Мои рассказы и приключения.

Обсуждение происходящих в мире событий, связанных с сексуальной жизнью. А также сюда сбрасываются темы раздела ИиС (в т. ч. темы г-на Armylover), потерявшие активность, но имеющие в себе полезную смысловую нагрузку.

Модераторы: FED, неисправимый

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 01 мар 2016 08:42

История рассказанная на перекуре.


Ни кто не станет отрицать, что все мы или находясь в компании за кружкой пива или во время перекура на работе, любим рассказывать разные случаи из жизни. И вот в чём дело, каждый рассказывает про кого-нибудь, но только не про себя.
В прошлом году мы чистили деляну и возили дрова. Нас было человек сем и мужиков и парней помоложе. Ближе к обеду изрядно устав, мы сели перекурить и кто хотел перекусить. Слово за слово и вот один из ребят из соседней деревни говорит.
- Я тут в интернете читал один случай и вспомнил как у нас в деревне произошло что то подобное.
Все стали его просить чтоб он рассказал и он начал.
У них жил один парень лет около 30, не женат был и немного странноватый. Знакомство с ним не кто не хотел заводить, ну в общем так он один и жил. Слухи про него разные ходили, но не в этом суть.
Лето было сухое и жаркое и однажды один мужик на своей «Ниве» на буксире тащил две доски с пилорамы. Доски были так не очень то, но для забора чтоб заколотить дыры пошли бы в самый раз. Везти их на багажнике или на прицепе просто невозможно. Они были по шесть или семь метров. Вот он их подцепил на верёвку и привязав к прицепке медленно ехал. Впереди был небольшой деревянный мост. Сбавив скорость он осторожно, чтоб концы досок не зацепились за края мостика, стал его переезжать и как только он переехал, а доски уже волоком потащились по мостику, ему показалось что кто то крикнул. Он оглянулся по сторонам, но кругом ни души. Он снова медленно поехал дальше и снова услышал крик и снова посмотрел по сторонам. Снова вокруг ни единого человека.
- Да кто это кричит то – подумал он и ругнулся и продолжил двигаться дальше.
Пока он переезжал и перетягивал эти доски через мостик, то неизвестный ему крик он слышал ещё раза два или три. Он решил свернуть в сторону и остановился. Мостик уже был позади. Выйдя из машины, он первым делом глянул на доски. Может отвалилась одна и кто то кричал ему. Но доски были на месте. Тогда он пошёл вдоль досок в сторону мостика и услышал стон. Он доносился из под моста. Этот мужик ничего не понял и спустившись вниз увидел этого немного не в своём уме местного дурачка. Не иначе как все его так и называли – за глаза конечно.
- Ты чего тут – спросил он и увидел что тот дурачёк аж побелел весь и не мог сказать ни слова, а только маячил рукой и показывал вниз. Мужик глянул на его штаны и сам чуть не обомлел от испуга. В области ширинки было всё в крови. Хорошо что он тогда не растерялся и быстро отцепив доски отвёз этого придурочка в больницу. Всё конечно обошлось и его определили на лечение. Правда потом его никто не видел в деревне, а в районе пару рас встречали местные жители.
Когда этот мужик вернулся в деревню и подъехал к доскам, чтоб их везти дальше, то решил посмотреть, что там такое было и увидел когда перевернул доски на другую сторону.
Оказалось что когда он переезжал мостик, то колёсами то не наехал на просунутые дурачком свои яйца и член в дыру между настилом моста. Они как раз были по центру и дурачёк наверное рассчитывал что пойдут местные девки и увидят его достопримечательности. Он и просунул то их по центру мостика понимая что машины тут не проедут. Только он не предполагал, да и никто не предполагал что машина может на буксире что то волочить за собой. Ну вот так и случилось. Доски были сырыми и тяжёлыми и просто сначала тёрли по мошонке и поверхности члена, а потом когда содрали кожу и зацепив сучками член и яйца, вообще оторвали всё и смешали с пылью и с песком то что осталось. Искать конечно никто не стал его потерянные гениталии, но рядом живущие говорили что какая то собачонка что то откопала в песке и таскалась потом с этим не выпуская из пасти. Возможно это и были его остатки – вернее остатки его гениталий. Но этого никто уже не знает.
Вот такая случилась история в одной из соседних деревень и была рассказана на общем перекуре. Правдивая она или нет – я не знаю – что услышал – то и написал.

А рассказал я эту историю потому, чтоб предостеречь других от необдуманных поступков, если они не хотят остаться без ……? Ведь машины могло и не быть и всё было бы здорово, но вместо машины могла пробежать и голодная собака или моло-ли кто или что…………..?

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 02 мар 2016 07:42

Самая красивая.

Лёгкий ветерок кружил над деревьями, раскачивая верхушки. Листья шумели, и как будь то они что-то, пытались сказать мне на ухо своим шелестом похожим на шёпот. Где то пели птицы, и удивительное спокойствие охватывало меня. Я сидел на скамейке в парке возле самой аллеи и развалившись наслаждался красотой природы. Мимо иногда проходили одинокие прохожие и я провожая их взглядом, думал, а куда же они так спешат, не замечая всего этого.
Вдруг в конце аллеи показалась девушка в короткой юбочке клёш и ситцевой блузке . Это была не девушка, а просто какое то чудо. Её медленная и плавная походка говорила о том, что она не спешит никуда и просто гуляет и дышит вместе со мной этим чудесным чистым воздухом. Распущенные длинные волосы, лучезарная улыбка на лице и голубые глаза делали её ещё красивее. Стройная фигурка, пышная грудь и тонкая талия затмевали свет солнца. Я не мог просто оторвать глаз, чуть не свернув голову в сторону. Округлая и пышная попка слегка открывалась при каждом её шаге, и чуть полноватые бёдра просто играли мышцами, тем самым подчёркивая красоту её фигуры. На своих прекрасных ногах она не шагала, а просто пружинила и как бы летела над тропинкой между деревьев и под провожающим взглядом прохожих. Все оборачивались и смотрели ей вслед. Я смотрел, открыв рот, на такую красоту и не мог оторвать взгляда.
Девушка шла не спеша и поравнявшись со мной, я не сдержался и спросил.
- Прекрасная девушка, не желаете ли познакомиться с одиноко скучающим человеком и составить мне компанию. Вы так прекрасны, что я все слова забыл, которые хотел бы вам сказать – пробормотал я..
- А вы действительно желаете со мной познакомиться – спросила она.
Её голос был как музыка, и я потерял дар речи. Она засмеялась, и я не выдержал.
- Очень, я не смогу жить, если вы пройдёте мимо. Пообщаться с вами для меня будет незабываемым удовольствием – сказал я.
- Хорошо, я согласна доставить вам удовольствие и пообщаться с вами – ответила она своим тонким и прекрасным голосом, который звучал как песня.
Девушка подошла ко мне ближе и попросила закрыть глаза. Я выполнил её просьбу. Её нежные руки прикоснулись к моему лицу, и она спросила.
- Я могу вам завязать глаза, а то мне не очень удобно, когда вы так пристально разглядываете меня.
- Я буду рад – ответил я.
Повязав на глаза свой платок, она увидела, как на моих брюках поднялся огромный бугор. Я был очень сильно возбуждён и не знал как скрыть это. Девушка снова спросила меня.
- Вы должны освободить его, ему там тесно и коснулась руками моих джинс в область гениталий.
Я был без ума от счастья. Неужели всё это происходит со мной – пронеслось в голове, и я сказал.
- Я согласен.
Девушка расстегнула ловким движением молнию и тут же сказала.
- Он у тебя очень большой и не выходит, нужно немного распороть шов ниже.
- Я согласен – ответил я.
Девушка достала маникюрные ножницы и стала распарывать мне шов у брюк. Я не находил себе места. Мой вздыбленный пенис просто рвался на свободу и хотел в руки к этой прекрасной фее.
- Вот и всё – сказала она.
Я это сразу понял, потому что мои яички выпали следом за пенисом и коснулись деревянной скамейки. Мои гениталии были на свободе и самая красивая девушка в мире, наверное, сейчас рассматривает их.
- Расслабься немного – сказала она всё тем же нежным голосом.
Я полностью навалился на спинку скамейки и запрокинул голову назад. Я был готов и ждал следующих действий прекрасной девушки. Она раздвинула мои ноги чуть шире, и я замер. Вдруг резкая боль пронзила меня, что я стал задыхаться и не мог понять, что случилось. Платок закрывал глаза, и я с трудом его стянул и увидел. Девушка стояла передо мной на скамейке и её короткая юбочка, не прикрывавшая почти ничего, качалась на ветру. Её красивые ноги были перед моими глазами в нескольких сантиметрах. Она стояла на моих яйцах и давила их. Вернее всего она уже раздавила их своими туфельками и теперь просто растирала их по скамейке, выкручивая ножками и попкой прекрасные пируэты, словно вытанцовывала какой то ритуальный танец. Такого я не видел никогда и наверное уже не увижу. Она как пушинка спрыгнула со скамейки и встала напротив меня.
- Ну что, получил удовольствие – спросила она и улыбнулась.
Я взглянул на свои яйца и ужаснулся. Они были похожи не разбитую глазунью и были плоские как осиновые листья, под тенью которых и стояла моя скамейка. Я попытался встать, но не мог. Что-то мешало и не давало мне это сделать и тут я открываю глаза и вижу:
Я сижу в автобусе, и на моих коленях стоит моя тяжёлая сумка с вещами. Когда я садился в автобус, место рядом было свободное, и я её ставил рядом с собой. Рядом стоит женщина лет тридцати пяти и нежным и приятным голосом говорит мне.
- Я вас будила, но вы так крепко заснули, что я решила сама поставить сумку вам на колени, чтоб освободить место.
- Да, да, извините – сказал я и повернулся набок. Мне хотелось узнать, что там со мной произошло, но увы. Прекрасная девушка испарилась во сне, и я только потом сообразил и незаметно потрогал свои яйца – они были на месте. Возможно, когда женщина ставила мне на колени сумку, она нечаянно давнула ей на них. Ведь сумка была тяжёлая и там, мало ли что там было.
А прекрасная незнакомка во сне так больше и не появлялась в моих видениях, а очень жаль.
Это всего лишь был сон уставшего человека, но мог оказаться и реальностью – подумайте об этом.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 03 мар 2016 07:24

Депиляция.

Как то на работу я пришёл не совсем собранным, проспал и когда собирался и одевался, то очень спешил. Трусы одевать не стал, искать в шкафу не хотелось, у меня там всё сложено вперемешку. Надев только брюки, я стал застёгивать молнию на ширинке и случайно прицепил несколько волосинок и потянул их. Было неприятно и немного больно, а потом всё прекратилось. Я расстегнул молнию и несколько волосков упали на пол.
- Как же больно и неприятно, дёргать у себя волосы – подумал я.
По дороге я всё это забыл и больше не вспоминал, пока случайно не увидел как однажды Антонина, наша экономист, пинцетом цепляет перед зеркалом у себя волоски над бровью и дёргала их. Меня даже, передёрнула всего.
- Вот мазохистка то – подумал я и тут же вспомнил, как я молнией у брюк случайно выдернул несколько волосиков на лобке у себя.
Потом снова всё забылось, пока по телику в рекламе я не увидел липучие пластины, с помощью которых женщины делают себе депиляцию на ногах.
- Как только можно так над собой издеваться, ведь это же больно. Проще взять станок и побрить, раз в этом есть такая необходимость – подумал я и выключил телик.
После этого я ещё несколько раз видел эту рекламу, и она стала такой надоедливой и назойливой, а девушка, которая вырвала себе волосы на ногах с помощью этого липкого пластыря, счастливой и улыбающейся и чтоб убедиться в этом, так ли это на самом деле, я тоже решил попробовать на себе. Конечно ничего, что рекламировали, у меня в доме не нашлось, кроме обычного скотча. Я отрезал небольшую полоску и наложил её поверх волос на лобке. Там место всегда скрытое и когда я буду купаться, то никто и не увидит, если конечно в трусах буду, а на ногах сразу заметят и в шортах не походить. Ну, приклеил я полоску скотча, плотно прижал и решил оторвать, как в рекламе. Когда я дёрнул его за край, то он легко отклеился, и на нём не оказалось ни одного волоска.
- Вот тебе и скотч, таким точно эту депиляцию не сделаешь. – подумал я и хотел было уже всё прекратить и бросил кусок скотча на стол. Он согнулся и липкой стороной соединился . Я попробовал его разорвать, но не смог даже подцепить уголок и у меня сразу появилась новая идея. Я снова отрезал сантиметров пять скотча и прижал к нему несколько волосинок на лобке. Затем свернул пополам, клейкой стороной друг к другу и плотно сжал. Склеилось. Тогда я взял двумя пальцами и легонько потянул. Волосики тянулись вслед за скотчем, и слегка тянули кожу, и было такое ощущение пощипывания, неприятное и болезненное.
- А вроде ничего, не так уж и страшно – подумал я, только почему они не отрываются.
Тогда я ослабил натяг и резко дёрнул. У меня в руке остался кусочек скотча, а между ним, было видно несколько оторвавшихся волосков. При всём этом я даже не почувствовал такой боли, как тогда. Было неприятное ощущение всего мгновение в момент отрыва волосков и всё. Я не успокоился и повторил и снова ничего, только в руке между полосками скотча снова виднелось около десятка волосинок и на концах которых, было видно что то белое.
- Наверное, корни – подумал я.
Потом я попробовал ещё и ещё в разных местах и на лобке вырвал по несколько волосинок, потом на мошонке и даже у самого основания члена. Мне было неприятно только когда волоски отрывались, а потом я не чувствовал ничего. Даже какое то новое ощущения стало появляться и мне было хорошо и интересно. Тогда я подумал, что так можно и всё ощипать, но азарт не остановил меня. Это занятие меня так увлекло, что я стянув штаны и сев на кровать поудобнее, стал склеивать волоски в разных местах ниже пупка и дёргать и складывать эти кусочки скотча с волосками в одну кучку. Я даже сам не заметил, как быстро поредели волосы на лобке и на мошонке, да и вообще во всём паху. А я всё продолжал видневшиеся ещё кучки волосиков склеивать скотчем и дергать, а вернее отрывать их вместе с корешками, белевшими на кончиках в месте отрыва. А когда я уже не смог найти ни одной кучки волосиков, чтоб склеить их и оторвать, я опомнился и взглянул на кучу нарванных волосков вперемешку с кусочками скотча и практически лысые гениталии и лишь только по отдельности были видны редкие волоски. Я подумал.
- Что же я натворил.
Но делать было нечего, и я встал и подошёл к зеркалу. Вместо густого волосяного покрова возле гениталий, где иногда из-за чёрной копны волос плохо было видно мошонку и часть члена, был виден ощипанный как курица член и голые яйца.
- Вот натворил дел то – подумал я.
Но делать было нечего и протерев всё вокруг лосьоном, чтоб обезопасить попадание грязи, так как кое где были видны красные точки, я лёг спать. А проснувшись утром, мне вдруг захотелось рассказать вам, мои читатели, как я устроил себе депиляцию. Скажу честно, мне даже понравилось, и я потом получил неописуемое наслаждение после короткой мастурбации. Вернее онанизма. Теперь только не знаю, отрастут ли волосы снова или нет. И если отрастут, то могу обещать точно, что повторю это снова. А если вдруг познакомлюсь с девушкой или женщиной, которая захочет потренироваться в выщипывании волос , то с радостью позволю ей вырвать все волосы у меня в области гениталий.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 04 мар 2016 07:43

Депиляция – 2.

Прошла зима, и наступило лето. Снова началась жара, и я снял, что только было можно, и разгуливал иногда вообще голышом, а иногда в одних трусах. Кто меня мог видеть у себя дома. Никто.
Чтоб помочь мне с посадками, и закончить их быстрее, приехал мой друг Дима и его жена Лена. Они так и жили гражданским браком и не регистрировали свои отношения, да и ни к чему это было. Детей у них не было, и видно этому была причина. Как то Дима мне сказал, что Лена не против, что если у него появится ребёнок на стороне. В общем, отношения были вполне свободные, и ни он её не ревновал никогда, и она тоже вполне нормально смотрела на это.
Дима копал ямки и делал луны для рассаживания помидор. Я носил воду и поливал, а Лена рассаживала. Всё шло как по конвейеру. Как только закончили, то пошли мыться на озеро. Мы с Димкой были в трусах, а Лена в своём однотонном купальнике и халате поверх. Вода уже прогрелась на мелководье и ребятня уже купалась около недели. Отмыв грязь, мы тоже искупались и с прилипшими к ногам трусами вышли на берег.
- Я же тебе говорила, надевай плавки, что вдруг купаться будем – обратилась она к Диме.
- Ну и что. Подумаешь. Сейчас отожму и они быстро высохнут – сказал Дима и оглядевшись по сторонам, тут же стянул трусы и отжал их.
Я вышел из воды и сказал.
- А ничего водичка. Градусов двадцать пять будет, а то и тридцать.
- Ну а ты что. Тоже отжимай уж, а то дрожишь вон весь – сказал мне Димка.
Я отошёл в сторону и отвернувшись стянул трусы и стал отжимать.
- Серёж, а Серёж. Ты что стесняешься меня и с каких это пор ты стал такой застенчивый – сказала Лена.
- Да нет, я не стесняюсь, просто как то так – сказал я и не знал, что сказать дальше в своё оправдание.
Отжав трусы, я надел их и подошёл к Димке с Леной.
- Серёж, у нас тут с Димой к тебе интерес есть – сказала Лена.
- Какой ещё интерес – не понял я.
- Помнишь, ты рассказывал в том году, как пробовал депиляцию сделать?
- Конечно, помню, а что – спросил я, не понимая, к чему она клонит.
- Да нет ничего, просто интересно стало, отрасли волосы у тебя или нет – спросила Лена.
- Отрасли конечно, правда не сразу и не такие как были раньше – сказал я.
- Покажи, А? – попросила меня Лена.
Я глянул на Димку и увидев в его лице одобрительную усмешку, спустил впереди свои трусы и оголил лобок и часть члена.
- Да, действительно, раньше я замечала, они у тебя копной росли – усмехнулась Лена.
Я ничего не ответил и снова натянул трусы. Мы ещё немного постояли и пошли в дом. Накрыв стол, мы решили отметить удачно завершённые огородные посадки. Одним словом, по-нашему деревенскому обычаю, справить борозду. Во время застолья Лена увидела рулончик скотча, который лежал на тумбочке и взяв его спросила.
- Серёж, ты им выдергивал волосы на лобке?
- Да – ответил я.
- А показать сможешь – вдруг спросила Лена.
- А зачем, как то неудобно – попытался вежливо отказаться я.
- А вдруг и мне пригодится – посмотрев на Димку, сказала Лена.
- Ты что так на меня смотришь, я не Серый, никогда не соглашусь на такие пытки – ответил он.
- А Серёж, может, покажешь – продолжала настаивать Лена.
- Серёга, да покажи ты ей, а то весь вечер ныть будет и не отвяжется – сказал Димка.
Я встал из-за стола и взял рулон скотча. Затем взял ножницы и отрезал полоску длиной сантиметров восемь-десять. Приспустив трусы, я пальцами прилепил несколько волосков к одной стороне скотча, а второй половиной накрыл их, чтоб они не отклеились, сжал двумя пальцами. Лена пристально смотрела и следила за моими действиями. Как обе половинки скотча слиплись, я сдавил их пальцами руки и резко дёрнул. Пучок волос, где то, около полутора десятков, оторвались от лобка, и оказались у меня в руке.
- Вот примерно так – сказал я и посмотрел на Лену, у которой были от удивления округлены глаза и немного увеличены зрачки, а потом на Димку. У него был такой вид, как будь-то, это у него вырвали волосы, и он сморщился от боли или неприятных ощущений.
- А можно мне попробовать – вдруг спросила Лена.
Я только хотел сказать, пожалуйста, как Дима встал из-за стола и сказал.
- Только без меня, я на это спокойно смотреть не могу – и вышел во двор.
Лена взяла скотч и проделала всё точно так же, как и я, а потом, сжав скотч пальцами, резко дёрнула, и скотч с десятком волос оказался у неё в руке.
- Как здорово – удивилась она и посмотрев на меня спросила.
- А можно ещё разок?
- Валяй, рви – сказал я.
Вырвав ещё раз, потом ещё и ещё и каждый раз Лена спрашивала у меня разрешения. Я устал повторять и сказал.
- Рви, сколько хочешь, пока не надоест.
Мой ответ порадовал её, и она продолжила, уже не спрашивая разрешения. Вначале она отрывала полоски по несколько сантиметров, а потом уже и по десять и даже больше и прилепляла к ним не по несколько волосинок, а до двух десятков и более, резко дёргала, что раздавалось даже лёгкое потрескивание рвущихся волосков. Я и раньше это слышал, но делая это сам, слух притуплялся. Сейчас же это было слышно отчётливо и даже немного громко, что если бы Дима стоял в двух-трёх метрах от меня, то услышал бы однозначно. А когда Лена взяла между пальчиками левой руки пучок волос на самом лобке, чуть выше члена и прилепив его к одной стороне скотча, обернула оставшейся частью и склеив обе половинки, сжала их пальцами и резко дёрнула, я услышал довольно громкий треск схожий с рвущимся листом бумаги и испугался и взглянул что она там мне вырвала. Я даже подумал, что она порвала кожу, и поэтому треск был таким громким, но к моему счастью это всего лишь был большой пучок волос. Сколько их там было, даже сосчитать было трудно.
- Лен, ты так у меня не только волосы вырвешь, но и скальп с гениталий снимешь. – сказал я.
- Ладно, не бойся, я больше по столько не буду захватывать – сказала она смеясь, и снова дёрнула уже небольшой пучок, приклеенных к скотчу волосинок.
Дима заглянул в комнату и увидев, что Лена продолжает вырывать волосы у меня вокруг гениталий, сказал.
- Пока вы тут, дурью маетесь, я в магазин схожу – и ушёл.
Лена продолжала увлечённо вырывать у меня волосы то на лобке, то на мошонке и ниже под яичками, то вокруг члена и даже на ногах, в местах близко в паховой части.
- Ты что и на ногах тоже депиляцию делать будешь. – спросил я.
- Нет, муторно очень. Просто тут мне мешаются – ответила Лена.
Пока Димка ходил в магазин, Лена продолжала прилеплять волосы к скотчу и отрывать их. Вскоре уже не осталось не одного участка с большим скоплением волос, так по два-три волоска. Проредила она досконально и на глазах у неё светилась улыбка и неописуемая радость.
Пробежавшись пальцами по всей поверхности тела вокруг пениса и мошонки, она сказала.
- Больше то, и уцепить то не за что – и улыбнулась.
- Вот и ощипала я петушка.
- Да, ощипала так ощипала – сказал вернувшийся из магазина Дима и усмехнувшись добавил.
- Серёга, как то она тебе ещё член с яйцами не вырвала.
- А что, я могу и сжав мой член вместе с мошонкой, так легко и играючи потянула к себе. Я понимал, что она шутит и поддержал её.
- Э, не надо, это мне ещё пригодиться может – сказал я, сделав испуганное лицо.
Потом мы ещё долго сидели и обсуждали мой метод депиляции. Лена сказала, что ей очень понравилось, и что она будет не против повторить, когда хоть что-то вырастет. Я был очень польщён и пообещал ей.
На другой день они уехали, а я выдергал остальные волосинки, цепляя их пинцетом по одной штуке. Ушло у меня на это добрые полдня. Можно было бы конечно сбрить их за пару минут, но это было не интересно, да и щетина потом бы вылезла и стала колоться, а тут можно наслаждаться гладким лобком и вокруг члена и мошонки больше месяца, пока от корней не пойдут новые всходы, чтоб через год их снова прополоть. Сорняки вырывать нужно с корнем – я думаю так, да и Лена тоже.
Сергей К.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 09 мар 2016 07:54

Двоюродный брат.

Мне было тогда почти 15 лет. Май, конец учебного года, все уже отдыхают и бегают на улице, а у меня впереди экзамены в школе за восьмой класс. Я учил и повторял то, что не знал. К нам в гости приехали родственники по отцу и с ними был мой сродный брат Колька. Он был на год младше меня, а если быть точнее, на год и 8 месяцев. Его родители, погостив у нас пару дней, уехали навестить другую родню, а Колька остался у нас. Мои родители утром уходили на работу, да и мой родной брат тоже подрабатывал, себе на мопед хотел накопить. Одним словом мы оставались на домах. Я любил поспать и всегда вставал Кольки. А так как я уже много лет, оставаясь дома один, любил раздеваться и ходить голым, то сейчас я не мог этого делать, так как не знал, как Колька отреагирует и наябедничает ли кому. Ну, я и решил его проверить.
Вечером, когда мы разбрелись по своим кроватям и Колька уже задремал, я снял свои трусы и забросил их за кровать, чтоб утром не сразу достать. Спал я под простынёй, так как было уже жарко, и мы днём часто купались на озере. Уснул я быстро и даже утром не слышал, как все ушли. Колька ещё спал и я проснувшись и прислушавшись, на услышал ни звука и понял – мы одни. Я небрежно утолкал в ноги простынь и частично оголив ягодицы и ноги, лёжа на боку, стал, как бы делать вид что сплю. От предвкушения и ожидания неизвестно чего, мой член возбудился, хотя он и так уже торчал и мочевой просился, чтоб его освободили. Но терпеть ещё было можно, да и Колька вот-вот должен был проснуться и я не ошибся. Вскоре я услышал, как он стал потягиваться. Потом скрипнула кровать и он, соскочив с неё, мимо меня выбежал из комнаты и убежал на двор в туалет. Я немного повернулся, чуть приоткрыв свой торчащий член и притворяясь, стал похрапывать. Вскоре послышались шаги, и скрипнула дверь. Колька вошёл и сделав пару шагов замер возле моей кровати. Я не мог видеть ни его взгляда и выражения лица и уже устал лежать еле дыша. Возбуждение нарастало и член, выпрямившись, мог шлёпнуть о живот в любой момент. Я немного повернул голову, как бы меняя позу, и это видно спугнуло Кольку. Снова раздались шаги, и скрипнула кровать. Он ещё долго лежал и как я понял, рассматривал меня. Снова полежав в неудобной позе минут десять-пятнадцать, я снова пошевелился и дрыгнув ногой ещё больше сдвинул простыню и открыл торчащий член для пущего обозрения. Мне очень хотелось посмотреть на Кольку и на его реакцию, но я решил повременить. Как только брат вышел, я как бы проснулся и протирая заспанные глаза сел на край кровати. Посидев так минуту вытащил из-за кровати трусы и натянув их поплёлся в туалет. Брат был на кухне и не видел меня. Когда я вошёл в дом, он окинул меня взглядом и сказал.
- Проснулся?
- Ага, ещё бы поспал, да ссать захотел – ответил я.
Член уже не стоял и я сев рядом с ним, налил себе квасу и попил.
В течении дня я много раз ловил на себе взгляды Кольки, но он молчал и ничего не говорил. Я тоже молчал и делал вид, что не знаю, что он меня видел и пялился на мой член. После этого дня я стал каждое утро просыпаться чуть раньше, как только все уходили и придавая себе необычные позы и делая вид что сплю, ждать когда проснётся Колька. Действия брата были предсказуемы и однообразны и он каждое утро после посещения туалета рассматривал мой торчащий член и то как я сплю голым. А спустя дня четыре, я не выдержал и перед сном затолкал трусы так далеко, что сразу их достать было нелегко. Когда Колька насмотрелся на меня и ушёл на кухню, я соскочил с кровати и как был голый, выбежал во двор и прямо в туалет. Услышав топот, Колька вышел следом, но я уже был в домике и закрыл за собой дверку. Сделав все дела, я крикнул ему.
- Колян, принеси мои трусы, они под кровать завалились.
- Я чё обязан тебе их таскать – ответил он.
- А как я домой то пойду – спросил я.
- Как в тувзик(туалет) шёл, так и назад – ответил он и сев во дворе на скамейку, даже не собирался уходить. Мне это было и нужно.
Я открыл туалет и вышел голышом во двор. Член уже опал, и болтался между ног, шлёпал, то об одну, то о другую. Колька искоса посматривал на меня, но не сказал ни слова и я не спеша отыскал трусы и надев их пришёл на кухню.
На другой день всё повторилось, но я уже не спрашивал его принести мне трусы, а просто сам шёл голышом и найдя их надевал на себя. Видно мой такой образ немного встряхнул брата и уже на другое утро, как только скрипнула калитка и все ушли, я убрал простыню и притворившись сонным лежал голым с торчащим членом поглядывая на проход в комнате между кроватями. Услышав как встал Колька, я прищурился и стал наблюдать, хотя бы увидеть то что смог бы и был удивлён. Колька подошёл ко мне, посмотрел и убедившись что я сплю, вернулся на свою кровать, чем то там пошуршал немного и вот на удивление мне прошёл мимо меня сверкая своими голыми ягодицами посматривая на меня, не проснулся ли я случайно. Я не подал виду и он вышел во двор. Его не было минут пять, а когда он вернулся, быстро пробежал мимо моей кровати и пошуршав натянул свои трусы и ушёл на кухню. Я был в шоке и не знал что делать. Сказать прямо ему, что мол давай ходить голыми, я не мог. Вдруг он поймёт не так и решил не спешить. Так продолжалось ещё дня два, а потом просто получилось как нельзя лучше. Колька убежал во двор голышом, и его не было уже больше десяти минут. Я уже не мог терпеть, и тоже соскочив с кровати, выбежал во двор голышом и сразу к туалету. Дерг за ручку, а он закрыт.
- Вылезай, я тоже хочу – сказал я ему.
- Я ещё не всё – услышал я встревоженный голос брата и отбежав в сторону освободил свой мочевой прямо на стену в сарае. Потом с облегчением выдохнул и уже не спеша вернулся в комнату и пал на кровать. Колька вошёл минут через пять. Лицо было красным, а руки прикрывали пах.
- Что, тоже голышом бегать в тувзик понравилось – спросил я.
Но Колька молчал и прошёл мимо меня молча стал натягивать свои трусы. Я понимал что если сейчас тоже натяну трусы, то всё останется как прежде, а может после сегодняшнего дня он больше не решится и будет всегда ходить в трусах. Я встал и как был голым, пошёл на кухню и достав из холодильника газировку, налил себе и с бокалов вышел во двор. Посидев так минут пять и выпив воду, я вернулся обратно и увидел что брат уже немного остыл и краска с лица куда то делась. Он посмотрел на меня и продолжил пить свой утренний чай. Я сел напротив и спросил его.
- Может пойдём искупаемся?
- Пошли – ответил он немногословно.
Я встал и вышел во двор. Он, ничего не сказав, вышел за мной следом. Я, пройдя через двор, открыл калитку в огород и направился к озеру, осторожно ступая между грядками.
- Ты что так пойдёшь – окрикнул меня тихо Колька, чтоб как бы никто его не мог услышать.
- А что, не хочу мочить одежду – ответил я.
- А если кто увидит – спросил брат.
- Кругом камыши, да и утром тут никто не купается – объяснил я.
Я даже не остановился и не оглянулся, а уверенно продолжил свой путь в сторону озера. У забора осмотрелся по сторонам и открыв калитку бегом помчался по тропинке средь камышей прямо на мостки и прыгнул в воду. Колька пришёл следом через минуту. Накупавшись мы друг за другом вылезли на мостки. С меня вода только капала, а с Колькиных трусов текла ручьями по ногам.
- Отожми, а то все ноги будут в грязи, пока через огород будем идти.
Колька огляделся и стянув трусы стал отжимать их. Как только он отжал их, я выхватил их у него из рук и бросился домой. Он стал кричать и просить отдать трусы, но я уже был в огороде и ничего не слышал. Уже во дворе, когда я сел на скамейку, вбежал запыхавшийся брат и с таким обиженным взглядом, молча, выхватил у меня свои трусы и стал надевать, а потом молча, ушёл в комнату. Я понял что он обиделся и посидев пару минут, пошёл мириться.
- Ладно, не сердись, - сказал я стоя голышом с боку и положив руку ему на плечо.
Колька молчал, и я тогда добавил следом.
- Если хочешь, я за тебя какую-нибудь работу по дому сделаю.
Раз мы оставались на домах, нам давали хоть и немного, но делать кое-что по дому, и самым тяжким было таскать воду с озера на полевку к вечеру.
Колька поднял голову и посмотрел на меня продолжая сидеть на кровати.
- Ты воду вместо меня будешь таскать – сказал он как то несвязно.
- Ладно, договорились – ответил я. Я и до их приезда всегда воду носил один. Сейчас мы носили вдвоём по двадцать ведер каждый. Конечно, Кольку никто не просил об этом, он сам вызвался помогать и его мать отвела ему эту норму помимо других мелочей, с которыми я всегда справлялся один или с родным братом, который сейчас с утра до вечера был с отцом на работе на МТМ.
Я подошёл к своей кровати и взял свои трусы, чтоб одеть их и приступить к работе.
- Без них – сказал Колька.
- Что без них – переспросил я повернувшись к нему.
- Таскай воду без трусов – сказал брат.
Я замер в недоумении и даже не ожидал от него этого. А потом бросил трусы и взяв вёдра отправился на озеро. Колька тоже пошёл со мной и сев на заборе на углу, стал наблюдать за мной. На озере никого не было и я без проблем быстро в течении часа заполнил обе бочки водой всё время бегая на озеро голышом и мой член и яйца болтались в разные стороны когда я бежал туда, и покачивались в такт шагов, когда я шёл с полными вёдрами уже не спеша.
- Всё, теперь ты не сердишься – закончив носить воду, спросил я.
- Нет – ответил Колян.
- Тогда пошли, пожуём – позвал я его в дом, и мы сели завтракать, хотя на часах было уже около десяти часов.
После этого случая у нас всё пошло как нельзя лучше. Мы оба спали голышом и утром ходили и дома и во дворе и даже на озеро. Я хотел ещё рассказать Коляну про свои прогулки в поле и в лесу, но не успел. Приехали его родители, и мои дядя с тётей и нам пришлось одеваться, а вскоре они уехали. Перед отъездом Колька пригласил меня к себе в гости, и я пообещал ему, что как только сдам оставшиеся экзамены. Мама и отец были не против.
Теперь я учил билеты и считал каждый день и вот аттестат о восьмилетнем образовании у меня на руках, и я уже сижу в автобусе, и он везёт меня в соседнюю область, где живёт Колька. Мама позвонила им, и Колька уже встречал меня на остановке. Мы смеясь быстро дотащили мою небольшую поклажу до дома и бросив сумку на пол я поздоровался с дядей и тётей. Они ещё были в отпуске. А через два дня вышли на работу. Отец Колькин вскоре уехал в командировку, а мама его работала в магазине и всегда приходила после 20-00. Одним словом мы были сами по себе и наши приключения продолжились.
Спали мы всегда без трусов и по дому и во дворе тоже ходили голышом. Работу, которую поручали по дому Коле, мы быстро делали вдвоём, а потом просто развлекались. Ведь впереди было ещё полтора месяца каникул.
Дом у них стоял почти на краю посёлка, второй или третий с краю. Озера или речки конечно рядом не было, а за огородом рос высокий бурьян и репейника и крапивы. А в нескольких метрах за ним сразу начинался лес.
Проделав с Колькой узкий проход среди крапивы и репейника, мы стали иногда ради интереса выходить голыми за пределы огорода и даже доходить до опушки леса. Колька поначалу боялся, что могут кто-то увидеть, но когда я это легко и просто проделал несколько раз, он решился. После этого я ему рассказал, как я у себя дома тоже голышом бегал в лес и даже вокруг озера. Он очень удивился и спросил.
- А когда я к тебе приеду в следующий раз, покажешь?
- Конечно – ответил я.
За три недели, я уже хорошо знал близлежащий лес и хорошо в нём ориентировался. Мы вдвоём уже без боязни уходили довольно далеко. Но смелости уйти дальше в незнакомом лесу у нас не хватало, и поэтому в основном мы были или дома или просто болтались вблизи по опушке леса. У меня были часы, и мы старались к приходу тёти или Колькиной мамы быть уже дома и что-то делать сидя в одежде. Тётя приходила уставшая, а так как дома было всё сделано, она готовила нам еду на завтра и отдыхала. Одним словом, как только она ложилась спать, мы снова раздевались и уже лёжа в кроватях, болтали о своих мальчишечьих проблемах. Получалось так, что из 24 часов, мы находились в одежде всего часа полтора.
Когда шёл дождь, мы веселились и радостно прыгали и скакали голышом во дворе пол каплями дождя и нередко падая, пачкались и марались. Потом отмывались, рассказываю друг другу о своих впечатлениях. Вскоре приехал дядя, и нам пришлось ограничить свои похождения. Он мог в любое время появиться дома. Остаток каникул прошёл скучновато и вскоре я уехал домой и долго вспоминал про Кольку и про то, как и с чего всё началось.
На следующее лето Колька отпросился и приехал ко мне. У нас всё было так же, за исключением того что мой брат родной уехал работать в город и у нас уже не жил. Так что мы в комнате с Колькой были вдвоём и с вечера раздевались сразу до нага, и так и спали. Утром мои родители уходили на работу, и мы были предоставлены сами себе. Я показал Кольке лес и как и где я там бегаю голым. Ему это понравилось и мы часто с ним уходили в лес голышом вместе. При всё том, что мы ещё и успевали выполнять все задания, которые мне давали мои родители. Когда я понял, что Колка не расскажет обо мне никому, я открыл ему свою маленькую тайну и он был очень удивлён. Я был старше его и у меня член был по возрасту больше чем у Коляна, а потом и по физиологии и развитию он тоже вырос у меня 21,5см и он всегда удивлялся, когда член у меня вставал. Я достал из своей тумбочки спичечный коробок и из него вытащил несколько шнурков.
- А это зачем – спросил Колька.
- Сейчас увидишь – ответил я, и на его глазах обмотав мошонку, предварительно оттянув яйца, завязал концы шнурка на узел. Кожа на мошонке натянулась как воздушный шарик.
- Не лопнет – спросил Колян.
- Нет конечно – ответил я как знаток в этом деле.
Затем я взял второй шнурок, и так же обмотав его у самого основания члена, стянул его туго и завязал на узел. Вены на члене немного вздулись и член ещё больше напрягся.
- Ничего себе – удивился он.
- Ну что, идём погуляем – сказал я.
- А тебе не больно – поинтересовался Колька.
- Нет, было поначалу немного, теперь привык уже, даже приятно – похвалялся я.
Мы пересекли огород и вскоре уже шли по лесной дороге. Мой член постоянно покачивался так вальяжно и тяжело при каждом шаге, а брат посматривал то на него то на дорогу. Погуляв с полчаса, я развязал и убрал шнурки, так как член уже стал синеть.
- Хочешь попробовать – спросил я у Кольки.
- Нет, я боюсь – ответил он.
- Ну смотри.
Немного погуляв, я снова решил перетянуть. Сесть в лесу было негде и я решил стоя навалившись на дерево спиной. Колька стоял и смотрел за каждым моим движением. А когда осталось только затянуть узел, я сказал.
- Может, поможешь, а то вроде занозу засадил, тянуть больно.
- Давай – ответил он и взяв за концы шнурок стал тянуть в разные стороны затягивая узел всё туже и туже.
- Не больно – спросил он.
- Нет, тяни сильнее – ответил я.
Тогда он, взяв поудобнее концы шнурка, стал тянуть изо всех сил, даже лицо покраснело, а член в месте перетяжки сжался аж вдове и стал таким тонким.
- Так нормально – спросил он.
- Ага – ответил я.
Колька завязал второй узел и отошёл в сторону и со стороны посмотрел на творение своих рук. Тогда он впервые прикоснулся слегка к моему члену. Я был просто счастлив, и было так здорово. Мы шли домой и болтали, а член то и дело шлёпался, то по ногам, то по животу.
- А тебе точно не больно – снова спросил Колька.
- Нет, я тебе уже сказал об этом – ответил я.
- И часто ты так перевязываешь? – спросил он.
- Когда есть желание это сделать. Всяко бывает – ответил я.
- А долго так можешь ходить – снова спросил он.
- Где то около часа или полутора часов – ответил я.
Мы шли и разговаривали, и я отвечал на интересующие Кольку вопросы, а их у него было много. Между делом он всё время посматривал на мой уже начинающий синеть член и яйца и сказал.
- Серёга, он у тебя потемнел.
Я улыбнулся и рассмеявшись объяснил, что так всегда бывает и мы пошли дальше. Когда подходили к дому, мы осмотрелись по сторонам и прячась в камышах без проблем забежали в свой огород и потом попали во двор. Там я и развязал шнурки с уже изрядно посиневшего члена и яичек. Колька наблюдал за мной и как только я убрал руку, он тут же ойкнул.
- Что такое – спросил я.
- У тебя на письке синях. Вот такой – и он сделал из пальцев круг диаметром сантиметра три и показал мне. Я наклонил голову и посмотрел. Синяк был и не очень то уж и страшный. Я уже и не помню, сколько их у меня было.
- Это пустяк, через несколько дней и следа не останется от него – сказал я.
- А тебе не больно его – спросил брат.
- Синяк что ль? Нет конечно – ответил я.
После этого раза мы стали каждый день, пока мои родители были на работе, уходить голышом в лес и так бегать, как когда то жили первобытные индейцы, и изучать близлежащие леса и перелески. Кольке понравилось перетягивать мне член и яйца и я сам, провоцируя его в данной ситуации, просил помочь мне в этом. Он с неимоверной щепетильностью обматывал и член, и мошонку у самого основания, и потом завязывал узлы. Колька был небольшого роста, но коренастого телосложения, не то, что я выше его на голову и худощавый, как верста Коломенская. Силёнка хоть и небольшая, но в руках у него была, и этого хватало, чтоб туго затягивать шнурки и завязывать узел, сдавливая мошонку и член в месте перетягивания на столько, сколько это было возможно. Конечно, он не мог чувствовать то, что ощущал я и делал это так, словно боялся что если развяжется узел, то это будет что то такое непростительное. Сам же я перетягивая себе член или яйца, не мог туго затянуть. Срабатывал инстинкт самосохранения, и потом я чувствовал хоть чуть-чуть болевые ощущения и не мог затянуть туже. Колька же ничего этого не чувствовал и не знал даже на собственном примере, что при этом можно чувствовать и ощущать, так как никогда этого не делал и поэтому завязывал по привычке, словно мешок наполненный картошкой или ещё чем то, чтоб не просыпался. А потом я сам ему сказал, чтоб он затягивал потуже и поэтому, наблюдая за ним, старался терпеть и это мне легко удавалось. После того, как Колька заканчивал и прятал оставшиеся кончики от шнурков, мы просто бегали и болтали о всякой ерунде и это отвлекало меня от того что мой перетянутый член торчит и качается и синеет, что происходило и с моими яйцами. Иногда даже доходило до того, что я или Колька случайно ударяя по моему члену во время игры или бега, и я не ощущал этого удара. Член уже начинал неметь и я переставал чувствовать и приходилось быстро развязывать всё и освободив член, массировать его пока не восстановится кровообращение. Одним словом я просто дрочил его, разгоняя застоявшуюся в нём кровь. Да и Колька тоже часто при мне дрочил свой член, и мы делали это друг перед другом уже не стесняясь.
И вот как то вечером мои родители позвали нас и объявили.
- Мы завтра едем в гости на юбилей в город и вернёмся только послезавтра ближе к вечеру. Вы остаётесь на домах. Вот список всего, что вам нужно сделать - и отец подал мне бумагу, в которой было больше десятка перечисленных пунктов наших дел.
- Хорошо, мы всё сделаем, можете не волноваться – ответил я.
Мама приготовила нам еду на два дня и поставила в холодильник и велела нам не голодать, а есть вовремя. Мы пообещали и ушли в свою комнату и полушёпотом, пока родители не спали, стали придумывать, чем себя занять это время. Мы оставались дома одни.
Утром я проснулся раньше обычного и слышал, как родители собирались и тихо ушли, чтоб нас не разбудить. Как только скрипнула калитка и следом за ней задвижка, я встал и голышом выбежал в комнату и выглянул в окно. Отец и мама уже были далеко и шли в сторону остановки. Я ещё некоторое время наблюдал, и как только отошёл автобус, и на остановке никого не было видно, я выбежал голым во двор и стал прыгать и веселиться. Услышав меня, вышел Колька с торчащим писюном.
- Ты что шумишь – спросил он.
- Мы одни – ответил я тихо, чтоб случайно никто с улицы не услышал нас.
Быстро перекусив и сделав первые по списку дела, мы голышом побежали на озеро и стали к вечеру таскать воду. Наполнив обе бочки, мы упали на траву во дворе и раскинув руки и ноги в стороны выдохнули и я спросил.
- Ну что, в лес идём?
- Ага – ответил Колька.
Я достал шнурки и стал копаться, делая вид, что перетягиваю, и что-то у меня не получается.
- Помочь – спросил Колька.
- Давай, у тебя лучше выходит – сказал я.
Колька улыбнулся и присел рядом.
- Как, потуже и по слабже – спросил он.
- Как хочешь, мне всё равно – ответил я.
Колька так ловко стал оборачивать шнурок вокруг мошонки и завязывать узел за узлом, сдавливая всё туже и туже, и вот мои яйца уже оттянулись от тела сантиметров на десять, и кожа на них так натянулась, что готова вот-вот лопнуть. Заправив кончики, он перешёл к члену, и так же точно и быстро перетянул его у самого основания, затянув со всей силы, сколько мог. Я понял, что он это сделал специально, чтоб проверить меня. Сколько я смогу вытерпеть и сказал.
- Ну что, пошли.
- Айда – весело ответил я и мы, пробравшись к озеру, уже через 10 минут бегали по лесу.
Несколько часов мы бегали и прятались в лесу и когда проголодались, вернулись домой. Пообедав и переделав всё, что не было сделано, я спросил брата.
- Ты хочешь ночью пробежаться голым?
- Не знаю – ответил он.
- Смотри, а то другого случая не будет – снова стал я его агитировать.
- А ты раньше бегал так – спросил Колян.
- Постоянно, когда родители куда-то уезжали – ответил я.
- Тогда я согласен – ответил он и мы стали готовиться и придумывать, куда нам бы идти.
Я знал, что он струсит идти далеко и решил обмануть его. Ночь была тёмная и луна светила только чуть-чуть. Дорогу можно было видеть не более чем на десять-пятнадцать метров и я рассчитывал на это, так как знал все полевые и лесные дороги.
До вечера мы никуда больше не ходили. Только отдыхали и бегали во дворе и по дому голышом. Колька ещё несколько раз перетягивал мне член и яйца и наблюдал, как они меняют цвет. Толи ему это нравилось или просто было интересно, я не знаю. Вечером мы полили все грядки и накормили всех домашних животных, и стали ждать, когда стемнеет.
После одиннадцати вечера, стало уже смеркаться и мы не дожидаясь, пока ещё было видно кое что, вышли к озеру и обойдя вокруг огородов по зарослям камыша, оказались на полевой дороге ведущей за деревню .
- Ну что, в какую сторону идём – спросил я.
- Туда и Колька показал в направлении вокруг озера на другой край нашей деревни.
Мы огляделись по сторонам и пошли. Дорогу было видно и кругом тишина, и мы негромко разговаривая, шли всё дальше и дальше. Вот и озеро осталось позади, и крайние дома исчезли в темноте, а мы всё шли и шли.
- А мы не заблудимся – забеспокоился Колян.
- Я тут все дороги знаю – похвалился я, и он успокоился.
Пройдя через лес мы вышли на накатанную дорогу разделяющую огромное поле засеянное пшеницей. Оно было очень большое и по площади больше чем наше озеро чуть ли не в несколько раз.
- Видишь поле, тут и заблудиться то негде. Идём через него? – сказал я.
- Ну пошли – согласился Колька.
Мы шли через огромное поле, словно пересекали неглубокое море воды в котором было по колено. Так болтая и отвлекая его от дороги, я завёл его в лес на другой стороне поля и по лесной дороге через час а может и больше, мы вышли к деревне.
- Это что, уже наше село – спросил он.
- Нет, это другое село, наше в той стороне – и я показал рукой в обратном направлении.
- А далеко это отсюда до нас – спросил он взволнованным голосом.
- Километров пятнадцать – ответил я.
- Пошли обратно, а то не успеем, скоро начнёт светать – испугался Колька.
- Да мы и так и так уже не успеем. Так что давай отдохнём – предложил я.
Мы сели на поваленное дерево и стали осматриваться по сторонам. В основном вертелся Колька, боялся, что вдруг его кто-то увидит. Я просто сидел и отдыхал. До деревни было метров триста и было слышно как во дворах то там, то там лают собаки. Начало светать, и было уже видно и лес и дорогу метров на сто вперёд. Из носка вылез и показался чуть-чуть коробок, в котором лежали шнурки, чтоб перетягивать член.
- Не потеряй – сказал Колька.
Я вытащил коробок и вынул из него два шнурка и повертев их в руке посмотрел на брата.
- Что хочешь перемотать – спросил он.
- Неудобно в носке таскать, косточку на ноге трёт – ответил я.
Колька взял коробок и затолкал в свой носок.
- Точно неудобно – вытащив обратно и подав мне сказал он.
- Если хочешь, вяжи, я что-то устал уже – ответил я.
Колька взял коробок и стал перетягивать как всегда, поначалу яйца а потом член. Тянул он толь с досады толь от усталости и ещё непонятно чего довольно сильно и туго, но я ничего не сказал. Когда он закончил, я встал и посмотрел на оттопыренные яйца и торчащий член.
- Ну что сидишь, пошли обратно – позвал я его.
Пока мы шли по лесу он всё время спрашивал.
- Серый, а нас точно никто не увидит.
- Нет конечно, я тут всё знаю – отвечал я.
Вот и огромное поле. Было уже светло и всё кругом было видно. Сзади послышался шум машины. Мы спрятались в кустах лесной вишни и стали ждать. Минут через пять мимо проехала машина, и в ней сидело несколько человек, а вскоре сзади послышался шум трактора. Переждав, мы пошли по опушке вокруг поля в обход и спустя час пути, услышали, как впереди пилят дрова.
- Хотят до жару успеть – пояснил я.
- А вдруг они нас увидят – снова спросил Колька и посмотрел на мой член и яйца.
- Серёга, он у тебя синий при синий.
Мы быстро развязали и пошли дальше, обходя все преграды стороной, и уже ближе к полудню были дома, голодные и уставшие.
- А здорово мы прогулялись – сказал я.
- Ага – еле слышно ответил Колька.
К приезду родителей мы успели всё переделать и пообедав валялись на кроватях.
- Молодцы мальчики – сказала мама, когда они вошли в дом.
- Мы старались – ответили мы в один голос и переглянувшись, добавили.
- Ещё как старались. – и улыбнулись.
Только мы знали, что означает эта улыбка. После этого приключения я как то утром сидел на стуле во дворе и держа в руке деревянную 30сантиметровую линейку, щёлкай ей по головке своего члена. Колька увидел это и спросил.
- Тебе что не больно?
Я посмотрел на него и попросил его чтоб он никому не рассказывал и когда он поклялся, я рассказал ему ещё один свой секрет. Он конечно не поверил мне и чтоб не быть болтуном, я тут же решил ему доказать. Подав ему линейку, сказал.
- Шлёпай сам и смотри.
Колька взял линейку за один конец, а второй оттянул, что линейка прогнулась дугой, и опустил прямо на головку члена. Раздался шлепок. Колька аж сам вздрогнул, а я просто сидел и смотрел на него и на свой член, с которого он тут же убрал линейку.
- А по яйцам тоже не больно. – спросил он.
- Пробуй – ответил я.
Колька чуть меньше снова согнул линейку и ударил шлепком по яйцам. Я чуть вздрогнул, но не отстранился.
- У нас в школе одному пацану девчонка коленом по яйцам заехала, так он полчаса на корточках просидел – сказал он.
- Мне тоже больно, если сильно ударить, а так терпимо – научился терпеть – ответил я.
- И что совсем бывает не больно – поинтересовался Колян.
- Бывает и совсем – ответил я.
Мой член уже стоял, и Колька оттянул край линейки и сбоку шлёпнул по оголённой головке. Раздался шлепок, но я как сидел, так и остался сидеть. Я заметил что ему это интересно и лёг на траву во дворе и развёл пошире ноги.
- Так тебе будет удобнее – сказал я ему.
Колька сел рядом у меня между ног и стал линейкой шлёпать по члену и по яйцам. По яйцам он шлёпал не так сильно, зато члену доставалось на полную, и он стал краснеть от шлепков.
- Может пойдём искупаемся, а потом продолжишь, если тебе интересно – сказал я.
- Пошли – ответил Колька, и мы побежали на озеро.
На озере рядом никого не было, и Колька сам предложил перетянуть мне яйца и член. Я согласился. Я лёг на мостки а он, стоя в воде, туго перетянул мне всё и мы стали купаться, а потом вернулись во двор и он, взяв линейку, стал прицеливаться. Я не стал уворачиваться и подставил ему перенапряжённый член. Несколько шлепков попали прямо по головке, а следующий чуть смазался и кожа на головке лопнула. Проступила кровь и Колька перепугался.
- Не дрефь, сейчас всё будет нормально – успокоил я его.
Быстро развязав всё, я сорвал лист подорожника и обернул им ранку, а потом обхватил рукой и стал держать. Просидел я так минут двадцать и когда убрал руку и лист, кровь уже не сочилась.
- Вот видишь. Всё нормально – сказал я.
- А раньше у тебя так было – спросил всё ещё взволнованным голосом Колька.
- Было конечно и много раз и посильнее – гордо ответил я.
Остаток дня прошёл без особых приключений. Я рассказал Коляну ещё несколько своих историй и показал, чем я пробовал шлёпать себе по члену. Это его сильно удивило, но он ничего не сказал. На другой день, когда мы проснулись, то дома никого уже не было. На столе лежала записка. Я тут же посмотрел на свой член и показал Кольке.
- Смотри, почти и следа не осталось, небольшая полоска и всё. Так что можно ещё попробовать. Если конечно ты хочешь. – сказал я двусмысленно.
Колька хоть и привык к моим выпадам и словечкам, но иногда смущался и в этот раз вижу, что у него покраснели уши.
- А если снова лопнет – спросил он вдруг.
- Ну и что, заживёт за ночь и всё – ответил я.
Колька покрутил головой как будь то в уме что то считал и спросил.
- А не перетягивая ты тоже шлёпал по письке?
- Конечно, если хочешь, то попробуй – предложил я.
Колька согласился и когда я сел на скамейку, а мой член стал болтаться между ног, он стал поначалу линейкой по нему шлёпать, а потом взял шириной сантиметра три и толщиной полтора гладкую и ровную рейку из осины и шлёпнул ей. Хотя это уже не шлепок получился, а лёгкий удар.
- Так неудобно – сказал он.
Во дворе стоял деревянный стол, на котором мы всё делали на улице и овощи резали и картошку мыли, одним словом всё, что было можно. Я стал рядом и положил уже полу возбуждённый член прямо на крайнюю доску стола.
- А так удобно будет – спросил я.
Коля примерился и сказал.
- Так да – и приподняв рейку, тут же опустил её на член.
Раздался частично шлепок и по члену и удар концом по доске стола. Мы ещё по экспериментировали по-разному, и потом с синяком на члене пошли купаться. А когда мы вернулись, и сделав то что нам было велено, Колька сам предложил отшлёпать перетянутый член, как тогда, когда он лопнул.
- Ты хочешь, чтоб он лопнул – спросил я.
Колька пожал плечами и ничего не сказал. Было понятно, что он что то хотел но не решался сказать и я тогда сам предложил ему.
- Слушай, Колян. Если что хочешь, то говори и не молчи, я догадываться не умею и всегда говорю прямо. Если хочешь, как было первый раз, так делай как тебе надо, я же тебе уже давно сказал, тяни и вяжи, как хочешь и шлёпай тоже.
Я ещё не успел договорить, как он кивнул, и я понял, что он ещё не привык к моим чудачествам. Я достал шнурки и протянул ему, а потом на стол положил линейку и рейку и ещё пару гладких и деревянных предметов, круглую скалку и широкий ремень.
Колян взял шнурки и стал перетягивать яйца, а потом и член. Потом взял линейку и нанёс по головке несколько шлепков, но вчерашнее не повторилось и тогда он подозвал меня к столу и положив на стол мой перевозбуждённый член, взяв в руки ремень, стал шлёпать по нему. Удары были иногда обжигающими, а иногда ничего не значащими. После нескольких ударов он взял скалку и примерив ударил по члену. Частично удар пришёлся на член, а частично на стол. После второго и третьего удара он приноровился и скалка уже не доставала стола а полностью ударяла всем весом и поверхностью по члену. После этого последовал ещё удар и кожа на члене лопнула. От того что сработал природный инстинкт и кровь сразу не выступила, Колян успел ещё дважды ударить и по члену и по головке, кожа на которой от перевозбуждения аж блестела на солнышке и конечно же сразу лопнула. Коля бросил скалку и побледнел. Из двух месть стала сочиться кровь. Я посмотрел на него а потом на член и успокоил его. Быстро развязав шнурки я попросил принести его воды и он полил мне на член а я всё аккуратно промыл.
- Вот видишь, ничего страшного – и взяв в руки широкий ремень подал его брату.
- Если не веришь, то попробуй сейчас ремнём.
Он взял его а я отошёл в сторону и прогнувшись назад выпучил живот и полу торчащий член. Коля размахнулся и шлёпнул по головке.
- Ещё давай – командовал я.
Коля ударил ещё и ещё, и ремень плотно и мягко прилегал то, к члену охватывая полоску посередине, то по головке накрывая её полностью. И только после шестого или седьмого удара я остановил его, так как шлепки становились всё сильнее и сильнее и так как он не понимал, что ощущаю я, мог бы перебить мне его или раскровить совсем.
- А теперь давай лечить его будем и я взяв член в руки стал лить на него воду и отмывать. К двум небольшим рассечённым ранкам добавились ещё несколько. Кровь медленно выступала. Сорвав два больших листа подорожника, я обмотал член и закрепил листья, чтоб они не упали и не сползли. Теперь вместо члена у меня была зелёная круглая трубочка, и было прикольно на неё смотреть.
- Ну, вот и всё, сейчас кровь свернётся и листья можно убрать, а ранки сами затянутся – сказал я.
- А синяк сильно большой, он скоро пройдёт – спросил Колька.
- Ну, неделю как минимум, а то и две, но не обращай на них внимания – ответил я и успокоил брата.
Потом я рассказал, как я однажды увлёкся и так отдубасил свой член, что он был весь синим и потом, ждал, чуть ли не месяц и боялся, чтоб этого никто не заметил. А сейчас тем более никто ко мне в трусы заглядывать не станет, разве только ты и я хлопнув Кольку по плечу пошёл в дом и лёг на кровать.
- А тебя в таком виде никто не видел – поинтересовался он.
- У меня есть друг Димон, он видел много раз – уже не скрывая признался я зная что об этом Колян никому не скажет.
- А он где живёт?
- Если хочешь, познакомлю. В двух домах от меня живёт – объяснил я.
- А почему он к тебе не приходит – не понимал Коля.
- Просто я ему сказал, что ко мне приехал ты и мне пока некогда, буду занят – объяснил я.
- А он тоже знает про тебя, что ты такое делаешь – допытывал меня Колян.
- Конечно, знает – ответил я.
Наступила пауза, и Коля не мог ничего сказать. Потом посмотрел на мой посиневший член и на то, что ранки уже не кровоточат, произнёс.
- Он тебе тоже до крови по члену бил?
- Да, и не один раз – спокойно ответил я.
Несколько дней, если мне не изменяет память, а то и две недели мы особо с Коляном не баловались, а просто ходили дома голышом и всё. Он мне больше не перетягивал и не шлёпал по члену. Мне показалось что он на что то обиделся и как то я спросил у него.
- Ты что дуешься на меня?
- Нет. А познакомь меня с Димкой – вдруг спросил он.
- Пошли, хоть сейчас – ответил я.
Мы оделись и пошли по улице. Димка был дома и увидев нас поначалу смутился, так как он был старше меня на два года, а брата почти на четыре.
- Это твой брат?
- Да – ответил я.
- Крепкий малый – сказал Димка.
Потом мы болтали обо всё и пошли купаться. Я по привычке на мостках стянул шорты и остался голышом. Димка смутился, но когда увидел что Димка тоже зашёл в воду голый, немного успокоился и тоже разделся. Во время купания Димка увидел мой посиневший член и спросил.
- Кто это тебя так уделал.
- Брательник – ответил я.
И тут Колька не удержался и прямо у Димки спросил.
- Это правда что ты тоже так – ну вот это – путаясь в словах и заикаясь, скомкал свой вопрос и замолчал.
- Он хотел спросить, делал ли ты тоже с моим членом и показал на синяки – объяснил я.
- Это ещё что, помню в кукурузном поле я ему так …. , что он потом месяц ко мне не приставал.
- Как приставал? – не понял Коля.
- Как как, просто Серый постоянно меня просит чтоб я ему то член перетянул, то по члену настучал, ну я не сдержался и сделал всё как он просил – пояснил Димка.
Я был подал и полностью не понял этого разговора и когда мы пришли к нам после купания, Колька сказал мне.
- Серёга, а ты можешь попросить Диму чтоб он при мне тебе так же сделал?
- Ну если Димка не против, то я готов – согласился я.
Через полчаса Димка перетянул мне член и яйца и Колька даже сам морщился от того что ему казалось что Димка сильно туго завязывает, хотя сам тянул от всей души. Когда кожа на мошонке натянулась как на барабане и член торчал и сверкал на солнышке, Димка взял ремень и стал хлестать по члену и по яйцам. Потом гладкой рейкой несколько раз ударил по члену что тот так согнулся что чуть ли не обогнул рейку вокруг неё и от этого кожа лопнула в нескольких местах, но Димка отдал ремень Коляну и велел хлестать им прямо по головке, а сам попеременно с братом бил по члену скалкой.
- Ну вот как то так я тогда ему сделал, правда у меня был только стебель от кукурузы, а не это и он показал на ремень и скалку.
Капли крови сочились во многих местах, и я не спешил развязывать перетянутый член. Ждал что скажет Димка. А он собрался и ушёл домой сказав сто уезжает и его не будет недели две.
Как только калитка захлопнулась, Колян поднял ремень и посмотрев на член и на головку, ещё несколько раз как мог врезал по нему, а потом обойдя меня со спины и потом встав передо мной, согнул ногу в колене и ударил им мне по яйцам. Удар был видно со всей злости от того что я столько времени водил его за нос и придумывал всякие случай и не рассказал главного. Значит, я не доверял ему и это его разозлило. Я согнулся от боли и сел на траву. Колька отмыл колено от крови и ушёл в дом, а я стал распутывать перетянутый член и яйца и промывать их. Потом обмотал листьями и забинтовал. До вечера оставалось час три, и нужно было успеть, всё убрать до возвращения родителей. Конечно, я всё успел, ранки не кровоточили больше, а член и яйца были похожи на один большой синяк.
Забегая вперёд, скажу. Всё зажило за полтора месяца и не осталось даже следа. С Колькой до его отъезда мы даже не бегали голыми. После знакомства с Димкой и узнав обо мне всё, он вскоре уехал домой, а на следующий год они уехали жить в город и он поступил в техникум. Мы с ним долго не виделись, а при встрече через много лет, как только я завёл разговор о последнем нашем лете с ним, он обрезал меня на полуслове и сказал, что эта тема закрыта. Больше мы с ним об этом не говорили. Что касается Димы. Врать не стану. Потом ещё два года я донимал его своими просьбами, и он выполнял их после чего я долго зализывал раны и заживлял синяки. Потом мы не общались несколько лет и сейчас снова иногда видимся и мне как и тогда, достаётся от него по полной программе. О многих случаях о себе и Димке, я писал в своих рассказах ранее.
Буду рад ответить на все вопросы, кому понравился мой рассказ.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 10 мар 2016 07:36

Под переходом.

В нашем районном городке есть небольшой заводик, который работал в две смены. После работы все разбредались по своим домам в разные стороны. Завод стоял у самой речушки, через которые были брошены две небольшие сосёнки с расстоянием между ними сантиметров 50-60, а поверх поперёк были наколочены доски. Вот по этому переходу через речушку, кто жил на другой её стороне, и переходили рабочие возвращавшиеся домой как после первой, так и после второй смены.
Я приехал в гости к своему другу Димке, он как раз работал на этом заводе и встретив его у проходной мы как раз и шли к нему домой через эти переходы и меня сразу осенила необычная и странная идея для несведущего человека. Для меня это была просто находка и я сразу загорелся ею. Отношения у меня с Димкой и его гражданской женой были вполне доверительные и они многое знали и обо мне и о моих странных увлечениях. Ну я и взял и рассказал об этом своему другу. Он конечно удивился, но за ужином, когда он и я и Лена сидели за одним столом, взял да и сказал.
- Лен, знаешь, чего Серёга удумал?
- Что – спросила Лена.
Я было толкнул его в бок, но он улыбнулся и сказал.
- Он хочет под нашими переходами залечь и чтоб рабочие с нашего завода прошлись по его причиндалам – коротко пояснил он.
Лена конечно удивилась или сделала вид что это её очень удивило, но сделав короткую паузу, сказала.
- А ты не боишься, что тебе могут оттоптать всё, да и больно ведь будет.
- Ну бояться я не боюсь – как то смущаясь ответил я, а вот что больно, то это да.
- Что прям совсем не боишься – удивился Дима.
- А что бояться то – кабы толк был от него - и кивнул в сторону своего полу торчащего члена, на большее как возбудиться и тут же опасть он уже не был способен.
- Мы же тебе говорили, чтоб ты поберёг его и не мучил сильно – сказала Лена.
- Ну и что – зато весело было, а так у нас в деревне скукотища – ответил я и добавил следом.
- Так что пусть будет как будет – зато хоть желание исполнится.
- Ну ладно, и когда ты решил идти? – спросил Дима.
- Думаю что завтра когда все после второй смены пойдут по домам – ответил я.
Дима и Лена больше ничего не сказали, а тут же перевели разговор на другую тему. Вечер прошёл вполне весело и необычно и мы лишь изредка касались того чем я занимался дома.
На другой день Дима и Лена ушли на работу, а я отправился бродить по городку. Первым делом завернул на переход через речушку и прошёлся по нему медленно осматривая каждую доску и каждую щель между ними. Пространство под переходом и расстояние между досок на другой стороне мне показались как раз для выполнения мой задумки. Я уронил свою сумочку и чтоб достать её спустился возле переходов и заглянул под низ. Место было вполне удобное, и даже придумывать ничего было не нужно. Спуск был так плотно прижат к берегу, что мне стоило только подлезть под него и сделать то, что я решил. Остаток дня в моей голове рисовалась картина то что со мной может случиться и как люди будут идти мимо и ничего не замечать.
Вечером Лена и Дима ещё раз попытались меня переубедить, но было бесполезно. Я уже всё решил. Тогда Лена тоже пошла на снисхождение и предложила мне обезболить. Я с радостью согласился, хотя и не знал как долго оно будет действовать. Когда до конца второй смены осталось около часа, я уже ко всему готовый вышел из дома и направился к речушке. Быстро пока никого не было видно, лёг на спину и спрятался под настилом переходов и высунув через небольшую щель около двух сантиметров свои член и яйца на поверхность настила, плотно прижался к нему снизу и подложив под ягодицы свёрнутые брюки, стал ждать. Так с высунутыми гениталиями одиноко лежащими на переходе я пролежал под ним минут тридцать. Уколы действовали и я ничего не чувствовал, как вдруг услышал голоса и шаги по направлению в мою сторону. Я ещё какое то время раздумывал – делать мне это или нет, но глухая ночь и то что я уже тут лежу и жду, остановили меня и я не решился убрать свои яйца и член и оставил их там по ту сторону настила на произвол судьбе. Что будет то и будет – решил я и плотнее прижался к доскам. Шаги уже приближались и вот оно то, что я так долго ждал и о чём мечтал. Первый мужчина прошёл мимо, а второй следовавший за ним оказался более везучим конечно для меня. Он всем весом наступил на мой член и яйца и тут же сделал шаг и перешагнув их, освободил для других. Хоть и укол действовал, но я почувствовал некую тупую ломоту и слабую боль. Следом ещё и потом ещё и ещё проходили рабочие и один за другим наступали на мой член и яйца. Среди мужчин были и женские голоса, но наверное к моему счастью они были в обуви без каблуков. Да и как в такой темноте шагать на каблуках. Можно все ноги переломать, не говоря уж о том, на что они могут в темноте наступить. Знали бы они тогда это. Я даже не могу себе представить их реакцию, но этого не произошло. Спустя минут пять следом за первой группой прошла вторая уже не так многочисленна и они хоть и не все, но тоже наступили на мой член и яйца и даже кто то предупредил идущих сзади, что тут скользко и что кто то что то бросил на доски. После этих слов идущие сзади ступали очень осторожно и поэтому почти все кто сильно, а кто и слегка наступили на мой член и яйца.
Я лежал и думал только об одном, лишь бы они не поняли ничего и не решились выяснить что там лежит, но всё прошло удачно – в смысле меня никто не разоблачил. Ещё несколько минут и уже слышу как кто то идёт в сторону завода и ступая в темноте очень осторожно тоже наступили на мой член. По шагам я понял что это были мужчина и женщина. Наступило некоторое затишье, и я стал считать про себя.
- Если досчитаю до пятисот, и никого не будет – то вылезаю и иду к Димке.
Не успел я досчитать и до ста, как снова прошла группа из трёх или четырёх человек и снова они попали своими ногами в цель, Мне даже показалось что мои яйца уже так яро не выскальзывают из под подошвы у проходящих. Как они прошли я снова стал считать и снова не досчитав и до двух сот, как несколько человек прошли по переходу и все почти удачно придавили мой член и яйца к доскам. А через пару минут снова прошли мужчина и женщина и снова ступая осторожно, наступили на мой член и яйца и остановились. Они стали что то шептать друг другу и целоваться. Женский шёпот я с трудом разобрал
- Давай дома, потерпи немного – говорила она.
А мужчина шептал – давай тут на мостках – ночь то какая звёздная.
Они стояли и целовались и топча мой член осторожно переступали то он на него – то она наступит. Потом послышались шаги и они рассмеявшись быстро ушли, а по переходу прошли ещё две пары и всё стихло. Я уже не стал больше считать и испытывать судьбу. Уколы уже слабо действовали и появилась ноющая боль. Я взял рукой что то липкое и с трудом, но осторожно вытянул обратно и спрятав это что то, что до этого было моим членом и яйцами, к себе в штаны, направился к другу.
Они ещё не спали и что то обсуждали. Увидев меня они сразу чуть ли не в один голос спросили.
- Ну что, всё в порядке?
- Не знаю, ещё не смотрел – ответил я и снял лёгкую курточку.
Дима и Лена сразу заметили бурые пятна на моих чёрных штанах.
- Ты что прямо до крови что-ль – спросила Лена с удивлением.
Я пожал плечами.
- А ну быстро в ванную и снимай всё – сказала она и вторил ей следом Димка.
Я разулся и зайдя в ванну, снял там штаны и подняв голову вверх всё боялся посмотреть на то что там у меня стало.
- Ну ты совсем – не найдя что больше сказать, произнесла Лена.
- Что там – спросил я как бы опасаясь услышать ответ.
- Сам посмотри – сказала она и отодвинувшись немного в сторону пропустила Димку, которому тоже не терпелось посмотреть на это.
Я опустил голову и сам испугался. Мой член и яйца были все в чём-то буро-коричневом. Кое где выступала кровь, а из порванной мошонки торчало или белело лопнувшее одно яичко и еле державшееся на канатике. Ощупав всё, она так и не нашла второе яйцо. С яйцами было всё ясно – тут уже мне было нечем помочь, да и тем более, одного яйца, вообще не было, а второе было полностью расплющено и раздавлено. Сам же член тоже был не в парадном состоянии, кожа на нём была тоже порвана в нескольких местах, а на самой головке был разрыв ткани глубиной около полутора сантиметров, как раз вдоль по уретре.
- Ну что могу сказать, отмывай давай пока уколы ещё действуют. Член то я тебе заштопаю, а вот яйца уже не вернуть – вынесла вердикт Лена.
Я быстро стал отмывать член и мошонку, после чего Лена мне аккуратно зашила все разрывы и порезы, а саму мошонку по моей же просьбе полностью удалила и сделала аккуратный шов длиной около пяти сантиметров. На этом мои приключения как и начались так и закончились. Подставлять было больше нечего, да и желания уже не было.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 11 мар 2016 09:49

Крапивная лихорадка.

Это произошло случайно. Я даже не предполагал, что в последствии данный эпизод из моей жизни, сыграет со мной большую, а может и главную роль в моей сексуальной жизни. Это случилось когда мне исполнилось 13 лет и мы с ребятами купались на озере. Стоял жаркий июнь, и домой не хотелось идти, но меня позвал старший брат, и я нехотя выбравшись из воды, побрёл в сторону дома. Меня просто звали обедать и чтоб за каждым не мыть посуду, мама собирала всех, или потом сиди голодный до ужина. Я быстро всё съел и помчался на озеро. В проулке по тропинке я вдруг захотел писать и повернувшись боком, чтоб видеть в обе стороны, не идёт ли кто, вытащил свой писюн и стал поливать крапиву и репейник, которые уже были чуть выше пояса и хорошо скрывали меня от тех кто был в это время в своих огородах. Тропинка была узкая, и я ещё прижался к зарослям, чтоб чуть что, меня не было видно. В это время небольшой порыв ветра качнул верхушки крапивы, и я не успел отскочить. Листья и стебли прижались к низу живота и к моему писюну и ужалили его. Ощущение было такое, как будь-то, сотни тонких иголок в раз кольнули мой член. Хоть я и был только в одних плавках, но я отпрянул назад и прикоснулся верхней частью ягодиц к листьям крапивы сзади. Это было так неожиданно и неприятно, что я вроде как помню, даже ругнулся тогда на крапиву и потирая ужаленные места, пошёл на озеро. Уже на подходе, так как было слышно шум и смех моих друзей и сверстников, я почувствовал некое необычное ощущение в своих плавках. Мне казалось, что кто-то невидимый для моего глаза так нежно перебирает и массирует кожицу на моём члене. Я даже замедлил шаги и напрягся. Боль от крапивы уже прошла и было необычное приято-массирующее покалывание по всему члену и чуть выше и такое же я чувствовал в верхней части ягодиц.
- Неужели это так приятно может быть – подумал я про себя.
Вскоре я оказался в воде и среди сверстником я совсем забыл про этот случай. Вспомнил только вечером уже перед сном и выйдя в огород, вытащил свой член и легонько погладил по нему сорванной веточкой крапивы. Снова ожёг и снова покалывание сотен тонких иголок. Я провёл ещё пару раз и пошёл спать. А спали мы с братом на террасе. Его ещё не было и я лёг в кровать и успокоившись почувствовал уже знакомые мне ощущения. Лёгкое покалывание по всему члену было схоже с тем, как когда то меня гладила по спине своей рукой мама в детстве. Это было так приятно, что мой член сразу встал. Был он у меня не очень большой – всего то сантиметров 12-13, да и чуть толще указательного пальца, но он напрягся прямо на моих глазах и я стал играть с ним, как мы это привыкли делать с моим другом Димкой. Ему ещё не было 15 и он сдавал экзамен за восьмой класс и сидел дома и зубрил в то время последний свой экзамен. Я решил пока не говорить ему об этом, чтоб он не стал смеяться надо мной и не считать меня извращенцем. Как я уснул, я не помню, а когда проснулся, то солнце уже было высоко и мне снилось что то очень приятное и необычное. Родители уже были на работе, а брат что то делал во дворе.
В этот день я ещё несколько раз прикладывал к своему писюну крапиву и получал те же сначала неприятные и болезненные ощущения, но вполне переносимые и терпимые. Они быстро проходили, и я снова балдел от знакомых мне приятных и массирующих покалываний в области члена.
Так продолжалось недели две, и даже когда Димка сдал экзамены, то мы продолжили с ним наши совместные занятия онанизмом и прогулки голышом в лесу и в поле. Но свой секрет и новое открытие для себя я боялся ему сказать.
С каждым разом я всё больше срывал веточек от крапивы и всё плотнее их прикладывал к своему члену и уже начал пробовать и мошонку жалить. Приятные ощущения потом просто окутывали меня с головой, и мне хотелось большего.
Примерно через месяц я уже мог прикладывать к своему члену и яйцам небольшой веничек из нескольких веток крапивы и закрыв его и плотно прижав плавками, так ходить и ощущать покалывание и лёгкое жжение в области паха. Когда после крапивы оставались на коже волдыри небольшого размера и чтоб Димка не заподозрил ничего, я находил множество причин, чтоб отказаться от прогулок голышом и желанного для меня в то время онанизма. Лёгкая опухоль проходила часа через два-три и я уже сам искал Димку и мы бежали в лес и отдавались искушению и нашей тайной игре – дрочили свои подрастающие петушки и спускали сперму на всё куда она долетала.
Однажды вечером, когда родители уже легли спать, а брат ещё бегал по вечёркам, я вышел из террасы и пройдя в огород сорвал несколько веток крапивы и стал легонько хлестать ими по члену и между ног по яичкам, предварительно широко их расставив. За этим занятием брат и застукал меня, услышав шлепки, он заглянул в огород через забор, а там я и в таком виде. Голый и с веником крапивы в руке и себя хлещу по члену. При свете луны было всё хорошо видно. Я не знал, что он по проулку будет возвращаться домой с озера – обычно они всегда возле клуба встречались с девчонками. То что брат увидел и узнал, для меня был полный шок и неожиданность. Пока я нашёл свои плавки и одел их и вернулся во двор, он уже был там. За то что он тогда не поднял шум и не сказал ничего родителям, я благодарен ему и по сей день, но за то что он сделал, я тогда очень на него рассердился и даже думал как ему отомстить. Он схватил молча меня за руку и снова повёл в огород. Заставил снять плавки и нарвал хороший веник из крапивы и приговаривая одни и те же слова.
- Я покажу тебе как нас позорить, извращенец – говорил он и стегал меня и по ногам и по заднице и между ног, а потом развернул меня и несколько раз припечатал веником по самому члену и ногам спереди.
- Ещё раз увижу, пеняй на себя – предупредил он и ушёл.
Я тогда долго отмачивал места по которым пришлось всех больше ударов и несколько дней не купался и ходил в длинных спортивных трико, чтоб никто не видел следы от крапивы и волдыри. Конечно всё это прошло, но осадок остался и я хотел доказать и себе и брату, что он не в праве мной командовать и я снова стал таясь и прячась, играть с крапивой но теперь уже точно не решился рассказать даже Димке, а то вдруг проболтается и мне конец тогда. Вскоре я уже полностью восстановился и никто об этом не узнал. Брат правда посмеивался надо мной, когда мы были одни и всегда теперь называл меня извращенцем и я ждал, когда же он уедет в город.
Брат же решил немного последить за мной и вечером говоря, что пошёл на вечёрки, уходил в огород и прятался. Я боялся первые дни выходить, но потом снова решился и осмотрев весь огород и проулок, нет ли кого рядом, нарвал крапивы и стал парить ей по своему члену и яйцам уже ничего не боясь, что задену и ягодицы и немного ноги. В первый же вечер брат и поймал меня и снова мне влетело. Отхлестав крапивой по заднице и по ногам, он повалил меня на землю и взяв за одну ногу, поднял немного вверх, а веником из крапивы стал хлестать по члену и между ног. Я пытался закрывать второй ногой, но было ещё больнее получать по ней, да и брат предупредил.
- Если будешь дёргаться, то я ещё пару веников о тебя отхлещу – сказал он. Это в том смысле, что будет хлестать, пока они не перестанут жалить. Я смирился и даже отвёл ногу в сторону, чтоб на ней меньше осталось волдырей. Область гениталий хоть можно трусами прикрыть, а ноги? Нет.
Когда брат измочалил второй веник из крапивы о мой зад и мои гениталии, он отпустил ногу и сказал.
- В следующий раз попадёшься, извращенец, крапиву сам для себя рвать будешь. Понял – спросил он строго.
- Да понял, понял – ответил я прикрывая рукой изжаленные член и яйца. На всё остальное я уже не обращал внимание.
Я снова несколько дней прятал свои волдыри и спать было неудобно, между ягодицами, им всех больше досталось и постелью образовалась как будь то воздушная подушка. Я лежал на кровати и попой её не чувствовал. Мне тогда казалось что моя попа висит в воздухе и для убедительности я даже попробовал подтолкнуть под неё руку, но не получилось. Тогда я понял, что кожа на попе получила такой ожёг, что перестала ощущать то к чему прикасается. Я тут же потрогал свой член и яйца и ощупал всё вокруг. Но тут же обрадовался. Хоть и везде всё кололо как тысячи иголок в раз, но мой член чувствовал и руку и как я его тискаю. Я облегчённо выдохнул. Тогда я даже подумал, что вдруг моя попа вообще потеряла чувствительность, но как ожёг прошёл и волдыри спали, на третий день чувствительность стала помаленьку возвращаться и я обрадовался. Я открыл для себя новое ощущение и теперь знал, как с помощью природы и простой крапивы обезболить тело, чтоб потом ничего не ощущать. Тогда я ещё не знал – нужно ли мне будет это или нет. В тот вечер у меня появилась новая идея, самому себя отхлестать крапивой, чтоб попа и вся область гениталий потеряла чувствительность, а потом подразнить брата. Может тогда он поймёт, что как бы он не хлестал меня крапивой, мне будет всё равно. Сам себя так отхлестать я побаивался и не решался. Обратиться к брату – равносильно что подписать себе приговор на порку. Одно оставалось признаться во всём Димке. Но как? Голова шла кругом, а на дворе уже стоял август и крапива стала более грубой, не то что июньская и июльская. Решение этой проблемы пришло само собой.
В один из дней родители были на работе, а брат уехал в город и я остался дома один. Я так обрадовался и хоть мне и надавали много дел, но я просто был счастлив. Первым делом я нарвал мягких веточек от крапивы и осторожно натолкал себе в плавки и спереди и сзади, чтоб можно было и дела делать и про себя не забывать. Некоторое время крапива при каждом шаге жалила, но вскоре я привык и чуть ли не каждые полчаса вытаскивал завядшую и наталкивал свежей. У меня просто всё шло как по маслу. Всё что мне было велено сделать, я сделал ещё до обеда при том что за всё это время у меня всегда были полные плавки крапивы и я уже не боялся её жжения. Одного я не учёл, что перед обедом ко мне должен был придти Димка и забыл про это. Он знал что я если дома один, то калитку всегда держу закрытой и поэтому не стал стучать, а открыл её сам и увидел как я вытаскиваю из плавок крапиву.
- Ты что это делаешь? – спросил он удивлённым голосом.
Я тоже растерялся и не знал что ответить и тут почему то вспомнились слова брата о наказании.
- Знаешь Димон, тут такая ситуация случилась. Меня брат застукал и нажварил крапивой. Я потом три дня сидеть толком не мог. Вот и решил себя приучить к крапиве – соврал я и даже сам удивился, что у меня так здорово и складно это получилось. Димка удивился и немного отойдя от шока спросил.
- А тебе что совсем не больно?
- Было больно, когда брат по голой заднице охаживал, сейчас уже нет, привыкаю – ответил я.
- А член. Что тоже жалишь? – спросил удивлённый Димка.
- Он же с меня и трусы спускал, когда крапивой порол, так и по яйцам и по члену прилетало, вот и тоже приучаю – объяснил я.
Некоторое время Димка смотрел на меня молча и удивлялся, как я вынимаю стебли крапивы и бросаю их на землю. Потом не вытерпел и спросил.
- Может тебе моя помощь нужна?
- Какая. Ты ведь свою задницу вместо меня не подставишь? – сказал я.
Димка замялся и не зная как сказать спросил.
- А ты купаться пойдёшь на озеро?
- Сегодня нет, видишь волдыри выступают из под плавок.
- А в лес пойдём – спросил Димка.
Я подумал и ответил.
- Если поможешь мне два дела сделать, то я скоро.
Димка с радостью согласился и уже через полчаса мы с ним вместе бежали по хорошо знакомой нам обеим тропинке. В этот раз я был только в плавках и спортивном трико. По дорого пробегая мимо зарослей крапивы Димка вдруг сбавил шаги и взглянул на меня не сказав ни слова. Я понял его, что он имел ввиду, но не стал обращать на это внимание и мы пошли дальше. Теперь я знал и что мой друг Димка тоже знал мою тайну про крапиву и мне не нужно было скрывать это. В нашем месте мы разделись и стали играть нашими письками. Димка всё поглядывал на мой немного припухший член и вдруг спросил меня.
- А что ты испытываешь, когда жалишь себя крапивой?
Я как мог объяснил ему и особенно про приятные ощущения после, спустя некоторое время, когда в местах соприкосновения крапивы с телом возникает множественное покалывание сотен тонких игл и это похоже как массаж и что его как бы делает невидимка. Потом рассказал что кожа теряет чувствительность и я сидя на табуретке не чувствую её совсем. Димка слушал приоткрыв рот, а когда я закончил, спросил.
- А сейчас ты чувствуешь?
- Что чувствую – не понял я.
- Ну прикосновения эти – объяснил он.
- Ага – ответил я.
- А тебе не больно – спросил он.
- Нет – ответил я.
- А когда ты в следующий раз будешь себя крапивой жалить – вдруг спросил Димка.
- Я не знаю, могу и сейчас – ответил я.
Димка замялся, и я опередил его.
- Хочешь посмотреть – спросил я.
Димка кивнул головой.
- Ну тогда пошли обратно к тем зарослям – сказал я.
И мы побежали, подхватив свою одежду прямо голышом по полевой дороге. Нас, конечно, видеть никто не мог, но мы всё же оглядывались назад. Димка был старше меня и всегда во многом я его слушал, а сейчас, он вел себя как-то нерешительно, и даже мне показалось, что стеснялся чего то. Когда мы подошли к зарослям крапивы, я взял в руки плавки и свернул их вдвое и стал рвать крапиву, чтоб не обжалить руки. Когда сорвал несколько веток, я сложил их вместе и взяв этот веник стал перед Димкой и прижал крапиву спереди к своим члену и яйцам. Димка аж замер, как будь то это его стали жалить крапивой. Потом я сделал это ещё и ещё раз и всё поглядывал на Димку. У него аж глаза блестели от удивления.
- Тебе точно не больно – вдруг спросил он, не отрывая глаз.
- Нет, лишь немного покалывает и всё – довольный ответил я, как будь-то, совершил подвиг и теперь гордился этим.
- А можно я попробую – вдруг спросил он.
- Вон крапивы полно, рви и пробуй – ответил я.
- Нет, не себя, а тебя пожалить – пояснил он.
Я знал хорошо Димку, и если ему что хотелось сделать, он мог на многое согласиться, хотя у нас всегда всё было общее, и мы помогали друг другу, и он мне никогда не отказывал. Но за эту просьбу мне хотелось что-нибудь у него выманить. Я немного подумал и неожиданно для себя и для Димки сказал.
- Тогда ты мне потом член перетянешь, как волдыри сойдут.
- Я согласен – радостно ответил он и взял у меня веник из крапивы.
- А где можно жалить – спросил он.
- Вот ниже этого места везде – ответил я и показал уровень ниже пупа на десять сантиметров.
- Везде-везде – удивился Димка.
- Да – ответил я – везде.
Димка взял крапиву и стал прикладывать то спереди возле члена и яичек, то к попе, а то между ног. Потом осмелел и уже не просто прикладывал, а как бы слегка парил и пошлёпывал им по нижней части моего тела. Я не знаю что со мной происходило, но если бы так порол меня крапивой мой брат, то я готов был бы стоять хоть весь день. Мой член даже встал как никогда и торчал, чуть не доставая до пупка. Мошонка была открыта, и Димка наяривал, и по яйцам и по члену и стал даже меньше уделять внимание моим ногам и попе. Я сделал ему замечание, и он мне ответил.
- Давай я сначала тебе член нажварю.
- Ну тогда делай как знаешь – согласился я.
Минут через десять я сказал, что крапива совсем не жалит и Димка пошёл и нарвал свежей и снова стал хлестать меня по члену и яйцам, а потом перешёл на попу и прошёлся по ногам. Так мы провели в зарослях больше часа и я взглянул на часы.
- Ой, скоро брат приедет – сказал я.
- Ну тогда пошли домой – сказал Димка и отбросил крапиву вернув мне плавки.
Когда я их натянул на себя, то я их совсем не почувствовал, а одетые после трико я чувствовал только нижней частью ног. Ноги выше колен и попа вся онемели от крапивы и я сказал Димке.
- Вот сейчас только пусть меня выпорет брат, мне ничего не страшно.
- Что, ты ничего не чувствуешь – спросил Димон.
- Не а – ответил я и мы побежали домой.
К моему огорчению, а может и радости брат был уже дома. Родителей ещё не было, так как в летнюю страду они работали до поздна и до их прихода оставалось ещё часа три, не меньше.
- Это что? – спросил бран на повядшие ветки крапивы разбросанной по двору.
- Прополкой занимался, вот и раскидал, просто прибрать ещё не успел, Димка купаться позвал. – объяснил я что пришло в голову.
- Значит, полол крапиву, а ну снимай штаны – сказал брат.
Я понимал, что спорить с ним не стоит, себе дороже обойдётся. Он был всегда в пример и такой правильный, и я тут же стянул немного штаны вместе с плавками. Перед его глазами вывалился мой повядший член и яйца, покрытые слоем волдырей.
- А это что, ты голый что ли полол – спросил он.
- Так ужалился крапивой случайно – ответил я так как ничего придумать не смог.
- Значит крапивой ужалился извращенец ….. – сказал сердитым голосом брат и тут же послал меня за крапивой. Я понял, что мне грозит порка и не простая, а очередная и меня теперь никто не спасёт, только милость брата. Пока я шёл в конец огорода и рвал крапиву, я много передумал и ругал себя за неосторожность и в тоже время был рад, что я готов был к этой порке благодаря Димке. Я принёс ворох крапивы и сняв верхонки, подал их брату.
- Может не нужно, я всё приберу – попробовал я оттянуть наказание, но брат уже сложил небольшой веник и велел снять мне штаны и плавки и когда я снял всё, он даже сам удивился, увидев, что на моей попе и на ногах тоже много волдырей.
- Ты где это лазил – спросил он.
- На ферме – ответил я, чтоб не выдать друга.
- Голый что ль – спросил брат.
Я только молча кивнул головой в знак согласия.
- Ну ты точно шизанутый – сказал он и припечатал мне веником крапивы прямо но заднице.
До прихода родителей, возможно из зависти, что я могу такое себе сделать или из за боязни что обо мне будут ходить разные там слухи и его тоже это как то коснётся, но брат стал хлестать меня веником из крапивы и приговаривать.
- Чтоб не повадно было шизик ё…. – говорил он и хлестал меня то по заднице, то прямо по торчащему от возбуждения члену и яйцам.
Я сам тогда не понимал, почему член так у меня стоял, когда получал ожоги крапивы, да и сейчас мало чего об этом знаю. Но попадало по нему тогда от брата всегда и всех больше, чем ногам и попе. Несколько раз я бегал и нарывал для себя крапивы – наверное сам хотел чтоб брат меня жалил ею, ведь мне не было больно и кожа уже ничего не чувствовала, хотя он этого не знал и продолжал. За полчаса до прихода родителей он велел мне всё убрать во дворе и одеться, и я успел это сделать чуть ли не перед самым носом родителей. Я унёс за огород пучок измочаленной об меня крапивы и открывая калитку возвращался обратно, а родители в это время входили в ограду.
- Ну что, ты сказал новость брату – обратились они к старшему брату.
- Не успел ещё – ответил он.
- Ну тогда мы скажем – сказала мама и посмотрела на меня.
- Через четыре дня твой старший брат уезжает в город, он там нашёл работу, и ему дают комнату в общежитии. Так что ты теперь всё будешь делать по дому и помогать нам и за себя и за него. – сказала мама.
Брат так посмотрел на меня и добавил.
- Теперь времени на всякую ерунду и беготню по друзьям у тебя будет совсем мало – и усмехнулся.
Я понял, что он имел ввиду, и даже немного расстроился, что на меня теперь ляжет куча обязанностей по дому. Весь вечер брат отпускал в мой адрес усмешки, а на другой день, когда мы остались одни, он сказал мне.
- Теперь за тобой не кому будет присматривать, так что думай сам что делаешь. Если что узнаю, пеняй на себя. Понял?
- Да понял я, понял – ответил я.
Три дня пролетели как то спокойно. Я ни в чём не провинился, так как всё ещё отходил от последнего его наказания и кожа на попе только-только начала проявлять чувствительность. Брат показывал что и как он делал – так как теперь мне нужно было этому всему научиться. Мне даже как то стало тоскливо, что он уедет и я не буду получать порцию адреналина от его порки, но я не знал что сделать и спросил его.
- А ты как часто будешь приезжать?
- Пока ещё не решил, кататься туда сюда ещё не на что. Не заработал ещё – ответил он.
Я тогда понял что долго его не будет и у меня появилась озорная идея – подразнить его перед отъездом. Ведь завтра он уедет и только Димка в свободное время сможет мне составить компанию. Я вошёл в дом и взяв кувшин с водой, решил её выплеснуть во дворе и специально плеснул на стену, в результате чего брызгами облил себе трико и промочил плавки. Брат всё это видел и сказал на меня с усмешкой.
- Ну растяпа, как же ты всё успевать будешь, если у тебя всё из рук валится.
Я пожал плечами и стряхивая воду с мокрых штанов, понял, вернее сделал вид что понял, что в них ходить не возможно. Я поставил кувшин и стал снимать их, а потом повесил сушиться на верёвку возле сарая. Плавки тоже были мокрыми и я снял и их тоже и повесил рядом оставшись только в одной рубашке, из под которой торчал уже вставший член и прижимал рубашку к низу живота. Увидев это, брат нахмурился и молча ушёл в огород.
- За крапивой пошёл – подумал я и не ошибся.
Как только брат вернулся с хорошим веником из крапивы, то сразу подозвал меня. Я молча подошёл к нему и пытаясь оправдать себя стал объясняться, что это получилось случайно. Брат не стал слушать и сказал.
- Это тебе будет аванс вперёд.
После чего он приложил мне по ягодицам свежим веничком и крапива слегка обожгла мою попу. После нескольких раз мне стало почти не больно и я даже немного согнулся подразнивая его и выставив попу, но тем самым прикрыв свои гениталии. Это видно его не очень то устраивало и он велел мне опереться на стену и пошире развести ноги и как только я всё это сделал, то сразу получил шлепок веником между ног снизу. Ощущение было необычное, просто класс. Теперь получалось что не я исполнял приказы брата, а он сам не осознавая того, шёл у меня на поводу и делал то что я замыслил. Раньше так он меня никогда не хлестал и я даже чуточку присел и тем самым ещё более открылся для второго удара. Крапива так и прилегала снизу по яйцам и между ягодиц по самой попе. Я продолжал так стоять и ждать когда брат что то скажет, но он продолжал хлестать меня по попе и между ног. Как только веник стал ломаться и рассыпаться, он велел мне подождать немного , а сам ушёл и принёс ещё свежих пару веников. В общем когда он исхлестал их оба, моя попа и всё тело ниже пояса и особенно яички и член ничего не чувствовал и и покрылись волдырями разного размера.
- Красавец – подумал я оглядывая себя.
Мои плавки к тому времени уже почти высохли, да и трико тоже, но одевать их мне что то не очень-то хотелось и я пошёл в дом голышом и лёг на кровать.
- Чего разлёгся – сказал брат.
- Из-за волдырей, плавки одевать больно – соврал я.
- Если в ближайшее время не оденешься, то получишь ещё – пригрозил он.
Мне ничего не оставалось и я медленно как бы опасаясь поплёлся во двор и нехотя оделся. Остаток дня прошёл спокойно, а когда под вечер пришёл Димка, то я отказался с ним идти сославшись что завтра уезжает брат и он убежал.
После отъезда брата как будь то что то исчезло из моей жизни. Я мог дома до прихода родителей ходить голым и мне никто ничего не мог сказать и запретить. Самому себя наказывать за это как то не хотелось, ведь я почти полностью познал и положительную сторону крапивы и отрицательную и стал, больше времени проводит со своим другом, лишь иногда уединялся и отдавался страсти и желанию получить порцию от ожогов крапивой.
То чем мы занимались с Димкой, я не стану повторять, я об этом уже писал ранее, лишь упуская эту сторону своей жизни.
Два года пролетели незаметно и Димка тоже решил ехать в город. Перед расставанием мы с ним хорошо почудили и я решил вспомнить слова брата и посмотрев на Димку, сказал.
- Помнишь как мы на ферме по крапиве лазили?
- Ага – ответил он и после небольшой паузы спросил сам.
- А ты что хочешь повторить?
- Было бы не плохо – ответил я – если ты мне поможешь.
- А что делать – спросил Димка.
- Ну я же не могу себя парить крапивой – пояснил я.
- Если это, то я завсегда согласен – сказал Димон радостным голосом.
До его отъезда оставалось дней десять и мы рано утром отправились в условленное место. Когда я пришёл, то Димка уже был там, а на руках у него были верхонки, а в правой руке он держал уже заготовленный веник из крапивы. На лице у него светилась улыбка. Я думал что от того, что он сейчас меня нажварит по всем причинным местам.
- Ну что, ты готов? – спросил он.
- Всегда готов – приложив руку ко лбу выкрикнул я.
Мы рассмеялись и я быстро стянул с себя трико и плавки. Мой член уже торчал от предвкушения испытаний, до боли знакомых и на мой взгляд мне и моим гениталиям это очень нравилось. Димка стал вначале не очень решительно, а потом уже осмелев стегать меня расхаживая кругами и ударяя по всем местам. Немного он задерживался спереди и по несколько раз ударял сверху по члену или снизу по яйцам. В этих зарослях мы задержались довольно долго, так как Димка не спешил и я его тоже не торопил. Сколько он тогда веников из крапивы обхлестал о мою задницу и перед, я не помню, но мы опомнились когда он сказал, что уже семь часов. До прихода родителей оставалось всего час, а нам ещё нужно было одеться и добежать до дома. Конечно же мы успели раньше времени в нашем то возрасте, но я после этого дня несколько дней сидел на своей попе как на воздушной подушке и нижняя часть тела вообще была полностью бесчувственна. Я даже когда ходил в туалет и доставал свой член, то я не чувствовал что беру его руками и всё делал визуально глядя что беру и куда направляю.
Вскоре Димка уехал, и я остался один. Впереди были выпускные экзамены, и я, чтоб не скучать понемногу готовился. Брат так и не приезжал два года – только звонил и всегда интересовался, справляюсь ли я со всеми домашними делами и даже пообещал когда я, закончу школу, сделать мне подарок. Я тогда про себя даже с иронизировал, что, мол приедет, и высечет крапивой и весь подарок.
Зима пролетела быстро и наступила весна. Подготовка к экзаменам и сдача ещё ускорили время и вот уже на руках аттестат. С таким конечно идти учитья дальше не было смысла и я сказал родителям, что пойду работать на МТМ. Конечно они не торопили меня говоря что теперь дома ничего не будут успевать и я тогда сам предложил, если они конечно не будут возражать, что устроюсь на работу как уберём весь урожай дома. Они даже обрадовались, но виду не подали и я целыми днями копался то в огороде, то ездил на покос. В общем дел хватало и конечно же не забывал при виде крапивы немного побаловать себя и свой член и яйца. Иногда просто похлёстывал по ним, а иногда и заталкивал в плавки и так ходил. При каждом шаге я чувствовал лёгкие покалывания и ожоги, но они были вполне терпимы.
Однажды я вернулся с покоса с полными плавками натолканной крапивы. Я знал, что родителей не будет дома ещё несколько часов и ничего не боялся, но когда вошёл во двор, то увидел, что замка на входной двери нет, а из дома вышел брат. Я был в полном ступоре и не знал что делать. Он сразу заметил моё замешательство и подошёл ко мне.
- Продолжаешь чудить? – спросил он.
Я промолчал.
- Ну здорова что ль – сказал он и протянул мне руку, а второй хлопнул меня по заднице и удивился.
- И часто ты так ходишь? – спросил он.
Я не стал врать, ведь это было бессмысленно, и ответил правду.
- Постоянно.
В этот день он больше что касалось моего чудачества не сказал ни слова. Это было тягостное ожидание для меня. Я даже спал плохо и сам пытался угадать, что он скажет завтра, когда родители будут на работе.
Разговор состоялся рано утром, как только я вышел во двор с торчащим членом и побежал в туалет.
- Я понимаю, что горбатого только могила исправит – сказал он.
- Но хоть что то я попробую сделать, чтоб ты стал человеком – добавил он следом и я увидел в его руке хороший веник из крапивы.
Я даже немного обрадовался, что брат ни чуточку не изменился и сейчас заменит мне Димку, который приезжал этим летом всего не надолго и мы особо ничем с ним не занимались – как прогулки и онанизм и то только я, а он как то отстранялся всегда.
В общем я даже воспрял духом, что брат сейчас восполнит этот пробел и пока я думал, то успел получить первый удал по заднице. Ну а дальше всё пошло как и раньше. В общем в течении всего дня до самого вечера он периодически напоминал мне о своём приезде и я получал очередную порцию порки крапивой. Естественно я уже ничего не чувствовал и даже дразнил его, что его порка мне как укус комара для слона. Возможно это его и взбесило и он взял рукавички и ушёл на берег озера, а когда вернулся, то в его руках был пушистый веник из дикой крапивы. Так мы называли, да и не одни мы, конопляную крапиву. Она была очень жалючей и мы всегда обходили её стороной. Но иногда среди конопли мы случайно соприкасались с ней, ведь она чем то была похожа на коноплю, и выскакивали как ошпаренные. Я как увидел её, то сразу стал конючить и просить его не делать этого, но он не слушал меня и я получил первый удал прямо по торчащему члену и по яйцам.
- Ой, больно – крикнул я и только потом опомнился.
Я чувствовал лишь небольшое покалывание и слабую боль. Онемение заглушило всё и мне было не больно почти. Но чтоб хоть как то подействовать на брата, я всё равно продолжал ойкать.
Брат не пошёл мне на уступки и продолжал жварить, самым натуральным образом. Он хлестал меня и по заднице и спереди по торчащему члену и яйцам и даже велел раздвинуть ноги и бил между по самым яйцам. Как только от веника поотлетали листья и остались одни только стебли, он подошёл ко мне и прижав их спереди стал просто тереть о мой член и яйца. Несколько болезненных ощущений я испытал, когда стебли тёрлись о оголённую головку и мошонку. В общем скажу одним словом. Когда он закончил и ушёл, я ощутил небольшую ломоту и почувствовал как колет всю область ниже пояса. Отходил я после этого несколько дней, пока не вылезли все колючки или шипы от крапивы и не перестали причинять мне неудобства.
После этого случая началась другая половина моего влечения к крапиве.
продолжение дальше

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 14 мар 2016 08:37

После недели, как брат меня отходил дикой крапивой, я не удержался и решил сам попробовать её силу или как она будет меня жалить. Сорвав пару веток, я стал осторожно прикладывать их к своему члену и получая сильное жжение отдёргивал. Я, то оголял головку и прикладывал листья с самой нежной коже на моём члене, то приложив листья, на оголённую головку, закрывал её крайней плотью, и лист дикой крапивы оставался зажатым внутри. Он сразу жалил две поверхности и головки и крайней плоти, и это было такое необычное ощущение. Конечно они были более болезненны, чем обыкновенная крапива, но их тоже вполне можно было терпеть и я быстро привык и освоился и вместо листьев, стал под крайнюю плоть к головке прикладывать и стебли дикой крапивы. Конечно шипы у них были гораздо крепче и жалили сильнее, но меня это очень забавляло и я так увлёкся, что совсем забыл что брат в гостях и может меня снова заметить. Отвык от его надзирательства за три года и просто сидел и развлекался, пока его рука не легла мне на плечо.
- Ну что шизик, продолжаешь – спросил он и глянул через спину на мой член, вокруг головки которого из под крайней плоти торчало несколько коротких стеблей от крапивы. Он даже дар речи потерял и несколько минут не мог мне сказать ничего. Я тоже растерялся и нет чтоб быстро всё убрать, просто смотрел на его удивлённое лицо и ждал что он скажет и он сказал.
- Ну ты и придурок. Ты зачем это сделал.
- Просто решил попробовать – ответил я заранее заготовленную фразу.
Он присел рядом и посмотрел поближе. Мой член после дикой крапивы был весь в волдырях. Тогда он взял двумя пальцами мой член в области головки и сдавив его стал оголять . Как только головка открылась, несколько коротких стеблей тут же отпали в разные стороны и мы оба увидели волдыри продолговатой формы, как видно прижимался стебель, так они и образовались под ним.
- Ты что совсем не думаешь своей дубовой балдой – спросил он.
- Не а – ответил я
- Оно и видно. А если что случится?
- Справлюсь, не маленький – успокоил я его.
- Тебе что совсем не больно – спросил брат.
- Нет. Ни капельки. Если хочешь меня снова выпороть, то пори, я всё равно не перестану так развлекать себя – ответил я.
- Да нужен ты мне – уже спокойнее сказал он и повертев в руке примерно семи миллиметровый стебель дикой крапивы и ужалив себе пальцы, бросил его в сторону.
- И ты вот это толкаешь себе в член – спросил он.
Я молча взял только что выброшенный стебель и приложив к нему ещё три, сколько смог держать в руке, другой рукой на глазах у брата оттянул крайнюю плоть до предела и приложил эти четыре кусочка стебля от дикой крапивы к нежной кожице и тут же сразу стаз закрывать их крайней плотью. Вскоре было видно как между головкой и крайней плотью торчит четыре коротеньких стебелька плотно прижатых к головке. Пока я всё это проделывал, а ушло на это буквально пара минут, брат смотрел на меня и мои действия не произнося ни слова и только когда я убрал руки и мой член повис вместе со стеблями, он посмотрел на меня и произнёс.
- Учил я тебя, учил, а толку всё равно нет. Делай что знаешь – сказал он и сжав посильнее головку моего члена вместе со стеблями крапивы, встал и ушёл.
- Пронесло – подумал я и оглянувшись ему вслед, продолжил своё занятие.
Вернулся я домой вслед за братом через полчаса, предварительно обложив головку свежими короткими стеблями крапивы по всей окружности. Выбирал самые крепкие и чтоб были не такие мягкие и тонкие. Так с раздутой головкой, заправленной в плавки, я и вернулся домой, держа трико наперевес через плечо. Головка, конечно, выпирала в плавках, образуя приличный бугор, но я решил просто лишний раз подразнить старшего братика, который кажется уже больше не хотел со мной вступать в перепалку и махнул на меня рукой. Он конечно сразу это заметил и бросив косой взгляд на меня и на плавки, спросил.
- Всю крапиву столкал в плавки или ещё осталась?
Я тут же отвернул резинку и показал ему что у меня нет там крапивы и что он зря на меня наговаривает. Но скрыть растянутую крайнюю плоть на головке было невозможно.
- Ты что туда полено затолкал – спросил он.
- Вон в сарае ещё возьми пару, толще будет – добавил следом.
- Нет, только стебли от крапивы – ответил я проходя мимо.
Несколько дней я продолжал развлекаться и придумывать разные способы, как изжалить крапивой свой член и яйца. Я не стеснялся уже брата и делал это в открытую прямо в сарае и когда он заходил под крышу и видел меня, то всегда спрашивал.
- Ну что не отвалился ещё твой стручок.
Хоть мне тогда и было всего восемнадцать, но член у меня уже полностью почти созрел так сказать. Был около двадцати сантиметров и толщиной сантиметра три – три с половиной. В общем было что жалить крапивой.
- Нет, пока ещё на месте – отвечал я и толкал между крайней плотью и головкой очередной короткий стебель длинной сантиметров пять. Я придумал как безболезненно их настригать с помощью секатора и у меня их рядом лежало несколько десятков таких коротышей разной толщины, от трёх миллиметров до сантиметра. Брат подошёл рядом и увидел эти толстые настриженные стебли.
- Ты что и эти собираешься себе толкать в член – спросил он.
- А иначе зачем бы я их стриг – ответил я и взяв саамы толстый, оттянул крайнюю плоть и вставив стебель между ней и головкой, стал вталкивать внутрь на глазах у брата. Колючки цеплялись, жалили и чуточку царапали кожу, но вскоре стебель был полностью втолкнут и торчало самое больше около сантиметра. Брат подсел рядом и посмотрел на мою головку, а потом на меня. Он не сказал ни слова, а просто взял один отрезанный кусочек стебля и вставив его между крайней плотью и головкой, втолкал рядом.
- Тебе точно не больно – спросил он.
- Нет конечно, если хочешь, то можешь ещё затолкать – сказал я.
Он посмотрел на меня и взял следующий. Так один за другим он на втыкал почти вокруг всей головку нарезанные коротенькие кусочки стебля от дикой крапивы. Головка и крайняя плоть уже совсем ничего не ощущали и мне было всё равно, одну он затолкает или десять. Потом он обхватил головку рукой и крепко сжал её и посмотрел на меня. Я даже глазом не моргнул. После этого он вообще перестал обращать на меня внимание и вскоре уехал.
Прошёл год и я работал на МТМ слесарем по ремонту тракторов. Вечерами иногда укрывшись в комнате баловался с крапивой. Зимой конечно мне её негде было взять и у меня было множество других развлечений. С наступлением весны я ждал Димку, но он написал что не приедет и что уезжает в строй отряд. Об этом я узнал у его родителей.
А в июле приехал брат к моему удивлению. Его ни я ни родители даже не ждали. Вечером мы с ним пошли на озеро, так как я работал и днями не бывал дома, и он спросил у меня.
- Ты всё ещё крапивой балуешь?
- Каждый день, ответил я.
- А как работа?
- А я и на работу хожу, натолкав крапивы в плавки - пошутил я.
- Ты что серьёзно – не поверил он и я признался, что пошутил.
Я понимал, почему брат пошёл со мной на озеро, ведь дома мы были не одни, но мне хотелось, чтоб он сам сказал всё. Он долго ходил вокруг да около, и наконец не выдержал. Мы вышли уже за деревню и нас никто не мог слышать и видеть.
- А ты кроме крапивы больше ничего не пробовал – спросил он.
- В каком смысле – не понял я.
- Ну в том, что ты делал в последние разы – напомнил он.
- Это между головой и крайней плотью крапиву толкать – процитировал я.
- Ну, это я и имел ввиду – сказал он уже облегчённым голосом. Он был противником того, что я делал и всегда порол меня крапивой, сейчас стал расспрашивать об этом. Зачем ему это – подумал я и спросил.
- А тебе то зачем?
- Просто ты меня тогда сильно удивил с дикой крапивой и я просто подумал.
- Нет, только крапиву пока пробую, а что у тебя что то есть на примете – спросил я.
- Да нет, просто ты подумал вдруг что то сам для себя …. – и брат замолчал.
- Ну что остановился , говори раз начал – спросил я.
- Ну ведь кроме крапивы, с колючками есть ещё много растений, вот я и подумал, что вдруг ты ещё что то для себя пробуешь.
- А тебе то зачем – спросил я.
- Просто интересно – ответил он и пнул высокую травину осот.
- Ну вот хотя бы осот, он тоже руки колет. Не пробовал.
- Нет – ответил я.
- Но если тебе интересно, то могу попробовать – не дав ему ничего сказать, добавил я следом.
- Сам решай – сказал он многозначительно и посмотрел на осот.
Я тут же сорвал его и достав перочинный ножичек, отрезал стебель и разрезал его на несколько коротеньких частей. Достав член, я оголил головку и приложив сразу несколько штук, снова натянул крайнюю плоть. Потом взяв оставшиеся кусочки, и стал их вталкивать один за другим. Осот конечно был очень твёрд и покалывал руки и кожу на члене, но сравнивать его с дикой крапивой было бесполезно.
- Ну вот и готово – ответил я втолкав последний кусочек.
Головка раздулась и выглядела, очень огромной.
- А ты с такими кусочками крапивы спал ночью – спросил вдруг брат.
- Много раз. Тебя ведь рядом нет, и меня никто бы не выпорол – ответил я.
- Ладно, забудь – сказал он и хлопнул меня по плечу.
Мы прошли ещё немного и брат впереди увидел чертополох, так у нас звали это колючее растение. Конечно я сейчас знаю как оно называется –татарник колючий. Но кроме этой травы мы ещё два вида называем одинаково – это чертополох и расторопша. Просто они все колючие и у них красные цветки, хоть и разные немного по виду.
Ну брат мне и говорит.
- А это ты не пробовал?
- Нет конечно, у него же колючки большие – ответил я.
Потом подумал немного, так как брат молчал и шёл рядом и сказал.
- Если крапивой попарить член, то может и смог бы попробовать.
- Если ты хочешь, то я помогу – ответил он.
Я тут же вытащил свой член и сказал ему.
- Ну давай, у тебя это лучше получается.
Брат нарвал крапивы, у нас её кругом было полно, и стал хлестать меня по члену и по головке. Он у меня и так почти уже неделю ничего не чувствовал, так как я ему не давал покоя ни днём ни ночью, а то что так сказал брату, наверное мне хотелось понаблюдать за ним, как он хлещет крапивой по моему члену и всё. Минут двадцать я наблюдал за ним и потом сказал.
- Думаю хватит. Я уже не чувствую как крапива жалит.
Он бросил крапиву и сел рядом.
- Твоя идея. Тебе и пробовать. Мне не хочется руки исколоть – сказал я.
- А если … и он сделав небольшую паузу показал на мой член.
- А мы что зря его крапивой хлестали. Ну если не хочешь, то и заикаться не стоило – сказал я.
Брат встал и сорвал одно растение. Отрезав небольшую часть стебля с несколькими шипами или колючками, он оторвал самые крайние и взял в руку мой член. Оголив головку, он положил на неё стебель, слегка прижав его ч коже и стал сверху натягивать крайнюю плоть. Делал он почему то очень медленно. Боялся наверное. Я с интересом наблюдал за всем этим и мой член стал немного напрягаться. К тому времени брат уже натянул половину и ещё через некоторое время вся крайняя плоть была натянута на стебель с колючками. Торчал только небольшой кусочек, за который он держал его. Когда он убрал руки, то я увидел как кожа на стебле выпирала в некоторых местах небольшими бугорками. Это давили на крайнюю плоть шипы.
- Тебе не больно – спросил он.
- Нет – ответил я.
- Ну что пойдём дальше или ты ещё хочешь попробовать – спросил я у брата.
Он взял ещё стебель и отстриг ещё один небольшой кусочек. Я снова сел и откинувшись на руки запрокинул голову. Мне хотелось предоставить ему полную свободу действий и я сказал.
- Пока ты там копаешься, я немного полежу. – и тут же лёг на спину и положил руки на лицо. Так как в глаза светило солнце, хоть был вечер и дело шло к закату, но оно было очень яркое.
Брат ничего не сказал и что-то там копошился. Я только чувствовал как что-то сдавливает мой член и больше ничего. Через несколько минут он повернулся ко мне и сказал.
- Всё.
Я приподнял голову и посмотрел на свой член. Между головкой и крайней плотью торчало штук пять или шесть конечиков стебля чертополоха.
- Ты что всё это втолкал – спросил я удивлённым голосом.
- Ну ты вроде как сам сказал, что можно – даже как то по виноватому вдруг ответил он. За ним я такого не наблюдал никогда.
- Ладно, пойдём – сказал я.
- А то вдруг родители вернутся, а нас дома нет – объяснил свою спешку следом.
- Так они дома были, когда мы с тобой на озеро пошли – сказал брат.
- Фу ты, я совсем запутался – ответил я.
- Ну тогда пошли всё равно.
- А убирать ты не будешь – снова поинтересовался брат.
- Зачем, ты так старался, я и так могу походить – ответил я.
Мы развернулись и пошли обратно. Я заправил свой член снова в плавки и при ходьбе стал ощущать некое покалывание. Если я случайно прижимал член ногой, то покалывание усиливалось. Всё понятно, кожа онемела, а если шипы её прокололи, то отсюда и боль – подумал я и сказал об этом брату.
- Давай уберём, мало ли что – сказал он.
Мы остановились и я снова вытащил свой член. Он прикосновения к головке я почувствовал легкую боль. Брат стал оголять головку, так как я не мог так низко согнуться и вскоре мы оба увидели как шипы стебля чертополоха проткнули и головку и крайнюю плоть и с трудом отцеплялись при раскрывании.
- Давай раскрывай, а то нас тут точно застукают – сказал я.
Брат стал раскрывать дальше, и вот она проколотая в нескольких местах крайняя плоть оттянута назад. Немного сочилась кровь. А стебли чертополоха всё ещё не отваливались. Они держались за счёт шипов, проткнувших кожу головки. Взяв за край, брат отогнул один и отбросил его в сторону. Следом полетели и остальные. В нескольких местах выступила кровь, и я сказал брату.
- Закрой головку, кровь сама остановится.
Брат натянул обратно крайнюю плоть и мы пошли домой. Дома я зашёл в баню и промыл горячей водой свой член и головку. А на утро остались только до десятка точек от вчерашних проколов.
- Ну как себя чувствуешь – спросил брат утром, глядя на мой торчащий член. Родители уже были на работе, а нам на МТМ дали перед уборочной выходной и я остался дома.
- Нормально – ответил я и оголил головку.
- Сегодня пойдём в лес – спросил брат.
- А зачем, ведь мы дома одни – ответил я.
- Ну дома нет того, что там растёт – ответил он.
- Ну а как же задание отца убрать всё – спросил я.
- Потом уберём, я тебе помогу – ответил брат.
- Ну тогда пошли, только я сейчас перекушу – ответил я и сбегав в туалет сел завтракать.
Потом мы пошли в лес и на старой ферме я спросил его, что он задумал. Брат честно признался мне и я сказал, что мне нужно подготовиться. Это означало, чтоб не было больно, нужен крапивный массаж так сказать. Он одел верхонки и стал рвать крапиву обыкновенную домашнюю и дикую (конопляную). Веник получился довольно пушистым и я стал раздеваться. Среди кустов крапивы нас не было видно ни откуда и брат стал как заправский банщик охаживать меня ниже пояса веником из крапивы. Доставалось везде, но особенно члену и по головке. Мне постоянно приходилось её оголять, так как после ударов веником крайняя плоть сползала и закрывала головку.
- Ну всё, я готов, что ты задумал – спросил я.
- Сейчас – сказал брат и мы, обойдя полуразваленную ферму, вышли на поле. Там полно было разной травы и среди которой брат сразу нашёл ту, от которой мы в детстве просто чуть ли не ревели. Это обыкновенная липучка. Когда идёшь по ней, она все штаны облепит, что потом замаешься их сидя дома очищать. Вот и сейчас брат держал в руках охапку этой липучки.
- Это ты не пробовал – спросил он.
- Нет, даже не думал о ней – ответил я.
- Может попробуем – спросил брат.
- Давай – согласился я.
Он взял траву в одну руку и стал ей слегка хлестать по моему члену. И к его и к моему удивлению липучки стали плотно облеплять мою волосатость вокруг члена и яичек и вскоре всё стало покрыто этими липучками. Брат ещё в добавок ко всему взял и прижал траву к моему члену и потом стал отдирать её и даже некоторые волосики оторвались с лобка. Хоть и было не больно, но неприятно рвать в живую волосы с тела. Образовался вокруг члена и яичек на всей моей волосатости комок серо-грязных липучек. Мы попробовали очистить, но получалось очень медленно.
- Что будем делать – спросил брат.
- Нужно убрать всё вместе с волосами – иначе весь день будем очищать – ответил я.
Я сейчас и брат убежал домой. Вскоре он вернулся с ножницами и станком и мы на сухую, так как я был далеко от воды, состригли основное, а оставшуюся часть аккуратно сбрили и мой член и яйца стали лысыми. До этого я никогда не сбривал в области члена и волосы выросли просто большие и густые – вот и налипло этой липучки на них полно.
- Ну сейчас и крапива достанет даже и в этом месте, раньше волосы мешали, а теперь ничего не помешает – сказал я.
- Ты не сердишься, что так получилось – спросил брат.
- Нет конечно, я сейчас сам буду постоянно брить, так интереснее смотрится и повертев задницей стал трясти полностью лысым членом. Брат даже засмеялся и спросил.
- Ну что продолжим или красоваться будешь?
И мы продолжили. За фермой среди травы и бурьяна было полно чертополоха. Брат подошёл к самому высокому и срезал его секатором. Да, шипы или колючки были довольно большими, некоторые до трёх мм высотой. Такой и крайнюю плоть проткнуть может – подумал я, но ничего не сказал брату. Стебель был тоже около четырёх – пяти мм в диаметре. Брат склонился над чертополохом и продолжал что то там делать, а когда он повернулся ко мне, то я в его руках увидел несколько коротких кусочков стеблей разрезанных по всей длине. Да, такие можно гораздо легче засовывать под крайнюю плоть – подумал я и сел рядом. Достав из кармана пинцет, я такие видел в больнице, брат ловко ухватил крайнюю плоть и оттянул в сторону и тут же затолкал первую половинку стебля. Потом ещё и ещё и вскоре вокруг всей головки было полно натолкано таких продольно разрезанных коротких стеблей чертополоха или расторопши или татарника колючего. Для нас тогда это было одно и тоже.
- Ну как – спросил он.
- Здорово – ответил я.
Я встал и немного покачался. Головка конечно была чуть ли не в двое больше обычной и выглядела как болтающаяся болванка, но не было видно ни одной части стеблей растения из под крайней плоти. Да и член без волос казался длиннее и так смешно раскачивался.
- Так и ноги колоть не будет – сказал я.
- Я тоже об этом подумал и придумал – гордо ответил брат. Он ещё раз глянул на своё творение и вручил мне два пинцета. Один с широкими кончиками и большой, другой чуть меньше и с узкими кончиками.
- Пригодятся – сказал он.
- Спасибо – ответил я.
Мы немного ещё осмотрелись и вернулись домой. Я до вечера не вынимал их члена эти частички стеблей чертополоха, и мы всё делали вместе. До самого вечера я дома ходил только в одной рубашке и болтал во все стороны огромной головкой. Она постоянно ударялась то об одну ногу, то о другую и это выглядело забавно. Крайняя плоть, в которую воткнулось и держало её в таком положении множество колючек, даже не пыталась сползти и оголить головку при небольшом возбуждении. Просто кожа не могла соскользнуть и насаживалась на колючки ещё больше. Я даже лёг спать не винимая из под крайней плоти ничего и только утром, как только родители ушли на работу, я встал от неприятной боли, не такой уж и сильной, но она меня разбудила и вышел с террасы во двор. Мой член стоял как никогда по утрам и поэтому кожа на натянулась очень сильно и колючки просто впились в крайнюю плоть и головку. В некоторых местах даже проступила кровь и брат даже испугался увидев такой торчащий член и раздутой головкой.
- Больно – спросил он.
- Есть немного – ответил я.
Пользуясь пинцетом, мы стали оттягивать кожу и вытаскивать кусочек за кусочком стебли чертополоха и когда ослабили один край, медленно оттянули кожицу и оба ахнули. Я не видел, сколько натолкал туда брат, а он не ожидал что так получится. В общем, все стебельки колючками воткнулись и крайнюю плоть и в головку, у кого куда были они направлены и даже всё немного припухло. Быстро отлепив, мы промыли всё и обработали йодом. Немного правда пожгло в ранках, но терпимо. В тот приезд мы больше ничего не делали, так как головка немного ныла и её ломило от ноющей боли. Зажило недели за две, и особых последствий я не ощущал, но в будущем я так долго пыльные колючки под крайней плотью не оставлял.
продолжение дальше

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 15 мар 2016 12:06

Прошло несколько лет, я успел поработать и в городе и так где придётся и вернулся обратно в деревню. Бабушка заболела и родители взяли её к себе, а я переехал в её домик в соседнюю деревню. Родители уже держать большое хозяйство не могли, и отдали мне корову и ещё кое какую живность, а так же трактор, который достался отцу после раздела совхоза. В общем я всю осень, зиму и весну приводил всё в порядок и ремонтировал. Трактор в деревне это всегда был хоть и небольшой, но заработок. Мой друг Димка где то пропал и я его не видел уже много лет. Родителей своих он перевёз в город и узнать, что с ним даже не у кого было. Слышал, что он женился. С братом я тоже не виделся года два после последнего раза зимой на новый год у родителей. Он тоже женился и жил и работал в городе. В общем я жил один в соседней с родителями деревне и мог теперь не опасаться, что меня кто то может увидеть и что то заметить. К родителям я всегда ездил сам – не так далеко – пять километров по лесной дороге. Ну в общем жизнь немного изменилась, но мои увлечения остались при мне.
Места я эти знал хорошо и поэтому позволял себе частые прогулки по лесу голышом, а так же бани или припарки из крапивы. Я часто в бане парился свежими крапивными вениками и поддерживал себя в тонусе. Несколько раз я даже после таких процедур накладывал крапивы в постель и спал на ней. Одним словом как для кого то берёзовый веник, так для меня крапива – было одно и тоже.
Однажды утром ко мне приехал брат и поднял меня с постели как раз когда я спал на крапиве. Он так удивился, но времени чтоб как то прокомментировать не было. Ждала машина. Он попросил помочь с переездом и я быстро собравшись поехал с ним в город. Шли 90е и просить кого то он не хотел. Когда мы со всем справились, я сходил в соседний магазин и купил для своего трактора кое какие запчасти и случайно столкнулся с Димоном. Он не ожидал и был рад. Особо говорить долго было некогда и я его пригласил к себе в гости и сказал где живу сейчас.
- Заеду как будет время – сказал он уходя и действительно приехал спустя год.
Брат же после переезда ко мне приехал в гости только под осень, помочь родителям и посмотреть как устроился я.
- Теперь тебе никто ничего не скажет – заметил он сидя на диванчике напротив.
- Ты прав, полная свобода – ответил я вылезая из под одеяла голый.
- Ты что всегда теперь так ходишь, - сказал он зная о ранешном моём пристрастии.
- Да, а что вещи затаскивать и кто меня видит – ответил я.
В общем за день, проведённых у меня я при нём почти не одевался и видно сильно своим видом мозолил ему глаза, что он не вытерпел и спросил.
- А ты с колючками ещё пробовал?
- Несколько раз, но одному не очень то интересно – ответил я.
- Если не будешь против, то я через день загляну к тебе – спросил он.
- Я буду рад, всегда пожалуйста. – ответил я.
Он действительно не обманул и через день приехал ко мне. Мы с ним после крапивного веничка проделали всё что и раньше, поэтому описывать не стану, но когда он уезжал, то обещал скоро заехать снова и не обманул. Это было как раз в конце августа после его дня рождения. Ему исполнилось тридцать восемь. А я младше его был на девять лет. Он сказал мне, что его жена беременна и уехала к своим родителям, а ему одному скучно сидеть в выходной дома. Вот и решил навестить. Хотя я тогда думал совсем иначе – просто ему хотелось немного помучить мой член или меня. Почему то эта мысль всегда не вылетала из моей головы и по сей день.
Я был рад что два дня мне не будет скучно и одиноко. После бани он хорошо пропарил меня крапивкой и куда то ушёл, а когда вернулся, то из сумки вытряхнул несколько разного вида стеблей с колючками.
- Выбирай, если не против – сказал он мне.
- Давай лучше ты сам, мне всё равно – ответил я.
- Тогда вот это и он приподнял стебель весь усеянный колючками от двух до трёх мм. Их так много было и они как мне казалось были жёсткими.
- Это так это – ответил я спокойно и принёс пинцеты.
За десять минут моя головка была уже внушительных размеров и вся крайняя плоть была натянута до предела. Он так ловко и много натолкал туда коротких по сантиметру кусочков стеблей с шипами, что они растянули крайнюю плоть до предела. Я и до этого часто баловался и толкал между головкой и крайней плотью два пальца и растягивал кожу, как только мог, да и в длину тоже тянул, пока не было больно. Уздечка уже давно была порвана ещё Димкой во время перетяжки, и тянуть ничего не мешало. В общем крайняя плоть у меня была сильно растянута и на болтающемся члене очень низко свисала и болталась сплошным комочком. Поэтому под неё можно было много чего натолкать.
- Если я сожму тебе член, тебе не будет больно – вдруг спросил меня брат выведя из состояния задумчивости.
- Нет, делай как знаешь – сказал я.
Брат обхватил головку, и стал сжимать, время от времени поглядывая на меня. Я смотрел на него вполне спокойно и безразлично.
- Тебе точно не больно – спросил он ещё раз.
- Да нет же – ответил я.
А когда он отпустил, я увидел, как под кожей на головке появилось несколько капель крови.
- Прости – сказал брат.
- Да ерунда, заживёт – ответил я.
После этого мы ещё долго занимались домашними делами, а перед сном всё убрали, руководствуясь прошлым разом. На следующий день мы повторили всё снова, и я так с этими колючками и проводил брата на остановку – правда, я был в одежде.
После этого раза брат ко мне зачастил. Наверное, жена часто у своих родителей была, и ему было нечем заняться дома или то, что подумал я и вы – тяга к моим экспериментам.
В течении сентября он был у меня трижды и все разы мы отрывались по полной. Какие только он не толкал колючки мне под крайнюю плоть, и маленькие и большие и даже случалось так, что большие колючки протыкали крайнюю плоть насквозь. Но я молчал и не противился. Мне и самому было всё это интересно и тем более что всё делал сам брат без моего участия.
Трава и крапива в том числе уже засыхала. Шла осень и мы всё прекратили, а вскоре у брата родился сын и он вообще перестал ко мне приезжать. Прошла зима и с наступлением весны я стал снова его поджидать, но тщетно. В конце июня вдруг открывается калитка и я увидел Димку. Я так обрадовался, что не одеваясь, как сидел голым под крышей, так и выскочил к нему. Мы долго разговаривали и приговорили привезённое им пиво, а потом пошли в баньку. Там то он и спросил меня.
- Ты что так всегда и ходишь голый дома?
- А кого мне стесняться, живу один и забор высокий – ответил я.
- А вдруг кто из соседей зайдёт.
- Дружок не пустит. Помнишь его. Он тебя узнал – сказал я.
Действительно моя собака даже не залаяла на него, хотя вылезла из будки и вся напряглась. Узнала. Мы вошли в дом и Димка сразу выставил на стол пиво. Я быстро сообразил перекусить с дороги и протопил баньку. Мы долго болтали и пили пиво, а как баня была готова, то пошли мыться, немного захмелев. Там Димка меня и спросил, увидев волдыри на коже.
- Ты что крапивой изжалился?
- Есть немного – ответил я.
- Сам или случайно – спросил он.
- Сам конечно – ответил я и посмотрел на Димку.
- Продолжаешь чудить – снова поинтересовался Димка.
Мне хотелось много ему рассказать и даже показать, если конечно он будет не против. Ведь столько лет прошло и он наверняка изменился.
- Да, а что ещё делать остаётся – сказал я.
- А тебе что не больно, аж вон какие волдыри у тебя.
- Нет конечно. – объяснил я.
- А перетягивать пробовал – спросил Димон.
Я всё стал ему рассказывать и он только удивлялся, что я делал и как жалил крапивой и про перетяжки и даже про колючки. От этого рассказа Димка аж возбудился и я увидел как его член стал вставать. Я не стал ждать, когда он решится и сам спросит и опередил его.
- Если хочешь, то сам попробуй, перетяни и тряхнул своим членом давая понять что я уже готов. Это было и правдой и желанием вспомнить прошлое и мой член тоже стал возбуждаться.
- Давай только не в бане, а то жарко сильно – сказал Димка и мы стали домываться.
Вернувшись домой мы немного обсохли и я всё ещё ожидая Димкиных действий, достал из тумбочки шнурки, которыми мы всегда перетягивали мне член и яйца. Димка взял один и обмотнув его у самого основания, спросил меня.
- Как затягивать?
- Как хочешь, я всё равно не чувствую даже твоих рук, как ты к нему прикасаешься.
- Ты что серьёзно – удивился Димка.
- Да – ответил я.
Димка завязал узел и стал затягивать его. Член сжимался всё больше и больше и вот он сдавил его почти на две трети и стал обматывать ещё и снова узел и снова пара витков и так пока не закончился шнурок. Хоть член ещё и не успел полностью возбудиться. Но выглядел он вполне прилично и покачивался перед его лицом.
- Ну как, так пойдёт – спросил он.
- Вполне – ответил я.
Димка сел на кровать и поднял ногу. В ступне торчала колючка. Как она сюда попала, я даже не знал. Он вытащил её и повертев перед глазами спросил.
- Эти колючки ты толкал, ну в бане про чё рассказывал.
- Ага, эти – согласился я.
- А счас можешь – спросил Димка.
- Запросто, только за ними сходить нужно – ответил я.
- Пошли сходим и проветримся, пока совсем не развезло – согласился Димка.
Димка оделся, а я просто накинул рубаху и трико и мы отправились за деревню. Чертополоха и прочих колючек там росло полно и мы сразу сорвали несколько стеблей и пошли обратно. Во дворе я настриг их короткими кусочками и взял пинцет.
- А это ещё зачем – удивился Димка.
- Сейчас увидишь – сказал я и оттянув крайнюю плоть взял пинцетом один кусочек стебля с шипами и протолкал между головкой и крайней плотью на столько, сколько он мог войти. Димка просто светился от восхищения и после того как я затолкал уже несколько кусочков стебля чертополоха, он попросил меня.
- А можно я попробую.
- На, попробуй – ответил я и подал ему оба пинцета.
У него тоже стало получаться почти с первого раза и так быстро, как будь то, он работал медиком и знал всё это давно. Вскоре всё пространство между крайней плотью и головкой было заполнено кусочками стеблей с колючками, и он выдохнул.
- Всё, больше толкать некуда.
Он отпустил член и тот упав, ударился головкой о ступеньку крыльца, на котором я сидел.
- И часто ты так - спросил он.
- Нет, иногда когда совсем скучно становится и делать нечего – ответил я.
- А что ещё пробовал – спросил Димка.
- Дикую крапиву – ответил я и не успев продолжить, как услышал удивлённый возглас Димона.
- Дикую?! Так она же жалится сильно.
- Ну и что, я и стебли её толкал под кожу – гордясь своими достижениями, ответил я.
- А при мне попробуешь – поинтересовался Димка.
- Если хочешь ею меня попарить, то хоть сейчас, а если вместо колючек, то завтра.
- Я согласен. Может, тогда ещё раз прогуляемся – предложил он.
- Пошли, только я больше одеваться не буду, а то сними, то одень – ответил я.
- А как ты пойдёшь тогда – спросил Димка.
- В одной рубахе – ответил я уже весёленьким голосом.
Пиво давало о себе знать, и мы пошли проветриться. Дикой (конопляной) крапивы было кругом полно и мы вышли на берег озера через огород и пошли вдоль берега. Мой дом был четвёртый с краю и вскоре мы оказались за пределами деревни. Дальше было проще. Было уже поздно и хотя ещё светло, но вряд ли кто мог шататься по полю и нас видеть и мы не скрываясь отправились прямо к зарослям крапивы. Я подал Димке рукавички и сказал.
- Выбирай какая тебе понравится, только выше не хлещи и показал рукой уровень чуть выше члена.
- Ладно, - ответил Димка и стал рвать крапиву.
Первый удар или лёгкое похлёстывание мне показалось не очень сильным, но вскоре Димка понял, что можно и посильнее и стал охаживать меня и по попе и по члену, а потом попросил развести ноги пошире и стел хлестать между ними сразу по яйцам. Он был на взводе и не обращал на меня внимание, а я от возбуждения с интересом за ним наблюдал. Мой член был перетянут и в полу возбуждённом состоянии находился почти параллельно земле и поэтому ему сильно доставалось. Я даже немного подался вперёд и выставил его ещё больше, чтоб оградить случайное попадание по животу и Димка резвился. Не зря говорят, что хмель делает человека немного дурным. Так вот он был именно таким, да и я не лучше же. Ведь если бы голова немного хоть думала тогда, что после всего этого мне ещё придётся потом отходить и восстанавливаться. Но я тогда не думал об этом и веселился вместе с Димкой. Даже что то поддакивал ему. Типа.
- Давай его парь сильнее. Поддай ещё. – ну и что то в этом роде. Это заводило Димку ещё сильнее и после того как он измочалил один веник, он нарвал ещё один и продолжил. Ох и досталось тогда моей заднице и ногам тоже, а особенно члену и яйцам. Когда мы вернулись домой радостные и воодушевлённые нашим чудачеством и расправой с моим членом и яйцами, то даже сразу и не заметили, что до этого раздутая и напряжённая головка под крайней плотью которой были натолканы колючки, немного кровоточила. Мы всё ещё были перевозбуждены, и Димка то и дело говорил мне.
- А ты видел как я по нему снизу ударил?
- А как по яйцам тебе прошёлся?
- А по залупе то как попало? – восхищался он.
Да, это был не тот Димка, с которым мы в детстве играли, да и на трезвую голову он такое себе бы ни за что не позволил. А я и сам хорошо – успокаивал я себя. Пора было спать и мы стали распутывать шнурок. Он уже перетягивал мой член часа полтора и член весь посинел. Потом мы стали оттягивать крайнюю плоть и вынимать колючки. Как всё было убрано, мы оголили головку и увидели, что изнутри в нескольких местах кожа была порезана колючками или кромками кусочком стеблей. Наверное от сильных ударов прямо по головке подумал я тогда. Отмывшись мы прижгли ранки и легли спать. Болтали ещё долго, так как я не мог уснуть. Воткнувшиеся в кожу шипы от крапивы раздражали и не давали мне успокоиться. Я чесался то там, то там. А когда Димка уснул, я пошёл в баню и там мочалкой ещё долго растирал тело, вытирая и вымывая колючки. Под утро правда вздремнул немного, но Димка проснулся рано и забрякал и разбудил меня.
Протрезвев, Димка первым делом спросил меня.
- Ты как. Вроде мы вчера немного перебрали и переборщили – сказал он.
- Ну было немного, зато весело всё получилось – сказал я и свесил ноги с кровати. А когда убрал одеяло, то даже сам удивился. Мой член и всё вокруг него было покрыто волдырями готовыми вот-вот лопнуть. А головка вообще распухла, вернее крайняя плоть вокруг неё.
- Да, вроде точно перестарались – сказал я.
Димка открыв рот и сделав глаза по пять копеек молча рассматривал мой член. Не говоря ни слова. Потом спросил.
- Что теперь делать то.
- Думаю пройдёт за неделю ну за две то уж точно – успокоил я его, хотя сам ещё ничего не знал. До таких волдырей я себя и свой член ещё не доводил. Но мне не хотелось пугать друга, сам виноват сам и справлюсь совсем этим. А то снова потеряется и не приедет никогда – рассуждал я переворачивая с боку на бок свой член, который лежал на бёдрах как разжиревший поросёнок который не в состоянии даже пошевелиться.
- Ты на меня серьёзно не сердишься – спросил Димка.
- Нет конечно, я такое много раз проделывал и целыми ночами голый по крапиве шастал и не такое было – соврал я ему чтоб успокоить и снять напряжение и его вину в этом.
- Ну ладно тогда. Давай сегодня не будем ничего делать – сказал Димка.
- Давай – ответил я и узнал того Димку из детства, который всегда в моих проступках винил себя.
До вечера мы много ещё говорили и я всё ему рассказал о себе, только всё что проделывал со мной брат, я выдал как будь то это делал я сам. Димка был в шоке от моих рассказов, а вечером я его проводил. На остановку не пошёл, а то бугор спереди сильно выпячивал. Пригласил его приезжать и не забывать ко мне дорогу и он пообещал что как будет время, обязательно приедет.
Этим летом Димка ещё много раз приезжал ко мне, почти каждые две недели. Дважды мы с ним чудили под хмельком после пива и мне как и после перового раза доставалось изрядно. Когда он уезжал, то я зализывал раны к следующему его приезду. О том что кроме крапивы мы с ним делали, я уже писал в других рассказах и повторяться не буду. Брат был занят дома и в этом году вообще ко мне не показывался. Забот с маленьким сыном было полно, не до развлечений.
Прошёл год и наступило новое лето. Особо ничем оно не запомнилось, как и следующее. Димке начали приедаться наши с ним развлечения и он стал ездить реже, а может жена стала выговаривать что. Когда племяннику исполнилось три года, брат с женой приехали в гости к родителям и мы там все встретились Когда мы мылись с ним в бане, он заметил некоторые изменения и напросился в гости на ночь. Жена конечно осталась в доме родителей, а он придумал что то что будь то мне нужна его помощь и мы уехали ко мне. Приставая с расспросами он выпытал у меня что я такое сделал и захотел сам это увидеть. Я конечно соврал ему и не рассказал про Димку, теперь пришлось отдуваться. Мы сходили с ним в поле и нарвали разных колючек. По пути нарвали пару веников крапивы и вернулись ко мне домой. Всё началось как обычно. Он меня напарил везде где только мог, а потом натолкал колючек и я одев рубашку, а снизу ничего, и пошли в лес. Там нашли заросли малины и я с поднятыми руками стал пробираться через неё цепляясь своим членом и яйцами за их колючки. Потом мы нашли заросли шиповника и теперь я должен был за своё враньё продираться с голым низом. Конечно всё закончилось множеством царапин и оставшихся в теле колючек. Брат посмотрел на меня и сказал.
- Так ты всю кожу издерёшь, давай нарежем стеблей домой.
- Давай – согласился я и он стал стричь и складывать в сетку, сшитую из плащёвки. По дороге мы ещё нарвали парочку веников дикой крапивы и с полными руками вернулись домой. Тогда я ещё не понял, что брат догадался, что я его обманул с малиной и шиповником, но решил не показывать этого и делал всё как будь то я всё уже проверил на себе. Но сюрприз для меня он оставил на потом. Я даже узнал о нём только через два года. В общем мы вытащили все колючки и вместо них брат настрих стеблей шиповника и малины и натолкал, что пространство между головкой и крайней плотью было не просто заполнено, а забито под завязку.
- Ну как ощущения – спросил он.
- Нормально – ответил я.
Я действительно не чувствовал как шипы шиповника колют и впиваются в кожу и тело головки. После этого он порылся в сарае и вытащил оттуда старую дверку от курятника. Доски уже рассохлись и расщелялись, а в середине выпал большой сучёк и сверкала огромная дыра чуть меньше крышки от банки.
- Зачем это – спросил я.
- Ложись, увидишь – сказал брат.
Я лёг на траву и стал ждать. Брат взял дверь и осторожно положил на меня. Она была лёгкая из тёсу и почти ничего не весила. Потом он зацепил пальцами мои яйца и вытащил через эту дыру наверх, а следом за ними и член.
- Ты что задумал – заволновался я.
- Хочу тебя попарить, но не хочется лишний раз хлестать тебе ноги и всё прочее – сказал он.
- А, ну тогда ладно – успокоился я.
Брат разложил член и яйца на досках и стал готовить веник. Потом он подошёл ко мне и стал сначала легонько, а потом всё сильнее и сильнее хлестать меня то по члену, то по яйцам. Я даже после ударов по яйцам чувствовал ломоту, хотя кожа вообще ни на что не реагировала. Я закрыл глаза и расслабился.
- Пусть себе забавляется, мне всё равно не больно – подумал я про себя.
А брат продолжал вертеть мой член и яйца с разных сторон и снова парил и стегал их дикой крапивой.
- Если бы вместо его сейчас был бы подвыпивший Димка, то мне пришлось бы наверное гораздо хуже – подумал я и взглянул на брата.
Исхлестав и растрепичив один веник, он сделал передых и стал собирать второй. В него то и вложил несколько веток малины. Я этого не почувствовал даже, но когда стебель малины прилегал хорошо к моему члену или там ещё где, то шипы втыкались в кожу и оставались там. Я тогда даже об этом и не подозревал, так как кожа до того онемела после крапивы, что хоть плетью по члену секи я всё равно бы наверное ничего не почувствовал. На это наверное брат и рассчитывал. Отбросив в сторону второй веник, он спросил у меня.
- Ну как ты себя чувствуешь?
- Всё нормально, можешь продолжать, а то я уж забыл, как мы с тобой чудили в последний раз – съязвил я.
Брат собрал третий веник и вложил в него в этот раз несколько веток шиповника, а вернее все что остались. Он снова начал стегать меня снова по члену и яйцам, переворачивая их с одного боку на другой. Колючки от шиповника тоже, как и малины втыкались в тело члена и мошонки и застревали в нём. В этот раз он довольно долго парил мои причендалы и если веник начинал рассыпаться или отваливались пара веток крапивы, он из оставшихся к ним добавлял новые и продолжал. Я чтоб не смущать его просто закрыл глаза и даже отвернулся. Брат понял мой жест по своему – как будь то мне всё равно что он там будет делать. Я так и думал и он пока не кончил всю крапиву, так и не остановился. А когда уже от веника почти ничего не осталось, он запрятал прутья малины и шиповника и сказал, я сейчас приду и собрав всё, унёс на берег за огород и выбросил. Мне конечно тогда было всё что он унёс как то безразлично. Хоть мне потом не уносить – даже вроде подумал я. А когда он вернулся, то спросил у меня.
- Как ощущения? – и показал рукой на головку.
- Вроде ничего. Терпимо. И почему мы с тобой раньше об этом не догадались – сказал я.
Брат пожал плечами и спросил.
- А что будет если я сожму член?
- Попробуй – ответил я.
Он одел варежку и взял член в области головки.
- Что руки марать не хочешь – спросил я.
- Нет, уколоться боюсь – ответил он.
В это время он сдавил головку и все кусочки стеблей шиповника сжались от его силы и стали впиваться шипами и в крайнюю плоть и в тело головки.
- Ну как? – спросил он.
- Терпимо, но больно немного – ответил я.
Брат ослабил давление и потом ещё раз сжал.
- А так?
- Немного больнее, но терпеть можно – ответил я.
- Ну извини, сильнее давить нет сил – ответил он.
- Видно точно у тебя уже всё атрофировалось от крапивы, раз ничего совсем не чувствуешь. Проводишь меня до деревни – сказал он.
- А что на ночь не останешься, светло ведь ещё да и что там случится и дед с баушкой помогут.
- Нет, всё же я пойду сегодня – стал настаивать брат.
- Ну хорошо, я сейчас, помоги убрать эти двери – сказал я.
Я встал и взглянул на часы. Было около 22-00. Только я хотел взять рубашку, чтоб одеться, как брат остановил меня.
- А что тебе без одежды слабо чтоль.
- Нет, я уже много раз так ходил – сказал я.
- Тогда пошли – предложил брат и мы через огород вышли за деревню.
- Не мешают колючки – спросил он ан ходу.
- Нет конечно - и я взглянул на свой член,
Он был весь покрыт мелкими точками и во множестве волдырей. Раздутая головка с колючками под кожей болталась в разные стороны и ударялась то об одну ногу, то о другую.
- Да, постарался братец, теперь неделю волдыри проходить будут – подумал я про себя и уверенно шёл вперёд.
За сорок минут мы быстрым шагом дошли до родной деревни. Попрощавшись на опушке я пригласил брата ещё, обещая придумать что то новое и он пообещал окинув взглядом пой уже начинающий припухать член.
Когда он скрылся из виду, я помахал ему рукой и вернулся обратно не спеша. Так как уже смеркалось, я шёл осторожно, чтоб не налететь на торчащий от дерева сучёк. Дома я осторожно освободил от колючек головку и отодвинул крайнюю плоть и потом ещё долго вынимал из тела колючки от шиповника. Спасть в ту ночь я так и не лёг – вернее не смог уснуть от впечатлений. Я даже был готов снова вернуться к родителям и попросить брата о помощи. Но что-то меня остановило.
В этом году ни брат, ни Димка больше ко мне не приезжали и я спокойно после последнего раза залечился от волдырей . Колючки и шипы ещё долго вытирались и доставляли раздражение. Ранки после сдавливания братом головки тоже зажили как на крайней плоти, так и на теле головки.
Ещё два года пролетели незаметно и без особых изменений. Я погряз в домашних делах и даже порой думал о том, чтоб ко мне никто вдруг случайно не нагрянул. Но мыслями решать за других я не мог. Брат с друзьями приехали ко мне на рыбалку, Потом они все разъехались, а брат остался до утра, чтоб на другой день ехать ещё и к родителям. Разговор у нас начался на пустом месте и всё началось как и в прошлый раз. А когда я уже на последнем этапе лежал во дворе и брат охаживал мой член и яйца выложенные на двери от курятника, я думал про своё обещание. Ведь я при расставании ему пообещал что то придумать новое. В голову ничего не шло, а брат собирал новый веник и вкладывая в него стебли шиповника, парил и хлестал по моим гениталиям постоянно ворочая их с боку на бок, чтоб досталось везде и равномерно. Брат был немного под хмельком как и я. Ведь я тоже с ними был на рыбалке и поэтому толком и не думалось ни о чём и вдруг меня осенила необычная идея. Брат в это время уже хлестал об меня четвёртый веник, внутри которого было несколько веток шиповника и колючки от них с каждым разом оставались в теле моего члена, и мошонки. Я окликнул брала и напомнил ему об обещании.
- Слушаю, что ты там выдумал – сказал он.
- А если нарезать веток шиповника и тех колючек и положить на доски под мошонку и член, а потом снова попарить?
- Хм, я не против – сказал брат и взялся за дело.
Вскоре он приподнял мои яйца и под них наложил коротких стеблей с колючками и положил на ним мои яйца, а потом отогнул член и по всей его длине тоже разложил стебли шиповника и чертополоха и положил на них член. Рядом с ним ещё осталось много коротко настриженных кусочком колючек и он спросил меня.
- А это куда?
- Ложи сверху, зря нарезал чтоль. – ответил я.
Когда брат засыпал колючками мой член и яйца сверху, он спросил меня.
- Если начну хлестать, они разлетятся все.
- Ну прижми их тогда – сказал я неподумав.
Ну брат и рад стараться. Положив сверху на мой член и яйца варежки, он придавил всё руками и даже сжал легонько. Я никак на это не прореагировал и тогда он сдавил уже сильнее, а потом ещё и ещё. Что происходило под рукавичками, ни я ни брат не видели. Можно было только предположить, как колючки и шипы впиваются в кожу моего члена и мошонки. Иногда было чуть больно и неприятно. Наверное колючка глубоко проникала под кожу. Но потом всё становилось нормально. Брат так увлёкся, что на меня даже не обращал внимания и я спросил его.
- Ты что там тесто мнёшь или уже раскатываешь – спросил я, так как его движения напоминали мне это.
- Нет, но это идея и он стал не сдавливать мой член и яйца, а как бы катать их по колючкам на которых они лежали и тем самым передвигал по всей поверхности и те колючки, что лежали верху.
Я не могу этого вам описать, как он был весь просто поглощён этим занятием, да и меня самого начинало трясти от возбуждения. Помню что я что то спросил у него и голос у меня дрожал. Это было какое то безумие. Голова вообще не соображала. Хоть я и не чувствовал ничего, так как чувствительность после крапивы была почти нулевая, но осознавая то, что делал с моим членом и яйцами брат, меня всего начало трясти. Брат тоже был наверное на пике возбуждения и не смотрел на меня. Всё его внимание было направлено на мой член и яйца и на колючки которыми они были завалены. Я даже на время закрыл глаза и куда то провалился. Сколько это состояние продолжалось, я не помню и тем более что там делал брат. Может секунды, а может и минуты. Когда я открыл глаза, то увидел как брат сдавливает облепленный колючками член. Его выражение на лице мне даже сравнить не с кем и не с чем.
- Я вроде отключился – сказал я.
- Что – вздрогнув ответил брат.
- Я вроде в отключке был – повторил я.
Он отпустил из рук мой член и зажатые между ним и рукавичками стебли шиповника и чертополоха посыпались на поверхность двери. На его штанах было огромное мокрое пятно. Я понял, что он кончил прямо себе в штаны. Брат тоже пришёл в себя и стал осознавать что случилось и сжав ногами мокрое место, сказал.
- Я сейчас приду.
Вернулся он минут через пять с мокрыми трико и в мокрых плавках.
- Не успел немного ссыкнул, пришлось замывать – оправдывался он.
Ну и что, я то ведь знал что он врал мне и оправдывался зачем то.
- Тебе не больно – спросил он.
- Вроде бы нет, я не чувствую ничего – ответил я
Брат стал всё убирать и развязал мой член перетянутый у самого основания. Он был весь синий и облеплен колючками. Осторожно мы всё убрали и я выбрался из под дверки. Осмотревшись я прищёлкнул языком.
- Порезвились так порезвились – сказал брат.
- Ничего, зато есть что будет вспомнить – ответил я и взяв в руки член и яйца, стал осматривать всё. Он был у меня лысым, но после случившегося весь покрыт воткнутыми в кожу шипами и колючками от шиповника, малины и чертополоха. Мы долго выдёргивали их потом пинцетом, но терпения очистить всё у нас не хватило. Кое где немного выступали капельки крови, особенно когда мы освободили головку и крайнюю плоть. Но вскоре кровь перестала выступать. Утром брат уехал.
Хоть я его и приглашал в гости снова, но он ничего не пообещал, а через год у него родился второй сын, и ему теперь было не до меня. Год назад он всё же приезжал ко мне в гости, и мы снова с ним немного выпили за здоровье и его жену и детей и потом оторвались снова, но всё было почти так же что и три года назад. Так что повторяться я не стану, а то что мы по пробовали с ним новое, я впервые проделал с Димкой за год до последней встречи с братом. Об этом я хочу рассказать и продолжить свою историю.
В общем я понял, что брату теперь ко мне не вырваться и сам, а это было два года назад, поехал в город чтоб кое что купить м встретиться с Димкой. Последнее время он что то забыл меня и приезжали с женой только весной помогать садить огород и осенью на уборку. Я им помогла с овощами и они были рады этому. Выдумав предлог, я зашёл на огонёк к Димке. Он дома был один. Его жена была на дежурстве и вернётся только утром. Мы долго болтали и я ему рассказывал приключения с братом выдавая их за свои как будь то я сам всё проделывал один. Вскоре я заметил, что глаза у друга загорели и сославшись что хочу спать, лёг на диван. Я притворился что сплю и слушал как Димка ещё долго ворочался и уже за полночь заснул.
Утром я уехал, но мысль о том что Димка заинтересовался, не покидала меня. И я не ошибся. Недели через три он приехал. Стояла жара и был месяц июль. Только небольшие дожди иногда баловали нас.
За разговором и кружкой пива мы расслабились и я стал снова Димке уже более подробно рассказывать о своих достижениях или приключениях. Он заинтересовался и спросил меня.
- А ты как себя чувствуешь сейчас после всего этого.
- Вполне нормально – ответил я.
Я знал что он не вытерпит и приедет. Он ещё в детстве любил мучит и перетягивать мой член и ему это нравилось. А упустить такой шанс о чём я ему рассказал – он просто не мог и не ошибся. Я встал из за стола и стянул с себя трико и плавки и он увидел мой лысый член и был удивлён. Ведь он его таким видел впервые. Всё было на месте и член даже начал возбуждаться. Я сам предложил ему перетянуть его и он это сделал, а потом и понеслось как и прошлые разы. В общем уже через час мы были в лесу и Димка мне натолкал колючек под крайнюю плоть и жварил крапивой. Я только дразнил его рассказами и заводил сильнее. Мы нарезали шиповника и чертополоха и вернулись домой и повторили всё до точности что делали с братом и дверкой от курятника. Он мне так исколол колючкам и член и яйца, что продолжать было нечем и я уже голый в одной рубашке, а он с пивом и сеткой отправились снова в лес. По дороге я боялся только одного, чтоб не забыть что я голый и не пойти обратно по улице. Допив пиво в лесу нас сморило и я лёг отдохнуть среди кустарника, а Димке сказал.
- Всё моё теперь твой и закрыл глаза.
Димка понял это по своему и так как я ничего не говорил, а мирно спал лёжа голой попой на траве, он так сказать мягко говоря изучал возможности моего члена и нарезав стеблей шиповника, а выбрал он самые толстые с большими шипами, стал ими обкладывать мой член и привязывать их к нему и когда обложил вокруг, то мой член как бы оказался со всех сторон закрыт этими самыми стеблями или ветками шиповника. Потом он видно сходил домой, так как с собой мы ничего не брали и принёс широкую тесьмы и обмотал ей мой член вместе с колючками по всей длине. Конечно он очень любил перетягивать его и тут тоже постарался, что все колючки которые не согнулись под давлением, воткнулись в кожу. Яйца к моему счастью он не стал запаковывать в такую упаковку, но тоже хорошо похлестал по ним и как я потом вытаскивая колючки уже дома спустя много времени, я понял что он по ним шлёпал ветками шиповника.
Проснулся я уже на другой день часов в десять, или даже позже. Выйдя из кустарника и обратил внимание что внизу живота меня что то тянет и увидел это Димкино сооружение или так сказать как он упаковал мой член. Голова болела и я ничего не соображал, где я. Выйдя на дорогу я пошёл в противоположную сторону и пройдя до опушки леса, а этого хватило чтоб меня обдуло ветерком и я пришёл хоть чуточку в себя, я понял что иду не туда и вернулся обратно. Дома я оказался уже ближе к обеду. Как добрался, что меня никто не видел, я не понимаю до сих пор. Димки уже не было. Он или сбежал или уехал домой срочно. Мы с ним потом поговорили спустя два месяца осенью, но он тоже сказал что ничего не помнит. Дома я тогда долго распутывал Димкину упаковку и высвободил член. Он был весь в колючках и большая часть оторвалась от стеблей и плотно сидела в теле члена и яиц. Я потом больше недели при появлении чувствительности вытаскивал шипы и колючки и тогда решил, что под хмелем больше не буду соглашаться что то делать вместе с Димкой, хотя через год уже забыл и повторил всё это с братом и как мне показалось что брат постарался даже больше сем Димка. После этого случая с братом прошло чуть больше года – вернее год и два с половиной месяца. На члене и мошонке у меня стали появляться небольшие бородавки, хотя у нас многие их называют шипичины. Я пробую с ними бороться и вроде бы получается, одни исчезают, появляются другие и в другом месте. Что будет дальше, я пока не знаю и очень хотел бы рассказать, но там будет видно. Я даже иногда представлял себе дальнейшее развитие событий, но это лишь вымысел и я опишу его в эпилоге.

Эпилог.
После всего что со мной и вместе с Димкой и братом произошло, я долго не мог успокоиться и стал сам искать повода встретиться или с тем или с другим. Мы иногда общались по телефону и рассказывал им что пробовал пока их нет, хотя сам лишь только думал об этом. В результате Димка как то сказал мне, что приедет если я ему не буду ничего запрещать. Я с радостью согласился, я и так всегда был за.
Димка приехал в пятницу после обеда и до понедельника был свободен. Впереди было три дня. Я уже готов был к встрече и сам для себя устроил крапивные парилки и кожа ниже пояса уже ничего не чувствовала. Всё началось как обычно, а ночью я лёг спать в коронной Димкиной упаковке на члене с толстыми стеблями от шиповника, да и под крайнюю плоть он натолкал тоже полно колючек, а когда проснулся, то увидел перед собой брата. Он стоял и смотрел на меня удивлёнными глазами и косился на Димку и я признался. Как Димка проснулся они так меня отпарили по члену и яйцам и вообще по всему что было ниже пояса крапивой, что я их в таком состоянии даже не помнил никогда. А потом положили мой член и снова обложили колючками, после чего брат куда то ушёл и вернулся с новыми стеблями. У них шипы были около сантиметра и очень часто. Я понял откуда он их взял. Это был дикий крыжовник и он рос только в одном месте. Положив его на мой член, он придавил его и сначала Он, а потом Димка наступили на всё это и шипы впились в мой член протыкая его чуть ли не насквозь. Это продолжалось в течении всего дня, а перед сном брат наложил ветки крыжовника на оголённую головку и придавил их ногой. Моя головка была просто пронзена сотнями шипов. После этого Димка забинтовал всё и я так и спал с воткнутыми шипами.
В воскресенье он снова парили меня крапивой, и снова разными способами втыкали ветки с колючками и шипами, а перед отъездом мне всё так затянули и запаковали вместе с колючками и яйца тоже замотали в одну кучу, что я потом полдня всё распутывал и вынимал больше недели шипы. Потом пошло всё покрываться шипичинами и волдырями и я уже не мог с ними справится и член мой и яйца стали уродливыми и больше не возбуждались. Так как я понял что большими шипами мне проткнули или истыкали и сами яйца, а не только мошонку. В последствии всё это привело к необратимому процессу и мне пришлось обратиться в больницу. Спасти ничего не удалось, но брить теперь мне стало гораздо легче и ровнее . Станок ни за что не цеплялся.
Вот такой эпилог я сам себе нарисовал, если конечно не урезоню свой пыл и страсть.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 16 мар 2016 08:55

Куда ползти, или безвыходная ситуация.

В этой истории я хочу рассказать совсем свежий случай, который произошёл со мной в мае месяце. Конечно, я поспешил сказать, что произошёл – это продолжается и сейчас.
В прошлом году, осенью, я сидел и дурачился с дождевыми червями. Грязные и холодные они ползали и извивались на моих гениталиях, чем сильно возбуждали меня. Чувствуя моё тепло, они пытались уползти в укрытие, но я ловил их и снова вворачивал на место. Что меня тогда подвигло на это, интерес или праздное любопытство, сказать трудно. Тогда я взял одного червяка потолще, и стал пытаться направить его внутрь мочевого канала. Мне было приятно и щёкотно, и я хотел, чтоб он стал заползать внутрь, но червяк не хотел, и всяко извиваясь, выворачивался. Мне с трудом удалось, придерживая его пальцем подталкивать, и он стал медленно углубляться и исчезать внутри моего члена. Я наблюдал и дрожал от возбуждения. Как только он заполз почти наполовину с моей помощью, я убрал руку в сторону и стал наблюдать. Возможно сработал инстинкт самосохранения и дождевой червяк стал искать выход для спасения и углубляясь всё дальше и дальше, стал медленно исчезать внутри моего члена. Я ждал, чтоб успеть в последний момент его ухватить и вытащить и вот уже оставалось не более двух сантиметров, как я решил что пора и пока тянул к нему руку и пытался уцепить его пальцами за оставшуюся часть, он сжался и видно почувствовал тепло моей руки и моментально исчез внутри моего члена. Я тогда сильно перепугался, но прошёл уже год и всё вроде бы обошлось. Кто мне говорил, что он разложится в мочевом на частички и выйдет наружу. Кто рисовал ужасную картину и посылал меня на операцию. Я всего этого боялся и в результате ничего не делал, а ждал и ждал, сам не зная чего.
Сейчас мне кажется, что об этом уже можно забыть, да и УЗИ показало что у меня в мочевом всё в полном порядке и желание повторить стало одолевать меня с новой силой.
Как только в конце апреля начались огородные работы и вскапывая грядки я снова увидел дождевых червей, я сильно возбудился и уже не мог остановится. Они ползали по мне и щекотали мои член и яйца, и мне было приятно ощущать их прохладу. Толкать самому их в мочевой канал мне не хотелось, а вот чтоб сами они туда могли заползти, я никак не мог придумать. Однажды, наблюдая за ними, и получая удовольствие, я вдруг дёрнулся и чуть не вскрикнул. Эта идея меня просто всколыхнула всего.
- Нужно оставить червей в пространстве без доступа воздуха и тогда они сами найдут выход – чуть слышно проговорил я сам себе.
Эта идея мне понравилась и откопав в ящике презерватив, я положил в него несколько дождевых червей и одел его на головку члена, закрепив его шнурком, чтоб он не свалился. Просидел я так несколько часов, но ничего не добился. Потом ещё было несколько попыток и все не увенчались успехом. Я расстроился и уже хотел бросить всё. Как снова меня осенила необычная идея.
- Нужно показать червякам куда ползти – подумал я и стал решать как это сделать.
Объяснить им по человечески я конечно не мог, а вот рассчитывать что у них есть природный инстинкт – я и решил проверить. Ведь когда на рыбалке насаживаешь червяка на крючок, он пытается всячески вывернуться и уползти из руки – значит он всё же чем то думает или у него есть чувство самосохранения.
Конечно, в закрытом пространстве ему некуда ползти, а вот если приоткрыть его чуток, то может получиться. Я нашёл тонкую пластмассовую трубочку от фломастера с внутренним диаметром около пяти – шести миллиметров, и отрезав сантиметров пять, я вставил её в мочевой канал утопив до самого края. Теперь вход в мой член был открыт полностью. Только как вот это объяснить им – длинным и скользким червякам – я не знал. Я выкопал из земли десять штук и положив их в презерватив, как и тогда, одел его на головку и закрепил шнурком. Я ощущал как они ползают и чувствовал телом головки их прохладу, но через три часа я вытряхнул их всех в целости и сохранности – только они уже никуда не спешили и не ползли. Проделав ещё так несколько раз, я решил что мало времени даю им и выбрав самый большой презерватив, выкопал снова десять дождевых червей в самой низине, где земля была влажной и черви были гораздо больше чем в огороде. Сделав всё как и раньше, я лёг в кровать и решил что не буду их вынимать до утра. Конечно, я весь вечер не пил воду и ничего жидкого, чтоб дольше не ходить в туалет. Устроившись поудобнее и положив член вдоль живота, я встряхнул презерватив, в котором копошились дождевые черви и укрывшись простынёй, одел наушники и закрыл глаза. Я часто засыпал под музыку и поэтому уже через полчаса примерно, я спал и видел красивые эротические сны. Возможно этому поспособствовали ползающие по головке червяки.
Проснулся я как обычно около семи часов. В туалет не очень-то хотелось, и поэтому я решил, что вначале позавтракаю, а потом уж всё уберу со своего члена. Легонько потрогав пальцами через презерватив, я нащупал, что черви были там и уже не шевелились. Это меня разочаровало и я не стал развязывать ещё в течении двух с лишним часов. Потом сняв всё, я положил в банку и пошёл во двор, чтоб за ночь и часть дня что накопилось в мочевом, вылить на землю. Как только выплеснулась первая струя, то вместе с ней и выпал дождевой червяк. Он был тощий и длинный и уже не шевелился.
- Фу, хоть один то заполз и удачно вышел – обрадовался и подумал я.
Когда я вернулся в дом, то решил посчитать, сколько там их осталось в резинке и вывалив их на стол, вначале удивился и даже обрадовался, что получилось, но тут же сразу расстроился. На столе лежало всего четыре червяка. Больше я нигде не нашёл ни одного. Значит шестеро заползли внутрь – быстро сосчитал я.
- Стоп, но ведь я когда писал во дворе, то один выпал и я бросился во двор.
На том месте, сколько я не рассматривал, кроме одного дохлого червяка, других не наблюдалось.
- Значит пять штук заползли внутрь.
Я испугался и выпив мочегонные таблетки стал пить много воды и бегать во двор каждые полчаса, но больше ничего не выпало из мочевого канала. Настроение быстро сменилось и упало. Моё желание осуществилось, но я был не рад этому, а наоборот испуган и течении нескольких недель следил СА собой и всеми изменениями в самочувствии. Я перестал экспериментировать и совсем забыл про последствия первого случая. Осложнений вроде не наблюдалось, и как только я всё проанализировала, то более или менее успокоился и повторил всё снова и снова удача. Где пять уже заползли, то ещё четыре червяка я подумал, лишними не станут. Только я это проделал днём и всё прекрасно чувствовал, как он заползает и продвигается по мочевому каналу. Как я чувствую приятную и щекотную резь глубоко внутри в течении нескольких минут и потом всё затихает, пока следом на начинает ползти следующий. Когда уже заполз и затих внутри мочевого канала, а вернее внутри моего члена четвёртый дождевой червяк, я решил остановиться и быстро всё убрал. Пятого я уже вытащил сам из мочевого канала еле движимого и отпустил вместе с остальными.
Снова ожидания и снова наблюдения за самим собой. Червей мне уже больше не хотелось, а что то новое я придумать не мог. Несколько дней я ломал голову, пока в погребе не наткнулся на молочную бутылку с широким горлышком, ещё с восьмидесятых годов видно валялась. Диаметр как раз был по толщине моего члена, и я даже примерил и мой член с небольшим усилием вскоре весь оказался внутри. Это было просто открытие. Ведь поймать насекомых, и посадить их в презерватив было просто нереально. В бутылку же их можно было посадить и не повредить ничего. Теперь оставалось решить, каких насекомых можно туда наловить. Решение пришло само собой. На столе стояла банка с вареньем почти пустая. Я забыл её закрыть в спешке и из неё вылетали мухи. Насыпав щепотку сахара и несколько капель варенья в бутылку, я поставил её возле сарая, на стенах которого полно было мух, и я часто их там хлопал мухобойкой, когда они меня очень доставали. Подкравшись и поставив бутылку рядом со стеной, я отошёл в сторону и стал наблюдать. Уже через несколько минут внутри ползало две мухи. Я обрадовался и пошёл в дом готовиться. Вставив в мочевой канал пружинную скрепку, которая растягивала вход почти до семи миллиметров в форме квадрата неправильной формы, я углубил её на несколько сантиметров, оставив торчать всего около полутора. Затем успокоившись, я перетянул член у самого основания в целях безопасности. Мне не хотелось, чтоб внутрь заползла муха. Член был хоть и немного возбуждён, но легко поддавался деформации и изгибался и сдавливался. Выйдя во двор, я увидел что в бутылке уже шевелилось много мух и я быстро закрыв её, отошёл и сел на скамейку. После нескольких попыток сосчитать постоянно кружащих и ползающих мух в бутылке, я бросил эту затею и остановился на том, что их там было чуть больше двух десятков больших и не очень, но живых и желающих вырваться на свободу мух. Осторожно приоткрывая горлышко, я сразу же направил в него свой член. Помогая пальцами и руками, мне с трудом удалось его протолкнуть внутрь. Зайдя в дом, я лёг на кровать и стал наблюдать, повернув бутылку донышком к себе. Мне хорошо были видны мухи и что они делают и головка моего члена с раскрытым мочевым каналом.
Так я пролежал почти полчаса, но ни одна муха даже не подползла к моей открытой головке. Они ползали по стенкам бутылки, и по самому члену и тут я решил их немного встряхнуть. Подняв донышко вверх, я потряс его. Возможно, что было брошено для приманки в бутылку, в этот момент упало прямо на мой член. Я не знаю, но как только я положил снова бутылку на место и дав время успокоиться мухам, сразу же заметил как одна наверное самая смелая заползла на головку и обследуя её подползла к мочевому каналу и стала медленно обследуя вход, заползать внутрь. Было приятно и щекотно и мя стал возбуждаться и чувствовал как внутри всё пульсирует и кровь приливает чтоб наполнить весь мой член, но он пыл перетянут и мне оставалось только наслаждаться зрелищем. И тут я почувствовал укус. Муха заползшая внутрь почуяла запах крови или влаги чтоб напиться и легко прокусила внутренние стенки мочевого канала. Всё внутри просто разрывалось и ломило от перевозбуждения.
- Меня, вернее мой член ела муха изнутри – это было нечто.
От избыточного давления и того что я чуток ослабил узел в месте перетяжки члена, член стал на глазах заполнять пространство бутылки внутри. Описать это словами просто невозможно. Вскоре я увидел как из открытого мочевого канала выползла муха. На её крыльях и тельце были видны красные пятнышки. Она отползла в сторону и стала как сказать приводить себя в порядок.
Трудно сказать, как между собой общаются насекомые или нет, но может это случайность или что, вскоре на головке я увидел несколько мух и самая смелая стала заползать внутрь, следом за ней заползла вторая. Две других продолжали обследовать головку и пытаться прокусить её, но у них ничего не вышло. Мой член налился и увеличился в размерах. Его кожа так натянулась, что наверное стоило бы её ткнуть иголкой и она просто лопнула бы как воздушный шарик.
Через некоторое время одна из мух выползла и внутрь стали заползать следом ещё две мухи. Я ужё отчётливо чувствовал как они ползут по мочевому каналу и раздражают его. Я был просто на пределе. Снова укус внутри и я уже чуть не кончаю, лишь чудом мне удаётся отвлечься и сдержать себя. Чтоб продлить удовольствие я включаю новости по телику и перестаю смотреть на свой член и поедающих его изнутри мух. Через несколько минут я ужи вижу что возле мочевого канала ползает много мух и некоторые уже скрылись внутри. Укус и возбуждение с новой силой. Чтоб не залить мух спермой и дать им возможность ещё покусать мой член и по щекотать его своими лапками и крылышками изнутри, я беру в руки концы от шнурка, которым был перетянут мой член и со всей силы затягиваю узел, сдавив член чуть ли втрое. Даже диаметр его в месте перетяжки стал тоньше, чем горлышко у бутылки. Это был уже предел. Мой член не выдержал и стал сильно пульсировать и дрожать. Я чувствовал как поток спермы устремившийся на свободу встретил преграду на своём пути и не знал куда ему вытекать. Я наслаждался этим почти десять минут, пока пульсация не утихла, а сперма не нашла себе путь в мочевой канал или ещё куда – этого я не знаю. Про мух я на время забыл и даже как бы не видел их и только успокоившись от сильнейшего оргазма я обратил на них внимание. Открытая часть головки была уже перепачкана пятнами крови и некоторые мухи тоже еле ползли не могли расправить слипшиеся крылья. Другие облепили мочевой канал, и кусали его, как бы затолкав свои головы внутрь. Когда одни отползали, насытившись, их место занимали другие. Внутри я тоже чувствовал шевеление, но оттуда никто не выползал. Во избежание чего то непредсказуемого, я решил закончить на этом, но возникшая проблема заставила меня задуматься. Член в горлышке бутылки так набух и даже посинел, что когда я убрал у основания шнурок, которым он был перетянут, то он даже ни капельки не стал мягким и податливым, чтоб его можно было вытащить. Я пытался стягивать бутылку и если мне удавалось стянуть её хоть на сантиметр, то когда я отпускал её, она вновь становилась на место. Разбить был единственный вариант, но я мог порезать свой член сразу во многих местах и отказался от этого. Около часа пропали даром, а член становился всё темнее и головка уже стал фиолетов – чёрной с вишнёвыми разводами. И тут меня осенило. В бутылке образовался вакуум, и его нужно было срочно убрать. Взяв со стола шариковую ручку и вытащив из неё стержень, я смочил её в шампуни и стал проталкивать вдоль стенок между бутылкой и членом. Она продвигалась медленно, но продвигалась и как только прошла место сужения и вышла внутрь, через отверстие сразу стал внутрь поступать воздух, а минут через пять я уже медленно почти вытянул свой член из бутылки. Собрав все свои силы и желание пописать, я выдавил небольшую струйку, которая была светло розового цвета и вместе с ней выпали уже сдохшие внутри мочевого канала, четыре мухи. Потом я убрал растягивающую скрепку сделанную из пружины и вымыл свой посиневший с несколькими синяками член.
В течении дня, я несколько раз писал с резью в области головки, но потом всё прошло. Синяки пока ещё не прошли и поэтому я решил всё прекратить и пользуясь временным затишьем, написать этот рассказ. Желание повторить снова с мухами у меня есть, но хочется как то усовершенствовать его и мух побольше и чтоб мочевой канал был более доступен для заползания в него мух. Конечно я придумаю как это сделать, но это уже будет позже и другая история. Рассказ конечно я об этом не напишу – не хочется повторяться, но кому будет интересно – я с радостью рассказу в своих письмах.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 17 мар 2016 09:06

А дружба дороже чем……!

В этом рассказе мне хочется связать воедино все свои небольшие приключения, которые происходили со мной и моими друзьями. Взяв их за основу, я немного пофантазировал, чтоб в рассказе была последовательность и возможность сократить временные промежутки, и теперь вам судить, что из этого получилось. Я благодарен им и поэтому часто вспоминаю всё, что было и то, что они у меня есть и решил написать такой рассказ – полуправда и полуфантазия.

Спустя столько лет, я точно не могу вспомнить, из-за чего всё началось. Помню, что ко мне в гости приехал мой друг Димка со своей женой. Мы уже давно общались, и она много знала обо мне и моих увлечениях. Ближе к вечеру, за разговором она вдруг спросила меня.
- Серёжа, ты бы не мог мне рассказать, как это у вас с Димкой всё началось?
- Что именно? – уточнил я.
Лена немного замялась, а потом вдруг как выдаст всё на одном дыхании. Я и Димка даже опешили немного.
- Димка мне ничего о своих школьных годах и годах учёбы в техникуме не рассказывает – может ты, прольёшь на это свет – сказала она.
- У нас много чего за такой период произошло. Всё не рассказать – уклончиво ответил я.
Я понимал, что некоторые свои похождения Димке было неудобно рассказывать, и он этого стеснялся, хотя когда они приезжали ко мне, то по нему этого не скажешь. Он вполне свободно вёл себя и не отказывался, если я или Лена что-то придумывали и сам иногда тоже в это вносил свою лепту.
- Может, скажешь, что тебя конкретно интересует – спросил я Лену.
- Ну-у-у скажем, кто первый из вас стал перетягивать себе член и яйца – вдруг спросила она.
Я посмотрел на Димку и стал рассказывать. Лена слушала с интересом, и особенно ей было интересно, как Димка ушёл домой и я оказался на улице на всю ночь голый, так как мои родители были уже дома, а моя одежда лежала в шкафу, и я не мог её взять. Я тогда часто оставлял одежду в шкафу и прячась за огородами голым убегал или на озеро или в поле. Иногда бродил по лесу в таком виде. Ощущение того что если вдруг дома кто окажется раньше меня и я не смогу взять одежду – всегда у меня вызывало сильное возбуждение, но это происходило редко. Лена слушала, не перебивая меня, и вдруг спросила у Димки.
- Дим, а ты тогда специально так сделал, чтоб Серёга домой пришёл не во время?
Димка вначале стал отпираться, а когда я сказал, что я не сержусь, и если это было так, то я даже рад этому – получилось так неожиданно, и я был очень возбуждён этой безвыходной ситуацией. Потом Димка рассказал, что отвёл часы на три часа назад просто, чтоб подшутить надо мной. А то, что просил тогда не подглядывать, потому что уже после первого раза был огромный синяк и что он просто испугался. А когда я ему сам разрешил затягивать узел сильнее – то у него отлегло, и он постарался быстрее от меня сбежать. Я рассмеялся и сказал
- И ты из за этого на следующий год решил в строй отряд сбежать?
Димка замялся и ушёл от ответа. Потом мы ещё долго обсуждали наши юношеские забавы, и Лена вдруг спросила меня.
- Серёж, а ты сейчас бы согласился, чтоб Димка тебе так же всё перетянул как тогда. Ну, интересно просто посмотреть на это? – и сделала такое жалкое, вызывающее сострадания лицо. Я посмотрел на неё, и улыбнулся.
- Я, не против, как твой на это отреагирует?
Димка в это время выходил на улицу и услышал только последнюю фразу
- На что это я должен отреагировать? – спросил он.
- Я спрашивала у Сергея, смог бы он повторить тот случай, когда ты ему синяков наставил. Он сказал, что всё от тебя зависит – ответила Лена и пристально стала следить за реакцией своего мужа.
- Вас двое, а я один и поэтому мне придётся согласиться – ответил Дима.
- Это почему нас двое – спросила Лена.
- Ну, Сергею это нравится и он всегда готов это делать – перетягивать свои член и яйца. А тебе это стало очень интересно и поэтому вас двое – ответил он.
- А, ты вот как считаешь – сказала она и слегка сжала его руку, которую он к тому времени положил ей на плечо.
Оставив Лену, мы занялись подготовкой, чтоб Лена могла увидеть всё. Мы достали масло и все свои шнурки. Которым было уже много лет, и я их не выбрасывал, а часто пользовался. Стесняться было не кого, и мы начали. Я оттянул в сторону член и яйца, и Димка сделав два оборота шнуром, затянул первый узел и спросил меня
- Не туго?
- Тяни, как знаешь, не туго – ответил я.
- Дима, ну слышишь, Сергей же сказал, тяни и не спрашивай. Вот и тяни – смеясь, встряла в разговор Лена.
Дальше он затянув узел посильнее, сделал второй, а потом стал оттягивать яйца и перетягивать мошонку. Я придерживал шнур, чтоб он не разматывался обратно. У нас получалось довольно быстро и уже через пару минут мой член у самого основания и яйца по всей длине растянутой мошонки были туго перетянуты. Мой член был сильно возбуждён и припухшие вены так и выпирали наружу. Лена внимательно разглядела такое чудовище и усмехнулась.
- И ты вот с таким ходил по полю больше часа? – спросила она.
- Иногда чуть ли не два – ответил я с гордостью.
- Но ведь это же больно, наверное, и могли ткани за это время омертветь – пояснила Лена.
- А ему всё по барабану – сказал, усмехаясь, Димка.
- А что было дальше – спросила Лена.
Дима взял обрывок от бельевого шнура и сделав им два оборота вокруг члена по средине, где всего больше было видно выступающие вены и стал затягивать. Пропитанные в масле шнуры легко скользили по коже и сдавливали тело. Диаметр члена медленно уменьшался и вскоре уменьшился почти вдвое. Член слева и справа ещё больше надулся и готов был вот-вот лопнуть. Увидев это Лена открыла от удивления рот и глаза и не мигая смотрела за нами. Завязав узел, Димка сделал ещё два оборота и снова затянул шнур и завязал два узла для прочности.
- Вот так я тогда ему перетянул всё – глядя на Лену, ответил Димка.
- Да, - многозначительно выдохнула Лена.
- С такой штукой не то, что бегать, а ходить то неудобно – сказала Лена и засмеялась.
Продолжая расспрос, мы на время даже забыли про мои перетянутые гениталии, и вспомнили только тогда, когда я захотел в туалет – это прошло минут сорок и пришлось развязывать всё. На члене остался огромный синяк и мне пришлось сидя в туалете, в добавок ко всему ещё и растирать свой член. Вернулся я, уже с болтающимся синим баклажаном, так тогда я его назвал.
На другой день Дима и Лена уехали. У них, были какие-то неотложные дела, и они спешили. Перед отъездом Лена окинула меня взглядом и сказала.
- Интересные у вас развлечения были. Надо будет подумать, как бы их повторить. Ты, не будешь против? – спросила она.
- Нет, конечно. Я всегда рад друзьям и готов для вас всё что угодно сделать – ответил я.
- Смотри, сам сказал. Ловлю на слове – ответила Лена и сделала лукавую улыбку.
Они сели в автобус и уехали.



Я долго вспоминал этот случай и скорый приезд Димы и Лены напомнил мне его с удвоенной силой. Его воспоминание стало меня возбуждать и появлялось желание повторить всё снова. Сам попросить об этом Димку и Лену я не мог – как то стеснялся. Ведь они были муж и жена уже много лет – хотя и жили в гражданском браке.
Лена не стала стесняться, и напомнила мне о моём обещании, и мне стало как то легче.
- Я готов хоть сейчас – ответил я.
- Я, то же – ответил Дима.
После их отъезда я не стал всё далеко убирать и освободив полочку в тумбочке, всё составил туда и масло и все шнурки сложенные в коробочку и большие и маленькие ножницы – так на всякий случай, чтоб потом не искать – вдруг шнур длинный и его нужно будет укоротить.
Мы достали всё из тумбочки и поставили на стол. Всё пошло как обычно. Перетянув член у основания, Димка стал виток за витком перетягивать мошонку, оттесняя мои яички всё дальше и дальше. Лена что-то шепнула ему на ухо и засмеялась. После чего Димка стал затягивать узлы туже и сдавливать тоже. Кожа на яичках сильно натянулась, и были видны все жилки. Она была такая прозрачная, и это вызвало у Лены интерес.
- Серёжа, а ты когда-нибудь видел яички без мошонки?
- Нет, а где я их увижу – ответил я.
- А я видела у одного парня после аварии. Они такие необычные и цвет у них серо-голубой. Правда тогда они все в крови были, и я их плохо рассмотрела.
Я промолчал, да и Димка был занят. Он завязывал последний узел у самых яичек и отрезал концы у шнура, чтоб не торчали. Потом Дима взял новый шнурок и примерно посередине стал обматывать член, чтоб перетянуть его. Лена остановила и спросила.
- А можно не в одном месте перетягивать, а в двух или трёх по всей длине?
- Как хотите – ответил я.
- Хоть в десяти – добавил следом.
Димка оголил головку, хотя она и так была почти оголена и блестела на свету и отступив немного стал перетягивать. Кожа на головке ещё сильнее стала растягиваться, а шнур стал врезаться в тело. Обмотав ещё раз, Димка стал затягивать узел. Толщина под давлением стала резко уменьшаться и вместо четырёх-пяти сантиметров, в месте пережатия стала около двух. Лена что-то шепнула ему на ухо, и он стал ещё сильнее затягивать узел, но или побоялся или уже некуда было тянуть, и он завязал следом второй, чтоб не расползались. Потом рядом сделал ещё два или три оборота шнуром и снова затянул изо всех сил. После чего перешёл рядом и точно так же перетянул ещё в двух местах, затягивая узлы и сдавливая член чуть ли не в два раза. Я чувствовал лишь небольшой дискомфорт и между тем как следил за его действиями, ещё и разговаривал с Леной. Когда Димка закончил, он обрезал торчащие кончики шнуров и сказал.
- Ну, вот и всё.
Я встал и прошёлся по комнате. Ходить было вполне удобно, хотя и такое чудовище, получившееся в результате пережимов в нескольких местах, причиняло некоторое неудобство и раскачивалось.
- Ну вот, теперь и можно за стол – сказала Лена и стала накрывать. Мы пообедали и решили сходить искупаться. Проблем добраться до озера незамеченным, не было и по просьбе Лены, я не стал ничего одевать. Димке по этому счёту было всё равно. Он знал, что я могу и не такой фортель выкинуть. Смазанные в масле шнуры легко скользили и почти не причиняли неудобств, а в воде этого вообще стало незаметно. Время никто не засекал, и когда мы вернулись домой – прошло уже чуть больше часа. Мой член был синий и немного припух. Лена чуть испугалась, и мы всё убрали.
- Серёжа, а тебе было больно сейчас – спросила она.
- Нет, а что?
- Просто если бы мы не убрали всё что намотал Димка на твои гениталии, то ты мог бы ещё с перетянутым членом ходить? – спросила Лена.
- Думаю смог бы, но сколько, не знаю – не пробовал – ответил я.
Через час мы всё повторили снова, и снова я на озере купался с таким перетянутым чудовищем. До вечера мы повторяли это раза четыре, и каждый раз Лена увеличивала время. Я уже к концу дня мог с перетянутыми гениталиями ходит почти два часа.
Следующий день мы начали с утра и закончили поздно вечером. Димка по советам Лены перетягивал мой член в разных местах и перепробовав все способы уже последний раз стал просто после того как перетянул мошонку и яйца, стал от самого основания так же виток к витку стягивать мой член постепенно продвигаясь ближе к головке. Он сдавливал не так сильно, как этого просила Лена, объясняя ей что член перенапряжён и сдавить больше не получается. Лена на время отстала и несколько минут не мешала ему, пока после очередного узла уже где-то на середине члена, Димка стал завязывать второй и в это время меня как будь то, кто-то уколол иглой в область члена. Я посмотрел на Лену, но у неё в руке ничего не было и тут Димка и говорит.
- Кожа на головке лопнула.
- Где – удивлённым голосом спросила Лена.
Мы стали рассматривать, и я увидел всего лишь точку не больше миллиметра и капельку крови выступавшей из неё.
- А, ерунда. У меня было такое. Не раз кожа лопалась и ничего – ответил я.
- Может, не будем больше – спросил Димка.
- Как хотите, мне лично без разницы – ответил я.
- Видишь, ему всё равно, давай далее посмотрим, что будет – сказала шёпотом Лена Димке на ухо, и мы продолжили.
Димка сделал ещё несколько оборотов шнура вокруг члена, и стал затягивать новый узел, и меня снова прокололо, но я, чтоб не пугать их, просто не подал виду. Потом ещё и ещё и уж когда я почувствовал, как будь-то, мой член проткнули одновременно несколькими иглами, я ойкнул и Димка остановился. Мы снова стали рассматривать и насчитали в нескольких местах лопнувшую кожу. Я молчал и ждал, что они решат. Димка видно тоже ждал что скажу я. А Лена ждать не стала.
- Что уснули что ли?
Услышав её голос, я вздрогнул, а Димка сразу стал тянуть дальше. Возле самой головки он стал тянуть осторожно, так как кожа там была самая тонкая, и он просто боялся, что она лопнет, но Лена увидела его замешательство, и уже не стесняясь меня, сказала ему вслух.
- Хорош халтурить, тяни как положено.
Диме не нравилось когда им вот так командуют, и он сам предложил Лене тянуть, если она считает что это так просто. Лена взяла в руки концы шнура и стала затягивать узел, но не смогла и на миллиметр стянуть его сильнее и перестала командовать.
- Не серди её. Тяни, если ей хочется это увидеть – сказал я ему, когда она отлучилась на кухню.
- Но ведь твой член тогда может лопнуть – объяснил Димка.
- Да ничего не буде – лопнет, заживёт – ответил я.
Дальше уже никто никого не поправлял, и Димка тянул, как мог, и сколько у него хватало сил, ну и конечно разума. Я был доволен и Лена тоже. Сделав ещё несколько оборотов, Дима стал завязывать узел уже на самой головке, как она сразу лопнула в нескольких местах. Мы остановились и закрепив узел, чтоб он не разошёлся, решили подождать немного. Промыв головку, и обтерев её чистой тряпкой, мы внимательно смотрели, как из неё выползают красные капли и падают на пол. Оставалось ещё пару сантиметров, чтоб весь член был, плотно перетянут, как будь-то, был бы загипсован. Но к нашему удивлению Лене стало жалко мой член, и она сказала, что больше не стоит, и мы облегчённо вздохнули. Мы и сами не знали, к чему это может привести. С таким членом я проходил с полчаса. Яйца уже стали сине-фиолетовыми и мы, чтоб чего не вышло, стали всё разматывать. Постепенно выжатые шнуром все соки из моего члена сделали его жалким и дряблым, и когда оставалось всего развязать последний узел или два, Лена сказала
- Погодите. Он такой жалкий. Давайте посмотрим, что с ним будет.
- Ну, давайте – ответил я.
Я ещё с полчаса походил так и ничего не изменилось. Мой член болтался как выжатый и дряблый огурец и ни на что не был похож, хотя Лена посмотрев на него сказала.
- Болтается как дохлый дождевой червячок. И сама тут же рассмеялась над своими словами и таким сравнением.
Нам тоже это показалось смешно сказано, и мы улыбнулись в ответ.
Тут Лена подошла ко мне и решила потрогать его на ощупь и вдруг её глаза расширились, и она сказала.
- Он же совсем холодный?!
- А как ему быть горячим – в нём крови ни капли не осталось – ответил Димка.
Потом немного погодя он спросил.
- Лена, а ты что вдруг решила его пощупать.
- Просто он такой жалкий и мягкий – ответила она.
- А я уж было подумал, что ты его в узел завязать решила – усмехнувшись, сказал Димка.
- А что, разве его можно в узел завязать? – спросила она удивлённым голосом, не догадываясь, что Димка её просто разыгрывает.
- До тебя пока я не слышал об этом ничего – ответил он.
- Ты будешь первая, кто это захотел попробовать – добавил он следом.
- Да, твою коротышку то уж точно не завязать – тем же ответила Лена своему мужу и рассмеялась.
Она взяла снова мой член в руку и обернув его вокруг пальца, попробовала оставшийся кончик просунуть в образовавшееся кольцо. Головка выскальзывала, и ничего не получалось.
- Ну, вот видишь – снова усмехнулся Димка.
- Дай лучше шнурок и помоги мне – сказала Лена, и Димка встал с кровати и подошёл к нам.
Он увидел, что член действительно полностью обогнул палец Лены, и оставалось ещё несколько сантиметров и если попробовать, то у неё может получиться. Но Лена уже привязывала шнурок вокруг головки.
- Зачем это. Вешать его, что ли хочешь – снова усмехнулся Димка.
Я, молча, стоял и наблюдал за ними, что у них получится. Я тоже об этом ничего не слышал, и мне жутко было интересно – можно ли завязать член узлом.
- Сейчас увидишь – сказала Лена.
- Помогай, давай – сказала она и попросила чтоб Димка привязанный к головке шнурок просунул в образованную петлю из члена вокруг Лениного пальца. Протянув шнур, Лена стала его затягивать, как затягивают узел и вслед за ним головка подошла близко к кольцу и с небольшим усилием вошла в него. Подтянув немного, головка была уже с другой стороны. Узел почти получился. Оставалось только затянуть его и тогда Димка, чтоб кожа на члене легко скользила, друг о друга, смазал всё маслом и стали тянуть за шнур, и помогать рукой, отодвигать образовавшийся узел ближе к основанию члена. Узел стал затягиваться, и уже через минуту головка торчала из петли не несколько сантиметров. Димка взял руками за головку и сжав её потянул на себя. Узел успешно затянулся.
- Вот видишь, а ты говорил, что член узлом завязать невозможно – сказала довольная своей победой Лена и отошла в сторону, чтоб посмотреть на это. Узел получился корявый, но из-за его необычности можно было поставить чистую пятёрку. Мне тоже понравился и я с необычным наивным видом вместе с Димкой и Леной разглядывал его.
- А что, может шнур то вверху развязать – спросила Лена.
- Думаю, он весь вид портит – сказал Дима и стал развязывать последние узлы.
Уже через минуту мой член, завязанный в узел, болтался между ног, весь синий, и такие же яйца болтались ниже его. Из-за узла, он был короче чуть ли не вдвое, и яйца было прекрасно видно.
- Да, картинка просто чудо – сказала Лена.
После череды восхищений я так ходил ещё с полчасика, и потом Димка развязал узел на члене. Он довольно легко расползся, и если бы кровообращение стало само восстанавливаться, то думаю, что он, впоследствии, и сам бы распался. Но мне пришлось потрудиться, и я долго массировал руками вдоль по всему члену, что пробудить его. Как только он подал признаки жизни, я сходил в туалет и пописал и вместе со всеми пошёл спать.
Я долго ворочался и слышал как Димка и Лена в соседней комнате шушукались и смеялись – наверное, меня обсуждали – подумал я в тот момент, но мне это было не важно. Я в течение дня увидел такое, что не мог успокоиться и был чрезмерно возбуждён, что пришлось прибегнуть к мастурбации, и потом заснул.
На другой день Дима и Лена должны были уехать, и мы до их отъезда ещё дважды успели перетянуть член по всей длине и завязать на узел. В таком виде с завязанным членом в узел я и ходил их провожать на остановку, и перед самым приходом автобуса спрятавшись за домик, я ещё раз им продемонстрировал чудо, которое они сотворили c ним – моим посиневшим членом и синенькими яйцами.
продолжение дальше...

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 18 мар 2016 07:22

После этого случая прошло почти два месяца. Уже наступил сентябрь, и я стал копать в огороде картошку. Осень стояла тёплая, и я ходил в одних шортах. Синяки уже все зажили и следов от прошлого их приезда уже не осталось.
Вдруг слышу чей-то голос.
- Помощь не нужна?
Поднимаю голову и вижу. Стоит Димка, а впереди него Лена.
- Я даже не слышал, как ворота скрипнули – ответил я.
Бросив лопату, я направился к гостям. Мы вошли в дом, и я предложил немного перекусить, я и сам уже давно хотел, но решил докопать рядок.
- Мы не против, сразу после работы поехали – сказал Димка.
Быстро сообразив на стол, мы сели, и стали между делом болтать.
- Мы с Димкой посоветовались и подумали, что если ты не выкопал картошку, то мы как раз вовремя и тебе поможем – сказала Лена.
- В прямом смысле или …. – спросил я недоговорив.
- Мы можем в прямом вначале, а потом и в переносном, но можем и совместить - загадочно ответила Лена.
- И как же ваше совмещение понимать? – ответил я.
Лена покосилась на Димку и ответила. В её голосе проскакивали смешинки.
- Если ты Серёжа не против, то мы можем, и твои яйца помучить и одновременно копать картошку. Одно другому не мешает – объяснила Лена.
Я немного подумал и согласился. Отпираться и отказываться от того что мне и самому хотелось – было бы бессмысленно. После лёгкого полдника Дима и Лена на скорую руку перетянули мне член и яйца, так как раньше и потом завязали его на узел. В этот раз они затянули его потуже, чтоб не развязался и Лена сказала.
- Давай так. Развяжем когда накопаем определённое количество вёдер, чтоб стимул был – сказала она.
- А сколько это?
- Ну, решай сам.
- Давайте ведер двадцать для начала – предложил я.
- Двадцать так двадцать – только тебе их самому нужно накопать. Ты наши не считай – объяснила Лена.
- Да и ещё. Ты должен будешь копать только в рубашке и без своих шорт, а то нам ничего не будет видно – добавила она следом.
Я понял, что попался. Двадцать вёдер я всегда копаю часа два или даже больше – но полчаса уже почти прошли и я не говоря ни слова, одел рубашку и снял шорты, которые только что одел и побежал в огород. Дима и Лена копали с одного края, а я рядом с другого и они всё время посматривали в мою сторону. Мои перетянутые яйца и завязанный в узел член, болтались при моей суетливости. Я торопился и уже изрядно вспотел. Картошка была неплохая, и постепенно прибывало в мешках. Уже было накопано четыре мешка по три ведра – чтоб легче было таскать – оставалось ещё восемь.
- Ну, ты как, у нас уже почти двадцать – съязвила Лена.
Конечно, им было легче. Димка копал, а она выбирала и складывала в вёдра. А мне приходилось делать и то и другое, и я уже не обращал на всё внимания и когда прокопал рядок, то падал на коленки или садился прямо голой попой на землю и рылся и выбирал картошку. Когда Димка уже накопали тридцать вёдер – я вывалил только двадцатое и сел на землю.
- Всё, у меня двадцать – сказал я.
- А кто за тебя таскать их будет. Вот когда они будут под крышей – тогда они будут считаться – сказал Димка.
- Он прав. Пока она в огороде, можно сказать, что ты её ещё не накопал – поддакнула Лена.
Я бросил лопату и стал таскать мешок за мешком. Мой член, завязанный в узел, торчал торчком как маленькая фига, а яйца оттянутые шнуром торчали впереди сантиметров на восемь и уже были синие. Даже можно сказать фиолетовые. Минут через десять я всё перетаскал и вывалил под крышу. Пришли Димка и Лена и стали мне развязывать. Немного ломило, и я бы ещё мог терпеть, но мне не хотелось, чтоб отмерла кожа и член и яйца, уже нельзя было восстановить. Всё обошлось и после получаса массажа я увидел, как мой член стал принимать свой прежний вид – только окраску сменил с телесного на фиолетовый.
Через час мы снова сделали заход на картошку и снова я весь в запарке копал свои двадцать ведер, а Димка и Лена следили, чтоб я не халтурил, и копали рядом. В этот раз я потратил чуть больше времени, но начал немного раньше и всё обошлось. Потом мы поужинали, и Дима и Лена снова решили мне просто так перетянуть всё и я даже был рад, что могу немного насладиться их прикосновениями и тем, что они уделяют этому особое внимание. Дима не церемонился и перетягивал довольно сильно, а когда яйца были перетянуты, он стал виток к витку обматывать и затягивать на узлы, мой член, начиная от самого основания и медленно продвигаясь к головке. Свободная от перетяжки часть члена тоже постепенно напрягалась и разбухала, и когда осталось перетянуть только головку, кожа на ней лопнула в двух местах. Это было обычное явление и уже сегодня так было несколько раз и я не придал этому особого значения, а вот Лена что то шепнула Димке на ухо и рассмеялась.
- Серёжа. Лена спрашивает. Можно ли на твой член встать. Он ей очень нравится в таком виде – спросил Димка.
- Я понимал, что это не спроста, но и см хотел чтоб Лена это сделала ещё в прошлом году, когда мы просто так дурачились и всерьёз не занимались перетягиванием моих гениталий. Я согласился.
- Но только потом без обид – спросила Лена.
- Какие обиды, я же сам разрешаю – ответил я.
Мы осмотрели всё кругом, и Димка увидел колодку, на которой я всегда что-то делаю дома, там отпиливаю или приколачиваю – иногда на улицу не хочется идти и она меня выручает – не портить же пол или пороги. Я сел и развёл в сторону ноги. Димка подсунул колодку под мой член и положил его на её поверхность. Лена посмотрела на это сооружение и сняв тапочки, подошла и слегка прижала своей ногой мой член к поверхности. Я застыл в ожидании, что будет дальше. Лена смотрела на меня и вдруг она приподняла ногу, которая стояла в стороне, и весь вес её перенёсся на ту ногу, которая стояла на моём члене, а вернее всего на его головке. Я не ожидал этого и как, бы это сказать, находясь в состоянии рефлекса – ойкнул. Мне было не больно, и я тут же успокоил Лену. Она немного постояла, а потом убрала ноги, и я увидел вокруг головку небольшое красноватое пятно. В нескольких местах лопнула кожа и выступила кровь.
- Тебе больно – спросила Лена.
- Нет, а что – ответил я.
- Тогда я ещё разок встану – сказала Лена.
- Да хоть два - ответил я и усмехнулся.
- Ты чего – спросил Димка.
- Да так – просто не знаю, почему сказал два, а не десять.
Услышав это, Лена тоже усмехнулась, и продолжила возвышаться надо мной стоя на моём члене, а вернее на его головке. Потом она сошла и отошла в сторону. Они промыли лопнувшую головку, и Димка перетянул её до конца. После этого они развязали всё и снова завязали мой член узлом, после чего развязали всё до самого основания и мой член, завязанный узлом, просто болтался впереди, показывая уродливую фигу.
На другой день мы продолжили копать картошку и Дима с Леной постоянно перетягивали мне всё и потом завязывали мой член узлом, выжав из него всё до капли. Член болтался как тряпочка и легко затягивался в узел. Дима и Лена с каждым разом это делали всё быстрее и быстрее и уже укладывались в пятнадцать минут. Так что я с завязанным в узел членом мог ходить чуть больше полутора часов. К вечеру мы выкопали остальное и стаскали всё под крышу. Мне приходилось несколько раз из-за соседей, когда они выходили в огород, садиться попой на землю и закрываться полами рубахи, чтоб не было видно, что кроме рубахи у меня нет ничего, и тем более я боялся, что они могут увидеть мой синий и завязанный в узел член.
В воскресенье до вечера Дима и Лена мне ещё немного помогли перебрать картошку и стали собираться. Я, как и всегда предложил им, что они могут в любое время приехать и взять себе на зиму, сколько им нужно, и они не отказались, а на последок, мне снова перетянули всё и завязали в тугой узел, что я потом отмачивал член маслом, чтоб развязать его.


В течении всей осени и зимы, Дима и Лена приезжали только за овощами и так – навестить меня. Желания что-то делать у них не было, да и зима была холодная – голышом не поскачешь. Огород у меня был большой, где то около двадцати пяти соток и я пустующую часть отдал им, и Дима с Леной на нём садили для себя всё, что им было необходимо. Летом они часто приезжали помочь мне, и мы устраивали необычного рода развлечения.
Вот и с наступлением весны, Дима и Лена снова приехали на майские праздники, чтоб приготовить огород к посадке. После небольшого застолья, мы переоделись, и уже не предупреждая – ведь я им сам разрешил, они подозвали меня и стали перетягивать мне член и яйца. Я уже знал что мне нужно делать и взяв в руки член и яйца, оттянул их на сколько мог. Димка обмотнув шнуров у самого основания два раза, затянул узел. Потом для контроля затянул ещё два. После этого всё как обычно. Перетянув мошонку и оттянув с помощью шнура яйца как можно дальше от основания члена, Димка завязал узел и затянул его сильно, как только мог. Потом стал делать оборот за оборотом по всей длине члена и затягивать узлы. Я снова стал ощущать вначале лёгкие покалывания в области головки, а потом почувствовал сильный – как будь-то, меня током ударило. Я ойкнул, но ничего не сказал. Димка остановился и завязал узел.
- Ну что, немного подождём или позволишь мне наступить – с язвительностью и усмешкой сказала Лена.
- Я не против и того и другого – ответил я.
- Позволишь мне самой выбрать – спросила Лена.
- Да, пожалуйста – ответил я.
Лена что-то шепнула Димке, и тот принёс колодку, на которой мне Лена уже не раз вставала на мой член. Я приготовился и стал ждать. После зимнего перерыва мне даже как то страшновато стало. Только пока я собирался с мыслями, лена уже подошла, и поставив свою ногу на распухшую головку сразу без предупреждения встала на неё. Я инстинктивно ойкнул.
- Что больно – спросила Лена продолжая стоять на расплющенной головке.
- Нет, просто отвык уже – сказал я.
После того как Лена потопталась на моей головке, Димка перетянул её до конца и тут же стал развязывать. Член был полностью выжат и похож был на мокрую тряпку. Он легко гнулся и перегибаясь пополам свисал через пальцы руки. Умелыми, ещё не забытыми движениями Лена и Дима быстро завязали мне член узлом, и мы пошли в огород. Мне пришлось всё время со своей фигушкой сотворённой из моего члена ходить в шортах. Соседи тоже копались в огороде, и мы не стали рисковать – хотя и забор был плотный – сколоченный из горбыля.
Слово отвык видно засело в голове у Лены и в течении всех трёх дней Дима и Лена постоянно меняли мне перетяжки и снова мой член завязывали узлом. Было прикольно и необычно особенно вечером ходить в таком виде голым по дому или во дворе. После их отъезда мой член снова стал, синим и немного саднил.
Когда Лена приехали через неделю рассаживать семена и садить картошку – мы ничего не делали. У меня ещё не всё зажило, и решили повременить до следующего их приезда, ждать которого долго не пришлось.
В тот день я ходил во дворе голый с перетянутой мошонкой. Как то вечером лёжа в кровати я от нечего делать играл своими шариками и сдавливая их гонял по мошонке из угла в угол и вдруг нечаянно надавив, одно яйцо ускользнуло куда то внутри из мошонки и я его не мог найти и только обследовав всё вокруг члена, я обнаружил его под кожей выше члена в области лобка. Яйцо ускользнуло в подкожный карман и так сказать спряталось в нём. Мне показалось это интересным, и я включил свет и стал изучать это. Так я обнаружил новую способность своего организма и вскоре я уже в эти карманы загонял оба своих яйца. Только ни там сами не желали находиться и выскальзывали обратно. Вот тогда я и подумал просто выдавить в эти карманы свои яйца, а уже пустую мошонку перетянуть и тут же проделал это. Зрелище было необычное и интересное. У меня вроде и были яйца, и нет – мошонка была пустая и сморщенная. От нечего делать, я часто перетягивал пустую мошонку, и так ходил по дому, и во дворе и мне совсем не было больно – я так готов был ходить хоть сутками – только боялся, что кожа на мошонке омертвеет и периодически разматывал и снова перетягивал.
В таком виде меня во дворе и застали приехавшие неожиданно Дима и Лена. Лена сразу обратила на перетянутую мошонку и испугалась, увидев её пустой.
- Ты что яйца себе отрезал – спросила она испуганным голосом.
- Нет – спокойно ответил я.
- А где твои яйца – спросил Дима.
Я развязал узел и мои яйца медленно вывалились обратно в мошонку. Лена смотрела на это удивлённо и вдруг она спросила меня.
- И давно ты так делаешь?
- Всего как неделю узнал об этом и то случайно – ответил я с нескрываемой улыбкой.
Мы вошли в дом и долго болтали и сидели за столом. А потом по просьбе Лены стали снова развлекаться с моими причендалами. На этот раз Лена попросила меня в самом начале сделать так чтоб мои яйца спрятались и я легко их выдавил и держал в руке пустую мошонку, оттянув её вместе с членом. В таком виде Димка и перетянул мне у самого основания и сделал это ещё сильнее – так как бояться что можно будет повредить семенные канатики – было нечего. А дальше пошло всё как обычно и только после нескольких раз. Когда Дима виток к витку перетянул мою пустую мошонку, на самом конце образовался небольшой вздутый шарик из кожи мошонки, и Лена захотела встать на него. Я тут же испытал резкий укол – как будь то, что-то толстое воткнули мне в кожу. Это лопнул тот шарик и на коше мошонки образовался небольшой разрыв около пяти миллиметров. Мне было не так больно, и мы ничего не стали менять и продолжили заниматься своими делами в огороде и потом снова вернулись в дом. До их отъезда мы ещё много раз пробовали новшество с перетягиванием мошонки и члена, и Лена всегда с радостью наступала на них, что выдавить всё, что скапливалось в области головки или на конце мошонки. Я каждый раз при этом испытывал, как будь то меня или током било или сотни игл прокалывали мои гениталии – но это тут же проходило и всё успокаивалось.
Вскоре они уехали, и я остался один зализывать свои раны.
продолжение дальше...

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 21 мар 2016 07:09

Заставлять себя долго ждать они не хотели и приехали уже через две недели. Я конечно так скоро их не ждал, но делать ничего не оставалось. Я хотел подлечиться и с новыми силами начать всё заново. Но как говориться семь ран, за один раз лечить. Лене очень понравилось прятать мои яички, и мы сразу же проделали это. Потом Димка мне перетянул член у основания и начал перетягивать мошонку, как Лена его остановила. Она достала бутылочку и шприц и набрав жидкости из неё, подошла ко мне.
- Это физраствор – сказала она.
Я знал, что он нужен, чтоб уколы ставить и успокоился. Возле самого шнура на мошонке Лена проколола кожу и выпустила всё из шприца во внутрь. Пустая мошонка стала заполняться и раздуваться. Потом ещё и ещё и так она проделала несколько раз. На пустом месте внутри мошонки образовался пузырь похожий на яйца – но гораздо крупнее.
- Всё нормально – спросила она.
- Да – ответил я.
Мы с Димкой следили за её действиями, и это было интересно. Потом Лена отошла в сторону и велела Димке затягивать мошонку дальше, и он продолжил. Только вязал теперь узлы гораздо туже, а влитая в мошонку жидкость оттеснялась и всё сильнее растягивала кожу и раздувалась как воздушный шарик.
- Всё, а то лопнет – сказал Дима.
- Всё так всё, а теперь членик завяжем – сказала Лена.
Мой член и так был сильно возбуждён, и я думал, что она и в него решится тоже влить такую жидкость, но ошибся. Когда Димка перетянул член до середины, вторая свободная ещё часть вместе с головкой была уже сильно раздута и кожа так натянулась, что готова была вот-вот лопнуть.
- Серёжа, ты не будешь против, если я по ним потопчусь – сказала Лена.
- Сколько угодно – ответил я.
Я сел на пол и развёл в сторону ноги. Димка подложил всё ту же колодку и положил на неё член и мошонку с водяным шариком под кожей. Лена подошла и почти сразу же встала ногой на мой член, а потом приподняла ногу и опустила на мошонку. Я дважды раз за разом почувствовал, как мой член прокололи сотнями игл и ойкнул, но тут же сделал вид, что всё нормально. Посмотрев на меня, Лена ещё с минуту, потопталась своими босыми ножками на моих гениталиях. Потом она сошла на пол, и сев на стул стала отмывать ступни. Дима принёс воду и они, отмыв мой член и мошонку, стали перетягивать до конца, а потом, размотав всё, завязали член узлом. Лене очень нравилось это делать, и она никогда не упускала такой возможности. После этого Дима развязал все остальное и как только убрал последний оборот шнура, мои яйца выкатились из карманов и упали в мошонку. Посмотрев на них, Лена увидела капельку крови и присев, стала осматривать. Сквозь лопнувшую кожу было видно яйцо – хоть и небольшой его участок.
- Дим, а ты когда-нибудь видел свои яйца голыми – спросила Лена.
- Нет, ответил Димка.
- А ты Сергей, видел.
- Нет – ответил я.
- Хотите посмотреть – спросила Лена и окинула нас взглядом.
- Да – с радостью в голосе ответил Димка и подбежал к нам.
Я тоже склонился, над своими яйцами, и Лена растянув кожу на мошонке в месте разрыва, показала нам небольшой участок.
- И всего то – ответил Димка.
Я промолчал. Лена посмотрела на меня, а потом на Димку и хитро улыбнулась.
- Если хотите, то могу показать и больше – ответила она.
- А как – спросил я.
- Если ты мне позволишь, то я покажу вам, а потом верну всё на место – сказала Лена.
Я не знал что делать, но вопрошающий взгляд Лены и невозмутимый, но любопытный взгляд Димки заронили в моём мозгу сомнение и я сам загорелся посмотреть на свои голые без мошонки яйца.
- Хорошо, я согласен – ответил я.
- Дима, перетяни мошонку вот тут – показала Лена у самого основания. Дима быстро сделал всё и затянул туго-туго. Лена достала маникюрные ножнички и смочив их спиртом, а потом протерев мою мошонку, стала один кончик ножниц проталкивать в место разрыва. Потом мы услышали несколько щелчков чик, чик, чик.
- Всё, можешь встать – сказала Лена.
Я встал, и из мошонки вывалилось одно яйцо. Оно было немного запачкано красным и имело синевато-белёсый оттенок. Оно висело на канатике чуть ниже мошонки сантиметра на три.
- А где второе – спросил Димка.
- Вы оба хотите увидеть – спросила Лена и посмотрела на меня.
Я молча кивнул головой в знак согласия. Лена снова взяла ножнички и вставив их в разрез, чикнула ими несколько раз в сторону второго. Оно тут же вывалилось и повисло чуть ниже первого. Я стоял на расшарагу и смотрел на себя сверху вниз.
- А можно их потрогать – спросил я.
Мне было так интересно. Мои яйца болтались на тонких канатиках совсем голые и не защищённые мошонкой. Лена поняла, что я с интересом себя рассматриваю и сказала.
- Трогай сколько угодно, я потом их промою в растворе и всё.
Я взял одно и стал его рассматривать. Димка взял второе. Мы оттягивали их друг от друга в разные стороны и смеялись. Лена сидела и наблюдая за нами тоже смеялась.
- Как дети малые – едва слышно проговорила она.
- Ладно, на сегодня хватит – сказала она уже более громко и подошла к нам. Она взяла у меня и у Димки в свою руку мои яйца и стала поливать на них раствором из бутылочки, а потом попросила меня сесть. Затолкав одно яйцо, она сделала тоже самое и со вторым, а потом взяла иглу и смочив нитку спиртом, стала зашивать маленькими стежками. Сделав несколько швов, Лена отстригла лишнее и сказала.
- Всё, заштопала.
После этого мы вспомнили про завязанный узлом член и развязали его. Конечно, мои гениталии имели неприятно синий цвет, но я был всё ещё восхищён тем, что увидел свои яйца голыми без мошонки. В этот день и на другой мы ничего не делали, а вечером Димка и Лена уехали.


Почти два месяца я ждал их приезда и залечивал свои раны и синяки. Димка и Лена так и не приезжали в гости – лишь несколько раз Лена заезжала по работе и не одна, а с медиками за овощами и картошкой и мы даже не могли поговорить. Я всё ещё находился под воздействием своих эмоций, и мне хотелось снова всё повторить.
Приехали они на кануне уборки в отпуск и сказали мне, что если я не буду против, то они погостят недельки две и мне помогут урожай убрать. Я с радостью согласился.
Далее всё началось как обычно и начиналось в прошлый раз. Время было уже к вечеру и мы решили заняться огородом завтра с утра, а сегодня нам снова хотелось посмотреть на мои яйца без одёжки. Лена с радостью не скрываемой в своей улыбке согласилась и мы проделали всё как и тогда. Только в этот раз зная что я этого так сильно хотел и не буду против, Лена даже не стала спрашивать меня, а когда Димка положил вздутую мошонку и наполовину перетянутый член на колодку между ног, Лена приподняла свою ногу и не стала вставать на них, а просто с силой топнула по головке и мошонке.
- Ой – только успел вскрикнуть я.
- Что больно – спросила Лена.
- Терпимо, но неожиданно – ответил я.
Лена ухмыльнулась и присела рядом.
- Вот теперь даже, может, и ножницы не понадобятся. Старый шов почти весь лопнул – сказала она.
Про головку и часть члена и говорить было нечего. Она лопнула небольшими разрывами во многих местах и Димка постепенно перетягивая остаток члена с головкой, выжал из них всё до капли и они снова завязали мою выжатую тряпочку, мой член, на узел и затянули довольно сильно. Потом размотав мошонку и узел у основания, выпустили из укрытия мои яйца и они тут же вывалились на ружу.
- А сколько так можно ходить – спросил я.
- Ну несколько минут или с полчаса, а то края мошонки придётся подрезать, чтоб ровно срослись потом. – объяснила Лена.
Мы снова стали все наперебой трогать и рассматривать мои голые яйца. Потом я так с болтающимися яйцами прошёлся по дому несколько раз. Ноги приходилось ставить чуть шире обычного, чтоб яйца не прижать и не замарать чем-нибудь. Лена посмотрела на меня и сказала.
- А ты пройди, как обычно ходишь.
- А это ничего – спросил я.
- Пустяки, потом отмоем – ответила она смеясь.
Я выпрямился и сделал первые два шага. Яйца отскакивали от ноги и отлетали в сторону. Ничего неприятного я не чувствовал, только чуть влажноватые они были и немного скользкие.
- Ну что, можешь так ходить – спросила Лена.
- Думаю да – ответил я.
- Ну тогда я тебе подарок сделаю на две недели. Хочешь – спросила она.
- Да, хочу – ответил я догадываясь про что она говорит.
На самом деле я даже не подозревал что она сделает. Лена взяла нитки и сдвинув мошонку вверх к основанию члена, стала сшивать разрыв, обогнув лишь семенные канатики и плотно сжав их между кожей мошонки.
- А это зачем – спросил Димка.
- Через час кожа начнёт схватываться, и закупорит все маленькие отверстия, и тогда можно будет не опасаться, что внутрь мошонки, что-то попадёт, а яйца их всегда можно вымыть – улыбнувшись, сказала Лена и с хитрой улыбкой посмотрела на меня.
- Ну что, так тебе нравится – спросила она.
- А так можно ходить – спросил я.
- Хоть где и даже в огороде можешь хоть что делать – ответила Лена.
- Тогда здорово – радостно воскликнул я и встав с кровати, стал уже более уверенно расхаживать по дому. Потом я вышел на улицу, и немного походив, чуть не закричал от удовольствия.
Вышел Димка и предложил перекурить. Мы подошли к крыльцу и я забыв как обычно сел на ступеньку.
- Ой, как ужаленный подскочил я.
- Что случилось – спросила Лена выходившая следом за нами.
- Я сел на ступеньку, а мои яйца прикоснулись к грязным доскам – ответил я и посмотрел на Лену.
- Я же тебе сказала, что потом отмоем.
- Ну, тогда ладно – сказал я, успокоившись и снова сел.
Мы сидели, и затяжка за затяжкой курили Димкины сигареты. Он всегда покупал с фильтром, а я не мог, на такие сигареты раскошелиться, и брал в нашем магазине простые, самые дешёвые. Мне было всё равно – лишь бы дым шёл. Мои яйца немного покачивались и прижимаясь к доскам чуть тёрлись о них. А мой крючок в виде фиги был завязан в узел и мы совсем про него забыли. Докурив, Димка развязал его, и я стал приводить всё в чувство. На этот раз мне понадобилось около часа, и когда я легонько мастурбировал, мои вытащенные яйца покачивались в разные стороны и Димка с Леной с изумлением смотрели на них. В мошонке они болтались всегда вместе, а вытащенные каждое само по себе и выглядело это так смешно и необычно.
Потом мы пошли спать и я обмотав свои яйца тряпкой, чтоб ночью случайно не повредить, так и уснул лёжа на спине и придерживая их как самое ценное своими руками.
Рано утром мы снова осмотрели мои болтающиеся яички и не нашли ничего необычного. Они уже не были такими скользкими, а тонкая плёнка, покрывающая их поверхность, подсохла и стала похожа на нежную тонкую кожицу.
- Ну что, всё в порядке – спросил я у Лены.
- Да, ничего подозрительного я не вижу – осмотрев, сказала она.
- А что мы больше не будем перетягивать ему член – спросил Димка.
- Если нет, то я пошёл в огород – сказал он вдогонку.
- Почему же – перетягивать член, сколько хотите, только мошонку не тронете – пусть заживёт шов – сказала Лена.
Мы вошли в дом и перетянули член, а потом Лена его снова раздавила своей ногой и завязала в узел как обычно. С такими гениталиями я вместе с Димкой и Леной вышел во двор. Работы было много, и мы занялись делами. Иногда я забывал про свои яйца и приседал, чтоб собрать траву или вырвать сорняки. Мои яйца ложились прямо на землю и уже к вечеру, не смотря на то что мы периодически перетягивали член и осматривали их, они были все грязные и Лена их осторожно отмыла с мылом, а потом обеззараживающим раствором и мы легли спать.
В таком режиме прошли все две недели и Дима с Леной мне здорово помогли. Практически мы сделали всю тяжёлую работу и даже спустили картофель в яму на зиму.
До отъезда оставалось два дня, и я ждал, когда Лена спрячет мои яйца снова внутрь, но она не спешила и в день отъезда, собрав свои вещи, они попросили меня проводить их до остановки. Я понял, что останусь в таком виде и немного расстроился. Увидев моё настроение, Лена и Димка подошли ко мне и взяв сумки. Сказали.
- Не расстраивайся, просто у нас нет раствора, чтоб обработать потом швы.
Я понял, что они не забыли и уже вместе с ними шагал на остановку.
Вскоре появился автобус, и они уехали. Я так и остался до следующего их приезда с вытащенными яйцами. Пришлось привыкать, и уже вскоре я легко всё делал и не боялся за свои шарики. Они болтались сами по себе и не причиняли мне неудобств.
Прошла неделя, вторая и вдруг возле дома остановился УАЗик. Это Лена приехала. Водитель с моей помощью забросили пару мешков картофеля и немного овощей и напоследок она сказала.
- Не расстраивайся за свои яйца. Приеду и всё вернём на свои места – и они уехали.
Следующий приезд и два последующих были такими же короткими. Уже наступила зима, и я потерял все надежды, что мои яйца окажутся когда-нибудь на месте в своей тёплой мошонке, и я смогу ими играть. Хотя я и так ими играл и ещё более экстремально, чем раньше. Я даже завязывал канатики в узел и потом развязывал. И много всего такого, что я не мог сделать раньше. Я уже начал подумывать, а не съездить ли мне самому к ним в город, чтоб она там сделала всё как положено и начал собираться. Чтоб в мороз не отморозить не защищённые яйца, я обмотал их мягкой тряпкой и заправил в штаны. Впереди торчал бугор, и как то замаскировать его у меня не получилось. Поездка отменялась, и я снова остался с тем, что имел. В течении зимы Лена меня неоднократно кормила обещаниями и заскочив то за картошкой, то за овощами, быстро уезжала. Я не мог с ней даже поговорить ладом. Она была не одна, а с водителем. Решил оставить все свои попытки до весны. Так месяц за месяцем я уже привык к своему новому образу и к своим вытащенным яйцам и у меня стала проскакивать мысль, а не оставить ли всё так, как есть. Ведь можно и так жить и я в этом уже убедился. Эта мысль стала преследовать меня и днём и ночью и мне уже расхотелось прятать свои яйца в мошонку, а наоборот хотелось их вытащить по больше. С этими мыслями я и поехал в начале апреля к Лене и Димке. Они меня встретили настороженно.
- Как дела – спросила Лена.
- Всё нормально – ответил я.
- Яйца зимой не отморозил?
- Да нет, на месте, только проблема одна появилась – сказал я.
- Что такое – испугалась Лена.
- Да надоела мне сморщенная мошонка. Хотел бы её совсем убрать – ответил я.
Дима и Лена переглянулись и с минуту смотрели то на меня, то друг на друга. Первой не выдержала Лена. Она громко рассмеялась, и легонько стукнув Димку в грудь, сказала.
- Ты проиграл. Я же говорила, что ему понравится – ответила она.
Мне теперь стало понятно, что они поспорили смогу ли я так жить и сколько это продлится. Это было конечно не по дружески, но я свыкся с такой мыслью, что уже не обижался на них, а даже был рад тому, что они предоставили мне такой шанс и я не подозревая всего этого – выдержал и не просто выдержал, а сам захотел вообще отказаться от мошонки.
На другой день Лена познакомила меня с одним её коллегой и он, осмотрев мои гениталии, сказал, что это можно сделать без проблем. Я попросил, как меня учила Лена немного вытянуть кантики, чтоб они были длиннее.
Коллега удивился, но выполнил мою просьбу и сделал всё как подобает. Уже через три часа, я немного пришёл в себя и мы вместе с Леной возвращались к ним домой. Мошонка моя лежала у неё в кулёчке. Края в месте её отреза, были аккуратно зашиты ниже члена и только из двух маленьких отверстий выходили семенные канатики, на которых и болтались мои голые яйца. Ленин коллега довольно хорошо вытянул семенные канатики и мои яйца теперь отвисли, чуть ли не тридцать сантиметром, но двадцать пять, то было точно. Сам на скорую руку четвертью измерял и был доволен этим.
Погостив ещё день, я не стал оставаться на долго и вернулся домой. Целый вечер я не отходил от зеркала и рассматривал себя и свои новые яйца. Они так интересно качались на тонких канатиках, и можно было ими даже играть, раскачивая их в разные стороны и смотреть, как они стукаются друг о друга. На ночь, я их уложил в обыкновенный тряпичный мешочек и подвязав его к основанию члена, затягивал устье как кисет и засыпал. Просто спать с такими яйцами, которые валяются по постели в разных местах, было небезопасно – при неудачном повороте я просто мог их оторвать, придавив ногой, или если они попадут под мою задницу.
продолжение дальше...

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 22 мар 2016 07:56

Начался май, и я уже поправился и швы заросли. Бояться, что попадёт инфекция, уже не было основания. Я свободно ходил по дому, и в огороде, и мои яйца болтались между ног, и на это было так необычно смотреть, что я постоянно возбуждался и удовлетворял себя.
Это произошло так неожиданно, что я сам был в шоке, не говоря уже про моих новых знакомых. В гости к Димке и Лене приехал сродный брат Антон с женой Викой. Он был младше её и служил в какой-то воинской части. Устав от службы, они решили просто отдохнуть и приехали навестить сестру. За столом Лена и проболталась про меня, да и Димка тоже хотел похвастаться, что у него такой друг. Ну, в общем, я этого ничего не слышал, но Вика стала приставать к Антону, а Антон уговорил Лену, чтоб они показали меня им. Получается, что я для них был как живая статуя или экспонат в музее. Я конечно на них тогда в душе обиделся, но вернуть всё назад было уже невозможно.
Они все приехали без предупреждения, а так как Дима и Лена знали секрет, как открываются у меня наружные двери, то я даже не испугался, разгуливая во дворе голым. Я обрадовался, что Димка и Лена приехали мне на помощь и направился к калитке их встречать. Я ещё не успел подойти, как калитка открылась и в проёме стояла Лена, а рядом с ней Вика.
- Встречай гостей – сказала Лена ехидным голосом и прошла вперёд
Вика стояла как вкопанная, а за ней выглянул Антон и тоже онемел от моего вида. Сколько бы эта паузе протянулась – никто не знает, если бы не Димка.
- Ну что встали как вкопанные, проходите, а то люди по улицам иногда ходят – сказал он.
Вика и Антон вошли во двор, и Лена стала нас знакомить. Я тоже испугался и машинально руками стал закрываться, что даже руки протянуть для знакомства не мог. Видя такую ситуацию, Лена сказала вначале мне, а потом обратилась к гостям
- Хватить закрывать то, что уже все видели – отнесла она эти слова в мой адрес, и я как по команде убрал руки и протянул к Димке и Антону, чтоб поздороваться.
- А вам хватит пялиться, вытаращив глаза – успеете, насмотритесь – обратилась она к брату и его жене.
Когда все вошли во двор, я хотел уйти и одеться, но Лена остановила меня и сказала что не стоит этого делать. Антон и Вика отвернулись, но искоса продолжали бросать на меня любопытные взгляды.
За столом мы немного выпили за знакомство, и разговорились, и стало как то легче. Скованность стала исчезать и разговоры стали более свободными. Я перестал закрываться по поводу и без повода, а Антон даже спросил меня.
- А тебе не мешает это ходить, ведь они низко свисают и болтаются чуть ли не у колен.
- Я уже привык и мне это нравится – ответил я.
- Антон извини меня, что я вас встретил в таком виде. Я не знал, что вы приедете и думал, что Димон приехали с Леной.
- Да я и не сержусь, это вон она пристала, так ей хотелось твои шары увидеть, и не поверила сначала. Я тоже подумал, что Дима и Лена нас разыгрывают, чтоб в деревню заманить – объяснил Антон.
После этого мне стало понятно, это всё Лена затеяла и всё так хитро подвела, что как бы все виноваты, она одна в стороне чистенькой осталась. Через час общения я уже вёл себя вполне свободно и сидя на крылечке, а мои яйца болтались и лежали на нижней ступеньке, свободно разговаривал с Викой и Антоном и даже не думал прикрываться. Вика ещё долго стеснялась и только на второй день подошла ко мне, когда мы разговаривали с Антоном и спросила.
- Серёжа, можно твои шарики рассмотреть, а то я глазам своим не верю что такое возможно.
Я, конечно, был не против. Возможно, они с Антонов вечером обо мне долго разговаривали. Я постелил им на веранде, а сам спал на кровати, на кухне. Поэтому я ничего не слышал. Дима и Лена как всегда заняли единственную комнату, в которой я им стелил, когда они приезжали. Домик у меня был небольшой. Комната и кухня, и летняя веранда на солнечной стороне. Да мне и одному то много разве нужно было. А летом всем места хватало, и если что я мог и на сеновале спать. Я там тоже иногда спал в сильную жару.
К концу второго дня я уже знал всё, и что приехали ко мне не на день или два, а на недельку и помочь мне и так отдохнуть на природе и у озера, ну и главное на мой внешний вид посмотреть.
Рано утром, когда я сидел во дворе и дымил сигаретой, ко мне подошёл Димка.
- Ты не против – спросил он.
- Садись, дыми на здоровье – ответил я.
Мы ещё долго болтали, пока дымили наши сигареты, а потом Димка спросил.
- Ты не против, если мы тебе перетянем так как раньше?
- Я то не против, а вот что Антон и Вика скажут. Антон вроде как военный – ответил я.
- Да какой он военный, так прапорщик на складах отсиживается – объяснил Димка.
- Лена с ними говорила, и они проявили интерес и тоже не прочь посмотреть – объяснил он.
- А тебя послали, чтоб разузнал всё и моё мнение – съязвил я.
- Ну не совсем так. Мне и самому захотелось. Почти девять месяцев прошло с нашего последнего визита.
- Да девять и я ещё не родил – усмехнулся я, а потом посмотрел другу в глаза и сказал.
- Я не то, что не против, даже сам хотел ещё вчера вас об этом попросить.
После завтрака мы собрались во дворе, и как обычно Димка принёс свою коробку, в которой лежали все шнуры и шпагаты. Дальше всё пошло, как обычно и уже через пятнадцать минут мой член был, до половины перетянут. Свободная часть и головка сильно раздулись и венки готовы были вот-вот лопнуть. Димка при гостях старался от души и затягивал, сколько было сил. Я порой даже думал, что он просто передавит мой член, и половина его возьмёт и прямо на траву отвалится у всех на глазах. Завязав последний узел, он встал и сказал.
- Больше не перетянуть, раздулся сильно.
- Ну, мы это сейчас поправим. Неси подставку – сказала Лена.
Дима притащил из дома ту колодку, на которой уже не раз топтали мой член и когда то мошонку, и подложил её между ног под мой перетянутый и раздутый член.
- Зачем это – спросила Вика.
- Сейчас увидишь – ответила Лена.
Антон стоял в стороне и молча, наблюдал за сестрой. Лена подошла и не предупреждая меня и даже не смотря мне в глаза, хотя я пытался поймать её взгляд, подняла свою ногу и прямо не снимая обувь, топнула по раздутому члену и головке. Небольшой хлопок и немного брызг осталось на ногах Лены.
Антон аж вздрогнул, как будь то это по его члену со всей силы, припечатали ногой. Вика отскочила в сторону и взвизгнула.
- Ему же больно – сказала она, съедая буквы, и тут же повторила снова.
- Лена, что ты делаешь, ему же больно.
Потом посмотрев на меня и мой спокойный вид, Вика спросила.
- Серёжа, тебе больно?
- Так, чуточку – гордо ответил я.
После моего ответа Вика успокоилась и стала с интересом рассматривать мой член, когда Лена отошла в сторону. Димка плеснул на него воду и стал перетягивать мой член дальше. Виток к витку, Димка обматывал мой член шнуром, и завязывал узел за узлом, пока из под шнура не остался торчать лишь небольшой пятачок с прорезью от мочевого канала. Потом мы посидели несколько минут и Лена, вдруг встала и говорит.
- А сейчас сюрприз.
Дима понял и стал разматывать, а потом с Леной они ловко и умело завязали мой член узлом. Антон и Вика снова были в шоке. Они стояли рядом и склонившись рассматривали мой член и завязанный из него узел.
- А как это – спросил Антон.
- Просто мы сдавили его, и он стал тонким, и в нём не было ничего – выдавили всё, а такой член похож на тряпочку, и его легко можно завязать в узел - объяснила Лена.
Гордый, за возможности своего члена, и за свой необыкновенный вид, Я больше часа ходил по двору и дома и вместе со всеми копался в огороде. Антон и Вика наблюдали за мной с любопытством, да и Лена с Димкой меня в такой ипостаси видели впервые и тоже посматривали в мою сторону. Я приседал, рылся в земле, вырывал уже взошедшие сорняки и делал луны. При этом мои яйца постоянно ложились на землю и волочились по ней, и сам этот факт видно сильно будоражил сознание моих новых гостей, да и Ленино с Димкой тоже.
- Серёга, а ты не боишься, что нечаянно наступишь на свои шары – спросил Антон.
- Нет, я же слежу за этим – ответил я.
Ближе к вечеру мы снова перетянули мне член и сделали из него потом узел. Так мы развлекались один или два раза в день, а так обычно занимались посадкой в огороде и все дружно помогали мне.
Один раз Вика спросила меня.
- А как ты в магазин ходишь, не мешают?
- Если интересно, то можем, хоть сейчас сходить – ответил я.
Мы стали собираться. Я, надел спортивные трико и рубашку, и мы пошли. Вика и Лена иногда забегали вперёд и смотрели на меня, но как не большие колебания штанин, они ничего не увидели компрометирующего.
- Ну что, видно чего – спросил я.
- Нет, мы ничего не заметили – ответили они почти в голос.
На обратном пути Вика и Лена постоянно отставали и о чём-то перешёптывались. Часто их перешёптывания сопровождались смехом и поглядываниями в мою сторону. Я поначалу оборачивался, а потом ускорил шаг. Последнее время на протяжении двух дней я заметил, что Лена и Вика часто о чём то разговаривали, а в моём присутствии только шептались и глядя на меня посмеивались. Я понимал, что они обсуждают меня, но ведь я от них ничего не скрывал, почему они не могли говорить открыто, и не стесняться меня. Антон и Димка тоже часто вели разговоры, а при моём появлении начинали расспросы и переводили на другую тему. Вот и они тоже сговорились и обсуждают меня за спиной – подумал я. Но всё это проявилось уже на следующий день. Рано утром мы решали, что делать с моим членом, завязывать его в узел или нет.
- Завязывать, я тоже хочу на него наступить – говорила Вика.
- А нам что стоять и смотреть на вас, вдруг с усмешкой спросил Дима и ему поддакнул Антон.
- А вы будете перетягивать – сказала Лена
- Значит, мы верёвки вязать, а вы член топтать – чуть ли не стихами ответил Антон.
Я сидел и смотрел на них, и мне было смешно. Четверо взрослых делили мой член, кому что делать и кто что должен. Мне даже стало смешно, и я усмехнулся.
- Ты чего – спросила Лена.
- Да над вами смеюсь – ответил я.
Лена посмотрела на всех и сама улыбнулась. Спор вроде бы стих и перетянув мой член, в этот раз его расплющила Вика. На её лице светилась такая улыбка, что она как будь-то выиграла в лотерею круглую сумму. Мне тоже было очень приятно, хотя передо мной на доске лежал мой член с расплющенной головкой. Дима промыл его и снова перетянул до конца, а потом как обычно завязали его в узел и я так ходил около часа.
продолжение дальше...

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Сообщение 23 мар 2016 07:56

Вечером мы сидели во дворе и курили. За разговором Антон спросил. Больно ли мне и как я обхожусь без мошонки. Я с удовольствием рассказал ему всю историю с первого дня и он даже загорелся этой идеей и так невзначай сказал.
- Вот дослужу свой срок и уйду на отдых, тоже может такие же, себе яйца сделаю.
Мы не знали, что Лена и Вика сидели на веранде и слушали наш разговор. Вика сразу же подскочила и подбежала к Антону.
- Ты это серьёзно – спросила она.
Антон смутился и выдержав паузу, ответил.
- Ну, если ты не передумаешь за эти годы и захочешь, то я согласен.
- Антон не вздумай – возразила из-за спины Лена.
- Почему – спросил Антон.
- Ну понимаешь, - заикаясь и не находя слов, Лена не знала как объяснить.
- Чего ты мямлишь – спросил Антон.
- Сергей так переносит болевые ощущения, а ты совсем по другому, и тебе будет трудно к этому привыкнуть – заикаясь, объяснила она.
Дима смотрел на Антона широко открытыми глазами и сам не верил, что он согласен на такое. Потом постепенно эту тему закрыли и уже больше к ней не возвращались, только Вика часто висла на шее у Антона и что-то шептала ему на ухо.
На другой день, чтоб не было споров, Лена предложила разделить по дням, чтоб каждый смог сделать то, что хотел. За время пребывания все, включая и Димку с Антоном, смогли потоптаться на моём члене и расплющить перетянутую головку, выдавив из неё всё, что могло вытечь, а потом перетягивали и завязывали в узел. В таком состоянии я ходил час, полтора.
Время пролетело не заметно, и настала пора расставаться. Мой член выглядел довольно неблагоприятно. Но я просто не обращал на него внимания. Провожать на остановку я не пошёл, а мы просто распрощались во дворе и я как подобает, пригласил их снова к себе в гости в следующий отпуск. Антон и Вика обрадовались приглашению и обещали в следующем году обязательно приехать.
Как только они уехали, я принялся зализывать раны уже привычным для себя способом, мази и примочки.

За лето, Димка и Лена ещё дважды приезжали ко мне на выходные, и мы развлекались как обычно и ничего сверхъестественного не придумывали. Я уже привык к низко свисающим яйцам и то, что они болтаются незащищённые и их легко можно поранить или даже оборвать. Мне даже, стало нравится так ходить, и я уже себе не мог представить, как бы я жил по прежнему, постоянно царапая руками вспотевшую мошонку и перекатывая в ней свои шарики. Когда мне приходилось надевать штаны, то у меня всегда был выбор, забросить по одному яйцу в каждую штанину или оба яйца вместе в одну штанину. Это вызывало своего рода неопределённые ощущения и мне просто нравилось.
Год пролетел не заметно, и наступило лето. Стояла сильная жара и мне приходилось каждый день поливать и свои овощи и грядки Димы и Лены. Они приезжали раз в две недели и помогали мне. На развлечения просто не хватало времени. Однажды за столом Лена говорит.
- Скоро Антон с Викой в гости в отпуск приедут. К тебе собирались. Ты как, не будешь против?
- Нет, конечно. Приезжайте все. Буду рад, а если еды не хватит – магазин сами знаете где – ответил я.
- А ты Серёжа не будешь против, если мы, что-нибудь новенькое придумаем – спросила Лена.
- Нет, конечно, но вы знаете, чтоб потом всё на месте осталось – ответил я.
Через несколько недель ко мне нагрянули сразу и Дима с Леной, и Антон с Викой. Весь вечер мы болтали и разговаривали. На утро, перед тем как приступить к домашним делам, Димка мне перетянул член, а Вика и Лена расплющили головку и часть которая не была перетянута и мой член снова посинел и был завязан узлом. Димка и Антон постоянно косились на мои яйца и однажды уже ближе к вечеру, Димка спрашивает.
- Серёга, а ты с яйцами, что-то делаешь?
- Так, иногда балуюсь, перебираю руками – ответил я.
- Тебе раньше нравилось, когда твой член и яйца насекомые там разные кусали.
- Нет, я уже давно это не пробовал – ответил я.
- Да вот Антон у меня спрашивал, правда, это или нет.
Я понял, к чему Димка вёл весь этот разговор и решил оставить его до ужина, чтоб всем объявить за столом, а то, как то украдкой что ли получится.
- Конечно, правда и мне это нравилось – ответил я тогда коротко.
- А пчёлы тебя тоже кусали – спросил Антон.
- Да – ответил я.
Потом мы сменили разговор и вернулись к нему вечером. За столом я посмотрел на Димку и Антона и сказал.
- У меня есть одно предложение.
- Какое – не дав мне договорить, перебила Лена.
- Прошлый раз вы спорили, чья очередь наступать на мой член. Так вот сейчас, если вы не против моего предложения, то вы и я обратился к Лене и Вике, можете делать с моим членом всё что хотите, но чтоб потом он остался на месте. А вы и я обратился к Диме и Антону, можете делать с моими яйцами всё, что хотите, но чтоб потом они тоже остались так, же висеть на своих канатиках. Все засмеялись и немного пошушукавшись – согласились.
Дальше всё пошло совсем по другому и у меня был день полностью загружен и мои гости больше не спорили, а даже стали помогать друг другу. Всем было интересно посмотреть, кто что придумал. Да и мне самому было интересно, на что способны мои друзья. Я уже так привык к Антону и Вике, что тоже считал их своими друзьями. С ними было довольно просто общаться, да и вели они себя точно так же, как и Лена с Димой, хоть и были их моложе, да меня тоже.
Первый день прошёл, как то скомкано, все старались, что-то сделать, но в результате вышло то же, что и всегда. Мой член снова был перетянут и расплющен ногами Вики и Лены, а потом завязан на узел, а Димка и Антон всё же смогли меня вытащить на озеро голым и там отдать мои яйца комарам. Хоть комаров было и не так много, но они садились на яйца и втыкали свои тонкие хоботки и потом мои яйца и завязанный узлом член начинали зудеть. После я впервые решил искупаться, не привязывая к животу яйца, и чуть не остался без них. Когда я поплыл, то они, свисая вниз, на мелководье тащились по водорослям, и было жутко щёкотно, пока не зацепились за длинные водоросли, и я хлебнул воды и сразу стал на мелководье. Присев я стал выпутывать их и уже обратно плыл на спине.
- Ну что, как купаться с такими яйцами – спросила Лена.
- Чуть не утонул и не оторвал их – ответил я.
- Как это – спросила, смеясь, Вика.
- Они запутались в водорослях, и я хлебнул немного воды – объяснил я.
- А ты не боишься, вдруг рыба, какая увидит твои шарики, и хвать их – засмеявшись, сказала Лена.
- Да у нас на озере кроме карася и рыбы то другой нет – ответил за меня Димка.
- Жаль, а то можно было бы на уху две щучки поймать – смеясь, сказала Вика.
- У нас на реке вот такое щуки водятся – разведя руки в стороны, показала она.
- Да и вот с такими глазами – я сжал кулак и тоже показала.
Все засмеялись
Далее, я купался уже там, где не было водорослей, и вода была чистой. Конечно, плавать, когда яйца свисают в воде на два-три десятка сантиметров, было необычно. Ощущение как что-то прицепилось и тащится за мной. Я раньше купался и всегда вытащенные яйца прятал в тряпичный мешочек вместо мошонки и особых сложностей не испытывал. Сейчас открыл другую сторону, и стоило опасаться необдуманных действий.
На другой день Дима и Антон рано утром ушли куда-то и никому ничего не сказали. Лена проснулась и стала искать Димку, а потом и Вика. Не найдя, они стали готовить завтрак. Я сидел, развесив яйца со скамейки и слегка покачивая ими, курил сигарету. Минут через тридцать вернулись Димка с Антоном. На лице у них просто сияла улыбка.
- Вы чего такие весёлые – спросила Вика.
Антон наклонился к ней на ухо и шепнул что-то. Я видел, как её глаза округлились, и она тут же убежала в дом
- Пошла с Леной делиться новостью – подумал я тогда и не ошибся.
После завтрака всем не терпелось, и Димка даже отложил в сторону коробку со шнурами и не стал мне перетягивать член. Меня попросили закрыть глаза, и чтоб я не подглядывал, Лена ещё завязала их своим платком.
- Серёга только не сердись – проговорил через пару минут Димка и тут же взял в руки мои яйца. Я тогда испугался немного, что могут что-то сделать, и я останусь без них, даже не подозревал, что они задумали. Тут же я почувствовал, как мои яйца, куда-то заталкивают, вначале одно, а потом стали другое и тут меня как током шибануло. Лена, стоявшая за спиной, развязала платок и убрала. Я увидел и действительно был в шоке. Мои яйца сквозь разрез в тряпке, служившей вместо крышки, были опущены в литровую банку, в которой летало десятка три пчёл. Они, одна за другой, садились на мои яйца и жалили их. Я только ойкал и вздрагивал. Мне было немного больно, ведь раньше меня кусали много раз пчёлы но только в мошонку, а не в голые яйца и я конечно испугался, но испуг вскоре прошёл. Немного привыкнув и уже свыкнувшись с тем, что пчёлы не акулы и не откусят, я успокоился и даже стал меньше ощущать их укусы. Так мои яйца проболтались в банке почти полчаса и Димка потом их вытащили. Немного покрасневшие и чуть припухшие, они немного болели, и больно к ним было прикасаться, но я справился и терпел.
После этого Лена и Вика тоже захотели исполнить свою роль на сегодня, и Димка с Антоном стали перетягивать мой член - у них это получалось лучше, и сильнее завязывали узлы, хотя и Лена несколько раз завязывала, и было тоже ощутимо, как она затягивала очередной узел на члене. После того как вздутый и перетянутый член болтался вместе с покрасневшими яйцами между ног, Лена смотрела по сторонам и о чём то размышляла. Идея пришла Вике.
- А давайте его в дверях зажмём – сказала она, посматривая на мой член.
Лена посмотрела на меня и видя что мне совершенно безразлично, сказала.
- Ты придумала, тебе и испытывать.
Вика обошла весь двор и открывая дверь за дверью, посматривала на мой член и на притвор. Везде было мало места, чтоб просунуть член. Очередь подошла к калитке разделяющей мой двор и улицу. Я спрятался, а Вика отворила калитку. Навесы были старинные и кованые, и на них калитка далеко отходила от столба. Можно было хоть руку просунуть. Вика обрадовалась и позвала нас. Мы подошли и посмотрели. Димку и Антона от того что продемонстрировала Вика с открыванием калитки сразу передёрнуло. Я понимал, что потом всё пройдёт и заживёт и был спокоен. Ведь не раз уже лопнувшая кожа срасталась и всё заживало. А член, это для меня была просто кишочка, через которую я просто ходил и писал. Видя моё безразличие, Вика подозвала меня. Я подошёл и встал, как она просила, и прижался к калитке со стороны двора.
- Придержи вот так – попросила Вика.
Я взял свой член и просунув его в щель между калиткой и столбом, на котором она висела, стал придерживать его. Вика взялась за ручку и стала закрывать калитку.
- Надо сильнее – подсказала Лена.
Вика послушалась и просто хлопнула калиткой. Я не ожидал и даже вскрикнул. Димка и Антон тоже вслух, что-то произнесли. От всего этого я испытал шок и не знал что стало с моим членом, расплюснутым в притворе.
- Что-то случилось – спросила Вика с другой стороны калитки.
- Открывай, увидишь – сказала Лена.
Как только Вика открыла калитку, я вытащил свой полуплоский член и отошёл в сторону. Все стояли и молча, смотрели. Никто не знал что делать.
- Нужно шину наложить, а то он вон как изогнулся – сказала Лена.
Димка быстро стал перетягивать его по оставшейся длине до самого конца, а потом примотал к нему, валявшуюся рядом, небольшую досочку, тем самым зафиксировав его в таком положении. С таким нагромождением на члене я проходил около часа, и дальше пришлось всё убирать – дольше жгут держать было нельзя. Как только лопнувшая кожа схватилась и начала рубцеваться, я стал массировать и разминать член и он стал приходить в норму, хотя и было неприятно больно. Эксперименты с членом на время пришлось остановить. Тогда Димка и Антон стали каждое утро, а и иногда даже два раза в день, уходить и притаскивать банку с пчёлами. Мои яйца каждый раз, то на полчаса, а иногда и больше, погружались в этот жужжащий улей из банки и там болтались, пока пчёлы их хорошо не нажалят. Я привык по немного и уже не обращал на это внимания. Соорудив из верёвки ручку, я даже подвешивал банку с пчёлами на шею и мог свободно ходить, а мои яйца болтались и подвергались укусам насекомых.
Вика и Лена тоже иногда сидели передо мной и внимательно следили, как одна из пчёл втыкает своё жало в моё яичко, а потом, пытаясь улететь, отрывает его и оставляет там – в яйце. Прямо как в сказке – игла в яйце, а яйцо в бане.
Почти до отъезда к моему члену больше не прикасались. Вика перепугалась, да и все тоже. Основным занятием было как можно больше нажалить мои яйца. А пока Димка и Антон ходили и искали очередное гнездо диких пчёл, Лена и Вика придумали для себя новое развлечение и нарвав крапивы, парили мне между ног прямо по яйцам и немного попадало и члену. Это было смешно и забавно наблюдать за ними, и я на них не обижался. Я и раньше увлекался крапивой – это полезно и не очень опасно, и даже голый иногда ходил по ней. Так прошло две недели, и гости начали поговаривать об отъезде. По дому и в огороде они мне очень хорошо помогли и я был им за это благодарен и чтоб как то угодить им, я сказал Лене и Вике, что на последок, вы можете что-нибудь сделать. Они очень обрадовались и даже поцеловали меня в щёчку. Пока Димка и Антон лазили в поисках пчёл. Лена сама перетянула с помощью Вики мой член и они с визгом и смехом расплющили его под своими ногами. Когда вернулись Антон и Димка, то я, уже ходил с завязанным в узел членом, и он снова был похож на фигу. После пчелиных процедур все легли спать. У меня всё ныло и ломило от укусов. Хоть я и терпел их. Но к такому количеству пока ещё не привык.
Утром все уехали, а я снова остался один зализывать раны – как всегда.

В течение оставшегося лета Димка и Лена приезжали ко мне несколько раз, и мы только занимались перетяжкой члена, и Лена с Димкой повторили Викину идею и тоже прищемили мне член в притворе калитки. Всю зиму и часть весны я ничем особым не занимался, пока в начале июня не приехали в гости Вика и Антон, а через неделю и Димка с Леной нарисовались. Моя спокойная жизнь снова закончилась, да и мне самому хотелось встряхнуться и надоело одиночество. Чтоб сразу всё обозначить и не было лишних вопросов ни у кого, я разрешил всем делать, кто что захочет, но при одном условии – чтоб после отъезда всё было на своих местах. Мне это говорить и повторять всегда так нравилось. Что я даже внутри как то возбуждался чуть-чуть. Все конечно обрадовались, но а я ещё больше и обрадовался и одновременно испугался.
После двух или трёх дней, Вика снова решила использовать калитку для расплющивания моего члена и после перетяжки она это сделала а потом все собрались и оставив меня с зажатым в притворе членом, ушли в магазин. Дотянуться до ручки я не мог – руки были коротки, и пришлось терпеть и ждать – когда все вернутся или хоть кто то. Так я простоял минут двадцать может или что-то около этого. К калитке подошла соседка и стала звать меня.
- Сергей, ты дома?
Я жутко перепугался и боялся, что она может войти, но тут подошли мои гости и объяснили ей, что я уехал в лес на покос. Она ушла, и я облегчённо вздохнул, хотя было конечно рано радоваться. Меня освободили из притвора, и тут Лена вспомнила, что у неё достато мясо и размораживается, чтоб обед приготовить и быстро убежала в дом. Дима и Антон посмотрели на мой полу плоский член и собрались и ушли на поиски пчёл.
Я сидел на скамейке, а мои голые яйца болтались почти у самой земли и были после укусов немного припухшие. Член, тоже выглядел удручающе, хотя из за ноющей ломоты, я ничего не ощущал. Вика вышла на крылечко и посмотрев в мою сторону сказала:
- Ну что, отбивную будем делать - и легонько ударила деревянным молоточком для отбивки мяса по своей руке.
- Вика, где молоток – услышал я голос Лены.
Вика скрылась в доме, а уже через несколько минут они вышли вместе и посмотрели на мой член.
- Да, выглядит он неважно – сказала Лена.
- Тогда его нужно поправить немного – и Вика снова помахала в руках деревянным молотком.
- Только не пробейте его насквозь, а то дырок наделаете – посмеялся я и думал что это просто шутка.
- Ты что правда этого хочешь – спросила Лена.
- Да мне лично всё равно – я не чувствую его – ответил я.
- Ну тогда попробуем сделать отбивную – усмехнулась Лена и подмигнула Вике.
Мы подошли к столу, стоявшему под крышей, и я разложил свой член на его поверхность. Вика державшая молоток подошла и повернув его более гладкой поверхностью, стукнула раз не так сильно и посмотрела на меня. Я смотрел на свой член с интересом – что с ним стало, но особо ничего не увидел. Вика потом ещё ударила пару раз и снова ничего. Потом Лена взяла молоток и сказала
- Смотри, как отбивные делаются - и начала не так сильно стучать по всей поверхности моего уже расплющенного члена.
В одном месте выступила капелька крови, и она остановилась.
- Что – спросила Вика.
- Нужно перетянуть у самого основания – пояснила Лена.
- Зачем – непонимающе спросила Вика, и Лена ей всё объяснила на ухо, отведя её в сторону. Я видел, как на её лице появилась улыбка, но не понял тогда, что она означала.
Лена и Вика довольно быстро перетянули мне член у самого основания и старательно затянули узел, чтоб не разошёлся. Потом Лена взяла молоточек и стала стучать по всей поверхности члена. Её заменила Вика и тоже продолжила усердно обрабатывать мой член, делая из него шницели или отбивную. В общем, им тогда это было не так важно. Так они обрабатывали его ну с полчаса, а когда из огорода появились с улыбкой на глазах Димка и Антон – отложили свою затею в сторону. Заглянув в пакет они даже взвизгнули от восторга. Мой плоский член лежал на столе и я приподняв его, опустил вниз и он как дубовый лист стал качаться при каждом моём шаге. Я подошёл к Димке и тоже заглянул в пакет. Там было две банки с дикими осами.
- Ну что, попробуем на прочность твои яйца – спросил Димка – ты всегда этого хотел.
- Я не против – ответил я, а у самого аж мурашки по спине пробежали. Пчёлы меня кусали много раз и в разные места, и я уже их не боялся, а вот осы – это что-то другое и меня это насторожило – но было уже поздно – ведь я согласился, и Димка с Антоном уже присев возле меня разрезали тряпку. Которая, служила временной крышкой и сквозь разрез толкали мои яйца в банку с осами. Я сразу почувствовал, как они стали жалить и немного вздрагивал и уже после десятого, или там какого укуса понял, что они ничем не отличаются от пчёл – только после укуса они вынимают свои жала и те не остаются в теле. Это хорошо – гнить не будут – подумал я и взяв в руки банку, сел на крылечко.
- А что с твоим членом – спросил Антон.
- Это мы отбивную хотели сделать – сказала Лена.
- Нет, я хотела плоский и тонкий шницель сделать – возразила Вика.
- Да куда уж тоньше то, он и так как лист на ветру качается – сказал Антон и сел рядом.
Так мы сидели и Антон и Димка всё не сводили глаз с моего члена и особенно с банки, в которой осы шпиговали мои яйца своими жалами и ядом. Лена и Вика непрестанно комментировали их действия, что можно даже было бы и не смотреть – и так всё понятно было. Мои яйца стали от укусов постепенно неметь и я уже слабо ощущал их жала, когда они их втыкали в мой член и в семенные канатики, на которых мои голые яйца болтались в банке. Лена и Вика постоянно дёргали за них тем самым дразнили и без того злых ос, чтоб они ещё сильнее кусали мои яйца.
Так мы просидели, где то около часа и потом стали думать, как убирать банку. Осы могли бы всех покусать, и Вика предложила как в прошлом году – идти купаться прямо с банкой и мы пошли все на озеро. Окунувшись в воду, банка быстро заполнилась, и вскоре я уже не ощущал ни одного укуса. Сняв банку, я ещё немного поплавал на спине, так как яйца низко отвисали в воде и волочились по водорослям и на мелководье по песку. Минут через пятнадцать – двадцать я вылез на мостки и сел в лодку. Вика сидела, болтая ногами в воде, а Лена стояла по пояс в воде и смотрела на меня. Я тоже посмотрел на свои яйца и тут вспомнил, что член уже, очень давно был перетянут. Просто шнур врезался в тело, и его не было видно.
- Лена, наверное, нужно развязать – спросил я.
- Ой, я совсем забыла – сделав виноватое лицо, ответила Лена.
Вика молчала и ничего не объясняла. Она, наверное, помнила об этом, но ждала, когда я сам скажу, а раз я молчал, то значит, мне так нравится, и ничего в этом плохого нет. Вика конечно, была права и это я сам должен был следить за собой – но делать было нечего. Димка подплыл тут же и помог развязать узел, который в воде намок и с трудом расползся. Я залез в воду и стал разминать и растирать свой член, но я даже не чувствовал его. Мои усилия не увенчались успехом, и я уставший лёг на берегу на песок. Лена и Вика сели рядом и виноватым голосом стали просить прощения.
- Серёж, ну прости, мы совсем забыли с этими осами – говорили они наперебой.
Я лежал и думал, что ещё можно сделать. Увидеть, что член порозовел и стал оживать, я не мог из-за синяков по всей его длине. После воды он был холодный и понять, что он стал оживать, тоже было нельзя. Так в полной неразберихе и не понимая что делать дальше, я периодически пробовал его разминать и согревать. Пришли Димка и Антон.
- Ну что – массируешь – сказали они и пройдя мимо направились в дом.
Мы тоже потянулись за ними, и я сев во дворе на скамейку продолжил, бессмысленные движения руками. Тогда я этого не знал и старался изо всех сил. Даже Лена и Вика не могли смотреть, как я дрочить пытался и ушли в дом отдохнуть. Спустя ещё два или три часа вышла Лена, и я подозвал её.
- Лена, что ещё можно попробовать? – спросил я.
Лена взяла мой мягкий и необычной формы член и пожав его в руке посмотрела на меня и опустила взгляд. Я понял и спросил.
- Ничего нельзя сделать.
- Ага – ответила она кратко.
- Лена, только не говори пока никому. Хорошо.- попросил я её об этом.
- Ладно. Ты на нас не сердишься – спросила она следом.
- Нет конечно, сам виноват. – ответил я уже более спокойно.
Увидев, что я спокоен и не сержусь, Лена спросила.
- А что ты теперь будешь с ним делать?
- Думаю, что ты сама лучше знаешь, и вы с Викой сами решите – ответил я.
- Ты нам разрешаешь ….. – и она замялась.
- Да, ты правильно поняла. Делайте что хотите – ответил я.
- А можно мы его ещё немного помучаем – спросила она уже повеселевшим голосом.
- Сколько хотите – ответил я.
Так в последующие несколько дней Вика и Лена продолжали перетягивать и колотить мой член молотком для отбивки мяса. У них это так хорошо получалось, что даже я, глядя на них, немного повеселел. Мой член уже больше не возбуждался и не вставал, а постепенно приобретал плоскую форму. Я даже на ночь однажды не стал развязывать и напоминать об этом и уснул с туго перетянутым. Изменений из-за синяков было не видно и на утро Лена снова сделала виноватый взгляд, но увидев что я не обращаю на это внимание немного повеселела. Вика снова захотела затолкать мой член в притвор и когда Димка и Антон подвесили на мои яйца очередную банку с осами – они теперь только их и ловили – то Вика затолкав мой член в притвор, закрыла калитку и позвала всех купаться, а мне подставила стул, чтоб я мог сидеть и тут же увидев что я этого не могу сделать, рассмеялась. Купались и загорали они на озере больше часа, а банка с осами висела на моей шее и они кусали мои яйца. Член был зажат и я не мог даже сдвинуться и только иногда шевелил ногами, чтоб не затекли.
- Ну что, ещё осы не отгрызли твои яйца – спросил весёлый голос из за спины.
Это была всё та же неунывающая Вика.
- Нет, но я уже устал стоять – ответил я.
Они освободили меня и Вика решила немного расправить мой расплющенный член и стала поглаживать его и немного дёрнула. Кожа порвалась у места перетяга почти на сантиметр.
- Ой – вскрикнула она и отскочила.
- Что тут у вас – спросил Димка.
- Вика чуть Серёге член не оторвала – ответила Лена.
- Как не оторвала – переспросил Антон и подойдя уставился на мой член.
Возле самого основания чуть ниже места перетяжки был виден разрыв кожи. Кровь не сочилась, и я уже понимал, что и не должна сочиться, да и Лена тоже это знала, просто по моей просьбе она ни кому не стала говорить, что мой член уже не чувствителен больше нескольких дней. Он просто медленно отмирал. Лена посмотрела на меня и увидев как я чуть-чуть мигнул одним глазом, как мы и договаривались, подошла ко мне и взяла за член.
- Вика, хочешь его в подарок – спросила она.
Вика смутилась и не знала что сказать. Её голова то мотала в стороны, то кивала в знак согласия. Лена немного потянула, а потом резко дёрнула, и мой член уже практически отмер, оторвался и остался у Лены в руке.
- На, держи – сказала она.
Вика посмотрела на меня, а следом за ней и Димка и Антон стояли и смотрели то на меня, то на область, где только что, висел мой синий и плоский член и молчали.
- Бери, я дарю тебе его – ответил я и кивнул в знак согласия.
- Можно я его засушу – спросила она как бы и у меня, и одновременно глядя на растерянного Антона.
- Он твой и делай с ним что хочешь – ответил я и сел на скамейку.
Весь вечер мы обсуждали это. Масса вопросов как я себя чувствую, и множество других не давали мне даже сосредоточиться на той мысли, что я теперь остался без члена. Утром Лена помогла мне и развязав, аккуратно вставила трубочку от капельницы и тут же снова туго перетянула, чтоб не попала инфекция и я мог доехать до больницы. Я чувствовал себя вполне нормально и пока не собирался никуда ехать. А через неделю вместе со всеми я поехал в город и там знакомый Лены, врач хирург, сделал всё как нужно, оставив маленькое отверстие, чтоб я мог писать, а всё остальное аккуратно отрезал и зашил. Вид моих яиц, его конечно очень удивил, но видно Лена всё ему объяснила и он не приставал с расспросами. Уже через два дня я сидел в квартире у Димки и Лены, и мы обсуждали меня за столом с Викой и Антоном, которые, ещё пока не уехали.

На другой день я уже был дома, и первое время старался не напрягаться, чтоб нормально срослись швы. Тряпичный мешочек с яйцами привязывать больше не к чему было и я увеличив шнур, стал вешать его на шею. Димка и Лена стали приезжать ко мне редко, и только когда нужно было, садить в огороде или убирать и если удастся попутно за овощами. Вика и Антон после того как мне оторвали член, не были у меня два года. Я привыкал к новому образу жизни полуполовиной своих гениталий. У меня не было члена и мошонки, и только голые яйца болтались на длинных канатиках, ударяясь о мои ноги. Я привык и уже чувствовал себя вполне нормально, только иногда вечерами находила тоска, и я брал одно яйцо в одну руку, другое в другую и кидал их навстречу друг другу. Они ударялись, вызывая у меня ломоту и шлёпаясь, падали на живот. Потом я их укладывал м мешочек и засыпал. Так прошло два года с небольшим, и в конце августа вдруг открывается калитка и входят Димка и Лена.
- Гостей не ждали – весело сказала она.
- Проходите, всегда рады – ответил я думая что они приехали одни.
- Вика, Антон. Заходите – бойко скомандовала Лена.
Они почти ничуть не изменились, но были бодрые и весёлые. Вика даже чуть поправилась. Мы весело пообщались и провели вечер и легли спать. Несколько дней прошло быстро и незаметно. Вот что значит, провести время в хорошей компании подумал я тогда.
Как то вечером я сидел на скамейке и курил. Ко мне подсел Димка.
- Ну как ты – спросил он.
- Как видишь, всё у меня хорошо – ответил я.
- А там как – поинтересовался он, показывая на область гениталий.
- Тоже всё нормально, привык. Только вот в туалет всегда приходится садиться, чтоб поссать. Первое время забывал – ответил я.
- А сейчас чем занимаешься в этом плане – спросил Димка.
- Нет, просто нечем – сам же видел – ответил я.
- А как с насекомыми у тебя же яйца есть – поинтересовался Димка.
- Ты что хочешь чтоб мои яйца кто то покусал. Так и сказал бы сразу, а то ходишь вокруг да около – ответил я.
- Да мне просто после того случая как то неудобно было. – объяснил Димка.
- А что тот случай, сам виноват. Не больно было и я даже не вспомнил, что член был перетянут, так что некого винить – ответил я.
- Если хочешь, то пожалуйста, можешь ловить своих пчёл и развлекаться если тебе это нравится – ответил я и встав, пошёл спать.
Утром всё началось само собой. Димка и Антон уходили за пчёлами и осами, а потом мои яйца обычным способом помещали к ним в банку и я так ходил час а то и два. В день получалось менять по две – три банки и было видно, что Антон и Димка уже не знают где их ловить. Я как то вечером подсел к ним и сказал.
- Дим, а помнишь заброшенную ферму, там всегда было полно. Помнишь как убегали.
- Точно – обрадовался он.
Наутро они убежали за добычей и уже через час принесли три банки, в одной из которых летало несколько огромных ос около трёх сантиметров каждая.
- Вы где их нашли – спросила Лена.
- Серёга подсказал – ответил Димка.
- Но ведь они такие огромные. Больно будет – пожалела меня Вика.
- Пусть порадуются, что зря ловили – заступился я за друга и через несколько минут мои яйца были уже в банке с огромными осами. Я сразу же почувствовал сильный укус и ойкнул. Никто этого не заметил или сделали вид что не заметили и уже после трёх или четырёх укусов я стал постепенно привыкать. Осы втыкали свои жала и вынимали их. Лена и Вика, да и Димка с Антоном постоянно дразнили их и они, озверев меня шпыняли своими жалами прямо в яйца.
После них укусы маленьких ос я практически не чувствовал и мог ходить и спать с ними. Так прошло ещё два дня и Димка с Антоном возвратились с очередного поиска ос очень радостные. Они достали из пакета двухлитровую банку, в которой жужжали десятка два огромных полосатых ос, вроде даже чуть больше чем первые были. Откладывать не стали, и мои яйца оказались уже через пару минут в этой банке. Укусы были очень болезненны, и я уже ничего не чувствовавший своими яйцами и то ощущал их. Все старались разозлить из посильнее. Так мы провозились с ними больше часа, а потом решили не вынимать мои яйца, а идти и пообедать. Укусы не прекращались, да ещё Вика под столом постоянно ногой толкала банку и заставляла их злиться. Ещё через час мы решили вытащить мои яйца, но они опухли и не пролазили в горлышко банки. Было решено залить банку водой, чтоб осы не покусали ни кого и потом разбить дно. С трудом помогая с одной стороны, Димка вытолкнул яйца из банки, и я положил их в тряпичный мешочек. Просто висеть на канатиках они уже не могли – были тяжёлые и просто могли оторваться.
На другой день пришлось искать уже большую ёмкость, и я предложил большую пятилитровую бутыль. Димка и Антон пересыпали в неё из банок ос, и пошли на ферму. Вернулись они с двумя банками снова этих огромных ос – только в этот раз их было раза в два больше.
- Дима, может не надо – еле слышно сказала Лена.
Дима что-то прошептал ей на ухо, и она даже улыбнулась. Через полчаса все осы находились в одном месте – большом бутыле, что даже было слышно, как бутыль гудел. Мои яйца вынули из мешочка и опустили внутрь. Они так красиво начали покачиваться в ней, что не осы сразу напали и стали жалить. Я терпел через силу, и в какой-то момент вдруг как обрезало. Мне стало безразлично и не больно. Несколько ос сидели и покачивались на моих канатиках, которые держали мои яйца, а яйца в свою очередь шоркали по дну бутыли и сгоняли с места только что севших ос. Те злились и кусали, втыкая в мои яйца свои сантиметровые жала. Дима и Лена сидели с одной стороны, а Антон обняв Вику смотрели на всё происходящее с другой стороны . Осы по мнению Лены, мне было плохо видно, проткнули мои канатики насквозь в нескольких местах. Я пожаловался Лене, что вообще ничего не чувствую.
- У тебя болевой шок от укусов. Обычно он проходит через день иногда два – объяснила она.
Я успокоился и стал вместе со всеми наблюдать. Мне казалось, что яйца распухают на глазах и не ошибся. После двух часов они уже с трудом размещались рядом.
- Ты как – спросил Димка.
- Да вроде всё нормально. Голова кружилась, но прошла, как нашатырь понюхал – ответил я.
- Уже вечер, бутыль убирать будем или с ней уснёшь – ехидно с намёком встряла Вика.
- Ну если вам хочется, то могу и с ней в обнимку спать – ответил я так же ехидно.
- Ты что серьёзно – спросила Лена.
- А что - можно и попробовать – ответил я.
Так я устроился, положив бутыль между ног, и в ней лежали мои яйца и куча огромных ос. Ночь, конечно, я почти не спал, так вздремнул с часик и всё. Не то, что осы не давали, я их не чувствовал. Просто было неудобно лежать с огромной бутылью между ног.
Проснулся я рано и нечаянно стукнул банкой. Хорошо что не разбил, а то бы тут всем досталось. Следом стали и все просыпаться и сразу ко мне. Яйца за ночь сильно разбарабанило и канатики тоже. Они даже находясь в бутыле сдавливали друг друга.
- Как вынимать будем – спросил Димка.
- Как, как, обычно – ответил я.
Пришлось залить водой и потом разбить такую хорошую бутыль. Яйца через горлышко не пролазили и обмотав их тряпками, разбили бутыль в дребезги. Лена взяла яйца в руки и сказала.
- Какие они тяжёлые стали и холодные – вдруг её лицо изменилось, и она посмотрела на меня.
- Что – спросил я.
- Похоже, и им пришёл конец – ответила она.
Ну что ж, я немного расстроился, хотя я уже знал, что с ними я долго не проживу – мешались очень.
- Тогда я их вам дарю – ответил я стараясь чтоб в голосе было немного бодрости.
- ты что серьёзно – спросила Вика.
- Да, одно вам с Антоном, другое Димке с Леной – на память.
Лена посмотрела на меня и поняла, что я не шучу. Она ушла в дом и вернулась со своей сумочкой. Перетянув канатики в том месте, где они выходили наружу, она подала маникюрные ножнички Вике.
- Выбирай, какое твоё – сказала она.
- Как – растерялась Вика.
- Ну как, отстригай и всё вот здесь, и она показала возле самого места перетяжки. Вика волновалась, но подвела ножницы и резко сжала их. Одно яичко с хлопаньем плюхнулось на ступеньку крылечка.
- Дима, второе твоё. Сергей твой друг – сказала Лена.
- Я его тебе дарю – ответил Димка и его даже передёрнуло.
Лена легко и свободно чикнула ножничками, и второе яйцо уже валялось на ступеньке. Она прижгла место среза и заклеила пластырем.
- В городе будешь, заезжай и мы всё лишнее уберём – объяснила она мне.
Так я остался безо всего. Мой плоский член был уже два года у Вики и теперь яйца разошлись одно Лене, другое Вике.
Остаток недели мы провели как то непонятно. Избегая меня, все что-то делали в огороде и боялись смотреть в мои глаза. За разговорами старались тему моих гениталий не поднимать. А потом все уехали. Я, как и велела Лена, съездил в город к ней в больницу и мне знакомый уже хирург всё аккуратно подобрал. Когда всё зажило, я стал регулярно брить и во время ходьбы не стал чувствовать, что мне что-то мешает. Вскоре я даже почувствовал преимущество моего вида и жизни без гениталий. Меня ничего не тревожило и не волновало. Я спал спокойно и даже стал поправляться, да и нервишки успокоились тоже.

Димка и Лена хоть иногда ко мне заглядывали в гости и во многом помогали. Вика и Антон вообще исчезли и объявились летом только спустя три года. Они купили себе машину и на лобовом стекле за зеркало были привязаны оба моих яйца. Они не были огромными, усохли за столько времени, но я их сразу узнал.
- Хороший брелок – спросил я их.
- Да, многие не верят что они настоящие, а мы и не стремимся доказывать – с гордостью сказала Вика.
После дороги мы все пошли купаться и они с интересом разглядывали мой вид. Мне было приятно, а когда Антон стал раздеваться, то все увидели, как у него из плавок вывалились два яичка. Они были без мошонки и такие как когда то у меня. Лена и Димка открыли от удивления рты. Я тоже не мог в это поверить, что Антон выполнил данное Вике обещание. Но это уже их история и как что у них сложится, я не знаю

Спасибо, что смогли дочитать мою фантазию до конца, но в любой фантазии есть доля своей правды и если кто хочет её узнать – пишите. Отвечу на все ваши вопросы.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 27 фев 2017 12:59

Развратная сестра

У меня сегодня день рождения и сестра обещала сводить меня в кино . Мне исполнилось семь лет и осенью я пойду в школу. Я лежал и думал, что сегодня мне подарят родители вечером, просто сейчас они уже были на работе. Сестра Юлька, ей было уже шестнадцать лет, всё ещё спала и я не знал что делать. Я включил телик и стал смотреть мультики. От звука вскоре проснулась Юлька. Она вышла вся заспанная в одной сорочке, потягаясь и заворчала на меня,-
«Чё поспать не даёшь.»
Я не долго думая «Меньше с парнями в подъезде целоваться будешь. Вот скажу отцу, он тебе задницу ремнём надерёт.»-ответил я.
Юльку это видать задело и она кинулась на меня, чтобы отшлёпать. Я попытался вывернуться и убежать, но она успела ухватить меня за трусы и стянула их. Я упал и растянулся на полу, больно ударившись рукой. На лице появились слёзы и я чуть не заплакал. Увидев это, Юлька решила исправить ситуацию . Она помогла мне встать и держа в руке мои трусы сказала,-
«Хочешь я поцелую твой писюн, если не расскажешь об этом родителям и прекратишь плакать?»
Я согласился, но в добавок попросил ещё и шоколадку. Юля пообещала сделать всё, что я попрошу, если об этом никто не узнает. Я согласился и не одевая трусов собрался в туалет пописать. Узнав об этом, Юля не пустила меня и предложила выпить мою мочу. Она встала на колени и я подошёл к ней. Юля взяла мой писюн руками и направила его себе в рот. Он был ещё маленький , всего сантиметров шесть и на нём не было волосков. Мой писюн вместе с кокушками полностью поместился во рту у моей сестры. Она ещё не успела ничего сделать, как я начал писать. Юлька с трудом успевала глотать мою мочу, которой за ночь скопилось очень много. Когда я закончил, она освободила свой рот от моей письки и сказала,-
«Ну ты и накопил. У меня полный желудок и я чуть не захлебнулась.»
А я в ответ стал спрашивать, когда пойдём в кино и за шоколадкой. Юля скинула с себя ночнушку и осталась совсем голая. Я от удивления открыл рот, незная, что сказать. Я первый раз видел свою сестру без одежды. Она посмотрела на меня и улыбнувшись сказала,- «Сейчас вымоюсь и схожу тебе за шоколадкой, а после обеда пойдём в кино.»
Я лёг на диван голышом и стал дальше смотреть мультики, а Юлька бегала по квартире голая и искала какието свои вещи.. Мне было интересно смотреть на неё и я почти не смотрел телик. Минут через двадцать Юлька ушла и я от радости стал прыгать на диване голышом. Моя писька болталась то вверх то вниз и мне было смешно. На улице стояла жара и я не хотел одеватья. Вскоре пришла сестра и вручила мне обещанную шоколадку. Я развернув её начал быстро уничтожать, кубик за кубиком.
Юлька бросила продукты на кухню, пошла раздеваться в свою комнату. Через минуту она уже ходила по квартире голышом. Я тогда подумал, что она давно хотела так ходить, но не знала как меня склонить на свою сторону. Сегодня у неё это получилось. Может она и раньше, когда оставалась одна, ходила по квартире голая. Я не долго думая, подошёл и спросил у неё.-
«Юль , а ты раньше тоже голая ходила по квартире, когда нас дома не было?»
Она немного покраснела и ответила,-
«А что, тебе не нравится что ли так ходить?»
Я сказал,-«Нравится.» и ушёл в другую комнату.
Прибрав всё на кухне, Юлька зашла в ванную и налив воды стала купаться. Она всегда там по долгу сидела и мне приходилось всегда стучать и ждать её, когда хотел писать. На этот раз она даже не закрыла дверь и я чуть не упал. Юля пригласила меня сказав ,-
«Заходи не стесняйся, если хочешь писать, то иди сюда.»
Я подошёл к ванне и Юлька взяв мою письку руками, оголила головку и поместила себе в рот. Я стал писать и она с жадностью глотала мою мочу. Когда я закончил и хотел уйти из ванной, она сжала губами и зубами мой писюн у себя во рту и не отпускала его. Её язык стал бегать вокруг моей письки и яичек и щекотать их. Я чуть не захохотал. Юля встала на колени в ванной и прижав меня ко краю ванны, стала быстро играть моей пипиской. Она сосала его как чупа чупс и не хотела отпускать. Мне было сильно щёкотно и я опять немного пописал ей в рот. Минут двадцать она забавлялась с моей писькой, а потом открыв рот выплюнула её. Мой небольшой пенис был весь красный и в одном месте был сильный засос, я раньше видел такой у девчёнок в старших классах. Я испугался, но Юля меня успокоила, сказав, что через две недели всё пройдёт и я ушёл в свою комнату. После обеда мы не пошли в кино, потому что Юля продолжила игру с моей писькой у себя во рту и я ещё до прихода родителей раза три писал ей в рот.
На другой день я думал, что всё будет как раньше и это лишь очередной фортель Юльки в честь моих именин. Однако всё повторилось снова и весь день до прихода родителей Юлька играла с моей писькой. Она щекотила её у себя во рту и оголяла головку, а затем сосала её, как леденец. Иногда Юлька так сильно засасывала головку к себе в рот, что к вечеру она стала тёмно синего цвета. Я был маленький и худенький, а Юлька была сильная и мне трудно было с ней спорить, а тем более оказывать сопротивление. Жаловаться тоже было бесполезно. Родители были всегда на её стороне, ведь она девочка. Юлька постоянно дразнила меня дистрофиком и сейчас говорила,-
«У других в этом возрасте письки гораздо больше, а не то что у тебя мышинный хвост.» и потом заливалась смехом.
Что бы не было хуже, я выполнял всё, что говорила мне моя сестра. Каждый день в течении всего лета, она забавлялась с моей писькой. Моей оттдушиной были выходные, когда родители были дома, а так же вечер. Я мог спокойно передохнуть и погулять с друзьями во дворе. С наступлением новой недели всё начиналось снова. Юлька заставляла меня писать ей в рот и потом играла с моей пипиской. Я считал за счастье, когда ей звонили её подружки и она убегала на несколько часов.
После двух недель у меня болела кожа на письке, так как её Юлька сильно иссосала. Даже было больно прикоснуться. Тогда Юлька предложила мне посмотреть её писю и улеглась на мой диван, широко раскинув ноги. Я впервые увидел так близко женскую писю. У Юльки вокруг неё расли небольшие волосики. Увидев мои глаза, Юлька сказала,-
«Если хочешь, можешь потрогать её.»
Я покраснел, но мои руки, как то сами потянулись, и я осторожно задел выделяющиеся складки нежной кожи. Они были похожи на губы и были такие же мягкие и нежные. Взяв её половые губы пальцами, я тихонько стал их раздвигать. Юлька за мной внимательно наблюдала. Ей было интересно, как я на всё это отреагирую. Мне тоже было очень интересно и не обращая внимания на сестру, я раздвинул половые губы и увидел розовую нежную кожу с разными бугорочками и дырочками. Я тогда не чувствовал никакого возбуждения, но мне было очень интересно всё это посмотреть. Оттягивая половые губы бльше, я увидел ещё одно отверстие, похожее но попку, но его закрывали такие же , только маленькие губки и мне показалось, что это похоже на маленький ротик. Юлька предложила мне засунуть туда указательный палец и я сделал это. Там было сильно влажно и мой палец стал мокрым. Юлька даже закрыла глаза и я сделал это ещё раз, но не мог ничего там нащупать.
Тогда сестра предложила мне сжать все пальцы вместе и попробовать просунуть в это отверстие всю руку. Я сильно боялся, но было очень интересно и сжав руку я стал её толкавь во внутрь. Рука двигалась медленно и как то тяжело и Юлька помогла мне, сделав несколько движений моей рукой туда-сюда. Теперь рука стала скользить гораздо легче и я без труда медленно протолкал её во внутрь Юлькиного живота (влагалища).
Сестра лежала с закрытыми глазами и вся дрозжала. Я чувствовал это своей рукой. Вскоре моя кисть вся погрузилась внутрь и я хотел её вытаскивать. Там тоже было всё мокро, но Юлька взяв мою руку за локоть стала толкать её ещё глубже. Я понял, что она хочет, что бы я засунул туда всю руку. Постепенно моя рука проникла во влагалище до самого локтя и пальцы во что то упёрлись. Юля попросила согнуть пальцы в кулак и толкать дальше. Я так и сделал. Вскоре и мой локоть оказался внутри влагалища. Когда кулак стал давить на что то внутри, Юлька взяла мою руку и попросила её расслабить. Затем она стала двигатьею туда –сюда и при этом стонала и крутила головой в разные стороны. Я подумал, что ей больно и хотел вытащить руку, но она очень крепко её держала и не позволила мне это сделать.
Минут через десять, Юля расслабилась и опустила мою руку. Мышцы её влагалища стали сжиматься, а Юля раскинула свои руки в стороны и разогнув ноги в коленях распласталась на моём диване. Я медленно вытащил свою руку из влагалища и пошол её мыть. Она была вся мокрая и скользкая. Юля лежала и не шевелилась. Минут через пятнадцать она встала и пошла в ванную. На диване, где лежала её попа осталось мокрое пятно, довольно большого размера.
Когда сестра вернулась и увидела это, она принесла воду и замыла всё, а в летнюю жару через два часа всё высохло. После обеда Юлька попросила меня повторить всё снова, только теперь на полу. Её голое тело лежало на линолиуме и я уже не так робко орудовал своей рукой внутри её влагалища.
После этого Юлька всю неделю заставляла меня лазить в её живот рукой и всегда после оставалось мокрое пятно на полу, которое быстро вытирали и ничего не было заметно.
До конца лета Юлька чередовала эти игры. Всю неделю она не выпускала мой писюн изо рта а мою руку из своего влагалища. Всю мою мочу она высасывала из меня, а один раз попросила , чтобы я пописал в ту дырку, куда я заталкиваю руку. Вся моча из моей письки попала сестре в живот и там всё булькало, когда я потом засунул туда руку.
В июле и августе сестра уезжала на один-два дня сдавать вступительные экзамены в институт и я в это время старался отдохнуть от неё, и успеть наиграться с друзьями во дворе. Осенью она уехала учиться и я с облегчением вздохнул. Всю зиму она меня не кантовала. Когда наступили летние каникулы, всё повторилось снова. Через недели две она так сильно истёрла своим языком и зубами мой писюн, что до него нельзя было дотронуться. Кожа на нём просто горела.
Спустя два дня к ней приехала её подруга, а наши родители уехали к бабушке в деревню на выходные. Юлька рассказала Светке про меня и они вдвоём субботу и воскресенье заставляли меня заталкивать мою руку к ним во влагалище, а в это время, одна из них, которая была свободная брала мою письку в рот и играла ей. После этого через рассосанную кожу в некоторых местах стали проступать капельки крови. Они немного перепугались и оставили меня в покое. Две недели Юлька меня не трогала и не заставляла ничего делать.Перед самым отъездом она опять отвела душу.
Когда она уехала, у меня ещё целый месяц всё болело вокруг письки. Кожа медленно востанавливалась и заживала.
В таком ритме прошли пять лет, пока Юлька училась в институте. Летом она часто приглашала свою подругу Светку и они играли со мной.
Когда сестра закончила институт, она уехала по распределению в другой город на три года и за всё это время я видел её раза два и то недолго. У неё даже не было времени остаться со мной на едине. Я стал думать, что всё уже прошло и она больше не будет меня доставать своими чудачествами, но сильно ошибся..
Когда закончились три года, Юлька вернулась домой и устроилась работать на завод, но перед этим она решила положенный месяц отдохнуть и она полностью потратила его на меня. Хоть я и учился в девятом классе и мне было пятнадцать лет, её это не остановило. Она была всё равно сильнее меня и мы были с ней в разных весовых категориях. Она весила чуть ли не в два раза больше, чем я и выше почти на голову была, поэтому легко со мной могла справиться. Мой член за эти годы вырос и в стоячем состоянии не помещался во рту у Юльки, так она сначала делала всё, что бы я кончил ей прямо в рот, а потом заглатывала уже обмякший член вместе с яйцами и сосала его как чупа-чупс. Теперь она была ещё более бесжалостна к моей письке , а так же и к себе. Хотя и рука у меня была больше той, детской, она всё равно смазав её вазелином, заставляла меня засовывать её себе во влагалище почти по локть. Я понял, что у неё всё было сильно растянуто и видел, как она вытаскивала оттуда свою руку. Теперь я возбуждался от всех её действий и мне самому хотелось многое сделать.
Я учился во вторую смену и вставал сам, как тлько родители уходили на работу. Дома я не одевался и ходил с торчащим членом, пока Юлька не просыпалась. Она тоже спала голая и не одевалась в отсутствие родителей. Каждое утро она вынимала из своего влагалища огурец, который ложила туда с вечера. Я не понимал этого и она не объясняла ни как.
За всё это время, пока сестра устраивалась на работу, она так сильно измучила меня, что я готов был сам уйти из дому. Мой член был так сильно измочален, что кожа его еле держалась на нём. Во многих местах проступали капельки крови и если приложить небольшое усилие, то кожа могла разойтись или порваться. Это можно сравнить с изъеденными извёсткой руками. Как только наступил предел возможности моего члена, она переключилась на мой зад и теперь я тоже спал с засунутым в жопу огурцом. В последствии она растянула мою задницу и заталкивала туда свою руку. Когда Юлька вышла на работу, я не мог выразить свои чувства. Я просто был счастлив.
Закончив школу я ушёл в армию и там остался. Больше моя сестра ничего со мной не проделывала. Как она жила и чем занималась, я не интересовался. Один раз, когда я приезжал в гости, и я случайно увидел свою сестру голую. Ей уже было под тридцать и она спала в своей комнате, скинув одеяло на пол. Родители были на работе и она могла себе это позволить. Юлька была такая же полноватая и её низ живота был выбрит. Складки между ног свисали, как небольшие лепёшки. С большим трудом, но можно было разглядеть, что её влагалище и задний проход были сильно растянуты и оттуда что то торчало.
Я поспешил выйти на улицу и прогуляться по городу. Вернулся перед приходом родителей. После выходных я опять уехал в часть, да и дома ждали жена и дочь.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 28 фев 2017 08:44

Гипноз.

Мы с друзьями отмечали моё двадцати пяти летие и когда я проводив друзей, возвращался домой, я не заметил открытый канализационный люк и провалился туда. С переломом ноги и небольшим сотрясением, провалялся в больнице почти месяц, а потом ещё в гипсе два месяца прокостылял. В общем почти полгода я занимался своим лечением и не заметил, как пролетела зима. В апреле я вышел на работу. Утром уезжал на автобусе, а возвращался пешком, что бы лучьше разработать ломаную ногу, да и голова не так болит на свежем воздухе. Я ходил домой с работы через лес, так было почти в два раза короче.
Однажды, возвращаясь с работы, посреди леса у меня закрутило живот. Сосны были редкие и всё кругом просматривалось. Повертев по сторонам головой, я увидел лишь одно укромное место, рядом с тропинкой. Вокруг сосны рос густой кустарник, высотой чуть больше метра. Раздвинув ветки, я зашёл в самую середину и почти на ходу сдёрнул штаны. Хорошо было то, что я летом никогда не носил нижнего белья и это помогло мне не замарать брюки. Пока я заседал в лесном туалете и мечтал о хорошей жизни и что буду делать сегодня вечером, по тропинке мимо проходила девушка – лет двадцати. Я затаил дыхание и тихо пережидал, когда она пройдёт- только лишь бы не посмотрела в мою сторону, а то вдруг увидит меня в нехорошей позе. Вглядываясь сквозь тонкие ветки кустарника, я разглядел в ней очень много привлекательного, чего раньше обычно не замечал. Девушка поравнялась со мной и тут произошло то, что я даже не мог предположить. Придерживая руками рубашку, я даже не касался ни ног, ни своего члена. Ни с того ни с чего мой член вдруг резко возбудился и моменально встал. Девушка только успела сделать несколько шагов, проходя мимо меня, как я почувствовал сильную пульсацию внизу живота и моментально кончил, залив спермой рубашку и брюки. Её было так много, что мне показалось будьто прорвало спермопровод. Раньше этой спермы хватило бы кончить раза на три или четыре.
Я не знал как идти домой, всё было в пятнах. Достав платок, я стал стирать всё что мог. Для этого мне пришлось снять штаны. Я сидел в кустах и вертел брюки, протирая пятна носовым платком, как вдруг услышал лёгкие шаги и весёлый женский смех. Прикрывшись брюками, так как одевать уже не было времени, я сел на траву и почти не дышал.
Две девушки, возможно студентки, шли , ели мороженное и о чём то весело болтали. Я сильно перепугался и постоянно глядел в их сторону. Сквозь кусты были видны их стройные фигурки одетые в обтягивающие фктболки и коротенькие юбочки, тоже в обтяг. Всё это очень подчёркивало их сексапильность и красоту. Они шли очень медленно и похоже никуда не торопились. Меня это не радовало. При их приближении мой член, который только что кончил, буквально минут десять- пятнадцать назад, моментально возбудился и встал, как кол-уперевшись в живот. Я не отрывал глаз от девчёнок, постоянно держа их в поле зрения и разглядывая сквозь ветки кустарника. Они же, в свою очередь, весело разговаривали, шагая по тропинке короткими шажками и вертели головой, слушая голос кукушки и пытаясь её найти в кронах деревьев. С их приближением, я снова кончил, сам того не успев заметить. Всё произошло так быстро, что не хватило времени убрать только что почищенные штаны. Такого со мной ещё ни когда не было, чтобы подряд кончить два раза, даже не задев свой член руками и при этом с очень сильным семяизвержением. Я снова расстроился и проводив девчёнок взглядом, приступил снова оттирать пятна спермы с брюк и живота.
Одев штаны, я осторожно пробрался до небольшой болотинки и замыл водой рубашку и штаны, затем лёг на траву , чтобы подсушить. Бродить по лесу мне не хотелось, так как в ногах, руках и вообще во всём теле была какая то непонятная усталость. Проматывая всё произошедшее со мной несколько минут назад, я понял, что такого наслаждения я не испытывал ни когда. Мне два раза было так хорошо, что я не мог это объяснить самому себе. Весь остаток дня я думал о случившемся и не находил этому объяснения.
Прошла неделя и я не поняв случившееся, решил попробовать ещё раз. Проходя по лесу мимо известного мне кустарника, я незаматно залез в самую середину и на этот раз решил снять рубашку и штаны. Я специально одел спортивные, что бы легче и быстрее было снимать и одевать, если что… . Присев рядом с сосной, я стал слушать тишину и шум леса. Мой член не подавал ни каких признаков жизни и болтался головкой вниз, задевая траву. Мимо прошли ребетишки и двое мужиков, а также две пожилые женщины. У меня всё было по прежнему-без изменений. Это моего члена как будьто бы и не касалось.
Минут через сорок я услышал шаги, похожие на стук каблуков, но очень приглушонный. Это было понятно, кругом трава и песок. Немного раздвинув ветки кустарника, я увидел девушку лет двадцати семи. В одной руке у неё был пакет, а в другой она держала двумя пальчиками эскимо. Она шла медленно, вышагивая каждый шаг и осторожно ставя ногу, чтобы не качнуться лишний раз и не уронить эту вкусную, прохладную мороженку. Стояла сухая и жаркая погода и девушка была очень легко одета. Засмотревшись на неё любой бы парень мог легко возбудиться, а мой член не реагировал. Проходя мимо, я мог бы протянуть руку из за сосну и достать её плечё, я видел её профиль и красивые стройные ножки. Когда она поравнялась со мной, член стал быстро возбуждаться и почти сразу же я почувствовал, что кончаю. Струя спермы просто выстрелила из мочевого канала и с лёгким шлепком упала в тридцати, сорока сантиметрах от меня. Затем последовали вторая и третья, но уже более слабые. Девушка уловила этот незначительный шорох и повернув голову, огляделась по сторонам. Кругом никого не было видно и она пошла дальше. Я облегчённо вздохнул. Вскоре она скрылась за деревьями и я сев на траву, стал думать: Что это? Случайность, совпадение или со мной что то действительно происходит непонятное. Я ломал над этим вопросом голову уже вторую неделю.
Вскоре я услышал снова шаги. Это шли женщина-лет тридцати пяти, и наверное её дочь-четырнадцати, шестнадцати лет. Они шли почти молча и лишь перекидывались вразами. Девчёнка постоянно вертела по сторонам головой и пританцовывала. Она слушала музыку. Ничего в этом не было эротичного. Когда они поравнялись со мной, мой член как по команде встал-буквально за несколько секунд и глядя им вслед я снова обильно кончил. Тогда я подумал, что это какое то место аномальное и решил испытать себя и свой член где нибудь ещё, что бы найти ответ на интересующий меня вопрос.
Каждый раз возвращаясь с работы, я изменял свой маршрут и обследовал всё новые и новые улици и пустыри, где иногда ходили люди. Я уже во многих местах проверил себя и всегда везде происходило одно и тоже. Увидев симпатичную девушку или женщину, я начинал думать о ней и при её приближении сильно возбуждался и моментально кончал.
Однажды, проходя по пустырю, где вроде бы не было ничего заметного, я обнаружил около забора высокий репейник и почти с мой рост крапиву, коноплю и бырьян. На дороге было полно разных следов от обуви и я понял, что здесь можно хорошо укрыться и даже спрятаться совсем раздетым. Ощющение того, что мне прийдётся сидеть голышом и у самой дороги, где ходит много народу и совсем нет леса, возбудило меня и я кончил прямо в штаны.
Дома я всё хорошо обдумал и в четверг, подменившись на работе, я рано утром пришёл и спрятался среди репья. За спиной был забор из жердей и там расла в основном картошка. Лишь рядом с домом было несколько грядок. Я разделся и сложив одежду в пакет, сорвал штук пять листьев репья и постелил их на землю. У севшись на них, согнув ноги калачиком, я стал наблюдать за дорогой. Начало светать и вскоре появился первый прохожий. Мужик прошёл рядом со мной и одно неосторожное движение стоило бы мне разоблачения. Я стал вести себя тихо и снова мимо прошли мужчина и женщина. Где то через час,я увидел медленно идущих на работу двух молодых девушек. Когда они поравнялись со мной и я разглядел из укрытия их одежду и немного торчящие соски, я быстро возбудился и кончл прямо себе на живот. Сперма стала медленно стекать по животу вниз и раздвигая волосы на лобке, как снежная лавина, двигалась к члену и обходя его с двух сторон, спустилась на яйца. Минут через пятнадцать, я снова увидел симпатичную девушку, лет двадцати. Она шла в джинсах в обтяг и слегка повиливала попкой. Чем ближе она приближалась, тем больше в голове пролетало всяких мыслей и мой член моментально встал. Она даже не успела поравняться со мной, как мощьная струя спермы вылетела из мочевого канала и упала мне на живот. Я проводил девушку взглядом, а мой член продолжал пульсировать. Было слышно как стучит моё сердце и дрожат от напряга ноги. Девушка скрылась из моего поля зрения, виляя своей попкой и её стройная фигурка просто заколдовала меня. За тот период, пока люди шли на работу, проходя мимо меня буквально в двух шагах, я кончил около пяти раз – не прикасаясь к своему члену руками. Всё происходило самопроизвольно.
В одиннадцатом часу, в огород, по соседству с которым я находился, вышла хозяйка. Она была в купальнике и с тяпкой в руках, наверное собралась полоть картофель. Ей было лет тридцать пять, но она была по своему симпатичная и выглядела сексуально. Пройдя мимо меня буквально шага три, она приступила к своей работе. Я внимательно за ней наблюдал, на её полусогнутую фигурку. Купальник сидел на ней более или менее свободно и при частых наклонах её левая грудь часто выпадывала. Меня это всё возбуждало и я быстро кончил. Весь низ живота и волосы вокруг члена и яиц было залито спермой. Мыть и вытирать было нечем и я решил пусть будет всё как есть. Соседка постепенно приближалась ко мне и вскоре я мог протянуть руку сквозь траву и крапиву и прикоснуться к её попке. Выполов картофель рядом со мной, она стала медленно удаляться. Ей стоило услышать лёгкий шорох или моё учащённое дыхание и повернув голову в сторону забора, она могла бы меня увидеть, но всё обошлось. Я ещё с полчаса наблюдал за ней и вскоре она устала и пошла в сторону дома. Её ягодицы играли в такт её походки и я стал думать о том, хоть бы она разделась и залезла в бак с водой, чтобы обкупнуться после работы. У меня даже заболела голова от напряжения и я увидел, как она поставив тяпку у забора стала вертеть головой по сторонам. Затем она быстро сняла купальник и перешагнув через боковину в бак, он был высотой сантиметров шестьдесят, стала плескаться и смывать с себя пыль и пот. Я снова обильно, полив свой живот спермой, кончил. Минут через пять соседка вылезла из воды и взяв купальник в руки пошла, виляя своей попой, в дом.
В течении всего дня рядом проходило много людей. Иногда две женщины встречались и стоя почти рядом со мной, рассказывали друг другу свои новости. Мне приходилось сидеть очень тихо и у меня затекали ноги. Места было мало и я не мог даже на недолго прилечь, чтобы отдохнуть.
Вечером все возвращались домой и я вновь увидел своих утренних знакомых, глядя на которых я кончил несколько раз. На всех этих девушек нельзя было спокойно смотреть и поэтому всё повторилось снова. К вечеру у меня уже не было сил. Я не мог точно вспомнить сколько раз я кончил, но знаю точно, что около двенадцати или четырнадцати раз. Ломило яйца и затекли ноги. Я их даже не мог размять и помассажировать. С трудом дождавшись ночи, я стараясь не шуметь стал постепенно растирать ноги и попробовал встать на четвереньки. Место, где я прятался весь день, было мной не приготовлено. Я это понял, когда испытал на себе. В другой раз я должен быть предусмотрительнее – подумал я тогда. Я медленно встал и высунув голову из репья, огляделся по сторонам. Кругом было уже темно. Я вышел на поляну и достав из пакета одежду, стал одеваться, не обращая внимания на то, что я весь в сперме.Дома я вымылся и рухнул на кровать. Завтра не на работу и я решил отоспаться.
Прошло две недели и я решил повторить засаду в репь около огорода, но заранее решил всё приготовить, чтобы можно было иногда прилечь и отдохнуть. Весь день сидень на корточках очень тяжело, хоть я иногда и сидел на заднице – поджав ноги. Я кое что начал понимать в своём состоянии, но у меня ещё было много необъяснимого.
Поздно ночью я пришёл на берег реки и раздевшись, спрятал её в песке под кустами, предварительно завернув в пакет. Метров триста я шёл голышом до самого репейника. Там уже было всё готово. Лишняя крапива вырвана, а на земле лежали свежие листья репейника. Где был редкий бурьян, я навтыкал в землю сорванного в другом месте. Новое секретное место наблюдения мне понравилось.Весь день практически повторился как и в первый раз, за исключением двух случаев.
-Когда соседка вышла в огород, я стал мысленно просить её раздеться и снова искупаться в баке с водой, а затем пройти по огороду и полить грядку с морковкой. Она осмотрелась по сторонам как и в первый раз и обтеревшись водой в баке, взяла лейку и пройдя голышом несколько шагов, стала поливать какую то грядку. Из укрытия мне не было видно.
-Где то после обеда я увидел по улице в мою сторону медленно идут и о чёмто болтают две девушки лет шестнадцати. Они были в коротких юбочках и фудболках без рукавов. У одной были длинные волосы, а у второй короткая молодёжная стрижка. Я стал пристально на них смотреть, чтобы разглядеть более внимательно. Мой член уже стоял и начинал пульсировать. Вскоре я кончил, но меня это не волновало. Мне показалось, что я слышал их голос, хотя до них было довольно далеко. Когда я ещё сильнее напрягся и глядя на девчёнку с короткой стрижкой, я понял, она думала как бы уговорить Нинку искупаться. Я понял, что Нина это вторая с длинными волосами и переключил свой взгляд на неё. Она постоянно твердила одно: - Я забыла одеть плавки, хоть бы никто не заметил. И тут меня осенило.
Я понял, что слышу чужие мысли на расстоянии, а так же могу их посылать и убеждать человека, что бы он сделал так как мне нужно. Мне захотелось попробовать и эти две подружки как раз подходят. Я стал снова смотреть на вторую, которую звали Юля и посылать ей свой сигнал. Я стал просить её, чтобы она уговорила свою подругу идти купаться на речку. Они остановились и начали о чёмно спорить. Сосредоточив свой взгляд на Нине я просил её мысленно сказать Юльке, что у тебя нет плавок. Через минуту я увидел, как Нина приподняла край юбки и я увидел чёрный треугольник её волос на лобке и больше ничего. Юля что то сказала Нине и я увидел, как она сняла с себя верхнюю часть купальника, а затем и плавки и положила их в свой пакет. Сделав несколько шагов, они снова остановились и я услышал уже по настоящему их слова. Было очень тихо и Нина говорила Юле:
-Я не пойду с тобой так далеко. У меня нет плавок, а ты можеш их одеть в любую минуту.
Юля смотрела на Нину и оглянувшись по сторонам сказала:
- Хорошо, я спрячу их здесь и когда мы пойдём обратно, я их заберу.
Юля достала купальник из пакета и замарав его в песке бросила в траву, рядом с забором, почти напротив меня. Нина спросила:
- Зачем ты его замарала. Как теперь ты его оденешь, половая тряпка выглядит чище чем твой купальник.
- Зато его теперь никто не подберёт, хоть его и видно с дороги. Не пойду же я сейчас по грязной траве марать свои босоножки.
Они весело засмеялись и пошли дальше.
Вернувшись ночью домой я не переставал думать о своём открытии. Чтобы убедиться в правильности своих догадок, я решил ещё попробовать. Под вечер, я пришёл на речку, чтобы искупаться и заметил на другом берегу несколько девушек лет по двадцать с небольшим. Я лёг на песок, животом вниз, и устремил свой взгляд на одну из них. Они булькались в воде и весело смеялись. Вскоре мой объект наблюдения вышел на берег и я стал мысленно просить её снять купальник и отжать его. Девушка посмотрев вокруг себя, сделала несколько шагов вперёд и всав на траву сняла верхнюю часть и отжав её одела снова, затем она проделала то же самое и с плавками. Её подруги не могли ничего понять и как зачарованные поступком своей подруги смотрели на неё. С нашего берега на это зрелище смотрело тоже несколько человек. Я услышал лишь одно возмущение от пожилой женщины:
- Бессовестные. Ни стыда не совести нет у нынешней молодёжи. Им позволь, так они по улицам ходить голыми будут.
Кто слышал её возмущение усмехнулись и продолжали смотреть. Девушка уже одела плавки и подошла к своим подругам. Они что то бурно обсуждали. На нашем берегу тоже все успокоились и продолжали купаться и отдыхать. Мне было интересно, о чём говорят на том берегу и напряг свои мысли на свою подопечную. Она оправдывалась перед подругами, что сама не поняла, как это всё получилось, просто захотела отжать купальник и всё.
Чтобы не подвергать её насмешкам, я переключился на её соседку. Я стал мысленно её просить снять свой купальник и постирав его в речке повешать сохнуть, а самой искупаться голышом. Через минуту всё так и начало происходить и снова все были в непонятках. У девушки была действительно пышная, красивая грудь и округлые бёдра. Её лобок был без волос, а походка вызывала восхищение. Мой член возбудился и выпирая из плавок упёрся в песок. Как я не пытался это предотвратить, но ничего не получилось – я кончил. Мне было так неудобно, что даже уши загорели. На время я отвлёкся от девушек и моя новая подопечная уже купалась в реке. Её купальник болтался на ветках куста, а девчёнки сидели и смотрели на неё. Я стал отправлять за компанию к ней всех остальных и вскоре на кустах висели разноцветные украшения их купальников, а вреке купались несколько голеньких красавиц. От этого я снова кончил и мои плавки были переполнены спермой. Я не знал что делать и продолжал лежать, подперев подбородок руками, и смотреть на стройные фигурки девушек на том берегу, которые уже вылезали на траву и в лучах заката сверкали их мокрые, голые попки. Я уже не посылал им ни каких сигналов и они одев купальники быстро ушли. Несколько дней я следил за тем местом, где отдыхали девушки, но они не приходили. Где то спустя неделю я увидел только трёх из них на том же самом месте. Среди них была та, которую я самую первую заставил раздеться.
Я лежал на песке и вслушивался , сам не зная во что. Мне хотелось услышать их мысли и узнать о чём они сейчас думают, но в голове стоял какой то шум. Наверное было далеко и я решил приблизиться как можно ближе. Теперь я лежал почти у самой воды, напротив их и вскоре удача улыбнулась. Девушки вспоминали прошлый раз и обсуждали работу и мужиков, обзывая их всякими словами. Я уловил мысли одной из девушек и стал гадать, кто это из них так думает. Девушка мечтала прищемить или раздавить собственными руками яйца того, кто её заставил раздеваться перед всем пляжем, хоть и было там всего человек десять. Это очень задело самолюбие девушки. Я попробовал по отдельности каждую из трёх девушек отвести в сторону и покопаться в её мыслях и вскоре мне удалось. Это была моя первая подопечная. Она была очень стройная и красивая. Я прошлый раз на неё долго любовался, от чего и наспускал себе полные плавки.
Её желание стало для меня новой проблеммой. Я не знал как с ней заговорить и познакомиться. Мне очень хотелось ощутить её нежные ручки, сжимающие мои яйца. От этих мыслей я возбудилсяи кончил прямо в плавки на виду у всех купающихся. Правда этого никто не видел, так как я лежал на животе. Выбрав момент, я искупался и заняв своё место стал снова наблюдать за своей подопечной. Я постоянно посылал в мыслех в её адрес одну и ту же фразу:
- Если хочешь узнать кто это скажи да, но никому об этом не говори.
После нескольких попыток, я услышал долгожданное слово и увидел, как она стала вертеть головой по сторонам. Я снова мысленно сказал ей, что смотрю прямо на неё и наши взгляды встретились. Мы долго смотрели друг на друга и я назначил ей место встречи. После этого я встал и ушёл. Марина, так звали мою новую знакомую, не кому не сказала обо мне и на другой день мы встретились в условленном месте на берегу реки. Мы долго болтали и я понял, что её гнев к моим яйцам прошёл. Покопавшись в её мыслях мне стало понятно её желание. Она хотела ко мне домой и я предложил посмотреть мою берлогу. По дороге мы говорили ни о чём и я просил её выполнить некоторые мои просьбы. По её глазам я понял, что она услышала мои желания и сама ээтого хотела.
Как только мы вошли в мой дом, Марина тут же скинула с себя всю одежду, которая была на ней и направилась ко мне. Я только успел снять красовки и носки и начал расстёгивать рубашку. Дальше сделала всё она. Я смотрел на неё и не мог оторвать глаз. Она была так прекрасна. Её небольшие груди были очень упругими, а попка имела красивую округлую форму, плавно переходящую в бёдра. Лобок был аккуратно подбрит, но в самом центре виднелась узкая полоска кудряшек. Всё это меня так возбудило, что мой член моментально встал и прямо на глазах Марины начал изливаться. Сперма вылетала струйками и падала на пол, на мои и Маринины руки. Мне казалось что этому потоку не будет конца и края. Всё вокруг меня было убрызгано спермой, а я стоял весь красный и горели уши. Марина тоже была в недоумении. Такого она ещё не видела никогда. Столько спермы за один раз от одного только взгляда. Мне было так хорошо и так неудобно перед девушкой, что даже уши загорели. Марина видя такую ситуацию, успокоила меня, сказав, что сейчас всё исправим.
Взяв мой обмякший член в рука, Марина начала его сжимать одной рукой-постепенно оголяя головку и снова закрывая её, а второй рукой стала сначала легонько, а потом с силой, видя что я никак не реагирую, сжимать мои яйца. Мне стало снова приятно и вскоре мой член был готов к работе. Я не смог себя настроить и снова оканфузился. Сперма потекла прямо по руке Марины. Видно было её негодование и что она с трудом сдерживает себя, я мысленно стал просить сделать то, что ей сейчас нужно.
Взяв мой член в руки, она стала медленно водить им по своей киске, слегка подрачивая его. Я старался отвлечься, но молча смотреть на это не мог. Марина уловила мой сигнал и снова перешла к активным действиям. Она с такой силой дёргала меня за член и тёрла им вокруг клитора, иногда углубляясь во влагалище, что я думал она его сейчас оторвёт. Яйца болтались, как побрекушки на брелке. Вскоре Марина вся напряглась и немного прогнулась. В наступившей тишине я слышал её пульс внизу живота. Через минуту она попросила меня слезть и я лёг рядом. Мы долго молчали и первой заговорила она.
- Хочешь мы повторим всё снова?
- Хочу! – не скрывая радости ответил я.
Немного отдохнув и выпив по кружке пива из холодильника, мы с Мариной опять завалились в кровать. Я снова стал мысленно говорить Марине, чтобы она делала, что захочет, так как я не мог себя контролировать и боялся опять кончить в холостую. Мой сигнал подействовал и Марина приступила с особой энергией трепать и вертеть мой член и яйца. Через полчаса она попросила меня сесть на поржек в дверном проёме. Я не понял сразу чего она хочет, но было уже поздно. Марина, аккуратно разложила мои генеталии и поставила на них свою босую ногу, прижав часть члена и яйцо, а затем вторую ногу поставила на второе яйцо и оставшуюся часть члена. Я всем своим хозяйством почувствовал её вес, но это было ещё не всё. Она действовала по моей мысленной просьбе и не поддавалась своим чувствам. Мне сначала было приятно и всё это было как то необычно, но когда она подняла руки вверх и уперевшись в верхний косяк проёма, стала с силой давить на мой член и яйца. По низу живота пробежала ломота и мне стало как то не по себе. Марина продолжала с новой силой давить, уделяя больше внимания моим яйцам. Мне казалось, что она их сейчас раздавит, но ябыл как бы пришпиленый её ногами к порожку и не мог ничего сделать. В голове пронеслась дурная мысль – Вот мне и конец пришёл. Вскоре давление стало ослабевать и мой член освободившись из под Марининых ног моментально встал и на ей на ноги брызнула мощьная струя спермы. Марина тяжело дыша села рядом со мной и взяв кружку с недопитым пивом поднесла её ко рту. Я не мог насмотреться на её прекрасную фигурку, на пышные груди, соски которых были сильно возбуждены и торчали вперёд, как будьто готовы были сейчас выстрелить и в ответ облить меня.
Мы сидели на порожке и смотрели друг на друга. Марина не понимала что с ней происходит. Я тихо попросил её быть такой как раньше. Придя всебя Марина не понимала как она согласилась сделать со мной такое. Мне было хоть и немного больно, но это было очень здорово. Я такого ещё никогда не испытывал. Обняв Марину, я попросил её не расстраиваться, что всё было просто класно и зделав небольшую паузу попросил её повторить снова. Она сначала противилась. Говорила что мне будет больно, но я всё же настоял на своём. Марина снова встала на мои генеталии босыми и мягкими, как бархат , ножками и уперевшись в верхний косяк дверного проёма, стала давить сколько было сил, или позволяла её осторожность. Мне было больно и приятно. Мой член начал пульсировать и я попросил ещё сильнее нажать. Марина собрала все свои силы и как бы оттолкнула себя от верхнего косяка, надавив на мои яйца и член. Я чуть не упал в обморок. Кружилась голова, а из мочевого канала медленно стала вытекать сперма. Марина сказала
- Больше не могу давить, уже нет сил. Если хочешь больше, то зажми в тиски.
После этого она слезла и пошла на улицу во двор, прямо голышом.
Позже мы ещё много раз встречались с Мариной и ей постепенно понравилось топтать мои яйца и член. Она это делала без всякого гипноза и с превеликим удовольствием.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 01 мар 2017 13:29

Наш сосед

Я училась в школе в 10 классе и жила у бабушки с дедом в небольшом городке, который и назвать то нельзя было городком, обыкновенная деревня – грязь кругом и лишь в самом центре было немного асфальтировано. Там всегда собиралась вся молодёжь потусоваться и мы с сестрой Светой часто туда бегали. Она была младьше меня, хоть и училась в 9 классе. Дом у бабушки стоял почти на краю, рядом с лесом, что мы иногда прямо через огород убегали в лес по ягоды, чтобы не делать лишний крюк по улице.
Рядом с бабушкой стоял небольшой домик и в нём жил один парень, Серёга. Он был довольно странный и всегда закрывался на валик (задвижку). Когда мы с ним встречались, он был обходительный и всегда здоровался с нами. На тусовки он не ходил и к нему тоже никто никогда не приходил. На границе его двора с нашим стоял длинный сарай. В нём мы складывали дрова и загоняли гусей и уток. Также в нём ещё и стоял старенький дедовский москвич. Доски были так плотно приколочены , что я ничего не видела, что мой сосед делает во дворе. Хоть он и был старше нас лет на десяток, но эта тайна его скрытого существования не давала мне покоя.
Однажды, скидывая сухие дрова под крышу, чтобы их не намочило дождём и не замело снегом, ведь уже была близко осень, я заметила, как от удара от полена из одной доски выпал небольшой сучёк, размером с железный червонец. Я бросив все дела прильнула левым глазом к образовавшемуся отверстию. Весь двор соседа был как на ладони за исключением дальних углов. Входная дверь была открыта, но никого не было. Я долго ждала, но безрезультатно. Теперь моя цель была используя свободное время наблюдать за соседом. Мне так хотелось тайно рассмотреть его лицо и глаза. Целую неделю я потратила время зря. Я так и не увидела соседа в его дворе, так только иногда слышала стук, но пока я добиралась до своего наблюдательного пункта, всё прекращалось.
Наступил сентябрь и мы пошли в школу. Светка после занятий бегала к своим друзьям, а дед и бабушка ездили по грибы и по другим делам, то на озеро, то в лес. Дед у меня рыбак заядлый. В один из тёплых сентябрьских дней я пришла из школы и увидела, что дверь на замке. Я не переодеваясь решила посмотреть что происходит у соседа и прижав глаз к отверстию в доске, чуть не вскрикнула от увиденного. Сосед Серёга сидел на крылечке совершенно голый и его огромный пенис свисал ниже ступеньки. Он был похож на колбаску длинной сантиметров двадцать. Сергей сидел и как ни в чём не бывало читал газету. Затем он встал и положив газету на крылечко, пошёл в сарай и подкатил тележку для фляги. Я поняла, что собрался за водой на колодец, который был расположен в двух кварталах от дома, это примерно метров триста будет. Я не отрывала глаз и смотрела что он будет делать. Сергей просто одел трико на голое тело и натянув футболку, подцепил флягу и вышел на улицу. Пока он будет набирать воды, я открыла свой дом и быстро переоделась и сделала на ходу пару бутербродов. Сделав пару глотков молока прямо из банки, я увидела, как сосед тащит воду. Я вылетела во двот и прямиком под крышу к своему отверстию в стене. Сергей вошёл во двор и закрыв калитку подтащил флягу к крыльцу. Затем скинув футболку и сняв трико он снова оказался совсем голый. Набрав в ведро води из фляги он сразу не раздумывая окатил себя с головы до ног и стал обтираться полотенцем. Потом занёс остальную воду в дом и скрылся сам. В тот вечер я его больше не видела. Для меня это был в своей мере шок и я очень возбудилась от увиденного. Я стала каждый день часами просиживать и даже под крышей читала книги и учила уроки. В перерывах наблюдая за соседом и его обнажённым телом. Когда дома никого не было, я запускала пальчики во влагалище и доводила себя до оргазма.
С каждым разом я узнавала всё новое о Сергее и мне хотелось смотреть и смотреть не отрываясь от дырочки в доске. Сергей ходил во дворе голым и никогда не одевался. Он делав всю работу по дому находясь при этом обнажённым и его пенис постоянно болтался из стороны в сторону и шлёпал по ногам. Когда сергей подтягивался на турнике, его член тоже качался из стороны в сторону, а при отжимании от земли член тыкался постоянно и изгибался. Однажды утром я не пошла в школу и увидела соседа, как он выходил на крыльцо, чтобы в очередной раз обкатиться из ведра прохладной водой. Я впервые увидела, как его член торчал, как мачта. Он мне показался вообще огромный и я тогда впервые подумала, - неужели такая штука входит во внутрь женщины, ведь она же такая огромная. Не переставая смотреть и одновременно размышлять по Серёгин член, я увидела, как он взял его в правую руку и отогнув – направил в сторону. Тут же из края пениса вырвалась сильная струя и стала поливать стенку забора. Как только Сергей закончил свои испражнения, его член немного ослаб и стал медленно опускаться, а после прохладной воды вообще стал обыкновенным, как раньше.
Я услышала, как скрипнула калитка. Это пришла Светка из школы и я как ни в чём не бывало сделала вид, что читаю книгу.
С наступлением холодов Сергей не переставал делать свои упражнения и обтираться холодной водой. Я уже не могла по долгу сидеть и подсматривать за ним, но иногда услышав какие то звуки в его дворе, я подставляла глаз к дырочке и видела всегда его голым, даже когда выпал снег. Я поняла, что он дома никогда не носит одежду и ходит всегда голышом. Меня это ещё болше заводило и возбуждало. Я при этих мыслях часто маструбировала в постели и с нетерпением ждала весны, чтобы снова по долгу за ним наблюдать.
Бабушка попросила меня принести воды с колодца и я одевшись – вынесла флягу во двор и вдруг услышала такой же звук во дворе у соседа. Я быстро взглянула через дырку и увидела интересную картину. Сергей стоял голый и ставил флягу на сани, а потом стал одевать пальто на голое тело. Я быстро побежала вперёд и подойдя к колодцу, стала медленно набирать воду. Вскоре подошёл Сергей и поздоровавшись стал ждать, когда я начарпаю себе полную флягу. Я делала всё медленно, хотя и было минус 15 градусов и ночью выпало много снегу. Сергей спокойно стоял и посматривая на меня и держа руки в карманах просто молчал. Тянуть время было бессмысленно и я поняла, что поморозить его мне не удалось – пошла домой. Когда я пришла домой, я оставила флягу на улице и пошла под крышу – ждать возвращения соседа. Услышав шаги и скрип саней, я прищурив один глаз, стала подглядывать в отверстие в стене. Сергей оставил флягу у крыльца и зашёл в дом. Когда он вышел, то я увидела, что еполы пальто были распахнуты и между ними болтался его возбуждённый член. На ногах были брюки, но когда полы пальто распахивались, я их не видела и когда Сергей снял пальто, чтобы не мешало заносить флягу в дом, я всё поняла. На его ногах были одни штанины от брюк и закреплены выше колен с помощью резинок, а бёдра и всё остальное было оголено. Вскоре он скрылся в доме и я весь вечер не могла забыть эту картину. Я всё прокручивала это в голове и представляла, как он стоял у колодца на морозе, а его член был на морозе и мог замёрзнуть как сосулька. ( Позже я узнала о том, что у Сергея не было карманов, а лишь одни разрезы от них и он во время холода просто согревал свои генеталии руками и иногда потихому онанировал свой член, что он и делал у колодца при нашей встрече.)
С наступлением весны я стала замечать, когда подглядывала за Сергеем, что он стал часто смотреть в сторону стены, за которой я сидела и смотрела на него. Я испугалась и подумала, что он заметил мои взгляды сквозь дырку в стене, но потом поняла, что он вёл себя как обычно и тут же успокоилась. Сергей когда работал в огороде и делал весенние посадки, он одевал лишь трико и при пристальном внимании можно было разглядееть, как болтается его член. Я так увлеклась, что немного забыла об осторожности и Светка меня застукала за тем, что я подсматриваю за соседом. Спасло то, что его не было во дворе и она ничего не увидела, а при каждом удобном случае говорила мне и подсмеивалась: «Ну что, как там твой переросток??»- так она стала называть Сергея из за разницы в возрасте.
Бабушка весной купили маленьких гусят и часто следила за ними, сидя по крышей и одновременно подглядывая за соседом. Пока гусята были маленькими, их могли утащить кошки и мне приходилось по долгу просиживать с ними. Светку было невозможно заставить.
Каждый день я замечала за соседом что нибудь новенькое. Иногда видела его всего грязным, как он отмывался во дворе и его член и яйца тоже были чемто замараны. Я подумала, что у него работа такая и не заострила на этом внимания. Он работал в котельной и дело имел с углём. Иногда я видела, как тело Сергея было всё в пятнышках, укусах-особенно в области паха. Один раз застала его, как он сидел на ступеньке своего крыльца и при ярком солнечном свете аккуратно сбревал волосы на яйцах и вокруг члена. Вскоре его интимное место сверкало на солнышке, как у малолетнего мальчика. Я так тогда возбудилась, что промочила свои плавки и халат. Я просто смотрела на него и истекала, получая один оргазм за другим. Сергей не переставал меня удивлять своим разнообразием и тем что он проделывал. Это было так интересно.
Как то я утром поспешила накормить гусят – они уже подросли и приятно пощипывали меня за пальцы. Войдя в сарайку, я увидела свеже рытую землю со стороны соседа. Под досками снизу было небольшое отверстие, как бы крыса прорыла ход. Я испугалась и бросилась проверять гусят. Все были на месте и я как то успокоилась и забыла про дыру под забором. Вскоре гусята всё так ушлёпали, что её вообще стало незаметно. Когда после обеда я вышла снова следить, то увидела, как из этой дыры внизу забора к нам в сарай Серёга просунул вой член. Он торчал сантиметров на пятнадцать, может и больше. Я не знала что делать и как бы не обращая внимания села и стала кормить гусят. Я немного рассыпала зерна и мешанки на землю вблизи просунутого члена и стала наблюдать. Сергей тоже не шевелился, наверное боялся себя выдать. Я даже не слышала его дыхания. Проголодавшиеся гусята набросились на еду и стали бегать и хватать кто вперёд. Дошло и до того, что некоторые из гусят, чтобы другие не отобрали у них, убегали и при этом наступали на лежащий на земле член. Когда мешанка и зерно закончилось, то самые смелые решили пощипать и член Сергея. Он сразу стал напрягаться и это было похоже на толстую змею, пробирающююся под забором, чтобы проглотить гусят, которые не подозревая ничего скоре так ушлёпали член, что он стал сильно грязный и они оставили его в покое. Кто то из гусят даже нагадил на него и жидкая зеленоватая кашица лежала почти на самой головке члена. У меня не было сил гляда на всё это терпеть и в то же время я сама боялась пошевелиться и спугнуть Сергея. Помогли гусята. Двое побольше выскочили за загородку и я бросив книгу прямо на пол в сарайке – бросилась их ловить. Когда вернулась, то член Сергея изчез оставив слегка заметную борозду. Я посмотрела в дырочку от сучка и увидела, как Сергей стоял около бака с водой, совершенно голый и отмывался. Его левый бок, на котором он лежал, был тоже в земле.
Я ждала повторения и это случилось. Я делала вид, что не замечаю Сергея, а он в свою очередь делал вид, что меня будьто в сарае вообще нет и продолжал довольно часто вести игру с гусятами. Гусята подрастали и с каждым разом всё сильнее теребили просунутый член Сергея и он всё это терпел и возбуждался при каждом разе. Я с трепетом за всем этим следила и просто ловила кайф.
Позже я узнала от Сергея, что он меня заметил давно, но не мог догадаться, которая из сестёр за ним подглядывает и делал всё, чтобы мы этого не поняли.
Проходили дни и недели и наша игра продолжалась как обычно. Вскоре в очередной раз, я заметила, что под стену сосед просунул вместе со своим членом и свои яйца. Они лежали на земле рядом с членом и я боялась, что гусики могут их покусать. Им было уже почти три месяца и они хоть и не так больно, но щипались. Чтобы не подавать виду, что я заметила, мне пришлось выпустить птичек и начать их кормить. Они бегали по загородке и вскоре всё что я им дала, они съели и как обычно начали искать, что ещё можно ухватить. Член и яйца не обошли внимания и гусики начали их теребить, но ничего не отламывалось. Вскоре всё снова было в грязи и в гусинном помёте. Тут я услышала голос Светки и сильно перепугалась. Серёга при мне не сможет убрать своё хозяйство, а Светка может увидеть и тогда всему конец. Я моментально приняла решение, не думая о последствиях, взяла нерасколотую чурку из дров, на которой я сидела и поставила прямо на член Сергея и присела.
Светка запыхавшись влетела под крышу и не отдышавшись одним залпом выдала: «Иди тебя бабушка зовёт у колодца, там кто то тебя спрашивает, а я пока посижу тут.» Ничего не оставалось делать и я встала и пошла не оглядываясь, чтобы не вызвать подозрения. Когда я вернулась, Светка сидела на этой чурке, нога на ногу и плевалась семечками, а гусики бегали вокруг и собирали шелуху. Я испугалась за член Сергея и послала Светку в дом, а сама поспешила, как она скрылась в дверях, убрать чурку в сторону. Член был на месте, только весь вдавленный в землю и на нём отпечатались следы от спила. Потом я сделала вид, что отвлеклась на гусей и Сергей убрался восвояси. Чуть позже я заметила сквозь дырочку, что когда он вымылся, на его члене и яйцах остался небольшой синяк и много царапин от клюва гусят. Я думала всё, но через несколько дней снова увидела Серёгиного змея с яйцами просунутым под забор и всё повторялось как всегда. Теперь я без опаски могла на него ставить что то и тем самым скрывать его присутствие от посторонних глаз.
Мы оба не подавали виду, пока однажды Светка не взглянув о дырочку одним глазом , не увидела голого Сергея. Она не сказала бабушке и деду, а на меня стала пристально смотреть и посмеиваться. После продолжительной паузы она спросила:
«И давно это у вас?»
Я сделала вид, что не поняла и Светка уже настойчивее и наглее повторила свой вопрос:
«Вы что уже трахались?»
Я покраснела и поняв что мне не отвертеться сказала:
«Нет, я просто подсматриваю за ним и он об этом ещё не знает.»
Светка рассмеялась и предложила это делать вместе. Теперь у мня не было причины бояться Светки и мы вместе наблюдали, как гуси теребят и щиплют Серёгины генеталии.
Наступила осень и пришла пора копать картошку. Потом пошли дожди и в огороде стало так грязно, что глина и земля налипала на обувь. Было ещё тепло-шло бабье лето. Поздно вечером, уже стемнело, я захотела в туалет, который стоял рядом с баней в огороде. Не включая свет, чтобы никого не будить, я осторожно вышла и пошла по дорожке. Вдруг слышо в огороде у соседа какой то шорох. Я присела и стала всматриваться, заодно прямо на дорожку и пописала. Когда глаза привыкли к темноте, я увидела, что по грязному огороду, после недавнего дождя, кто то ползает. Присмотревшись я по волосам узнала Серёгу. Он был голый и прсто катался и ползал по грязи. Я осторожно зашла в сарай и стала ждать. Вскоре загорел в его дворе свет и я увидела его – всего выкатанного в грязи. Спина, грудь и все что было ниже, всё было в липкой грязи. Почва у нас немного солонцеватая и стоит немного смочить дождю, как невозможно спокойно пройти. К подошве всё липнет, а тут сам катался и ползал, можно себе представить сколько грязи насобирарось. Вскоре у него загорелся свет в бане и он ушёл мыться. Я пошла спать, но так до утра и не уснула. Всё время себя представляла на его месте.
Утром рассказала всё Светке, но она мне не поверила и чтобы это доказать, мы решили ещё раз его спровоцировать на такой подвиг и придумали класный план. Написали записку от имени одного человека в которой обещали рассказать о его проделках, если он не повторит ползанье по огороду голым. Ещё написали, чтобы больше не толкал гусям своё хозяйство, а то дед или баушка могут увидеть и отсекут лопатой и попросили, чтобы не искал со мной встречу. Всё равно был небольшой страх. Приходилось расконсперироваться и объясниться, что я всё знаю. Письмо подписывать не стали, пусть думает на одну и нас и просунули в дырочку в стене. Вскоре этого письма не стало и у нас от возбуждения и какого то непонятного ощущения заколотил мандраж.
Ближе к вечеру, когда дед уже улёгся спать и баушка смотрела сериал, мы вышли и устроились рядом с забором, разделяющим наш и Серёгин огороды. Вскоре мы увидели, как в сете луны появился его силуэт и он тут же исчез. Потом что то зашуршало и мы увидели, как что то проползло по ту сторону забора в трёх четырёх метрах от нас. Это был он. Сергей ещё долго ползал и катался, а потом исчез во дворе за небольшим забором. Потом зажёгся свет и мы увидели его грязное тело двигающееся по напрвлению бани. Когда закрылась дверь, мы тоже пошли домой. В постели мы долго шептались и обсуждали его действия. Нам вдруг захотелось покомандовать им и чтобы он делал то, что мы хотим и мы написали новое письмо. Дальше пошло всё как по маслу. Мы писали ему записки и он делал то что мы просили, но он по прежнему не знал кто из нас над ним так подсмеивается.
Однажды мы снова случайно зайдя в сарайку, увидели его член и как гуси его теребят. Буквально перед глазами деда нам удалось спрятать его, наступив на него ногой. Когда дед ушёл, я шопотом ему сказала, чтобы он так больше не делал. А почему шопотом, чтобы не узнал меня по голосу на улице. Но это всё равно не помогло и мы со Светкой решили его проучить. Его назойливость стала нас напрягать и мы боялись разоблачения.
В следующий раз, как он снова затолкал своё хозяйство по доски в дыру, мы затянули петлю и поймали его член, как кролика в удавку. Второй конец верёвки привязали за гвоздик и проверили прочность. Теперь ему не выбраться и почти одновременно показав друг дружке большой палец, что мол здорово всё получилось, мы со Светкой пошли в дом. Деда с баушкой дома как раз не было и мы решили над ним немного поразвлечься.
Выпив немного холодного молока мы вышли во двор и стали думать, что делать с пойманной добычей. Член и яйца всё ещё висели на верёвке и из за стены слышался шопот Сергея. Он просил его отпустить. Решение пришло на месте. Кругом от гусей было столько помёта и грязи, что мы тут же решили немного подскрести и закидать им нашу добычу. Потом немного притоптав ногой, мы пошли мыть галоши. Грязную воду тоже вылили прямо на кучу, под которой был схоронен нами член и яйца Сергея. Немного подождав мы отвязали и увидели, как верёвочка медленно исчезла под забором. Мы стали поочереди наблюдать, как Сергей отмывается и уже думали о другой идее.
Уговорив Серёгу через записку поползать ещё раз, мы пригласили в дом с ночёвкой нашу двоюродную сестру из соседней деревни. Впереди были выходные и нам не надо было рано вставать. Мы решилинемного попугать Ленку и расказали ей, что в нашем лесу бегает первобытный человек, совсем голый. Она конечно нам не поверила и мы решили ей доказать.
Дождавшись полночи, когда Серёга начнёт ползать, мы немного выждали и включив свет во дворе и около бани, вышли все втроём. При свете хорошо была видна добрая половина нашего и Серёгинова огорода, за исключением дальних уголков, в котором и застал его включенный уличный фонарь. Сергей был уже весь грязный и чёрный и ему ничего не оставалось, как спрятаться за своим же забором со стороны леса. Мы подошли как можно ближе и стали громко болтать всякую чушь. Потом Светка сказала, что хочет дождаться своего парня с работы. Он всегда ходил мимо нашего огорода по тропинке. Это видать совсем напугало Сергея. Он был на грани разоблачения и ему ничего не оставалось, как голым и грязным на время скрыться в лесу. Он встал и приседая стал пробираться, как под ним хруснула ветка и он не оглядываясь, как пуганый заяц что есть сил рванул в кусты. Мы все это видели и чуть сдерживали смех, а Ленка нам поверила и сильно перепугалась. В дальнейшем она даже ночью в туалет не могла одна ходить, просила нас её проводить. Мы просидели на заборе и проболтали почти до утра и как только стало светать и послышались щелчки кнута и мычание коров, пошли спать. При нас Сергей так и не вернулся домой. Позже он мне рассказал, что весь день бродил по лесу и прятался в подсолнухах. Ел только кукурузные початки и ещё неспелые семички. Домой вернулся только вечером, когда стемнело и больше часа отмывал присохшую грязь.
Следущая наша записка была ещё более коварного характера. Мы попросили Сергея вывозиться в грязи или ещё чем там можно на работе и так проходить пару недель. Вскоре мы стали замечать его голое и грязное тело в течении дня и даже рано утром. Он нам через забор шопотом рассказывал, а мы молчали и не подавали виду, а только хмыкали и агакали. Всё его тело было чернее ночи и лишь два белых пятна, руки и лицо. Он одевал глухой свитер и так ходил на работу, а дома продолжал наносить на себя грязь слой за слоем, отмывая лишь руки и лицо. Спал дома на полу на старых тряпках и половичках. На десятый или одиннадцатый день он не вытерпел и затопил баню. Утром к нему должен был кто то приехать.
Всю зиму мы посылали записки и наблюдали за выполнением наших просьб. Сергей убирал снег во дворе голышом и когда ходил в магазин, одевал свой минимум: -пальто и две штанины. В такие моменты мы старались его подловить и разговорить, чтобы задержать на морозе продолжительное время, а потом спешили в сарай посмотреть, что получилось.
Весной я стала готовиться к экзаменам и смотреть было сильно некогда. Всё развлекалась Светка и мне вечером рассказывала, что она с Серёгой сделала. Контактов на сближение мы не делали и Сергей после нескольких привязываний с помощьюки не стал толкать в дыру своё хозяйство. Но случилось нечто другое. Светка рассказала мне, как Сергей привязал к своему члену верёвку и просунул один конец в отверстие, в которое мы подсматривали и сел на крылечко. Увидев это Светка стала дёргать за верёвочку, а член стал болтаться и отлетать в разные стороны. У меня сразу появилась класная идея. Мы в записке предложили ему снова просунуть своё хозяйство к нам в сарай, но при этом постелить на землю что нибудь помягче. Хоть был и конец мая, но земля была ещё холодная. Когда мы увидели, как сквозь дыро протолкнулся член, а потом и яйца, я впервые в своей жизни тогда взяла всё это в руку и обмотала несколько раз у самоко основания поясом от старого платья. Он хорошо растягивался и был крепкий. Затем мы со Светкой сделали узел и двоём затянули его. Потом обмотнув ещё раз, сделали второй узел и конци пояса завязали на гвозде, чтобы Сергей не смог вытащить своё хозяйство. От возбуждения и того что мы сильно его перетянули, член был сильно напряжон и даже жилки и венки все здорово выделялись. Потом мы пошли домой и решили немного перекусить, закрыв предварительно всё досками. Когда мы пообедали, бабушка нас отправила за водой. Прошло не так много времени, но когда мы убрали доски, то испугались. Весь член и яйца были синего цвета. Головка напряглась так, что прикоснись к ней и она лопнет, как воздушный шарик. Вены на члене тоже были сильно напряжены и имели тёмно-синий окрас. Мы сильно испугались и стали быстро развязывать, но узлы от волнения не поддавались и Сергей шопотом попросил отпустить его. Что мы и сделали. Он сел на крыльцо и стал медленно разрезать узел . Вскоре ему это удалось. Синева стала медленно отходить, но без синяков не обошлось. Две недели ьы не писали ему, было стыдно и как то неудобно и он нам на улице не встречался, но потом всё возобновилось. Вскоре я здала экзамены и собрав все силы, объяснилась с Сергеем и извинилась за произошедшее, а через день уехала в город. Светка ещё целый год писала ему записки и заставляла его делать разные вещи.
То что мы делали потом, когда я приезжала на каникулы, это другая история.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 03 мар 2017 08:25

Как я подсматривала за родителями.

Когда всё это случилось, мне шёл седьмой год и я нынче должна была идти в школу. Мне уже купили всё необходимое. В нашей семье состоявшей из трёх человек: папа, мама и я(Марина), всегда всё решалось сообща и мы всегда помогали друг другу. Мама после родов часто болела и всю тяжёлую работу делал отец. Он же и мыл меня в ванной, а потом и в бане. В баню мы ходили все втроём и я видела родителей голыми с детства, как помню. Меня это ни сколько не смущало, да и отец с мамой привыкли и как то не задумывались, что я расту.
Всему когда то приходит конец и вот однажды вечером, когда мы уже были готовы идти в баню. Мама и говорит мне:
- Мариночка! Ты уже стала взрослой и должна понять нас правильно. Когда отец прийдёт из бани, только тогда ты приходи ко мне. Я тебе помогу мыться, а потом ты сама будешь домываться.
Я не совсем всё поняла и спросила папу:
- Па! Почему мне с вами нельзя?
- Потому что ты уже большая и пойдёшь в школу. Вдруг об этом кто нибудь узнает. Все над тобой смеяться будут и над нами тоже.
- Нет!? Вы наверное меня стесняетесь?-попыталась я возразить.
- Ни капельки.-спокойно ответила мама.
- Если ты так считаешь, то можешь по дому ходить как ходила, но в баню всё равно будешь ходить одна или с мамой.-уже более твёрдо сказал папа.
До этого дня я после бани всегда ходила голенькая, да и мама с папой тоже ни кого не предупреждали и переодевались при всех, а в сильную жару спали тоже голыми. Просто так было удобно и не так жарко. Как будет сейчас я не знала и была в полном раздумье. Я не знала что можно делать, а что нельзя и не найдя ответа, решила «Буду делать всё как и раньше». Когда отец и мама ушли в баню, я незаметно подкралась и решила подслушать, о чём они будут говорить. Много слов было не понятно из за шума воды и дряканья тазиков, но главное я уловила. Они говорили обо мне и тихо спорили, что нельзя было так резко решать эту проблемму.
- Нужно было немного подождать, пока Марина сама не пришла бы к этому решению.- говорила мама.
- Это нужно было сделать ещё в три года или вообще не затевать этот разговор.- спорил отец.
Чем это разговор закончился, я не знаю, просто не хотелось, чтобы меня застукали за тем, что я подслушиваю. Мне было и так всё понятно. Они были не против того, что бы было всё как раньше, но учёба в школе внесла свои корректировки в нашу семейную жизнь. Теперь я уже точно знала, что надо делать.
Каждое утро я вставала как обычно и голышом тащилась через весь двор в туалет, на ходу протирая глаза. Затем умывалась и не одеваясь садилась завтракать. Мама попыталась мне возразить:
- Может оденешся, прежде чем за стол садиться.
- Жарко очень. Вы же сами мне сказали делай как хочешь.-ответила я.
- Ладно. Пусть сидит, если ей так удобнее.-попытался заступиться за меня отец.
Мама окинула взглядом отца. Он сидел тоже в одних плавках, с самого утра уже было плюс тридцать.
- Теперь понятно в кого дочь пошла. Вся в своего папашу.
- А сама то в чём ходишь.-сказал отец и обратил внимание на её прозрачную сорочку, под которой ничего небыло.
- Жарко ведь.-возразила мать.
- Ну а мы про чё говорим.-почти в голос ответили мы с отцом и переглянувшись все засмеялись.
На этом проблемма была решена. Мы продолжали дома и во дворе вести себя как и раньше. Каждый ходил в чём хотел и как хотел. Единственное, что изменилось, меня не стали брать с собой в баню, хоть я и сильно то не просилась, но было немного обидно.
Начался учебный год, но дома было всё по прежнему. Каждый делал что хотел и ходил вчём ему хочется. Настоящая нудиская семейка. В школе об этом не знали и мы соблюдали все меры предосторожности. К нам мало кто ходил в гости и мы тоже редко выходили. Чаще всего отдыхали на озере или ходили в походы. Одним словом было здорово.
Четыре года учёбы в школе пролетели незаметно и со мной стали происходить странные вещи, до этого мне незнакомые. Мои маленькие коричневые пятачки в районе груди начинали медленно набухать и появились маленькие конса с коричневой пипочкой на самой его вершине, а в области писи появились маленькие светлые волосики. Я растерялась и не знала как поступить. Если я начну прятать все эти новые образования на своём теле, то и родители сделают тоже самое и привычная жизнь перейдёт в другое, тайное русло бытия. Может это и будет лучше, а может и хуже, я тогда не знала. Бросаться в тайное и неизведанное мне не хотелось и я решила не обращать на это внимания. Растёт-пусть растёт, значит так надо, а там посмотрим.
Папа и мама поглядывали на меня, но ничего не говорили. Прошёл ещё один год и у меня уже были упругие маленькие грудочки , а между ног появился маленький пушок, пока ещё светлый и не очень заметный. Мне уже было двенадцать и каждый раз, когда я случайно видела у отца его болтающийся член, на меня накатывала какая то приятная волна и моя рука тянулась вниз, к моей писе. Я заходила в свою комнату и отдавалась этому наслаждению. Я по долгу гладила себя между ног и мои пальчики проваливаясь, надавливали на клитор. Было так приятно и как то необычно. С каждым разом мои пальчики проникали всё глубже и глубже, раздвигая стенки влагалища и мне было хорошо. Я представляля себе, как туда проникает мужской член и постепенно теряется там, внутри меня. От этого я ещё пуще заводилась и с каждым днём, месяцем я всё больше иследовала лабиринты наслаждения. Я знала где погладить, а где нужно надавить и даже где можно было ущипнуть, чтобы доставить себе массу наслаждения.
Так пролетел ещё один год, а за ним ещё и я уже першла в восьмой класс. Мне было четырнадцать лет и я много знала о маструбации и испытала на себе. В семье мы по прежнему не стеснялись друг друга и теперь на моей стороне была мама. Она защищала меня и отстаивала мои права на то в чём мне ходить и как одеваться. Мои грудочки были уже неполного второго размера, но по прежнему соски торчали и выпирали через блузку, если я ходила без бюзгалтера. По совету мамы я стала подбревать волосы на лобке и у меня всегда был аккуратный треугольничек, но уже тёмных волосиков. Отец часто обращал на мою наготу внимание и я стала замечать, что член у него не всегда висел. Иногда он сильно выпирал из плавок, а когда отец садился на банкетку или наклонялся, чтобы что то поднять, бывало и выскакивал наружу. Я хихикала и закрыв рот рукой, чтобы это было не так заметно, уходила в другую комнату. Мама смеялась над ним и говорила:
- Смотри, а то потеряешь где нибудь свой агрегат.
Отец сердился на неё и ворчал:
- Говори потише, а то Маринка услышит.
- Ну и пусть слушает. У неё вся жизнь впереди. Должна же она чему то научиться дома.-и снова смеялась.
Несколько раз я случайно заметила, как мама толи щипнула отца в районе его члена, толи сильно прижала, что он даже отскочил в сторону и рассердился на неё.
- Больно ведь. Чай тебе не железный.-и ушёл в другую комнату.
Я тогда не знала, что яички, это самое больное место. Позже мне это пригодилось, когда на улице ко мне стал приставать один ненормальный, доставая из штанов свою калбасу. Я ему так врезала по яйцам ладошкой, что он заскулил, как щенок, а я поспешила скрыться во дворе. У меня долго было какое то непонятное ощущение от прикосновения к его члену и яйцам, хоть оно и было то всего секундным. Мои пальцы чувствовали его нежную кожу и спустя пару дней мне уже было его жалко. Я ведь могла тогда просто как бы случайно походя мимо, коснуться и просто провести рукой по его хозяйству, как бы поглаживая. Мне потом объяснили, что есть такие люди-эксгибиционисты, которые показывают свои интимные места прохожим и от этого ловят кайф.
После этого случая, я стала присматриваться к встречным парням. Мне хотелось снова встретить парня экгибициониста и держа его на растоянии посмотреть на его и что у него болтается, но просто зря потратила время.
Я уже училась в девятом классе, а на дворе стояла зима и снегу навалило целые сугробы. Родители ушли в баню, а я сидела на кухне и пила чай и смотрела в окно. Вдруг дверь в бане открылась и отец выскочил, весь красный и от него шёл пар. Он пал в длижайший сугроб и перевернувшись пару раз снова зашёл в баню. Он был как всегда голый и его член болтался из стороны в сторону. Я смотрела на него и вспоминала того паарня. Вскоре мама и папа вышли из бани и шли по дорожке домой. На них были накинуты махровые полотенца, которые чуть чуть прикрывали …Я встала и пошла мыться. Пожелав им «С лёгким паром». Проходя мимо, я нечаянно махнув рукой, коснулась торчащего из под полотенца, члена отца и сама испугавшись этого бегом выбежала во двор голышом, не успев накинуть даже полотенце. Мне было так неудобно и стыдно, но ворачиваться я не хотела. После бани, обтеревшись снегом, я раскрасневшаяся вернулась домой и прямиком в свою комнату. Я слышала пожелания родителей и поблагодарила их. Весь вечер мне было стыдно выходить. Но ничего не происходило и никто мне не сделал ни единого замечания.
- Пойдём пить чай.-позвал меня отец.
Затем зашла мама и тоже поинтересовалась:
- Ты случайно не угорела в бане.
- Не –ответила я и поднявшись, накинув на себя халат, пошла на кухню.
Отец уже сидел и в руке у него была его большая кружка, из которой шёл пар. Я села рядом и взяла свою кружку, в которой уже был налит чай и сделала небольшой глоток. Когда отец встал и пошёл из кухни в зал, чтобы смотреть телик, я случайно увидела часть оголённой головки его члена, немного торчащего из одной штанины трусов и тут же быстро отвернулась. Мама и папа мой взгляд конечно не уловили, но мне стало интересно за ними подглядывать и очень хотелось разглядеть их голыми. За девять лет, как мы перестали мыться вместе, они здорово изменились. Я тоже за это время стала на многие вещи смотреть по своему и теперь не знала как поступить.
Идея пришла сама по себе ниоткуда. Папа и мама всегда обедали дома так как работали рядом и я решила пропустить пару уроков. Спрятав свою одежду и закрыв двери на ключ, я залезла под кровать в их комнате. Под кроватью было довольно темно и неудобно, но охота есть охота. Через висевшее на стене зеркало было видно часть кровати и комнаты. Вскоре я услышала как скрипнула входная дверь и папа с мамой вошли в дом. Через несколько минут они уже совсем голые зашли в свою комнату. Я не слушала их разговор, а старалась не пропустить ни одноу мелочи и всё рассмотреть. От такого напряга я заметила, что перестала дышать.
Пройдя мимо зеркала, мама легла на кровать и широко раздвинула ноги. Следом за ней к кровати подошёл папа и я впервые увидела его торчащий член. Оголённая головка члена немного блестела от напряжения и чуть лине упиралась в пупок. Внизу болтались те самые яйца, по которым я когда то шлёпнула парня. Я впервые только от одного взгляда испытала такой кайф, что чуть не выдала себя. Отец подошёл к маме и опустив голову между ног стал целовать её прямо туда. Я хоть и не видела это, но догадалась по отражению в зеркале. Мама стонала и извивалась. Кровать скрипела и ходила ходуном от маминых ёрзаний. Я подумала тогда: «Вдруг кровать упадёт и придавит меня к полу». Даже страшно стало. Тут папа поднял голову и я увидела, что лицо его было всё мокрое и блеслело в отражении дневного света. Он встал коленями на край кровати и стал заталкивать свой торчащий член в маму.
- Ну сейчас он разорвёт маму.- подумала я.
Но мама только стонала и двигалась ему навстречу. Вскоре эти движения стали проходить в какомто ритме и я услышала шлепки, которые позже сменились на хлюпанье. Кровать стала скрипеть ещё сильнее и я видела в отражении зеркала, как отец поднимает свою задницу вверх и опускает вниз. Эти движения с каждым разом всё становились быстрее и быстрее и вскоре я услышала сильный стон мамы. Отец тоже замер и скрип перестал. Они лежали так друг на друге несколько минут и потом папа встал и слез на пол. Его член был весь мокрый и висел головкой вниз. Следом встала мама. По её бёдрам текли тонкие струйки какой то жидкости, а вся промежность так же блестела и была мокрая. Я от всего этого уже кончила второй раз и мои плавки тоже были мокрыми.
Папа и мама вышли из комнаты и я услышала журчание воды из крана. Затем раздались звуки из кухни и шум закипающего чайника.
- Успели. – сказала мама.
- Даже быстрее чем вчера.- добавил отец.
Они смеялись и обедали, а я лежала под их кроватью и не шевелилась. Я боялась, что они меня найдут и тут не знаю, что будет. Через несколько минут мама зашла в комнату и поправила постель, аккуратно её заправив. Скрипнула дверь и щёлкнула замочная скважина. Теперь я могла вылезать из своего укрытия. Почистив одежду от пыли и сменив плавки, я тоже вымылась и пошла в школу. После этого в голову совсем ничего не лезло, а в глазах мелькали болтающиеся яйца и торчащий член.
Через пару дней я пришла в себя и решила снова повторить и снова испытала такой кайф, что даже не пошла в школу. Постепенно это стало постоянным моим развлечением. Я доставала липовые справки и заранее отпрашивалась куда нибудь, а сама пряталась под кровать и наблюдала за родителями. Мне уже было семнадцать и я знала о сексе почти всё, только сама не пробовала, но это было неважно. Просто мне было очень хорошо и я всегда испытывала такое наслаждение, когда мои родители занимались во время обеда сексом. Всё бы ничего, но однажды меня заметила мама. Вечером у нас был серьёзный разговор, но это уже другая история…

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 06 мар 2017 09:49

Вплавь по реке.

Хочется рассказать один интересный случай, который произошёл со мной совсем не так давно. Просто всё времени не хватало, помогала сестре – у меня появился племянник. Ну сейчас не об этом.
Это произошло в самом начале июня, я как раз была у сестры, и мне нужно было возвращаться домой. Сестра меня уговаривала остаться, но я была против, так как ещё были кое-какие дела дома. Ехать на маршрутке было, всего минут двадцать, но сидеть в душной консервной банке, мне не хотелось и я, вывернув из-за угла, просто решила прогуляться пешком. Одета я была как обычно, легко, по летнему, юбочка и блузка и всё, но это не так важно, главное чтоб было идти удобно. А на ногах у меня как раз были лёгкие босоножки без каблуков.
Сестра жила в съёмной квартире со своим мужем в Металлургическом районе и чтоб не делать пересадку, я решила три квартала просто прогуляться по улице. Я не шла, а просто порхала, вертя головой по сторонам и радуясь летнему теплу, а вернее уже вечерней прохладце после жаркого дня. Мимо проносились машины и некоторые сигналили и предлагали то прокатиться, а то подвезти. Я весело благодарила и шла дальше с весёлым настроением и улыбкой на лице. Когда я подошла к шоссе Металлургов, то нос к носу столкнулась с Веруськой.
- Привет – весело сказала она.
- Привет. Привет – давно не виделись. – ответила я.
- Гуляешь – спросила Вера.
- От сестры возвращаюсь, с племянником водилась – ответила я с чувством гордости.
- А своего то не собираешься ещё заводить – спросила Вера.
- Пока нет, да и не от кого – ответила я, и улыбнувшись спросила.
- А ты откуда?
- Да вот сессию сдаю, собралась к подруге кое-что не понятно – ответила она.
- Если по пути, то пойдём вместе – предложила я.
Нам действительно, оказалось, по пути и предполагаемые три квартала до остановки превратились в четыре. Мы шли и весело болтали и оказались в частном секторе возле красивого дома. Что-то типа небольшого коттеджа. Вера подошла и толкнула дверь. Калитка открылась.
- Пошли, чего стоишь – сказала она мне.
Мы вошли и в это время нам на встречу уже шла Вика, та самая Вика с дня рождения Веры. Я видела то её всего раза два или три и то так мельком. Год назад она жила в двушке с родителями в городе.
- Привет! Это что ваш дом – спросила я.
- Привет! Да, мы обменяли его на нашу старую квартиру – ответила Вика.
- Проходите, я одна – сказала она и пригласила нас в дом.
Мы посидели и немного поболтали. Вернее Вика нам рассказала как хорошо в этом доме и река рядом и ей тут всё в общем нравится. Потом она подала Вере несколько листов исписанной бумаги и стала что то объяснять. Я тем временем прошлась по комнате и выглянула в каждое окно. Потом подошла к девчонкам и спросила.
- А река в той стороне? - и показала на окно.
- Да, две минуты и мы там. Купаться не хотите – спросила Вика.
- Я не против, а ты – спросила Вера, обратившись ко мне.
Я пожала плечами, так как не знала, есть там люди или нет и если там много народу, то на мне не то, что не было купальника, но даже и нижнего белья.
- Ах да, я забыла. Ну ничего, на берегу посидишь – сама же себе и объяснила Вера.
- Ну, тогда пошли. Я сегодня уже дважды купалась – весело сказала Вика.
- Ага – поддакнула Вера, и мы все втроём вышли из калитки и направились в сторону реки. Минуты через три мы уже были на берегу. Народу было не очень то и много – можно сказать, что совсем мало – одна ребятня булькалась на мелководье. Это был конечно не пляж – что то напоминало берег возле моего дома. Узкая полоса песчаной отмели и обрывистый берег высотой метра три, по склону которого в нескольких местах были сколочены лестницы из толстых досок. Для удобства, наверное, подумала я и вслед за подругами стала спускаться вниз. Мы отошли немного в сторону. Рядом метрах в тридцати вообще никого не было и я не удержалась, глядя на Веру и Вику, как они плещутся в воде, тоже подошла к самой воде и зайдя по колено, осмотревшись быстро стянула юбку и села в воду. Потом так же быстро стянула блузку и попросила Веру положить мои вещи радом с ихними. Вера сделала это с радостью, а Вика удивилась, что я решилась на такой отчаянный шаг и захлопала в ладоши.
- Я не ожидала – сказала она в мой адрес.
Я пожала плечами и улыбнулась. Мы стали плескаться и плавать. Вода была очень тёплая, прогрелась за день очень хорошо, да и в заводи течения почти не ощущалось. Вскоре накупавшись, Вера вылезла первая и стала вытираться полотенцем, которое из дома захватила Вика. Мы с Викой ещё поплавали минут десять и уже собрались выходить, как рядом метрах в десяти от нас пришли купаться двое мужчин и две женщины лет около сорока, а с ними было трое ребятишек от пяти до десяти лет и все мальчики. Мы даже не сговаривались и переглянулись с Викой практически одновременно.
- Что делать – спросила она.
- Я не знаю – ответила я.
Выходить и своим видом нарушить семейную идиллию двух пар. Которые после рабочего дня пришли сюда отдохнуть – мне не хотелось, да и скандалить и выслушивать нелестные отзывы в свой адрес мне тоже ни к чему. К нам подошла Вера.
- Ну что делать – спросила она, держа мою блузку и юбку в руках.
- Мы не знаем, чуть ли не в голос ответили мы с Викой.
- Может подождать – спросила я у девчонок.
- Не, я не могу. У меня ещё куча дел и завтра экзамен – сказала Вера.
- У меня тоже экзамен – добавила Вика.
- Ну, вы тогда идите и учите, а потом придёте за мной – предложила я.
- А это куда положить – спросила Вера, тряся моей одеждой.
- Возьмите с собой, а то её сопрут, и я выйти не смогу – объяснила я.
- Ну смотри, тебе виднее – ответила Вера и протянув руку Вике, вытянула её из воды. Я немного отплыла и села в воду. Мне было как раз до плеч и ничего не было видно. Вера положила мои вещи в пакет и туда же положила и полотенце. Вика уже оделась и они собрались уходить, как вдруг Вера обернулась ко мне и сказала.
- Смотри, домой не уплыви, а то мы тебя знаем.
Они весело улыбнулись посмотрев в мою сторону.
- Мне не доплыть, далеко очень – ответила я.
- А если близко было бы, то поплыла – вдруг спросила Вика.
- Конечно, я люблю плавать. – объяснила я.
- У меня есть надувной круг, если что могу одолжить – сказала Вика.
Наступила тишина. Вера и Вика переглянулись. Они сами не ожидали, что разговор повернётся в эту сторону, и ждали моего ответа, хотя по их лицам было видно их удивление и испуг одновременно. Я же сидя в воде была в полном недоумении и не могла решить. Это был шанс и новое испытание для меня, но было семь часов вечера и ещё пригревало солнце. На берегах реки до самого дома было полно опасности и незнакомых, а может и знакомых мне людей, от которых я не знала, чего можно было ожидать. Всё это придавало моему предстоящему путешествию голышом на надувном круге большой интерес и не только. Это было бы действительно необычное приключение.
- Я согласна, несите круг – вдруг выкрикнула я.
Вера и Вика замерли от удивления и не могли сдвинуться с места. Они были в шоке.
- Ну что, долго мне вас ждать – снова выкрикнула я.
- А, сейчас. – растерянным голосом проговорила Вика и побежала в сторону дома. Вера вообще как окаменелая стояла и смотрела то на меня, то на развлекающиеся и смеющиеся семейные пары чуть поодаль от нас. Они конечно не поняли, в чём дело и о чём идёт речь и поэтому даже не обращали на нас внимания.
Вика вернулась минут через десять. В руках у неё был большой, в диаметре около семидесяти сантиметров, зелёный надувной круг с отверстием внутри.
- Вот – сказала она запыхавшимся голосом.
- Кидай сюда – крикнула я.
Вика бросила мне круг и я сделав два шага в его сторону, поймала его и надела на себя.
- Ну как, мне идёт – улыбнувшись, спросила я.
- Лучше чем это – ответила Вера и показала мне мои шмотки.
Потом опомнилась и спросила.
- Марин, а это куда?
- Оставь у Вики, потом заберу, когда круг верну – ответила я и поплыла в сторону от берега. Круг был очень удобный, и плыть по течению на нём было одно удовольствие. Отплыв немного, почти на середину русла реки, я обернулась и увидела, как девчонки стоят и смотрят в мою сторону.
- И о чём они сейчас думают – подумала я и махнув им рукой, поплыла по течению. Перед поворотом я ещё раз оглянулась, но ни Вики, ни Веры на берегу уже не было. Река была тихая и спокойная и только в некоторых местах разливалась шире и выглядела очень большой. Течение мне помогало и я почти не чувствовала усталости, только лишь помогла держать направление и чтоб течением меня не вынесло на мель, где действительно на обеих берегах купались и отдыхали люди.
Знали бы только они, что по середине реки на надувном круге плывёт обыкновенная обнажённая девушка, то многие бросились бы мне наперерез, чтоб поглазеть лишний раз или даже по лапать меня в воде руками. А так с мокрыми волосами и ещё внутри круга я вполне могла сойти за парня экстримала, который решил попутешествовать по реке. Я не знала, сколько мне предстоит проплыть, но чем дальше от людей, тем больше я была в безопасности. Пока всё шло просто прекрасно и находясь в воде, я чувствовала лёгкую возбудимость. Кто то на берегу просто махал мне рукой, а один мужичёк на лодке сидел рыбачил возле кустов, крикнул мне.
- Буксир не требуется?
- НЕ…. – ответила, я чтоб не выдавать голосом кто я и проплыла мимо.
Вскоре я проплыла мимо одного, а затем и второго микрорайона. В частном секторе вообще мало кто встречался, и я немного успокоилась. Вечерело и солнце уже скрылось за высотными домами вдалеке от реки. Я однажды уже была в этом районе и примерно поняла, где нахожусь. Но я была здесь зимой и по суше, а по воде только мечтала проплыть и вот мечта идиотки исполнилась – я так ругала себя и тут же сама над собой рассмеялась. Руки немного устали и я старалась помогать себе ногами, а когда уставали ноги, то направлять и помогать себе, плыть куда нужно, я помогала руками. Так метр за метром, от поворота до поворота и уже была за пределами города. Впереди был мой посёлок и там могли купаться мне хорошо знакомые соседи. Желание чтоб они увидели меня у меня не было ни какого. Я даже подумала, когда подплыла к лесу на правом берегу, выйти и дальше до дома идти по суху. Но тут же сама отказалась от этой мысли. Во первых я была босиком, а во вторых если бы кто вдруг меня увидел голышом с надувным спасательным кругом, то я не смогла бы спрятаться даже в самом густом кустарнике. И я решила плыть до своего дома.
Пока я проплывала мимо соседей по посёлку, то слышала приветствия и приглашения причалить к ним, но я всячески игнорировала и дела вид, что ничего не слышу. А когда увидела знакомые кусты ивы и мостки, с которых я постоянно набираю воду для полевки в огороде, я облегчённо вздохнула.
- Вот я и дома. – произнесла я сама себе вслух.
Я практически выползла на берег и села на траву. Ноги подкашивались и не слушались меня от усталости. Немного отдышавшись я стала их растирать и сгибая как могла, разминать. Так минут через десять я уже более или менее смогла идти. Оставалось совсем чуть-чуть – преодолеть огород по узкой тропинке вдоль соседского огорода. Хорошо что их не было и я легко пробежала последние полста метров и оказалась в своём дворе. Мама увидела меня в окно и вышла во двор.
- Это что за явление и откуда круг – спросила она меня.
- Вика дала поплавать – уже полностью успокоившись ответила я не смотря что стою совсем голая.
- А где твои вещи. Ведь ты же у сестры была – спросила мама.
- У Вики остались. Не могла же я с ними плыть – немного слукавив ответила я и улыбнувшись обняла маму.
- Поесть есть что, а то я сильно голодная.
- Вот лиса, пошли – позвала она меня в дом.
- А папка где – спросила я.
- В комнате футбол смотрел – ответила мама.
Я приоткрыла дверь и поприветствовала отца.
- Па, привет.
- Привет, ты что купалась? Спросил он.
- Ага, сейчас иду спать, но думаю, что меня покормят – ответила я.
Я прикрыла дверь, и оставив отца смотреть свой футбол, проследовала на кухню. Быстро поужинав, я рухнула в своей комнате, прям, как и была, голышом на свою кровать и уснула. Столько мне всего тогда на снилось, что я весь день ходила как сама не своя от воспоминаний и особенно от того, что я вчера учудила.
Вот такая история случилась со мной этим летом.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 11 апр 2017 08:23

Голышом по окраинам города.

Заканчивался июнь, конец месяца, квартала и полугодья. Работы было, невпроворот. Иногда заглядывали подруги, чтоб позаниматься перед очередными экзаменами. У них тоже шла сессия, и даже поговорить, не было времени. Всё бегом, да бегом. И вот однажды Вера остановилась вместе с Викой и Таней возле моего столика и так загадочно взглянула на меня.
- Марина, мы хотим отметить окончание сессии и учебного года. Ты как, к нам не присоединишься? – спросила она.
- Я подумаю, а когда – ответила я.
- В эти выходные, а то девчонкам нужно по домам разъезжаться – объяснила Таня и Вика.
Я знала, что Вера, Маша и Олеся живут в деревне и им не хотелось бы торчать в душном городе лишние дни.
- А кто ещё будет – спросила я.
- Ну все наши. Если хочешь, то и свою подругу пригласи – сказала Вера и посмотрела в сторону Иринки.
- Я не знаю, у меня ребёнок маленький – ответила она.
- Да ладно тебе, посидит с ним кто-нибудь два – три часика – сказала Таня.
- Ну ладно, вы пока думайте, а мы побежали. Созвонимся – сказала Вика и они ушли.
Я взглянула на Иринку и спросила её.
- Ну что скажешь?
- Как то неудобно, это ведь твои подруги – ответила она.
- Ну а мы с тобой, что не подруги что ли – вставила я.
- Если хочешь, то я сестру приглашу. Ты ведь её знаешь? – спросила я.
Иринка и Света виделись много раз в библиотеке, когда она приходила ко мне и знали друг друга и я подумала, что с ней Иринке не будет скучно и тут же позвонила сестре.
- Свет, тут у нас с девчонками вечеринка намечается, ты не будешь против если мы с Иринкой тебя пригласим – спросила я.
- А когда, я не против – ответила Света.
- Ну как они сессию сдадут, думаю в эти выходные – сказала я.
- А где собираетесь? - Спросила Света.
- Пока ещё не решили – ответила я.
Так мы уже предварительно обговорили и все были за и даже Иринка согласилась если не надолго. Я пообещала, что как только она захочет уйти, то её никто не будет держать. На другой день рано утром мне звонит Светка.
- Мариш, а что если у меня. Мои уезжают в деревню на выходные и они не против, если только мы будем вести себя тихо, и посторонних никого не будет – сказала она.
- Это кого посторонних – спросила я в недоумении.
- Ну всех твоих подруг они видели на твоём дне рождения и поэтому согласились, но я имела ввиду парней, а то мало ли что – объяснила Света.
- Хорошо, я узнаю у девчонок – пообещала я.
После обеда появились Маша и Вера. Я сразу подошла к ним и сказала, что мы согласны. Вера опустила голову и говорит, что у Вики родители не хотят, чтоб мы устраивали сабантуй. Что соседи всегда жалуются, когда кто-то шумит.
- Ладно, не переживай. Светка согласна чтоб мы у неё дома собрались – радостно сказала я.
- Это твоя сестра! Вот здорово – обрадовалась Вера и Маша тоже повеселела.
Вера тут же стала звонить Тане, Вике и Олесе. Те тоже были очень рады. Я рассказала, какие условия выставила сестра и они с радостью согласились. Можно правда было и на улице на свежем воздухе, но погода была пасмурная и желающих составить компанию одиноким девушкам, сразу бы нашлось много. Это было просто здорово, хотя и добираться было немного далековато.
Дни были длинные, и до ночи никто не собирался засиживаться, а кому было действительно далеко добираться, Света сказала, что места на полу всем хватит. Было решено в субботу с утра привезти все продукты и быстро приготовить всё самое необходимое. Всё распределили, кто что везёт и уже ближе к обеду начали собираться. Звонок не умолкал, но вскоре все собрались и принесли с собой купленные продукты и лёгкое вино. Всего собралось восемь человек. Кто резал салат, кто нарезку. Вика и Света накрывали на стол. Работа кипела и уже через часа полтора стол был накрыт. Смеясь и болтая, обсуждая прошедшие экзамены. Девчонки рассказывали смешные истории. Я и Иринка тоже иногда принимали участие, да и хозяйка – моя сестра тоже не осталась в стороне. Все мы кто то учился раньше, кто учится сейчас – всем есть что было рассказать. Так незаметно за разговорами и трапезой пролетело два часа и мы включили негромко музыку. Вино хоть и было не крепкое, но в голове зашумело и стало гораздо веселее. Кто-то вспомнил, как мы отмечали день рождения Веры и сразу появилась идея во что-нибудь поиграть. Никто конечно сценария не обдумывал, да и играть то особо не во что было, кроме карт. Вначале стали играть на выбывание, а когда все уже поиграли, то кто то предложил игру на желание. Желания были просты и наивны, но всё же было весело. Проигравшие девчонки сердились, если им выпадало что то съесть. Полнеть никто не хотел, но съедал порцию через силу. Тут зазвонил телефон у Иринки и она вышла на кухню. Вернулась минут через пять.
- Что то случилось – спросила я.
- Да нет, просто сказали что малыш уснул и я могу ещё посидеть – ответила Ира.
Потом она оглядела всех и отозвала меня в сторону.
- А это правда, что рассказали Вика и Таня про Верин день рождения – спросила она, как бы нерешительно и стесняясь.
- Да, а что тут такого – просто мы тогда хорошо повеселились – ответила я.
Потом посмотрела на Иру и спросила её:
- Если хочешь, то мы и сейчас можем сыграть на раздевание.
- Нет, не нужно – запротестовала Ира, но я уже была неумолима и потащила её в комнату, где кто то сидел на диване, кто танцевал, а Света и Маша стояли возле окна и смотрели на остова строящихся зданий.
- Скоро у вас тут много домов будет – целый микрорайон – сказала Маша.
- Скорее бы уж, а то грязь надоела. Машинами со стройки по всем дорогам растаскивают – пояснила Света.
А в это время уже освободили край стола и четверо девчонок рассевшись друг против друга, раздавали карты. Света разговор не слышала и спросила
- На что играем?
- На раздевание – ответила я.
- Да вы что, девчонки. С ума сошли – возмутилась Света.
- А вдруг кто придёт и позвонит в дверь – добавила следом.
- Света, ну не сердись, мы тихо и если что, то сразу всё приберём – сказала Таня.
- Ладно Свет, ну пусть девчонки подурачатся – решила я заступиться за них и раскрыла свои карты.
- Если что, что сама пойдёшь открывать двери если кто позвонит – сказала Света в мой адрес.
- Я что, я ничего, могу и двери открыть и могу домой уйти. Как скажешь – ответила я и засмеялась, делая свой ход.
Игра шла своим ходом и скоро две девчонки уже сидели в одном нижнем белье. Света и Иринка играть отказались и я после того как желающих больше не было да и на мне тоже ничего не было, а нужен был ещё один игрок, я подошла и заняла его место.
- А на что ты играть будешь, ведь на тебе же нет ничего – сказала Века.
Маша и Вера сидели и поддакивали ей. А Олеся и Таня уже проигравшись сидели на диване голышом и слушали музыку и как ни в чём не бывало о чём то болтали, не обращая на нас внимания.
- Да на вас самих то почти ничего не осталось – возразила я.
И тут Света и говорит:
- А она если что так домой пойдёт, она сама это сказала. Ира подтвердит.
- Да, я слышала это – сказала Ира, думая, что это просто так, для смеха.
- Да, я говорила это, но я так в шутку – ответила я.
- Что испугалась – сказала сразу Вика.
- Я! Да вы что, когда я боялась, это вон они боятся и показала в сторону где стояла Света.
- Ну что, играем – сказала Вика и добавила.
- Марина, если ты проиграешь, то домой пойдёшь без одной из твоих вещей, а если ещё проиграешь, до уже без двух и так дальше.
- Ты согласна – почти в голос спросили Маша и Вера.
Девчонки сидевшие на диване тоже насторожились, и Ира из кухни вышла со Светой. Всем было интересно как спор разрешится, хотя и никто не спорил. Я посмотрела по сторонам и случайно встретилась взглядом с Иринкой. У неё от удивления так округлились глаза, что это было похоже, что сейчас какое то чудо произойдёт. Мне не хотелось лишать её этого чуда, да и всех тоже. Я и сама уже от всего этого не на шутку завелась и чувствовала, как стул подо мной стал постепенно намокать. Все молча ждали моего ответа. Я ещё раз окинула своих подруг взглядом и улыбнувшись, ответила.
- Я согласна!
Все сразу зашушукались и кое кто даже стал меня отговаривать, говоря, что все просто пошутили. Я тоже понимала, что они шутят, но уже это шутка стала моим желанием сделать это и я продолжила игру. После пятой или шестой партии я проиграла все свои шмотки и они разошлись что кому досталось. Собиравшаяся домой Ира уже вроде и не собиралась. Всем было интересно, что я буду делать сейчас. Время было уже позднее, шёл девятый час вечера. Но на улице было светло, хотя и пасмурно. Вроде даже немного дождик накрапывал.
- Я готова – коротко ответила я.
- А как ты пойдёшь, ведь светло и тебя могут увидеть – спросила Таня и Олеся, которые сидели на диване и не принимали участие в последней игре.
- Ну, думаю, вы мне что-нибудь дадите, чтоб хоть из дома выйти – спросила я.
- Только если что-нибудь – съязвила Вика и подала мне мои вещи.
Все стали одеваться и собираться домой. Кто-то застёгивал бретельки, а кто уже блузку. Только Света и Ира смотрели на всё это удивлёнными глазами и как в шоке ничего не понимали, что здесь происходит, хотя они отлично знали, кто что делает. Я окинула всех взглядом, и мне даже стало как то смешно. Мои подруги спешат натянуть на себя эти шмотки, чтоб их никто не мог увидеть, как они выглядят без них – когда совсем голые. И тут я встретилась взглядом с сестрой и перевела на Иринку. Это был совсем другой взгляд на всё то, что здесь происходило и происходит – вполне уравновешенный и осознанный.
- Девчонки, а кто поможет Свете всё прибрать за нами – спросила я у всех.
Движения медленно прекратились, и стало даже как то тихо.
- Мы не можем, - сказала за себя и за Машу Олеся, - у нас рано утром автобус.
- Я тоже не могу, родители с ума сойдут, если я домой не вернусь – ответила Вика.
- Я могу – коротко сказала Таня.
- И я – согласилась Вера.
- Я бы тоже осталась, но у меня ребёнок – сказала Ира.
- Да мы и втроём всё сделаем, - уже более весело ответила Света.
Все снова зашуршали одеждой и вскоре были готовы на выход. Мы, стараясь не создавать много шума, вышли из квартиры и спустились вниз. Пройдя вдоль дома, мы свернули в сторону пустыря, оставив справа корпуса строящихся многоэтажек и направились в сторону озера. Перейдя через дорогу, мы обошли зелёную полосу кустарника и деревьев и уже за ней я сказала.
- Дальше меня можно не провожать.
Всю меня охватил озноб, и немного потряхивало, но я стиснула зубы, чтоб не выдать свой страх или возбуждение. Все остановились и я окинув всех беглым взглядом, сказала.
- Ну что, будем прощаться.
Света и Иринка смотрели на меня непонимающе. Они всё ещё думали, что это очередной мой завих и я ещё немного подурачусь и все вновь вернутся обратно. Но я не хотела оказаться трусихой и просить чтоб меня простили и вернули одежду. Я сняла всё и протянула Свете.
- Я потом заберу – сказала я
Хорошо, что Света мне дала свои кроссовки, а то на каблуках я бы и до озера не дошла по пропитанной дождями земле.
- Ну что девчонки. Пока – весело и улыбнувшись, сказала я и пошла в сторону от дома и по направлению видневшихся не так далеко следующих кустов или деревьев. Было пасмурно и наступающая ночь просто давила на землю и мне даже стало как то страшновато. С каждым шагом я уходила всё дальше и дальше и уже возле кустарника я оглянулась и увидела, что девчонки всё ещё стоят и провожают меня взглядами. Я остановилась и помахала рукой. Они увидели и ответили все хором. А когда я скрылась за ивняком, то они все так, как бы кто-то их силой толкал обратно, стали покидать то место, где мы только что стояли все. Кто-то пошёл сразу на остановку, а Света и Вера с Танюшкой отправились домой. Они всё прибрали и долго не могли уснуть, обсуждая и думая обо мне и я наверное это чувствовала.
Дождавшись когда стемнеет посильнее, я преодолела небольшой пустырь вдоль берега и уже скрываясь за камышом и кустами , стала пробираться вдоль дороги в сторону своего дома. Я не знала это место и не была тут ни разу, но это придавало экстрима и взбадривало и возбуждало меня. Единственная проблема была – это не попастись и не заблудиться, а значит, нужно было придерживаться некоторых ориентиров, как нас учили на тренировках по ориентированию ещё в школе и быть осторожной. Справа была слышна музыка. Возможно, кто-то из-за погоды веселился на даче. Накрапывал дождик, и я уверенно шла вперёд. Глаза уже привыкли постепенно к темноте, и постоянно оборачиваясь назад, чтоб заранее увидеть, если кто-то появится со стороны дач или вдруг проедет поезд и успеть спрятаться, я шла некоторое время прямо по железной дороге. Слева просматривалось озеро, и оно было очень большое – несколько километров и больше часа я видела его отблески.
Впереди показались огоньки и я свернув с дороги, упала прямо в траву, так как рядом не было ни кустов, ни чего другого чтоб можно было укрыться. Мимо проследовал товарный поезд и скрылась в районе дач. Я снова встала и пошла дальше. Ещё немного пройдя, я увидела развилку железной дороги и замешкалась. Я была в растерянности и не знала – идти прямо или повернуть налево. Но что-то мне подсказывало, чтоб я не сворачивала, и я пошла прямо, обойдя развилку стороной. Вскоре показались медленно двигающиеся огоньки, и их было много. Я поняла, что это была трасса, через которую мне нужно было перейти. Железная дорога осталась справа. Подобравшись как можно ближе, я спряталась за каким то небольшим бугорком и отмахиваясь ветками от комаров, стала следить за дорогой и проходящими машинами. Их хоть и было не так много, но они двигались не небольшом расстоянии друг от друга и проскочить незамеченной между ними было просто невозможно. Чтоб не терять время и на переход через дорогу у меня было всего несколько секунд, я решила подойти как можно ближе и выжидать. Ждать пришлось почти полчаса. Часов у меня не было и поэтому точно сказать не могу. Как только прошла очередная машина, а до следующей было около трёх сот метров, а то и больше, я выскочила из за укрытия, и бросилась через дорогу и в считанные секунды уже лежала в кювете на другой стороне. Я даже забыла, что на мне ничего нет, и я совсем голая, но я уже свыклась с этим и у меня теперь была одна цель – добраться до дома.
Переведя дыхание и пролежав так несколько минут, я отползла чуть подальше и уже возле кустарника встала так неуверенно и пошла прочь от трассы. Перейдя через поле, я вновь очутилась на опушке небольшого леса. Идти вдоль него было самым безопасным местом, и я даже прибавила шагу. Лес быстро кончился, и я снова шла по полю. Так пробираясь от лесочка к лесочку, я вскоре увидела немногочисленные огоньки уличных фонарей. Я остановилась на мгновение и стала вспоминать карту, которую просматривала у Светки, перед тем как идти. Всё правильно. Это первая деревушка которая и должна оказаться слева от меня. За ней мне нужно поворачивать левее и искать вторую уже более большую деревню, а там и завод будет виден. Уже начинало светать и я поспешила преодолеть открытое пространство. Впереди показался берёзовый лесок, где я и решила немного отдохнуть и обдумать как действовать днём. Я так далеко голышом в дневное время ещё не забиралась, хотя по лесу это заметить трудно. Но в лесу проще. Там есть где укрыться и вовремя спрятаться. Здесь же на поле с небольшими перелесками сделать это было очень трудно. Комары не давали спокойно отдохнуть и я встав решила бегом пробежать до следующего лесочка. Когда преодолев небольшой участок и обогнув лесок, я снова увидела ветку железной дороги и немного опешила.
- Откуда она тут взялась? – задавала я себе вопрос.
Потом ещё долго размышляла и пришла к выводу, что возможно она ведёт на завод и собравшись с духом, пока никого не было, быстро перебежала на другую сторону. Впереди был небольшой лесок и огромное поле. Я нашла на опушке очень ветвистую берёзу и поднялась на метр от земли, чтоб осмотреться. Вот она та деревня и она справа. Значит, я иду правильно и даже обрадовалась в душе.
Было раннее воскресное утро и многие ещё спали, и нежились в своих кроватях, и поэтому у меня было ещё время, чтоб преодолеть этот опасный участок. Я бежала сломя голову, а ноги проваливались в размякшую после дождей почву. Несколько раз я поскальзывалась и падала и уже в конце пути мои ноги, живот и грудь были вывожены в земле. Ничего, отмоюсь – с сарказмом и иронией сказала я себе. Отдышавшись в леске возле дороги, я снова немного испугалась. Такую рань по ней ездили уже машины, и даже автобус пронёсся мимо.
- Что это за дорога и куда она ведёт – думала я.
Я не знала, что делать и куда это я забрела, и мои мысли в это время прервал шум взлетающего самолёта. Это было справа от меня и довольно далеко – несколько километров, но я поняла, что я нахожусь между городом и аэропортом и немного успокоилась. Я даже из своего дома иногда вижу как самолёты заходят на посадку или набирают высоту после взлёта.
Подобравшись к самой дороге, я спряталась между деревьев и стала ждать. Движение было не так велико, но в светлое время было хорошо видно, и я не знала что делать. Просидела я около час и так и не могла выбрать удобного момента.
- Если я так буду сидеть – то могу просидеть весь день – сказала я себе.
Подождав ещё немного, пока поток легковых машин немного схлынет, а вдалеке показался автобус, а сорвалась с места и выскочив из за дерева как дикая косуля в несколько прыжков перескочила через дорогу и скрылась среди деревьев. Ждать я не стала, что кто то остановится и решит посмотреть, что это было, а бросилась через поле бежать дальше в лес. Как только я очутилась на опушке, я оглянулась, чтоб убедиться, что за мной никто не гонится и рухнула прямо в траву. Она была мокрая от росы и холодная, но я даже не почувствовала этого. Впервые за столько пути я почувствовала что, что-то со мной происходит. Внизу живота свербит, и ломит.
Никому не нужно объяснять что это. В таком состоянии я могу сделать много необдуманных поступков и сама не пойму как во что-нибудь вляпаюсь. Да я и так уже вляпалась. Завтра на работу, а я непонятно где и голая сижу в траве и возбуждаю себя мокрыми от росы и грязными пальцами. Кому сказать это – ни за что не поверят – думала я и продолжала себя ласкать. Оргазм не заставил ждать долго и накрыл меня с головой. Я рухнула навзничь в траву и тяжело дышала. Между ягодиц и ног было мокро. Всё моё тело содрогалось в конвульсиях, и я не то чтобы вздрагивала – просто всхлипывала. Минут через десять я начала успокаиваться и в первую очередь почувствовала это моя спина – я лежала на траве и она колола мне под лопаткой. Я встала и отряхнувшись пошла вдоль леса в сторону предполагаемого дома. Опушка была конечно не ровной и я постоянно меняла направление и когда лес закончился, я перешла в следующий а потом ещё в следующий и поняла что вроде бы заблудилась немного. Пройдя немного вперёд, я увидела небольшую речушку и найдя удобное и неглубокое место, сняла кроссовки и перешла её в брод. Вода была хоть и прохладной, но я даже смогла немного отмыться и уже на другом берегу стала делать что-то подобии зарядки, чтоб согреться. Дальше я не знала куда идти и шла наобум – куда выведет интуиция. Я понимала, что если я буду прижиматься всё левее, то увижу территорию завода и смогу с ориентировать. Но впереди показалось открытое пространство, и я снова увидела перед собой, как взлетал самолёт. Я пошла не в ту сторону – поняла я и повернула влево. Впереди было огромное открытое пространство, а там снова лес слева и лес справа. Я растерялась и решила, что пойду прямо, и не буду никуда сворачивать. Дальше своей реки всё равно никуда не уйду, а уж её то, я не с чем не перепутаю.
Дальше я шла больше часа или даже ещё больше, не обращая внимания на дорогу и то что слева от меня было и то что справа. Приходилось много раз пережидать случайные машины на просёлочных дорогах и выжидать, чтоб преодолеть очередное поле. Теперь я уже не обходила лес – а шла через них напролом, и это замедляло моё движение.
Светка же стерва такая, не стала ничего придумывать и выгораживать меня перед моими родителями. Они всё равно были дома, и незамеченной мне было бы не войти в дом и даже во двор. Она позвонила и сказала им, что я решила якобы для себя установить новый рекорд в преодолении в голом виде неопределённого пространства. И что я могу появиться дома в любой момент. Мои родители, а в частности мама ничего не поняла из сумбурного объяснения Светки и разволновавшись стала выпытывать что у нас произошло. Трубку тогда взял отец и сам расспросил Светку. А когда положил трубку, то в трёх словах объяснил моей маме что я иду от Светки домой совершенно голая. До самого вечера родители не находили места в ожидании меня, когда я появлюсь дома.
Я в это время уже преодолев все мелкие лесочки, зашла в сосновый бор, по которому я уже много раз гуляла и знала почти всё. Через несколько километров и показалась река Миасс. Теперь мне оставалось в узком месте перебраться на другой берег и уже вдоль берега добраться до дома. Время летело незаметно, и уже было далеко за полдень. До дома оставалось всего несколько километров и при нормальной ходьбе это не больше часа. Ноя уже вся выбилась из сил и еле передвигала ноги. Делая частые перерывы и отдыхая по пять-десять минут, я медленно приближалась к дому. Реку удалось преодолеть беспрепятственно и хотя я замёрзла, но хоть смыла большую грязь и немного взбодрилась. Последние несколько сот метров я уже шла на автопилоте. Помню, как вошла через калитку в огород и прошла на полусогнутых чтоб сосед не увидел во двор. Как вошла к себе в летний домик и пала на старенький диван. После этого я услышала, как что-то говорил отец и мама, но я уже засыпала. Я целые сутки тащилась без сна, еды и отдыха совсем голая и по бездорожью и это вымотало меня окончательно. Потом я уже в ужасе вспоминала что как я смогла преодолеть речку и переплыть её – нет чтоб дойти до моста, но там люди и машины и меня могли увидеть десятки , а то и сотни людей.
Рано утром я проснулась от того, что что-то меня укололо или упало на меня. Отец меня любил и всегда заступался, а мама очень сильно перепугалась за меня и хотя она не возмущалась что я нудистка, на этот раз она нарвала крапивы и несколько раз мне досталось по голой заднице в профилактических целях. Я понимала их расстройство и обиделась на сестру, что она так всё представила и поэтому даже не попыталась закрываться. Потом мама села рядом на диван со мной и стала читать мне нотации. Её остановил отец, когда вышел из дома и сказал что пора, а то автобус уйдёт и они ушли. Я еле-еле встала и как разбитое корыто стала приводить себя в порядок. До работы я добралась только ближе к обеду. Хорошо что меня никто не искал и объяснять никому кроме Иринки ничего не пришлось. Она с интересом выслушала мои приключения сюда передо мной с открытым ртом и даже посочувствовала моим родителям, а не мне, хотя я ей и показала свою попу всю в волдырях.

Аватара пользователя

sergei0083

Аспирант
Аспирант
Сообщения: 2105
Откуда: Из за Урала
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 55 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 28 апр 2017 08:28

Отпуск на море.

Приближался мой долгожданный отпуск. За два года работы без отдыха я сильно вымотался и мне хотелось куда нибудь исчезнуть на месяц, чтобы меня никто не смог найти. Никому не сказав, я собрал свои небольшие пожитки первой необходимости и купив провизии, сел в электричку и отправился к морю. Я вылез на небольшом полустанке, не дожидаясь когда электричка подойдёт к самому морю и вся толпа вывалит на его заполненные пляжи.
С полустанка виднелось вдалеке море и повесив свой рюкзак себе на плечи и подхватив сумку, я побрёл настречу своей судьбе. Что меня ждало впереди, я тогда не знал и даже не предполагал.
Подойдя часа через полтора к высокому, скальному берегу моря, я заметил между камней узкую тропинку. Я стал медленно спускаться и вот я уже стою на прибрежной отмели. Волны шумят и налетают на берег, вынося новые частицы песка и морской гальки со своего дна и забирая старые обратно. Положив возле камней свою поклажу, я, уставший от долгово перехода и изнуряющей жары, скинул с себя одежду и плюхнулся в море. Освежившись и поплавав недалеко от берега, я вышел на узкую полоску пляжа и сняв плавки, отжал их и положил сушиться на голые камни. Кругом не было ни души и только узкая полозка берега пролегала метров на сто вправо и пятьдесят влево от меня. По её краям скалы врезались прямо в море и я был практически отрезан от внешнего мира. Мне некого было стесняться и я прямо голышом стал обустраивать на небольшой площадке среди скальных нагромождений своё место отдыха и будущего ночьлега. Всё шло просто здорово. Перекусив и немного отлежавшись в искуственно созданной тени, я снова спустился к морю и уже не одевая плавки пошёл купаться. Я не думал о работе и выбросил из головы все свои планы и мысли. Наслаждаясь полной свободой, я не заметил, как стало вечереть и я после такой дороги, немного изморённый жарой, лёг спать.
Рано утром меня разбудили крики чаек и плеск волн о прибрежные скалы. От моего узкого пляжа осталась очень узкая полоска, а местами и вообще волны бились о скалы, которые были от воды в десяти метрах. Начинался прилив. Я знал, что это происходит довольно часто и что после прилива наступает отлив, но я не знал, как высоко поднимается вода и не прийдётся ли мне покидать уже обустроенное место отдыха. Приливы в это время года были незначителны и вода ещё поднялась на метр и потом стала медленно отходить обратно в море. Я спокойно взохнул и после бессонной ночи лёг отдохнуть. Третий день на море для меня был немного беспокойный и сон свалил меня очень быстро.
Я проснулся от того, что меня кто то толкает в бок и открыв глаза ошалел от увиденного. Передо мной стояли две девушки, лет двадцати пяти с длинными светлыми волосами и красивыми формами тела. Я не сразу сообразил, что я совершенно голый. Я никогда не видел такой красоты и просто обомлел от неожиданности.
-Ты чего вывучил свои зенки на нас?
-Это наше место и мы всегда здесь отдыхаем. Сказала одна из девушек, которую звали Марина.
-Давай собирай свои вещи и уматывай отсюда.-добавила вторая незнакомка и чтобы поторопить меня подтолкнула меня босой ногой.
Её прикасание вызвало у меня возбуждение и мне не хотелось покидать этот укромный уголок.
-А если я не уйду, то что тогда будет? –спросил я у них.
-Да ничего. Только как бы потом пожалеть не пришлось.-ответили они почти в голос. Окинум меня взглядом и моего торчащего дружка, они развернулись и стали спускаться вниз к морю. Я видел как играют при каждом из шаге ягодицы девушек и нежно повиливают их попки и бёдра. Всё это так меня заворожило, что немного подумав, я решил остаться и просто наблюдать за такой красотой. Первым прставать к ним в мои планы не входило. Я купался немного вдалеке и не прекращал следить за этими созданиями. «Почему так несправедливо всё в жизни»-подумал я тогда. «Такая красота и нежность совсем рядом и стоит только протянуть руку, как можно ощутить эту сказочную нежность и хрупкость своими руками» -сидел я на камнях и рассуждал сам с собой гляда на девушек.
Они купались и бегали по берегу совершенно голые и дикие и я для ник как бы не существовал вообще. Я даже иногда не мог выйти из укрытия и подойти к морю, мой член стоял как кол и ломило до боли яйца. Вот тебе и отдых. После такого не только невозможно спокойно отдыхать, но и как дальше вообще жить. Уж лучьше бы я не приезжал сюда и тогда бы вообще не узнал об этом. Зато был бы спокоен и полон энергии к работе. Сейчас я даже не мог об этом думать.
Я долго ворочался и не мог уснуть, хотя и девушки куда то ушли и на берегу их уже не было. Я спустился вниз и зашёл в воду, но от мыслей о девушках и о том, что они только что купались на этом месте, мой член снова встал и не вытерпев я схватил его рукой и начал бешено дрочить. Напряг был так велик, что струя спермы вылетела мгновенно и довольно далеко плюхнулась в море, а за ней уже несколько более слабых. От наступившего блаженства я лёг на воду и отдался воле судьбы. Было так легко и свободно и мне даже не хотелось вставать, но отдыхать на воде я не мог и побрёл на своё место. Как уснул, я не помню, потому что мои мысли были постоянно рядом с Мариной и её подругой или сестрой.
Утром я проснулся от того, что кто то ползал по моим рукам и ногам. Открыв глаза, я увидел перед собой своих вчерашних очаровательниц. Они были так же прекрасы и в руках была верёвка. Взглянув на себя, я увидел, что мои руки и ноги связаны и я даже не могу ими пошевелить.
-Мы же тебя предупреждали вчера, что это наше место.-сказала Марина.
-Теперь уже поздно. Ты нарушил наш отдых и мы были должны вернуться домой на ночь. За это ты нам заплатишь.-сказала её спутница Света и окинув меня взглядом ехидно улыбнулась.
Эта игра меня насторожила, но мне было приятно общество двух очень красивых девушек. Я был готов отдать всё, чтобы только находиться рядом с ими и созерцать все ихние игры и забавы и слушать их нежные голоса.
Я был не очень большого роста, всего 158, да и вес желал бы лучшего, чем 56 кг. Они легко меня подхватили и стали спускать вниз к морю. Я непроизвольно касался своими частями лела их нежной кожи и от этого мой член снова встал, но я был связан и не мого ничего сделать, чтбы хоть как то скрыть всё это.
-Ничего себе стручёк.-сказала Марина. Она несла меня сзади и видела, что со мной происходит. Я же в свою очередь следил за виляющей попкой второй спутницы, что и вызвало во мне такую эрекцию. Света обернулась и бросив свой взгляд на мой торчащий член сказала:
-Длинная штука, но только кривая.
От занятия онанизмом мой член был немного изогнут и его головка смотрела направо, а при сильном возбуждении она всегда оголялась. Толи это происходило от сильного возбуждения или действительно мой член был не такой как у всех.
Наконец то мы спустились вниз и меня положили на песок. Было жарко и девчёнки устали и вспотели таскаться со мной по камням. Они тоже легли недалеко от води и набегающие волны обкатывали их. Я лежал на боку и любовался ими. Я не знал, что они будут делать и наслаждался возможностью их так близко разглядывать.
Вскоре они встали и подошли ко мне. С них капала вода и капли падали мне на грудь и живот. Оставив меня в покое, они пошли вдоль берега и стали собирать на берегу корни и водоросли. От палящего солнца они уже были сухими, хоть и недавно здесь был прилив. Сложив всё в кучу, они развели небольшой костёр и как только пламя взялось и водоросли загорели, они встали и пошли ко мне. Сев мне на грудь и повернувшись ко мне спиной, Марина начала меня пощипывать в области паха и мой член моментально встал. Я этого не видел, хотя чувствовал все их щипки, которые становились всё больнее и чаще. Из за этих манипуляций я не заметил, как Света воткнула мне пару уколов в область паха и вскоре ощущения щипков стали затухать.Когда Марина встала, я увидел множество красных точек от щипков, а мой член уже лежал на моей ноге.
После этого Света и Марина стали отрывать какие то железные петли в песке и вскоре все четыре петли были навиду. Меня положили в центр квадрата и стали развязывать мои ноги. Затем привязали каждую ногу к своей петле, разведя их в разные стороны. Такая же участь ждала и мои руки. Я оказался лежащим на песке и мои конечности были растянуты в четыре стороны. Мне трудно было шевелиться и только немного голова приподнималась, чтобы осмотреть, что вокруг меня происходит.
Я думал, что это какая то своеобразная сексуальная игра и они хотят со мной позабавиться, чтобы я не мог им помешать. Закончив с подготовкой, Света подошла ко мне и посмотрев мне в глаза, сказала:
-Мы тебя предупреждали?- я в ответ кивнул головой.
-Тогда прости нас и не обижайся. Мы проголодались и хотим пообедать.
После этих слов они удалились к скалам и принесли оттуда большую сумку. Достав из неё много всего, я увидел среди вещей и шампура. «Наверное будут сейчас шашлыки жарить. Может и меня угостят» Я не ошибся. Они достали разделочную доску, шампура, нож и коробку со специями. После этого они подошли ко мне и положив разделочную доску мне между ног, взяли тонкий шпагат и стали перетягивать мне член и яйца. Я немного заволновался, но даже не мог ничего такого бодумать. Я не почувствовал даже боли и врезавшаяся в член тонкая верёвочка плотно пережала весь мой член и мошёнку. После этого Марина подложила разделочную доску под моё хозяйство, а Света взяла в одну руку нож, а в другую мой член и на моих глазах стала отрезать тонкие пластики и назаживать на шампура. Я попытался закричать, но не мог пошевелить языком. Он у меня онемел и еле еле ворочался во рту. Меня мучила жара и они перед этим давали мне что то выпить. Я сильно испугался, но даже не мог пошевелиться. Верёвки крепко держали меня. С каждым пластиком мой член постепенно уменьшался. Вскоре от него не осталось и следа. После этого Света передала нож Марине, а сама стала прополаскивать насаженные на шампура пластики моего члена в каком то растворе и после этого положила их над костром на подпорки из камней. После этого Марина взяла в руки мои яйца и стала делать тоже самое с ними. Яйца выскакивали и Марина их ловила и отрезала новые кусочки для шашлыка. Закончив с одним яйцом, она принялась за второе. После всего этого у меня осталась небольшая перетянутая шпагатом кишочка от яиц и не более сантиметра обрубок от члена. Кровь слегка капала на песок. Марина встала и взяв два деликатесных шашлычка из яиц, понесла их к костру. Они сидели и о чём то весело разговаривали и поглядывали в мою сторону. По моим щекам текли слёзы и я не мог ничего возразить и даже закричать, чтобы позвать на помощь, хотя знал, что на несколько вёрст кругом нет ни души.
Вскоре шашлыки были готовы и они взяв их в свои нежные и в тоже время хищьные руки, подошли ко мне и стали есть на моих глазах, глотая и пережёвывая кусочик за кусочком. Остатки члена, пожаренного на костре, быстро исчезли в желудках моих мучительниц и они принялись уже есть подрумяненые шашлыки из моих яиц.
Моя жизнь была закончена. Что они сделают со мной дальше, я не знал, но мне теперь уже было всё равно, лишь бы побыстрее и чтобы я не так мучился.
Закончим с моими генеталиями, они достали какой то напиток и налив в кружки выпили его. После этого они подошли ко мне и обойдя меня со всех сторон, посмеялись надо мной и моим отрезанным членом, сказав мне что он был немного недожаренным.
Тут Света сходила к костру и принесла обгоревшую с одной стороны головешку и прижала её в области паха, где до недавнего времени стоял мой красавчик. Я от этого сильно закричал и ударившись головой о камень, открыл глаза.
На моём члене сидела муха и кусала его, а на берегу, выше меня, стояли две красивые девушки и смотрели вдаль моря, показывая куда то руками. Наверное они увидели корабль. Они стали спускаться вниз и прошли мимо, незаметив меня. Как только они скрылись за камнями, я быстро собрал свои вещи и поторопился сменить своё место отдыха. Я ещё долго вспоминал про всё это. Приведится же такое. Остаток отпуска я провёл без приключений и спокойно уехал домой, но до сих пор не перестаю вспоминать весь этот ужас.

Аватара пользователя

md0969

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 08 июл 2017 18:31

sergei0083 писал(а):Источник цитаты Я не скрываю, у меня есть своя страничка на двух сайтах и там все мои рассказы выложены

У меня там ворох рассказов. Один, помню, вызвал шквал писем, я их получил свыше двух тысяч за несколько месяцев. Половина читателей писала мне благодарность, размазывая слёзы по щекам, другая половина оскорбляла меня за концовку рассказа (они ожидали е6лю с плясками, ритуальные танцы, далёкие острова и счастливую жизнь двух геев в Новой Зеландии, наверное).

Аватара пользователя

Игнасио

зав. кафедрой
зав. кафедрой
Сообщения: 16234
Откуда: Санкт- Петербург
Благодарил (а): 2127 раз
Поблагодарили: 477 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 09 июл 2017 00:13

А че там? Съели??
md0969 писал(а):Источник цитаты счастливую жизнь двух геев в Новой Зеландии, наверное).
NON SIBI, SED IMPERIO.
принц

Аватара пользователя

md0969

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 09 июл 2017 00:26

Игнасио, ну там не та концовка, какую читатели хотели, читая романтическую сагу.

Аватара пользователя

Один дома

чёрный пират
чёрный пират
Сообщения: 3961
Благодарил (а): 705 раз
Поблагодарили: 107 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 09 июл 2017 01:29

md0969 писал(а):Источник цитаты Один, помню, вызвал шквал писем, я их получил свыше двух тысяч за несколько месяцев.

Охотно верю.Сам был грешен к писательству в ещё до Соц.Сетевые времена.Гм-м звучит как "В до Потопные времена" наверное.
Я райские травы ногами топтал,
Весь день, пока солнечный диск сиял.
Я райские травы ногами топтал,
Всю ночь, пока звёзд хоровод мерцал.
Но настал мой черёд по земле ступать,
И, рожая меня, застонала мать.
Быстротой мои ноги нынче ветру сродни,
Но по райской траве всё тоскуют они.
Но по райской траве всё тоскуют они.

Аватара пользователя

Один дома

чёрный пират
чёрный пират
Сообщения: 3961
Благодарил (а): 705 раз
Поблагодарили: 107 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 09 июл 2017 01:30

md0969 писал(а):Источник цитаты У меня там ворох рассказов

А "там" это где позвольте полюбопытствовать???
Я райские травы ногами топтал,
Весь день, пока солнечный диск сиял.
Я райские травы ногами топтал,
Всю ночь, пока звёзд хоровод мерцал.
Но настал мой черёд по земле ступать,
И, рожая меня, застонала мать.
Быстротой мои ноги нынче ветру сродни,
Но по райской траве всё тоскуют они.
Но по райской траве всё тоскуют они.

Аватара пользователя

Один дома

чёрный пират
чёрный пират
Сообщения: 3961
Благодарил (а): 705 раз
Поблагодарили: 107 раз

Мои рассказы и приключения.

Сообщение 09 июл 2017 01:33

sergei0083 писал(а):Источник цитаты Остаток отпуска я провёл без приключений и спокойно уехал домой, но до сих пор не перестаю вспоминать весь этот ужас.

Ах-хах-хах!!!
Я райские травы ногами топтал,
Весь день, пока солнечный диск сиял.
Я райские травы ногами топтал,
Всю ночь, пока звёзд хоровод мерцал.
Но настал мой черёд по земле ступать,
И, рожая меня, застонала мать.
Быстротой мои ноги нынче ветру сродни,
Но по райской траве всё тоскуют они.
Но по райской траве всё тоскуют они.


Вернуться в «События и статьи»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость