. Именно Машке мне захотелось выговориться. В конце концов, я был самым частым ее любовником в связи с близостью жилья.
В комнате пахло кровью. Меня этот запах немного привел в чувства, даже слегка возбудил. Кровью было заляпано все вокруг: ковер, кресла, обои. По обилию разноцветных перьев, я легко догадался, что здесь произошло. Сложить два и два было не трудно. Попугайчик и кошка.
Я двинулся по квартире в поисках Машки. Она нашлась на кухне среди огромной кучи хлама. Подруга умудрилась выпотрошить аптечку, и теперь повсюду валялись разбитые пузырьки и бумажные пластинки с пупырышками таблеток внутри. Запах стоял резкий и неприятный.
- Машка?!
Она ждала меня, видно услышала, как я сигаю по балконам.
- Васек, мне крысец, мя!
- Еще бы, - фыркнул я, осматривая разоренную кухню, - нафига ты порешила Кешу? Как ты вообще его выцарапала из клетки?
- Мя, Васек, Васек. Эта дура, эта твоя рыжая дура...
Моя хозяйка кормила Машку и Кешу раз в день, пока соседская семья в полном составе была в отъезде.
- Она такая морская свинья... Тупая, ненавижу...
Я как никогда был солидарен с Машкой, но все же хотел бы знать продолжение истории. Но подруга моя лишь зашипела и расплакалась. Я оглянулся, чем бы ее утешить. Взгляд мой натолкнулся на один из пузырьков, и я понял еще одну вещь.
- Машка, мя, да ты мыша не ловишь!
- Ни ф одном глазу! - тут же ответила кошка.
- Я тащусь и царапаюсь, подруга! Ты кокнула и заточила Кешку, нализалась валерьянки и теперь жалуешься, что тебе крысец?! Ну, супер! Да ты знаешь, что крысец как раз мне! Меня завтра повезут на кастрацию!
Машка вроде бы не хотела вникать в мои проблемы.
- На что? Куда повезут?
- Яйца мне завтра отрежут, мя! Под самый корешок!
- И?
- Машка, ты дура? И все! Чик, и все!
- Ты умрешь? - спокойствие Машки меня просто убило.
- Нет, - только и смог ответить я.
- Вот и не шипи. А меня завтра убьют, ко всем мышам. Лариска вернется, узнает про попугайчика и спустит меня в мусоропровод.
- Вот уж не гони! Кто важнее, кошка или попугай? И как ты его выковыряла-то?
- Кому кошка, кому попугай. Если мелкая скажет родителям, что я испортила ей всю жизнь, мне крысец. А она так и скажет!
Машка потихоньку трезвела, я терпеливо ждал, когда она все-таки расскажет всю историю.
- Твоя рыжая дура, чтоб ее крысы сожрали, сегодня приходила, кормила и забыла клетку закрыть. Этот пернатый придурок решил полетать. Летал, летал. Я не выдержала, сам понимаешь, я кошка домашняя, но кто отменял инстинкты?
Я пожал плечами. Не знаю, мол, никто видать не отменял.
- Вот, то-то, я смотрела на него, смотрела. А потом прыг!
Машка резко подалась на меня. Я аж вздрогнул, представив себя на месте птички, разрываемой Машкиными когтями.
- Ну а потом все было как в бреду. Кровавая пелена, перья по всему дому, вкус крови...
Машка села на место и начала интенсивно облизывать лапу. Я, конечно, был в состоянии аффекта от своих проблем и достаточно ошарашен рассказом Машки, чтобы заметить, что в показном рывке, кошка наступила лапой в лужу валерьянки.
- Облезть можно! - только и выдохнул я. - Слушай, ну как? Вкусно было?
Машка лишь махнула на меня вылизанной лапкой. Дурак, мол.
- Слуш, Маш, я все понимаю. Да не будет тебе ничего, веником треснут да и все дела. А мне! Ты слышишь?! Меня завтра кастрируют!
- И что? Котик, и что? - Машка уставилась на меня мутными глазами. - Я уже давно того, этого.
Я поперхнулся от таких новостей.
- Да ладно! А как же...
- Симулировала! - отрезала Машка, не дав мне договорить.
- Ага, точно! Котят ты тоже симулировала?!
- Ммм, каких ищо котят? Када?
Я хотел было ей напомнить, как два месяца назад, в январе, соседи бегали с ее случайным выводком, не зная, куда деть. Но, наконец, догадавшись, что подруга нализалась в стельку, понял, что делать мне здесь нечего.
И правда, Машка посмотрела на меня совсем уже через силу, лизнула еще раз лапу, и плюхнулась мордочкой в лужу.
- Дура ты, Машка, дура! - только и сказал я. - А я ведь больше с кошками не смогу. Ни-ког-да!
- Говорить ты можешь? - пуская пузыри, промямлила Машка.
- Да, - ее вопросы меня начали доканывать.
- Отлично, - Машка приподнялась на секунду. - Поболтать с тобой клево, а котов у меня и так полон двор.
Оставалось только плюнуть и уйти.
Балкон - парапет - окно на лестничную клетку соседнего подъезда. Восемь этажей вниз и я уже на улице. Тут-то, в общем, я вас и нашел...

Надо сказать, что кот я не ахти какой породистый. Мать моя, обычная европейская короткошерстная кошка, вероятно, гульнула на стороне, а хозяева ее были не из той породы, что спускают в унитаз десяток новорожденных котят, как будто так и надо. В общем, побегали они с некондиционными котятами с месяц, да и поняли, что, кроме как раздать их бесплатно, ничего не выйдет. Так я и появился у Паши и Риты-"пончик". Пашка в общем-то меня и взял, Рита согласилась поскольку-постольку. Эх, я считал Пашку мужиком и хозяином в доме. Другом и товарищем. А он, крыса, меня сдал.
Приятели мои, тоже не Бог весть какие коты. Костяк дворовой компании составляли четыре моих товарища.
Барсик - вышвырнутый год назад из дома, чистокровный перс. Кое-как приноровился жить на улице. Потерявший все охотничьи навыки и интерес к жизни еще задолго до злосчастной выставки, где какой-то умник заявил его хозяевам, мол, котик ваш подделка, фуфел, не перс никакой. Это была неправда, но Барсик получил ботинком под хвост.
Моисей - здоровый и спокойный котяра, вероятно, принадлежавший к сибирской породе, с пронзительными зелеными глазами. Откуда он взялся, никто не знает - просто пришел, и стал самым-самым. Никогда не был грязен, ни в чем не нуждался, был доволен и счастлив. Умен был, что твой Айнштайн.
Барон - любимец публики, полукровка британец. Этому хмырю стоило только подойти к какой-нибудь дамочке и пройтись шерсткой по лодыжке, как еда валилась на него, как из пакета изобилия. Был он действительно хорош собой, так что не только человечьи, но и кошачьи самки были к нему неравнодушны.
Полосатый - невзрачный короткошерстный неудачник. Вот уж, воистину, магнит для всех неприятностей нашего двора. Тощий, с огромными честными глазами, он создавал видимость существа доброго и безобидного. Таковым и был.
Вот этой банде я и рассказываю сейчас свою утреннюю историю. Неподалеку от нас на мартовском солнышке греется дворовый Кабздох. Он, конечно, считает себя собакой дворника, но живет на улице. Нас не трогает, мы его тоже. Лежит, грустно смотрит на все и подметает асфальт обвисшими щеками.

- Да, Васек, ты конкретно встрял! - заявил Барон. Можно подумать, я сам этого не знаю.
- Встрял? Да это полный крысец, мя! Я лучше утоплюсь в толчке!
Я нервно ходил кругами, болтая хвостом. Ребята лежали на солнышке и щурили глаза - все понятно, у другана проблемы, но солнце-то от этого не холоднее.
- Может, это не так страшно? - протянул задумчиво Моисей. - Я слышал, что это даже на пользу. Половой вопрос не парит. Можно всю энергию сублимировать в искусство, в философию.
- Мой, а давай тебе отрежем яйца?
- Да мне и так неплохо думается, - потянулся котяра, - да и чем ты мне отрежешь-то?
- Да вон, Кабздохом! - заржал Барон, а Кабздох приподнял голову и оскалился. - Яйцы в пасть, щелк, все готово - зеленкой смазать, валерьянкой запить.
- Да че вы хохмите-то?! Вы не догоняете, мя? Меня кастрируют завтра!
- Слушай, - поднял лапу Моисей, - это будет завтра, успокойся. Все твое пока при тебе. Просто вали из дому и все. Но сначала объясни, чё плохого-то в этом? Ну почикают слегка, вон посмотри на Барсика.
Все уставились на Барсика, даже Кабздох повыше поднял голову. Барсик потупился:
- Чего вам?
- Расскажи братве, каково это без, так сказать, яиц? Что изменилось в твоей жизни?
- Идите вы псу под хвост! Я с рождения такой. Нас, породистых, после родов прививают, стерилизуют, паспорт делают...
Барон снова заржал.
- Где твой паспорт теперь-то? Что же ты заграницу не выехал?!
- Слушай, ты! - Кастрированный с детства Барсик поднялся на все четыре лапы. - Я семь лет жил на всем готовом, и не стыжусь этого. Я семь лет ничего не делал: мышей не ловил, по помойкам да деревьям не лазал, за кошками по чердакам не бегал. Я жизни вообще не знал. И то, что я выжил, когда меня на минус двадцать выперли без сухпайка, то, что не сдох без еды и крова, не подкосили мою веру в людей. Моих хозяев обманули! Когда обман вскроется, меня придут и заберут.
Барон отвел глаза и примирительно улегся. Все знали, что хозяева Барсика тут же купили себе другого перса, у того самого умника - знатока породистых кошек. И про существование Барсика уже давно забыли.
- Резюме, - вставил Моисей, - кастрированным жить можно. Можно выжить в суровых условиях и нормально обосноваться в обществе. Наш Барс тому пример.
Барсик тоже плюхнул свою жирную тушу на теплый асфальт, а на высказывание Моисея лишь утвердительно кивнул своей плоской усатой мордой.
- В общем, решай, - Моисей обратился ко мне, - живешь дальше без яйц или тусуешь с нами на улице.
- Ага, а если протупишь, то будешь тусовать с нами на улице без яиц, - схохмил Барон, глянув на распушившегося серым Барсика.
Я был в шоке от друзей. Как все легко и просто.
- Да вы понимаете, я же свихнусь. Я же перестану быть мужчиной и буду никем - существом.
Барсик уныло повернул плоскую морду ко мне.
- С тобой другой разговор, Бар. Но я-то уже не мальчик. Мне пять лет уже. Я и женщин познал, и мартовские драки. А песни по вечерам?! Я не смогу, я умру.
- Тогда решено, вали к нам, на улицу. - Моисей перекатился на спину, подставив солнцу брюхо, в бежевой шерсти которого заиграли солнечные зайчики от зеркала автомобиля. Колян - владелец жигулей, как именовали его во дворе, сел в свой драндулет и пытался его завести.
- И что мне на вашей улице делать? Выживать, как Барсик? Да вы на меня посмотрите?! Я стану, скорее, вторым Полосатым.
Полосатый до этого молча лежал и глотал голодную слюну. Его нычку с тухлой селедкой сегодня утром разорили соседские коты. Полосатый, естественно, поджал хвост и молча ушел. Коты показали ему неприличные жесты и удрали восвояси.
Теперь, когда о нем заговорили, Полосатый лишь поднял голову и застенчиво улыбнулся, мол, не бойся, брат, хуже чем у меня не будет.
Я от безнадеги потерял всякое желание разговаривать. Сел и стал думать. Но мысли не шли дальше хирургических ножниц. Меня свяжут, распнут, прижмут еще для верности грудину рукой. Возьмут острые холодные ножницы и хряк! Я зажмурился. Вроде бы даже заплакал.
- Эй, Кабздох! - вдруг, после долгой паузы, крикнул Моисей. - А ты, случаем, у нас не того?
Пес приподнялся на передних лапах и уставился на нас, не веря своим ушам. Барон снова заржал, но заметно подобрался, чтобы, в случае чего, рвануть.
- Чет я не видел тебя с женщиной ни разу, - пояснил Моисей.
- Ты, чувырло мохнатое, - прохрипел Кабздох и тут же закашлялся.
Все выждали паузу, пока пес прочищал горло.
- Да ты знаешь, сколько мне лет? Больше чем вам всем вместе взятым! Я уже не помню, когда меня в последний раз самка влекла, вообще.
- Ну ясно, значит не кастрированный, ну ладно. - Моисей улегся снова на живот. Кабздох, задетый за живое, приподнялся и сделал два шага к бродягам. Коты заметно напряглись, но псина улеглась поближе, давая понять, что трогать их не будет.
- Вы думаете, что вы домашние любимцы? Ха! Хорошенькая любовь, чик и яйца долой! Вот это я понимаю. А на самом деле они любят мягкие пушистые подушки, у которых есть чуть-чуть характера, чтобы повеселее было. Добрые и глупые, то, что надо. Мой хозяин может и дворник, но не крысняк. Нормальный мужик никогда не даст отрезать яйца другому мужику, особенно лучшему другу.
- Во, - поднял коготь Моисей, - золотые слова!
- Зато он тебя лупит почем зря! - встрял Барон, а Полосатый весь вжался в асфальт, припоминая дворничью метлу, которая мало чью спину обходила стороной. - Алкаш он, этим все сказано.
- А вот это ты зря, кошелка облезлая, - рыкнул Кабздох, - это он самку свою с выводком колотит, когда водки напьется. А со мной он разговаривает. Стоит рядом на карачках и душу изливает, плачет. Говорит, что если бы не я, удавился бы от такой жизни. Вот, какой должен быть хозяин - друг собаки.
- Мда, все ясно с тобой, блохастый, - лишь пробормотал Моисей.

Тут ушки нашей банды повернулись на пронзительный кис-кис. Дурацкая привычка, но ничего не поделаешь, мы же кошки. А от такого "кис-киса" даже Кабздох голову поднял. Все глянули на трех великовозрастных человеческих детишек, стоящих неподалеку, у каждого по бутылке пива в руках, один, что покруче, так вообще с сигаретой. Золотая молодежь, да и только.
Самый младший из них присел на корточки и кискал, обращаясь явно к нам. Уделив ему меньше секунды внимания, мы отвернулись. Только лишь Полосатый поднял свое тощее тельце и сделал нерешительный шаг к людям.
- Слуш, Полосатик, ты бы лег, - сказал Барон.
- Зовут же, - пробормотал тощий и сделал еще шаг, - может чего надо?
Оболтус продолжал подзывать, протягивая к нам пустую руку.
- Полос, огребешь снова, сядь уже!
Но Полосатый уже преодолел половину пути и останавливаться не собирался.
- Мя, ну ведь пнут сейчас, как обычно, - обратился Барон к Моисею, тот лишь развел лапами.
Тощий кот подошел к зовущему, понюхал пальцы, и потерся о них головой. Подросток резко встал и, действительно, пнул кота под дых. Из Полосатого выбился глухой "мявк", и тельце подлетело на метр над землей.
- Идиот, иди сюда! - крикнул Барон, приземлившемуся на лапы другу.
Полосатый поплелся обратно, а мерзкий детеныш снова "закискал". Теперь у него в руке была колбаса. Друзья его весело смеялись.
- Не обращай внимания, иди, ложись!
- Ну так ведь колбаска. Поигрались, сейчас покормят, - робко сказал Полосатый и пошел обратно к людям.
- Пнут под хвост, - заявил Барон. Но тощий пошел снова. Подошел к руке, и не успел нюхнуть даже, как получил увесистый пинок под зад. Теперь уже летел кубарем по пыльной земле палисадника. Ребятня заливалась смехом.
Все кончилось неожиданно. Кабздох вскочил, оскалил ужасную пасть с желтыми зубами, и стал бешено лаять на изуверов. Те перестали гоготать, и подобру-поздорову убрались в соседний двор.

Весь день я тупо провалялся на солнышке. Не было безумного полового загула "напоследок", не было безбашенного порыва залезть на верхотуру и поорать оттуда. Был какой-то помышизм. Так часто бывает, что не веришь в страшное до последней минуты. Вот-вот уже, и сказано тебе и обещано, но нет. Не можешь этого принять и все. Не заведется машина, умрет ветеринар, сломает ногу рыжая тварюга. Но не случится непоправимого, ведь так не бывает. По крайней мере, со мной.
Когда я уже собрался убираться восвояси, к нашей мирной кучке подошла девочка в яркой юбчонке. Села на корточки, так, что ножки в ботиночках исчезли под колокольчиком, и начала нас подзывать.
Моисей многозначительно зевнул. Барон усердно вылизывал себе под хвостом. Мне и Барсику было по барабану до позывных. Ну а Полосатый извиняющимся взглядом окинул нас, встал и осторожно пошел к девочке. Я хотел было что-то сказать, да махнул на все хвостом.
- Лапулечка, котичек, - завела девочка, гладя Полосатого. Ну вот, хоть в чем-то повезло. Вон мамаша идет, сейчас лафа кончится.
Подошла высокая женщина, посмотрела на дочь и на дворового кота. Нет, Полосатый не был облезлым, общипанным или лишайным. Просто у него была короткая гладкая шерсть. А ведь котов любят за пушистость.
- Мама, мама, возьмем котика?!
- Лиза, я тебе куплю другого маленького, будешь его растить, а этот уже большой.
- Не-е-е, я хочу этого.
- Доча, ему будет у нас плохо, он любит на улице жить, - мы разом прыснули, хоть и жаль было Полосатого, но слышать про него такое было откровенно смешно. - У нас ему будет скучно. Давай завтра купим тебе котенка, специального, домашнего.
- Не-е-е, ну мам! Этот добрый, смотри какой! И умный, подошел ко мне сразу. Значит, будет меня слушаться. Давай его возьмем, ну?!
- Ладно, давай поступим так, в четверг вернется папа из командировки, посмотрит твоего котика тоже, и если будет согласен - возьмем.
Девочка запрыгала на месте. Всем стало ясно, папа будет согласен - такая продавит кого угодно.
Полосатый, застенчиво улыбаясь, вернулся на лежбище. Они тихо свернулся калачиком и провожал взглядом свою волшебную фею. Барон, вытянув шею, тоже наблюдал, как девочка радостно вприпрыжку идет за мамой. Новенькие, недавно въехали, вон машина у них какая.
- Во поперло! - выдавил Барон. - Ну Полосатый, ну вертихвост!
Полосатый молчал и счастливо улыбался. Я даже на какое-то время забыл о своих бедах. Я ушел домой, думая об удаче, которая неожиданно сваливается на хвост.

Следующий день я помню плохо. Утром меня сгребли в переноску. В клинике чем-то укололи и все. Я просыпался вечером, хотел пить, не понимал где я. Кругом было темно, пахло домом. Пошевелиться я не смог, все очень болело. Я не понял, что со мной и погрузился в душный, муторный сон.
В среду я приходил в себя чаще. Попил воды, чего-то поел. Пошевелился и почувствовал адскую боль между задних ног. Я все вспомнил и заплакал. Мое желание шляться по кошкам никуда не делось, вместе с ним я помнил, как здорово орать под окнами и драться с котами. Но теперь во всем этом не было ни толечки смысла.
Я приходил в себя, когда меня брали на руки. Я видел ненавистные рожи своих хозяев. Пашка баюкал меня, напевая что-то про хорошего котика, и про то, как котик не будет больше гадить по углам и гулять на улице. Слышал, что рыжая спрашивала: "Ну, как он там?"
Вечером я смог сделать пару шагов. Было больно, но уже терпимо. Единственно, что ходить не хотелось.
В четверг я проснулся после обеда, обнаружил, что могу сносно ходить и прыгать. Голод переборол апатию, и я жадно слопал корм из миски. Вылакал всю воду. Дома находиться не было сил, всюду мерещились запахи анестезии, бинтов и зеленки.
Я выбрался на балкон, кое-как вспрыгнул на перила. Прошел к соседям: форточка наглухо закрыта, внутри тишина. Прыгнул на парапет и спустился через окно на лестницу. Болело ощутимо, но не сильно. Голова была туманная, эмоций не было вообще. Даже горечь и ненависть чувствовались лишь как тупая боль в затылке, между ушами.
- Та-а-ак, - протянул хмурый Моисей, глядя на меня. - Дело сделано.
Я кивнул и оглянул остальных. Пушась серым, Барсик сидел молча. Злой и серьезный Барон пристально посмотрел на меня. Потом перевел взгляд на Машку. Я тоже обратил внимание, что моя соседка лежит в нашей компании, грея спинку. Она смотрела стеклянными глазами куда-то в сторону. Полосатый лежал поодаль, уткнувшись мордой в лапы. Я почувствовал, что здесь произошло что-то еще более неладное.
- Ну как? - спросил Моисей.
- Фигово, - честно ответил я, - жить не хочется.
- А что тебе хочется? - пристально глядя на меня, спросил Моисей
- Хочу все вернуть. Хочу убить тварей! - Хотя и мало толку в бессильной злобе, но высказать хочется.

Оказалось, за те дни, что я пролежал дома, случилось несчастье. Машкины хозяева вернулись из отпуска. Младшая дочка увидела кровавые ошметки любимого попугайчика, закатила форменную истерику, схватила Машку за шкимот и, не успели родители ахнуть, выкинула кошку в окно. Что за крики были в квартире потом - отдельный разговор. С восьмого этажа Машка приземлилась неудачно и сломала себе обе правые лапы. Травмы оказались очень серьезными, а безногая кошка на улице - труп. Коты подкормили Машку, но у той на второй день начался жар. Видели ее хозяйку с дочкой, те прошли мимо, даже не взглянули на хромую убийцу. Оставалось лишь надеяться, что на Машке, как на кошке, все заживет.
А сейчас компания сидела в ожидании обещанного чуда от девочки в юбочке. Папа приехал утром, и все ждали, кода они с дочкой выйдут на смотрины. Но вот незадача. Полосатый лежал и пускал кровавые пузыри. Выяснилось, что вчера этот тощий человеколюб снова пошел к подзывалам, как обычно "узнать, вдруг че нужно?". На этот раз пинок не прошел для Полосатого даром. Слишком сильно дали ему в живот зимним ботинком на толстой подошве. Что-то лопнуло в кошачьем тельце и через пасть пошла кровь.
Есть Полосатый уже не мог. Вчерашний день он еще побегал, убеждая товарищей, что, мол, ничего, что заживет. Что возьмут его скоро в семью, подлечится, подкормится, все будет полосато! Сегодня кот уже не вставал, лежал, тихо пускал слезы и пузыри. Все ждал, когда придет спасительница и унесет его домой.
Момент истины настал. Из подъезда выскочила девочка. Она радостно верещала и тянула за собой высокого мужчину, который серьезно поглядывал на дочь, но все же улыбался.
- Ну, где же тот прекрасный котик, которого мы возьмем? - спросил папа, заглядывая дочке в глаза.
- Вон тот! В сторонке! Он специально отлег, чтобы мы его быстрее нашли. - Девочка сияла.
Она присела на корточки и позвала: "Кис-кис, котик!". Полосатый поднял усталые глаза на своих спасителей и попытался улыбнуться. Но закашлялся и выплюнул кровавый сгусток. Девочка отпрянула. Мужчина резко поднялся и взял дочь за руку.
- Давай-ка мы завтра сходим на выставку, посмотрим нормальных котиков. Купим тебе хорошего.
Но испуганная девочка уже разрыдалась. Никакого котика она уже не хотела. Парочка ушла. Полосатый, ничего не понимая, смотрел им вслед. Потом клюнул носом кровавую лужу и захрипел.

Повисла тяжелая пауза. Коты хмуро смотрели перед собой и помалкивали. Кабздох, как обычно, лежавший неподалеку, встал и отряхнулся.
- Эх вы! Коты - коты... Гиблые вы животные! - протянул он и ушел.
И тут поднялся Моисей. Его зеленые глаза горели мрачным, неестественным кислотным светом. Он от души рявкнул, так, что я, Барон и Барсик подскочили. Шерсть у нас встала дыбом.
- Мя! Все! Это уже полный крысец! Видит Бог, я долго терпел!!!
Я переглянулся с котами - те тоже ничего не понимали. К чему эта бесполезная ярость?!
- Я наблюдаю за этим давно. Пытаюсь понять ваши поступки. Мне всегда нравилось у вас, я отдыхаю здесь душой и телом. Но то, что эти твари с вам делают... - Моисей, наконец, обратил на нас внимание.
- Слушайте, коты! Моя миска терпения переполнена до краев, теперь мой хвост свободен болтаться, как я захочу! - сибиряк был теперь спокоен, но было некое зловещее безумие в его речи. - Сегодня, как стемнеет, всем быть на пустыре за городом! Все знают, где?
- Но... - начал было Барон, оглядываясь на меня.
- Дело ваше! - сказал Моисей. - Поймете все на месте, или подыхайте, мя, здесь.
Я кивнул на Полосатого.
- О них я сам побеспокоюсь. Выдвигайтесь и расскажите всем, кого увидите.

Смеркалось. Гигантский пустырь погружался во тьму. Только на его окраине ровно светились электрическим светом бесчисленные прямоугольники окон и синеватые уличные фонари. Спальный район отгородился от пустого пространства несколькими рядами гаражей, полосой редкого сухого кустарника и кучками хлама.
Этим вечером на пустыре бурлила жизнь. Тысячи пар мерцающих кошачьих глаз текли в темноте ручейками к центру. Сотни тихих недоуменных разговоров сливались в единый кошачий шум. Оповещенные коты всего города собрались здесь. Перешептывались, смотрели на возвышение в центре пустыря и ждали.
Мы с Бароном протиснулись в самый центр. Барсик встретил каких-то приятелей и остался с ними. Было много знакомых котов и кошек. В основном бродячих, но попадались и домашние приятели. Никто ничего не понимал, всем было очень любопытно, что же затеял Моисей.
Шум и движение на пустыре потихоньку начали беспокоить жителей окраинных домов. Открывались окна, слышались вопрошающие крики соседям. Кто-то громко спросил про милицию, кто-то про живодерню.
Наконец на возвышении появился Моисей. Мы все разом умолкли.
- Приветствую вас! - неожиданно громко грянуло со всех сторон. Я замотал головой. Обычно так звучали люди, говорящие на площади в черные толстые палочки. Но Моисей?!
Толпа пошумела и утихомирилась.
- Первое, что я хочу сказать: "Те из вас, кто любит людей, убирайтесь к мышам крысячим отсюда!"
Кошачье племя снова зашумело. Моисей выдержал паузу, дав нам подумать над его словами. Почти никто не двинулся с места. Я, лично, видел только одного белого пушистого кота, который буркнул: "Психи, мя! Ща живодерка подкатит. Вот шапки подешевеют" - и стал продираться через толпу к городу.
- Я всегда всей душой сопереживал вам. Мне нравилось бывать в вашем мире и жить среди первобытной красоты. Ваши инстинкты живы, ваши умы не замутнены. Вы - настоящие звери. Поэтому пребывание на вашей планете всегда доставляло мне огромное удовольствие.
Я вытаращился на Моисея. Наверное, в этот миг не только я один решил, что кот окончательно сбрендил.
- Но ваши, так называемые, люди... Я не мог смотреть, как они беспощадно и методично истребляют вас. Как превращают прекрасную первобытную расу в домашних питомцев. Как изживают тех, кто хочет жить самостоятельно. Режут вас, мучают и скрещивают, как скот. Выводят ходячие подушки и жуткие гибриды. Сегодня пришло время расплаты! Я получил согласие Межгалактического Совета на истребление людей. Расы бесполезной и бесперспективной. Чье стремительное, бездумное и жестокое развитие ведет их, а вместе и всю экосистему планеты к гибели. Но мой труд дал свои результаты. Бумага подписана и одобрена.
Поднялся кошачий гам. Послышались вяканье и вскрики, мол, Моисей совсем белены объелся. Барон глянул на меня, я же кивнул на возвышение - сибиряк еще не договорил. Мне хотелось верить.
С обратной стороны кучи мусора, на которой ораторствовал Моисей, на общее обозрение поднялась Машка. Я мякнул от удивления. От холки до хвоста над ней шел блестящий металлический позвоночник, хромированные ребра охватывали тело кошки, мягко облегая грудь и живот. Лапы были удобно зажаты внешними косточками, которые явно помогали Машке передвигаться, и, очевидно, во много раз усиливали возможности кошачьих мышц.
На краю пустыря разгоняли ночной мрак фары трех грузовиков санитарной службы и пары патрульных машин. Беззвучно крутились синие огни. Люди с ужасом взирали на скопище животных и не знали, что делать. Столпившаяся шпана размахивала пневматическим оружием и предлагала свою посильную помощь. Обстановка накалялась.
Собравшиеся коты снова замолкли. Теперь стало ясно, что жизнь сделала резкий поворот. Что-то оборвалось и возврата не будет. Потому что Моисей не врал. Потому что слева от него поднялся на горку совсем уже монстр из шевелящегося металла. С огромными инфракрасными прожекторами и навесными многоствольными орудиями. Лишь голова Полосатого, прикрытая темным щитком забрала, торчала из пугающей конструкции размером со взрослого тигра.
- Коты и кошки. Мы еще будем гибнуть и страдать, - громко и четко прозвучал голос Полосатого. - Но с этого момента, мы будем это делать с целью. За нашу свободу! И мы начнем сейчас!
Грянуло. С металлической спины Полосатого сорвались две тонкие, стройные ракеты, и оставляя легкий дымный след, рванулись к городу. Я успел лишь крутануть головой, в попытке проследить их полет. Там, на границе тьмы и городского света, нестерпимо громко рвануло. Дуплетом в унисон. Два больших грузовика, словно картонные, взлетели на уровень крыш пятиэтажек, превращаясь в огненные шары. Искря и плюясь пламенными каплями, они рухнули на асфальт, приводя в ужас людей. Полопались стекла в близстоящих домах. Раздались крики.
Кошачья братия взревела. Кто прижал уши, кто наоборот ощетинился и выгнул спины.
- Братья! - раздался громкий и чистый голос Машки. - Будьте мужественны и сражайтесь! Если сомневаетесь - наблюдайте и думайте. А сейчас нам нужно создать плацдарм, нам нужно с чего-то начать.
На фоне всего это ночного безумия, перед глазами многотысячной кошачьей толпы, за спинами ораторов, из ночного неба на землю опускались гигантские черные монолиты. Шестнадцатиэтажные доминошки "пусто-пусто" своими торцами приземлялись на пустырь, поднимая клубы подсохшей весенней пыли.
- Проходите экспресс-рекрутинг, - грохнул по ушам Моисей, - каждый из вас будет принят, пройдет интенсивный начальный курс обучения и меньше чем через полчаса будет в строю.
В монолитах открылись многочисленные входы. Из темноты тут и там стали появляться сиамские коты в легких матовых доспехах. Они умело, быстро, вежливо и доходчиво начали организовывать толпу.
- Исключительно по вашему желанию, - красивый голос Машки звенел, внушал уверенность и не давал нам испугаться и запаниковать. - Нам нужны все. Бойцы, наземный спецназ, летчики, стратегическое командование, тыловики и медики. Ваши стремления и ваши способности будут выявлены на медосмотре. Первые дни возможна неразбериха и путаница.
Я уже все понял. Я прыжками бежал к приемным пунктам. Над нами еще несколько раз грохнуло, к городу понеслось несколько ракет. Из севших кораблей выползали боевые машины котов. Началась комплектация экипажей. Сиамские выстраивали новобранцев в быстродвижущиеся очереди.

Давно уже потеряв из вида Барона, уже с новой компанией дворовых котов я попал в светлое помещение. Нас разобрали в смотровые кабины сиамские коты в смешных белых халатиках и шапочках. Без лишних слов мне надели обруч с электродами на голову. Уложили спиной в удобный желоб и провели осмотр.
- Совершенно убогая цивилизация, - деловито сказал кото-врач, - только здесь есть карательная медицина. А медицина, молодой человек, - теперь он уже обратился ко мне, - должна лечить, а не калечить! Поди, в спецназ хотите?!
- Очень хочу! - выпалил я на едином дыхании.
- Мда-с, а без тестикул в тактические отряды не берут. Гормоны, батенька. Да, да... Может в штаб? Или хотя бы штурманом на "Броне-Кот"?
Я состроил страдальческую гримасу и отрицательно помотал головой.
- Что же, благородные порывы нельзя сдерживать, - врач обернулся: "Готовьте операционную!"
Последнее, что я слышал, лежа на операционном столе, было: "Медицина должна лечить. Да-да, батенька. Творить чудеса, так сказать..."

Я стоял перед сержантом Мялиным на площадке боевой техники. На ухе у меня была бирка со штрих-кодом. На шее болтался армейский кулон.
- Прошу записать меня в штурмовики, готов работать в интегрированной броне "Прыжок"! - отрапортовал я. Глаза мои горели, кровь кипела.
Сиамским пришельцам уже удалось организовать охрану периметра пустыря. В строй уже вставали боевые машины с экипажами новобранцев. Точка высадки укреплялась. Городские постройки уже горели. На охоту выходили первые отряды карателей, во главе с Полосатым.
Сержант посмотрел мое дело и замялся. Он пристально смотрел на меня, видно собираясь с духом.
- Звери, - сказал он в усы. - Как себя чувствуешь, рядовой Василий?!
Во мне бушевала буря.
- Чувствую себя отлично, товарищ сержант!
- Готов к борьбе? Хвост торчком?!
- Так точно!
Мялин размашисто подписал листок и вручил его мне.
- Держи, сынок! Вторая штурмовая бригада. Выдвигаться немедленно!
- Слушаюсь! - я вырвал листок из его лап.


Люди очухались. Кое-где вспыхивали и тут же гасли очаги сопротивления. Только совсем еще издалека начал слышаться гул вертолетов, предвещая настоящее веселье. А город погружался в огненный хаос. Выли сирены, мигали синие маячки. Тут и там сновали коты в броне. Тяжело прыгали, проходя сквозь стены, боевые машины "Мышатник". Гулко ступали, давя и сокрушая, гигантские "Броне-коты".
Ну что, мои любимые хозяева - котик бежит домой! Я легко прыгал по пылающим крышам. Я злорадно улыбался. Как там говорится?
"Кошки, валерьяна, rock'n'roll".

Ответить